Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Лондон >> Лондон inside и outside (чать вторая:контрасты)


Забронируй отель в Лондоне по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Лондон inside и outside (чать вторая:контрасты)

ВеликобританияЛондон

Если я начну с того, что Лондон — город контрастов, то, не сомневаюсь, вы скажете: «Уй, мадам, как банально! Можно ли о каком-то крупном городе сказать, что это не город контрастов. Право же, ничего нового в вашем открытии нет». А это как посмотреть, господа, скажу я вам. Я, например, склонна была воспринимать Лондон как город стереотипов. Если вы приехали в Лондон в качестве туриста ( даже не путешественника, а именно туриста — с турпакетом в кармане, с забронированным номером в отеле, гарантированной встречей представителем фирмы в аэропорту, который за ручку поведет вас сквозь хитросплетение лондонского метро, а еще лучше — подвезет в автобусе до дверей отеля, предупредит, когда он вас поведет на осмотр достопримечательностей, в общем, сам решит за вас вашу программу), то самое многое, что вы успеете посмотреть — центральную часть Лондона плюс загородные поездки по накатанным туристическим маршрутам. Правда, даже на этом этапе вы сделаете массу открытий, которые, возможно, разрушат кое-какие ваши стереотипы в отношении Лондона. Вполне возможно, что массу контрастов вы увидите уже здесь. Что же говорить о тех районах британской столицы, которые лежат за пределами первой зоны, то есть — центральной части?
Кстати, о «зоне». Это слово у нас вызывает не самые лучшие ассоциации, так уж сложилось исторически. Не то в Лондоне.
Здесь это понятие фундаментально-географическое. Лондон, кроме того, что делится в административном отношении на 35 районов (area), разбит еще и на шесть зон (zone), расходящихся от центра концентрическими кругами.
Центр — это первая зона, далее следуют вторая, третья и т.д. — до шестой. При покупке проездных документов это стоит обязательно учитывать, потому что каждая пересекаемая вами зона учитывается в вашем проездном. Самым дорогим билетом на общественный транспорт будет тот, который куплен на все шесть зон, а самую большую нагрузку в этой цене составит зона центральная — первая. Прибавлять к ней стоимости остальных зон как-то не очень хочется, учитывая высокую стоимость проезда в Лондоне, поэтому любые более отдаленные районы остаются путешественникам мало известными. Там нет знакомых по книжкам и фильмам туристических и исторических объектов ( за небольшим исключением), поэтому мало кто из туристов заглядывает дальше «кольца», окружающего центральную часть. А зря. Вот там как раз и существует неожиданный Лондон.
Вот, например, прилегающие к центральной части широкие вторая и третья зоны, окружающие первую со всех сторон.
На северо-востоке — это Hackney, мрачноватый район, заселенный, в основном, турецкими эмигрантами и застроенный, кроме традиционных двухэтажных коттеджей, еще и унылыми серыми многоэтажными зданиями, в которых есть что-то до боли знакомое и печальное, совершенно не похожее на традиционный Лондон.
 В этом районе находится хит всех дешевых барахолок — рынок на станции Haсkney Wick — кормилец многих эмигрантов, небогатых студентов и остербайтеров всех стран и народов бывшего соцлагеря и примкнувшим к ним нелегальных беженцев.
Рынок, раскинувшийся на неопрятном и замусоренном поле, изобилует всеми возможными товарами — от «одноразовой клубники», которую лучше съесть сразу по приезду домой, до сложной бытовой техники, где, например, телевизор запросто можно купить за 20 фунтов. Иногда на этой барахолке можно услышать русскую речь не только от покупателей — это само собой!- но и от смуглолицых продавцов. Они пытаются говорить и по-украински, если узнают, что покупатель оттуда. Правда, в качестве украинского языка они используют польский.
 В районе этой же станции находится и один из крупнейших русских магазинов из сети «Катюша», занимающий солидную площадь в каком-то бывшем складском помещении. Если идти от станции поезда без провожатого, не найдешь. Но, думаю, большинство русских, украинцев, литовцев, поляков, проживающих в Лондоне, хорошо знают этот путь. Пролегает он среди мрачных безоконных коробок — какие-то мастерские, склады и что-то такое, что хочется назвать пакгаузами. На магазине вывески нет, железная дверь открывается по звонку, зато здесь вам всегда рады и встречают родной речью.
Внутри прямо на полу стоят поддоны с соленьями-вареньями, сгущенным молоком, башкирским медом, на полках стоят мешки с гречкой, перловкой и манкой, а в витринах красуются привычными названиями невиданные здесь родные продукты — селедочка, копченая скумбрия, докторская и останкинская колбаска. Опять же — пиво, какое ближе сердцу — украинское «Оболонь», питерское «Балтика» и, несомненно, «Жигулевское». Знай, мол, наших! Что нам ваши гиннесы и фостерсы — мы патриоты! (Впрочем, мне, кажется, патриотизм в данном случае оправдан- наше пиво ну ничуть не хуже!).
Здесь же продаются отечественные видеофильмы, кое-какие книги на русском языке, русскоязычные лондонские издания — «Лондонский курьер» и «Наше слово».В общем, такой себе островок далекой родины для тех, кто по ней скучает.
Дальше на севере — Camden, пронизанный каналами, по которым доставлялись некогда грузы в эти районы. Исторически это был пролетарский район с портовыми складами и внешне он мало изменился. Но его котировки на рынке престижности жилья последнее время удивительно поднялись.
Самое яркое место здесь — уличный базар молодежного «прикида» и изделий народных умельцев, тянущийся от станции метро Camden Town до каналов со шлюзами, куда когда-то доставлялись портовые грузы, а теперь причаливают прогулочные катера.
Рынок Камдена занимает обе стороны прилегающей улицы с бесчисленными лавками и магазинами, плюс натуральная барахолка по обе стороны улицы, да еще и магазины в пещерных помещениях бывших портовых складов, что выглядит очень экзотично.
Совершенно лондонская толпа тусуется в этом месте. Наследники хиппи и «свингующих шестидесятых» с честью несут знамя молодежного авангарда в одежде, музыке, татуаже и пирсинге, не давая Лондону уступить первенство в этом вопросе никакому другому городу в мире. В рынке Камдена есть что-то от восточного базара — с запахами интернациональных кухонь, многочисленной и шумной разномастной толпой. Это место — мое любимое в Лондоне. И я надеюсь когда-нибудь о нем написать отдельно.
Каналы от Camden Lock тянутся дальше к центру и образуют очень своеобразное место, которое путеводители называют Little Venice. Ярко-зеленые берега канала с обрывающимися у самой воды лестничками и многочисленными мостиками создают живописную и спокойную атмосферу (см. картины английских художников в Национальной галерее!).
Восточный Лондон — это другой Лондон. Помнится, как в книге Жоржа Садуля о Чарли Чаплине я еще в незапамятные времена прочитала о том, что великий комик родился в восточном районе Кеннингтон, который ни в коем случае не стоит путать с Кенсингтоном — аристократическим районом на западе.
Сначала я познакомилась с Кенсингтоном, потому что жила в том районе. Здесь я впервые увидела ставший редким явлением лондонский туман однажды утром в Кенсингтонском саду. Из его таинственных глубин выплывал красный Кенсингтонский дворец — неожиданно скромный дом с мелким переплетом окон, в котором когда-то родилась маленькая принцесса Виктория. Через восемнадцать лет ей суждено было занять английский трон и стать чуть ли не самой заметной из всех британских королев. В этом же дворце после развода жила принцесса Диана, тоже фигура с громкой славой. Жилые дома в Кенсингтоне — самые дорогие в Лондоне. А потом я познакомилась с востоком Лондона. Думаю, многим известно, что запад — это место аристократов и буржуа, а восток Лондона — место для пролетарской братии, докеров и прочих трудящихся из бессмертного племени кокни. Пока здесь не побродишь хорошенько, ничего не поймешь. О Hakney я уже говорила. Но это еще не весь восток.
 В таком ярком месте, например, как вокруг станции Upton Park, сразу чувствуешь себя каким-то неполноценным из-за бледного цвета кожи и неприличной европейской одежды. Возникает желание накинуть платок на голову и стыдливо прикрыть личико. Зато — бесконечные уличные базары с дешевыми продуктами, всякой хозяйственной мелочевкой, недорогой одеждой.
Ничего лондонского! Сплошной восток с его грязью, бестолковостью, суетой, громкоголосостью.
Районы на востоке, группирующиеся вокруг станций метро Canning Town, West Ham, East Ham, Mile End и Stratford, изобилуют новостройками вперемежку со старыми рабочими домишками, заселенными чернокожим населением и многочисленными индусами. Теперь здесь много и нашего брата — славянина.
Совершенно другая картина ждет вас, если со станции Stratford ( это крупная станция, на которой сходятся две линии метро — Jubilee и Central Line и несколько линий городской и пригородной железной дороги) отправиться на юго-восток с помощью нового вида лондонского транспорта — Docкlands Light Railway (то есть легкая железная дорога).
Через 15 минут езды вы окажетесь на станции Canary Warf и еще паре-тройке других, следующих за ней. Вагоны без водителя на высоте примерно третьего- пятого этажа повезут вас среди футуристических пейзажей эпохи Тэтчер.
«Железная леди» в 1975 году повелела снести с лица земли скопление многовековых портовых складов и домишек в районе Собачьего острова и возвести здесь небоскребы нового образца. И развернулась в старом Докландсе (земле доков) Всебританская капиталистическая стройка, давшая работу и заработок тысячам строителей из всей Европы, а также амбициозным архитекторам и дизайнерам. Длится она до сих пор. Подмигивающий карандаш Башни Кэббота — самого высокого небоскреба на Canary Warf — виден из десятка мест Лондона. Рядом с ним возводятся трое (или четверо) его близнецов. Когда случилась трагедия в Нью-Йорке, я вспомнила прежде всего эту башню — не станет ли она очередной мишенью? Было бы очень жаль…
Особенно впечатляет поездка по этому району вечером, когда только огни отражаются в водах каналов. Извиваясь среди стальных небоскребов, поезд каждый раз будет открывать перед вами новый виток в современной строительной мысли. Меня каждый раз пугал сизо-стеклянный домина, сквозь окна которого по вечерам были видны залы, забитые сотнями компьютеров, стоящими в ряд без единой живой души перед ними. Что это было? «Сдается в наем 5 квадратных миль офисов, оборудованных компьютерами» или там уже люди вообще не нужны, машины пашут сами? Как-то жутковато было, знаете ли…
Старые портовые краны, оставленные на набережной, теперь приятно раскрашены и выполняют декоративную функцию. Между башнями пролегают многочисленные каналы с иллюминированными мостиками, ровнехонькие улочки, по которым вечером никто не ходит, только гуляет ветер и даже мусор не шуршит: в этом районе только работают в офисах, а жилья очень мало. Немногочисленные дорогие апартаменты сосредоточены вокруг небольшого залива, заставленного яхтами (!). Да еще есть несколько автосалонов — «Ауди», «Ягуар». Ресторан на старой барже, пабы, роскошный отель. А так все больше офисы, каналы, огни… «Ночь, ледяная рябь канала, отель, кораблик и фонарь…»
 В этом же районе расположен знаменитый Миллениум Дом, по некоторым отзывам — неудавшийся эксперимент последних лет, стоящий в извиве Темзы и теперь непонятно для чего нужный. Почти напротив него, на другом берегу, стоит ангароподобное здание оптового рыбного рынка Беллинсгейт. Само здание совершенно новое и современное, но рынку уже 900 лет! По традиции рыбных рынков он работает только рано утром и по традиции же до сих пор держится запрет на посещение рынка лицами моложе 14 лет под тем предлогом, что здесь продавцы торгуются на таком крутом кокни, что это может нанести вред юным ушам и душам. Такой кусочек древних традиций портового Лондона сохранился в сердце его самого модернистского района!
Двигаясь по той же линии Docklands дальше на юг, попадаешь в Гринвич. Если делать такие поездки подряд — получишь культурный шок. Сначала азиатско-восточный колорит. Потом футуризм. Потом традиционный полугородок-полудеревушка сугубо английского стиля. Обсерватория в громадном парке, где все непременно стремятся запечатлеться на фоне нулевого меридиана. Прелестные домики, антикварные лавки, один из лучших антикварных воскресных базаров под открытым небом. В нескольких секундах восточной ( или западной — так я и не разобралась) долготы у выхода из Гринвичского парка стоит сувенирный магазин, который называется просто «Shop № 1», потому что он действительно самый первый на этой долготе. Магазин торгует пиратскими и прочими морскими сувенирами: традиционными моряцкими сундучками, флагами «Веселый Роджер», трубками, барометрами, судовыми часами, компасами и даже сувенирными пушистыми котами — их фигурки так ловко сделаны, что поначалу здорово меня испугали, я уж подумала — не делают ли они чучела из несчастных животных?
 В Гринвиче находится некогда популярная загородная королевская резиденция — Дом Королевы в исполнении архитектора Иниго Джонса. На берегу Темзы обширную площадь занимает кузница покорителей морских просторов — Королевский морской колледж, детище еще более знаменитого и плодовитого архитектора Кристофера Рена (а как же без него!). Большой популярностью у туристов пользуется Морской музей.
На набережной Темзы на вечном приколе стоит картинный парусник «Cutty Sark» — последний в английской истории чайный клипер, в трюмах которого до сих пор пахнет колониальным чаем и экзотическими специями и которому, наверное, по сей день снится та Британская империя, над которой никогда не заходило солнце.
Гринвич люблю и вам советую. Патриархальность и теплая атмосфера этого местечка ( несмотря на ощутимые ветры с Темзы) даст вам почувствовать себя в Англии. В свой первый приезд в Гринвич я собственными глазами видела самоуверенного лисенка, бегавшего по улице как ни в чем не бывало.
Так что — почувствуйте разницу!
To be continued…

| 11.12.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий