Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Английский завтрак


Забронируй отель в Великобритании по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Английский завтрак

Великобритания

Речь пойдёт об автобусной поездке в Великобританию. Автобусные туры по Европе — удовольствие специфическое, понравится не каждому. Ночные переезды, часто мало-комфортные транзитные гостиницы, необходимость вести стадный образ жизни, раздражающие соседи — достаточно дорогая цена за удовольствие сегодня гулять по Брюсселю, завтра по Лондону или Парижу. Но чем дороже платишь, тем больше ценишь…

Итак, вечер, и мы отправляемся из Калининграда в наш автобусный тур. Один завзятый турист уже бурно празднует это замечательное событие, запивая водку «Тамбовский волк» скупыми глотками клубничной фиесты — вода в дороге дорога. Час, и вот уже польская граница, прежде чем её пересечь, отовариваемся в «duty free». Уже можно покупать друзьям и знакомым английские подарки, поскольку на пограничном переходе Мамоново самый дешёвый в Европе английский джин и шотландский виски. Бутылка стоит около 10 евро, на пароме Кале-Дувр уже 10 фунтов, в Англии все 15, в Шотландии 20. Граница пройдена, и, несмотря на предупреждение гида не потреблять пищу на ходу — мол, польские дороги «не идеальны», может тряхнуть и легко подавиться, народ усиленно жуёт, запивая пивом, лимонадом или водкой. Первый ночной переезд переносится сравнительно легко, поскольку едем ночь, затем день, и не выспавшиеся ночью могут додремать днём. Вечером мы уже в Брюсселе, заселяемся в гостиницу «Saint-Nicolas». Номера крошечные, отсутствует кондиционер, зато ратушная площадь совсем рядом. Час времени на приведение себя в порядок, и группа отправляется на пешеходную экскурсию — ратушная площадь с вялым цвето-музыкальным шоу, писающий мальчик — «ничего выдающегося, но он же ещё ребёнок», крытые пассажи, улочка уютных ресторанчиков. Время к одиннадцати и эти рестораны закрываются, а жалко — бельгийская кухня славится, сочетая французскую изысканность, немецкую основательность и ценовую умеренность. Говорят, некоторые европейцы специально ездят в Брюссель с целью славно пообедать. Побродив ещё час по Брюсселю самостоятельно, отправляемся в отель. Завтра мы уже будем в Англии. Ночь в отеле; можно выбрать: либо душно, либо шумно, кому что больше нравится. Завтрак — для автобусного туриста вещь наиважнейшая — оставляет приятное впечатление, конечно не английский, но и не совсем континентальный, поскольку кроме обязательных: круассана, джема, масла, ещё в наличии булочки, ветчина, йогурты.

От Брюсселя до Кале путь недолгий, и мы, пройдя необходимые процедуры, грузимся на французский паром «Огюст Роден». Время в пути полтора часа, можно побродить по верхней палубе, изучая движение на Ламанше, купить какую-нибудь безделушку, перекусить fast food`ом, испить кофия или пива. Время пролетело незаметно, и вот уже показались белые меловые утёсы или, говоря по-иностранному, Albion. На выходе нас ждут английские пограничники, подходящие к своей работе творчески. Перед тем как поставить въездной штамп, они некоторое время беседуют с тобой, узнавая о цели визита, твоей профессии, месте пребывания в Великобритании. Такое повышенное внимание с их стороны объясняется свойствами английской визы — она многократная и полугодовая. Нас пугали, что наличие визы не гарантирует на 100% разрешение на посещение Великобритании, однако, упомянутую процедуру прошли все, включая не владеющих английским и находящихся в «лёгком» алкогольном опьянении. Погрузка в автобус, и дорога с левосторонним движением уносит нас в глубь Англии. Через некоторое время пересекли гринвичский меридиан, и вот мы уже в другом — западном полушарии, подъезжаем к Лондону. Первая экскурсионная остановка — Тауэр. Входной билет аж 14 фунтов, но вроде не посетить нельзя. Осматриваем английские коронационные принадлежности: выставлена куча корон разных монархов. Приятно, что мимо витрины вас везёт движущаяся эскалаторная лента. Что ещё интересного в Тауэре — рыцарский зал с доспехами и оружием и, разумеется, чёрные, откормленные вороны (с ударением на первом слоге) — символы Тауэра «Лондон стоит, пока стоит Тауэр, Тауэр стоит, пока в нём живут вороны». Чтобы вороны не улетели, им подрезали крылья и приставили к ним служителей-бифитеров, таких же чёрных и откормленных.

После Тауэра продолжение обзорной экскурсии. Следующая остановка — здание английского парламента с Big Ban`Ом; постояли, пофотографировали, поглазели на duble dack`и — знаменитые двухэтажные Лондонские автобусы, красные телефонные будки в ретро-стиле, а может они всегда такие были, и просто никогда не меняли своей формы, а также на чёрные английские такси. Кстати о duble dack`ах, покататься на них — одно из стандартных туристских развлечений. Сейчас эти автобусы двух видов — старые (годов 60-х) и новые. Туристам больше нравятся поездки на старых и, разумеется, «на втором этаже», несмотря на царящую там духоту. Признаться честно, развлечение из средних. Да, так об обзорной экскурсии: от парламента пешочком направились на Трафальгардскую площадь. Колона Нельсона на месте, толпа народу, сидят кто на чём: на ступеньках, спинах бронзовых львов, стерегущих Нельсона, на бордюрах трафальгардских фонтанов, где мочат ноги, а ребетня даже купается. А по слухам в Викторианской Англии, купающихся в трафальгардских фонтанах полисмены забирали в участок, так что какие-то изменения происходят и в этой стране традиций. Погрузились в автобус и больше уже не выходили, проехали по Пикадили и назад в Сити мимо собора святого Павла, модернового здания «шиворот-навыворот» компании Ллойда, с коммуникациями, выведенными наружу, еще не законченного, новомодного, только-только отстроенного здания в форме гигантского огурца и в гостиницу на ночлег. Гостиница наша расположилась километрах в пяти восточнее Тауэра, это по классификации лондонского метро вторая зона. Не центр, но и не окраина, главное — метро рядом и достаточно получаса, чтобы оказаться в самом центре. Гостиница — твёрдые три звезды, достаточно приличная. Номера не большие, но и не тесные. Все удобно спланировано. Одна и таже дверь в разных положениях отделяет «жилую часть» от ванной комнаты и находящийся там туалет от умывальника и душа. Таким образом, любитель посидеть на толчке не создаёт помех любителю водных процедур. В номере английские розетки с тремя штырьками, куда не подходят российские кипятильники, но и нужда в кипятильниках в Англии напрочь отсутствует, поскольку в каждом номере английской гостиницы непременно чайник с запасом сахара (свекольного и пальмого, а также заменителей), чая, кофе, пары микроскопических бисквитов. Ещё непременные атрибуты гостиничного номера в Великобритании: утюг (иногда дополнительно гладильный пресс) и библия. Каюсь — грешен, хотелось взять библию на память, но, прочитав проникновенное обращение на первой странице, это желание в себе подавил. Англичане мастера на всякие надписи: в метро: «keep left», «keep right»; на дорожных переходах: «look left», «look right»; в общественных туалетах: кто их убирает, куда обращаться с претензиями и куда по поводу забытых вещей, а также то, что в целях безопасности за вами ведётся видеонаблюдение. В поезде метро у аварийной кнопки сообщается размер штрафа (200 фунтов) за её ненадлежащее использование. В Честере видели табличку, указывающую размер штрафа за испражнение выгуливаемых собак (1000 фунтов). Подкупает, неправда ли?! ничего не запрещается, всё можно, если вам это по карману… Первый день в Англии завершён, следующий день не менее напряжённый. А начнётся он с английского завтрака…

Первый завтрак в Англии оказался английским только наполовину — никакого бекона с яйцами, зато чеширский сыр, для желающих овсяные хлопья, а для желающих кукурузные, также как и другие сухие завтраки, ещё булочки, тосты, джем, качественный иогурт, сок, молоко, кофе, какао и куча разного чая в пакетиках, весь фирмы Twining — и просто чёрный, и earl grey, и зелёный, и множество травяных со вкусом смородины, клубники, манго, ромашки. После завтрака нас ожидало путешествие в официальную загородную резиденцию Её Величества — Винзорский замок.

Винзор находится недалеко от аэропорта Хитроу, поэтому не реже чем раз в полчаса в Винзоре явственно слышится самолётный рёв. Как королева терпит? Видимо, там она практически не бывает, отдав замок на откуп туристам — 13 фунтов за вход приносят неплохой доход. Посмотрев развод караула перед замком — взвод нарядных гвардейцев, браво марширующих под трубы и барабаны — отправляемся внутрь. Осматриваем королевские покои и большой георгиевский зал, не так давно горевший. В зале установлены большие телеэкраны, демонстрирующие в режиме no stop один из королевских приёмов. Что ещё интересного в замке — непременный рыцарский зал, большая выставка холодного оружия и ещё куча разных нарядно украшенных комнат, которых полно в любом замке. После замка посещаем королевскую часовню, готика облагораживает. Обойдя всю часовню, вдруг вспоминаем, что не видели могилы Карла 1, обезглавленного Кромвелем. Заходим в сувенирный магазинчик и обращаемся с вопросом к продавщице. Она подзывает служителя, который подробно объясняет нам где находится могила «Чарльза Первого», мало того, достаёт путеводитель и показывает на плане, мало того, лично провожает до интересующего нас объекта. Приятно! Англичане, несмотря на расхожее мнение об их чопорности и надменности, оказались сердечными и отзывчивыми людьми, в чём мы не раз ещё смогли убедиться.

После посещения замка у нас осталось немного времени для прогулки по «местной деревеньке», называемой Итон. До знаменитого колледжа дойти не успели, зато неспешно побродили по нешироким улочкам, разделяющим средневековые здания, полюбовались на живописные берега Темзы, «густо заселённые» всевозможными водоплавающими. Возвращаемся на автобусе в Лондон, время обеденное, поэтому большинство перекусывает в автобусе. Странно, но половина группы закусывает йогуртами, сырами и булочками, предложенными нашим отелем на завтрак. Кстати, у этой половины гостиничные булочки и йогурты не неиссякнут во время всего путешествия. Наверное, один из подобных вояжей натолкнул неизвестного автора на образ русской скатерти-самобранки. Нас десантируют в Лондоне на набережной королевы Виктории напротив «London eye» — гигантского колеса обозрения, новомодного Лондонского символа, построенного к миллениуму в пику Парижской Эйфелевой башне. На часах 16.00, заберут нас отсюда же в 20.00. Народ разбредается кто куда. Мы решаем посетить Национальную галерею, благо государственные музеи входную плату не берут. У входа ещё один из замечательных образчиков английского эпистолярного творчества — надпись, дословно гласящая «вход свободный, но чтобы сохранить эту свободу бросьте в копилку 2—4 фунта». Что касается живописного собрания — тут дело сугубо личное, нас тронул Веласкес своей «Венерой у зеркала», Ван Гог своим пейзажем с кипарисами. Но в целом не могли отделаться от горчинки разочарования — слишком на многое рассчитывали, по сравнению с Лувром и Эрмитажем — слабовато. Да так и должно быть — говорю — Англия в отличие от Франции и России никаких реквизиций, конфискаций не испытала на манер великих французской и октябрьской; художественные ценности как были в частных руках так там и остались.

Сначала думали ещё успеть осмотреть и Британский музей, но, видя, что по времени не укладываемся, решили просто побродить по центру — Oxford street, Piccadilly circus — толпы народу — пятница, конец рабочей недели, все пабы забиты, сидячих мест не хватает, многие стоят рядом с заведением, их это кажется совсем не угнетает, они неторопливо потягивают свою пинту пива и оживлённо беседуют. Несколько слов о Лондонском пешеходном движении. Оно сильно напоминает броуновское. Это автомобильное движение в Лондоне чёткое, левостороннее, чего никак не скажешь о пешеходном. Судите сами, большинство туристов из «правосторонних стран», поэтому на тротуаре предпочитают держаться правой стороны, британцы, по идее, предпочитают левую сторону. Кого на улицах больше, вопрос. В метро от хаоса спасают таблички «keep left/right», но даже там отдельные несознательные граждане держатся неверной стороны. От городской суеты и толчеи спасаемся в парке Святого Джеймса. Место чудесное — центр города, а ощущение — далёкий пригород. Отдохнув на английском газоне, пусть не изумрудно зелёном, слегка потёртом, но упругом, коротко стриженым и достаточно мягком, идём полюбоваться на изобилие флоры и фауны. Много клумб, но разноцветье растений в глаза не бьёт, а только радует. В прудах возится водоплавающая братия, представленная широко. Останавливаемся около человека, кормящего горлиц. Они, не боясь, садятся ему на плечи, так что особо нахальных и назойливых приходится отгонять. С деревьев спускаются несколько белок и без страха подходят к людям, расположившимся на пикник, надеясь чем-нибудь поживиться, кормятся с рук, по пешеходным дорожкам не спеша, в перевалку вышагивают дикие гуси.

Зарядившись положительными эмоциями, поспеваем к месту сбора, купив по дороге в метро weekend travel card, по 6 фунтов с мелочью, что позволит нам в субботу и воскресение совершать неограниченное число поездок на метро и автобусах. Наш групповой автобус с небольшим опозданием везёт уставших туристов в гостиницу, но у нас на сегодня ещё намечен культурный поход в паб. После непродолжительного отдыха и недолгих поисков выбираем паб с морским названием, посетителей немного — кроме нас двое. К моему глубокому удивлению в английском пабе продаётся датский Карлсберг, чешский Старопрамен, бельгийская Стела. Берём пинту Гинесса и пинту английского эля, кажется Abrams, рыжеватую жидкость средней крепости. Это удовольствие обходится нам в 5 с небольшим фунтов. Попытки заказать какую-нибудь еду ни к чему не приводят — время 22 и повар уже ушёл. Не торопясь, выпиваем по пинте и, уходя, замечаем, что у оставшихся посетителей — пары здоровых мужиков, количество пива в бокалах, во время нашего нахождения в пабе, практически не изменилось.

На следующий день у нас намечена большая самостоятельная программа. Наша тур.группа на пол дня едет в Кембридж, но мы воздерживаемся, хочется получше узнать Лондон, тем более, что в программе тура запланировано посещение Оксфорда. Утром доезжаем с группой до метро и отправляемся в индивидуальный поход. Наша первая цель — Британский музей. Для этого спускаемся в метро. Что сказать об английском метро? Tube — труба, как его называют англичане, труба и есть. Поезда с низкими выпуклыми крышами действительно напоминают трубы. Дополнительное сходство с трубой придаёт летняя духота и ветер, дующий на тебя во время движения из открытых окон. Сначала нам казалось, что Лондонское метро менее удобно, чем Парижское, у которого станции чуть не на каждом углу. Плотность станций Лондонского метро на квадратный километр действительно значительно ниже, и чтобы добраться до места вам нужно ещё либо идти пешком, либо пользоваться наземным транспортом. Однако это же свойство позволяет перемещаться с большей скоростью, что становится неоценимым достоинством, поскольку размеры Лондона превосходят, и значительно, размеры Парижа.

Выйдя из метро и опросив нескольких прохожих, добираемся до места. Британский музей владеет поразительными памятниками древних цивилизаций: египетской, ассирийской, греческой, индийской, китайской, ацтекской, кельтской. Среди самых почитаемых памятников — розетский камень с текстом на трёх языках, благодаря которому была разгадана египетская иероглифическая письменность, фрагменты статуй с фризов Афинского Парфенона — не так много и сохранилось, одна из кариатид Афинского же Эрехтиона, небольшенькая фигурка с острова Пасхи, ацтекские маски, всего и не перечислишь. Из современного искусства запомнились африканские поделки из частей автомата Калашникова и других вооружений: кресло, фигурки.

После британского музея решаем посетить Modern Tate. Музей открыт совсем недавно в здании бывшей электростанции. Как тут не вспомнить Парижский Д`орсе в здании бывшего вокзала. Похоже, две первые европейские столицы во всём соревнуются. Piccadilly circus, напоминающие стандартный парижский перекрёсток «пять углов», колона Нельсона Вандомскую, «игла Клеопатры» — египетский обелиск, установленный на набережной Темзы, до боли похож на обелиск с площади Согласия.

Так о Modern Tate, действительно похож на Д`орсе — тоже громадное пространство посредине, тоже обилие этажей. Среди особо запомнившегося — натюрморт, называющийся кажется Жизнь и смерть. На широком плазменном экране снято роскошное блюдо со свежайшими персиками, грушами, виноградом, яблоками, которые прямо на ваших глазах начинают постепенно вянуть, покрываться гнилью, пока от них не остаётся ничего кроме серо-чёрно-зелёной плесени. Всё это в режиме «нон стоп». Из модернового искусства — телевизор с прилагающимися наушниками — на одном просто кричащий человек, как оказывается, после надевания наушников, очень громко, даже пронзительно. Самым забавным показались два телевизора, на одном из которых мужчина спрягал неправильные глаголы, на другом обучала английской грамматике женщина, в наушниках их речь смешивалась, создавая своеобразный эффект. Выйдя из Modern Tate, пересекли Темзу по пешеходному мостику, любуясь видом на собор Святого Павла. Решили, что музеев на сегодня хватит, пора перекусить — время пятичасового чая и в пабах должно быть свободно. Чтобы не тратить времени на поиск подходящего заведения, решили навестить вчерашнее и отведать блюда любящего ранний отход ко сну повара. В этот раз мы оказались единственными посетителями, заказали по традиционному английскому бифштексу с жареной картошкой и по традиционной пинте пива. Были с пристрастием допрошены барменом на предмет требуемой прожаренности бифштексов. С кровью просить не решились — на любителя, а остановили свой выбор на хорошо прожаренном и «среднем». Вся готовка проходила на наших глазах и заняла минут двадцать. Мы стойко перенесли эту пытку, делая время от времени скупые пивные глотки и предвкушая радость знакомства с настоящим английским стейком. Не смотря на простоту готовки, бифштекс нас не разочаровал ни размером — приличный кусок, ни вкусом — сочный, не жёсткий, перчёный, но не переперченный. Оставив фунтов 25, отправились в свою гостиницу понаслаждаться ощущением сытости и просто отдохнуть. После отдыха, взбодрившись душем, поехали поглазеть на вечерний Лондон. Осмотрев привычные объекты: здание парламента, трафальгардскую площадь и т.п. при ночном освещении и не найдя качественных различий и потрясающих душу впечатлений, вернулись назад в отель. Следующий день — последний в Лондоне.

Утром в воскресенье нас везут на туристическом автобусе поближе к Букингемскому дворцу, чтобы мы могли пронаблюдать смену караула, которая должна состояться в 11.30. У нас в запасе более часа и мы решаем провести их на газоне Сент-Джеймского парка. Ближе к одиннадцати подтягиваемся к решётке дворца, чтобы запечатлеть священнодействие на видеоплёнку. Народу много, все стараются занять место поближе. Замечаю небольшую табличку за оградой, гласящую «No guard change today». Я потрясённый смотрю на окружающих, все терпеливо ждут, ни у кого ни малейшего беспокойства. Решаю, что чересчур самонадеянно считать себя здесь в центре Лондона самым большим и тонким знатоком английского языка. Может быть, в сегодняшнем карауле будут участвовать не гвардейские, а обычные пехотные части?! В 11.30 становится ясно, что табличку я перевёл правильно — никакого развода сегодня не будет, точнее он уже случился — развели нас. Как мы узнали позднее — летом развод караула через день. Эх, если бы знали, могли бы посмотреть этот развод вчера. Мы покидаем площадь, а куча народу ещё остаётся. После овец и баранов, турист — самое тупое и стадное существо. Жаль впустую потраченного времени. Нужно спешить, и мы едем в Tate gallery восхититься Тёрнером, Рейнолдсом и Гейнсборо. Они на месте, особенно Тёрнер, лучшие картины которого висят в отдельных залах для усиления эффекта восприятия. В одном из залов с удивлением и восторгом наблюдаем за группой детей младшего школьного возраста: они уселись на полу перед картиной, изображающей девочку с бабочками, у каждого ребёнка большие пеналы с карандашами, ножницами, цветной бумагой. Дети занимаются творчеством — рисуют, вырезают, склеивают бабочек, тихо о чём-то переговариваются или слушают пояснение учительницы, тут же сидящей на полу с ними. Вот они главные педагогические принципы в действии! Учить добру и красоте среди предметов искусства в атмосфере творчества. Потом мы узнали, что раздачей таких замечательных детских пеналов в музее занимается специальная благотворительная организация. Осмотрев в Tate основную бесплатную экспозицию, посетили дополнительную шестифунтовую выставку — искусство 60-х, где могли полюбоваться сочными розовыми губами «вкуса» Тилсона, отснятым перформансом с участием Йоки Оно, скульптурой шестирукого инопланетянина, ручки которого, одетые в резиновые перчатки, периодически наполняются воздухом, отчего он забавно ими перебирает; пенными фонтанами, сталкивающимися шарами и ещё много чем любопытным, что отдельные чудаки, неисправимые идеалисты и отъявленные выдумщики относят к высокому искусству.

После Tate планировали посетить самый большой универмаг Лондона «Harrods». Увы, нас постигло второе за день разочарование — были открыты универмаги поменьше, а самый большой — выходной. Поскольку музей естественной истории находится от «Harrods» недалеко, зашли и не разочаровались. Самой интересной показалась экспозиция, посвящённая возникновению жизни на Земле. Громадный скелет динозавра у входа, «чучела» давно вымерших животных, действующие модели динозавров поменьше (двигаются и издают звуки) — дети и взрослые в восторге. Заслуживают внимания и различные познавательные витрины, где дети в игровой форме приобщаются к биологическим знаниям о видах насекомых, моллюсков, их питании, образе жизни и т.п. А как вам такая витрина? — два островка разделённые водой, с одного на другой перекинут мостик-палочка. На одном островке свежие листья, на другом — небольшой муравейник. Забавно наблюдать за муравьишками, таскающими кусочки листиков в муравейник. Причём всё как у людей: есть трудоголики (меньшинство), тащащие такой груз, который едва способны поднять, есть тащащие груз поменьше (большинство), а есть отъявленные тунеядцы, снующие туда-сюда порожняком, подгоняя остальных, изображая дикую занятость и собственную важность. Ещё в этот день заглянули в Гайд парк на «уголок ораторов», дело было уже около 18.00 и ораторов было мало — всего двое, стоя на пластиковых ящиках из под какой-то снеди они что-то неторопливо объясняли немногочисленным слушателям. Посидели в пабе «Доклендские железнодорожники», обслуживала нас молодая, белокурая барменша, вся в разноцветных наколках. Покатались на duble dack`ах и в условленное время были в условленном месте, чтобы на туристическом автобусе продолжить своё нелёгкое путешествие по Великобритании.

Нас ожидал ночной переезд на север страны. В понедельник наш английский завтрак состоял только из духовной пищи, в шесть утра нам был «подан» самый английский из всех городов — Йорк, с его хорошо сохранившимися и хорошо отреставрированными крепостными стенами, большим собором в стиле перпендикулярной английской готики, узкими улочками и нависающими домами — поскольку владелец дома платил за площадь земли под фундамент, экономически выгодно было верхние этажи делать по площади больше, чем нижние. Йорк ещё знаменит тем, что именно в нём будущий римский император Константин узнал о своём избрании, о чём свидетельствует соответствующий памятник.

Оставив позади Йорк, мы вскоре пересекли невидимую границу Англии с Шотландией и через некоторое время прибыли в столицу Эдинбург. Погода испортилась, пошёл проливной дождь, поколесив на автобусе вокруг Эдинбургского замка — зловещего сооружения из тёмного камня, мы вышли на пешеходную прогулку. Прошлись «королевской милей» — главной Эдинбургской улицей, посмотрели на дом, в котором жил реальный прототип Стивенсоновского доктора Джекила: днём — чиновник мэрии, а ночью преступник, главарь банды налётчиков. Как видим, во времена Стивенсона сочетание чиновник-бандит было из ряда вон и послужило основой для целого романа, сегодня об этом даже тощего очерка не написать — банально. Поскольку мы посетили Эдинбург во время проходящего в нём фестиваля, город был наводнён актёрами и их почитателями, что добавило сумбура в наше и без того сумбурное шатание. Посетили специализированный магазин шотландского виски. Дороже виски, чем там нам видеть не доводилось.
Внимательно отнеслись к экспозиции магазина «Эдинбургские шерстяные мельницы». Это сеть магазинов по всей Великобритании, торгующая изделиями из шотландской шерсти: свитера, пледы, галстуки, шарфы, кепи и, разумеется, килты. Можно нарядиться в цвета любого клана хоть Мак-Дональда, хоть Мак-Лауда, хоть Мак-Каллистера, всё подписано.Не имея времени на основательный перекус, воспользовались сервисом продуктового Маркса и Спенсера, торгующими разнообразными сэндвичами, салатами и другой готовой запакованной снедью. Во время нашего путешествия Маркс и Спенсер будет выручать нас ещё не раз. Пара сэндвичей там стоит от фунта (с яйцом и луком), с сыром или колбасой дороже — фунта два с половиной. Ночевали в Глазго.

Поминая шотландскую скупость, с ужасом думали о предстоящем завтраке. К нашему удивлению завтрак в Шотландии оказался самым английским, из уже опробованных, и включал классические яичницу и бекон, а также жареные грибы, а также жареный картофель, и кусочки вкусной кровяной колбасы, и не менее вкусной фасоли в томате, и сосиски (на любителя), но не исключал сока, йогуртов, джемов, каш, хлопьев и булочек и прочего.

Утром совершили небольшую автобусную экскурсию по Глазго с выходом на центральной площади, на которой шотландцы поставили памятники знаменитым землякам: Р.Бернсу, В.Скотту, А.Смиту и др. Из Глазго наш путь лежал к замку Стирлинг (самой северной точке нашего путешествия). Замок этот с виду не очень презентабельный играл важную роль в истории борьбы Шотландии за независимость. Недалеко от замка памятник герою М.Гибсона из Храброго сердца Велесу. От Стирлинга двинулись назад на юг в Англию через национальный природный заповедник «Озёрный край». Поскольку погода продолжала не радовать, впечатления от озёрного края оказались смазанными: горы (точнее холмы), озёра, леса, поля с пасущимися овечками — мило, красиво, но ничего сверхъестественного. Дорога была длинная, и вечером нас ждала транзитная гостиница с гордым названием «Британия», с самыми лучшими по всему нашему маршруту условиями проживания и питания — традиционный английский завтрак содержал все необходимые компоненты завтрака предыдущего и превосходил его по качеству.

Следующий день — один из самых напряжённых в нашем путешествии. Нам предстояло посетить Честер (это дополнительная экскурсия и сбрасывались по 1 евро на транспортные расходы), Стратфорд на Эйвоне, замок Уорвик, выкупленный компанией мадам Тюссо у частных лиц и Оксфорд, приобретший недавно дополнительную привлекательность из-за съёмок в нём фильмов о Гарри Потере.

Итак, Честер — небольшой уютный городок, столица Чешира, родина знаменитого английского сыра — куча сувенирных лавок, множество туристов, традиционные двухэтажные белёные английские домики с чёрными деревянными балками, весьма живописно.

Стратфорд — родина Шекспира. Церковь, где он похоронен, на стене церкви хрестоматийный барельеф, с которого писаны все шекспировские портреты, чтобы увидеть этот барельеф и саму могилу служители взимают с посетителей по фунту. Отдельно музей Шекспира, где его дом входит в более широкую экспозицию, плата подороже, и поскольку всё — художественная реконструкция, мы ограничились внешним осмотром. Городок похож на Честер во всём, кроме сыра, — небольшой, уютный… куча … лавок … туристов … домики (подробнее см. выше).

Замок Уорвик — вход недешёвый, 14 фунтов. В самом замке развёрнуты две большие экспозиции. Первая историческая, в подвале тут и там понатыкано восковых фигур в средневековых костюмах с оружием. Есть даже фигура лошади в стойле: моргает глазами, шевелит хвостом и даже неприятно пахнет. Можно фотографироваться, надев на себя любой из имеющихся на выбор средневековых английских шлемов. Вторая экспозиция повествует о повседневной жизни замка в 19 веке. Тоже обилие восковых фигур, среди которых наиболее популярна фигура молодого Черчилля — маленького, худющего. Кроме посещения внутренностей замка, можно полазить по крепостным стенам, взобраться на башни, за дополнительную плату (4ф.) зайти в «залы с приведениями». В этих залах кромешная темень и служители, наряженные приведениями, хватают посетителей за разные места; крик стоит неимоверный. В экспозицию входит и живописный парк, как всегда у англичан, с прекрасными цветами и лениво слоняющимися непугаными павлинами. Что же стало с человечеством, не торопящимся бесплатно осматривать мировые художественные ценности в музеях и стоящим в очередь, чтобы отдать свои фунты за сомнительное удовольствие лицезреть восковых уродцев!

Оксфорд — городок живописный, куча готических или псевдоготических зданий, занимаемых различными колледжами, не похожий не на Честер, ни на Стратфорд, ни на Итон. Поскольку мы посещаем его вечером, можно проехаться по центральным улицам на автобусе (днём это запрещено). Впечатление осталось, но не выразимое на бумаге.

Следующий день — последний в Англии, и завтрак уже не тот (см. описании английского завтрака в Лондоне). Экскурсовод сказал — специально, чтобы адаптироваться к Континентальной Европе. Из духовной пищи — на первое городок с древней историей Бат (Bath) названный так из-за наличия в нём остатков древнеримских бань и термальных источников. Много зданий архитектуры классицизма. Заслуживает внимание прекрасно спланированная площадь, наш экскурсовод сказал, что автор при проектировании использовал пропорции Стоунхенджа, а мне лично показалось, что больше похоже на Вандомскую площадь в Париже. Попытки на последок вкусить английской пищи ни к чему не привели — раньше 12 часов еду не подают, а это был час нашего отъзда. Затарившись пивом и бутербродами, спасибо Марксу и Спенсеру, отправляемся дальше. Последняя остановка до Дувра — Стоунхендж. Говорят, ещё совсем недавно его можно было осмотреть задарма. Сейчас же место огородили, чтобы не дай бог ничего не пропало, и берут входную плату, увеличивая её всё больше и больше. Мы отдали где-то фунтов по 5, не жалко, место интересное. Вроде бы ничего особенного — стоящие вертикально и лежащие горизонтально валуны, а притягивает, завораживает, может быть не так, как пирамиды Гизы, но точно не меньше, чем развалины греческих храмов. А если представить себе, что возраст Стоунхенджа — пять тысячелетий, то… но нет… не представить. Стоит отметить, что за пять фунтов дают не только посмотреть на объект, но и аудиогида — длинную трубку на манер телефонной, которая в зависимости от набранного кода говорит на разных языках, в том числе и на русском.

Всему приходит конец, закончилось и наше Британское путешествие, и вот мы в Дувре ждём погрузки на паром, попиваем английское вино — подарок фирмы. Паром оказался тем же Роденом. Обратный круиз на пароме за треской с жареной картошкой — последняя дань английской кулинарии — показался много короче.

Ночлег нам предстоял в двухзвёздной гостинице Кале. Видно мы чем-то сильно прогневили высшие силы, поскольку гостиница оказалась сущим наказанием. И дело даже не в скромном континентальном завтраке, а в самой гостинице. Представьте себе двухэтажные строения барачно-вагонного типа. В двухместных номерах, узкие под невысоким потолком окошки, но самое ужасное — отсутствие двери, отделяющей номер от мест исполнения естественных надобностей. Вместо двери — овальный проём «военно-морского» типа, завешенный прорезиненной шторой, неспособной быть преградой ни звукам, ни запахам. Да лучше бы эти места пользования поместили отдельно в конце коридора!

Предпоследний день путешествия предусматривал осмотр двух фламандских жемчужин Брюгге и Гента. В Брюгге, кроме живописных каналов, улиц и средневековых строений увидели Мадонну с младенцем раннего Микеланджело, а в местном художественном музее — Босха, Брейгеля. Можно было ещё посмотреть на Великую христианскую святыню — капли крови Спасителя или покататься по каналам на баркасе, но всему этому предпочли кролика по-фламандски в красном вине и кастрюльку варёных мидий под бельгийское пиво. В Генте примерно тоже самое, минус кролик, плюс знаменитый алтарь Ван Эйка.

Культурная программа полностью исчерпана. Наш последний день — дорога домой через территорию Германии и Польши. Автобус, что птица-тройка, несёт нас к родным пенатам, виляя по неидеально ровным польским дорогам. Последняя большая остановка у знаменитой польской заправки с мини-зоопарком, прудом, лебедями, золотыми рыбками и чудесным рестораном, где можно вкусно и недорого, даже по российским меркам, пообедать. Народ, истосковавшийся по родной славянской кухне, поглощает предложенные блюда с отменной скоростью и аппетитом. Эх, да и какой русский не предпочтёт Славянский обед Английскому завтраку.

Автор С.Серый

| 15.10.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий