Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Греция >> Грек-салат


Забронируй отель в Греции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Грек-салат

Греция

«Греческий» или в западном произношении «грек» салат это залитые оливковым маслом порезанные и перемешанные помидоры, репчатый лук, листовой салат, сладкий перец, несколько маслин и кусок брынзы. Грек-салат это впечатления от недельного тура по дорогам Эллады по следам «героев и богов», где слои мифической древности перемешаны с современностью.
 В Греции мы побывали год назад. Пришла весна, весенние дожди отмыли наш старый, грязновато-грешный мир, ласковое солнышко позолотило его, и стал он выглядеть, как только что созданный. И потянулась душа к началу начал, туда, где родилась, откуда вышла европейская культура. И вот новенький, свеженький, реконструированный аэропорт Домодедово провожает нас в неблизкий путь. Четыре часа на ЯК-42 (любителей античности оказалось не так много) и мы (я, жена и дочь) в Салониках, втором по величине городе Греции, вторым, кстати, он был и в Византии (после Константинополя).
Стены местного акрополя с римскими включениями, куски крепостной стены, арка Галерия, уже из римских древностей, ещё более поздняя Белая башня 15 века, «символ Салоников» и совсем уж современная конная статуя Александра Македонского. Завели в древнюю базилику Святого Димитрия, действующую, перестроенную в средние века после пожара. У «двоюродных братьев по вере» более демократично — можно сидеть во время службы на скамьях. Наша группа рванула покупать свечи. Многие истово крестятся, причём большинство — молодёжь. Умывшись целебной водой из источника, отправляемся дальше. Привезли на набережную: ласковый бриз, заходящее солнце, народ неспешно прогуливается, вовсю торгуют жареными семечками.
Вечер, пора ужинать и на боковую. Нас везут в Паралию Катерини, курортный городишко на берегу Эгейского моря, где шубные магазины иногда перемежаются гостиницами, ресторанами и сувенирными лавками. Ужин: обязательный грек-салат, вкусно и витаминно, весьма посредственный суп, стандартное второе — мясо с картошкой, вино, естественно, за дополнительную плату. Заказали красного, зря, вкус вина резко отличается от стандартного франко-испано-итальянского, на мой взгляд, не в лучшую сторону. Забегая вперёд, скажу, что греки производят и достойного качества красные вина, а от рядового вина в таверне мы хотели неоправданно многого.
Размещают нас в отеле категории С (европейские 2—3 звезды). У нас просторный трёхместный номер с большим балконом и кухней, в которой холодильник и столовая посуда.
Рано утром отправляемся по маршруту. Перед этим усиленно-континентальный завтрак, кроме хлеба, масла, джема, сыр, колбаса, салатики. Первая остановка — археологический объект Дион. Тепло, даже жарко, светит солнце, вокруг всё цветёт и зеленеет, виден Олимп со снежной шапкой на макушке. Купив билеты, заходим на огороженную территорию. Это остатки древнего города римских времён. Осматриваем фрагменты стен, статуй, фундаменты домов. Совершенно потрясающе на фоне древних камней смотрятся алые маки. Проходим по древним улицам. Наибольший интерес вызывают остатки мраморного древнеримского туалета системы нужник. Гид рассказывает, что древние римляне любили подолгу засиживаться не только в бане, но и в осматриваемом заведении, проводя это время в плодотворных дискуссиях.
Пора отправляться дальше. Остановка на обед в деревушке Литохоро у подножия Олимпа. Желающие совершают небольшое восхождение. Почему боги облюбовали именно эту гору среди множества идентичных остаётся неясным.
Вечером пребываем в деревушку Каламбака. Отель категории B, твёрдые три звезды. Утром нам предстоит знакомство с «восьмым чудом света» легендарными Метеорами. Метеоры в переводе с греческого — парящие, это пять крошечных монастырей непонятно каким образом прилепившиеся на вершинах отвесных скал. Вначале для разогрева везут в иконописную мастерскую, поят трёхзвёздной метаксой, резковата, не рекомендую, пять звёзд и выше совсем другое дело. Показывают, как мастера пишут иконы и, естественно, ненавязчиво советуют приобретать, разумеется, без торговых наценок, гарантированного качества и т.п. Многие берут, а то, что тоже самое в обычных сувенирных лавках минимум вдвое дешевле узнают позднее. Наконец все желающие отоварены и два наших туристических автобуса медленно ползут в горы. Монастыри действительно чудесны. Скалы похожи на чёртовы пальцы, долины с крошечными деревушками и оливковыми рощами глубоко внизу, неизвестные кустарники усыпанные лиловыми цветами гармонируют с красными крышами монастырей. Автобусам выше не забраться, и мы пешком поднимаемся в монастырь Святого Варлаама — место действия французской комедии «Украли бедро Юпитера» с Жирардо и Нуаре. Лестница сооружена сравнительно недавно, раньше для общения с внешним миром использовали громадную верёвочную кошёлку, спускаемую и поднимаемую на лебёдке монахами. Сейчас монастырь скорее туристический центр, чем религиозный. В штате четыре монаха и несколько человек обслуживающего персонала. Заходим внутрь небольшой симпатичной церквушки, снимать нельзя. Всё с пола до потолка расписано библейскими сюжетами. Гид показывает на один из сюжетов и говорит: это святой Пётр стоит перед воротами рая, а это очередь праведников, которые хотят попасть в рай. Э, думаю, какой же это рай, если и там в очереди стоять.
Утолив духовный голод, спускаемся вниз. Время обеда. Нас везут назад в Каламбаку, ведут всех в одно заведение, где и рекомендуют обедать (обед за свой счёт). Система советской столовой — берёшь на раздаче, что понравилось, и вперёд к кассе. Два автобуса — это человек 80, представьте какая очередь. Довольно странно, что желающих обедать в другом месте, несмотря на то, что рядом полно маленьких уютных ресторанчиков, совсем немного, мы в их числе. Может для оставшихся и впрямь рай это очередь. Не знаю, чего боится наш человек за границей, что не сможет объясниться или это просто генетическое чувство стадности. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, там, куда ведут тебя гиды, будет вдвое дороже и вдвое хуже. А мы пообедали в небольшой таверне, где готовили мясо-гриль на решётке и открытом огне, посетителей почти не было, нам были рады, улыбались, обслуживали не спеша, но мы никуда и не спешили. Греки вообще неспешный народ, турецкое иго наложило свой отпечаток. Греки это нечто среднее между деловым европейцем и праздным азиатом. Сиесту не соблюдают, но зато весь день полусонные, наши гиды по несколько раз на день взбадриваются кофейком, да и алкоголем не брезгуют. Хотя, надо отдать им должное, историю свою боготворят, рассказывают много и увлечённо.
Совершив по дороге купание в Ионическом море t=18 C, пребываем к вечеру в Дельфы. Утром мы на том самом месте, где прорицал когда-то Дельфийский оракул. Есть мнение, что он впадал в транс под влиянием серных испарений. От древних Дельф сохранилось мало что. Шесть колон от храма Аполлона, небольшой амфитеатр, остатки стадиона, где проводились Дельфийские игры. Дети, которых в группе оказалось много — весенние каникулы, пробежали на перегонки две стадии — длина стадиона.
При Дельфах археологический музей. Статуи женоподобных юношей — Антиной и компания, мужественных женщин… ещё та была цивилизация.
К вечеру мы уже в Афинах. Селят в каком-то арабском квартале, гостиница не ахти, нам на троих достаётся длинный узкий номер с пятью кроватями. Вышли прогуляться — напоминает Каир, архитектурой, видом прохожих и количеством грязи. На этом фоне недавно открытое метро потрясло своей девственной белизной и чистотой.
Утром большое путешествие — едем на Пелопоннес. Первая остановка у Коринфского канала, соединяющего Эгейское море с Ионическим. Канал, прорубленный в твёрдых породах, длинный, узкий, так что два судна разойтись не могут, поэтому суда идут по нему попеременно то в одном, то в другом направлении. Необычной является и высота обрамляющих канал берегов — порядка 70 метров, поскольку такова высота Коринфа над уровнем моря. И вот мы едем по самой южной части Греции Пелопонесскому полуострову. Дорога живописна, время от времени открываются виды на Эгейское море с крошечными скалистыми островками, частично приватизированными, частично необитаемыми.
Наша первая цель — Эпидавр, город с самым большим из сохранившихся античным театром с потрясающей акустикой, время от времени мировые знаменитости дают там концерты. Впечатление сильное, шорох сминаемой на сцене бумаги слышен на самых верхних рядах, а чего стоит открывающаяся с этих рядов панорама… Эпидавр — место у туристов популярное. Раскованные американцы танцуют на сцене; итальянцы тихонько сидят вокруг своего гида, объясняющего что-то вполголоса, чтобы не мешать остальным; наши, снующие взад-вперёд по рядам, беседующие друг с другом из разных концов театра, проверяя акустику, но стесняющееся по просьбе гидов спеть хором «Подмосковные вечера».
Эпидавр ещё и резиденция легендарного Асклепия. Храм, посвящённый ему, разумеется, разрушен, но есть небольшой музейчик с выставленными древними медицинскими инструментами, в том числе и гинекологическими. Есть новомодное мнение, что храм стоял на месте некоего энергетического центра, благодаря которому больные и исцелялись. Едем дальше в Нафплион, первую столицу вновь созданного после турецкого ига независимого Греческого государства. Очаровательный, тихий, приморский городок, совершенно в итальянском духе, как оказалось, итальянские купцы его и построили в своё время. Узкие улочки, маленькие уютные ресторанчики со столиками на улице. Вот бы там посидеть, отдохнуть, спокойно пообедать, но время к трём, и гиды гонят нас дальше, ещё нужно успеть в Микены, да и насчёт обеда они договорились с «Царём Минелаем», это, понятное дело, не наследник троянского рогоносца, а название ресторана. И вот мы на месте. Нас встречает сам хозяин, ресторан большой, мест на 200, но семейный, работает там человек 10, всё успевают. Поскольку гиды «в доле», всё дороже, меню скудное — поваров мало, но деваться некуда — рядом ничего нет. Из горячего — баранина и картофель фри, без особенных изысков, но всё свежее, вкусное. В конце обеда неожиданность — носят добавку салатов, картошки и баранины «на халяву сэр». Я долго думал — зачем, потом догадался — мы последняя группа в этот день, больше посетителей не будет, всё равно всё выкидывать. Да ещё чуть не забыл, хозяин ещё и водкой перед обедом угощал, местной, анисовой, вкус весьма специфичен — на любителя. После обеда всех одаривают апельсинами, поскольку у владельца ресторана ещё и собственная апельсиновая роща. Греческие апельсины похуже марокканских — менее плотные, шкура толще, хуже хранятся, зато совсем дешёвые. После обеда и греческой водки все настроены благодушно. Едем к развалинам легендарных Микен. Сначала осматриваем «гробницу Агамемнона», куполообразное сооружение, не имеющее к Агамемнону никакого отношения, никаких ценных археологических находок там сделано не было.
Микены рядом, их стены — образец древней «циклопической» или «пеласгийской» кладки (крупные камни), возможно догреческого, доэллинского, доионического периода. Вход в Микены — Львиные ворота, их фотография в школьном учебнике по истории древнего мира. Название из-за камня с изображением львов, венчающего эти ворота. Все остальные камни гладкие, даже, кажется, другой породы, поэтому камень с барельефом смотрится инородным телом, и закрадывается мысль, а не являются ли эти раскопки грандиозной шлимановской мистификацией. Вообще греческие исторические памятники они скорее для паломников, чем для туристов. Их, в отличие от памятников итальянских сохранившихся сносно, глазами не увидеть — камни и камни, нужно видеть сердцем, подключать воображение, и если факт, что вы побываете в том самом месте, где когда-то родилась великая культура, не приводит вас в трепет, вы будете разочарованы. А для зрения — прекрасные греческие пейзажи, горы поросшие лесом и цветущим кустарником, равнины, с оливковыми и апельсиновыми рощами, свечки кипарисов, жёлто-зелёные заросли цветущей мимозы, алые маки на фоне бело-серого мрамора, синь неба и моря. Для слуха — греческие мифы и греческая музыка: сиртаки, зорба, песни Теодаракиса, звучащие в автобусе во время движения. Для осязания — ласковый весенний воздух, по которому после колючей зимы, тоскует кожа. Для обоняния — запах необычной еды, кофе, весенние ароматы.
День следующий — Афинский акрополь. Парфенон оказался разрушенным больше, чем я предполагал, сохранились колонны только по периметру, в отличие от египетского Карнака, где можно побродить, приобщиться, внутри Парфенона ходить нельзя, всё огорожено. Колонны у греческих храмов не цельные, а состоят из отдельных цилиндров высотой 2—3 метра, поставленных один на другой. Не меньшим чем Парфенон вниманием пользуется небольшой Эрехтион — место «дуэли» Афины и Посейдона за обладание городом, с шестью колоннами-кариатидами. Сейчас кариатиды заменены копиями, все подлинники находятся в музее, тут же на территории Акрополя, все кроме одной. Одну из кариатид, наиболее сохранившуюся, утащили англичане, так же как и фризы Парфенона, сейчас они в Британском музее. Наверное, нет надобности сообщать, что, поскольку Акрополь — гора, с него открывается замечательный вид на Афины. Бродим у священных развалин, не спеша, фотографируемся на фоне, кстати, на хрестоматийных фотографиях Парфенона — его задняя часть, а центральный фасад, он сильнее разрушен, с противоположной стороны. Нас ещё ждёт обзорная экскурсия по городу, а потом повезут назад в Паралию Катерини. Да денёк для самостоятельного знакомства с Афинами явно бы не повредил. Во время обзорной экскурсии знакомимся с храмом Зевса, сохранилось колон 8, стадионом, где состоялись первые Олимпийские игры нового времени, присутствуем при разводе караула у президентского дворца. Солдаты в национальной одежде, красных колпаках, шерстяных чулках и деревянных башмаках с загнутыми носами идут немыслимым шагом навстречу друг другу. Церемония неожиданно прерывается, у одного из гвардейцев немного сбился на сторону его головной убор и офицер, запретив снимать и убедившись, что камеры опущены, приводит всё в надлежащий вид. Церемония продолжается, гвардейцы встречаются и начинают выделывать ногами немыслимые па — стучат друг друга башмаками по башмакам, проводят ещё целый ряд трудно запоминаемых сложных манипуляций.
Рассаживаемся в автобусы под впечатлением увиденного ритуала.
Дорога назад в Паралию Катерини проходит через небезызвестное Фермопильское ущелье с памятником спартанскому царю Леониду. Бронзовый Леонид замер на постаменте в шлеме, с круглым щитом и поднятым копьём, у подножья надпись — лаконичный ответ Леонида на предложение Дария сложить оружие «приди и возьми». К сожалению, за прошедшие со дня знаменитой битвы годы, ландшафт сильно изменился, морские береговые отложения сделали возможным попасть из северной Греции в южную, минуя Фермопильское ущелье, которое сейчас поросло лесом и стало непроходимым. Кроме бронзового Леонида о героическом прошлом напоминает и славный потомок павших героев, который один, вооружённый только полосатой палочкой выполняет обязанности трёх сотен — охраняет заповедную дорогу так бдительно, что никакой Дарий козьей тропой его не объедет.
 В Паралию Катерини мы пребываем поздно вечером, заселяемся в ту же гостиницу, в тот же номер. Пока нас не было, в нём никто не жил — не сезон, могли бы спокойно оставить тёплые вещи, а не таскать их по всей Греции. Рано утром экскурсия в Пеллу столицу Македонского царства, раскопаны остатки царского дворца, в котором родился Александр, неплохо сохранились напольные мозаики. Часть из них в музее, а ещё там можно видеть бюст Александра Македонского, монеты той славной эпохи, терракотовые статуэтки, найденные клады и кой-какие золотые изделия. Следующий археологический объект — Виргина, гробницы македонских царей, в том числе Филиппа — отца Александра. Снимать там нельзя, выставлены золотые ларцы с прахом, золотые венки — символы царского величия.
С культурной программой покончено, завтра утром вылет в Москву, остались меркантильные хлопоты. Купили жене и дочке по шубе, жене за 400$ из «кристального» енота, дочке скромненькую, но приличную светлую нутрию за 100, ещё понабрали кучу сувениров: вазочки, статуэтки, те, что точные копии античных изделий, существенно дороже. Из продуктов — канистру оливкового масла, ежедневное употребление грек-салата привело к грек-салатовой зависимости. Несколько бутылок рецины — некрепкого греческого вина ярко жёлтого цвета из-за добавленных ароматических смол и с дурманящим эффектом. Ну и, конечно, взяли метаксы — чудесный греческий коньяк, с 5, а лучше с 7 звёздами в бутылке-амфоре. Можно спутать друг с другом грузинский, молдавский, армянский коньяки, а вот греческую метаксу не спутаешь ни с чем. Брать её, понятное дело, лучше в duty free при вылете, и дешевле, и таскать меньше.
Вечером прощальный ужин, греки нас решили побаловать. Свинина на вертеле восхитительна, порции такие огромные, что насытится и самый голодный, группа в нирване.
Обратный перелёт кажется короче, поскольку летит уже сплотившийся коллектив, все делятся впечатлениями, вспоминают свои прошлые путешествия, поскольку большинство отправляется в Грецию предварительно посетив Францию, Италию, Испанию, Швейцарию, Египет, Таиланд (возможны варианты), прикидывают куда отправиться в следующий раз…

| 01.04.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий