Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Грузия >> По Грузии, Армении и Турции за 10 дней


Забронируй отель в Грузии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

По Грузии, Армении и Турции за 10 дней

Грузия

Почему Кавказ? Ведь собирался я в Судан. Наверное, во всех наших жизненных перипетиях прослеживается стойкая линия, ведущая в определенном (неведомом нам) направлении. Еще в марте я поехал в Эстонию за путеводителем LP по Судану и рассказ о той странной поездке лежит на данном сервере в разделе рассказов об Эстонии. Я усердно следовал заданному плану и подал документы на суданскую визу, я упорно ждал неделю, две, месяц, два месяца. О, чудо — разрешение на визу в Судан пришло, но, когда я явился в суданское консульство в Москве, выяснилось, что моя виза…потерялась! Сердобольный чернокожий консул предложил мне подать документы еще раз и, «Иншалла» (С божьей помощью) мне пришлют новую визу. Это был не вариант.

Судан был мною забыт на несколько месяцев, а в начале июля возникла необходимость посетить Тбилиси по работе. Собственно, командировка была рассчитана от силы на пару-тройку дней, но, ни морально, ни физически нельзя было допустить столь краткого путешествия. В один миг два дня превратились в 10 дней, а через день был составлен примерный маршрут. Мы говорили про Судан? Какой такой Судан? Я лечу в Грузию!

Для большинства простых обывателей, Грузия в первую очередь ассоциируется с фильмом «Мимино», «Рыцарем в тигровой шкуре» Руставели, и творением Лермонтова «Мцыри». Во вторую — со ставшими привычными торговцами на базарах (мало кто задумывается, что большинство этих самых торговцев отнюдь не грузины), в третью с потоком негатива, изрыгаемого в адрес Грузии российскими СМИ. Опережая вероятную критику в мой адрес на тему Грузии и российско-грузинских отношений, замечу, что одной из целей моего путешествия как раз и было понять истинное положение вещей. Но об этом чуть позднее.

Чита дрита — Чита Маргарита (Мы в Тбилиси)

Грузия полюбилась мне еще до того, как я ступил на ее землю. Наш самолет еще только выруливал к месту стоянки, а толпа веселых и шумных людей уже покинула свои места, и отчаянно толкаясь, устремилась к выходу, создав мучительную и плотную пробку. В иллюминатор видны скучающие работники аэропорта, праздно шатающиеся по взлетной полосе. Часть «гуляющих» удовлетворенно почесывала торчащие волосатые животы, а часть, отчаянно жестикулируя, общалась с кем-то по сотовым телефонам. Ощущение отсутствия суеты, полнейшего «пофигизма» и умиротворения. Великолепно!

 В зале прилета совершается действо по получению виз. С этой целью люди мечутся в поисках анкет, которые время от времени раздает сонный прапорщик с шикарными кручеными усами. Затем очередь в окошечко с надписью «МИД Грузии», уплата неожиданных 34 долларов, что чрезвычайно коробит прибывших, которые, памятуя о прежней стоимости визы в 20 долларов, отложили из укромных и денежных мест своего организма заветные двадцатки. Две колоритные пожилые тетушки схлестнулись в споре о том, кто должен стоять первым в очереди. Недовольное хмыканье быстро перерастает в грубую перебранку и толкание мощными задами. Выяснение отношений происходит на грузинском языке с вкраплениями отборного русского мата. Забавное зрелище! Не менее значимые вещи можно было наблюдать в туалете, где люди массово доставали из укромных мест дополнительные деньги на визу и спешили назад в очередь.

О, чудо из чудес — меня сия доля миновала еще в далеком 2005 году, когда грузинский Парламент принял закон об отмене визового режима для граждан всех стран Европы и обеих Америк. Этот закон, к сожалению, самым очевидным образом выделил россиян в ту малую группу граждан, которым по-прежнему нужна виза в Грузию. Поэтому, прилетев в Тбилиси, я упрятал подальше российский паспорт, и на паспортном контроле подал паспорт израильский. Красивая кареглазая пограничница долго и бдительно листала паспорт, очевидно выискивая выездную печать из Домодедово, но вскоре ей это надоело и она, мило улыбнувшись, шлепнула въездной штамп. Аэропорт Тбилиси небольшой и уютный, лишенных каких-либо выдающихся признаков цивилизации. Тут нет эскалаторов, нет сверкающих витрин, нет громадного Дьюти-Фри, нет даже кондиционеров. Особенно досаждает последнее обстоятельство — очень душно. К счастью, очень скоро я, дождавшись мою спутницу Наташу, покидаю внутренности аэропорта и выбираюсь на свет божий.

Толпа таксистов средней навязчивости пытается увлечь меня в сторону своих железных коней марки «Жигули», давно изживших всякий мыслимый и немыслимый ресурс. Но, следуя информации из путеводителя, я уверенно следую до желтых автобусов 37-номера, ожидающих своих пассажиров в минуте ходьбы от выхода из зала прибытия. По мере наполняемости эти автобусы отправляются и везут пассажиров до центра Тбилиси, через Проспект Руставели и довозят до Железнодорожного вокзала. Проезд стоит всего 0,50 лари, что соответствует $0,30. Для сравнения, такси после длительного торга обойдется минимум в 10 долларов. Зато, если вы путешествуете в компании и разбросаете стоимость на всех, то вероятно такси будет предпочтительнее, тем более, что вас довезут до любой точки города. Как мне поведали местные шоферы, раньше такса была даже меньше, но после того, как за последний год стоимость бензина выросла до одного доллара за литр — у них не осталось выбора.

Прямо напротив здания аэровокзала расположен страшненький 4-х этажный дом, в котором проживают беженцы, что и определяет внешний вид здания — торчащие трубы буржуек, развевающееся на ветру белье и телевизионные антенны. Здание совершенно не вписывается в облик аэропорта и создает ощущение сюрреализма.

Вскоре автобус выезжает, а все его пассажиры выступают для нас в роли гидов и советчиков. До города ехать не более 10 минут. По ходу пути добродушные тбилисцы поведали о ценах в городе, о том, как не стать жертвой мошенников, где остановиться и так далее. Вопрос жилья был очень актуален, поскольку я не имел ни малейшего представления, где остановиться на ночлег. Да, у меня была распечатка из Интернета с полутора десятками отелей и пансионов в городе. Но они были весьма дороги, плюс никаких гарантий того, что там окажутся свободные места. Посему, когда кто-то из пассажиров подсказал мне небольшую гостиницу рядом с ближайшей к аэропорту станцией метро «Варкетили» (ул.Джавахетская, 5). Это одноэтажное, светлое здание с одним длинным коридором и десятком комнат с удобствами в каждом номере. Там есть горячая вода, душ и даже телевизор. Стоимость двухместного номера — 35 лари ($20). Торг уместен, но на серьезную скидку рассчитывать не стоит — в Тбилиси гостиничный вопрос обострен до предела из-за наплыва беженцев из Абхазии и простых работяг из провинции. Эта категория проживающих буквально оккупировала все мало-мальски бюджетные варианты размещения в городе. Гостиница расположена в удаленном спальном районе с типовыми серыми пятиэтажками, где до сих пор, кой-где торчат из окон трубы печей-буржуек. Грузия прекрасно помнит недалекое прошлое, когда несколько зим подряд страна жила без отопления и горячей воды. Плюс к этому пыльные улицы, множество лавок мелких ремесленников, торговцев, крохотные кафе. Немного напоминает сирийский Алеппо, вероятно даже больше своей аурой.

Оставив вещи в номере, мы вспомнили, что не получили от администраторши ключ. Каково же было наше удивление, когда милая дама искренне удивилась нашему намерению закрыть дверь: «-Друзья, у нас не принято закрывать двери. У нас не воруют!». Этот ответ вызвал у нас странное чувство то ли собственной испорченности, то ли непонимания здешних порядков. Так, или иначе, мы на всякий случай забрали с собой все минимально ценные вещи, включающие в себя не только документы (это по умолчанию), но даже батарейки для фотоаппаратов и электрическую зубную щетку. Замечу, что нас действительно не обокрали ни в этот день, ни в два последующих.

 В этот день у меня в планах была встреча с главным редактором грузинской англоязычной газеты «Georgian Times». В силу того, что мои попытки дозвониться в редакцию не увенчались успехом, я решил действовать через Интернет, в связи с чем, на пару с Наташей заглянули в близлежащее интернет-кафе, что возе нашей станции метро. Молодая супружеская пара — Гиви и Теа, плюс их веселый и остроумный тесть окружили нас всем возможным вниманием. С их помощью я наконец дозвонился до редакции газеты, разузнал их точный адрес, договорился и времени встречи. Более того, Гиви и Теа настояли на том, что нас необходимо проводить до редакции. Никакие попытки убедить их в том, что мы не пропадем и отыщем нужный адрес сам — не помогли, и вот мы вчетвером едем в метро в центр города, до станции «Тависуплебис Мойдани» (Площадь Свободы). Это самый центр города и начало проспекта Руставели.

Здесь же начинается Старый Тбилиси, с его колоритными узенькими улочками, традиционной застройкой 18—19 веков, множеством старинных церквей, тихих колоритных двориков и парков. Прежде всего, незадача — негоже идти пусть даже и по делу, но без подарка. Гиви убеждал, что это вовсе необязательно и от гостя не ожидается подарок, ведь сам гость и есть подарок для хозяина. Я с ним не согласился, и в ближайшей кулинарии купил коробку еще горячих и душистых сладостей.

Во дворе редакционного корпуса, колоритные усатые дядечки вываривали из пива виски. Увлекательнейший процесс, представляющий собой следующую схему: пиво кипятят в замкнутой металлической емкости, а испарения из этой емкости по специальной трубке откачиваются в сторону и сливаются в бачок. Кроме того, в кипящее пиво добавляют таинственные пряности и добавки. Получается во истину огненный напиток, крепость которого явно зашкаливает до уровня неразбавленного спирта. Если они называют сие виски, то это самый крепкий виски из всех, что мне когда-либо доводилось пробовать. На вкус — водка смешанная с пивом, мягко говоря — весьма противное варево. Зато — дешево и сердито для скучающих дядечек.

Говоря о Тбилиси, можно выразиться так — это город, где разумнее всего просто потеряться и часами бродить по его старинным улицам и площадям. Из разряда «MUST» я бы выделил светло-коричневую крепость Нарикалла, возвышающуюся над городом, откуда открываются наиболее потрясающие виды грузинской столицы. Район расположенный под крепостью и на противоположном берегу Куры — это и есть Старый Тбилиси. Здесь все близко и совершенно доступно для пеших прогулок. Здесь царство древних церквей, соборов и монастырей и именно здесь великолепно сохранилась та самая старая уникальная Тифлисская застройка. Здесь интересно буквально все — задумчивые грузинские бабушки в окошках, внимательно изучающие проходящих путников, играющие в нарды мужики, вольно развалившиеся на солнце коты, крохотные дворики с бродящими там курами и утками. Не редкость и блеяние овец. Если хорошо поискать, что в этих местах можно отыскать и корову, и это буквально в пяти минутах ходьбы от Парламента Грузии! Если не это экзотика, то что есть экзотика?

Живописна набережная Куры, начиная от Метехского моста и одноименно изящной церкви на скалистом уступе и далее вверх по течению. Река здесь бурная, а берега очень высокие и скалистые. Старинные традиционные грузинские дома с изящными сводами буквально нависли над рекой. Очень красиво! Говорят, что когда уровень воды поднимается, здесь отличное место для ныряния. Я бы не рискнул — высота не менее 20 метров!


У подножия крепости Нарикалла расположен комплекс знаменитых Тифлисских бань, о которых Пушкин с восторгом говорил «Отроду не встречал я ничего роскошнее Тифлисских бань!». Старинные бани занимают значительную территорию, в силу того, что они сероводородные, то своеобразный запах «подпорченных яиц» явственно ощущается уже на подходе. Здесь есть все возможные варианты отдыха и лечения. Тут есть общие помывочные залы, сауна, бассейны на горячих источниках, индивидуальные комнаты для стеснительных пар. Плюс к этому услуги массажистов, докторов. Стоимость удовольствий более чем приемлема, и варьируется от 1,5 до 10 долларов за посещение.

Ближе к вечеру мы заглянули в старинную синагогу, что вот уже более 100 лет открыта для посетителей. Пожилой смотритель в простой черной ермолке рассказал, что именно эта синагога не была закрыта ни на один день за все время правления коммунистов. Еще более интересно было услышать и то, что нам поведали постепенно подтягивающиеся к субботней молитве верующие. Они в один голос заявили, что Грузия — это вторая родина евреев и что на этой благодатной земле никогда не было места ксенофобии и антисемитизму. Сей вопрос действительно интересен, поскольку сказанное прихожанами — подтвержденный исторический факт, а в этом году будет отмечаться 2750-летие еврейской общины Грузии. Будучи большим любителем разного рода дискуссии и крайне любопытным до всего нового человеком, я долго пытался понять — почему Грузия? Но местные иудеи совершенно искренне не понимали о чем я говорю. Они удивленно удивлялись мне в ответ — а почему ненависть должна быть? Ведь все люди — братья, все живут вместе на этой земле, и выживать всегда проще помогая друг-другу, вне зависимости от веры.

Эх, все верно, говорил я, но вот возьмите Россию — там ненависть к иноверцам и к самим себе давно стала притчей и визитной карточкой государства. И тут я услышал в ответ чрезвычайно сильную и вместе с тем простую мысль. До этого момента молчавший дедушка вздохнул и сказал: «Семьдесят лет советской власти породили чудовище под названием Совок. И народ под названием совки, вне зависимости от их нации. Это страна злобы и ненависти, не уважающая ни себя, ни окружающих». Вот как?! Мне хотелось возразить, мне хотелось так много сказать в оправдание и в возражение. Но…я смолчал. В конце-концов, люди вправе высказать свое мнение, а уж насчет того, что Россия не уважает сама себя — горькая правда.

Потом была субботняя молитва, которую мы с Наташей досидели до конца, это было довольно интересно в первую очередь для моей спутницы, впервые в жизни оказавшейся в синагоге. Для меня то была редкая возможность посмотреть на традиционную сефардскую синагогу, ее прихожан, и прочувствовать общую ауру.

К вечеру мы гуляли по центру, набрели на небольшое кафе, где попробовали хинкали, приготовленный традиционным способом прямо на наших глазах. Что сказать? Лично я идеей не проникся — слишком много лука, который я переношу с большими оговорками. Кроме того, здорово напоминает до боли знакомые пельмени, из которых состоял мой рацион в бедные студенческие годы. Думаю, что за тот период я скушал 10 тысяч килограммов пельменей. Или только тысячу килограммов — я не считал, да и не суть важно, сколько именно я съел. Важно то, что с тех пор при одном виде пельменей мне хочется бежать куда подальше с олимпийским ускорением. При этом сразу же прошу понимания у любителей сего калорийного, и, наверное, вкусного продукта — мнение мое совершенно субъективно, а среди моих друзей полно «пельменеедов»!

Тбилисское метро — чрезвычайно удобная для туриста вещь. Из всех видов транспорта именно подземный будет наиболее оптимален путешествующей братии. В Тбилиси всего две линии метрополитена, но они связывают исторический центр со всеми вокзалами и спальными районами города. Заняв место в метро возле нашей гостиницы, мы могли добраться куда душе угодно, будь то автовокзал «Дидубе» (западное направление, включая российский Владикавказ и Турцию), вокзал «Ортачала» (восточное направление, включая Армению и Азербайджан), либо центральный  ж.д вокзал. Проезд стоит 20 тетри ($0,10), жетоны продаются в кассах на любой станции. Само метро один в один копирует московское, так что почти никаких сложностей нет. Минуту! Я сказал «почти»?

Одна сложность есть и весьма сложная, надо заметить. Это названия станций, указанные только по-грузински. Когда-то все дублировалось по-русски, но сейчас кириллица более не «травмирует» внутренне убранство станций и вагонов независимого тбилисского метрополитена. Но и английский вариант тоже не появился. И теперь, как говориться — бог вам в помощь. Добродушные люди всегда помогут и подскажут, а кроме того следует внимательно прислушиваться к названиям станций. Грузинский язык легко воспринимается, а дикторы в метро отличаются чудесной дикцией. Вам не составит труда выхватить из контекста нужные словосочетания «Вакзлис Мойдани» (правильно, это именно вокзальная площадь), «Дидубе» (да, это именно та самая автостанция), «Руставелис гамзири» (Проспект Руставели). С этим все понятно. А теперь надо напрячься и умудриться просто запомнить, что если вы хотите попасть в исторический центр Тбилиси, то выходите на станции «Тависуплебис Мойдани» (Площадь Свободы), а если цель попасть на автостанцию «Ортачала», то выходить следует на станции «Исани». Такие вот несложные правила, которые я, например, все-таки умудрился перепутать и несколько раз уехать не туда.

Про вокзал и беженцев из Абхазии

Тбилисский ж.д вокзал — это невероятных размеров монстр в стиле позднего соцреализма. Собственно вокзальная инфраструктура занимает в этом огромном здании ничтожно малую часть, а большую занимают разного рода арендаторы и торговцы всякой всячиной. Рассматривая здание вокзала со стороны, вы сможете наблюдать висящее и сушащееся на окнах верхних этажей белье, хаотично торчащие телевизионные антенны. Можно только предполагать, что за люди живут в административных помещениях вокзала — очевидно, что беженцы из Абхазии.

К слову сказать, грузинское правительство в последние годы прилагает немалые усилия с целью смягчить существующее годами положение вещей. С одной стороны, очевидно, что 300 тысяч бывших жителей Абхазии должны где-то жить, но у маленькой и слабой экономически Грузии просто нет ресурсов на программы адаптации, расселения и трудоустройства этих людей. С другой стороны беженцы вынужденно «оккупировали» большую часть гостиниц страны и не собираются их покидать. И действия беженцев понятны — а куда им еще идти? Не вдаваясь в политические аспекты замечу, поддерживаемая Россией Абхазия не собирается компенсировать беженцам утраченное и оставленное ими имущество и недвижимость. Любой посетивший Абхазию и повидавший брошенные дома в Сухуми, Пицунде, или Ткварчели, знает, о чем идет речь. Повторюсь — речь не идет о том, кто эту войну начал и кто победил, я говорю о том, что в результате этой войны 70% ее жителей остались без крыши над головой и сей вопрос не решается.

Сейчас Саакашвили решил привести страну в более-менее удобоваримое состояние и спрятать от цепких глаз европейцев и американцев неприглядные стороны жизни. С этой целью некоторое время назад была запущена программа по выселению беженцев из обжитых ими санаториев, гостиниц и общежитий. Начали с тбилисской гостиницы «Иверия», что на проспекте Руставели. Выселяют их на улицу, не предоставляя никакого жилья взамен. Справедливости ради отмечу, что семьям выплачивается единоразовая компенсация, эквивалентная 7 тысячам долларов. На эту сумму вполне реально купить квартиру в…терпящих экономическое бедствие удаленных от центра регионах Джавахетии, например, или в бедном и полном беженцев городке Зугдиди, что как раз напротив пограничного моста через Ингури в Абхазию. Да, на 7 тысяч долларов семья, всю жизнь жившая в большом, богатом и полном туристов Сухуми, теперь может окончательно оставить свои надежды на лучшую долю и уехать туда, откуда уж точно не выбраться, где нет работы, нет перспектив. Вот такой невеселый расклад в вопросе беженцев.

По ходу поездки я не раз встречался с беженцами — в поезде, а гостинице, на улице, в автобусе. Когда спрашиваешь у этих людей, откуда они, обычно отвечают коротко «беженец». Они обычно не склонны вдаваться в исторические экскурсы на тему того, кто именно развязал эту войну. Чаще всего вам ответят, что виной всему поддержка Россией абхазских сепаратистов, пожелавших силой оружия добиться независимости от Грузии, и если бы не русские, то никаких проблем не могло бы быть изначально. Собственно, опять попытаюсь откреститься от политики — не важно кто начал войну, важно, что люди 15 лет на бедственном положении и абхазский вопрос не урегулирован по сей день.

Очевидно и то, что по обе стороны баррикад вопрос беженцев не особенно стремятся урегулировать. Для абхазов возвращение беженцев означает конец их независимости, а для Грузии уладить проблему беженцев это значит навсегда лишиться возможности вернуть Абхазию. Ведь нет человека — нет проблемы, а есть человек (и желательно много человек) — будет и вечно тлеющая проблема. Что касается позиции России, чьи войска расквартированы в зоне конфликта — очевидно, что и здесь есть много составляющих, причем собственно урегулирование конфликта давно задвинуто на последнее место.

Но вернемся к тбилисскому вокзалу. Несмотря на внешние признаки, вокзал полностью жизнеспособен, достаточно удобен и функционирует в полную силу. Ежедневно отсюда отправляются по 2 поезда в Батуми, Поти и Зугдиди (8 часов в пути, в городке Самтредиа часть вагонов батумского поезда просто перецепляется и следует далее по маршруту), 2 поезда в Боржоми (7 часов в пути, один из них продолжает путь в Ахалцихе и Вале на границе с Турцией), 2 поезда в Баку (16 часов), 1 поезд в Ереван (14 часов). Плюс к этому несколько пригородных электричек в Мцету, Садахло (армянская граница) и Гардебани (азербайджанская граница). Поезда совершенно нормальные, ничуть не лучше и не хуже обычных российских поездов. Есть купе, плацкарт и общий вагон с сидячими местами. А вот скорость движения на железной дороге заставляет желать лучшего, и редко превышает 40км/ч даже на Батумском экспрессе. На обычных линиях в Ахалцихе и в Ереван, средняя скорость и того ниже — 25км/ч. Вместе с тем, это и возможность выспаться и прибыть в город рано утром со свежими силами и существенной экономией на гостинице. Стоимость проезда ничтожна низка по сравнению с тарифами РЖД и уж совсем несерьезно в сравнении с Европой. Проезд в купе из Тбилиси в Батуми обойдется в 10 лари ($7), в Ахалцихе 8 лари ($5), Ереван 23 лари ($15) и Баку 35 лари ($20). Плацкарт и общий, соответственно еще дешевле. Часть пассажиров имеет привычку договариваться о цене с проводником, не покупая билетов — это тоже вариант, хотя экономия пары долларов вряд ли кого-либо всерьез обрадует. Лично я раз проехал «по договоренности» от Тбилиси до Батуми и заплатил не $7, а только $5. И лишь только потому, что опаздывал на поезд и физически не успевал в кассу.

Тбилиси — Мцхета — Ананури — Казбеги

После полутора суток в грузинской столице мы с раннего утра сели на метро, доехали до автовокзала Дидубе и оказались…на базаре. Да, автостанция как и полагается, располагалась среди лавок торговцев овощами и фруктами, подержанной и новой обувью, часовыми мастерскими и прочими неизменными атрибутами любого восточного города. Впрочем, здесь разгуливают дядечки, выискивающие заблудших пассажиров, ловящие их, и доставляющие к отправляющимся автобусам и маршруткам. Сегодня мы предположительно едем в горы, в поселок Казбеги, что соседствует с одноименной горой Казбек. Более того, нам в каком-то смысле повезло. На автостанции скопилось большое количество таксистов из Владикавказа, которые привезли в Тбилиси пассажиров, но не могут вернуться назад. Дело в том, что по их словам Россия перекрыла все пограничные переходы с Грузией в связи с обострением ситуации в Южной Осетии. И вот парадокс — российские таксисты не могут вернуться домой! Бог ты мой, почему политические споры между государствами всегда выливаются в подобный абсурд?

Но в данном случае создавшаяся ситуация нам на благо. Шоферы вторые сутки ночуют в машинах и ждут, пока Россия надумает вновь открыть границу. Некоторые, не доверяя сообщениям по радио, предполагают, что граница уже открыта и готовы выехать в путь. Но готовы ли потенциальные пассажиры платить деньги и ехать на границу в слабой надежде на ее открытие? Нет, не готовы. Поэтому мы для этих таксистов — находка. После короткого торга мы сходимся на символической сумме в 10 долларов за двоих до Казбеги. Но и это еще не все — за эту сумму для нас еще и сделают остановки по всем пунктам следования по Военно-грузинской дороге: Мцхета, Ананури, перевал Джвари и так далее.

Наш лимузин — видавшая виды «Волга» с северо-осетинскими номерами. Скрипя и тарахтя мы покидаем пределы Тбилиси и выдвигаемся на север, к первому пункту посещения — Мцхете. Горы окружают грузинскую столицу со всех сторон, но по мере движения на север они становятся все выше, буквально на глазах и с каждым километром. До Мцхеты совсем не долго, от силы полчаса пути от центра Тбилиси. Касаемо этой жемчужины Грузии скажу так — для посещения Мцхеты нужен соответствующий духовный настрой и как минимум несколько свободных часов.Ведь в этом небольшом городке несколько значительных памятников, весьма удаленных один от другого. Прежде всего, окруженный крепостной стеной Кафедральный собор Свети-Цховели, который, исходя из легенды, построен на месте, где захоронена роба Иисуса, привезенная из Иерусалима. Это главная религиозная святыня Грузии и место паломничества со всех концов страны. Собор крайне живописно расположен в месте слияния небольших, но бурных рек Арагви и Мтквари. По своей культурной и религиозной значимости, Мцхета соответствует Ватикану для католиков и Мекке для мусульман. Собор впечатляет. Не вдаваясь в исторические экскурсы (их можно найти в соответствующей литературе), одно могу сказать — Мцхета достойна отдельного посещения.

Несколько в стороне от исторического центра Мцхеты расположен впечатляющий своим месторасположением монастырь Джвари. Он венчает остроконечную гору над Мцхетой и оттуда открывается замечательная панорама как Мцхеты, так и всех окрестностей, вплоть до Тбилиси. А на выезде из городка можно сделать остановку и подняться в крепость Бебри, построенную в ранее средневековье с целью защиты Мцхеты. Хочу сразу подчеркнуть — расстояния между упомянутыми тремя объектами довольно велики, и если ваше время ограничено — договоритесь с местными таксистами. Расклад примерно такой: от Кафедрального собора до Джвари с учетом необходимости делать крюк до моста через Арагви 5км (если бы мы были птицами, то напрямую там от силы километр), оттуда же до крепости Бебри 3км., и путь лежит по той же дороге, что и к монастырю Джвари. Так что если есть время и силы — имеет смысл прогуляться и за несколько часов обойти все интересные места.

А мы выезжаем далее по маршруту, покидаем Мцхету и начинаем подъем по Военно-грузинской дороге. Далее по правую сторону от шоссе тянется живописное водохранилище на реке Арагви, окруженное зелеными горами, и через несколько километров мы подъезжаем к крепости Ананури, на сотню метров отстоящую от автотрассы. Собственно говоря, это скорее укрепленная и окруженная мощными стенами церковь, нежели крепость в обычном понимании. Место исключительно красивое и фотогеничное, ведь фоном выступают кавказские горы и живописное водохранилище на реке Арагви, над которым и возвышается крепость.

Вскоре после Ананури дорога начинает стремительно портится. Количество выбоин в асфальте растет с каждым километров, а начиная от Пасанаури, асфальт пропадает напрочь. Дорогу тут не ремонтировали со дня распада Союза, а сейчас, судя по всему, местные власти не особенно заинтересованы инвестировать в дорогостоящий ремонт Военно-грузинской дороги, ведущей в недружественную Россию. Скорость движения транспорта невольно падает до 20—30км/ч, но даже при самой осторожной езде машина то и дело касается днищем земли. При этом серпантины все опаснее, в отдельных местах произошли обвалы и посреди дороги валяются громадные валуны, любой из которых способен превратить машину в лепешку. Параллельно начинается дождь, опускается туман и поездка становится чрезвычайно экстремальной. Но вот новый перевал, и непогода остается позади. Дорожные беды компенсируются фантастическими пейзажами, покрытыми снегом вершинами, глубокими ущельями и срывающимися с гор водопадами.

Проезжаем курортное местечко Гудаури, перевал Джвари (в русской традиции — Крестовый), и спустя какое-то время останавливаемся возле мощного минерального источника, очень напоминающего турецкий Памуккале. Тут буйство воды и минералов не столь масштабно, как у турков, но тоже весьма интересно. Чуть в стороне из земли бьют источники, где местные жители набирают питьевую воду. На вкус — очень концентрированная вода Боржоми, на вид — чуть мутноватая. Местные рассказали, что на этой воде сотни лет живут все горные села и множество стариков-долгожителей лишнее подтверждение полезности этой воды. Ну, что сказать? Возможно, что так оно и есть. Но лично мне после литра выпитой воды стало слегка не по себе, а живот до самого вчера выдавал необъяснимые «прокруты», словно внутри меня работала посудомоечная машина.

Примерно 6 часов спустя после выезда из Тбилиси мы достигли поселка Казбеги. С учетом посещения Мцхеты и Ананури это не так много, ведь даже безостановочные маршрутки преодолевают сей путь не менее, чем за 4 часа.

Казбеги — небольшой городок, скорее даже поселок, где всего несколько 2—3 этажных домов барачного типа и все остальные — типовые одноэтажные домишки на одну-две семьи. В Советское время городок был базой и исходной точкой для отправляющихся в горы альпинистов и просто групп туристов. Потом был упадок и отчаяние. В последнее время тут снова появились туристы, и местные жители очень быстро поняли, что туризмом можно и нужно жить. В центре, на главной площади (точнее сказать на лобном месте) возникла двухэтажная гостиница, претендующая на уровень 3*. Сюда завозят обычно организованных туристов из стран Запада, но не откажут и любому желающему заплатить 70 лари ($45) за неплохой двухместный номер со всеми необходимыми удобствами, включая телевизор. По-соседству с отелем расположен типовой, серый каменный деревенский домишко, с корявой надписью «Hotel». Туда устремляются те, кто желает сэкономить и оказаться в среде себе подобных «backpackers» (рюкзачников). Там дешево, шумно, тесно и…сердито. Бойлер нами замечен не был, что подразумевает принятие душа под ледяной водой.

Оценив имеющиеся два варианта, мы решили отдать предпочтение частникам и очень скоро отыскали тетушку, сдающую весь этаж своего дома. Нам выделили большую комнату с телевизором и сразу четырьмя разваливающимися кроватями. Душ общий на три комнаты, с горячей водой и ванной. Помимо нас, в соседних комнатах пристанище себе нашли ирландцы и армяне. Заплатили мы 30 лари ($20) за двоих. Надо сказать, что это весьма дешево по меркам Казбеги — с учетом слабо развитой гостиничной инфраструктуры, у туриста особенно нет вариантов. Более того, по словам местных, довольно часты ситуации, когда городок буквально переполнен туристами и мест нет даже за вдвое большую стоимость. Нам в какой-то мере повезло — вследствие закрытия российской границы, в городке начинали скапливаться российские граждане, желающие вернуться домой — до погранперехода «Верхний-Ларс» всего 10км.

Оставив вещи в комнате, мы немедленно выдвинулись в сторону церкви Святой Троицы (Цминда Самеба), расположенной довольно высоко на горе и хорошо просматриваемой из любой точки Казбеги. Прошли мост через речку Терги, связывающий наш городок и деревушку Гергети, откуда, собственно, и начинается подъем к церкви. Надо сказать, я слегка переоценил наши силы, решив, что мы достигнем церкви от силы за час. При этом подъем обещал быть почти отвесным, горы могучими, а время давно перевалило за полдень, что подразумевало определенный риск не успеть вернуться до наступления темноты. Но где наша не пропадала!

Мы шли долго и упорно, Наташа проявляла чудеса мужества и выносливости, да и я, сжав зубы, «пёр» вперед, несмотря на то, что сердце выскакивало из груди. Гора должна была быть взята нами, возвращаться назад, не достигнув церкви, было бы неприемлемо. Забегая вперед, замечу, что мы изначально избрали не тот путь, которым следуют туристы (грунтовка, по которой в церковь доставляют стройматериалы и провизию), а сбились с пути и сделали немалый крюк. В результате мы потратили на подъем более трёх часов, но были вознаграждены великолепными пейзажами, руинами крепости, бурлящими ручьями и альпийскими лугами. Особенно впечатлило последнее. Представьте себе настоящие, неподражаемые зеленые альпийские луга, уходящие вверх за горизонт под углом в 45 градусов. Наклон столь велик, что ноги временами соскальзывают, и приходится помогать себе руками, тем самым, оказываясь практически на четвереньках.

Мы дошли до церкви, а находившиеся там туристы с удивлением наблюдали наш последний рывок, который происходил на автопилоте и при помощи рук. Им хорошо — их сюда доставили на джипе. Такой вариант был и у нас — шоферы в Казбеги настойчиво предлагали за $20 довезти до церкви, но разве это дело? Есть вещи, которые надо покорять своим ходом, иначе будет утерян тот своеобразный колорит.

С церкви открывается умопомрачительный вид окрестностей. Далеко внизу виднеется городок Казбеги, чуть в стороне — громада горы Казбек (5047м.) со снежной шапкой, вокруг — стены гор, частично скрытые облаками. Буйство и величие природы.

Несколько слов о церкви, до которой мы дошли. Она весьма древняя и живописная, особенно на фоне окружающего пейзажа. Расположенная на высоте 2200 метров над уровнем моря, эта церковь сверстница Мцхетского Кафедрального Собора, то есть ее постройка датируется XII-XIII веками. Пройденная нами деревушка Гергети на протяжении веков выполняла роль хранительницы Цминды Самебы, и столетия ключ от церкви переходил от отца к сыну и хранился у жителей деревушки. В 1988 году от Казбеги до церкви была построена канатная дорога с сидениями для туристов, но, волею коловращений последнего десятилетия от дороги осталось немного. В годы упадка и обнищания, местные жители разобрали и сдали в металлолом все то, что было возможно скрутить и утащить. Впрочем, официальная версия выглядит иначе — якобы местные жители сочли, что канатная дорога принижает религиозную значимость церкви, и поэтому решили ее разобрать. Лично я склонен верить первому предположению, а вы? 

На следующий день мы предприняли поездку к Дарьяльскому ущелью и границе с Россией. Предприимчивые шоферы, с раннего утра ожидающие туристов, тут же накинулись на нас с предложениями экскурсии по Дарьяльскому ущелью с посещением крепости Тамары, водопадов и некоего озера. Но нам было лень торговаться, да и никакого желания трястись с утра пораньше в раздолбанном уазике тоже. Мы просто неторопливо вышли на дорогу и решили просто идти вперед, пока не недоест. А далее — поймать попутную машину, идущую к границе. Мы не прогадали. Во-первых водопады мы увидели прямо с дороги — это скорее ручьи с шумом несущиеся по склонам гор и срывающиеся с огромной высоты вниз, в ущелье Терека. Дорога петляет по узкому ущелью, а горы вздымаются столь отвесно, что упади сверху камень — он очевидно прямой наводкой попадет в нас.

Спустя какое-то время нас подобрал Камаз с двумя колоритными бородатыми священниками в черных рясах, которые работают вместе со строителями над возведением нового монастыря над самой границей с Россией. Веселый и добродушный батюшка рассказал нам, что их цель построить на всех пограничных переходах по монастырю. Дабы все знали, что Грузия — православная страна. Он поведал, что монастыри сейчас строятся на границах Грузии с Турцией в Сарпи, с Арменией в Садахло и с Азербайджаном в Цители-Хиди. Кроме того, они рассказали нам про здешние места, про маршруты, достопримечательсности. Не доезжая километра до пограничного перехода в Россию, мы вышли и далее начали подъем к крепости Тамары. В сравнении со вчерашним походом к Цминде-Самебе, этот подъем был вполне терпимым.

Через час мы оказались у подножия крепости, а вот дальше дело осложнялось отсутствием какой-либо тропинки в саму крепость. Пришлось продираться сквозь заросли крапивы и колючек, видно ноги туристов не часто ступают в этих местах. Надо сказать, что время не пощадило крепость и ныне лишь только общие контуры указывают на то место, где ранее возвышалась мощная цитадель. Забравшись наверх, я встретился с… домашней свиньей, которая непонятно как сюда забралась и, похоже, была удивлена встрече со мной ничуть не менее. Недовольно хрюкнув, она, громко шелестя травой, побежала в сторону и вскоре исчезла за сторожевой башней. Итак, как я уже говорил, интересна не столько сама крепость, сколько окружающая панорама. А вот, внизу — пограничный терминал с развевающимся грузинским флагом. Сразу же за ним — тоннель, далее — Россия.

 В этот же день мы покидаем Казбеги и выезжаем назад в Тбилиси. Маршрутки ежечасно отправляются от главной площади городка и за 3—4 часа доезжают до грузинской столицы. Проезд стоит 10 лари (ок. $6) на человека.

Тбилиси — Ахалцихе — Вардзия

 В один из дней мы сели в поезд Тбилиси — Вале и выехали далее в направлении южной Грузии. Этот поезд примечателен тем, что, следуя по маршруту, от него отцепляются все новые и новые вагоны. В Тбилиси у нас было 8 вагонов, в Боржоми осталось 4, а в Ахалцихе мы прибыли всего с двумя вагонами. Поезд опаздывал на пару часов, и это было совсем неплохо, ведь по расписанию он прибывал в 7 утра, а мы были совсем не прочь поспать. С другой стороны двухчасовое опоздание было во истину комично, ведь расстояние от Тбилиси до Ахалцихе составляет всего 170км и даже по расписанию поезд преодолевает его за целых 7 часов, а в данном случае путь занял все 9 часов! Вероятно, что хорошо тренированный легкоатлет по крайней мере от нас бы не отстал.

Наверное, это ощущение знакомо каждому путешествующему — в любой поезде обязательно есть место, где вам достаточно комфортно. Необязательно это место будет туристическим центром, или шикарным отелем. Нет, это может быть крохотный городок, затерянный в пустынях Узбекистана, или небольшое село в горах греческого Пелопоннеса. Но вам там будет уютно, и вы с радостью проведете в этом месте день-другой. Так вот для нас этим городком стал Ахалцихе.

На подъезде к городу, тянутся воинские части грузинской армии, которые великолепно просматриваются из поезда, и Наташа сделала ряд гиперсекретных снимков. Мне бежать за фотоаппаратом было лень, зато я с большим интересом эту технику рассматривал, благо, что поезд двигался как улитка. О том, что эта техника пренадлежит именно грузинской армии, можно догадаться только по грузинским флагам на корпусах зданий. Что касается стоящей там военной техники — все американского производства, начиная от легендарных еще со времен вьетнамской войны грузовиков «Каминс-124», гусеничных БМП М-113, и заканчивая внедорожниками класса «Хамви» (известными как «Хаммер»).

Ахалцихе — небольшой провинциальный городок, расположенный всего в 15км от пограничного перехода в Турцию. Превалирующий цвет в городе — серый, внешний вид — измученный, стиль — сталинская 3-х этажная застройка, плюс закоптелые хрущевки в спальном районе. Вместе с тем, несколько в стороне от вокзала, на скалистом выступе над железной дорогой, возвышается массивная крепость. Вокзал старинный, довольно красивый, но слишком обветшалый, не ведавший ремонта многие десятилетия. Напротив вокзала — автостанция, откуда отправляются маршрутки по всему региону и в Тбилиси.

Прежде всего, нам предстояло найти жилье, в чем здорово помогли местные жители. Как и в любом провинциальном городе Грузии, здесь два класса гостиниц — без удобств и с удобствами. Поясню — «без удобств», это значит без душа и без воды вообще, плюс крохотная душная комнатушка, часто с насекомыми. Да, именно так — без воды вообще, включая холодную. Но с туалетом класса «в десятку» на этаже, или во дворе. Такой вариант стоит в пределах $5—7 за двухместную комнату и торг уместен. Теперь касаемо размещения «с удобствами». В этом случае возможны варианты, но главным фактором является наличие воды, как минимум в течение пары-тройки часов в день. Иногда, если вам повезет, и гостиница будет снабжена бойлером, у вас будет еще и горячая вода. Такой вариант размещения обойдется в $15—20 за двухместную комнату.

Мы остановились в гостинице «Метохия», что в самом центре городка и всего в 5 минутах ходьбы от вокзала. Это самая лучшая гостиница в Ахалцихе с большими комнатами и четырехметровыми потолками. Но самое главное — в кране была вода!

На часах около 10 утра, жутко хочется спать, но времени на отдых нет. Наш маршрут предельно сжат и не предусматривает ни минуты покоя. Сегодня мы должны не только осмотреть Ахалцихе, но и съездить в пещерный город Вардзия, и по мере сил успеть посетить самую крупную крепость Грузии — Харцвиси. Оба последних пункта удалены от городка более, чем на 70км. Да разве же это расстояние? Час езды…как думалось мне. Эх, как же я заблуждался. Впрочем, обо всем по порядку.

Итак, Ахалцихе — древний город, административный центр Джавахетского района. Крепость и старые постройки вокруг нее датируются 12 веком. Вкратце, этот регион не раз переходил из рук в руки. Здесь властвовали турки, персы, армяне. В 1828 году город переходит в руки России и с тех пор, вплоть до недавнего времени в крепости размещались военные гарнизоны. Население города весьма разнообразное. Здесь более трети этнических армян, некоторое число курдов, азербайджанцев и даже четыре еврейские семьи. Про оставшихся в Ахалцихе евреев, чье число не превышает двух десятков человек, нам местные жители говорили не раз, но всегда этот факт почему-то присовокупляли к рассказу о музеях, крепости и достопримечательностях края. В итоге я не избежал участи посещения крохотной старинной синагоги в глубине старой части города. Добродушный таксист-грузин, везший меня к выезду из города, но решивший непременно показать все без исключения достопримечательности Ахалцихе, свернул и повез показывать синагогу. Она была закрыта, но добрые и скучающие дедушки на улице вмиг послали пацанёнка-гонца, и тот привел почтенного старца в ермолке, который медленно шел, опираясь на трость. Старик приветствовал меня «Шалом, генацвалэ!», пожали друг-другу руки. Синагога маленькая, вполне соответствующая крайне малому количеству оставшихся в городе евреев. Впрочем, по словам смотрителя, во времена СССР, здесь проживало около тысячи евреев, но за последние годы молодежь перебралась в Израиль, а старики постепенно уходят.

При советской власти Ахалцихе был закрытым городом в приграничной зоне и путь сюда простым смертным был заказан. За последнее многое изменилось, и теперь военные ушли из города. Российская армия, постепенно выводящая войска с территории Грузии, покинула Ахалцихе несколько лет назад. Грузинские военные приняли оставленные корпуса и казармы, но ровным счетом ничего с тех пор не сделали. На бывшем КПП посадили сонного солдатика, который лениво наблюдал, как мы гуляем по воинской части и ищем путь в крепость, которая буквально нависает над нами.

Я смог отказать себе в желании пройтись по корпусам. Это стоило того. Несмотря на всеобщий разгром, коровьи лепешки и пасущихся прямо в казармах свиней, здесь до сих пор были вывешены приказы, инструкции, расписки и прочее. В одной из комнат я обнаружил расписку следующего содержания (сохраняю орфографию и стилистику автора расписки):

Я, гвардии прапорщик Трутенко Константин Иванович, обязуюсь больше не вести себя так (зачеркнуто), не использовать спиртной напиток по НЕназначению. Прошу не примИнять ко мне дЕсцЫплЕнарное взИскание. Прошу учесть прежние мои заслуги (зачеркнуто). Обязуюсь в будущем стремиться достойно соответствовать званию воина вооружОнных сил Российской Федерации. Роспись. Дата.

Последнее предложение было просто выдающимся. Товарищ прапорщик — старый хитрый лис, не обещал начальству, что он будет соответствовать «званию воина». Товарищ прапорщик только обещал СТЕМИТЬСЯ соответствовать! С трудом сдерживая смех, я выбрался наружу, где лоб в лоб столкнулся с грузинским полицейским, который пришел для того, что бы нас с Наташей выгнать с территории воинской части. Добродушный офицер поинтересовался, откуда мы, смущенно улыбнулся и, извиняясь, попросил нас покинуть территорию воинской части.

Вход в крепость оказался с другой стороны этого гибрида средневекового форпоста и советской воинской части. И вопреки написанному в путеводителе, крепость весьма внушительна, и, несомненно, достойна посещения. За мощными темно-серыми стенами этой цитадели скрывался интересный музей Джавахетского региона с богатой коллекцией археологических находок и персидскими коврами. Удивленная редким туристам смотрительница шла за нами попятам и с некоторым любопытством нас рассматривала со стороны. После посещения музея мы прогулялись по внутреннему двору крепости, попытались забраться на сторожевую башню, что нам не удалось в виду ее закрытости на замок.

Вернувшись на автовокзал мы обнаружили, что одна из трех маршруток, на которой мы могли бы добраться до Вардзии — уезжает. Но что еще более печально — все места заняты и нам было предложено всю дорогу ехать стоя. Легко представить себе, что значит ехать стоя в «Газели», где и без того едет человек двадцать вместо десяти возможных исходя из количества сидячих мест. В итоге мы предпочли действовать испытанным способом — выйти на трассу и поймать попутную машину.

И действительно, «испытанный способ» нас не подвел и в этот раз. Выйдя на развилку сразу же на выезде из Ахалцихе, нас вскоре подобрал самосвал. Веселый шофер-армянин много и долго рассказывал нам о коварстве грузин, о тяжелой жизни, о том, как хорошо было во времена СССР. Попутно мы смогли оценить ту самую дорогу, по которой нужная нам маршрутка уехала в Вардзию. Это даже не дорога, это скорее грунтовка с остатками асфальта. Самосвал не разменивается на каждую ямку и несется с максимально возможной скоростью, а вот как чувствуют себя стоящие в маршрутке туристы — можно себе представить. Эти 70км мы преодолевали больше 2 часов и даже обогнали ту самую маршрутку, которая выехала раньше нас.

Примерно на середине пути между городами Ахалцихе и Ахалкалаки, в районе села Харцвиси, от главной трассы ответвляется проселочная дорога на Вардзию. Я сказал от главной трассы? Эх, видел бы кто эту трассу — настоящая фронтовая дорога (при отсутствие фронта), где больше выбоин, чем асфальта. Зато на самой развилке, на высокой скале над рекой Курой возвышается огромный замок Харцвиси. Это крупнейший, и один из наиболее хорошо сохранившихся замков страны. Легенда гласит, что эта цитадель была взята Александром Македонским. В XII веке замок возродился вновь и вскоре разросся до масштабов города. Но потом был разрушен монголами, а позднее перешел под власть турков. В 19 веке эти земли переходят под власть России, крепость восстанавливается, и в ней размещается военный гарнизон.

Под стенами замка, в тени деревьев нам предстояло провести более часа, поскольку удача нам изменила, и попутный транспорт иссяк. Это неудивительно, ведь путь до Вардзии представляет из себя тупиковую дорогу, сразу же за скальным монастырем переходящую в типовую грунтовку и петляющую по окрестным холмам. Село Харцвиси — тихое село с одним единственным магазинчиком, играющими в нарды старичками, цветущим виноградом и шумящими водами Куры.

К нам подсел скучающий парень, поинтересовался, откуда мы и куда держим путь. Надо же было такому случиться, что это оказался мой «земляк», точнее сказать почти земляк. Парень вот уже много лет трудится на одном из оптовых рынков Екатеринбурга, и более того, он еще и живет по соседству от моей прежней квартиры в этом уральском городе. Тем для разговора нашлось множество — о продажности чиновников, о двойственной позиции Евгения Ройзмана (основателя скандально известного сообщества «Город без наркотиков»), о выборах в городскую думу и так далее. Мы долго смеялись над тем, что губернаторов Свердловской области вот уже более 10 лет является немец Россель, мэром — еврей Чернецкий, а главным финансовым воротилой — грузин Каха Бандукидзе. Сошлись во мнении, что такой расклад, несомненно, провоцирует ксенофобию в российском обществе, ведь, как логично заметил мой собеседник, «Если украл русский чиновник — скажут вор, а если украл еврейский чиновник — скажут жиды Россию разворовали». Потом он помолчал, затянулся сигаретой и добавил «Русские — как женщина». На мой удивленный взгляд он развил свою мысль далее «Они нас ненавидят, но и без нас существовать не могут». На этой многозначительной ноте наш разговор был прерван, так как появилась попутная машина — древний Жигуль с двумя небритыми товарищами.

Наши спасители оказались веселыми рабочими-дорожниками, взявшими сегодня отгул и ехавшими погулять и отдохнуть. Одного звали Гела и он был грузин, а второго звали Сако и он был…правильно, он был армянин. Оба были слегка под воздействием «Чачи», что вызывало в нас некоторые сомнения в безопасности поездки с ними. Нет, речь не о криминале — в этих местах криминал практически не существует, а люди знают друг-друга в лицо. Скорее сложность горной дороги не соответствовала физическому состоянию наших кормчих. Мдда. Один кое-как владел грузинским, а второй еще хуже владел армянским, но они лучшие друзья и общались на мучительной смеси всех трех языков. Они вовлекли нас в свой разговор, принялись рассказывать анекдоты, ругаться и спорить меж собой.Особенно рассмешил меня Сако, который узнав откуда мы, заявил, что когда в одной машине едут армяне, евреи, грузины, русские и хохлы — обязательно что-то должно случиться!

И это «что-то» случилось, буквально четвертью часа позже. А именно, в самый разгар веселья у нас отлетело заднее колесо. Рулящий Сако успел остановить машину на обочине, и отчаянно ругаясь, вылез из машины смотреть что приключилось. Итак, мы потеряли не только колесо, но и диск. Более того, все это хозяйство исчезло в неизвестном направлении. Вчетвером мы отправились изучать все окрестные кусты, овраги, но тщетно! Что за наваждение? После получаса безуспешных поисков Сако обратился ко мне «Брат, вот евреи такие умные, ну придумай что-нибудь, найди нам колесо! Брат!». Я возразил ему, что еврей я только на половину и что русская половина мешает мне сосредоточиться на поисках. Сако возразил, что если человек еврей, то это уже диагноз и что неважно на половину, четверть или восьмушку. В ответ я ему заметил, что и армяне не лыком шиты и что ему самому самое время сосредоточиться и найти колесо.

К разговору подключился грузин Гела, добавив, что и евреи и армяне — болваны и только он, истинный грузин сейчас отыщет колесо. Но через минуту он обреченно махнул рукой и сел в траву со словами «Конэц, нэ найты!». Сако тут же бросил, что все грузины ленивы и глупы и что колесо где-то тут. Бедолага Гела, только что снова замахнувший «Чачи» лишь только вяло возразил, что грузины самые умные, если их…не споили хитрые армяне!

 В итоге, или вопреки — это еще вопрос, но диск отыскал я, а болты — Наташа. Пока веселые кавказские собратья увлеченно спорили, какая из наций умнее — грузины, или армяне, я занимался поисками в их машине домкрата. А когда они сели на траву и заговорили о вечном, мы с Наташей уже установили запасное колесо, а недостающие болты скрутили по одному с других колес. Обрадованные приятели вернулись к машине, и мы поехали дальше. Само колесо невероятным образом все-таки кануло в лету и его местонахождение нам неизвестно.

Невероятно, но все эти события происходили всего в полукилометре от Вардзии, вид на которую нам открылся буквально за поворотом. Знаменитый скальный город расположен на склоне, точнее сказать «в склоне» ущелья, в глубине которого течет Кура. Вкратце речь идет об огромном комплексе и нескольких сотнях(!) высеченных в скале жилых помещениях, соединенных переходами и тоннелями. Там есть церковь с сохранившимися фресками с портретами Георгия III и царицы Тамары. Пещерный монастырский комплекс датирован XII веком, построен при поддержке царицы Тамары. Здесь более 500 жилых, культовых и хозяйственных помещений, высеченных в отвесной туфовой скале в 10—12 этажей. Вардзия выполняла несколько функций: защитную — для защиты границ Грузинского царства, религиозную — как христианский монастырь, и продовольственную (здесь хранились значительные запасы продовольствия на случай длительной осады). В близлежащей долине реки Кура, местные монахи выращивали виноград и сельскохозяйственные культуры.

Те, кто бывали в турецкой Каппадокии найдут здесь много знакомого. Конечно, в Турции масштабы и количество скальных комплексов значительно больше. Но то, что вы увидите в Вардзии, не менее достойно отдельной поездки.

Гила и Сако сопровождали нас не только до Вардзии, но и настояли на том, что бы погулять с нами и по самому комплексу. При этом, бедолага Гела, как оказалось, жутко страдал от боязни высоты и здорово переживал при каждом мало-мальски отвесном спуске, или подъеме. И уж когда мы выбирались из внутренностей скального города на внешние террасы, Гела просто предпочел ждать нас подальше от великолепной панорамы ущелья.

На обратном пути, всего в нескольких километрах от Вардзии, мы заехали в небольшой парк с горячими сероводородными источниками. Здесь есть подобие гостиницы без удобств, пара простых бассейнов с поднимающимся над ними паром и неизменные местные дядечки, скучающие возле дороги и ждущие заезжих путников. Нашему появлению все были несказанно рады и в честь этого события поставили по бутылке местного пива. Уж не вспомню, почему я не захотел купаться, но так, или иначе, но пока наши новые друзья плескались в воде, мы разговаривали о жизни с владельцами этого простого, но уютного заведения.

Ближе к вечеру мы выехали назад, в направлении Ахалцихе. Гела с Сако настояли на том, что нас необходимо довезти до города, а мы, в свою очередь, дали им денег на бензин в обе стороны. Те долго отказывались, ссылаясь на кавказское гостеприимство, но в итоге Гела нашел выход: «Хорошо, возьму, но не для себя, а для моего маленького сына!». На что приятель Сако тут же добавил «Так они тебе и не дают, грузин! Ишь ты!».

Страницы: 1 2 3 Следующая

| 13.08.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий