Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Грузия >> По Грузии, Армении и Турции за 10 дней >> Страница 2


Забронируй отель в Грузии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

По Грузии, Армении и Турции за 10 дней

Грузия

 В этот момент мы проезжали мимо руин крепости Тмогви, расположенной на противоположной стороне ущелья, на высокой скале. Имей мы больше свободного времени — непременно забрались бы и туда, но начинало вечереть и следовало подумать о возвращении в город.

Дорога в Армению

 В этот день наши с Наташей планы расходились окончательно. Она отправлялась в Боржоми и далее в Батуми, а я — в Армению. Довольно рано утром мы покинули гостиницу, дошли до автовокзала, где я проводил свою спутницу на маршрутку до Боржоми. Она уехала, а меня ожидал долги день, полный разнообразных, не всегда приятных впечатлений и безумных мытарств. Сегодня вечером меня ждали в Ереване, до которого оставалось не так много, всего 250км пути, плюс граница. Но каких километров, и каких границ!

Прежде всего, я допустил непростительную халатность и понадеялся на пунктуальность здешнего транспорта — это было недопустимо. Единственная маршрутка из Ахалцихе в Ереван сегодня приказала долго жить. Иными словами сломалась и не поехала. Пассажиры, немного, но шумно повозмущавшись, решили ехать завтра и разошлись по домам — бог ты мой, какой инфантилизм! Я в единственном числе остался стоять посреди автовокзала, а сочувствующие мне таксисты советовали смириться с судьбой, переночевать еще ночь в Ахалцихе и выехать с утра. Но нет, как пел Макаревич «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Да, именно так. Я решил двигаться в Армению пусть не прямым транспортом, но любым другим доступным.

Пришлось повторить накануне отработанную схему по выходу из города на знакомую уже развилку дорог. Сегодня автостоп шел плохо — отсутствовала девушка, а ведь именно благодаря ей, нам останавливали буквально все без исключений. Сегодня у меня была наглядная возможность убедиться, что сам по себе я представляю весьма небольшую ценность для добродушных грузинских водителей. Машин было немного, но за час ожидания мимо меня пронеслось с полсотни грузовиков, уазиков, простых Жигулей и даже один чрезвычайно крутой 600-ый Мерседес. Ни один не возжелал меня подвезти.

 В итоге надо мной сжалился шофер старого Камаза, и подвез меня до знакомого уже села Харцвиси. И здесь удача изменила мне во второй раз, заставив в какой-то момент усомниться в принятом решении ехать любой ценой. Еще почти два часа ожидания, причем за все это время проехало всего несколько переполненных местными жителями автомобилей. Это было плачевно. Я никогда не испытывал склонности к автостопу и терпеть не мог просить у людей помощи, но в данном случае не оставалось выбора. Я направился вглубь села. Задумка была найти кого-нибудь, кто имеет автомобиль, заплатить ему сколько попросит и добраться сегодня хотя бы до границы с Арменией.

И тут, о боги земли, меня окликнул тот самый общительный грузин-земляк из Екатеринбурга. Оказалось, что он как раз собрался в городок Ахалкалаки, что в 30км от его села по направлению к границе. Он совершенно не удивился моему очередному появлению к этой глухомани и сразу же налил домашнего вина. После этого, к моему величайшему изумлению, выехал из глубины своего сада на новеньком джипе «Тойота-Ландкрузер» с екатеринбургскими номерными знаками. О, чудо из чудес. Буквально за полчаса он, совершенно не взирая на разбитость дороги домчался до Ахалкалаки, высадил меня на автостанции и пожав руки мы договорились когда-нибудь встретиться на Урале. Затем он дал по газам, обдал меня тучей пыли и с ревом умчался по своим делам.

Итак, разложив перед собой карту, прикидываю, как действовать дальше. На часах — три часа дня. От Ахалкалаки до границы 50км по ужасной дороге, которая, по словам моего «земляка», еще хуже, чем мы преодолели. Тем временем ко мне подошли местные таксисты, узнали, куда я еду и сочувственно предложили заночевать здесь и выехать утром. По их словам, только до границы путь займет 2 часа, потом как минимум 2 часа на переход границы и далее до Еревана еще 150км. Перспективы не самые радужные, с учетом тонкостей связанных с путешествиями по Кавказу. Но если час назад я и был готов оставить свою идею добраться до Еревана сегодня, то теперь, когда я был так близок к осуществлению задуманного…нет, я доеду, чего бы это ни стоило!

Итак, когда стало окончательно понятно, что никакого транспорта из Ахалкалаки в Армению сегодня уже не будет, я поступил привычным образом и направился назад, на трассу. Дорога лежит мимо одноименной крепости, сравнительно неплохо сохранившейся, но неухоженной и явно заброшенной. А ведь Ахалкалакская крепость имеет богатую историю, связанную с героизмом русских солдат, штурмовавших ее и в итоге изгнавших из этих мест турок. Герой русско-персидских войн, полковник Котляревский, решил овладеть ранее неприступной крепостью Ахалкалаки, последним оплотом турок в Закавказье. Проведя свой полк через горы по козьим тропам и через долины по пояс в снегу, он появился внезапно в ночь на 8-е декабря под стенами крепости, приставил к ним складные, взятые на вьюках, лестницы — и раньше, чем ошеломленные турки успели прийти в себя, гренадеры Котляревского уже сидели на их пушках! Война с Турцией была закончена на Кавказе именно этим блестяще осуществленным штурмом последнего турецкого форпоста. Это что касается истории.

А что касается времени нынешнего, то, как крепость, так и сам городок переживают не самые лучшие времена. До недавнего времени тут действовала крупная российская военная база, но, сейчас завершается ее полная эвакуация и передача всей инфраструктуры грузинской стороне. Местных жителей эта ситуация совершенно не устраивает. И понятно почему — каждый четвертый житель этого 40-тысячного городка работал на российской базе, либо при базе. И по здешним меркам они получали приличное довольствие и зарплату в 150—200 долларов в месяц, что вдвое больше средней по городу и региону. Но вторая проблема гораздо более масштабна.

Дело в том, что Джавахетия населена преимущественно этническими армянами, бежавшими в 1915—1922 годах от турецких погромов и геноцида. Эти люди осели здесь и с тех пор составляют абсолютное большинство населения края. В Ахалкалаки армян более 90% населения, примерно такой же расклад во всех примыкающих к Армении районах Джавахетии. Неудивительно, что с каждым годом здесь только обостряется ситуация в отношениях между жителями Джавахетии и правительством в Тбилиси. Многие из тех армян, кого я встречал в этих местах, по их словам, возмущены постоянными притеснениями армян в Грузии и попытками вытеснить их из всех сфер жизни, культуры и экономики. Что тут можно сказать? Мне трудно судить об этих весьма чувствительных нюансах в жизни такой многонациональной страны, как Грузия. И уж точно не вправе делать выводы, не зная ситуации на все 100%. Поэтому от комментариев воздержусь.

На трассе мне довольно скоро остановил таксист, который (о, чудо из чудес!) вез двух греческих-абхазских армян (вот как бывает!) в Ереван. Недолгий торг и за $15 он готов подбросить в Ереван и меня. Прекрасно! Бросаю в багажник свой измученный рюкзак и мы выезжаем в дорогу. Шофер сразу же поинтересовался, какой у меня паспорт и не будет ли у меня проблем на границе? Я ему объяснил, что паспорта у меня два и что грузинам я даю израильский, а армянам — российский. Сидевшие сзади пассажиры (пожилая болтливая тетушка со смазливой и глазастой дочкой) обрадовались подслушанной информации о моих паспортах. Ведь они путешествуют точно также, разве что у них греческий паспорт и российский. В Грузии они по греческому, поскольку, как и мне, им этом таком случае не нужна виза, а в Армению едут по российскому из тех же соображений.

 В отличие от этих дам, я не разделял оптимизма на тему быстрого и безболезненного пересечения границы и как обычно — «накаркал». Все два часа пути я беспрерывно прокручивал в голове вероятные сценарии, которые могут ожидать нас на грузино-армянской границе. И все эти варианаты не сулили нам всем ничего хорошего. Мы проехали последний грузинский городок Ниноцминда со множеством гнезд аистов и, к несчастью, крайне убожеством бытия местных жителей. И вот, в нескольких километрах от Ниноцминды, посреди чистого поля — зеленые металлические вагончики грузинских пограничников. Подъезжаем ближе, выходим из машины с паспортами. На вагончиках почти аккуратная намалеванная от руки надпись на трех языках «Пограничные силы Республики Грузия». Внутри вагончика спартанская обстановка, стол, за которым сидит с голым торсом предположительно командир заставы и что-то пишет в журнале. У него за спиной, на раскладушках спят солдаты, а их грязные пятки приветливо выглядывают из под казенных одеял.

Со мной все решилось за полминуты. Сидевший за столом пограничник тяжело вздохнул и поставил выездную печать «Georgia. Ninitsminda». А вот к тетушкам он прицепился зло и упрямо. От них он почему-то потребовал наличие армянской визы, а увидев, что у них есть еще и российские паспорта, предложил пройти и проговорить приватно в соседнем вагончике. Минут тридцать мы с таксистом нервно разгуливали перед шлагбаумом, тоскливо вглядываясь вдаль, где в нескольких километрах виднелись постройки армянского пограничного пункта. Потом нас пропустили, а тетушки заняли свои места, при этом, не переставая возмущаться в адрес грузин. И было за что — в «переговорном» вагончике их заставили предъявить всю имеющуюся наличность, а, пересчитав их доллары, заявили, что одна из купюр фальшивая и они ее конфискуют. Думаю излишне комментировать, что «фальшивость» купюры определяется на глазок, а по факту конфискации никакой протокол не оформляется. Таким образом, 50-и долларовая купюра перекочевала в карман грузинским стражам границы, а тетушкам не оставалось ничего, кроме как возмущаться сидя с нами в такси. Почему меня минула чаша сия — не знаю, видимо мой внешний вид, помятый и измученный, плюс недельная небритость, не производили впечатления, что у меня могут быть хоть какие то наличные средства.

Теперь нас ждет армянская таможня и пограничники — чего это всем нам сулит? Боюсь и загадывать. Меж тем, очередное испытание все ближе. Мы медленно едем по дороге и вот уже отчетливо виден армянский флаг и надпись на русском и армянском «Республика Армения, КПП Бавра». И я, и тетушки спешно убираем свои вторые паспорта и достаем российские. Все, приехали, остановка перед шлагбаумом. Несколько усталых солдатиков с автоматами Калашникова наперевес с интересом наблюдают за нами, покуривая на лавочке. Переход абсолютно пуст — ни одной машины, но это не значит, что нас пропустят быстро.

Но недоброе предчувствие мне не изменило, будь оно неладно. Я с ощущением легкого холодка в животе рассматривал через окошко моего армянского оппонента в чине капитана, который уже в пятый раз перелистывал мой паспорт, не понимая, куда делись грузинские выездные штампы, поставленные мне десять минут назад. Наконец он отчаялся найти искомое, и напрямую поинтересовался, как так вышло, что я, гражданин России только что прибыл с грузинского поста, а у меня нет не только выездной печати из Грузии, но даже грузинской визы, которая россиянам необходима. Сделав лицо кирпичом, я ответил, что в визах и печатях не разбираюсь, и предложил эти вопросы адресовать их грузинским коллегам.

Пограничник усмехнулся мне в ответ, буркнул что-то по-армянски и взялся за российские паспорта гречанок. Там его тоже ожидал сюрприз в виде отсутствия грузинских виз и печатей. Он подозвал их и те, вместо того, что бы как минимум попытаться пройти «под дурочка» и сослаться на непонимание визовых вопросов, выдали ему свои вторые, греческие паспорта. Это был конец, и я это сразу же понял. С меня тоже немедленно потребовали предъявить второй паспорт, и я был вынужден это сделать. После этого капитан собрал в охапку наши документы и покинув будку паспортного контроля исчез в соседней пристройке. Через минуту оттуда появился колоритный дядечка в черных солнцезащитных очках и пригласил меня внутрь.

Внутри был казенный металлический стол, раскладушка и компьютерный столик с полным набором соответствующей техники, включая работающий интернет, открытый на страничке Яндекса. В комнате находилось трое армянских офицеров — подполковник и два капитана. Солнечные очки представились подполковником армянского СНБ (прототип КГБ) и поинтересовались, с какой целью я еду в Армению.

Стараясь быть максимально спокойным, я ответил, что еду путешествовать по стране. На вопрос, куда именно еду, я ответил, что надеюсь объездить всю страну от Гюмри до Мегри, а если успею — еще и Арцах (Нагорный Карабах). Тот, не переставая рассматривать мои два паспорта, судя по всему, попутно разглядывал и меня, ведь его глаз я не видел из-за солнцезащитных очков. Он спросил, не журналист ли я, а потом, отложив мои документы, поинтересовался, сколько я зарабатываю, если постоянно езжу по заграницам, и оба паспорта переполнены печатями и визами. Отвечаю — безработный. Эта шутка показалась мне остроумной, но ему совершенно нет. Он сказал, что вся эта история (какая история?) ему не по душе и что у него в отношении меня нехорошие подозрения. На мои возражения в отношении того, что мне непонятно о чем он говорит, подполковник рассмеялся и ответил: «Брат, ты не обижайся. Будь ты русский, грузин, или паршивый азербайджанец, мы бы тебя заперли в обезьянник и через сутки ты бы заговорил как миленький. Но ты косишь под нищего автостопщика с грязным рюкзаком, имеешь при себе штатовские кредитные карты, да еще и с израильским паспортом, а это гораздо более сложный случай. Мне надо посоветоваться с начальством, что с тобой делать».

Я не знал плакать, или смеяться. Несколько минут продолжалось молчание, и все это время я деланно рассматривал убранство комнаты, а подполковник молча рассматривал меня. Потом я заговорил и спросил моего мучителя, могу ли я высказаться на тему происходящего. Тот радостно закивал головой: «Конечно, обязательно выскажись, а мы послушаем». И я высказал примерно следующее:

«Если я правильно понимаю, на этом небольшом погранпереходе обычно встречаются местные жители из соседних Грузии и Армении. Вас удивляет, что сегодня вы встретили и меня и тетушек из Греции. Возможно, у вас имеется оперативная информация о том, что какие-то скрытые азербайджанские журналисты, провокаторы, или просто преступники находятся на пути в Армению, и вы подозреваете, что я — один из них?» — я посмотрел на моих новых «друзей». Но те только c усмешкой ответили, что я могу продолжать, и им чрезвычайно интересно послушать «чудовищно» умного человека. Я продолжил и спросил у них, как я могу доказать, что я обычный безобидный турист?

Теперь пришла очередь моих оппонентов давать ответ. Они рассмеялись и предложили мне в доказательство…привести мне ишака, и если я смогу его «#@$*&», то они меня немедленно отпустят. При этом вся компания разразилась диким хохотом. В ответ я отказался от ишака, но предложил им сыграть в нарды, которые как раз лежали на раскладушке. Те, как ни странно, с радостью согласились, более того, подполковник вызвался играть первым и пообещал, что если я его выиграю — буду немедленно отпущен. Сказано — сделано!

…Мы играли долго и мучительно, а два капитана-болельщика беспрерывно на армянском подсказывали моему сопернику как играть. Короче говоря, мой оппонент проиграл. Но тут же настоял на еще одной партии и…проиграл ее тоже! Тогда он перевернул доску и сказал, что теперь мы будем играть в шашки, и если я выиграю, то он теперь уже точно меня отпустит. Хорошо! Играем. Процесс идет долго. Нам налили по чашечке кофе и мы играем дальше. И я снова выиграл! Какая удача — я сто лет не играл ни в шашки, ни в нарды. Но подполковник уже не на шутку завелся и принес колоду карт, раскидал для игры в «дурака», снова пообещав, что отпустит.

А дальше…ну а дальше было забавно. Странные и веселые офицеры армянской погранслужбы накормили меня шашлыками, напоили вином, а потом проводили до машины. Бедолаги гречанки вместе с таксистом прождали меня ровно 2 часа. Что и говорить — я не знал как смотреть им в глаза. Но что можно было сделать? Таксист, в свою очередь, был уверен, что командир заставы — мой приятель, и я просто играл с ним в нарды, пил вино и забыл, что без меня такси не может уехать. Бог ты мой, как я только не пытался убедить таксиста и возмущенных гречанок, что сам пал жертвой необъяснимого поведения пограничников…кажется, мне так и не поверили. Попутно я узнал, что тетушек обобрали на целых 100 долларов. Но уже по другой статье, нежели в Грузии. В этот раз пограничникам не понравились их российские паспорта, якобы блеклая и непонятная фотография. У меня нет сил на комментарии. Не могу с уверенностью сказать, по какому принципу тут обирают людей, а по какому играют с ними в нарды и пьют вино — Восток дело тонкое.

Мир тебе, Армения!

Сражу же после выезда с территории пограничного терминала, дорога становится почти идеальной. После ужасных грузинских «хайвеев», прекрасные армянские дороги радуют душу и сердце. Наш скрипучий Жигуль спокойно разгоняется до своих предельных 140км/ч и такую крейсерскую скорость мы держим до самого Гюмри (в советской традиции — Ленинакан). Это большой, с населением более 250 тысяч жителей город по пути в Ереван. Но первая ассоциация, которая возникает при упоминании Ленинакана, это, конечно же, страшное землетрясение, произошедшее здесь 7 декабря 1988 года. Больше всего пострадали города Спитак, Ленинакан, Степанаван, Кировакан. Кроме того, были обращены в руины сотни небольших селении на севере Армении. По различным данным погибло от 30 до 40 тысяч человек, а полмиллиона остались без крова.

Все сказанное выше — для большинства из туристов не более, чем теория из книг. Что же все это означало для маленькой Армении — не сложно представить. Забегая вперед, добавлю, что 1988—1992 годы стали наиболее драматичными для армян, поскольку помимо развала Союза и разрушительного землетрясения, их постигла долгая и изнурительная война в Карабахе, плюс экономическая блокада со стороны Азербайджана и Турции.

 В Гюмри мы сделали получасовую остановку, ведь именно отсюда родом наш водитель и он очень хотел показать мне то, что стало с его городом. Зрелище тяжелое и удручающее. Фактически город за последние полтора десятилетия выстроен практически заново. Здесь не осталось ни одного здания выше 5 этажей, хотя, по словам моих попутчиков, здесь были огромные микрорайоны девяти и шестнадцатиэтажек. Все они обрушились как спичечные домики, похоронив под собой множество жизней. 90% зданий нового Гюмри, это наспех выстроенные малосемейки для скорейшего вселения тысяч людей, оказавшихся без крыши над головой. В городе только в последние годы начали возрождать парки и аллеи, но даже теперь бросается в глаза безжизненность и серость города. Это объяснимо — первые годы после землетрясения, десятки тысяч людей жили в палатках и грелись у костров, сложенных из срубленных в парках деревьев. Чуть в стороне от ж.д вокзала огромное скопление старых и ржавых пассажирских вагонов. Там тоже вот уже не первый год живут те, кто так и остался без дома. У меня не поднялась рука фотографировать эту человеческую трагедию.

Впрочем, жизнь все же меняется к лучшему, не все столь драматично в этом городе. Центр аккуратный и красивый, полный огней, гуляющей молодежи, магазинов, ресторанов и кафе. Жизнь бьет ключом, и это не может не радовать.

 В Ереван прибыли ровно в полночь. Ура, я сделал это, и теперь я в Армении. Пока все идет по заранее разработанному еще дома плану. Я остановился в шикарной съемной квартире в самом центре города, возле Оперного театра. Этот вопрос решили еще до поездки, я созванивался с владельцами квартиры, и те ждали меня именно вечером этого дня. Собственно, этим и объяснялось мое рвение добраться до Еревана именно сегодня. Квартира оказалась более, чем шикарная.После убогих гостиниц, в которых мне приходилось жить в этой поездке, здесь было истинное наслаждение. Впрочем, не обошлось и без ложки дёгтя. Дело в том, что Ереван по сей день страдает перебоями в водоснабжении и «живительная влага» подается в большую часть городских районов исключительно по паре часов утром и вечером. С этой целью в квартирах сооружается целая система из баков и трубочек для накопления воды. Пока вода есть, баки автоматически наполняются, а по мере расходования воды, открывается запонка и заливается новая вода (если она конечно есть).

Продолжая тему коммунальных бед, добавлю, что гораздо большую проблему представляет стирка белья. Стиральная машина, как известно, без постоянного напора не работает, а процесс стирки обычно занимает не менее часа. Если вы хоть чуть-чуть опоздали с запуском машины, то стирка в какой-то момент будет прервана уже до утра — воду банально отключат и ваше белье останется плавать в пене. Надо сказать, что именно этот вопрос был для меня наиболее мучительным, ведь включение и отключение воды происходит не по часам, а с большим временным разбросом. Вот и перешел в итоге на ручную стирку — неприятно, а что делать?

Ереван и окрестности

С утра я отправился гулять по городу. Первое впечатление — изящная европейская столица, никакого намека на принадлежность к Востоку. Центр Еревана чрезвычайно чист и аккуратен, полон парков, фонтанов, уличных кафе, элитных магазинов международных брэндов. Второе, что приятно удивляет, это широко используемые в городе английский и русский языки. В данном случае речь не о людях, а о дублировании всех названий улиц, магазинов, рекламы. Английский даже более заметен, чем русский, что вполне объяснимо с учетом большой армянский диаспоры за рубежом, все активнее приезжающей на историческую родину. Здесь нередко можно встретить дорогие автомобили с калифорнийскими, или техасскими номерными знаками, а в книжных магазинах очень большое число англоязычных путеводителей и карт Армении и Карабаха. В развитие темы карт и путеводителей добавлю, что весь Ереван заполнен русско-английскими рекламными баннерами и вывесками с предложениями поехать на экскурсии по стране. Обычно речь идет об однодневных путешествиях по основным достопримечательностям вокруг столицы, но есть и более масштабные, с посещением Карабаха. Стоят такие путешествия сравнительно недорого — от $10 за экскурсию на полдня в Гарни и Гехард (20км к востоку от Еревана) и до $60 за двухдневную поездку в Карабах. Есть с десяток других вариантов, включая оз.Севан, Дилижан, крепость Амберед и так далее.

Кроме того, в городе большое количество туристических фирм, предлагающих отдых для местных жителей. Было весьма занятно изучить их предложения. Впрочем, ничего выдающегося и необычного я не заметил. Из самых дешевых — отдых в грузинских Батуми и Кобулети, стоящий от $100 за неделю отдыха с проездом и проживанием. На порядок дороже Болгария (Варна), Крым, Греция, ОАЭ. И что действительно неожиданно — турецкая Анталия, что весьма удивительно на фоне жесткой антипатии между армянами и турками. Меж тем, по словам местных, больше всего чартеров именно в Анталию. Кто бы мог подумать?

Кроме того, Ереван это просто кладенец для ценителей музеев и памятников. Их тут более полутора сотен, начиная от Дома-музея Сергея Параджанов и заканчивая Национальным музеем Армении и Мемориалом геноцида. Почти все достопримечательности расположены в пределах центра и до них легко можно дойти пешком. Исключения из правила — крепость Эребуни, что в южной части города, в 20 минутах ходьбы от ереванского ж.д вокзала (можно проехать и на маршрутке из центра), и Мемориал геноцида, что расположен в западной части города, куда можно дойти пешком за час, либо проехать на маршрутке за 15 минут.

Из наиболее ярких своих впечатлений я бы выделил…наверное сам город, комплексно. Все изящно, чисто, красиво и компактно, что немаловажно для пешего туриста. Площадь Республики, парк Победы над Каскадом (туда стоит подниматься по длинной лестнице самого Каскада — замечательные панорамные виды города и горы Арарат), музей манускриптов Матенадаран, Мемориал геноцида (плюс прилегающий район и каньон речки Храздан) и развалины крепости Эребуни. Рекомендовать какие-либо музеи я пожалуй не стану, сей вопрос очень субъективен и это собственный выбор каждого.

 В отношении ереванского городского транспорта. Прежде всего, как уже было сказано выше — центр достаточно компактен и удобен для пеших прогулок. Но если по какой-то причине потребуется куда-либо ехать, то это скорее всего будет маршрутка. Сразу скажу — без помощи местных жителей не обойтись, поскольку маршруты указан только по-армянски, а остановки часто не обозначены. Ереванские трамваи были упразднены несколько лет назад, поэтому лежащие по всему городу рельсы не должны сбивать с толку — ждать трамвай не рекомендуется, не за горами зима! Есть городские автобусы и даже одна линия метро. Крайне маловероятно, что метро будет необходимо, но ради интереса прокатиться можно, тем более, что несколько станций расположены в пределах центра.

Второй немаловажной целью посещения Еревана была встреча со старыми друзьями моих родителей, связь с которыми была потеряна почти 30 лет назад. Приложив титанические усилия, и задействовав все возможные каналы информации, включая армянские интернет-сообщества, справочную Еревана, местный паспортный стол и так далее, я этих людей нашел. И на второй день пребывания, я у них побывал, познав при этом всю глубину настоящего армянского гостеприимства и познакомившись с замечательными людьми.

Гуляя по Еревану постоянно и с совершенно искренним интересом рассматривал армянских девушек. У них совершенно потрясный взгляд и еще более забавна их реакция. Обычно они, встретившись с вами взглядом, тут же скромно отводят глаза, но через секунду сами начинают вас с интересом разглядывать. Так было везде — в магазине, в кафе, в гостях, в маршрутке, на улице.

Удивило сколь легко они идут на общение. Помню, как в Музее Геноцида, куда я пришел как всегдас опозданием и после закрытия, две кокетливые молодые дамы-гиды (аспирантки Истфака) все таки меня впустили. Они отфутболили даже милиционера, который, похоже, уже явился туда спать до утра и был недоволен поздним просетителем (забегая вперед замечу что милиционер оказался вполне неплохой товарищ и просто попросил не включать свет, что бы снаружи не увидели, что в музее посетители). Эти дамы водили меня по музею, рассказывали, показывали. А потом пригласили как-нибудь вечерком пересечься в городе. Я думал это дань воспитанности и гостеприимству. Насколько же я был удивлен, когда через пару дней они на самом деле мне позвонили (мы обменялись телефонами) и пригласили погулять вечером. Причем гулять пришла только одна из них.

Но вот заглянуть к моим знакомым в гости она отказалась категорически, объяснив это тем, что негоже ей появляться в армянской семье в моем обществе. Я вначале не понял в чем проблема. Она долго и сбивчиво объясняла, что совместные прогулки и дружеское общение — это одно, а появляться со мной в традиционной армянской семье — это плохо, о ней плохо подумают. Примечательно.

К сожалению, на Армению слишком мало тех 5 дней, что оставалось до моего возвращения в Грузию и вылет в Москву. За это время я фактически «Галопом по Европам» побывал на озере Севан, в Дилижане и в Эчмиадзине. Сразу скажу — я не претендую на объективность и свою точку зрения не навязываю ни в коем случае. Но Эчмиадзин, при всем его величии и культурно-религиозной важности не стал самым ярким впечатлением об Армении. Вероятно, чрезмерное количество разнообразных впечатлений за прошедшую неделю просто смазали эффект. Эчмиадзин многим напомнил мне грузинскую Мцхету, а обилием толп туристов — парижский Лувр. Что и говорить — будь у меня чуть больше времени и хотя бы один «разгрузочный» день для полноценного эмоционального и физического отдыха — я бы снова приехал в Эчмиадзин, и тогда впечатления были бы на порядок ярче.

А вот озеро Севан наоборот безумно понравилось. Его еще называют «Армянским морем» и действительно, это огромное горное озеро на высоте в 2000м над уровнем моря считается одним из крупнейших в Азии пресноводных водоемов. Добраться до туристического центра Севана, городка с тем же названием можно как на маршрутке, так и на электричке (электрички довезут до самого берега озера). В обоих случаях путь займет 1,5 часа, но при этом электрички отправляются крайне редко, поэтому предпочтительность колесного транспорта очевидна. Часть маршруток доезжает только до центра городка Севан, откуда до побережья полчаса пути пешком, а некоторые следуют прямо до туристической зоны и монастыря Севанаванк. Монастырь и несколько прилегающих к нему старинных церквушек расположены на высоком холме, врезающимся в озеро почти на километр, а наверх ведут узкие ступени от автостоянки внизу. Некогда это был небольшой остров, отстоящий от берега на пару сотен метров, но следствием строительства ГЭС ниже по течению Храздана стало падение уровня воды озера, и остров соединился с сушей узким перешейком. Пейзажи просто великолепные, горы окружают озеро со всех сторон и снежные вершины виднеются почти по всему периметру, исчезая за горизонтом.

Сам городок Севан ничем особенно не примечателен и представляет собой маленький исторический центр с 1—2 этажными каменными домами постройки начала прошлого века и базаром. Здесь можно погулять полчаса и получить общее впечатление о небольшом провинциальном городке. Все остальное — типовые пятиэтажки, вариант армянских хрущевок.

Как я почти посетил Иран

Дело было вот как. Еще будучи в Грузии, я встретил странного ахалкалакского армянина, который страстно убеждал меня в том, что следуя в Иран через юг Армении и пограничный переход возле городка Мегри, можно без визы проехать в Иран, получив визу на границе. Не могу сказать, что он полностью убедил меня в этом, но, по крайней мере, натолкнул на мысль поехать в монастырь Татев в южной Армении (по пути на Мегри) и далее уже по мере сил и желания двигаться дальше.

Сказано — сделано. Итак, выехал маршруткой из Еревана в Сисиан. Почему Сисиан? Просто маршрутка на Мегри, следующая как раз мимо Татевского монастыря уже ушла. Решил ехать через Сисиан и далее по обстоятельствам. Мыслил так — если из Сисиана не найду транспорт до Мегри, то поеду в Нагорный Карабах. В обоих случаях Сисиан — ключевой пункт, мимо которого следуют и на Мегри и в Карабах. Да, а пользовался я топографическими картами советского генштаба скаченными накануне из интернета, чертовски удобными.

Сам городок Сисиан малопримечателен, но тут можно прогуляться до водопада Шаки (это в черте города), а если есть время, то в 10км отсюда есть красивый монастырь Варотнаванк. Но у меня времени было, к сожалению, слишком мало. Буквально через час после приезда в Сисиан, я зашел пообедать в кафе и там разговорился с военным, который, в свою очередь, привел мне дядечку, отправляющегося в Мегри и ищущего попутчиков, дабы те оплатили ему бензин. Чудесно!

Мы едем на старой Волге, которая, совершенно не кстати через полчаса пути сломалась — перегрелся двигатель. И надо же было такому случиться, что произошло это прямохонько возле повторота на Татевский монастырь! Так я туда и попал. Одно можно сказать точно — даже если в Иране меня и не впустят, то я увижу замечательный памятник древней архитектуры и чудесную природу южной Армении. И это стоило даже отдельной поездки — и природа и сам монастырь, напоминающий больше крепость. Район приятно отличается своей зеленью от полупустынного пейзажа центральной Армении. Внизу ущелья, под монастырем, протекает та самая река Воротан, чьи истоки образуют водопад в Сисиане.

На попутке выехал назад к главной дороге на Мегри. И надо же — тот шофер на Волге все еще копается в двигателе. Все пассажиры давно его покинули — ну кому надо 3 часа сидеть на жаре и ждать милости божьей (починит — не починит?). Я вернулся удачно — он как раз заканчивал ремонт. Помог ему прочистить свечи, кой-где наколдовал с кусочками валявшейся проволоки для лучшего контакта, где-то всунул куски скомканной газеты, в радиатор вылили остатки моей и его минеральной воды. И…поехали! И доехали почти до городка Кафан, где он снова сломался уже окончательно.

 В итоге, уже вечером, в Мегри я ехал на попутном грузовике, который остановил мне вскоре на выезде из Кафана. Мегри совсем маленький городишко, а на въезде в него — полицейский пост. Здесь начинается пограничная зона, до реки Аракс, разделяющий Армению и Иран всего пара километров. Милиционеры бдительно и хмуро на меня смотрели и изучали российский паспорт. Я вполне обоснованно волновался, что они начнут отслеживать весь мой маршрут, заинтересуются откуда я въехал в Армению и где печати из Грузии. К счастью они это не заметили — едем дальше.

 В голове очень к месту прокручивается песня Валерия Меладзе:

…Я повсюду иностранец, но в то же время
я вроде бы свой…

Затем Меладзе сменяется на Элвиса:

…If you`re looking for trouble,
you came to the right place…

Пытаюсь «настроиться» на другую мелодия — безуспешно, голова мне не подчиняется и музицирует что ей хочется. Плохо, сейчас самое время собраться с мыслями, поскольку приближается весьма серьезное и опасное мероприятие. Добродушный водитель грузовика довез меня до самого пограперехода в Иран, что возле села Карчевань, в 1-км к западу от Мегри, в сторону Нахичевани.

 В двух словах, далее совершаю знакомый обряд по прятанью израильского паспорта (тоже самое я уже делал, следуя в свое время из Турции в Сирию. Если меня впустят в Иран, то израильский паспорт никак не должен остаться при мне — это смерти подобно. Я запаковал его в полиэтиленовый мешок, поверх перетянул в несколько слоев скотчем. Теперь вопрос — куда его спрятать. Вокруг горы и километровая очередь из иранских семитрейлеров, ждущих таможенной проверки. В итоге решаю банально спрятать паспорт в земле. Нахожу запоминающееся место, прячу. Не могу поверить, что я всем этим сейчас занимаюсь, легко представляю, сколь дико и безумно выглядит моя задумка на один день съездить в Иран, не имея визы. И в сто раз безумнее со всех точек зрения моя паспортная игра, которая при неудачном исходе может стоить жизни. Особенно сейчас, когда вовсю гремят пушки на юге Ливана, а иранский президент Ахмадинеджад брызжет слюной в бурном потоке угроз в адрес Израиля. Впрочем, к чему эти комментарии? Ситуация очевидна и без них.

Теперь достаю российский паспорт, сую его в карман и уверенно иду к границе, до которой всего пять минут ходу. На армянской стороне выпускают без проблем, и я получаю выездную печать. Далее иду через пограничный мост над рекой Аракс, разделяющий два государства. На душе неспокойно. И вот иранский паспортный контроль. Большущая толпа мелких коммерсантов, курсирующих между Арменией и Ираном, ввозя и вывозя все, что только можно на себе унести. Здесь же осуществляется грубый и повальный «шмон». Иранцы активно выискивают водку, которую беспрерывно пытаются провезти в их страну, изнывающую от соответствующих исламских ограничений на спиртное. Впрочем, меня эти обыски не касаются и я быстро прохожу к паспортному контролю, где пока никого нет.

Иранский офицер тщательно изучает каждую страничку моего российского паспорта, каждую печать, каждую визу, пометку. Видно, что он не может найти визу в Иран и снова начинает перелистывать мой паспорт. Напоминает действо, имевшее место на въезде в Армению из Грузии. Что же — пусть ищет. В конце-концов отсутствие визы это никак не преступление, а лишь только повод для отказа во въезде в страну. Я ни на секунду не буду огорчен отказом во въезде, ведь прошедший день был интересен и познавателен и без Ирана. Я проехал всю Армению, пересек страну с севера на юг — это, несомненно, стоило того.

Впрочем, все оказалось прозаичнее. Иранец спросил на ломаном русском, а где собственно у меня иранская виза? Объясняю ему на английском, что визы у меня нет, но я собираюсь получить ее у них тут, прямо на границе. Иранец засмеялся и спросил, на основании чего я решил, что они поставят мне визу на границе? Задумавшись на секунду, я тут же ответил, что на основании вот этого (достаю из кармана заготовленную купюру в 50 долларов). Но тот, с интересом бросив взгляд на деньги, тем не менее, отрицательно качает головой и говорит, что визу надо получать в посольстве, или в аэропорту Тегерана. Но никак не на границе. Еще полминуты молчания и офицер неожиданно говорит — подождите, сейчас «порешаем» вопрос и удаляется вглубь помещения.

Минут двадцать жду от моря погоды — на улице уже темно, на часах половина десятого вечера. Наконец, меня приглашают во внутренний кабинет начальника смены. Там, под портретами Аятоллы Хомейни мне предлагается заплатить 100 долларов. За эту сумму они готовы впустить меня в Иран, якобы транзитом в Азербайджан. Объясняю, что я вовсе не еду в Азербайджан. Но те отвечают, что это не важно, просто цель поездки для получения визы может быть только «transit to Azerbaijan». Более того, визу могут дать только на 48 часов без права продления. И офицер добавляет, что не рекомендует находиться в Иране дольше указанного срока, поскольку это достаточно сурово наказывается при выезде. По их словам, штраф за нарушения сроков пребывания достигает нескольких сотен долларов.

Нет, меня этот вариант не устраивает. Ни запрошенная сумма, ни карательные санкции. Поблагодарив добродушных и продажных иранских офицеров, я покидаю кабинет и вскоре уже вновь иду по мосту через Аракс. Здравствуй, Армения.

Поездом в Грузию и что из этого вышло

Обойду стороной то, как я провел наступившую ночь. Это скучно. Всю ночь я ехал на попутном Камазе до упоминавшегося выше городка Сисиан, что по дороге в Ереван. Там переночевал в гостинице и, проснувшись к обеду, спешно выехал на маршрутке в Ереван. Примчавшись на ж.д вокзал буквально за пять минут до отправления поезда Ереван-Тбилиси, я, явно не успевая купить билет, просто забегаю в вагон. Договоримся! Отдышавшись осматриваюсь — обычный советский купейный вагон, довольно измученный долгой службой человеку. На половину пустой, видимо проезд стоит сравнительно дорого для местных жителей.

Вскоре подоспел проводник и поинтересовался с билетом я, или без. Начало хорошее, значит договоримся. Отвечаю, что без билета. Тот кивает и предлагает пройти к его купе. Там он запросил 10 долларов, что я ему и выдал заранее заготовленной в кармане купюрой. Взамен получил набор белья, проводник показал мне пустое купе и я наконец смог нормально лечь и расслабиться. Напряжение последних дней и чрезмерно насыщенный график давали о себе знать. Гляжу в треснувшее зеркало на двери купе — на меня взирает странный небритый товарищ с глубокими синяками под глазами от недосыпания и грустными глазами. И это я? Не может быть, ведь на душе праздник. Как все-таки внешность не соответствует…внутренности. Шутка. Через минуту я уже спал.

…Стук в дверь, громкие голоса. Открываю глаза, за окном еще совсем темно — что за чертовщина? Дотягиваюсь до двери, открываю ее. На пороге армянская милиция, проверяют документы. Это станция Ванадзор. Возвращают паспорт назад, желают приятного пути. Закрываю дверь. Засыпаю снова. Но не на долго. Прошел, наверное, час и вот в дверь снова стук, снова голоса. На этот раз мы уже прибыли на границу, это станция Айрум, где осуществляется армянский паспортный контроль на выезде из страны. Этот пограничник в чине капитана сразу же вызвал во мне полнейшую антипатию — мы друг другу не понравились с первого взгляда. А может быть это мои субъективные впечатления? Так, или иначе, но перелистав мой российский паспорт, тот спросил, где у меня грузинская виза. В ответ я весьма раздраженно заметил, что в Грузию я буду въезжать по второму паспорту и что вопросы грузинских виз это прерогатива грузинских пограничников, а не армянских. На что капитан отреагировал оригинальным образом, а именно сунул мой паспорт себе в карман и сказал, что бы я немедленно покинул вагон.

Не тут то было. Я сказал, что не собираюсь никуда выходить, что я не нарушал законов и если у него есть претензии — пусть пишет письма прокурору. Зря я это сделал! Капитан, будучи вспыльчивым кавказским парнем, схватил мой рюкзак и поволок его по коридору. Я метнулся вслед за ним, собираясь вырвать рюкзак из его рук назад и вернуться в купе, но тот уже успел скинуть мои вещи на перрон. На улице прогуливались милиционеры с солдатами-срочниками. Все они с огромным интересом наблюдали за моей перебранкой с капитаном погранслужбы. Надо сказать, что я, типичный сангвиник, в этот раз был разозлен как цепной пес, будучи невыспавшимся, уставшим и чрезвычайно рассерженным на бесцеремонность и наглость армянских пограничников в поезде. Еще больше я вскипел, когда мне предложили заплатить какой-то «штраф» за нарушение паспортного режима в размере 100 (ста!) долларов. Разумеется, что я послал вымогателей в погонах к такой-то матери, причем отборным русским матом. Меж тем, поезд издав прощальный гудок тронулся и вскоре исчез в ночи. Время 04.30 утра.


Я, в свою очередь, чуть успокоившись заметил, что я не единственный высаженный. На станции нас оказалось человек семь. У нас всех отобрали паспорта и сняли с поезда. И какая же отборная компания высаженных! Тут семейная пара французов, и кореянка, и канадец, и два приятеля из Болгарии. Довольно быстро найдя общий язык (английский), мы поделились своим мнением на тему происходящего. Французы были настроены наиболее воинственно и уже набирали номер французского консульства в Ереване, что бы пожаловаться на беспредел, царящий на границе. Остальные тихо возмущались и ждали решения своей участи.

Нас повели в здание погранзаставы Айрума. Там наконец повторили то, что мне было озвучено еще в вагоне, а именно — всех нас высадили потому, что у нас нет…грузинской визы (!!!). Поясню. Для всех высаженных туристов Грузия отменила визы еще в 2005 году, соответственно грузинских виз у нас быть не могло. Но злобствующий капитан (тот, что меня высаживал), представился командиром заставы и объяснил, что его это не касается и у него должностная инструкция высаживать из поезда всех, кто едет без грузинской визы. Он добавил, что если бы он нас не высадил, и мы бы доехали до грузинской пограничной станции Садахло, то грузины нас бы вернули назад, а выговор получил бы он, командир армянской заставы. На наши бурные возражения о том, что грузинские визы — это проблема Грузии, он ответил, что спорить с нами не намерен и следует должностной инструкции.

 В итоге мы провели на станции около двух часов, на нас зачем-то оформили протоколы о прибытии без грузинских виз, выдали по экземпляру. Разумеется, что на армянском языке. В знак протеста часть из нас протоколы разорвала и высыпала обрывки на стол упоминавшемуся командиру заставы. Я свой сохранил, но, к величайшему сожалению где-то в пути утратил и сейчас, в Москве, когда появилось время и достать и наказать обидчика дистанционно (разумеется, законными методами) — ничего не могу поделать. Ну, да ладно.

Меж тем, выдав по экземпляру протокола, нас отпустили в ночь, и мы шли несколько километров по шоссе в направлении пограничного села Баграташен, где нас подобрала тбилисская маршрутка и довезла до автомобильного перехода в Грузию, до которого 13км от Айрума. Кстати, в Баграташене мы прошли границу за пять минут. Никаких вопросов про грузинскую визу со стороны армянских пограничников. Перешли через мост, связывающий Армению с Грузией, минута — в наших паспортах проставляются грузинские въездные штампы и мы в Грузии. Ура! Прощай Армения.

Тбилиси — Батуми

Ранним утром, опередив на час тот самый злополучный поезд (тот по 1,5 часа стоит на каждой из таможен), я добрался в Тбилиси на маршрутке из приграничного городка Садахло. Мир тебе, Тбилиси. Итак, я снова на ж.д вокзале грузинской столицы и передо мной стоит непростой выбор. До вылета в Москву ровно 2 суток. Изначальная идея была поехать в Баку и посмотреть красивую азербайджанскую столицу. Но события минувшей ночи совершенно выбили меня из колеи. А что, если азербайджанские пограничники окажутся такими же наглыми, как и армянские? А если даже еще более непредсказуемыми? При всем своем в целом спокойном отношении к пограничным передрягам, я ощутил, что события последнего времени изрядно опустошили весь «порох в пороховницах».Ни малейшего желания провести следующую ночь в разборках с азербайджанцами я не испытывал, даже если шанс нарваться на неприятности не выше, чем 50/50. Нет, только не в этот раз. Хватит.

Таким образом, вопрос решился сам собой. В первой половине дня я отправился в редакцию «Georgian Times» по своим делам, а ближе к обеду вернулся на вокзал, сел в поезд и выехал в Батуми в вагоне с сидячими местами. Надо сказать, что это был не прямой поезд, в связи с чем, в городке Самтредиа, что в 80км не доезжая Батуми я сошел с поезда (тот продолжал путь в Поти), пересел на маршрутку и еще через полтора часа добрался, наконец, до Батуми.

Батуми никогда не входил в мои планы, соответственно я не был готов к этой поездке. Я мало что знал про этот город и уж тем более, не имел ни малейшего представления о том, какова здесь ситуация с проживанием. Но, как ни странно, мне повезло и через пять минут я, следуя шестому чувству, отыскал маленькую гостиницу неподалеку от главной площади Батуми. Гостиница называется совершенно бесхитростно — «Гостиница». Приветливая дама выделила мне номер со всеми удобствами и телевизором на втором этаже старого дома с окном во дворик. Тихо, компактно и с комфортом. Стоило удовольствие 20 лари, но в ходе краткого торга удалось сбить до 15 лари ($8).

Итак, первый день в Батуми. Приняв душ и немного вздремнув, я отправился гулять по городу. Две вещи можно сказать про этот главный морской порт и курорт Грузии:

Во-первых, все познается в сравнении и для тех, кто превыше всего остального ценит организованный и культурный отдых с высоким уровнем обслуживания — здесь не место. Для этой категории отдыхающих пребывание здесь станет настоящим мучением. Этот некогда популярный черноморский курорт еще не оправился от тяжелой и затяжной спячки, начавшейся с распадом СССР. Здесь есть перебои с подачей холодной воды, а горячая не существует как факт. Здесь случаются отключения электричества, и во время моего пребывания в городе это случалось дважды, каждый раз примерно по часу. Большая часть некогда шикарных санаториев для советской элиты до сих пор заброшена и не ведает руки настоящего хозяина. Здесь пока нет приемлемой туристической инфраструктуры, хотя определенные усилия в этом направлении и предпринимаются.

 В-вторых, для тех, кто не испорчен излишней роскошью и готов мириться с некоторыми бытовыми неудобствами, Батуми это прекрасный старинный приморский городок и удобная исходная точка для путешествий по окрестностям. А посмотреть тут есть что — колорита хоть отбавляй. Плюс — низкие цены.

Старая (центральная) часть Батуми компакта и невелика. Состоит из 2—3 этажных каменных домиков постройки конца 19 века. Здесь ряд внушительных церквей, большая мечеть и есть даже синагога. Главная улица…ну, конечно же — Проспект Руставели! И можно сказать, что это единственная улица, следуя по которой можно подумать, что вы находитесь в Ницце. Только не сворачивать в переулки — там уже да-а-алеко не Канны, и даже не Сочи. Еще приятно погулять по набережной, опоясывающей Батумский мыс. Здесь несколько километров приятных, хотя и довольно неухоженных аллей с кафе и ресторанами. Здесь же — Морской вокзал, откуда дважды в неделю отправляются скоростные суда (Ракеты) в российский Сочи. Стоимость сравнительно высока — 120 лари ($65) в одну сторону, в пути около 5 часов. Паспортный контроль осуществляется прямо в здании вокзала.

А сейчас отойду от типового описания города и скажу что мне действительно понравилось. Это, прежде всего, крепость Гонио, что в 15км южнее Батуми на дороге к границе с Турцией. Крепость расположена буквально рядом с шоссе, и пропустить ее невозможно. Сей масштабный бастион с высокими стенами и мощными башнями прекрасно сохранился, хотя и гораздо внушительнее снаружи, чем изнутри. Гонио впервые упоминается еще в Греко-римских летописях, но свой нынешний вид приобрела в 16 веке, при турках. Добраться туда можно любой маршруткой, направляющейся из Батуми в Сарпи, которые отправляются каждые полчаса от главной площади Батуми. Второе — Батумский ботанический сад, находящийся примерно в 7км севернее центра города, слева от автотрассы на Кобулети. Cад основан в 1912, очень живописен и обладает богатой коллекцией тропической и субтропической флоры. Там просто хорошо погулять, спасаясь от летней жары. Вход платный — 6 лари, а если вы не комплектуете, то дайте смотрителю половину стоимости — это нормально. Кроме того, Батуми это только южная оконечность туристической зоны протяжённостью 35 км, где расположена целая группа приморских курортов: Махинджаури, Зелёный Мыс (помните откуда это — «Двенадцать стульев»), Цихисдзири и Кобулети. Окрестности курортов чрезвычайно живописны: обширные плантации цитрусовых (апельсины, лимоны, мандарины), бананы, рощи магнолий, пальм, бамбука, эвкалиптов и лавровых деревьев.

Хотелось бы добавить и про чудесный климат этих мест. Но…буду откровенен — с погодой мне не повезло. Мелкий и изнуряющий дождь лил с первой по последнюю минуту моего пребывания в Батуми. Впрочем, не будем о грустном. Тем более, что по словам местных, столь продолжительных ливней они еще не видели. К моему приезду дождь лил уже почти неделю и продолжался после моего отъезда. И все это практически беспрерывно. Вот так. С дождем связана и моя поездка в Турцию, куда я тоже не собирался ехать изначально. Но удушающая сырость и влажные, не просыхающие вещи утомили меня сверх всякой меры. Заглянув в близлежащее интернет-кафе, я увидел, что в соседней Турции погода лучше. В то время, как в Батуми лил дождь, в Трабзоне светило солнце. Какая несправедливость, ведь между городами всего 200км пути. Сказано — сделано. Я еду в Турцию.

Поездка в Турцию

С утра я выехал из Батуми знакомой уже маршруткой на Сарпи. Мимо проплывает красивое побережье Черного моря, с другой стороны — утопающие в тропической зелени горы, проезжаем крепость Гонио, затем мост через реку Чорух, и вот она, граница. Все предельно просто и быстро. Народу мало, я прохожу в таможенную зону. Здесь типовой навес для автомобилей, где бдительные стражи грузинских границ как раз разбирают прибывший из Турции минибус. Кажется, их поиски не прошли даром — целая гора найденного добра складируется в картонные коробки. Рядом с навесом — вагончик паспортного контроля. Получаю выездной штамп и иду по указателям в направлении массивных ворот и большущего щита с надписью «TURKIYE CUMHURIYETI» (Турецкая республика). Здесь процедуры гораздо более затяжные. Целая толпа штурмует паспортный контроль в ожидании заветной въездной печати. Тут граждане всех закавказских республик, а матерятся они, как вы понимаете, на чистом русском языке.

Не менее часа я потерял в этой давке, но в итоге пробился к окошку и последним усилием мышц рук забросил внутрь свой паспорт. При этом толстый и усатый азербайджанец, которому я невольно наступил на ногу, выругался трёхэтажным матом, на что получил от меня встречную отповедь, которая отличалась еще большей «этажностью». Ну и дела, до чего я дошел! Впрочем, в драку никто лезть и не собирался, толпа вновь сцепилась сама с собой, а тот азербайджанец, забыв про меня, уже вовсю ругался с каким-то грузином.

Итак, я в Турции. И это заметно. На меня налетела толпа таксистов и им сочувствующих помощников, которые буквально потянули меня в разные стороны, пытаясь разделить между десятью автомобилями. Но через секунду я вырвался из рук пройдох, призвал их к минимальной тишине и сказал, что готов дать им 1 (один) доллар за всю дорогу до близлежащего городка Хопа. Желающих тащить меня стало вдвое меньше. Несколько товарищей еще не теряли надежды на то, что им удастся раскрутить туриста на кругленькую сумму за 18км пути. Но и они вскоре отцепились и пошли искать другую жертву. Кажется, я слегка переборщил и тариф тут не один доллар, а скажем два. При этом с меня хотели 20 долларов.

Так, или иначе, но от заявленного одного доллара я не собирался отступать и просто пошел в Хопу пешком. Замысел был банален — по пути меня обязательно кто-то подберет даже за один американский рубль. На то они и турки, что бы не упускать ни цента выгоды. Не прошло и десяти минут, как возле меня затормозил местный «Долмуш» (минибус) и за тот самый заветный доллар довез меня до Хопы.

Хопа — небольшой современный город на берегу моря. Здесь новые дома, прекрасные дорожные развязки (отсюда начинается автострада в восточную Анатолию, Эрзурум и Карс). Но мне тут особенно нечего делать, я сажусь в автобус до Трабзона (150км, $7) и вскоре мы выезжаем в дорогу. Дождь продолжает лить, вызывая у меня уже откровенное отчаяние, ведь я и без того, уже промокший до нитки надеялся высохнуть в Турции. Как это не покажется комично. И где же обещанная CNN-овским прогнозом солнечная погода восточном Черноморском побережье Турции? Меж тем мы довольно быстро двигаемся на запад. Дороги здесь великолепные и автобус уверенно держит 100км/ч. Природа — шикарная. Покрытые густыми сосновыми лесами горы почти стеной обрываются к морю, а дорога то и дело петляет из тоннеля в тоннель.

Страницы: Предыдущая 1 2 3 Следующая

| 13.08.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий