Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Лондон >> Лондон в апреле. Заокеанские заметки


Забронируй отель в Лондоне по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Лондон в апреле. Заокеанские заметки

ВеликобританияЛондон

Мы прилетели в Лондон в День дурака — 1 апреля. Прилетели, в отличие о большинства участников этого сайта не с востока, а с запада, из Америки. Поэтому мои заметки, вероятно, слегка отличны от «восточного» взгляда на этот, без сомнения, великий город. Природная лень лишает меня возможности написать полный подробный отчет о девятидневной поездке в Лондон, скорее всего получится просто цепочка запавших в память отдельных эпизодов. А поскольку вся наша жизнь отражена в памяти как именно такого рода цепочка чем-либо запомнившихся событий, думаю, такой стиль вполне легитимен.

Готовились мы к поездке недолго, мысль о ней вообще возникла стихийно, но основательно. Прочесали интернет, собрали уйму информации, нашли отель, освоились с курсом валют и т.д. Курс, кстати, отнюдь не порадовал: доллар падал, а английский фунт стоял незыблемо, невыгодный был курс. Фунт меняли на 1,8 -1,9 долллара, то есть почти один к двум. Город, находящийся тогда еще за океаном, поражал дороговизной. По приезде виртуальные впечатления о дороговизне вполне подтвердились — практически все было вдвое, а то и больше, чем вдвое дороже, чем у нас. Кстати, не отходя, так сказать, от кассы обмена валют, спешу дать совет будущим лондонским визитерам. Не спешите менять деньги в обменных пунктах, находящихся буквально на каждом углу, обмен всегда будет не в вашу пользу. Если меняют по относительно приличному курсу, то дерут большие комиссионные, если без комиссионных, то курс грабительский. Мой совет — пользуйтесь кредитными карточками. Принимают их практически везде: в музеях, на транспорте, в магазинах, отелях. Вернувшись домой, получаете обычный банковский отчет, платите в привычной валюте и по вполне приличному курсу. И уж конечно, без комиссионных.

Хорошим, солидным путеводителям доверяйте. Но — проверяйте. Мы взяли с собой последнее издание Фроммерса, оказавшеся очень полезным. Но и там были ляпы. Например, всерьез уверяется, что наиболее выгодный недельный проездной билет Travel card, можно приобрести только за границами Англии, в Лондоне, мол, их днем с огнем не найти. Я было забеспокоился, но жена заявила, что быть такого не может, врет Фроммерс как сивый мерин, причем небескорыстно. И мы убедились, что действительно врал, эти проездные, годные для неограниченного проезда в метро и автобусах, продавались на каждой станции, причем в два раза дешевле, чем в заокеанском агенстве, рекомендованном Фроммерсом. Рейтинг достопримечательностей тоже не раз подвергался нами сомнению. Первая встреча с Альбионом состоялась, как это ни банально, в аэропорту Хитроу. Честно говоря, не впечатлила. Сотни людей с разных рейсов согнали для прохождения паспортного контроля в один зал. Огромные, завивающиеся спиралями очереди, духота. Кондиционер включить не пожелали. Наконец, мы взмыленные, предстали перед офицером таможенной службы. Спросила надолго ли мы к ним, кивнула и шлепнула печати в паспорта. Мы были рады вырваться из этой душегубки, но радовались преждевременно. путь к собственному багажу оказался на удивление тернистым: длиннейшие и запутенные корридоры и переходы, местами с эскалаторами или движущимися дорожками. Короче говоря, мы с ручной кладью проделали на менее пары километром и по моим подсчетам должны бы ли выйти недалеко от центра города. Но вышли, уже с трудом передвигая ноги, к выдаче багажа.

Таковы главные воздушные ворота страны. Но, возможно, нам просто не повезло, все-таки 1 апреля. Без особых приключений добрались мы до Паддингтонского вокзала, в районе которого наш ждал забронированный заранее номер в отеле. Мы специально выбрали район Паддингтон по причине коммуникационных преимуществ: рядом метро, остановки многочисленных автобусов и ж.д. вокзал Паддингтон. Название это запало мне в душу при перечитывании Конан Дойля, оказывается сэр Генри Баскервиль ездил в свой родовой Баскервиль Холл именно с Паддингтонского вокзала. Возможно, и одноименную собаку завезли туда с этого же вокзала, хотя автор об этом умалчивает. Любопытный район Паддингтон. Пожалуй, не из престижных, хотя и расположен совсем рядом с Гайд парком. Целые кварталы состоят из отелей, вернее отельчиков. Представьте себе ряды многоквартирных домов с многочисленными подъездами. Представили?

А теперь представьте, что каждый подъезд — это отдельный отельчик. Отельчики эти, прямо скажем, довольно скромненькие, но с громкоми названиями. Наш гордо именовался Europa House Hotel, хотя, скажем, по американским стандартам, он бы проходил как вполне третьеразрядный захолустный мотельчик для водителей грузовиков. А стоил, между прочим, больше ста долларов в сутки. Нет, там было в общем неплохо. Довольно большая комната с окном во двор-колодец в стиле диккенсовских трущоб. И чтобы не было слишком мрачно хозяин нашел удачное решение — прорубил окно в потолке и комната, вопреки замыслам изначальных строителей, была на удивление светлой. В ней вполне можно было провести, даже с относительным европейским комфортом 9 ночей. Конечно, за океаном за эти деньги можно было бы поселиться в Хилтоне или Шератоне не из шикарных, но не лезть же в чужой монастырь со своим уставом. В стоимость входил и английский завтрак. Наслушавшись ужасов об английской кухне, я не ожидал от него ничего хорошего, а особенно опасался овсянки. К счастью, овсянки не было, а была яичница с ветчиной, горячие тосты с джемом и кофе в неграниченных количествах. По-моему, вполне вкусно и сытно, на таком завтраке можно легко продержаться до обеда. Некоторые эстетствующие снобы просили вместо этого изобилия сириэл (хлопья) с молоком, но на мой взгляд пища эта недостаточно сытна и потому для пешего землепроходца малопригодна.

Перейдем, наконец, к собственно Лондону. Показадось логичным начать знакомство с городом с обзорной экскурсии. Мимо нашего отеля проезжали двухэтажные туристические автобусы компании Big Bus и, двинув по следу, мы вскоре вышли на ближайшую остановку в районе Marble Arch, откуда как раз и начинался маршрут по городу. Продавец билетов, скучавший на остановке, увидев нас, просиял от счастья и продал билеты улыбаясь столь ослепительно, что стало ясно — парень работает не за зарплату, а за комиссионные. Бессмысленно описывать маршрут и экскурсию. Скажу только, что маршрут проходит по наиболее интересным местам города, сопровождается «живым» рассказом гида или, если угодно, записью экскурсии, которую можно слушать через наушники, причем, на десятке языков, в том числе и на русском. Парить над городом на высоте второго этажа даблдеккера, слушая рассказ гида и узнавая знакомые с детства — пусть по книгам! -улицы, площади и замки — это здорово! Нам так понравилось, что мы и завершили свою 9-тидневную поездку такой же автобусной экскурсией, простились со ставшим уже почти знакомым городом.

Лондон, конечно, великий город. Имперский, но не помпезный. Архитектура не раздражает и не подавляет, все в меру. Очень красива Трафальгарская площадь, прекрасно спланированная и, по-моему, в архитектурном отношении просто идеал главной площади столичного города. Бронзовые львы, колона адмирала Нельсона, фонтаны, здание Картинной галереи… Там можно находиться часами. Но главной и наиболее известной площадью Лондона почему-то считается Пикадили, именно туда и рвутся первым делом приехавшие в Лондон туристы. Почему — непонятно. Пикадили напоминает многократно уменьшенную копию нью-йоркской Таймс-сквер с яркими огнями рекламных экранов. Небольшой Эрот на вершине небольшой колоны теряется на фоне этих огней, в темноте его трудно рассмотреть. Многие объясняют популярность этого места поверьем, согласно которому пары встретившиеся под парящим Эротом, буду любить друг друга вечно. Пар здесь действительно хватает. Но неумолимая статистика, опровергая суеверия, все равно обрекает половину из них на развод/разлуку. О музеях. Вход во многие из них бесплатный и работают они 2—3 дня в неделю до 9 вечера. Очень удобно. Промотавшись весь день по городу и оставшись без ног, можно вечерком зайти в один из всемирно известных музеев и неспешно побродить по залам. Что мы и делали. Музеи мы выбирали по советам Фроммерса и не раз вступали с ним в конфликт. Так галерея Альберта и Виктории, отмеченная Фроммерсом тремя звездочками, не произвела особого впечатления. Что толку разглядывать копии всемирно известных шедевров? Почему копии?

А вот помеченный у Фроммерса единственной звездочкой Imperial War Museum произвел гораздо более сильное впечатление. Мы были там дважды. Понимаю, что звучит крамольно, но я считаю, что и оценка всем известного Оксфорда сильно завышена. Провели мы день в Оксфорде, любопытно, но не более. История этого древнего университетского центра гораздо богаче, чем то, зримое, что сохранилось там на сегодняшний день. Я даже осмелюсь сказать, что нью-джерсийский университетский городок Принстон, не столь, конечно, древний, выглядит посимпатичнее. Но это, конечно, дело вкуса. Одно из самых сильных впечатлений — Вестминстерское аббатство. Я повидал огромное количество соборов,церквей, синагог и мечетей во многих странах Европы и поразить меня еще одним — пусть даже очень большим и древним -собором трудно. Поразила не архитектура, а отношение нации к своему наследию. В Вестминстерском аббатстве похоронены все короли и королевы Англии за много столетий. Разные они были. Были среди них великие, были и жалкие, они расширяли империю и рубили друг другу головы. Но какими бы они ни были, они часть истории страны, они похоронены рядом и, надо полагать, вызывают чувство уважения к своей нации у англичан. Там же, в аббатстве, похоронен цвет нашей цивилизации: политики и поэты, писатели и натуралисты, исследователи Африки и физики, композиторы и музыканты… В течение веков нация не разбрасывала камни, а бережно собирала их. Отдельный алтарь посвящен военным летчикам, погибшим в воздушной Битве за Англию. В пергаментной книге записаны имена всех до единого погибших летчиков, причем не только англичан, но и представителей народов, сражавшихся за Англию. А на просторах бывшей родины все еще валяются по лесным полянам кости погибших в прошлую войну солдат. В Англии это немыслимо и это вызывает уважение. Англичане в массе суховаты и не слишком симпатичны для людей с нашей ментальностью. Не знаю можно ли любить англичан, но уважать — безусловно.

Кстати, об англичанах. Если вам придется спрашивать на улицах Лондона что-нибудь у прохожего англичанина, будьте готовы к тому, что проигнорируют как личность. Англичане очень ценят свое privacy и не любят посторонних вторжений даже в виде невинных вопросов. Могут ответить. А могут и нет. Могут ответить и показать всем своим видом, что подобная фамильярность недопустима среди приличных людей, но что взять с иностранца? Жена не любит разбираться в картах и справочниках и предпочитает задавать по мере продвижения к цели похода десятки вопросов десяткам прохожих. Везде, где мы бывали, это срабатывало. А в Англии нет. На вокзале Паддингтон, жена, верная своей привычке, проигнорировала висевшее прямо над головой расписание движения поездов и направилась к служащему в железнодорожной форме, разбиравшему какие-то бумаги. Задала вопрос. Тот не спеша оторвался от бумаг и серьезно глядя поверх очков, спокойно сказал, что занят и посоветовал обратиться в Information. Жена была ошарашена, а я понял, что вошедшие в поговорки упрямство и стойкость англичан — не миф. Черта характера, позволившая англичанам почти два года в одиночку противостоять немцам, захватившим Европу, открылась мне в ненастный день на перроне Паддингтонского вокзала.

О погоде, увы, не могу сказать ничего хорошего. Как в Питере, а то и похуже. В начале апреля было холодно, иногда дождливо, приходилось постоянно таскать с собою сумку с зонтами. Нам объяснили, что понятие «климат» неприменимо к Англии. К внезапной перемены погоды надо быть готовым в любую минуту. Пару раз приходилось одеваться по полной зимней программе: теплые куртки, свитера, даже шерстяные шапки. Не успеешь утеплиться, небо проясняется, становится даже жарковато. Сдираешь с себя шапку и свитер, запихиваешь их в сумку и ждешь следующего дождя или похолодания. У англичан, похоже, иной порог температурной чувствительности, в самую холодную погоду, когда хочется закутаться во что-нибудь очень теплое, находятся прохожие в легких рубашках с короткими рукавами. И прекрасно себя чувствуют.

Лондон поражает этническим разнообразием. В Америке это не поражает, здесь каждой твари по паре, особенно в мегаполисах вроде Нью-Йорка. Но от Европы ждешь чего-то иного. Приходится принять к сведению факт, что Европа и, в частности Англия, уже не белая. Визуально на Лондонских улицах белых не больше половины прохожих. Заметьте, что речь идет о первой зоне, то есть центре Лондона, где и находится практически все, что положено видеть туристу. В более отдаленных зонах — а всего их, кажется, шесть — белого, говорят, днем с огнем не найти. По пассажирам метро можно изучать этнографию: негры всех видов, индусы, пакистанцы, китайцы, арабы… В районе Marble Arch, где мы не раз бывали практически все магазины и прочие бизнесы принадлежат арабам. Все вывески дублируются арабской вязью, а некоторые даже не утруждают себя английским переводом. В интернет-кафе клавиатуры англо-арабские. В кафе вечерами сидят восточные люди с горящими пассионарными глазами и покуривают кальяны. Везде много женщин в чадрах и паранджах, но в некоторых районах других просто нет. Повторяю, речь идет о первой, центральной зоне города. Много женщин закрытых наглухо в парандже, на уровне глаз узкая щель. Остается только догадываться какое сокровище хранится за этой броней.

Перед вылетом из Хитроу наши сумки проверяла пожилая баба в парандже. Если бы меня спросили кто из присутствующих в зале наиболее подозрителен на предмет терроризма, я бы не задумываясь указал на нее. Но меня не спросили и пришлось покорно наблюдать как эта рядовая джихадка потрошит наши сумки и надеяться, что она не подбросит в них ничего взрывоопасного. Политкорректность доведена до абсурда впрочем, не только в Англии. В дни нашего пребывания в славном городе на Темзе было сорвано несколько попыток терактов с применением отравляющих веществ в лондонском метро. Газеты и ТВ освещали тему довольно подробно, но неясным оставалось кто же все-таки это задумал и пытался осущствить. Наверное, инопланетяне. Проходили мы одной из центральных улиц и увидели представительство Аэрофлота. Заглянули в надежде услышать родную речь. В офисе сидело несколько служащих в форме этой славной авиакомпании. Все до единой — негритянки.

Я не расист и живу в ладу с людьми любой расы и национальности. Не в этом дело. Но когда я еду в Лондон, я надеюсь увидеть персонажей Диккенса, Голсуорси, Конан Дойля, Уэллса и их потомков. Если я захочу увидеть персонажи из «Тысячи и одной ночи», я поеду для этого в какую-нибудь не очень дикую Верблюдию. Но зачем же превращать Англию в Верблюдию?! Выходишь из Вестминстерского аббаства и, глядя на толпу в шароварах и паранджах, спрашиваешь себя: кто же через поколение будет читать книги великих писателей похороненных там? Увы, это грустная тема. И не только для Англии. Вернемся все же к лондонским достопримечательностям. Я, кажется, предупреждал в начале своего опуса, что он будет хаотичен как поток сознания ибо упорядочивать и переписывать уже написанное не позволяет упомянутая выше природная лень.

Да, забыл написать о левостороннем движении. Я так и не привык к нему за 10 дней. Готовишься перейти улицу, привычно смотришь направо, вроде никого, заносишь ногу и тут в миллиметре от твоего носа проносится здоровенный краный даблдеккер, вынырнувший слева. В последние дни в Лондоне я уже научился читать надписи на асфальте у переходов, сообщающие в какую сторону надо смотреть перед переходом улицы. А вообще транспорт работает хорошо. Комбинируя метро и автобусы можно быстро добраться до любой точки города. Ни разу мы не видели контролеров в метро, но система оплаты проезда хорошо продумана- билет приходится прогонять через турникет дважды: при входе и выходе из метро. Особое очарование придают городским улицам старомодные такси и красные двухэтажные автобусы. Если удается занять передние места на втором этаже перед широким стеклом, то любая поездка превращается в экскурсию. Перед тобой панорамный вид городских улиц, причем с высоты примерно метров в пять. Ощущение трудно передать, это надо почувствовать. Эти с виду неуклюжие и громоздкие машины гоняют с приличной скоростью и на остановках прижимаются к впередистоящему даблдеккеру вплотную, между двумя автобусами буквально невозможно просунуть монету. Невольно закрываешь глаза… но ни одной аварии за все время пребывания в Лондоне мы не видели. В некоторых автобусах в салонах установлены новейшие плоские плазменные телеэкраны, показывающие рекламу. Они вполне в пределах досягаемости пассажиров, но никто не покушается на городскую собственность, никто их не отвинчивает, не ломает и не бьет. Возможно, дело тут не только в сознательности пассажирского поголовья, но и в наличие множества телекамер, все хорошо просматривается и, надо полагать, записывается.

Были в Тауэре. Как не побывать, если он считается главной лондонской достопримечательностью. Попали со второй попытки. В первый раз отпугнула огромная очередь в кассы. Дело, кстати, было в пасхальные каникули и по городу бродили тучи туристов. Но пост-советского человека очередью не испугаешь. На боковой улочке мы нашли кассы, продающие билеты на все что угодно и, чуть переплатив за удобство, купили билеты. После чего гордо прошли мимо очереди и вошли прямо в Тауэр. Не пожалели. О Тауэре написано очень много, нет нужды повторять других. Скажу только, что, как и в Вестминстерском аббатстве ощутил вкус живой истории. Тауэр красив и сам по себе, а еще лучше вид на близлежащий Лондонский мост. Пофотографировав вволю, прошлись по башням и замкам, расположенным на территории крепости. Забрели, отстояв в небольшой очереди в некое подобие алмазного фонда, где хранятся наиболее знаменитые алмазы, королевские короны (опять же с алмазами) и прочие драгоценности. К камням, пусть и очень дорогим, я равнодушен, но произвел впечатление документальный фильм о коронации нынешней королевы пол-века тому назад. Я понял, что монархия для англичан не экзотика и не пережиток старины. Она жива и к ней относятся очень серьезно и бережно. Прогуливаясь по центральным улицам, случайно вышли на знаменитую Бонд-стрит. Не слишком широкая улица знаменита своими дорогими магазинами. Народу немного, никакой суеты. Никаких рекламных плакатов и объявлений о распродажах. Лишь неброские, строгие мраморные или медные буквы, складывающиеся в слова вроде Cartier или Tyffany & Co. Просто и со вкусом. Магазины пусты. Цены не указаны, видимо людей, покупающих на Бонд-стрит такие пустяки просто не интересуют.

Кстати, о магазинах. Мы не смогли противостоять пропаганде Фроммерса и пошли в знаменитый на весь мир универмаг Hаrrods. Красиво. Роскошное здание, эскалаторы, мрамор, «египетский» стиль, отличные товары… О ценах промолчу. Посещение продовольственного отдела вызвало обильное слюноотделение. Все пристойно, чисто, богато… Но — слишком много народу, давка, тесновато… Престиж престижем, история историей, традиции традициями, а современный торговый центр все-таки гораздо удобнее. Таково мое мнение и я его разделяю. А реклама, кстати, оформлена с большим вкусом. И телереклама и настенная. Мне запомнился такой плакат, рекламирующий какой-то план мобильной связи. Изображена угрюмая, злобная, мрачная физиономия и текст гласит примерно следующее: все люди жадны, скупы и мелочны. И ты такой же. Поэтому покупай наш план и получи больше минут за меньшие деньги. На скамейках вдоль набережной Темзы на «седалищной» части укреплены металлические таблички гласящие:Everybody needs a place to think. Выдерживаю сумбурный стиль моего повествования, вернусь опять к музеям. Очень сильное впечатление произвела Картиная галерея, находящаяся прямо на Трафальгарской площади. Кстати те учреждение. которые в иных странах называются Национальными или Государственными, в Англии именуются Королевскими. Royal.Это звучит. Галерея эта тоже Королевская. И собрание вполне королевское. Давно не видел столько шедевров под одной крышей. Трафальгарская площадь сама по себе весьма и весьма приятное местечко, а если еще заверщить гуляние посещением Галереи, можно считать, что день не зря прожит.

Кстати, именно там произошла забавная встреча, отношения к искусству почти не имеющая. Направляясь к выходу перед закрытием, мы услышали русскую речь и, оглянувшись, увидели ее носителя — симпатичную улыбчивую старушку. Я человек малообщительный, но жена никогда не упускает возможности поговорить. Завязался разговор из которого выяснилось, что старушка приехала из Питера в гости к сыну, работавшему в лондонском отделении какой-то российской, солидной, надо полагать, фирмы. Сын, стоявший рядом, жил в Лондоне уже 4 года и хорошо знал город. Мило побеседовали. Вернее было мило, пока жена не высказала крамольную мысль о том, что, мол, нью-йоркский Центральный парк покруче лондонского Гайд парка будет. Сын неожиданно вскипел. Не совсем понятно что именно в нем вскипело, новорусский антиамериканизм или новолондонский патриотизм. «А вы знаете, что на месте вашего Центрального парка раньше помойка была?!»- завопил он. Но он не знал на кого нарвался. Жена отреагировала мгновенно: «А ваш Питер вообще весь на болотах стоит! Ну и что!?» Но в общем расстались мирно, сын посоветовал интересные для осмотра места Лондона. Меня эта вспышка позабавила — встретились два пост-советских человека на нейтральной территории, обменялись любезностями и разошлись.

Кстати, Гайд парк в самом деле не оправдал ожиданий. Шел я туда с трепетом, воспитанным поколениями писателей и журналистов. Ну красиво, ухожено… Но по большому счету — большой, очень большой газон. Деревьев мало. Аккуратно стриженная травка, конечно, радует глаз, но парк ли это? Есть в Лондоне парки и посимпатичней. Изысканным и утонченным показался нам Риджент парк, представляющий собой скорее ботанический сад. Очень хорош Сент-Джеймс парк у Букингемского дворца. Были мы, конечно и в Британском музее, поехали туда в первый же день. Богатейшее собрание, особенно в египетский отдел, но в общем, музей как музей. Вот только стеклянная крыша очень его украшает. В центре комплекса библиотека, где в свое время работали многие знаменитости, например, Маркс и Ленин. Лучше бы они проводили время в более веселых местах, например в Сохо, ибо их научные потуги не принесли человечеству ничего хорошего.

Сохо, кстати, считается гнездом разврата в Лондоне. При визуальном изучении мы, впрочем, никакого особенного разврата там не заметили. Много геев, грязноватые стриптиз-шоу и кинотеатрики с порнофильмами — вот и весь разврат. Гораздо более развратно выглядят будки телефонов-автоматов. Снаружи они вполне приличны: чистенькие, красненькие и с короной. Внутри же обклеены объявлениями о предоставлении секс-услуг независимо от пола, возраста и сексориентации. Еще один недооцененный объект — Британская библиотека. Современнейшее, специально построенное и оборудованное по последнему слову техники здание с интереснейшей экспозицией. Там представлены древнейшие и просто редкие книги всех стран и народов на пергаменте, бумаге, коже. Там же выставлена и оригинальная Magna carta, даровавшая англичанам (не всем, впрочем) свободы, неведомые в тогдашней Европе.

Я намеренно не описываю подробно достопримечательности Лондона, они уже описаны многократно и лучше, чем я бы смог их описать. Не вижу смысла в повторении. Каждый видит этот город в соответствиями со своими, сложившимися еще в детстве, представлениями о нем. При первой встрече что-то разочаровывает, что-то, наоборот, восхищает свыше ожидаемой меры. Я не был разочарован. И считаю, что Лондон — великий город, город с потрясающей историей. Очень толерантный и открытый, несмотря на скрытный английский характер. По моему убеждению, каждый цивилизованный человек должен хоть раз в жизни побывать в этом городе, прикоснуться к его истории, ощутить и оценить бережное отношение англичан к своей истории, оценить английский юмор… Пройтись по Риджент-стрит и Оксфорд-стрит, перейти через Темзу по Лондонскому мосту, посидеть верхом на бронзовом льве на Трафальгарской площади, прокатиться на втором этаже красного лондонского автобуса… И еще много чего. Вряд ли есть на свете город, внесший такой огромный вклад в развитие всей нашей цивилизации. Помимо всего прочего, это очень уютный и цивилизованный город. В нем приятно жить, по нему приятно гулять, в нем приятно отдыхать.

Комментарий автора:Проходили мы одной из центральных улиц и увидели представительство Аэрофлота. Заглянули в надежде услышать родную речь. В офисе сидело несколько служащих в форме этой славной авиакомпании. Все до единой — негритянки.

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий