Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Греция >> Крит >> Соединённые каплей мёда (1)


Забронируй отель на Крите по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Соединённые каплей мёда (1)

ГрецияКрит

«Сведи к необходимостям всю жизнь,
И человек сравняется с животным…»
 В. Шекспир, «Король Лир»,
Акт 2, Сцена 4. 


Идея связки «Крит-Санторини» появилась, как альтернатива Турции, самостоятельные поездки в которую в начале октября стали для нас уже традицией. За последние 5 лет мы не побывали там только что на черноморском побережье и на озере Ван. Между тем, за это же время, цены на турецкой земле выросли минимум в два раза (когда за тот же самый пансион и ужин в соседнем ресторане платишь в 2—3 раза больше, чем в предыдущем году, энтузиазм начинает убывать вместе с настроением). Да, и просто пришло время «поменять пластинку», без существенного возмущения в бюджете. К тому же октябрь обычно относят к «низкому» сезону в средиземноморье и реальный выбор места пребывания с комфортной температурой и теплым морем не так уж и велик. Так появился Крит, как самый южный остров Греции. Ну, а после знакомства с интернетовскими впечатлениями побывавших там людей, возникла идея присовокупить к нему и Санторини.
Нужно сказать, что среди Интернетовских публикаций с впечатлениями, отзывами и отчётами о поездках в разные уголки планеты попадаются не только талантливые и удивительные образцы эпистолярного жанра, но и подробнейшие путеводители с картами, схемами и фотографиями (среди которых можно обнаружить и вполне профессиональные). Я уже не раз писал, что многие путевые заметки — это живой, доброкачественный продукт, который не встретишь в многочисленных путеводителях и журналах. Криту, в этом смысле, определенно повезло. Среди побывавших там людей (и не по одному разу) есть и такие, распечатками рассказов которых шелестит буквально каждый второй россиянин, самостоятельно бужирующий просторы острова Зевса. По крайней мере, в нескольких, относительно удалённых районах Крита, официанты из бывшего СССР (коих и там можно встретить) знают Андрея Гринёва от своих посетителей, листающих страницы с эпистолой Андрея в ожидании чашечки кофе. У другого «грекофила», Александра, база данных по интернетовским сайтам с отелями, расписаниями транспорта, возможностями бронирования и достопримечательностями, посвящёнными тем же Криту и Санторини, превосходит, по-моему, базу данных всех российских тур-агенств и операторов по данному направлению, вместе взятых. Причём эти люди щедро делятся информацией по первому же запросу, демонстрируя какую-то удивительную общность людей, основанную преимущественно на любви к предмету и только. Закрадывается ощущение, что подобные «виртуальные братства» являются прообразом нашего светлого будущего — вне чистогана и шкурных интересов, открытые только субъективной истине переживаний…
Уже после нашего возвращения из поездки, буквально через несколько дней, на одном из известных сайтов появилась очень серьезно подготовленная и продуманная работа «группы четырёх», в которой есть ответы практически на все вопросы, возникающие в связи с планированием самостоятельных путешествий. Единственное, что необходимо учитывать при чтении подобных публикаций, так это адресность аудитории, требования к которой должны быть несколько завышены. Читатели должны быть, прежде всего, достаточно подготовлены к поездке, не ленивы, любопытны, ясно представлять себе, что они, собственно, хотят от подобных вояжей и владеть, хотя бы начальным уровнем знания английского языка. Без этого джентльменского набора лучше довольствоваться готовыми пакетами предложений и организованными экскурсиями для разнообразия. Не говоря уже о том, что природные катаклизмы (как это случилось в середине октября этого года) способны разом отменить все заранее спланированные и предоплаченные бронирования паромов-катамаранов, отелей и транспортных средств (выковыривать обратно деньги с греческих получателей — процедура, требующая времени и навыков, долгой переписки и нервов).
Что касается нашего выбора, то он имел свои особенности, которые будут ясны из дальнейшего изложения, но принципиальные позиции я могу высказать и в этой части.
Во-первых, трёх-, четырёхдневный заброс на Санторини представляется наиболее оптимальным со всех точек зрения: одной ночёвки явно недостаточно, а потребность в большем сроке может возникнуть в уже «подсевших» на эту островную симфонию Кикладского архипелага.
Плыть на него из Ираклиона лучше всего на катамаране (Flying Cat): время в пути 2 часа (а не 4 часа, как у парома) и очень удобное время отправления и прибытия обратно (9.45/19.45). Эконом-класс — 30 евро в одну сторону (нижняя палуба), бизнес-класс — 46 евро (верхняя палуба — удобные кожаные кресла и в 5 раз меньше народу и сутолоки при выгрузке десанта, поголовно обременённого не подъёмными чемоданами на колёсиках. Ну, что там можно перевозить ? Загадка…).
Во-вторых, бронировать билеты заранее нужно обязательно: очень уж популярен Санторини у иностранцев. Например, за неделю до нашего отплытия (6 октября) мест в эконом-классе уже не было ни на одном из интернет-сайтов перевозчиков. И это в low season! Пришлось бронировать бизнес класс. Подозреваю, что в сезон билеты закончатся за месяц вперёд. Компания «Hellenic Seaways», владелец этой серии катамаранов, присылает вам по E-mail письмо-подтверждение бронирования с номером кода (сумма удерживается с кредитной карточки полностью и автоматически), которое вы распечатываете и обмениваете на билет в офисе их центрального агента в Ираклионе (компания «Paleologos Travel», по адресу: 25th Avgoustou Str., 5 или в пассажирском порту). Бронирование опосредованно через сайт Paleologos Travel (они только агенты!) более удобно (в случае возникновения каких-либо недоразумений), но на несколько евро дороже.
 В-третьих, нужно заранее представлять себе, где вы хотите остановиться на Санторини. Принципиально важен выбор: на краю кальдеры, т. е. на западном побережье (Фира, Фиростифани, Имеровигли, Ойя) или на пляжах восточного побережья (Камари, Перисса). Пожалуй, это самый существенный момент выбора, который зависит только от ваших предпочтений.
Кальдера — это то, ради чего, собственно, и едут на Санторини толпы иностранных подданных: отели на 200—300 метровых вертикальных обрывах, кикладская бело-голубая архитектура, экзотические поселения в тех же тонах, синие купола церквей, шикарные закаты и сплошная магазинно-ресторанная тусовка с бурлящей многоязычной толпой на узких улочках. Ну и, соответственно, за экзотику нужно платить, поэтому приличный номер в отеле, дешевле, чем за 100 евро снять не получится (а если получится, то не на первой линии, т. е. не над обрывом; или без приватного балкона, что уже теряет смысл). Там есть и номера по 500—600 евро за ночь, но это, большей частью, позиционируется, как Honeymoon Suite для молодоженов и им подобных (Honeymoon Suite: bedroom with King Size bed, living room, private veranda, sea view, bathroom with shower, private outdoor swimming pool и т.д.).
Восток острова — типичные пляжные курорты. С восходами, купанием и черными, белыми и красными пляжами. И в два-три раза дешевле. Но без закатных аттракций на балконе собственного номера с вазой фруктов и санторинским вином на столе (рисую образ унисекс: нога на ногу, отведенная рука с сигаретой и слегка приподнятый подбородок). Выбор за вами.
 В-четвёртых, наличие машины практически решает все проблемы, как проживания, так и передвижения по острову. Площадь острова (Тира) — 75,8 кв. км, береговая линия — 70 км, а побывать хочется везде. Чтобы, плавать и загорать можно было в одном месте, принимать греческую пищу в другом, а присутствовать на спектакле «Заход солнца на Санторини» — в третьем. При малых размерах острова в этих перемещениях (20—30 мин) видится особый, бодрящий дух смысл, если учесть, что летаешь ты по дорогам (вполне приличным) на новой маленькой машинке желтого цвета (типа Hyundai Atos) за 25—30 евро в день с полной страховкой (правда, франшизу, в отличие от Крита, они удерживают во всех конторах).

Примечание: слово «франшиза» (англ. franchise), т.е. «условие договора страхования, согласно которому страховщик освобождается от возмещения убытков, не превышающих определенной денежной суммы или процента от стоимости застрахованного имущества» там никто не знает. Поэтому приготовьтесь услышать англ. «excess», когда с вашей кредитной карты будут делать слип на 300 евро. Если не въедете бампером в ограждение, и не будете продираться через колючки, то потом эти деньги просто разблокируют, т. е. вернут вам обратно.
И, наконец, последнее. Не побывав самому в подобных местах, невозможно всё предусмотреть и предугадать, да, и не нужно это. Ведь вы лишаете себя главного удовольствия — стихийности выбора, непредсказуемости событий и приключений, без которых русскому человеку как-то неуютно в этом мире. Судьба благосклонна к авантюристам всех мастей и, позволив себя хотя бы малую долю неизвестности впереди, вы, возможно, получите гораздо больше, чем плановое продвижение к намеченной цели.

Когда подплываешь к Санторини с западной стороны острова (а оба порта, новый и старый, расположены именно на западе), то глазу открывается фантастическая картина из бело-голубых кружев над темными скалистыми обрывами. Клочья пены на камне. Это Фира и Имеровигли по центру и Ойя на северо-западной оконечности полумесяца главного острова.
Плыли мы на Санторини, не имея понятия, где будем ночевать предстоящую ночь. Поскольку в подобных ситуациях жена полностью полагается на мой выбор (передача ответственности второму лицу), то мне его и предстояло сделать. Постепенно план сложился такой: добраться до столицы (Фира), взять машину на прокат, загрузить в багажник рюкзаки и…. ты свободен. День впереди — где захотим, там и заночуем. Надо же осмотреться на острове, а то по фотографиям, Санторини — сплошные бело-голубые рождественские открытки (без снега) и как там ориентироваться, пока не понятно.
 В новом порту, куда прибывает катамаран, вовсю кипела жизнь: сотни людей, десятки встречающих с табличками в поднятых руках, десятки автобусов, ресторанов, прокатных контор, сувенирных магазинов — и всё это на относительно небольшом пятачке территории порта. Но вам нужно в Фиру. Поэтому, не теряя времени (у вас есть минут десять) смело ищите автобус зеленого цвета (рейсовый) и за 1.5 евро через 20 мин вас высадят на автобусной станции в столице острова.
Любой средиземноморский городок состоит из трёх обязательных составляющих — толпы народу, бесчисленных сувенирных бутиков и избытка предложений посадочных мест для удовлетворенья гастрономических потребностей. Местный колорит относится преимущественно к форме пространства, заполнение которого везде одинаково (а что ещё можно придумать ?). О Фире можно сказать, что она очаровательна, самобытна, весела и излучает энергию людей, тратящих деньги в своё удовольствие. Вы вынуждены к ним подсоединиться, а иначе зачем вы здесь оказались ?
Для нас, для начала, это означало выбор кофейни и дегустацию греческого кофе, к которому везде подают бокал холодной воды (иногда со льдом) и бисквитик в индивидуальной упаковке. Хорошее начало — половина дела. Теперь предстоял выбор прокатной конторы и автомобиля. Это нигде не проблема, но цена, марка авто и условия аренды могут слегка отличаться, как маржа в обменном пункте. Мы сунулись в первую попавшуюся, но не улыбчивая тётка смутила прохладным отношением к клиентам: за границей быстро привыкаешь к простому раскладу, что тебе всегда и везде рады (естественно, не за цвет твоих глаз, а за твои наличные). Пошли дальше, зашли во вторую контору, и здесь началась череда событий, с необратимостью вытекающих одно из другого и, по сути, предопределивших наше пребывание на Санторини.
Контора называлась «Santa Car Rental». Пока я выстраивал английские предложения и следил за прононсом, смуглый менеджер как-то странно заулыбался и неожиданно сказал по-русски: «Короче, какие проблемы решаем?». «Земляк» звался Иваном (на визитной карточке он, правда, написал с двойной орфографией: «ВАNЯ»). Родом он оказался с западной Украины, на острове уже шесть лет и, судя по его рассказам, не плохо себя чувствовал. Взяли мы у него новенький, ещё пахнущий пластмассой, трёхмесячный Hyundai Atos на 2 суток за 50 евро с полной страховкой (включая прокол колёс), получили визитную карточку какого-то отеля в центре острова и рекомендацию лучшего рыбного ресторана по дороге в Камари, прямо на берегу моря («Galinia»). В таверне, естественно, работал официантом его друг Вася. Греческий остров встретил нас интригующе, с Ваней-Васей на аперитив. Наверное, для возбуждения аппетита.
Ваня оформил нам автомобиль за 5 минут, переписав только номер моего водительского удостоверения и сделав слип с кредитной карты. Потом отдал ключи, показал машину, рассказал, как выехать из города и помахал ручкой.
Цепь цепляющихся друг за друга событий уже началась, только мы об этом ещё не догадывались.
Для начала направились в сторону Камари. Быстро выехали из Фиры, миновали пригороды и по довольно скучной равнине погнали в сторону аэропорта. С указателями населенных пунктов на Санторини такая же беда, как и на Крите: иностранцу нужно обладать развитой интуицией направления движения, потому что, почти все развилки дорог оказываются слепыми, т. е. вообще без каких-либо указателей. На Санторини это не критично из-за малых размеров острова, а вот на Крите раз двадцать на дню приходиться выходить из машины и уточнять дорогу.
За аэропортом свернули направо и вдоль проволочного ограждения, отделяющего зону аэропорта от дороги, быстро доехали до Камари, который оказался типичным прибрежным новоделом с расположенными квадратно-гнездовым способом отелями. Конечно, всё чисто, ухожено, с цветами, бассейнами, магазинами и ресторанами. Припарковав машину, прошлись по улицам, посмотрели на знаменитый «чёрный пляж» с рядами лежаков и зонтиков, но как-то сразу расхотелось «тыкаться» по отелям и выяснять наличие койко-мест. Европейский пляжный стандарт, он везде одинаковый. Стало понятно, что и в Периссе будет, приблизительно, то же самое. И тут пришла мысль, заехать к «Васе», пообедать и выяснить что-нибудь о жилье.
Через 5 минут мы уже садились за столик на открытой веранде таверны «Galinia», действительно стоящей в каких-то 50 м от моря, прямо у кромки пляжа. Самое интересное, что справа и слева от таверны простирался только дикий пляж и какие-то хвойные рощи. В этом уже была некая аутентичность: море, хвойная роща, таверна и всего несколько посетителей. Принесший меню официант оказался тем самым рекомендованным Васей — невысокий и щуплый, коротко подстриженный, с ожидаемым южнорусским говором и вкрадчивыми манерами. Накормил он нас выше всяческих похвал. Греческий салат содержал эндемичные маленькие санторинские помидоры с каперсами, зажаренный октопус с луком был нарезан кольцами, а рыбу, разложенную на льду, он нам предложил выбрать самим. Приготовлена на гриле она была безукоризненно. Одно замечание для путешествующих в мир чревоугодия: подумайте, прежде чем заказывать рыбу, цена за которую указана за кг веса: это всегда дороже порционных блюд более, чем в два раза (около 20 евро), но Санторини стоит обедни ?
 В конце трапезы я спросил Васю об адекватной хижине и он обещал куда-то позвонить. Через 15 минут на площадке перед таверной уже стояла машина с ожидавшим греком, который сопроводил нас до ближайших белоснежных домиков на берегу моря. Нас встретила милая и симпатичная хозяйка отеля и по наружной каменной лестнице провела на второй этаж. Три трёхэтажных дома с крышами в виде апсидального завершения (полукруглого, напоминающего полубочку), соединенные арками-галереями и увитые цветущими бугенвилями, назывались «Anna Traditional Apartments» и состояли из двухэтажных апартаментов с гостиной-кухонькой и ванной на втором этаже и спальней на третьем. По краям кровати красовались деревянные резные столбы с бежевым балдахином в верхней части, смахивающим на ламбрекен. Вместе с деревянной лестницей наверх и полукружием сводчатого потолка эта конструкция располагала к торжественной ритуальности отхода ко сну. А если учесть выход из гостиной на балкон, увитый бугенвилями, с которого открывался умиротворяющий вид на море, то я сразу понял, что это и есть попадание «в десятку» и никуда я отсюда не уеду ни сегодня, ни завтра. Стоило это удовольствие 30 евро/сутки, правда, без завтрака. Так что, слухи о дороговизне острова, как всегда, оказались сильно преувеличены. Во всём отеле мы были практически одни, если не считать двух немецких девушек, обитавших на первом этаже, которых я и видел-то мельком всего один раз. Отель вообще стоял на пустыре и чувство самодостаточности, тишины и какого-то провинциального уюта сразу же поселялось у тебя в душе. Расположившись в апартаментах и приготовив кофе, мы быстро спланировали предстоящие двое суток пребывания на острове и собрались для вечерней поездки в сторону Ойи, потому что пришло время выбираться на запад острова, чтобы принять участие в знаменитом спектакле, известном во всём мире — «Заход солнца на Санторини».
Чем хорош маленький остров ? Искупался в море, выпил кофе на веранде «с видом», сел в машину и через 30 минут ты с восточного побережья перемещаешься на западное. А там…
Ийя расположена амфитеатром на кальдере, на крайней оконечности острова и на её узких улицах, переходах, уступах, балконах и террасах — на всех выпуклостях и вогнутостях — собираются люди… Всех национальностей, цвета кожи и возрастов, включая младенцев. Вся фото-видео техника наготове: наиболее продвинутые задолго до заката занимают места, устанавливая треноги и раскладывая аппаратуру. Опоздавшие втискиваются со своими цифровыми «мыльницами» в белоснежные щели кикладских строений, рассаживаются на парапетах и балюстрадах, на которых, почему-то, ещё сидят и породистые собаки. Причём, спокойно и с достоинством. Люди смеются, что-то жуют, пьют кока-колу, переговариваются и перемещаются в ожидании действа, в котором нет ничего особенного, если смотреть на него, как на физическое явление. Дело здесь совсем в другом.
…Красный шар солнца начинает падение на каменистый узкий выступ соседнего острова Терасия, окрашивая небо и землю в желтые, розовые и багровые оттенки. Вот оно касается линии каменистой черты и медленно, с достоинством и печалью покидает сцену дня, отыграв свою главную роль. И как только за линией горизонта скрывается пурпур огненной дуги — весь амфитеатр взрывается тысячами голосов, оваций и аплодисментов…
Это уже не разрозненная толпа с фотоаппаратурой, а единый организм, приобщенный к таинству круговорота света и тьмы, встреч и расставаний. Общность людей, волею судьбы и обстоятельств, собранных в этом месте и в этот час. Это единение трогательно, наивно и очень непродолжительно. Очень скоро люди начинают расходиться, заполняют таверны и сувенирные лавки, рассаживаются по машинам и уезжают, чтобы заняться своей обыденностью и удовольствиями, но они были вместе. И не по принуждению, не во имя какой-либо идеи, религиозных убеждений и кем-то сформулированных целей. А для очень простого и понятного акта — проводить солнце на далёком каменистом острове в синем море…
Откуда пошла эта традиция «sunset party», я не знаю, но в этом участвуют практически все гости острова, что, само по себе, заслуживает удивления и восхищения.
Обратный путь уже приходится проделывать в темноте, при свете фар, но ночная езда может быть дополнительным источником адреналина, главное, нужно помнить о драгоценном грузе, ёрзающем рядом с тобой на пассажирском сиденье или постоянно слышать напоминание об этом.
Благополучно прибыв в наши апартаменты, я ещё раз убедился в правильно выбранной дислокации: тишина и уединение гарантировали полноценный отдых — с купанием, легким ужином на балконе (пожалел, что не подумал прикупить свечей) под стрёкот равнокрылых, а не греческой музыки из соседнего бара и немецкоязычных выкриков.
Ранним утром я уже был на пляже. Крупные серые камни дикого пляжа и проблемный вход в море — это минус, а полная безлюдность, чистейшее теплое море и запахи цветов и хвои — это плюс. А что ещё нужно для утренних омовений ?
После завтрака на балконе (брынза, йогурт с мёдом, крекеры, кофе — все есть в любом магазине) оседлали своего коня — и в путь. На сегодняшний день в плане намечалось: тестирование черных и красных пляжей и вечерние посиделки на кальдере с лицом, обращенным в сторону заходящего солнца: дело ведь не в стандартном плане, а в деталях, в которых и заключается непредсказуемость и индивидуальность пути.

Чёрные пляжи (Kamari, Perissa)
Первая остановка — Камари. Ухоженный, благоустроенный и широкий пляж с мелким, серым песком из вулканического туфа, рядами зонтиков и лежаков. За ним, вдоль красивой набережной, вереница кафе и таверн, магазинов и отелей. С южной стороны пляж заканчивается подножием горного массива Меса Воуна (Messa Vouno, 366 м), среди которого расположена древняя Тира с традиционными агорой, храмами Дионисия и Аполлона, банями и театром (в археологическом музее Тиры можно лицезреть найденные во время раскопок посуду, монеты и керамические изделия). За горным хребтом находятся уже пляжи Периссы, но добираться до них приходится кружным путём, объезжая горный массив. Или арендовать лодку, что само по себе может быть интересным.
 В Камари мы провели около часа и засобирались в Периссу, в которую можно попасть только через западное побережье, через Мегалохори (Megalochori) и Эмпорио (Emporio). А вот к западному побережью можно проехать по-разному. Если не пугаться проселочных дорог (они в Греции всё равно не чета нашим), то есть резон пробираться через Пиргос (Pyrgos). Во-первых, Пиргос расположен на высоком холме с цитаделью на вершине, откуда можно полюбоваться видами острова. Во-вторых, горные дороги Санторини красивы сами по себе. Ты проезжаешь реальные, а не туристские поселения с множеством церквей, часовен вдоль дорог и необычных звонниц. Жилые дома с кикладской архитектурой (многоярусные постройки со сводчатыми, апсидальными потолками) местные жители за работой, играющие дети, гуляющая живность по улицам — всё это достаточно интересно и просто просится на плёнку (точнее, цифру). Правда, для подобных фотосессий нужно время, которое ещё, вдобавок, приходится тратить на плутание в дорожных развязках: ведь большинство пересечений и ответвлений дорог никак не обозначены. Но к этому нужно относиться, как к греческой неизбежности. Я даже задался вопросом, каким боком православие связано с отсутствием указателей на дорогах ? Ведь не возможно объяснить, почему на острове, доход которого на 90% складывается из поступлений от иностранных туристов, снующих в разноцветных машинках по этой «туристической жемчужине в Эгейском море», об этих самых туристах, похоже, совсем не думают. В католических странах думают (в Испании можно язык учить по этим указателям), а в православных, с Россией во главе, на это не обращают внимания ? Очередная тупая загадочность восточной души, не иначе…
Добравшись до Пиргоса, поняли, что это укрепленное кикладское поселение напрочь оккупировано современными завоевателями — туристами. Лезть на вершину холма к крепостным стенам сразу расхотелось, и мы поехали дальше. Скоро выехали на трассу и без проблем добрались до Периссы.
Перисса мне понравилась сразу каким-то уютом туристского городка с разноцветьем развалов сувенирных лавок вдоль дороги и набережной с тавернами. Пляж, правда, был гораздо уже, чем в Камари, но такого же темного оттенка. Так как у моей суженой настало время пить кофе с молоком (есть такая дурная привычка), то пришлось выбирать из бесчисленных предложений и расставленных вдоль набережной столиков. Приземлились мы в «Jazz Bar», непритязательном, но очень занятном месте. Присели под каким-то деревом, крона которого шелестела уже над крышей кафе, а плетенные широкие кресла стояли у стены, увитой плющом в виде геометрических фигур. Бармен с рассеянной улыбкой выслушал мой заказ и благополучно про нас забыл. Я отвечал взаимностью, потому что две вещи там были просто замечательны. Во-первых, изумительная музыка, очень гармонично звучащая в интерьере средиземноморского пейзажа. Хотелось просто сидеть и не двигаться. Во-вторых, путь до туалета. Из бара был выход на задний двор, по которому нужно было пройти по тропинке метров 30 до нужника и эти 30 м были неожиданно оформлены наподобие «минойского» стиля: вымощены красно-бурой плиткой, с амфорами и сосудами по бокам и буйством цветущего кустарника в многочисленных глиняных горшках, расставленных вдоль дороги. Очень неожиданная тропинка… Словом, долго мы там сидели: слушали музыку, гуляли до туалета и обратно… Потом появился бармен с кофе и всё той же приклеенной улыбкой на лице, природу которой жена сразу и определила: в такой атмосфере быть трезвым просто не прилично.
Я иногда думаю: какие глупости наполняют особым смыслом наш путь ?Греческий остров, неадекватный бармен, дизайнерская тропинка к сортиру, искрящееся море, черный пляж и тихая музыка… И эту ерунду уносишь с собой, как одно из самых ярких воспоминаний об острове ?

Красный пляж (Kokkini Ammos).
Теперь пришло время сменить черный пляж на красный. Это было просто сделать — доехать до Акротири и свернуть в сторону одноимённой археологической зоны, где ведутся раскопки одних из самых значительных руин Минойской цивилизации, датируемых 1500—1450 гг. до н.э. Город Акротири, почти полностью разрушенный землетрясением, был открыт сравнительно недавно, в 70-х годах прошлого века. Сейчас он закрыт для посещений, но, судя по описаниям, здесь прекрасно сохранились дома с каменными и медными хозяйственными предметами, керамической посудой и метровыми глиняными кувшинами с остатками засушенного винограда. А сохранившаяся настенная живопись, которой насчитывается более 35 веков (!), является образцом Минойской культуры и растиражирована в тысячах буклетах и открытках.

Примечание: не могу не процитировать отрывок о минойском искусстве из замечательной работы Ю.В. Андреева «Цена свободы и гармонии. 1. В ожидании «греческого чуда»: «Главное, что сближает минойское искусство с греческим искусством архаического и, отчасти, классического периодов — это столь явственно звучащая в его полифонии нота праздничного веселья и ликования, идущая от полноты жизненных сил и оптимизма молодой, только что поднявшейся из мрака первобытной дикости цивилизации. Отсюда столь характерная для произведений критских мастеров подчеркнутая динамическая экспрессия, необыкновенная подвижность изображаемых ими фигур людей, животных и даже растений. Отсюда же и еще одна их отличительная черта — почти всегда присущий им особый, можно сказать, форсированно мажорный эмоциональный настрой. Атмосфера праздничной эйфории и беззаботного веселья одинаково царит и в сценах из „придворной жизни“, представленных на фресках кносского дворца, и в основных эпизодах уникального миниатюрного фриза из Акротири (о-в Тира) с его великолепной морской панорамой, изображающей два города и плывущий между ними флот, и в сцене шествия пьяных поселян на так называемой „вазе жнецов“ из Айя Триады. Как и у греков, природный оптимизм и гедонизм соединялись в характере минойцев с обостренной восприимчивостью к красоте окружающего мира, своего рода гиперэстетизмом. Но если в греческом искусстве главным источником эстетического наслаждения всегда оставался человек (о греческом пейзаже нам известно лишь очень немногое), минойцы с такой же увлеченностью и трепетной нежностью отдавались созерцанию природы во всех ее многообразных проявлениях — от цветных прожилок на срезе камня, до ласточек, порхающих над усеянным лилиями склоном холма. Многому научившись, в этом плане, у более опытных египетских мастеров, они очень быстро оставили их далеко позади. Египетские фрески чаще всего дают сухое, чуть ли не протокольное описание ландшафта с населяющими его животными и растениями. В минойском искусстве сцены из жизни природы всегда проникнуты глубоким лирическим волнением. Дошедшие до нас образцы минойской пейзажной живописи, например, уже упоминавшийся фриз из Акротири, вообще не знают себе равных в искусстве Древнего мира, за исключением разве что гораздо более поздних помпейских фресок…».


 В километре от этих раскопок дорога заканчивается парковочной площадкой и до Kokkini (Red) Beach нужно добираться только ножками. Необычная красно-бурая горная порода с зелеными прожилками уже окружает тебя, как только ты выходишь из машины и начинаешь сначала подъём по довольно широкой тропе, а потом и спуск к пляжу. Конечно, ты будешь не один: кто-то пыхтит рядом с тобой, кто-то идёт навстречу, но эта муравьиная дорога выходит на плато и вид, открывающийся на красный пляж, очень даже впечатляет… Далеко внизу, к морю подступает красно-бурая гора и вдоль неё тянется узкая полоса пляжа такого же цвета. Вполне благоустроенного, с неизменными зонтиками и лежаками и даже с каким-то сооружением посередине, торгующим напитками и закусками. Словом, ничего особенного, если бы не цветовая гамма ландшафта, неизвестно откуда взявшаяся.
Спустившись вниз, пристроились на дальнем конце пляжа, поплавали, пособирали красные голыши и вернулись к машине. Времени оставалось, чтобы пообедать и двигаться на западное побережье, провожать светило, хотя было похоже, что садиться оно сегодня будет в тучи. На побережье, рядом с Kokkini Ammos, само собой, в тавернах нет недостатка. Большинство из них выстроены прямо на берегу моря, так что выбора предостаточно. Мы зашли в одну из них с приглянувшимся названием «Tesha» и не прогадали. Еда за границей должна больше соответствовать трапезе, чем простому насыщению желудка. Где ещё ты сможешь оценить вкусовые особенности национальной кухни, как не в «центре её происхождения» ? Не говоря уже об окружающей местной обстановке, которую не возможно воспроизвести, где бы то не было. В этой таверне столики были расставлены под навесом на небольшом возвышении, в паре метров от моря. Сын хозяйки прямо с веранды ловил рыбу на удочку и в тот момент, когда мы рассаживались, у мальчика запуталась леска за край навеса. Грек-папаша прибежал ему помогать распутывать узлы, взгромоздившись для этого на стул ресторана. При этом мать семейства, принимая у нас заказ, комментировала его действия и давала пояснения нам по поводу еды. Старшая же дочь уже сервировала стол, а незадачливый рыболов тащил на стол плетеную корзинку с хлебом. В этой непритязательности нам принесли греческий салат (скоро я на него не смогу и смотреть), жене жареные кальмары, а мне целую тарелку жаренной мелкой рыбы (размером с сардину), вкусней которой я нигде больше не ел. 
За всей этой кутерьмой, едой и созерцанием пейзажа, как-то быстро пролетело время, и нужно было «собираться на закат». Но поскольку до захода солнца ещё оставалась пара часов, а мы находились рядом с юго-западной оконечностью острова (Cape Akrotiri), помеченной на карте значком маяка (Faros), то я предложил заехать туда из любопытства.
Как же правильно мы поступили! Я нигде не встречал описания этого места в Интернете, но оно достойно не меньших восклицаний, чем традиционное ойское зрелище! Во-первых, дорога до маяка пролегает по гребню каменной гряды (Messa Pigadia), с которой открывается изумительный вид на весь серп западного побережья острова с пенными кружевами Фиры, Имеровигли и Ойи. Заканчивается она на высоте 130 м у ограждения маяка, где есть место парковки для десятка машин. Маяк, довольно внушительное сооружение, находится на вершине скалы, а справа его огибает тропинка, которая приводит к каменному амфитеатру, за которым начинается обрыв и морской простор. И прямо перед тобой расположена точка падения в море небесной колесницы. Более адекватного места для закатных аттракций трудно себе представить. И это понимали не только мы, потому что постепенно стали подтягиваться люди и рассаживаться на окружающих камнях. Такая занятная картина: подъезжают люди и занимают места над обрывом в созерцании заходящего солнца! Какая-то обязательная программа получается для острова! Кстати, если перед маяком сразу уйти влево по круто поднимающейся тропе, то можно забраться ещё выше маяка, на самую высокую точку мыса и вид оттуда на маяк, заходящее солнце и всю внутреннюю часть полумесяца острова открывается совершенно захватывающий.
Проводив солнце, поехали обратно и через пару километров заприметили ресторан, одиноко стоящий на плато у края гряды. То, что нужно для чашечки кофе. С террасы ресторана можно долго любоваться наступающими сумерками и зажигающимися огнями Фиры вдалеке. К тому же, в этом туристском месте оказался просто замечательный кофе и всего за один евро! Интересно было бы оценить кулинарное искусство ресторана, но не судьба…
 В уже сгустившихся сумерках поехали в Фиру прогуляться по вечерней столице. Она и днём хороша, но узкие, извилистые улочки, залитые огнями ресторанов и магазинчиков должны быть ещё зрелищнее. Так оно и оказалось. Это бесцельное шатание по улицам, с разглядыванием витрин и сувениров, в многоязычной толпе, половина из которой занята тем же самым, а другая уже сидит за столиками баров и ресторанов, вообще характерно для курортных городков. Но здесь ещё нужно добавить «эндемичность» местоположения, архитектуры, особенности греческой православной культуры. Да, вся инфраструктура заточена на туризм и туристов, потакая их слабостям и капризам. А что, есть альтернатива всему этому ? Незабвенная российская действительность? В которой человек предоставлен сам себе, а все усилия избранников народа (помимо вранья и воровства) направлены на мистическую мощь государства, которая почему-то всегда оказывается связанной с производством танков, ракет и подводных лодок, а не удовлетворением потребностей людей. И если вы приехали сюда, то свой выбор, пусть неосознанный, вы уже сделали. По-другому не получается.
Пора было возвращаться в отель и начинать собираться, потому что завтрашний день у нас был, чуть ли не поминутно расписан вплоть до вечернего отплытия на Крит. Нужно отдать должное местным туристическим агентствам. В любом турбюро вам выдадут проспект с двумя десятками предложений, перекрывающих буквально все достопримечательности и природные экзальтации небольшого острова. Причем, они очень лихо и умно скомпонованы и продуманы, поэтому исходя из собственного времени, денежных средств и предпочтений вы можете подобрать наиболее оптимальный вариант. Это утренние и вечерние круизы по акватории кальдеры с посещением вулкана на острове Новая Камени (Nea Kameni), купанием в горячих источниках у скал островка Старая Камени (Palea Kameni), заходом в порты острова Терасия (Thirassia) и Ойи, автобусные экскурсии по разноцветным санторинским пляжам, посещение древних поселений, раскопок, церквей и монастырей. И конечно, V.I.P. туры на катерах (около 100 евро/час) и автомобилях (50 евро). Они организуют также, однодневные круизы на острова кикладской гряды (Парос, Наксос, Иос), двухдневные на Миконос и трехдневные на Крит.
Мы выбрали только трехчасовой круиз к «живому» вулкану на Старую Камени. Это, пожалуй, является обязательной программой пребывания на острове. Где и когда ещё походишь по теплой вулканической почве, источающей запах сероводорода ? Корабль отправлялся из старого порта (Ormos Firon), над которым на высоте 260 м и расположена Фира. Поэтому попасть туда можно тремя путями: пешком по широкому серпантину мощеной булыжником дороге (687 ступенек); по ней же, но верхом на осликах и, наконец, цивилизованно на фуникулере (стоимость осла и билета в кабину фуникулёра без конкуренции — 3.5 евро). Время отправления — 11.00, возвращение — 14.00. Цена — 16 евро. В другом агентстве за ту же цену предложили «комбинированный» тур: на автобусе до нового порта (Ormos Athinios), там пересесть на корабль, следующий по тому же маршруту. И так же обратно. Отправление из Фиры на автобусе при этом было в 9.15., что подразумевало раннее вставание, суетливость утреннего купания, завтрака на балконе и перемещения в Фиру со сдачей машины, поэтому мы остановились на первом предложении.
Вечер прошёл под звёздным небом на балконе со всякими греческими закусками и под треск равнокрылых в окружающей тишине.
Утром было достаточно времени, чтобы искупаться, позавтракать и неторопливо уложить вещи. В отеле никого не было: ни постояльцев, ни хозяев. Просто захлопнули дверь, сели в машину и уехали. К этой «простоте» заграничных нравов нужно привыкнуть, а привыкнув, понять, что человеческое в человеке это не только «духовные искания добра и зла», а и такие вот банальности во взаимоотношениях между незнакомыми людьми.
 В 10 часов мы уже были в конторе у Вани. Посидели, потрепались о жизни, зарплате, ценах на водку, бензин и жильё (какая-то вечная тема), оставили рюкзаки до нашего возвращения из поездки и пошли искать спуск к старому порту. Там всё рядом и даже если придётся поплутать в этих переплетениях узких улочек, всё равно это будет в пределах 5—10 минут, не больше. Фуникулер расположен рядом с началом пешего спуска в порт и так как у нас было полчаса в запасе, то мы отправились пешком. Многие в Интернете пишут о запахах, ослиных фекалиях на дороге и проносящихся мимо тебя табунах. Конечно, всё это имеет место, но особых эмоций не вызывает. Эка невидаль, снующие туда-сюда ослики и продукты их жизнедеятельности под ногами. Иностранцы на это тоже мало реагируют и больше любуются видами и снимают на свои фото-видео всё подряд. А для брезгливых есть кабинки фуникулёра.
Спустившись, нашли свою моторную яхту «ODYSSEAS» (в билете и на борту судна была именно такая транскрипция) среди десятка пришвартованных разнообразных судов и вскоре благополучно отплыли. Плыть там, в действительности, не больше 10 минут. И это, скорее, нужно рассматривать, как возможность поснимать с моря обрывы кальдеры с поселениями наверху, что достаточно впечатляет. После швартовки судна у Nea Kameni тебе дают час на самостоятельный осмотр вулкана, к кратеру которого нужно подниматься 15—20 минут. Остров совершенно «голый», без намека на какую-либо растительность (если не считать пучков каких-то колючек). Серая, желтоватая и черная вулканическая порода кругом. И это всё. Среди всего этого безжизненного пейзажа проложена широкая, протоптанная дорога из вулканической гальки и песка с крутыми подъемами и поворотами. Идёшь по дороге, а за поворотом слева от тебя неожиданно возникает нагромождение и осыпи камней черного туфа с острыми краями и антрацитовым отражением бликов солнца, справа же — широкая воронка с желтовато-серой породой, а поднимешь голову и за узкой полоской моря, из-за дымки проступают 300-метровые обрывы Тиры… От цивилизации, правда, никуда не денешься, потому что толпы туристов всех национальностей и возрастов идут тебе навстречу, рассеяны по краям кратера и галдят вокруг тебя на всех языках. Конечно, по хорошему, сюда нужно приезжать на зафрахтованном катере после 17 часов, когда перестают ходить круизные корабли и в полной мере ощутить всю необычность «лунного» пейзажа на заходе солнца. Но, увы, пробежали, посмотрели, поснимали и бегом к ожидающему судну. Дальше, по программе, корабль огибает Nea Kameni и через 5 минут бросает якорь в бухте у Palea Kameni, где желающие, надев купальники, прыгают с корабля в воду и плывут к берегу, к «горячим источникам». Это, конечно, тот ещё аттракцион! Во-первых, по мере продвижения к берегу, вода немного теплеет, но не более того: «горячей» она нигде не становится. Во-вторых, плывёшь ты в теплой воде «ржавого» цвета (железистые выходы источников) среди бурых хлопьев окислов железа, вызывающие определенные ассоциации, правда, без соответствующего запаха. Вокруг тебя кувыркаются такие же бедолаги, купившиеся на «горячие источники». Спасительный гудок корабля заставляет всех плыть на зов судна — finita la commedia… Но есть во всём этом одно «но», которое нужно учитывать: что бы там в воде не плавало, само купание в море после часа, проведенного на вулкане, когда жарит и снизу, и сверху, а укрыться абсолютно негде, воспринимается, как «освежающая формула» и приносит несказанное удовольствие. И это притом, что день был пасмурный, и солнце проглядывало сквозь облака, особо не досаждая. Плохо себе представляю вулканические прогулки, например, в августовские полдни. Так и до теплового удара недалеко.
Корабль возвращается в порт, и в 14.00 мы сходим на берег. В Фиру мы попадаем разными способами. Жена, как более разумный человек, поднялась в комфортабельной кабине фуникулёра, а я взгромоздился на осла палевого цвета и начал подъём. Ну, не даёт покоя дурная голова! Для начала, осёл оказался без уздечки и повода (как я раньше-то этого не заметил ?). Только грязная веревка одним концом была привязана к седлу, а другим обхватывала голову животного, наподобие мундштука, т. е. об управлении «движением» не могло быть и речи. Правда, выученные ишаки сами гурьбой устремились наверх, и тебе оставалось только восседать в седле и крутить головой в разные стороны. В середине пути животное прижало мою ногу к каменной стенке ограждения дороги и проехалось по ней моими белыми штанами, приведя их в соответствующий вид. Наверху, метров за пятьдесят до конца дороги, осёл решил, что задача выполнена и встал. На посыл шенкелем (колочение пятками по его бокам) он никак не реагировал. Наверное, просто не знал, что это такое. Пришлось слезать и подниматься пешком навстречу ожидавшей меня жены. В грязных штанах и пропитанный терпким ослиным запахом. И это всё за свои же деньги ? Всем рекомендую…
До отхода катамарана у нас оставалось 3.5 часа: как раз, чтобы пройтись по Фире, прикупить санторинских сувениров, пообедать, забрать вещи у Вани и успеть к автобусу в новый порт, к отходу катамарана на Крит. Плутая по улочкам Фиры, в каком-то закутке столкнулись с владельцем ресторана «SOCRATES», с которым нас познакомил всё тот же Ваня (что-то многое он успел), вручая машину на стоянке. Естественно, там и пообедали и очень даже не плохо: мне хватило одной мусаки, а жена заказала неизменный греческий салат и саганаки — блюдо из своего любимого жареного сыра.
 В порту нас ожидала очередь в сотню человек с чемоданами, толпившихся перед стеклянным павильоном, из которого был выход на причал. Катамаран ещё не пришёл, поэтому можно было расположиться за столиками кафе, расставленными вдоль набережной и выпить кофе. Через 15 минут показался красно-белый катамаран и, одновременно, вся толпа устремилась в павильон. Устремилась культурно, без привычной для нашего отечества давки, но неторопливые греки задержали посадку и набившийся в павильон народ, минут 15 изнывал в плохо проветриваемом помещении, соприкасаясь загорелыми телами. Наконец двери открылись и народ стал просачиваться на свежий воздух, чтобы как можно быстрее снова оказаться в замкнутом пространстве катамарана.
 В середине пути в море началась гроза, за стёклами иллюминаторов сверкали молнии и поливал дождь. Это были первые предвестники разгула стихий — гроз и наводнений, которые через пару дней обрушатся на Халкидики и материковую Грецию, а через неделю доберутся и до Крита. К счастью, ничего этого мы тогда не знали, подрёмывая в своих мягких креслах. Как не знали и не могли знать этого сотни пассажиров вокруг, чей отпуск пришёлся на октябрь 2006 года. А скольким из них пришлось менять планы, прятаться от разгулявшихся ветров и ливней, пережидать отмены рейсов и закрытия аэропортов ? А пока двигатели катамарана мирно урчали и благополучно доставили его и нас, заодно, в порт Ираклиона. Дождь к этому времени ослабел и, сойдя на пирс, я сразу увидел человека с моей фамилией на табличке. Это нас встречал Мирон, представитель прокатной конторы «Eurocar», с которым я в простой переписке по E-mail забронировал машину на неделю пребывания на Крите. Без всякой предоплаты и обязательств (это меня и подкупило). Мирон сразу провёл нас в какое-то соседнее здание, там расположился на скамейке, взял у меня права, заполнил формуляр, передал ключи и повёл машине. Должен сказать, что хитрый грек меня переиграл. Во-первых, взял за неделю на 30 евро больше, чем было заявлено на сайте прокатной конторы. В таких случаях нужно всегда иметь на руках распечатку с сайта соответствующей страницы, но я это забыл сделать, а спорить о разнице в классе машин и объёмах движка достаточно муторно. Во-вторых, я заказывал «Nissan Micra», причём, не старше двух лет. Мирон подвёл нас к «Fiat Punto», уверяя, что ей два года. Было 9 часов вечера и в темноте под дождём приглядываться было как-то не с руки. Потом жена вычитала в документах на машину, что ей 4 года. У арендных машин год идёт за два и без скрытых дефектов, тем более у итальянцев, не обойтись. Так оно и оказалось в дальнейшем. А это всегда время и деньги — на вынужденные остановки, изменения маршрута, на телефонные переговоры и т.п. Прибавьте сюда попытки объяснить неисправность механику на техническом английском. А в отдаленных районах Крита (куда вас может занести ?) механик может и вовсе не знать специального английского. Весело, конечно. И это хорошо, если ничего другого не случится на горных дорогах Крита.

Примечание: На второй день отказал гидроусилитель руля. Мирон по телефону обрадовал: «Юрий, не волнуйтесь, это у неё бывает (!). Выключите двигатель и снова включите. Всё будет нормально». Действительно, гидроусилитель заработал, как прежде. А в последний день, на южном берегу Крита, Punta стала глохнуть на ходу. Что-то стало пропадать: бензин, искра ? Два механика на бензоколонках, которых я напрямую соединял по телефону с Мироном, что-то с ним обсуждали на греческом, потом залезали под капот, дергали провода, шланги и ничего не находили. Спасибо, что денег не брали. Мирон предложил поменять машину, но на северном берегу, в Георгиополисе. А как туда добраться по сплошному серпантину через перевал и при этом подняться на высоту 1200 м на глохнувшей машине? Но видно, ангел протрубил, и машина перестала капризничать, доехала нормально.

Как бы там не было, но для начала нужно было выбраться из Ираклиона и найти дорогу на Херсонисос, где нас ждал простенький номер в отеле «Solano». Объяснения Мирона, типа «прямо, налево и направо» мы точно выполнили и оказались неизвестно где. Вообщем, пришлось поплутать в темноте и под дождём, но, в конце концов, мы выбрались на «новую», скоростную дорогу. Поворот на старую дорогу, в конце которой расположен Херсонисос, конечно, проскочили. Пришлось делать крюк и заезжать в Херсонисос с противоположной стороны. Но всё кончается, и вот мы уже входим в наш номер, который после санторинских апартаментов кажется таким маленьким, но достаточно уютным. Нам предстоит провести в нём пару ночей и уехать на неделю на запад Крита — к морю, горам, перевалам, долинам, монастырям и ущельям. Мы вернёмся обратно через неделю, чтобы только переночевать и наутро улететь в Москву. Но это уже будет совсем другая история.

Комментарий автора:Дальше, по программе, корабль огибает Nea Kameni и через 5 минут бросает якорь в бухте у Palea Kameni, где желающие, надев купальники, прыгают с корабля в воду и плывут к берегу, к «горячим источникам». Это, конечно, тот ещё аттракцион! Во-первых, по мере продвижения к берегу, вода немного теплеет, но не более того: «горячей» она нигде не становится. Во-вторых, плывёшь ты в теплой воде «ржавого» цвета (железистые выходы источников) среди бурых хлопьев окислов железа, вызывающие определенные ассоциации, правда, без соответствующего запаха. Вокруг тебя кувыркаются такие же бедолаги, купившиеся на «горячие источники»

| 03.12.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий