Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Гватемала >> Чёрные Камни


Забронируй отель в Гватемале по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Чёрные Камни

Гватемала

РЕКА УСУМАСИНТА
Мы пересекаем границу Мексики и Гватемалы, идя вверх по течению реки. После порогов Пьедрас-Неграса, изредка встречающиеся нам по пути стремнины Усумасинты, которые огибает наша лодка, уже не впечатляют. Глаза отдыхают на мутных водных «барашках» и на коричневых спинах крокодилов, греющихся в лучах солнца на берегу… Пограничник долго ищет в своих списках страну «Россия», задерживая гватемальский рейсовый автобус, набитый искателями приключений из разных стран. Наконец, он решает, что мы оплатили въездной сбор при получении визы в посольстве. «Да, да, конечно, так и есть!» — поддерживаем его мы, не кривя душой. Мы грузимся в автобус, плюхаясь на ободранные металлические сидения, и он, скрипя всеми частями своего утомлённого годами эксплуатации на разбитых дорогах своей страны тела, срывается с места в галоп. Через час пути становятся заметным усилия, которые прикладывает водитель, борясь со сном. Его голова безжизненно повисла и подпрыгивает на кочках. На больших выбоинах она возвращается к жизни и начинает либо петь, либо издавать громкие гортанные звуки, отгоняя сон. Слава Богу, вскоре мы сходим на перекрёстке и пересаживаемся в другой гватемальский автобус, втискиваясь со своими рюкзаками между местными рабочими и колхозницами. Наша промежуточная цель — городок Саяхче, раскинувшийся на противоположном берегу реки Пасьон. Между берегами курсируют лодки, перевозя туда-сюда пассажиров. После непродолжительных поисков мы нанимаем лодку и, петляя по протокам, направляемся в отель «Punta de Chimino», расположенный на берегу лагуны Петешбатун рядом с одноимёнными руинами. Он станет нашей базой на пару дней, и из него мы отправимся в два города майя: Дос Пилас и Агуатеку. Вечереет. С воды видно одно из бунгало, огромной террасой смотрящее на озеро и появившуюся уже лунную дорожку на его поверхности. На пристани мы знакомимся с встречающим нас управляющим отеля, Антонио, который ведёт нас вверх, в лобби. Здесь, с довольным, но довольно страшноватым урчанием, носится Асунто, выписывая «восьмёрки» между ног персонала и вокруг меня. Он встаёт на задние лапы, и аккуратно прикусывает меня ссади за самую мягкую часть тела, приветствуя на свой манер в своих владениях. Асунто — двухгодовалый оцелот. Оцелоты не большие хищники, но уже и не домашние котики. Тем забавнее наблюдать его сидящим на коленках, радостно урчащим как трактор и за тем, как он отчаянно, как нашкодивший котёнок, пытается вырваться из рук Антонио, который тащит его за шиворот и со словами: «Иди охотиться в джунгли на крыс, а не на гостей, козёл!», выбрасывает в лес. Рычание недовольного Асунто ещё долго вплеталось в звуки ночи, которые мы слушали, сидя на веранде бунгало.

ДОС ПИЛАС
Позади уже три часа пути по грязному месиву лесной дороги, которая ведёт из деревни на берегу озера Петешбатун к древнему Дос Пиласу. Наша обувь хлюпает от пропитавшей её грязи и воды, ноги распухли от муравьиных укусов, но мы не можем останавливаться из-за туч москитов, которые слетаются полакомиться нашими мокрыми от пота телами. Наши проводники — дети, которых мы взяли в деревне, весело щебечут чуть впереди, сидя на спинах своих лошадок. Для детей сельва не экзотика, это их дом. Я вижу, как ребята наклоняют ветку и срывают плоды — вечером в семье к ужину из кукурузных лепёшек и чёрной фасоли, добавится вкусная пакайя самирия. Сказать, что пакайя похожа по вкусу на какой-то овощ, значит, ничего не сказать. Да и говорить не нужно — нужно попробовать.

 — Ребята, сколько нам ещё до Дос Пиласа? — Кричим мы им в спины.
— Минут пятнадцать. — Это уже третий неизменный ответ.
 В этот раз чувство времени не подводит наших проводников и вскоре нам открывается поляна, где мы, наконец-то, сможем сделать привал. Это Дос Пилас! «Озеро Водяного Дракона» (именно так в древности назывался Дос Пилас) был основан в 629 году н. э. правителем Спрятан-в-Небе-Бог-Кавииль, сыном царя Тикаля по имени «Опаляющая-Сова-Череп II-й», и, за короткое время, превратился в мощное государство в регионе Петешбатун. Под его контролем оказались все торговые речные пути: Пасьон, Усумасинта и Салина. В 672 году правитель Тикаля Зелёный-Череп-Великий напал на Дос Пилас, Кавииль бежал из города и скрывался до 679 года, когда при поддержке царства Каналь (со столицей на месте современного Калакмуля) нанёс Тикалю ответный удар. К началу VIII века Тикаль восстановил свои позиции, а союзник Дос Пиласа, Калакмуль, был повержен. После этого, к середине 700-х годов Дос Пилас утратил своё могущество, и весь регион Петешбатун погрузился на сто лет во тьму бесконечных, кровопролитных «гражданских» воин. Войны велись всеми против всех, и это было просто кровавой мясорубкой. Крестьяне боялись выходить обрабатывать свои поля, а города стали окружать себя крепостными стенами. В Дос Пиласе жители разбирали храмы и дворцы и пускали строительный материал на воздвижение стен вокруг города. Население окрестных деревень укрылось в городах. Но, в конечном итоге, это не спасло жителей Дос Пиласа от поражения, в 761 году город был взят штурмом и разграблен, главный храм комплекса Кинальха разрушен, а на его руинах сожгли несколько человек. Последний правитель Дос Пиласа вынужден был бежать из города. Городом, уничтожившим Дос Пилас, был соседний Тамариндито. Вскоре, сам Тамариндито пал под натиском неизвестного противника. «Озеро Водяного Дракона» просуществовало ещё около 50 лет, а затем было окончательно заброшено. После разрушения Дос Пиласа столица династии была перенесена в Агуатеку… Мы бродим по развалинам древнего города и снимаем стелы и иероглифические лестницы храмов, из последних сил от усталости щёлкая затворами видео- и фотокамер.

Стелы Дос Пиласа прекрасно сохранились. Чёткие грани иероглифического письма поражают — как будто ещё вчера здесь работал писец и свои резцом писал по мягкому камню деяния своих царей. На некоторых стелах ещё сохранились следы чёрной и красной красок. Такое прекрасное состояние стел объясняется тем, что при падении, они оказались лицевой стороной вниз, к земле, и дожди и ветра не повредили надписи и изображения. Монументальные сооружения (храмы и дворцы) всё ещё скрыты от глаз людей дикими джунглями и завалены камнями — только частично очищенные каменные лестницы торчат из земляных холмов, сверкая в лучах солнца своими инкрустированными иероглифами зубами. Мы возвращаемся. Впереди ещё три часа пути до лодки, в которой нас ждёт Антонио, и мы решаем не тратить силы на дорогу в Тамариндито, тем более что, как мы знаем, там можно увидеть только холмы, под которыми скрыты постройки города-завоевателя, грозного некогда, Дос Пиласа. По-видимому, Тамариндито был самым важным городом в регионе до основания «Озера Водяного Дракона» в VII веке. И последователи первого правителя Дос Пиласа, Кавииля, перестав враждовать с Тикалем, направили свои усилия на укрепление влияния на соседние государства, в числе которых было и Тамариндито. Первоначально отношения между соседями складывались достаточно мирно, но в 717 году между ними произошел военный конфликт, в результате которого трон Тамариндито занял ставленник Дос Пиласа, царь Мо-Балам. Он был женат на царевне из Дос Пиласа, а их сын и наследник перенёс столицу царства из Тамариндито в соседний город Арройо-де-Пьедра. Раскопки в Арройо-де-Пьедра показали, что его расцвет приходится как раз на VIII век. Расширение города в это время шло в сторону Дос Пиласа, находящегося всего в трёх километрах.

 В Арройо-де-Пьедра мы и делаем привал, преодолев это расстояние за час пути по грязи размытой дождями лесной тропы. Короткий перекур с фотографированием стел и мы снова на ногах, а наши проводники в сёдлах своих лошадок. Путь обратно, обычно, всегда кажется короче и легче, но не в этот раз. И всё же, мы, наконец, стоим на берегу и машем рукой Антонио, который заехал носом лодки в кусты, и ловит рыбу на удочку, стоя на корме. Спасительная лодка забирает нас с негостеприимного берега, и мы возвращаемся в отель. Вода в озере удивительно чистая и прозрачная. Хочется искупаться и смыть грязь и пыль Дос Пиласа, но мы знаем, что этого делать не стоит, так как, хотя в озере и мало крокодилов, но кто знает, где именно проплывает сейчас одна из этих зубастых рептилий? Поэтому, мы терпим до отеля, где нас ждёт горячий душ. На ужин у нас сегодня суп из гвискиля, овоща, по вкусу напоминающего нечто среднее между луком и огурцом, и жареная, пойманная Антонио рыба, с красным чилийским вином. Мы единственные постояльцы в отеле, и всё внимание Антонио и персонала обращено только на нас. Мы сидим за столом, ужинаем и отдыхаем. Наша отмытая обувь сушится над газовой плитой — иначе в этом влажном климате она до утра не просохнет.

 — Ну, как, завтра пойдём в Агуатеку? — Улыбается Антонио. Он помнит наш измождённый вид на берегу озера, и видел, во что превратилась наша обувь от грязи и воды.
 — А как там дорога? — Робко интересуюсь  я.
 — Сейчас прошли дожди и везде грязно и сыро.
 — А сколько идти от берега до руин? — Задаю я уточняющий вопрос.
 — Минут сорок — час.
 — А есть ли у тебя две пары сапог для нас?
 — Не волнуйтесь — найдём. Какие размеры?
«Спаситель ты наш!» — подумал  я.

АГУАТЕКА
Утро. Антонио, как и обещал вчера, пожертвовал нам две пары сапог. Сам он надел высокие ботинки, и мы отправились на его моторной лодке в Агуатеку. В Гватемале, помимо постоянных археологических и восстановительных работ в Тикале, в этом году активные работы ведутся в Агуатеке и в Яшхе. Через полчаса мы причаливаем к высокому берегу, на котором, сквозь заросли деревьев виднеется тропинка. Агуатека была хорошо укреплённым городом и, кроме окружавших её рядов высоких стен, она располагалась на высоком естественном плато, разрезанным глубокими ущельями. По дну одного из этих ущелий мы и пробираемся в город, следуя мудрому изречению: «умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт». Хотя можно и просто подняться по удобной, широкой деревянной лестнице, идущей почти от пристани на плато, но мы воспользовались ей при спуске на обратном пути. Сегодня мы подготовлены к грязной и скользкой тропе — наши ноги защищают обычные резиновые сапоги, и поэтому мы можем любоваться диковинными растениями, растущими на стенах ущелья и свисающими сверху лианами, а не только выискивать на земле место, куда можно поставить ногу. Солнечные лучи почти не пробиваются ко дну мрачного разлома, и мы можем наблюдать залитую светом панораму озера, только когда тропа выводит нас на естественные площадки для обзора.

Примерно через час пути по ущелью мы, наконец, взбираемся на плато. Древние развалины белеют сквозь листву своими отреставрированными стенами. Ещё пару лет во влажном и тёплом климате, и они покроются зелёным налётом мхов и плесени, а затем и вовсе почернеют от времени. Гватемальские рабочие снуют по городищу, деловито орудуют мастерками и срезают пальмовые листья, укрывая старые стелы и свои временные хижины от дождя. Дождь не заставляет себя ждать, и мы с Антонио прячемся под навесом, присев на поваленную стелу. Сидя на каменной книге (известно, что стелы майя это один из исторических источников, дешифровывая которые, исследователи восстанавливают историю царств майя и их правителей), мы наблюдаем, как крупные капли дождя с силой разбиваются о ступени Дворца, как это было и полторы тысячи лет назад. В конце VIII-го века, после падения Дос Пиласа, Кинич-Павиц (древнее название Агуатеки) стал новой столицей царства Южный Муталь. Цари, бежавшие из «Озера Водяного Дракона» и обосновавшиеся здесь, сделали, как они считали, город практически неприступным. Следующим «священным царем Муталя» был Танте-Кинич, взошедший на трон Агуатеки в 770 году. Последняя столица династии, родившейся в Великом Тикале, просуществовала здесь до 810 года, когда была в спешке покинута своими жителями при внезапном нападении врагов из соседнего города Пунта-де-Чимино. Археологи нашли здесь многочисленные следы разрушений и пожаров. Такеши Иномата, раскопавший город, пришел к выводу, что жители, бежавшие из города в панике, бросили здесь все свои вещи (посуду, керамику, зернотёрки и т.п.), которые теперь позволяют учёным составить представление о быте, укладе жизни и обычаях людей, населявших Агуатеку. Арройо-де-Пьедра и Тамариндито ненадолго пережили этот разгром, и после 830 года были заброшены.

ТИКАЛЬ, ЯШХА И ТОПОШТЕ
Сегодня мы покидаем отель на берегу лагуны озера Петешбатун и оставляем его гостеприимных управляющих. Опять идёт дождь и мы, лавируя на лодке в протоках, закрываемся от прямых попаданий дождя полиэтиленовыми плёнками. Рюкзаки лежат в ногах и упакованы в большие пакеты, которые выдал нам заботливый Антонио, видя нашу неподготовленность. От дыхания плёнка запотела, и почти ничего не видно — только крупные капли дождя, которые хлещут в лицо, а точнее, просто натыкаются на прозрачную преграду. Но, вскоре, дождь прекращается, и мы причаливаем к цивилизации — пристани города Саяхче. Мы планируем доехать до Флореса и передохнуть один день, а завтра взять на прокат авто и отправиться на одну ночь в Тикаль, в который, конечно же, можно возвращаться и возвращаться, но в этот раз не он наша цель, а города майя Яшха и Топоште. А пока мы пьём кофе на берегу реки Пасьон и ждём автобуса до Флореса. Туристический отправляется через полчаса, а рейсовый шатл-бас для гватемальцев — через десять минут. Мы думаем: на чём ехать? С одной стороны — комфорт и потеря времени, с другой — гватемальский автобус со всей его экзотикой и экономией времени. Наши размышления прерывает въезжающий во двор кафе рейсовый микроавтобус и наш старый знакомый — лодочник:

 — Амигос, я договорился с водителем, он может отвезти вас во Флорес одних.
С водителем мы сходимся на 120 кецалях (около15 долларов) и регулярный рейс отменяется легко. — А как же мы?! — Кричат вслед бедные гватемальцы на остановке.
 — Ждите следующего! — Довольно ухмыляется наш водитель и поддаёт газу. От этого мы чувствуем себя немного не в своей тарелке, но капитализм есть капитализм!

Ещё не рассвело. Раннее утро в Тикале не задалось — опять прошёл дождь и мы пробираемся по влажным тропинкам в надежде увидеть прячущихся под листьями деревьев ночных животных. Безрезультатно. К полудню, пройдя через весь Тикаль, мы карабкаемся на вершину Храма IV, самого высокого в Тикале и единственного, открытого на тот момент для посещения. В отличие от I-го и III-го, доступ на которые закрыт всегда, II-й Храм закрыли для посещения недавно, в связи с очередным несчастным случаем — неудачным падением какого-то туриста с вершины лестницы. V-й Храм хотя и отреставрирован, но деревянная лестница, ведущая на его вершину, была также закрыта. С вершины Храма IV открывается потрясающая картина хмурого города. Внизу ветер гоняет клочья тумана и треплет его о верхушки деревьев, то показывая нам, то скрывая вершины других храмов. Когда туман прячет здания, кажется, что внизу только джунгли и ничего более, но вот опять порыв ветра и перед нами, из ниоткуда выплывают величественные сооружения города. Мы наблюдаем эту картину вновь и вновь и не перестаём ей восхищаться.

 В своей истории Тикаль переживал взлёты и падения. Древние следы поселений, обнаруженные в городе, относятся к доклассическому периоду (до 300 г.н.э.). В V-ом веке до н.э. население Тикаля составляло около 700 человек. В 400 — 500 годах н.э., Тикаль стал самым важным политическим центром Южных низменностей, и его власть признавалась вплоть до Копана в Гондурасе. В 562 году н.э. Калакмуль в союзе с Караколем (Белиз) нанес Тикалю поражение. В Тикале наступили не лучшие времена — 80 лет не устанавливались стелы, и почти не велось строительство. К середине VII века Тикаль восстановил своё влияние и начал борьбу за господство. Серия войн длилась 50 лет (около 645—695 г.). Это время можно назвать Гражданской войной в Южных низменностях. Хотя Тикаль дважды (в 657 × 679 гг.) терпел чувствительные поражения, удача оказалась на его стороне, и Калакмуль был побеждён. После 700 г. главной силой в регионе являлся Тикаль. Единственным значительным соперником Тикаля, было царство Наранхо, тесно связанное с Калакмулем и Дос Пиласом. Борьба велась за мелкие царства вокруг озер Петен-Ица, Яшха и Сакнаб, и к 715 г. Наранхо оккупировало некоторые из них, включая Яшха, которое было самым большим. Царь Яшха был вынужден бежать, а победители открыли царские погребения и выбросили их содержимое в озеро. Тикаль сохранил сильные позиции на севере и северо-востоке, держа под контролем такие важные центры как Шультун, Рио-Асуль, и ряд более мелких городов. Последняя дата, обнаруженная в Тикале это 889 год н.э. Царь по имени «Расчищает-небо-Бог-Кавииль II-й», упомянутый под этой датой, по-видимому, был последним царём Тикаля.

К обеду мы возвращаемся в отель. Солнце, наконец, показалось, и животные Тикаля выбираются из своих укрытий. По тропинкам бегают попрошайки-коати, попугаи выясняют отношения между собой, колибри порхают в кустах, на ветки деревьев усаживаются туканы, грифы пьют воду из алтарей майя, в вершинах деревьев куда-то спешат паукообразные обезьяны, а обезьяны-ревуны, естественно, пугают округу истошными воплями, подражая рёву ягуара. Жизнь проснулась и показалась наружу. Тикаль — удивительное место. Несмотря на то, что здесь всегда много туристов, животные почти не обращают на них никакого внимания. Тикаль — Национальный парк и охота здесь запрещена. Туристы могут кормить енотов-коати, что этим коати нравится очень. При желании можно заставить коати запрыгнуть к вам на колени, заманивая его кусочком лепёшки, но будьте осторожны — когти у этих милых зверят крепкие и настоящие.

Наш джип летит в сторону Белиза, прыгая на ухабах и переваливая через холмы. Слева на солнце блестят водной гладью озёра, слепя нас отражённым светом. Мы щуримся. Сегодня распогодилось и дождя не предвидится. Дорога приводит нас к щиту, установленному слева от дороги, который приглашает остановиться в эколодже «Эль Сомбреро». Это входит в наш план посещения Яшхи. «Эль Сомбреро» больше похож на турбазу, чем на отель. Одноэтажные бунгало на берегу восхитительного озера Яшха, кокосовые пальмы, вода плещет в борт двух «припаркованных» лодок, дорожки к бунгало освещаются свечами. Тишина и благодать. Нас встречает хозяйка — Габриэла. Узнав, что мы из России, неподдельная радость и доброжелательность освещают её лицо. Габриэла итальянка, а осталась в этих местах десять лет назад, когда приехала после института поработать в археологическом проекте Яшхи. Вышла здесь замуж и теперь держит эколодж «Эль Сомбреро». Она говорит, что русские постояльцы у неё были год назад, а точнее, поправляется она, это были поляки. Шумная компания, пили очень много, и всё время повторяли, стукаясь кружками: «За здоровье, за здоровье!»

Пока на кухне готовится для нас обед, мы распаковываем рюкзаки в бунгало и обустраиваемся. Эту ночь мы проведём здесь, а утром, планируем отправится в загородную резиденцию правителей Яшхи — городище Топоште, расположенное на острове. Получасовой послеобеденный сон в гамаке, висящем на веранде нашего бунгало, и мы отправляемся в руины Яшхи. В древности, восточная часть Петена, современного департамента Гватемалы, называлась «Семь Частей». Важнейшим царством здесь было Наранхо, в VIII веке  н. э. его столица превратилась в третий по величине город Петена. Город Яшха так же входил во владения Наранхо и имел площадь около пяти км2 с населением около шести тысяч человек. К сожалению, в Яшхе не обнаружено ни одной даты, что не позволяет восстановить её хронологию. Сейчас здесь, как и в Агуатеке, идут археологические работы. К вечеру мы видим, как рабочие собираются домой, и покидают город. Мы остаёмся одни. Вокруг, наверху, снуют вездесущие обезьяны-ревуны, ревниво охраняющие владения. Мы спешим к возвышающемуся над всеми храму на центральной площади. Сегодня солнечный день, и мы надеемся, что наше старательное карабканье на вершину храма будет вознаграждено потрясающим закатом. Мы не ошиблись. Солнечные лучи разрезают кусочки облаков, заливая водную гладь озер направленным светом. Вдали виден остров Топоште, руины одноимённого городища скрыты от нашего взгляда сельвой. Мы просто любуемся картиной заката, написанной самой природой. Солнце почти скрылось за горизонтом, когда мы спустились к подножию пирамиды. Темнеет. Мы включаем фонарик и ищем дорогу назад, к нашему автомобилю. Наступает ночь.

Сегодняшнее утро выдалось пасмурным и туманным. Мы опять скользим по водной глади на лодке. Под нами озеро Яшха. Мы направляемся в конечную цель нашей поездки — город Топоште. Мимо, над лесом, величественно проплывает вершина храмовой пирамиды в Яшхе, с которой вчера мы вглядывались в остров. Теперь мы ступаем по тропинке, ведущей от пристани к руинам. Топоште занимает не большую площадь — около одного квадратного километра, а главная площадь состоит из трёх небольших храмов, своими фасадами развернутыми к её центру. Мы окидываем прощальным взглядом разбросанные вокруг, заросшие буйной растительностью холмы, скрывающие другие сооружения этой «правительственной дачи» царей Яшхи. Наше путешествие не заканчивается — завтра будет ещё мексиканская часть полуострова Юкатан, заповедные места Рио Лагартос с фламинго, пеликанами и крокодилами, ведь окончание одного путешествия даёт толчок и служит началом следующего. Кто знает, куда завтра приведёт нас жажда приключений, возможно, это будет древнее царство Сакци, затерянное в неисследованной сельве Чьяпаса?

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий