Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Греция >> Дневник одного путешествия, или волшебный остров Тасос


Забронируй отель в Греции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Дневник одного путешествия, или волшебный остров Тасос

Греция

Как-то так сложилось, что с позапрошлого года мы отдыхаем двумя, равными по составу, семьями. Одна: муж Сергей (автор данного текста), жена Наташа и сын Дима (9 лет). Вторая: муж Олег, жена Елена и дочь Алина (10 лет). Преимущества подобного отпускного симбиоза очевидны: с одной стороны и детям — компания, одному ребенку всегда скучно на новом месте без товарищей, с другой стороны и взрослым повеселее — есть с кем посидеть, пообщаться. Хотя иногда и без накладок не обходится. Так вот, после совместного отдыха в позапрошлом году в России (Геленджик) и в прошлом году в ближнем зарубежье (Крым), в 2003 году решили замахнуться на нечто большее — дальнее зарубежье. Уже с ранней осени начался мучительный перебор вариантов. Турция отмелась сразу. Из-за банальности. Какая-то экзотика тоже не рассматривалась в силу довольно реального прогноза об ограниченности бюджета на летний отдых. Заказ какого-нибудь тура у туроператора также был отметен. Во-первых, все недорогие предложения у них на редкость банальны и избиты. Во-вторых, не хотелось быть разочарованными в результате каких-нибудь несбывшихся обещаний молочных рек с кисельными берегами — о чем сплошь и рядом читаешь в отзывах о деятельности турагенств. Итак, твердое решение: организуем отдых самостоятельно. Это раз. Два — определение возможного места отдыха. Пожеланий к нему было много. С одной стороны не хотелось на какое-нибудь, объезженное российскими туристами вдоль и поперек, место, вроде Кипра или Болгарии. С другой стороны какая-то глухомань без следов цивилизации женскую половину нашего маленького сообщества тоже не прельщала. Детям тоже нужно было свое — чтоб и песчаные пологие пляжи были, ну и чтоб можно было понырять за интересными камушками и ракушками. Мне, как старому альпинисту, интересна была какая-нибудь горка, на которую я мог бы бегать по утрам перед завтраком, пока все спят.

ОТСТУПЛЕНИЕ № 1
Такой способ утренней разминки и поддержания формы я практикую всегда во время эдаких вот расслабляющих отпусков. В Геленджике бегал на хребет (450 м над уровнем моря). В Партените (Крым) по утрам облазал и оббегал весь Аю-Даг (570 м над уровнем моря).

 В общем, получалось как в той басне про лебедя, рака и щуку: каждому хотелось чего-то своего. Но меня это не смущало. Помечтав о будущем отпуске в течение сентября прошлого года на совместных чаепитиях и, выслушав все пожелания заинтересованных сторон, я, уже с октября, принялся за перелопачивание интернета в поисках того заветного места, удовлетворяющего всех. Сначала определились с ареалом поездки: Греция в финале выиграла у Черногории. Затем перешли к конкретике. А перебирать было из чего. Не буду утомлять читателей перечислением всех сайтов, островов и вариантов, которые мною были внимательно рассмотрены и изучены, но, наткнувшись на отзывы англичан по острову Тасос www.dnconsult.co.uk/thassos/achpages/feedback.html и, найдя карту острова, мне это все сразу очень понравилось. Накопав еще кучу ссылок по этому острову и, изучив их, я принял решение — это то, что нам нужно. После короткой рекламной кампании среди нашей компании, все загорелись идеей — только Тасос! Привлекло всех всё. Меня — гора Ипсарион (1207 м над уровнем моря) со скальными стенами. Детей и женщин — великолепные пляжи, хорошие отзывы о тавернах и местной кухне. Всех привлекло полное отсутствие какой-либо «живой» информации об этом острове в российском инете, кроме скудных энциклопедических сведений. Мы чувствовали себя Робинзонами! Нам предстояло открыть для себя этот остров без каких-либо отзывов российских туристов! Дальше было дело техники. До февраля перебирали отели, отельчики и пансионы, которые бы удовлетворяли очень нехитрым требованиям: были бы относительно комфортабельны, но относительно недороги. С марта начали переписку и в мае определились — едем во второй половине августа в местечко, называемое Скала Потамия, в пансион «Катерина». Договорились и о цене: до 15 августа — 42 евро за номер (двухместный, с дополнительной кроватью для ребенка) с завтраком, после 15 августа — 38 евро.

ПРЕЛЮДИЯ
Оставалось решить два вопроса — визы, и как добираться до места. С первым вопросом проблем не возникло — через знакомых в турфирме это дело оформили по сходной цене. Хотя, при оформлении виз непосредственно в консульстве вроде выходило бы значительно дешевле, но дело в том, что мы не москвичи, и ездить в Москву для оформления и, возможно, несколько раз, нам представлялось несколько накладным. А вот со вторым вопросом еще с осени шел спор. Я был за перемещение на собственных автомобилях, также как в прошлом и позапрошлом годах. Наталья была против — так как я люблю ездить быстро и терпеть не могу плестись в очереди из фур, — она заявила, что ее хватит инфаркт еще до того, как мы доберемся до Греции, и никакой Тасос ей уже не будет нужен. Хотя Димку моя езда не смущала, но мечты о самолете, на котором он летал последний раз пять лет назад, не давали ему одобрить мой вариант. Олег с Леной тоже были против автомобильной поездки — долго, утомительно и мало ли что случится в дороге. Вот, она, демократия в действии — пришлось подчиниться большинству: значит, летим до Салоник. Кстати, с авиабилетами у нас и приключился небольшой неприятный казус. Весной нам подсказали, что с билетами лучше не суетиться и брать билеты ближе к дате вылета — они должны быть дешевле. В течение июля опрашивали мы различные фирмы о стоимости перелета. Цены колебались в районе 200 евро (туда и обратно). И тут одна фирма нам предлагает билеты по 158 евро. Но технология получения билетов была следующей: мы делаем предоплату (3600 рублей) на фирму, она перечисляет эти денежки перевозчику и в течение нескольких дней последний подтверждает бронирование мест по цене, сложившейся на день подтверждения бронирования. То есть, цена могла измениться в зависимости от конъюнктуры. Причем, если измененная цена нас не устроит, то предоплата не возвращается. Агент фирмы уверяла, чем быстрее мы перечислим денежки, тем быстрее фирма всё порешает с перевозчиком и вероятность изменения стоимости билетов будет невелика. Мне все это показалось подозрительным, но наши женщины, переговорив с турагентом оффлайн, по телефону, решили — платим. Окей, платим. Нам нужны были 6 билетов на 13 августа — туда и на 27 августа — обратно. В начале августа перечисляем предоплату. Не далее как на следующий день, во время телефонного разговора о том, когда же будет подтверждение брони, нам было радостно сообщено, что в связи с огромным наплывом желающих на нашу дату обратного вылета, стоимость билета изменилась со 158 евро до 230. Женщины в шоке, мужики в ярости. Но, поостыв, и обзвонив несколько фирм в поисках альтернативы, выясняем, что действительно с обратными билетами проблема: в конце августа все хотят домой. Делать нечего, соглашаемся. Но неприятный осадок остался. Платим за билеты всю сумму и оставшиеся до вылета дни опасаемся, как бы нас вообще не прокинули с билетами, так как выдать нам должны непосредственно перед вылетом в аэропорту. За три дня до выезда Олег (с его слов), попивая кофе за завтраком, от нечего делать начал рассматривать лежащие тут же документы со страховкой. И вот сюрприз! Оказалось, что страховка оформлена с 13 по 27 июля (!). А нам надо на август. Все на ушах. Срочно связываемся с турфирмой, делавшей страховку. Обещают, что в течение дня все исправят. Действительно, документы переделываются — фууух … одну, внезапно появившуюся проблему, решили.

12—13 августа. ДОРОГА ТУДА
Но вот и день выезда. Поезд в 11 вечера, а утром мы должны быть в Москве. Часов в семь вечера звонит Олег осведомиться, готовы ли мы к выезду. Докладываю, что начали собираться, тот изумляется — они собрались еще два дня назад. Ну, что поделаешь, это у нас добрая семейная традиция — делать все в последний момент. Покидали все в сумки, вызвали такси. Приехали. Успели. Рассаживаемся в купе, переводим дух, проверяем, все ли документы с собой. Разглядываем паспорта и обнаруживаем, что во всех четырех паспортах в штампах визы стоит количество человек — один. А как же дети? Наталья тут же вспоминает «страшную» историю, как пару лет назад брата ее коллеги по работе также с женой и с ребенком не пустили в Германию, потому что виза была оформлена в паспортах мужа и жены только на одного человека в каждом паспорте. Мда-а-а… хоть вида никто не показывает, но настроение у всех не очень-то: во-первых, непонятно, привезут ли нам в конце концов билеты, во-вторых, даже если привезут, то выпустят ли? Потихоньку с Олегом уже обсуждаем, готовы ли машины для поездки в Крым. С такими мыслями под стук колес и засыпаем. В Домодедово первая удача — билеты привезли. Все в порядке. Затем вторая — регистрацию на наш чартерный рейс объявляют вовремя, без откладывания. Затем третья — нас всех выпускают в Грецию! А жизнь-то налаживается! Долетели без приключений. На паспортном контроле в аэропорту Македония без них же. Выходим из здания аэропорта. Если Москва нас провожала дождем и весьма умеренной температурой, то здесь жара и солнце сразу ударяют в глаза, нос, уши. Наконец-то начинаем понимать, что мы действительно на юге и действительно в отпуске. Сажаем Олега, Лену и Алину в такси к жизнерадостной девушке-шоферу и я говорю: «КТЕЛ ту нот Халкидики. КТЕЛ ту рест Грек. Окей?»

ОТСТУПЛЕНИЕ № 2
Я из инета знал, что в Салониках два автовокзала. Они называются КТЕЛ. С одного идут автобусы по всем маршрутам на Халкидики — он считается вроде пригородного и расположен недалеко от аэропорта. Со второго, центрального — во все остальные регионы. Этот расположен аккурат на противоположном конце города. Вот нам туда и нужно было.

 В ответ жизнерадостное: «Окей.» Садимся в следующее такси. За рулем усатый полный пожилой невозмутимый грек. Я: «Ду ю спик инглиш?» В ответ мотание головой в стиле Лелика из «Бриллиантовой руки», с таким же мурлыканьем под нос какого-то мотивчика. Я: «Парла л'италиано?» В ответ та же реакция. Мда-а-а … кроме этих двух языков (в которых мои познания весьма умеренны) могу общаться (и гораздо лучше) еще на польском. Но внутренний голос подсказывает, что польский тут тоже не прокатит, поэтому «тшы пан муве по польску?» даже не спрашиваю. Достаю заранее купленный в Москве греческо-русский разговорник и с грехом пополам объясняю водителю, куда нам надо. Как раз тут же мимо нас проезжает такси с нашими коллегами по отдыху (как они оказались сзади — не знаю), при этом жизнерадостная девушка-шофер, наполовину высунувшись из окна своей машины, машет руками, аки ветряная мельница, нашему шоферу. (Просит остановиться — подумал Штирлиц) Точно. Останавливаемся. Девушка подходит к нам. И с улыбкой до ушей начинает объяснять:

 — Уай ту Кавала бай бас? (видно, Лена ей на не менее хреновом, чем мой, английском рассказала, что нам надо в Кавалу) Из хот, слоули энд кост из зэ сэйм.
 — Хау мач из зэ сэйм?
 — Онли уан хандред юро фор уан такси.
 — Ай си (с такой же улыбкой до ушей). Ай синк итс вери икспенсив.

Девушка еще минут пять мне, с широчайшей улыбкой, пыталась втолковать, что это совсем не «икспенсив», зато «вери комфортабли», но я с такой же улыбкой отвечал — окей, но поехали лучше до КТЕЛ. Уболтал. Отвязалась. Доехали. Шофер говорит, что с нас 30 евро (с каждого такси). Чувствую, что это слишком дорого, но аргументов возразить нет. Отдаем. Оставляю всех с багажом и иду искать кассовый зал. Пытаюсь найти кассу до Кавалы. В каждой кассе посылают в соседнюю. С пятой попытки оказываюсь в нужной. Кассир спрашивает, на какое время мне нужны билеты. Я в ответ: «Райт нау». Выписывает. Оказывается билет стоит 10 евриков с копейками на человека. Вот тебе и «уан хандред»! Вот тебе и «зэ сэйм»! Но торжествовать некогда — отправление автобуса через пять минут. Несусь, сломя голову, выяснить, где шестая платформа, с которой отправляется наш автобус. Затем к девчонкам, лавируя между неторопливыми греками. Хватаем сумки (Олегу опять не удалось спокойно докурить сигарету) и бодрой рысью спешим к автобусу. Уффф. Успели. Загрузились. Поехали. В автобусе выясняем, что вовсе тут не «хот», так как он с кондиционером. Три часа пилим до Кавалы, знакомясь по дороге с греческими песнями, которые непрерывно звучат из динамиков автобуса. Сразу скажу, что греческие песни нас сопровождали во всех автобусах и такси — это видно у них традиция. Лично я к этому относился спокойно. Эдакая смесь цыганско-молдавских напевов. Довольно мелодично. В общем, меня не раздражало.

Всё. Автобус останавливается. Время 1730 по-местному. Мы в Кавале. Выгрузившись из автобуса, спрашиваю у прохожего, где здесь «Дольфин» (судно на подводных крыльях) или «Феримбот» (паром). Прохожий машет рукой за угол в сторону моря. Тут, откуда ни возьмись, выныривает глухонемой (это мы через некоторое время поняли, что он глухонемой) и с неизменной улыбкой начинает нам махать руками, рисовать пальцем какие-то цифры на своей ладони и всячески выражать свои мысли разнообразнейшими жестами. Минут пять я терпеливо смотрел на это представление, затем с улыбкой сказав — «окей», попытался направиться в сторону, куда махнул рукой прохожий. Глухонемой, поняв, что его объяснения показались мне исчерпывающими, тут же протянул руку для вознаграждения. Ну что ж, поковырявшись в кармане и найдя там 20-лептовую монету, сунул ее в раскрытую ладошку — живи, бродяга. Пристань оказалась в пяти минутах хода от автовокзала. Последний Дольфин ушел на Тасос в 14.15. Следующий паром будет в 18.45. Время — 17.15. Покупаю билеты на паром (16 евро на шестерых) и, не торопясь, возвращаюсь. Докладываю обстановку, собираем манатки, бредем на пристань. Садимся на скамейку и переводим дух — все-таки с утра все бегом. Фотографирую компанию и окрестности. Окрестности довольно живописны. Мы, как бы находимся в центре арены, амфитеатром к которой сбегает с холмов вся Кавала. С одной из сторон видны зубцы стен и башни древней крепости и рядом пара церквей, гармонично вписывающихся в оранжевое полотно крыш прилепленных к склону домиков. Перекусываем тем, что не доели в самолете. Тут появляется с Тасоса и паром. Грузимся. Смотрю, как грек-диспетчер загоняет машины: колоритное зрелище — он пытается втиснуть машины в 2—3 сантиметрах друг от друга. И ему, надо сказать, это удается. Только вот парой немецких автомобилей он долго командует, оглашая громогласными воплями весь паром и пристань, что надо придвигаться еще теснее к борту и ближе друг к другу. Греки с интересом смотрят и смеются — непонятливые какие-то эти немцы.

Паром, не торопясь, с чувством собственного достоинства, выруливает между пирсами и набирает ход. За ним, как всегда, увязалась куча чаек. Ребятня бросает им кусочки хлеба, печенья и прочей пищи. Особо смелые держат кусочки съестного на ладони или в пальцах, а особо наглые чайки хватают эти кусочки прямо из рук. Димка тоже долго пытался их таким образом покормить и, наконец, ему это удалось. Сколько восторга! Потом еще. И еще! Наталья снимает этот процесс на видео. Я на фото. Напротив нас, чуть поодаль расположилась греческая семейка — мамаша и две дочки лет 16—18. Типичные (как это я потом понял в течение всего пребывания в Греции) гречанки — невысокие, коротконогие, широкобедрые, узкотальные, чернявые, носатые, с необходимой атрибутикой на торсе в достаточном количестве. На мой взгляд, настоящие красавицы. Накручивая на свою Минольту длиннофокусный объектив и ловлю момент, чтобы незаметно сделать с ними пару характерных снимков. Наталья, хоть и давно знает мои вкусы, в который раз не перестает удивляться: «Почему же ты меня в свое время выбрал? Неужели я такая же страшненькая?» Риторический вопрос. Оставляю без ответа.
Вот так незаметно и пролетело более полутора часов. Причаливаем мы не в Лименас (столица острова, 12 км от Скала Потамия), а в Скала Прину. Это на противоположном берегу острова. Время полдевятого, солнышко клонится к закату. Да-а-а … эдак на рейсовых автобусах мы и к ночи не успеем к месту. Опять приходится брать такси. Думал, что где-то по тридцатке снова с такси придется выложить, ан, нет — 17 евро. Нормально. Поехали. На вопрос, куда ехать в Скала Потамия, отвечаю: «Пансион Катерина». Шофер удивляется: «Вэре ит из?» Я в ответ: «Ай донт ноу экзактли». Шофер долго переговаривается с кем-то по рации и говорит: «Окей». Ну и хорошо. Едем. Пытаемся обмениваться английскими фразами. Выяснив, что мы из России, шофер снова искренне удивляется. Говорит, что насколько ему известно, мы в этом сезоне здесь на острове вторые русские. Одна пара была в июле. И все.

Едем по берегу. Слева багровое солнце закатывается за хребет на материке, соединив сверкающей дорожкой по морю оба берега, материковый и наш. Справа на склонах гор зеленые леса. Какие деревья — пока не разгляжу. Но, красотища-а-а-а!!! Конечно, пейзаж немного напоминает ЮБК, как, впрочем, и на Лазурном берегу (где я был 4 года назад), но все выглядит более красочным, экстравагантным, перверсивным. Захватив по шоссе окраину Лименаса, сворачиваем вправо и начинаем подъем с петляниями в гору. Ого! Настоящая горная дорога. Как на Кавказе. Не ожидал. Вокруг по обеим сторонам дороги горные леса. Немного даже закладывает в ушах. А вот и начался спуск с перевала. Уже стемнело. Димка устал — начинает прикладываться на заднем сиденье к Наталье на колени. Впереди в разрывах леса внизу видны огоньки, дальше еще и левее, совсем внизу, еще. Я, после полугодичного изучения карты Тасоса, уже знаю все наизусть. Говорю: «Димка, держись. Вот она, Панагия. Дальше Потамия. А вон внизу и наша Скала Потамия. Еще чуть-чуть и мы на месте». Через пару минут проезжаем через Панагию. По интернетовым описаниям это горная деревушка, но язык не поворачивается ее так обозвать. Двух- трехэтажные домики с черепичными крышами и узкими улочками. На первых этажах везде магазинчики, сувенирные лавки, кафешки. Все ярко и разноцветно освещено. Народ гуляет. В общем, не наша это деревня. Решаем с Натальей, что сюда надо будет приехать и погулять. Я говорю, что у нас в Скала Потамия будет примерно также. Справа промелькивает такая же горная деревушка Потамия, но в нее мы не заезжаем, трасса проходит мимо. Значит, через минуту-другую будем на месте — в Скала Потамия (не знаю точного перевода с греческого слова «СкАла», но так обзываются многие прибрежные поселения). Вдоль трассы почти сплошь пошли одно- и двухэтажные мини-отельчики-пансионы. Я в предвкушении такой же картины, как и в Панагии. И тут у очередного двухэтажного домика такси останавливается. «Финиш» — слышим от шофера. Как финиш? А где Скала Потамия? На ограде домика видим табличку Pension Katerina. Значит действительно финиш. Выгружаемся. Я, как руководитель проекта, иду к домику выяснить, ждут ли нас тут или нет.

На террасе первого этажа сидит пожилая чета. Я спрашиваю: «Ду ю ноу хаппен вэре из оунер Катерина?» Чета молча таращится на меня. Потом мужик показывает рукой вперед: «Таверна, битте» (немцы — подумал Штирлиц). Смотрю, действительно, соседний домик и терраса перед ним похожи на таверну. Иду туда. Народ сидит за столиками. Почти все занято. Смех. Оживленные обсуждения. Английская и немецкая речь. Стою, думаю к кому лучше обратиться. Тут из двери выныривает сухощавая женщина средних лет и с улыбкой бежит ко мне: «О! Хау а ю?». Я спрашиваю: «Катерина?» Она радостно кивает головой. Я старательно произношу заученную на пароме и в такси фразу: «Посо херомэ пу сас влепо» (очень рад вас видеть). Катерина в полном восторге. Целует меня в обе щеки. Спрашивает, почему так поздно, разве мы прилетели не в Кавалу (а туда действительно летают самолеты из Франкфурта и Лондона). Я отвечаю — в Салоники. Потом такси, автобус, паром, снова такси. Катерина всплескивает руками, демонстрируя изумление и бодрой рысью направляется к домику, откуда я пришел, на ходу объясняя мне и ужасно извиняясь, что ей сейчас страшно некогда — надо обслуживать клиентов. Я, также трусцой перемещаясь за ней, только успеваю вставлять «невер майнд» и «ноу проблем». Забежав за Катериной по наружной лестнице на террасу-коридор второго этажа, успеваю заметить пять дверей, выходящих на эту террасу (значит здесь на втором этаже пять номеров — подумал Штирлиц). Катерина, бросившись к одной двери, открыла ее, оставляя ключ в замочной скважине. Со словами «ферст рум» она бросилась к другой двери, проделала ту же операцию, произнесла «секонд рум», затем промчалась мимо меня и, уже тарабаня шлепками по лестнице, со словами «си ю лейтер», исчезла. Я, ошеломленный, стоял перед двумя открытыми дверями. Да-а-а… такой энергии я не ожидал от неторопливых греков. Ну, что ж, пока все хорошо. Направившись к воротам ограды, я обнаружил на том же месте, где и оставил, сиротливо стоящую нашу компанию. Мои слова — все в порядке, комнаты ждут нас, — всех преобразили. Тревожное ожидание сменилось радостью, и мы направились в наше новое место обитания.

Оглядели наши «нумера». Не спортзал, конечно, но вполне приемлемо. Две кровати вместе, одна отдельно, две тумбочки, шкаф, стол, стул, холодильник. Кондиционера нет. Я пока не знаю, как-то будем без него обходиться. В санузле унитаз, душ, умывальник. С противоположной от входа стороны комнаты выход на индивидуальный для каждого номера балкон. На балконе пластиковые стол и два стула. Бросаем шмотки. А ведь неплохо было бы и перекусить — время полдесятого (здесь и далее время местное, на час отстает от московского). Мы последний раз ели в воздухе более десяти часов тому назад. Перекус на пристани не в счет. Ну, что ж, вперед, в таверну! Катерина нам рада. Обслуживающий персонал (в лице двух мужиков, один из которых, как мы позже выяснили, оказался мужем Катерины) суетится. Мест свободных мало, нам сдвигают два стола вместе, и мы усаживаемся. Изучаем меню. Все на греческом, английском и немецком. Я нахожу два знакомых названия — «грек салад» и «мусака», их заказываю и успокаиваюсь. Девушки с Олегом тоже долго пытаются найти какие-нибудь знакомые слова. Олег нашел не менее знакомое название — «метаха» и, довольный, заявил, что чувствует себя подпростуженным, поэтому надо подлечиться, переложив выбор закусок на женщин. Выбор пал на что-то рыбное и мясное. Честно говоря, о вкусе блюд в тот вечер в памяти ничего не отложилось — и так слишком много впечатлений за день. А, тем более, литр сухого вина (сначала поллитра, а потом еще принесли поллитра за счет заведения) выпитый мной, Натальей и Еленой, и олегова метакса (вторую дозу ему принесли тоже за счет заведения) привели всех в умиротворенное состояние. Запомнилась только куча народа, всеобщее оживление, парень с девчонкой, сыгравшие на баяне и скрипке пару мелодий (наверное, греческих — подумал Штирлиц) и пошедших с шапкой по столам. И все. Посидели на 40 евро. Нормально. Я рассчитывал на обед и ужин в среднем тратить по 30 евро с семьи.

Набив желудок и, слегка захмелев, нам захотелось посмотреть, где же тут море — в конце концов, зачем сюда ехали-то? Я, полистав русско-греческий разговорник, сформулировал заветную фразу — «пу инэ таласа?» (где находится море), которую произнес одному из мужиков, накрывавшему нам на стол. В ответ получил: «Ай донт спик грек». Э-э-э … вот это сюрприз! Ну, ладно, тогда по другому: «Вэре из хие зэ си?» Ну, вот, теперь все в порядке — в ответ слышу оживленную английскую скороговорку и … практически ничего не понимаю.

ОТСТУПЛЕНИЕ № 3
 В связи с полным отсутствием разговорной практики в английском за последние 18 лет, я здесь выяснил, что сам формулировать фразы еще могу, и меня, слава богу, понимают. Но когда начинают отвечать, да еще быстро и длинно, то, увы, мало что могу разобрать. Приходится догадываться о смысле фраз по отдельным, выхваченным из фразы, словам.

Но по жестам рук и отдельным словам, типа «фо хандред жадс», «лефт», «эназе фо хандред жадс», догадываюсь, в какую сторону нам надо идти и сколько. Перевел народу. Решили — идем. Сначала идем, как я понял, по главной кольцевой дороге вокруг Тасоса (рядом с ней и расположен, кстати, наш пансион с таверной). По обе стороны дороги расположены такие же мини-отельчики. Но таверн больше не видим. Время — почти одиннадцать. Автомобильное движение по дороге о-о-очень не оживленное — так… пара машин проедет, и тишина. Метров через триста у входа на территории отеля «Корина» (первый попавшийся солидный отель с солидной прилегающей территорией) развилка — второстепенная улочка пошла налево. «Нам сюда» — объявляю  я. Сворачиваем. Здесь освещение намного хуже. Детям, начитавшимся страшилок, за каждым столбом чудятся привидения и вампиры. Решаем, что море от нас никуда не уйдет, и завтра, посветлу, мы разберемся, что к чему. Возвращаемся. Плюхаемся в койки. Перед тем, как заснуть, успеваю сосчитать, что сегодня, прежде чем добраться до места, мы сменили восемь видов транспорта — поезд, метро, электричка, самолет, такси, автобус, паром, снова такси. Да-а-а … покатались. Спалось хорошо. Сквозь сон слышал шум редких проезжающих машин, но он мне не мешал.А вот у пары проехавших за ночь мотоциклов звук был весьма противный — он и днем-то не радует, а, уж, ночью, да в тишине… Кстати, на удивление, жара совсем не чувствовалась — спал под простыней, а под утро даже натянул на себя плед от прохлады.

| 18.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий