Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Греция >> Two Mediterranean Weeks


Забронируй отель в Греции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Two Mediterranean Weeks

Греция

…Пусть летит за нами, кто может,
Коли тяжесть душе не мешает,
Коли боль и сомненья не гложут,
И домашние не возражают…

Борис Николаевич, Елена Андреевна — мои родители;
Света — моя сестра;
Я любимый;
а также некоторое количество NPC.

[Заметки эти преследуют двоякую цель. С одной стороны, хочется рассказать своим друзьям и знакомым о впечатлениях от поездки. С другой — они будут отправлены также в *.{TRAVEL|TOURISM}, дабы поделиться опытом с теми, кто также планирует поехать на Крит или только выбирает, где бы провести свой отпуск.

Разрешается свободное распространение этого текста, размещение его на Web сайтах и FAQ серверах, при условии сохранения информации об авторстве.

Квадратными скобками я буду отмечать уточнения и дополнения, внесенные в оригинальную, написанную на Крите рукопись во время набивания ее на компьютере.]

Заметка 1.і 26.07.99, понедельник. 15:55

Уезжая, я обещал Ивану и Лизе написать адвенчу про Равенлофт. [Естественно, я так этого и не сделал.] Однако, думаю, что описание моих приключений на Крите представит не меньший интерес как для них, так и для прочих обитателей эхи RONNIE и других моих знакомых, которым доведется это прочесть.

Начнем, как говорится, с голых фактов. Откроем путеводитель «Ле Пти Фюте: Крит».
«Гигиенические салфетки Carefree от Джонсон и Джонсон…»
Тьфу ты, кажется, не на той странице открыл.

«Его <Крита> площадь 8261 кв.км., длина острова 257 км, ширина варьируется от 13 до 60 км. <...> Расстояние до материковой Греции 1000 км, до Азии — 175 км, до Африки — 380 км. <...>

Крит известен разнообразием флоры и фауны: леса из каштанов, дубов, кипарисов, финиковые рощи, кедровые леса…»

На самом деле, первое впечатление от пребывания на Крите, после внезапно возникающей из океана посадочной полосы аэропорта — это голые красные горные склоны, между которыми вьется шоссе. [Как покажут дальнейшие заметки, первое впечатление часто бывает обманчивым.] Впрочем, не будем забегать вперед.

Основные мои впечатления от начала поездки были тесно связаны с празднованием дня рожденья Ивана, которое проходило в пятницу. Вермута тогда было много… Так что прибытие в аэропорт в 1:30 ночи и ожидание самолета, который взлетает в 3:45, проходило весьма приятно.

Долетели мы весьма плавно и хорошо, чуть меньше, чем за 4 часа. Как я уже говорил, посадка выглядит очень классно. Самолет снижается вдоль берега моря над водой, и, когда он летит уже совсем низко, из воды вдруг возникает мыс, на который и садится самолет.

На Крите оказалось существенно менее жарко, чем я боялся. Сколько точно — врать не буду, градусника у нас нету. Но 32-градусная жара в Питере воспринималась куда тяжелее.

Далее всех прибывших развезли на автобусе по отелям. Сразу представилась возможность оценить территориальную организацию отдыха на Крите. С одной стороны от шоссе, в 500-метровой полосе, отделяющей его от моря, понапихано все, что может понадобиться туристу для его счастливого отдыха — отели, забегаловки, магазинчики и все в таком духе — и наконец, узкая полоса пляжа. Немногочисленные промежутки между домами заполняются сельскохозяйственными угодьями — от оливковых деревьев до помидоров.

Нашим местом назначения был отель Dimico в местечке под названием Херсониссос, на северном побережье Крита в 30 км к востоку от столицы Крита, Ираклиона. Говорят, это самое веселое место на всем побережье. Хотя других я пока не видел и сам сравнивать не могу.

Отель этот, пожалуй, вполне оправдывает свои ***. Просторные номера с кондиционером, ванной и балконом, бассейн во дворе и прочие прелести цивилизации. Телевизора в номере нет — и слава богу. Без MTV придется потерпеть. Впрочем, и здесь, как всегда, не обошлось без столь привычного бардака. К нашему прибытию в отеле не было достаточного количества свободных номеров, поэтому на одну ночь нас запихнули вчетвером в трехместный номер. Правда, на следующий день вдобавок к нему мы получили еще один двухместный, хотя он был не напротив, как обещали, а этажом выше. Но мы все равно довольны.

[Питание в отеле — завтрак и ужин в виде шведского стола. Завтрак оставляет желать лучшего — обычно не удается съесть ничего более интересного, чем бутерброды с сыром, колбасой и джемом, запивая их слабеньким кофе. Нечастая радость — кекс или фрукты, арбуз или дыня. На ужине же предлагаются разные салаты — от съедобных до жутко, в лучшем стиле греческой кухни, соленых, — и горячее блюдо (мясо или рыба), по одной порции на человека. Все напитки за ужином — за отдельную плату. Правда, мы привыкли обходиться помидорами или арбузом.]

Теперь немного впечатлений о городе и стране в целом. Сразу бросается в глаза непривычность окружающей местности и архитектуры. Местность, за пределами узкой прибрежной полосы — в основном, горы, с красными каменистыми склонами, большей частью не покрытыми растительностью. Рядом с этим — густая зелень садов, деревья, редко достигающие высоты больше пяти метров, и мелкий сухой кустарник. Архитектура — разнообразной формы домики, высотой не больше 4—5 этажей, побеленные и ощетинившиеся балкончиками… впрочем, ввиду нехватки моих познаний в архитектурных терминах, я лучше покажу фотографии.

[Хочу добавить, что достаточно часто попадаются недостроенные здания. Пока деньги есть — дом строится, когда они кончаются — оставляется до следующей зимы. Бывает и так, что на нижнем этаже здания бойко работает ресторан или магазинчик, а верхние представляют собой голый бетонный каркаc.]

Курс доллара к драхме составляет примерно 1:300. С обменом, как обычно, происходит небольшое надувательство: на дверях заведений, меняющих валюту (как правило, это турагентства или агентства по аренде машин) может быть указан курс и 325, и 340 драхм за доллар, но комиссия, которую они берут за обмен, возвращает курс на уровень обычных 295—300 драхм. Цены — если сопоставлять их с имеющейся у нас суммой денег, а не с аналогичными в Питере — выглядят довольно приемлемо. [Если же сопоставить их с питерскими — больше не выглядят. Все в 2,5—5 раз дороже, чем в России.] Конечно, кажется, что сейчас приходится экономить, а вот будь у тебя денег в два раза больше, ты бы мог ни в чем себе не отказывать. Впрочем, думаю, это ощущение не зависит от суммы имеющихся денег.

Тарелка еды в ресторане стоит где-то от 1000 до 5000 дрх, в зависимости от того, что за еда, а в среднем — в районе 1800 дрх. Бутылка пива в магазине — 250 дрх, полуторалитровая бутылка самого дешевого вина — 800 дрх, мороженое — от 250 дрх за шарик. Естественно, в ресторанах все дороже — так, например, за большую кружку пива с вас возьмут от 500 до 900 дрх.

Заметка 2.і 27.07.99, вторник. 13:00

Нет, все-таки заниматься во время отдыха каким-либо целенаправленным занятием — в частности, написанием заметок — лени-и-иво… Но делать все равно нечего, а Маринина уже почти кончилась. Так что продолжу свой рассказ о прелестях критской жизни. (Кстати, «критский» в переводе на датский звучит как kretinsky).

Итак, с темой наипервейшего значения для всех туристов — деньгами — закончено. Перейдем к следующим по актуальности темам — пляжам и еде.

Пляж в Херсониссосе довольно узкий, обычно не больше 10 м, и покрыт мелкими камешками. [На самом деле, вопреки тому, что говорится в этой и в одной из следующих заметок, в Херсониссосе есть чистые песчаные пляжи. Только до них идти не 100 м от отеля, а километр.] Приятно — они не так ко всему прилипают и везде засыпаются, как песок, но и не такие жесткие, как галька. На дне моря — те же мелкие камешки, плюс крупные булыжники с острыми краями, а также загадочные фичи (кричи?) [морские ежи], острые, как иголки, и оставляющие массу заноз в ногах и других частях тела. Море, кстати, с берега выглядит забавно полосатым. Там, где на дне камни, оно желто-коричневое или фиолетовое, там, где песок — зеленое.

Пляж, как и полагается приличному курорту, сплошь заставлен лежаками и зонтиками, которыми вы можете воспользоваться за умеренную плату (с нас четверых за два лежака без зонтика взяли 2000 дрх). [Это был первый и предпоследний раз, когда мы платили за лежаки. Остальное время обходились подстилками.] Свободное место есть обычно либо там, где набережная совсем близко подступает к морю, либо там, где неудобно зайти в воду. [Либо, опять-таки, в километре от центра города.] Переодевалки, кстати, отсутствуют как класс — видимо, на приличных курортах этого не полагается. [Душ мы видели только в одном месте.]

Что удивительно, народу днем на море существенно меньше, чем вечером в ресторанах и барах на набережной. Похоже, многие предпочитают получать свою порцию солнца, лежа вокруг бассейна своей гостиницы, а не на морском берегу. Вода-то в море соленая… Загорающие topless девушки есть, хотя нельзя сказать, что их большинство. [Есть и загорающие topless пожилые дамы. Видимо, они стремятся показать «чем мы не лошади?». На лошадей и вправду похоже…]

Теперь о еде. Не сказать, что мы успели попробовать все характерные блюда, но некоторое представление о греческой кухне уже сформировалось. [В дальнейшем оно не претерпело принципиальных изменений.]

Характерной чертой кухни является большая любовь к сыру фета — брынзе, сделанной из овечьего молока. Ее кладут, например, в греческий салат (огурцы, помидоры и фета), а ее производные составляют основу салата tzatziki (тертые огурцы, чеснок и большое количество йогурта). (Кстати, в меню одного из ресторанов значилось блюдо под названием Russian tzatziki. Вы такое в России ели? Я — нет.)

Еще один забавный казус из серии «руссо туристо облико морале»: каждый вечер за ужином на шведский стол подают большую миску нечта, что по виду и консистенции больше всего напоминает густой малиновый йогурт. Я решил, что это на сладкое, и положил себе щедрую порцию. Попробовав, скривился от соленого вкуса — все та же фета, плюс, видимо, свекла, чеснок и что-то еще. Нет, если это намазать тонким слоем на хлеб, это даже довольно вкусно… [Что характерно, каждый раз миска оставалась почти нетронутой.]

Зато мусака мне весьма понравилась. Это запеканка из баклажанов, картошки и мясного фарша в молочном соусе, покрытая сверху сырной корочкой. Вкусно, порция щедрая, да и стоит недорого… А вот gyros представляет собой хорошо знакомую шаверму — только мясо лежит на тарелке отдельно, соус отдельно, и гарнира побольше. А pita gyros — это просто шаверка. И технология приготовления точно та же.

М-да. А ведь я еще не обедал… Ладно, перейдем к менее побуждающим слюновыделение темам.

Смесь языков, которые можно услышать на улицах, довольно разнообразна. Только в нашей небольшой гостинице, помимо русских, живут чехи и голландцы. Хотя, если честно, я предпочел бы, чтобы некоторые из голландцев здесь не жили. Вместо того, чтобы, как все приличные люди, пьянствовать в барах, они это делают не отходя от кассы, прямо в гостинице. А еще они любят подпевать своим любимым группам. Громко.

<15:50> Вот. Я вернулся с обеда. Виски в Irish Coffee [коктейль из кофе с молоком, сахара и того самого виски] оказался налит весьма щедро (да уж, эта штука мало подходит для того, чтобы запивать ей обед), а потом нам еще поднесли по бонусовой рюмочке раки [виноградной самогонки]. Алкоголь на жаре — это тяжко.

Итак, продолжим о языках. Вообще, голландцев на Крите на удивление много. Соответственно, есть и специальные голландские бары, и свежие газеты из Голландии завозят в наибольшем количестве, ну и так далее. А страна вроде такая маленькая…

Помимо них, есть еще довольно много немцев, немного англоговорящей публики, некоторое количество итальянцев, поляков.

Забавно выглядят вывески, написанные заглавными греческими буквами. Половина букв — русские, треть — латинские, остальные — сами по себе (кси, сигма, омега и т.д.). Моих познаний в древнегреческом (4 года изучения в гимназии, к настоящему времени напрочь забытые) хватает на то, чтобы узнавать знакомые корни и понимать некоторые фразы, но об устной речи речь и не идет. Хотя фонетика вроде простая, греки говорят довольно быстро, пропуская многие звуки.

Итак, на этом мы завершаем обзорную часть нашего описания и переходим к дневниковой.

В день прибытия, в субботу, мы успели сделать очень немногое. Немного побродили по городу, ожидая, пока освободится номер, поселились. Как настоящие «руссо туристо», пообедали привезенной с собой картошкой и хлебом и легли отсыпаться после самолета. Хотя, кажется, искупаться в море мы перед этим успели. Вечером в гостиницу приехала Эльвира — представитель турфирмы — и начала рассказывать, сколько же стоят все те удовольствия в виде дополнительных экскурсий, которые были перечислены на бумажке, выданной нам в автобусе. Предупреждаю всех, кто решит последовать по моим стопам: не спешите покупать все, что вам предлагают! Многочисленные фирмочки, расположенные в самом Херсониссосе, предложат вам те же самые поездки за плату в два-три раза меньше. Например, за однодневный круиз на остров Диа нам было предложено заплатить $68 с человека. Местные же фирмы берут за это удовольствие всего 7500 дрх, или $25. Конечно, при этом более чем сомнительна вероятность получить русскоговорящего гида. Но для меня это проблемой не является, да и другие, думаю, смогут это пережить, если в круизе не надо ничего особо слушать, а надо только плавать в море и наслаждаться жизнью.

После ужина, которым мы остались недовольны (как показали последующие дни, обычно на ужине кормят несколько лучше), мы решили еще погулять по городу. К моменту, когда ощущение, что выпитая за ужином бутылочка пива 0.33 на двоих — это явно мало для полного счастья, окончательно оформилось в желание выпить еще по кружечке, мы проходили мимо ресторана «Афродита». Как выяснилось, официант в этом ресторане [как мы потом узнали, его зовут Александр] прекрасно говорит по русски. Так что мы быстро облюбовали это место.

Чтобы не обрывать заметку внезапно, чемтно признаюсь, что теперь желание поспать окончательно пересилило во мне желание писать. To be continued. Кстати, по радио сейчас крутят на удивление приличную музыку. Что характерно, только греческую.

Заметка 3.і 30.07.99, пятница. 20:20

За последние дни впечатлений накопилось масса. Однако начну я с дополнений и уточнений к предыдущим заметкам.

Во-первых, песчаные пляжи в Херсониссосе есть. Но большой их недостаток заключается в том, что количество окурков на квадратный метр песка превосходит все мыслимые предел [слегка утрируя, конечно]. Галечные пляжи почему-то остаются более чистыми.

Во-вторых, как выяснилось, комиссия — это не единственная подлянка, ожидающая туриста, который пытается поменять валюту. Вам могут честно сказать, что net exchange rate у них 301. И не менее честно содрать 500 дрх за операцию — не предупредив, естественно. Так что в итоге выходят все те же 297. [Эта подлянка ожидает вас в банках. Вот уж где, по логике, должен быть самый лучший курс и меньше всего извратов… Ан нет.]

И из более приятных новостей — инвентаризация показала, что денег у нас хватает. И $40 в день на четверых позволяет и неплохо пообедать, и съесть килограмм фруктов, и пойти вечером выпить пива. Так что ждите еще впечатлений от экскурсий.

Итак, прошлое воскресенье началось в лучшем стиле меня любимого. С утра пораньше я уронил очки на кафельный пол ванной, и они этого не пережили. Запасные пока не разбились… тьфу-тьфу-тьфу. [Они успешно дожили до конца поездки, и живы до сих пор.]

Дальше мы провели день по графику, который сейчас уже успел стать привычным. После завтрака, часов в 10, идем на море. Загораем и купаемся до 12-ти. Возвращаемся в номер, отмываемся в душе от морской соли, купаемся в бассейне гостиницы. Часа в 2 или около того идем обедать. Потом — сиеста часов до 4 или 5, или опять купание в бассейне. Перед ужином идем гулять или на море (если не лень вылезать из номера). Вечер после ужина проводим на прогулке или за игрой в преф. Правда, девушка Надя, с которой мы здесь познакомились и которая составляла нам с папой компанию для игры, завтра улетает — она приехала только на неделю.

В воскресенье я чувствовал себя хорошо. Сначала, вдобавок к кружке пива за обедом, официант ранее упоминавшегося ресторана «Афродита» поднес нам по стаканчику узо, анисовой водки. Как нам рассказали на сегодняшней экскурсии (слегка забегая вперед), узо, как и виноградную водку раки, получают перегонкой виноградного жмыха и косточек. Только в узо еще добавляют анис, что делает его вкус менее ядреным и более своеобразным. Узо обязательно пить со льдом, чтобы оно помутнело и стало белым. Но в целом этот напиток мне не слишком понравился.

Ну а после ужина мы купили бутылочку критского красного вина (самую дешевую) и приятно провели вечер, потребляя ее содержимое.

[Еще один милый процесс, который происходил в субботу — это разделка дыни. Единственный нож, который у нас был, представлял собой скальпель. Им мы и резали несчастную дыню…]

Понедельник и вторник прошли по той же программе с незначительными вариациями. Мы наслаждались греческой кухней, понемногу загорали, боясь обгореть. [Как ни странно, я оказался наиболее солнцеустойчивым, хотя на Крит приехал практически не загоревшим.] Я же со своей обычной скоростью поглощал привезенные мамой книги Марининой, твердо обещая себе, что, когда они кончатся, обязательно сяду писать мемуар. Еще мы успели подняться в расположенную от Херсониссоса деревню Кутулуфари. Ничего примечательного, кроме красивого вида на Херсониссос, мы там не нашли. Но фотоаппарат мы, естественно, не взяли. Придется туда еще вернуться. [В итоге мы решили, что нам лениво и мы как-нибудь обойдемся без вида на Херсониссос из Кутулуфари].

Следующий же день был куда более полон интересных событий. На него была назначена первая из двух заказанных нами у Эльвиры экскурсий — Кносский дворец и археологический музей Ираклиона.

Честно скажу: подобающего гимназисту священного трепета при виде остатков древнейшей в Европе цивилизации я не ощутил. Ощущение другое: пришел некий дядя по имени Эванс, выкопал из земли какие-то древние каменюки, залил их бетоном, нарисовал фломастером фрески и сказал: «Здесь было так.» Да, конечно, я понимаю, что этот великий человек приложил массу усилий, чтобы реконструировать, как же на самом деле жили критяне в минойскую эру. Но все равно ощущение искусственности всего, что нам показывают, меня не покидало. Плюс еще рассказы о том, что Лабиринта как такового не было, что Кносский дворец — это и есть Лабиринт, а минотавр — это всего-навсего жрец в маске в виде головы быка. [Куда в этом дворце полагается привязывать нить Ариадны, нам не показали.]

Зато археологический музей Ираклиона меня не разочаровал. Видеть реальные вещи, изготовленные людьми XVI века до нашей эры, и поражаться их красоте — это совсем другое дело. Хотя с оригиналами фресок, копии которых сейчас находятся в Кносском дворце, это делать несколько сложнее — уж больно плохо и небольшими кусками они сохранились. [Процесс, при помощи которого из 10% сохранившихся кусков восстанавливается целая фреска, для меня остался загадкой.]

А вот сам Ираклион мне понравился не слишком. Что больше всего давит во всех до сих пор виденных критских населенных пунктах — это их теснота. Узкие улочки, по которым два автобуса могут разъехаться не без труда. Плотные ряды мелких магазинов, гостиниц и прочих заведений. Много машин и особенно мотоциклов — конторы, предлагающие взять их напрокат, располагаются через каждые сто метров. В Херсониссосе, к тому же, как класс отсутствуют светофоры. Как хочешь, так и переходи главную улицу с ее довольно плотным движением.

В Ираклионе мы прошлись по рынку — небольшая улочка, на которой по все тем же ценам продают все тот же ассортимент товаров, что и в других местах. Правда, насколько я понял, по субботам в Ираклионе собирается какой-то большой рынок. Побродили вокруг венецианской крепости на море и пожалели 800 дрх за вход. Посмотрели на несколько храмов, в том числе и на главный собор. Нас с мамой в собор не пустили — this is a holy place, and you should be properly dressed, или, если короче — no shorts. Поэтому на всю красоту мы смотрели из предбанника. [Самое красивое, что есть в этом соборе — это люстры.] Потом мы долго искали дорогу назад к автобусу [все карты Ираклиона мы, как обычно, оставили в номере], причем я уже был в совершенно обалдевшем от жары состоянии, и только порция мороженого и несколько глотков ice tea вернули меня к жизни. [Мороженого, кстати, на Крите делать не умеют. В России оно все-таки лучше, чем где-либо еще в Европе.]

О сегодняшней же экскурсии я вам поведаю в следующей заметке.
Заметка 4.і 01.08.99, воскресенье. 21:40

Итак, пятница, день экскурсии на плоскогорье Лассити. Обычное для экскурсионного дня утро: подъем в 7 утра, быстрый, но плотный завтрак, в 8 с небольшим — pick-up. Первая радость жизни — двухэтажный автобус Neoplan, накондиционированный до такой степени, что в салоне просто холодно. Мы и Надя сразу занимаем передние места на втором этаже — как потом оказалось, самые жаркие.

Далее — процедура собирания туристов по другим отелям, растянувшаяся больше, чем на час. Все как обычно — долгие стоянки в ожидании непонятно чего, дамочки, бегающие туда-сюда, размахивая бумажками, и все в таком духе. Кстати, маневры двухэтажного автобуса на узких критских улочках — зрелище не для слабонервных. Особенно если с одной стороны от тебя — крутой горный обрыв. [Как сказала гидша на этой экскурсии, «Если вы боитесь, закрывайте глаза. Как это делает наш водитель.»]

Едем по уже знакомой дороге — в Ираклион, потом в Кноссос и дальше в горы. Конечно, если бы не эта поездка, у меня осталось бы совершенно превратное впечатление о природе Крита. После того, как автобус переваливает через первые гребни голых красных гор, глазу открываются горные склоны и долины, засаженные ровными полосами всего, что здесь растет — винограда, оливковых и фруктовых деревьев и другой зелени.

Первая остановка — винодельческий завод Реза с дегустацией вин. Нам показали небольшой фильм о том, как делают вино и оливковое масло, снятый так, что невозможно понять практически ничего [кроме того, какой рулез форева это самый завод]. Потом провели по небольшому музею с разными девайсами, которые использовались для изготовления вина и масла, и предложили отведать готовый продукт. Вина предлагались в полном ассортименте — сортов 6, наверное. На закусь — древний критский завтрак: сухарь с помидорами и оливковым маслом. Экскурсовод, конечно, наливает на донышке… но ты можешь обслужить себя сам и не жалеть продукта. Так что надегустировались мы вволю. Особенно рекомендую розовое и белое полусладкое. Ну и закупились — домой, на подарки.

[Еще один характерный для Крита напиток, кроме узо и раки — это белое вино рецина. Изначально греки добавляли смолу в вино для того, чтобы оно сохранялось при перевозке на кораблях. Потом обратили внимание на особый вкус, который получает вино со смолой, и начали добавлять ее ради вкуса — так получилась рецина. Нельзя сказать, что это более вкусно, чем обычное белое вино.]

Следующая остановка — гончарная мастерская в деревне Трапсано. Процесс превращения аморфного куска глины в вазу, амфору или горшок, происходящий прямо перед нашими глазами за считанные секунды — it’s sheer magic. Попробовать свои силы в этом ремесле было предложено всем желающим, но, глядя на безуспешные попытки прочего народа, я не решился. [Это не помешало мне этой самой глиной забрызгаться.] Впрочем, Света за гончарным кругом была запечатлена на фотографии, а произведение, которое вылепила она (точнее, вылепил гончар, а она немного покрутила), мы привезем с собой.

Далее — длинный, почти часовой переезд по горным серпантинам в монастырь Кира. Дорогу нам скрашивали рассказы гидши Эвридики о том, как устроена жизнь на Крите.

На сей раз замечание относительно надлежащей одежды было успешно проигнорировано, и нам показали церковь XIV века с фресками. На мой взгляд, ничего особенного. Зато папа собрал немного дикой алычи с растущего рядом с монастырем дерева.

Далее наш путь лежал уже на само плоскогорье. Практически ровное плато на высоте 800 метров над уровнем моря и площадью 8000 км^2, огражденное сплошной стеной гор — зрелище восхитительное. Для полноты картины — ветряные мельницы, выкачивающие воду из подземных источников. Говорят, сейчас их около 1000, а раньше, до всеобщей механизации, было десять тысяч. Но мы видели их явно меньше.

Основная достопримечательность этого плоскогорья, гда мы и сделали свою следующую остановку — это пещера Дикти, где, по легенде, родился Зевс. От того места, где останавливается автобус, надо подняться еще метров на 100 вверх по горному склону.Особо ленивые могут преодолеть это расстояние на ослике. Далее — спуск в пещеру. Конечно, с появлением там бетонных ступенек и электрического света романтики уже не очень много, да и глубина пещеры — не обещанные 100 метров, а всего 25. Но все равно — весьма красиво. Надя, конечно, утверждает, что пещера Трехглавка на горе Ай-Петри куда интереснее, но я там не был, так что сравнивать не могу.

На обед мы остановились в деревне у входа на плоскогорье, через которую проезжали раньше. Там мы долго болтались, разглядывали сувениры в магазинчике рядом с рестораном, лазили по окрестным горам.

Ну, и последней радостью для нас стал великолепный вид на весь наш кусок северного побережья Крита, который открывается совершенно внезапно после того, как автобус делает очередной поворот на серпантине. Поскольку возвращались мы по другой дороге, наш отель, бывший первой остановкой на пути туда, стал и первой остановкой на обратном пути.

Основным примечательным событием субботы стало посещение Star Beach — аквапарка самого маленького, зато самого близкого к нам, расположенного сразу за Херсониссосом. Это окончательно убедило меня в том, что ехать на целый день в другой аквапарк (Aqua Splash, более старый и маленький, или новый и крутой Water City) есть занятие ненужное и неинтересное. На горках я накатался по уши за час. Большая часть остальных развлечений (катапульта, тарзанка, водные мотоциклы, поездки на бананах и полеты на парашюте) оказались слишком дорогими — вход в Star Beach бесплатный, а все развлечения оплачиваются отдельно. К тому же, в Star Beach просто дикое количество народу. Еще мне очень понравилось тамошнее интернет-кафе — одинокий выключенный компьютер в маленьком тряпочном закуточке и не имеющий рядом ни малейших признаков чего-либо, похожего на кафе. [Он был выключен все три раза, когда я проходил мимо него в другие дни.]

Еще в субботу вечером мы в очередной раз побродили по магазинам и сделали две покупки — самую дешевую маску с трубкой для мамы и самую толстую книжку для меня. Маску с трубкой забывать дома не рекомендуется — на морском дне есть на что посмотреть: красивые каменные склоны, разноцветные рыбки, водоросли всех форм и вида. [До этого у нас были одни плавательные очки на четверых, в которых плавали все по очереди.] Ну, а книжка — это очередной бестселлер Тома Клэнси, «Executive Orders». 1200 страниц навороченного английского текста. [Дочитал вчера, 11 числа.]

Сегодняшний день очень мало отличался от традиционной программы. Зато завтра нас ждет экскурсия на Спиналонгу, а в среду я поеду в ущелье Самария. До встречи в следующей серии!

Заметка 5.і 03.08.99, вторник. 18:30

Начало экскурсии на Спиналонгу было вполне традиционным: долгая и нудная процедура собирания народа по отелям. На сей раз турфирма почему-то не удосужилась повесить табличку на автобус, поэтому на каждой остановке гидша выходила и громко выкрикивала название турфирмы. Кроме того, они умудрились продать один лишний ваучер, поэтому одному человеку пришлось ехать стоя.

Когда я впервые услышал по радио голос нашей гидши, я был близок к тому, чтобы окончательно разочароваться в экскурсии. Благодаря дивному качеству трансляции, непонятно было ничего вообще. Правда, как выяснилось позже, с англоговорящей частью группы начал работать другой гид, а низкие частоты голоса переживали трансляцию намного лучше.

Первой нашей остановкой стала Крица, «традиционная критская деревня». С традиционными критскими сувенирными магазинами, традиционными забегаловками и традиционной критской теснотой. Как окончательно показала эта экскурсия, вторая отличительная черта Крита, после тесноты — это его одинаковость. Да, горные склоны, заросшие оливковыми деревьями — это красиво. Но в какую сторону ни едь, ты увидишь все те же горные склоны, заросшие все теми же оливковыми деревьями. Да, среди всего этого есть достопримечательности — те же Лассити, Спиналонга и Самария. Но по дороге к ним мы насмотрелись на традиционную критскую природу по самое не хочу.

Единственная вещь, привлекшая мое внимание в Крице — магазин, в котором продавались весьма симпатичные ковыряльники [в переводе с ролевого жаргона — мечи]. Всего за $200…

Далее мы поехали в Агиос Николаос, город, из которого отплывали те наши спутники, которые заказали экскурсию с BBQ (барбекю) или рыболовную поездку. Остальным же было предоставлено свободное время.

В городе этом есть две основные достопримечательности — «бездонное озеро» глубиной 64 м, соединенное каналом с морем, и церковь Святой Троицы. Глубину озера было сложно оценить визуально, а вот количество в нем бензина — легко. Еще в нем плавает невероятное количество мальков. Не уверен, правда, что пойманную там рыбу можно есть. Что касается церкви — внутрь никого не пускают, поэтому нам пришлось удовольствоваться фотографированием мозаики на фронтоне. Поскольку улочки, как обычно, узкие и отойти некуда, вся церковь в кадр не влезла. [Впрочем, эта фотография все равно не получилась.]

Дальше наш путь лежал в Элунду. Это еще одна курортная деревушка, меньше, чем Херсониссос, но куда круче в том, что касается стоимости проживания. После того, как мы пообедали, настало время для отплытия на Спиналонгу.

Спиналонга — это венецианская крепость XIV века, построенная на острове в 15 минутах пути на катере от Элунды. Остров этот был создан искусственно: раньше он был частью полуострова, от которого теперь отделен неглубоким проливом. До 1957 года в Спиналонге располагался лепрозорий — как вам будут говорить во всех турфирмах, последний в Европе. Не верьте им! Как рассказал нам наш гид, до сих пор существует коммуна прокаженных в восточной Румынии, существование которой держалось в тайне до тех пор, пока не пал режим Чаушеску.

[Кстати, название острова я быстро переиначил как «Попатолста».]

Гид наш оказался человеком весьма милым и крайне заманьяченным. Поэтому в ходе часовой экскурсии по острову он не только рассказал нам о том, что есть что, но и прочитал длинную проповедь о том, какие несчастные люди на самом деле прокаженные, как на них давит та изоляция, которую создает общество, как много он приложил усилий, собирая информацию о том, как жили люди в лепрозории и как его экскурсия отличается от экскурсий всех остальных гидов. Не обманывайтесь моим обычным пренебрежительно- критическим тоном: экскурсия действительно была весьма интересной.

После возвращения со Спиналонги нам было предоставлено время, чтобы искупаться. Затем мы поехали обратно из Элунды в Агиос Николаос, по дороге, проходящей вдоль залива Мирабелло. Надо сказать, что залив вполне оправдывает свое название («красивый вид» в переводе с итальянского). Однако самые красивые виды открываются с довольно большой высоты, а вид с берега впечатляет несколько меньше.

По возвращении в Агиос Николаос мы провели не меньше часа, сидя в автобусе и созерцая процесс погрузки парома. То ли мы кого-то ждали, то ли гидша пыталась сообразить, надо ли нам кого-то ждать… [Кстати, судя по количеству машин, заезжавших на паром, он явно работал в режиме pass-through: с одного конца въезжаешь, с другого выезжаешь. Только берега с другого конца нет.]

Кстати, я забыл упомянуть об острове кри-кри. Кри-кри — это дикие критские козы, находящиеся под угрозой вымирания. Раньше они жили только в районе Самарии, но потом с целью сохранения их поселили на нескольких островах вокруг Крита, в частности, на том, который расположен около Агиос Николаоса. Большинство фирм честно обещают, что вы увидите этот остров. Но это совершенно не значит, что вы увидите самих коз! Они прячутся от жары в кустах, и с воды их обычно не видно.

После обычной процедуры развозки народа по домам, мы оказались дома. Кстати, тур-оператор, организовывавший эту поездку, назывался Petzalakis Club. Нам она обошлась в 3900 дрх с человека, плюс 2500 за лодку. [Если бы мы покупали путевку прямо у оператора, а не через промежуточную фирмочку — было бы 3400.] Для тех, кто едет на BBQ, цены выглядят еще смешнее. Как везде говорится, путевка стоит всего 3300 дрх. О том, что к этому надо доплатить еще 3500 дрх за лодку и собственно BBQ, народ зачастую узнает только в автобусе…

Одинаковость Крита, о которой я писал выше, распространяется не только на местность. В какой бы город вы ни приехали, в большинстве ресторанов вам предложат примерно одинаковое меню по примерно одинаковым ценам. Может варьироваться антураж, степень ленивости обслуживающего персонала, в меню могут появляться дополнительные позиции. Но базовый набор остается до боли стабильным. Все турфирмы вам предложат одни и те же туры почти по одним и тем же ценам. Тут обычно варьируются дни недели, по которым проводятся экскурсии, но вы наверняка найдете фирму, которая предложит любую нужную вам поездку в любой желаемый день. Сувенирные магазины чуть менее однообразны — для того, чтобы ознакомиться с полным ассортиментом предлагаемых товаров, нужно посетить не один, а три или четыре магазина.

Еще одна одинаковость Крита повторяется из одного населенного пункта в другой с тем же постоянством, как в старые добрые времена — улица Ленина. Это улица El. Venizelou, названная в честь премьер-министра Греции, который воссоединил ее с Критом в 1913 г. Везде, где мы были, так называлась одна из главных улиц. [Хотя на курортах, как правило, реально используются более простые названия — Main Road и Beach Road.]

Заметка 6.і 08.08.99, воскресенье. 21:57

За последние дни пребывания на Крите я так и не собрался сесть и довести до конца свое повествование, так что последнюю заметку я пишу уже дома, сидя за любимым компьютером. Итак, мы закончили на понедельнике.

Во вторник мы решили выбраться в «Лихностатис». Это что-то вроде этнографического музея под открытым небом, совмещенного с ботаническим садом, расположенное совсем рядом с Херсониссосом. Этнографическая часть представлена домиками, реконструирующими традиционные критские ремесла и места обитания — ткацко-красильную мастерскую, хижину пастуха (мы сначала приняли ее за шаманскую), винодавильню, церквушку и еще несколько построек. Ботаническая же представляет собой сад, где растут всевозможные фруктовые деревья, и домик с гербарием ароматических трав. Обещанной в рекламке выставки мастеров народного творчества мы так и не нашли.

Все это весьма замечательно, если бы не одно «но». Практически единственная информация, которая есть в музее помимо собственно экспонатов — это таблички со стихами по-гречески. Нам была выдана бумажка с переводом этих стихов на английский. На бумажке стихи пронумерованы, но какого-либо указания на местонахождение соответствующих табличек нету. Номера на самих табличках также отсутствуют. Так что сопоставление оригинала с переводом представляло собой трудноразрешимую задачу. К тому же, табличек со стихами было явно больше, чем переводов на бумажке.

Так что без экскурсовода Лихностатис посмотреть, конечно, занятно, но не более того. Единственное, что порадовало нас при посещении музея — это растущий в саду виноград. Не знаю, полагается ли его дегустировать; судя по количеству перезрелых ягод — не очень. Но не пропадать же ценному продукту! Так что мы отведали все разнообразие сортов винограда, растущих на Крите.

Остальная часть дня прошла вполне традиционно. Мы искупались на единственном чистом песчаном пляже, оборудованном душем, который мы нашли — он как раз рядом с музеем. Пообедали, еще побродили по городу, поплюхались в бассейне.

Среда же у меня была полностью занята экскурсией в ущелье Самария. Родители решили, что они уже и так накатались, и поездка, которая начинается в 5:30 утра и заканчивается в районе 12 ночи — это для них слишком, так что я поехал один. Самария — это самое длинное ущелье в Европе. Хотя его длина — вопрос весьма интересный. На рекламках этой экскурсии обычно пишут цифру 18 километров, экскурсовод сказал, что длина ущелья 15 км плюс еще 2 километра от выхода из ущелья до моря, а километровые камни на пути через ущелье заканчиваются на отметке 13 км.

Есть два способа прохождения ущелья — hard way и lazy way. Hard way — это когда тебя привозят на автобусе наверх, ты проходишь через все ущелье и тебя забирают на пароме снизу. (До деревушки внизу ущелья — Agia Roumeli — по шоссе не добраться. Только морем.) Если ты выбираешь lazy way, тебя привозят на пароме вниз, потом ты поднимаешься настолько, насколько хочешь, и спускаешься обратно. Мой вам совет: не ленитесь! The hard way is not THAT hard. А выбрав «ленивый путь», вы наверняка лишите себя удовольствия увидеть верхнюю часть ущелья, которая совершенно не похожа на нижнюю.

По дороге в Самарию мы проезжаем практически через весь Крит. Направляясь из Херсониссоса на запад, мы проезжаем через Ираклион, далее мимо Ретимно, и, доехав до Ханьи, поворачиваем на юг и еще через 30 км достигаем деревни Омалос, где делаем остановку на завтрак. (Ни на что большее, нежели булочка с кофе, можете не рассчитывать.) После еще одного небольшого переезда мы достигаем входа в ущелье, где с нас собирают по 1200 дрх за вход. У входа висит табличка, что, мол, красоту природы продавать нельзя, но эта минимальная плата способствует ее сохранению.

Путь через ущелье начинается на высоте около 1700 м от уровня моря, с достаточно крутого серпантинного спуска с края на дно ущелья. Склоны ущелья покрыты красивым сосновым лесом. Через каждые полтора-два километра оборудованы места для отдыха, где есть источники с чистой питьевой водой. Поэтому тащить с собой большое количество воды не обязательно. Риска заблудиться практически нет — толпа туристов, которая идет по ущелью вместе с вами, составляет по крайней мере человек 600. Если с вами что нибудь случится, вас найдет гид, который идет через полчаса после основной группы, и доставит вниз на ослике.

Кстати, с гидом нам не очень повезло. Мужик он неплохой, но English is NOT his native language, и говорит он понятно, но с сильно большим количеством ошибок. Так что у меня была возможность свои познания в немецком — с этим языком у него проблем меньше (или я их просто не так замечаю). К тому же, некоторые вещи из того, что рассказывал гид о сельском хозяйстве Крита, не совсем сходятся с тем, что нам рассказывали на экскурсии в Лассити, и вообще выглядит не очень правдоподобно. Например, то, что в теплицах на южном берегу Крита собирают по шесть урожаев в год.

Следующий кусок — путь по дну ущелья, часто пересекающий текущую по дну речку. Есть там такое место, где каждый турист оставляет на память о себе пирамидку из камней. Поле из пирамидок выглядит весьма мило. К сожалению, правда, я его не сфотографировал.

Последняя часть пути проходит уже по узкой части, где расстояние между стенками — где-то от 20 м до 3 м в самом узком месте, носящем название Iron gate. (Кстати, рекомендую вам отдохнуть и запастись водой на последнем месте для отдыха перед этой частью. После этого их не будет еще долго.) Как раз в Iron gate я умудрился наступить ногой между ступенек деревянного мостика и напрочь ее промочил.

Выход из ущелья тоже выглядит мило. Идет ущелье, идет тропа по нему. Около тропы стоит табличка с надписью «Выход». Ущелье идет дальше. Зато после выхода уже можно строить всякие забегаловки.

Как я обнаружил, дойдя до Agia Roumeli, в ущелье можно было не торопиться. Единственное, чем в этой деревушке можно занять свое время — это сидеть в ресторане или лежать на пляже. Первое из этих занятий может занять только ограниченное время. Второе же крайне осложняется тем, что камешки на берегу Ливийского моря раскаляются настолько, что ходить по ним становится проблемно. Тем более — лежать. А денег на лежак жалко. Так что пришлось просто тусоваться, пытаясь найти хоть что-нибудь интересное в местных магазинчиках.

На пути из Agia Roumeli в Sfakia, где нас ждал автобус, паром заходит в еще одну деревушку (названия, к сожалению, не помню). Деревушка эта расположена очень мило — она совершенно скрыта за мысом, так что единственное, что видно с воды — это церковь, стоящая на некотором расстоянии от деревни. И даже в этой жуткой дыре есть отели, rooms for rent,,, все как полагается. Всего же путь на пароме занимает около часа.

Оставшиеся два дня нашего пребывания на Крите содержали немного интересных событий. Закупки сувениров, последнее купание в море, прощание с Александром в ресторане… Обратная дорога прошла быстро и удачно — мы отправились от гостиницы в Херсониссосе в 5:45 по критскому времени и уже в районе 3 часов по питерскому были дома.

В общем и целом, удовольствие стоило нам $600 с человека за путевку и $1000, потраченных там (где-то 400 долларов на экскурсии, остальное — на еду, сувениры и прочие мелкие расходы). Всем очень понравилось. :-) Хотя я не могу сказать, что чувствовал бы себя сильно обделенным, если бы наш отдых длился не две недели, а неделю или десять дней.

Собственно, на этом все. Пусть летит за нами, кто может…

| 27.08.1999 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий