Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Лондон >> 6 дней в Лондоне >> Страница 2


Забронируй отель в Лондоне по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

6 дней в Лондоне

ВеликобританияЛондон

Безусловно, Лондон — город музеев. Приехав сюда, все непременно бегут в Британский музей и галерею мадам Тюссо с кучей восковых знаменитостей. Мы решили идти нетрадиционным путем и смотрели в основном то, что стоит несколько на обочине. Хотя совсем удержаться от следования стереотипам все же не удалось. Туристы могут купить карточку Лондон-Пасс. Цена колеблется в зависимости от количества дней, в течение которых она действительна. Наши были на три дня. Расчет такой, что, оплатив вперед посещение 5—6 достопримечательностей, ты получаешь право все последующие осматривать бесплатно, если хватит времени и сил.
Музей ужасов «London Dugeon» (Лондонская тюрьма) скорее можно назвать театром. Все здесь от запахов до сумеречного света и костюмированных служащих настраивает на определенный нервно-натянутый лад. Миловидные девушки эпохи средневековья с большим энтузиазмом демонстрируют орудия пыток, среди которых внимание мужчин (аж до мурашек по коже) привлекает приспособление для кастрирования, напоминающее крупный садовый секатор. Несмотря на настойчивые призывы подвергнуться этой нехитрой операции желающих среди присутствующих не находится. Блуждая по мастерски воспроизведенным с помощью огромных декораций улицам средневекового Лондона, начинаешь терять ощущение реальности. Немало способствуют этому и многочисленные сюрпризы: резкие выкрики, удушливый запах человеческих отходов, вываливающиеся с потолка удавленники и выскакивающие из окон черепа со светящимися глазами. И всюду крысы, крысы, крысы.
 В одной из комнат воспроизведена сцена казни супруги Генриха VIII Анны Болейн. Казнили ее незатейливо — просто отрубили голову. Восковая фигура в полный рост. Последняя молитва. И вдруг в полумраке ее лицо оживает. Жуткое впечатление. Она открывает глаза, ее губы двигаются, слова разобрать трудно. Потом замечаешь луч проектора, направленный на восковую голову. Ну и техника! Движение по музею-театру — это движение во времени. Сейчас мы в Лондоне конца XIX века. Именно в этом районе города, где расположен музей, вспарывал животы проституткам знаменитый Джек Потрошитель. По всему видно, что эта часть экспозиции потребовала от устроителей особых усилий и энтузиазма: с какой любовью уложены рядом с восковым трупом вывороченные наружу кишки, как подробно голос за кадром смакует мельчайшие детали убийств! Сырая, затхлая, плохо освещенная улица. Главное, чтобы посетитель наткнулся на труп совершенно случайно, заметил его в самый последний момент. Словно это ты, кто первым должен рассказать об очередной жертве кровожадного маньяка. В конце почти часового представления нервы на пределе. Жутко хочется на свежий воздух. Позади великий лондонский пожар с душераздирающими криками сгорающих заживо и расстрел господ посетителей, мирно покачивающихся в лодочке, группой солдат в париках эпохи Просвещения: при этом лодка скатывается с горки, и ты несколько секунд летишь в темноту спиной вниз.
Вечером хочется побродить по городу. Доставая зонтик и снова складывая его в среднем раз в час, двигаемся на поиски дома привидений. Мимо него мы проехали на двухэтажном экскурсионном автобусе и решили обязательно рассмотреть его как следует. Негр-швейцар одного из близлежащих отелей указывает на четырехэтажное здание в черно-серых тонах с лавкой букиниста. Яма с окном подвального помещения обрамлена черной решеткой с острыми пиками. Именно на этих пиках нашли однажды утром тело молодой девушки. Что заставило ее выброситься из окна? Говорят, по ночам там творится что-то невообразимое. Бравый армейский офицер, вооруженный револьвером, на спор остался там на ночь. Результат схожий: простреленный череп. Отчего ж вояка пустил себе пулю в лоб, признав себя побежденным? Дом заслуженно пользуется репутацией «очень нехорошего».Привидения ведут себя отнюдь не мирно. Но ведь кто-то живет в нем! Все окна производят впечатление абсолютно обитаемых. Да и магазин на первом этаже. Мы несколько озадачены и именно тут, у этого мистического дома, совершаем невероятно благородный поступок, тянущий на определение вполне тимуровского. На наших глазах проходящий мимо одинокий японский турист роняет красивое кожаное портмоне, доставая что-то из кармана, и как ни в чем не бывало продолжает движение в намеченном направлении. Ни секунды не колеблясь (Браво! Я потрясен нашей честностью!!!), поднимаем портмоне и догоняем его рассеянного хозяина. Слова благодарности на плохом английском. Японец ошарашен собственной невнимательностью. Сегодня нам можно записать на личный счет большое «доброе дело». С удовлетворением бредем в направлении Трафальгарской площади. Ну какому нормальному российскому туристу придет в голову «оставить неохваченной» такую достопримечательность Лондона, как квартиру Шерлока Холмса? На самом деле это исключительно «российская» достопримечательность. Музейчик Холмса можно найти здесь только в самых подробных справочниках и путеводителях, а о малой его популярности, как у самих лондонцев, так и у туристов из остального мира говорит хотя бы такой факт, что у выхода из метро «Бейкер Стрит» стоит зазывала — копия Холмса с колоритной трубкой — и раздает визитные карточки с адресом, который мы впитываем с молоком матери, — дом 221 В.
Поднимаясь наверх по лестнице, у которой одна из половиц скрипит, а другую «меняли в прошлом году», — знаменитые тесты для доктора Ватсона на внимательность, испытываем некоторое разочарование. Здесь все «неправильно» — обстановка абсолютно отличается от привычной нам по знаменитейшей экранизации. Да, здесь все подлинно-викторианское, с любовью собранное и уложенное. Все до мельчайших деталей можно потрогать — и его трубки, и книги, и колбы для химических опытов. Можно плюхнуться в кресло, надеть характерный холмсовский клетчатый кепи и ватсоновский котелок. Но это все чужое, до родных с детства интерьеров этим искусственным ужасно далеко. Комнатки маленькие, дом в четыре этажа. Можно облазить все, вплоть до туалета Холмса с чудным фарфоровым унитазом, расположенным на самом чердаке. Восковые фигуры — сцены из рассказов о сыщике, трость с головой собаки Баскервилей, колчан, наполненный отравленными стрелами с Андаманских островов из «Знака четырех», и стенд на стене, куда посетители могут приколоть свою визитную карточку. Визитки весьма колоритные: в основной массе русские и украинцы (типа «голова коммерческого отдIла» и т.п.).
Но главное кощунство, которое обнаруживаешь здесь, — это образ милейшей миссис Хадсон. Вместо невозмутимой старушки в чепце посетителей встречает миловидная девица с крупными формами. Ну какая же это миссис Хадсон!!! Она выполняет роль смотрительницы, поясняя, что огонь в камине настоящий, хотя и жгут в нем давно уже не уголь, а газ.

Город

Лондон охватить невозможно. Город слишком велик и необъятен. Мы получили, наверное, самое общее впечатление. Пытаясь углубляться в детали, теряешь время. Через пару дней кажется, что уже знаешь здесь все, но, чуть-чуть сойдя с маршрута, понимаешь, что ты еще ничего и не видел. Наверное, сюда можно приезжать снова и снова и видеть Новое. Лондонские названия музыкальны: Пикадилли Серкус, Риджент Стрит, Трафальгарская площадь, Оксфорд Стрит, набережные Темзы, парк Сент-Джеймс, Кенсингтон Гарденс, Гайд-парк.
Блуждания наши не были бесцельными, по большей части мы пытались планировать, читали путеводители. Однако, были и весьма неожиданные вещи, экспромты и сюрпризы.
Так совершенно буднично затесался среди многочисленных дорогих магазинов аукцион Сотбис. Наткнуться на эту знаменитую вывеску было ужасно приятно. А уж не зайти внутрь было бы просто преступлением. Все абсолютно доступно. В многочисленных залах каталоги и сами предметы аукционной торговли: гравюры, книги, карты, картины. Удалось даже побывать в зале, где шли с молотка старые персидские ковры. Покупатели (в основном арабской внешности) бойко торговались за каждый лот. Ковры, чье крупное изображение проецировалось на экран, «улетали» за несколько тысяч фунтов. Любезная смотрительница одного из залов охотно отвечала на наши вопросы и показала нам нарисованный вручную огромный план Лондона, который оценили в миллион фунтов.
Меня потрясло то, что все эти безумно дорогие вещицы может брать в руки и рассматривать любой забредший сюда с улицы. Если у вас есть что-то ценное, можно принести это в Сотбис, оценить и продать на ближайших тематических торгах. Знаменитое заведение функционирует по принципу «комиссионки». Ничего достойного интереса почтенной сотбисовской публики у нас с собой не оказалось, в торгах участвовать было не с руки: куда потом девать тяжеленный ковер — не тащить же на плече в метро. Ограничились созерцанием.
Мы славно набродились по дневному и вечернему городу, то в поисках турбюро, где продают карточки Лондон-Пасс, поглазев попутно на сцену возвращения с гостевого матча футбольных болельщиков на вокзале Виктория, где я снимал изумительные викторианские кованые кружева опор, поддерживающих крышу, то пробираясь по закоулкам к Apple House — дому, с крыши которого Битлз впервые исполнили «Let It Be». Остался в памяти магазин для снобов «Фортнум энд Мейсон» — поставщик королевского двора с безумными ценами: малопонятные продукты питания (вроде жира для намазывания на бутерброды!) исключительно в собственной упаковке, а также крупнейший в Европе книжный магазин около Пикадилли-Серкус (вот откуда уходить не хотелось! Благо закрывается в 11 вечера!).
До свидания, Лондон, город с четким районированием и непугаными парковыми белками (одна из них в Грин-парке бойко вскарабкалась по Иркиным джинсам!). Районы здесь с резко очерченными границами. Переходишь улицу и попадаешь из одной части в другую: театры и шоу Вест-Энда (вечером мы наблюдали здесь направлявшихся на дискотеку девчушек а-ля Спайс Герлз в тюлевых платьях, обвешанных раскатанными презервативами, разбитной Сохо (красные фонари), деловой Сити и «королевский» район с парками и кульминацией в виде Букингемского дворца, а также районы престижного жилья, дорогих магазинов и так далее.
Уезжали мы после Первомая. Пролетарский праздник здесь отмечают своеобразно. Владельцы магазинов деловито закрывали витрины огромными листами толстой фанеры. Город ждал демонстраций и столкновений полиции с молодыми социалистами, протестующими против социальной несправедливости и имущественного неравенства в условиях необузданного капитализма. Как приятно должно быть засадить камнем в витрину и отвести душу. Да здравствует солидарность трудящихся всех стран, которые непременно соединятся! Рано или поздно.

Лондон — Москва, май 2001 г.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 05.10.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий