Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Англия — Шотландия — Уэльс (чатсть 4)


Забронируй отель в Великобритании по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Англия — Шотландия — Уэльс (чатсть 4)

Великобритания

6 мая.

В 9—30 мы отправились на пешеходную экскурсию в Сити. В метро мы вновь приобрели групповой проездной билет за 3,20. Оказалось, что он действителен лишь в метро, а мы-то вчера и на автобусе прокатились. Но, к счастью, в Лондоне нет контролеров. Билеты проверяет водитель автобуса, впуская пассажиров через переднюю дверь. Поэтому, если водитель пропустил, можно ехать спокойно. В крайнем случае, если он скажет, что этот проездной недействителен, всегда можно просто купить билет.

Сити — это самый старый район Лондона. Именно здесь находился древний Лондиний, который римляне окружили крепостной стеной. За две с лишним тысячи лет существования Лондон разросся до неимоверных размеров. Теперь Сити — это деловой центр города площадью в одну квадратную милю. Здесь находятся банки, страховые компании и другие коммерческие организации. Символ Сити — крылатый дракон. Дракончики здесь повсюду. Сити имеет отдельную юрисдикцию. По традиции королева не имеет права заходить на территорию Сити. Лишь раз в году, в ноябре, она вместе с лордом-мэром совершает ритуальный въезд в эту часть Лондона. Пышность церемонии являет собой символ имперской власти — закон и деньги.

Экскурсия по Сити началась с осмотра монумента в честь пожара 1666 года, который уничтожил большую часть города. В Великом пожаре сгорело 13 тысяч зданий и 87 церквей, а вот человеческих жертв чудесным образом оказалось не так много. Монумент представляет собой дорическую колонну, высота которой равна расстоянию от ее основания до пекарни на Паддинг-лейн, где возник пожар. Внутрь монумента можно залезть и подняться наверх, но у меня не было на это времени.

Затем мы прошли мимо Московского народного банка, основанного в 1917 году В.И.Лениным. Вождь мирового пролетариата предвидел, что, если банковские авуары оставить в стране Советов, то они будут моментально разворованы. Поэтому он распорядился хранить деньги в Лондоне. Председателем Московского народного банка до недавнего времени был г-н Геращенко.

Вскоре мы оказались на площади Сити, куда выходят фасады Королевской биржи, банка Англии и Мэншн-Хауза — официальной резиденции лорда-мэра. В центре площади — конный памятник. От площади лучами отходят улицы. Одна из них носит коммерческое название Ломбард-стрит. В свое время в Лондон приехало много итальянцев. Они селились скученно, в основном, на Пиккадили и в Сити. Сити облюбовало себе землячество из Ломбардии. Как правило, итальянцы зарабатывали себе на жизнь шитьем, но вскоре сообразили, что существует более выгодный бизнес — ростовщичество. Так на улице Ломбард появился первый в мире ломбард.

Королевская биржа была основана сэром Томасом Грешамом в 1568 году. Когда-то внутри нее торговцы осуществляли обмен своими товарами. Сейчас там находятся кафе и магазины.

В Банке Англии организован музей. Вход бесплатный. Это первый в мире банк, основанный в 1694 году. Во время войны с Францией английскому правительству катастрофически не хватало денег, и оно обратилось за помощью к населению. В обмен на деньги людям выдали векселя. Позже вместо векселей здесь впервые в мире стали выпускать банкноты. В музее представлена экспозиция купюр и монет. В ротонде под стеклянным колпаком выставлены золотые слитки — 59 золотых кирпичей, составленных пирамидой. Один слиток можно потрогать и даже приподнять, просунув руку в круглое отверстие пуленепробиваемого стеклянного ящика. Кирпич весит 13 кг, и у меня так и не хватило сил сдвинуть его с места. Кстати почтовые марки также впервые появились в Англии, поэтому до сих пор на английских марках не указывают название страны.

Кроме всего прочего, в Банке Англии водится привидение. Когда-то здесь работал один служащий, в обязанности которого входило взвешивать золото. Предприимчивый клерк придумал забавную штуку: вместо казенной скатерти он стелил на стол, где взвешивалось золото, свою собственную. Когда на скатерть налипало достаточное количество золотых частиц, он уносил ее домой и вытряхивал. Таким образом, служащий сумел накопить кругленькую сумму. Но внезапно его поймали. Был суд, незадачливого клерка посадили в тюрьму, где он умер. Семьи у него не было, осталась только сестра, с которой их связывала нежная привязанность. Сестра так тосковала по брату, что пришла в банк и попросилась на службу. Ее взяли уборщицей. Женщина честно трудилась до конца своих дней, а после смерти вернулась в банк уже как привидение. Это не выдумка, привидение зафиксировано приборами, есть фото и видеоматериалы.

Далее мы прошли в квартал небоскребов и поднялись на мостик, откуда открывался вид на улицы Сити и руины древнеримской стены. Фантастическое сочетание — римские развалины и суперсовременные сооружения из стекла и бетона. Здесь располагается музей Лондона. Вход в него также бесплатный. Музей очень интересный. В его экспозиции представлены кельтские захоронения, древние археологические находки, предметы римской культуры, образцы норманнского искусства. Запомнились заспиртованные головы и руки, обезображенные чумой. В 1664 году чума унесла жизни 100 тысяч лондонцев. Но самой впечатляющей оказалась часть музея, посвященная Лондону викторианской эпохи. Это целый город с узкими мощеными улочками, следуя по которым можно заглянуть, например, в бакалейную лавку, в паб, на почту, в аптеку и т.д. Причем, не смотря на то, что все заведения пусты, нет ощущения, что город вымер, потому что мир вокруг наполнен множеством звуков: цокот копыт по мостовой, лай собаки, гул толпы, откуда-то доносится музыка. Ощущение такое, будто ты находишься в гуще событий, происходящих 150 лет назад. Я так заплутала в этом викторианском Лондоне, что чуть было не опоздала на встречу с Дмитрием.

Следующий пункт нашей программы — собор святого Павла, тот самый, куда мы не попали в первый день. На этот раз удача нам улыбнулась. Вход в собор стоит 7 фунтов. Собор святого Павла является творением архитектора Кристофера Рена, королевского суперинтенданта того времени. Ему было поручено в кратчайшие сроки восстановить город после Великого пожара. Рен тогда как раз только что вернулся из Парижа, и у него было полно идей. Начал он со строительства собора святого Павла, который на протяжении веков должен был служить свидетельством гениальности архитектора. Эпитафия на гробнице Рена — а он был похоронен в соборе одним из первых — гласит: «Читающий, если хочешь увидеть настоящий памятник покойному, оглянись».

Место строительства собора не случайно. Вообще храмы обычно строятся на особых местах, где, либо произошло какое-то чудесное событие, либо просто по каким-то признакам, известным лишь жрецам, это место является источником силы. Так вот, изначально на месте собора святого Павла находился римский храм, посвященный Диане. Но уже в 604 году н. э. здесь был построен христианский храм в честь святого Павла. Сначала это была деревянная церковь, затем каменная, потом саксонская церковь и, наконец, норманнский собор, который и был уничтожен Великим пожаром.

Снаружи, как я уже говорила, собор был в лесах, поэтому оценить его внешний вид у меня не было возможности. Внутреннее же убранство собора, действительно, впечатляет. Мои любимые позолоченные мозаики в византийском стиле украшают стены, купол — второй по величине в мире после собора святого Петра в Ватикане — расписан живописью. Хоры собора на редкость скромные, без гербов, корон и флагов, как в Виндзоре или в Вестминстерском аббатстве. Здесь происходили важнейшие государственные церемонии, включая похороны У.Черчилля в 1965 году и венчание Дианы Спенсер с принцем Чарльзом в 1981 году.

В соборе похоронены многие военачальники. Среди них адмирал Нельсон. Надгробия военных, погибших в бою, венчают скульптурные группы, как бы запечатлевшие их в последние секунды. Вот командир, сраженный пулей, падает с коня, а верные солдаты подхватывают его тело. Вот смертельно раненый боец лежит на земле, а вокруг него суетятся товарищи. Другого раненого соратники волокут под руки. В целом, ощущения жутковатые. В склепе собора похоронены многие английские художники, уже знакомые мне: Тёрнер, Констебл, Ван Дейк и др., но времени спускаться в склеп у меня не было.

Осмотрев соборный этаж, я поднялась на галерею Шепотов. По ее периметру наверху установлены статуи святых. Галерею опоясывает скамеечка, где можно сесть и, прислонившись к стене, что-то шепнуть. Если другой человек в этот момент прислонит к стене ухо, то он услышит Ваш шепот, в какой бы точке галереи ни находился. К сожалению, по собору мы с Верой бродили отдельно, и наверху я оказалась одна, поэтому пошептаться мне было не с кем. С галереи Шепотов я поднялась на внешнюю галерею, называемую Каменной. С нее открывается великолепный вид на Лондон. Безумно жаль, что я не заметила лестницы, ведущей еще выше — на Золотую галерею, с которой можно войти внутрь Золотого Шара, увенчанного крестом на самой вершине купола собора. Время поджимало, и я поспешила вниз.

Спустилась я как раз вовремя, даже на две минуты раньше оговоренного времени. Но обозленный на меня Дмитрий уже повел группу в сторону метро, не смотря на то, что его предупреждали, что я вот-вот должна подойти. Хорошо, что Вера ждала меня, иначе бы я безнадежно отстала от группы и не попала бы в Гринвич, а именно туда лежал наш путь.

В Гринвич ходят очень прикольные электрички на автопилоте — без машиниста. Наиболее острые ощущения испытывают те, кому удается сесть на переднее сиденье перед смотровым стеклом. На платформе уже стоял мальчик-негр, который явно желал сесть впереди. На это обратил наше внимание опытный Дмитрий, предложив оттеснить подростка, пользуясь численным перевесом. Но мы, как люди интеллигентные, естественно на это не пошли. Шустрому юноше удалось занять вожделенное местечко, а на оставшиеся три места кинулись наиболее проворные туристы нашей группы, в основном, пожилого и старшего возраста. Я не стала вступать с ними в борьбу и тихо села где-то в середине вагона. Довольно долго поезд ехал через туннель. Может быть, по этой причине наших пожилых товарищей быстро укачало, и они освободили свои блатные места, уступив их другим. Вот тут-то я и заняла желанное место. Электричка вскоре выскочила на свет Божий. Перед моими глазами с сумасшедшей скоростью неслись ржавые рельсы. Мы мчались через доки, потом въехали в район небоскребов. Сюда мы еще вернемся сегодня на экскурсию «Лондон XXI века». И вот, наконец, Гринвич.

В Гринвиче мы первым делом пообедали. Напоследок я решила шикануть и заказала fish pyi: рыба, креветки и картофельное пюре. Вместе со стаканом горячего чая мне это обошлось в 6,5 фунтов. После сытного обеда мы отправились на набережную Темзы, где на причале стоял корвет Катти Сарк. Но корабли меня не слишком интересуют. Гораздо интереснее для меня было спуститься в туннель, проходящий под Темзой. Входы в туннель обозначены небольшими ротондами на обоих берегах. Туннель очень старый, и местами через стены просачивается вода. Я спросила у Дмитрия, могу ли я минут на 5 сбегать в туннель. Дмитрий с улыбкой ответил, что могу-то, я могу, но через минуту группа уходит. От группы мне отстать не хотелось, поэтому в туннель я не пошла.

Далее мы направились в обсерваторию, которая находится на горе. Дорога в гору довольно крутая и длинная, но очень живописная. По обе стороны от нее вьется плетень, а за ним с одной стороны обрыв с видом на парк и королевский дворец, а с другой — небольшой перелесок, где водятся белки. Белки абсолютно не боятся людей и едят с руки.

Наконец, запыхавшиеся и вспотевшие, мы достигли вершины. Там, возле обсерватории, проходит знаменитый нулевой меридиан. В честь него воздвигнут мемориал — пересекающиеся окружности из металла на гранитном постаменте. У подножия постамента между гранитными плитами проходит линия, подсвечиваемая в темное время суток, — это и есть гринвичский меридиан, отделяющий западное полушарие от восточного. По сторонам от меридиана начертаны названия крупнейших городов обоих полушарий: Буэнос-Айрес, Мехико, Нью-Йорк — это на западной стороне; Париж, Токио, Москва — на восточной. Аттракцион для туристов — сфотографироваться, стоя одной ногой в западном полушарии, а другой — в восточном.

Подождав, пока вся группа сделает исторические снимки, мы вошли в обсерваторию. Там мне запомнилась одна компьютерная программа, определяющая координаты любой географической точки планеты. Вводишь интересующую тебя страну и город, а программа выдает широту и долготу, где он находится. Дмитрий, бывалый юзер, в два счета определил местоположение Питера — 59° 55` северной широты и 30° 25` восточной долготы. Вообще обсерватория не произвела на меня особого впечатления. Быть может потому, что сама я астрономией никогда не увлекалась, ничего об этом не читала, а хорошего гида, который мог бы интересно рассказать обо всех этих телескопах, морских часах и других экспонатах музея, тоже не нашлось.

Зато мне очень понравился сувенирный магазин при обсерватории. До сих пор жалею, что поддалась предательскому голосу душившей меня жабы и не ничего не купила. Сувениры там продавались просто замечательные: всякие астрономические приборы, астролябии, компасы, более сложной конструкции — со стрелочками, и простые — механические, типа логарифмической линейки, только круглые — и самое интересное, что все действующие! Цены, конечно, тоже зашкаливали. Например, средней величины приборчик на металлических ножках с круглым циферблатом и стрелочками, упакованный в деревянный ящичек, стоил 38 фунтов. За вещь, которой абсолютно не умеешь пользоваться, которую в принципе уже некуда ставить, отдавать 2000 рублей, согласитесь, жалко. Но какая же она красивая! Я всегда испытывала благоговейный трепет при виде астрономических приборов. Они казались мне такими загадочными, а людей, умеющих ими пользоваться, я воспринимала, как приобщенных к какой-то тайне, доступной лишь избранным. И вот он соблазн — выбирай любой прибор на свой вкус, плати деньги и владей! Но расчетливый здравый смысл победил эстетические чувства и научное любопытство.

Мы еще немного побродили вокруг, потусовались возле памятника капитану Джеймсу Куку, тому самому, которого съели аборигены, покормили возле него белочек и пошли вниз к военно-морскому музею. Этот музей интерактивный. Здесь можно усилием собственных мышц нагнать волны в стеклянном ящике, можно имитировать работу водолаза — в резиновых перчатках закрутить гайку гаечным ключом, преодолевая сопротивление воды. Я попробовала — довольно сложно. По ходу дела я им что-то там сломала, то ли перчатка отлетела, то ли еще что-то, не помню. Можно грести на шлюпке, а вокруг тебя экран с берегами. Дмитрий сел на весла, и я попросила его врезаться в берег, чтобы посмотреть, что будет. Ничего особенного при этом не случилось, всего-навсего закончилась игра.

В заключение Дмитрий привел нас на блошиный рынок, куда люди приносят продавать свое старье. Мы пришли сюда к шапочному разбору: практически все продавцы уже свернули свой товар. Из того, что осталось, мне абсолютно ничего не приглянулось. А вот Вера запала на огромную старинную фарфоровую вазу с ангелочками. От покупки ее удержали только габариты и вес вазы.

Далее в нашей программе — экскурсия «Лондон XXI» века. Мы вышли на станции Сannary в районе небоскребов. Вокруг сновали «белые воротнички», в основном, мужчины в черных костюмах и белых рубашках. Многие сидели в открытых кафе и пили пиво, достойно завершая рабочий день. Стекло, бетон, абстрактная скульптура мужчины и женщины в бронзе, толчея, черно-белая суета — лично меня пребывание в этом районе утомило, хотелось поскорее уехать отсюда. Но не тут-то было. Когда мы спустились в метро, оказалось, что по причине ремонта поезда на этой линии отменили. К счастью, метро в Лондоне очень разветвленное. Мы тут же вышли на поверхность и пошли на станцию другой ветки. И все это, естественно, в толпе недовольных лондонцев, уставших после работы и вынужденных бегать от станции к станции.

В электричке я оказалась сидящей среди «белых воротничков» мужского пола. Среди них были и цветные. Вдруг посреди туннеля наш поезд остановился. По громкоговорителю объявили что-то насчет проблем и просили сохранять спокойствие. «Белые воротнички» невозмутимо сидели, как ни в чем не бывало. Мы же после 5 минут ожидания стали отпускать шуточки насчет терактов и бомб. В результате вся наша группа, рассредоточенная по вагону начала ржать. Было жутко неудобно перед остальными пассажирами, я пыталась сдержаться, но от этого становилось еще смешнее. В результате поезд простоял минут 20, как минимум. Наш метрополитен такого себе не позволяет. Вот вам и самое старое метро в мире — поизносилось, однако!

Сейчас по программе предполагалось свободное время, с тем, чтобы в 21—00 встретиться для экскурсии по ночному Лондону. Я решила воспользоваться временной передышкой для шопинга, тем более что магазины по четвергам работают до 20—30. Мы доехали до Оксфорд-циркус. Девушки ходить по магазинам не захотели и отправились прямиком в Гайд-парк, договорившись, что будут ждать меня там в 20—00. А я приступила к изучению лондонских универмагов. О, ужас! Они меня не впечатлили. Цены, в целом, умеренные, а ассортимент — самый заурядный. Я не увидела здесь ничего, действительно, эффектного, такого, чего у нас нет, чтобы можно было с гордостью сказать: «Я это из Лондона привезла». Более-менее неплохие вещи висели в магазине «Zara». Я обратила внимание на эту фирму еще в Мексике. Тогда я там примеряла очаровательные красные туфли на шпильках. После вьетнамок, неизменной обуви всех отдыхающих в Канкуне, надев шпильки и посмотрев на себя в зеркало, я вдруг увидела фотомодель — в коротеньком сарафанчике, шоколадно-загорелая, в изящных лодочках на длинных ногах. И дешевый сарафан уже смотрелся не как спортивно-пляжная одежда, а как вечернее мини-платье. Короче, я сама себе очень понравилась, но, тем не менее, туфли не купила. Подумала, к чему они мне, у меня же нет ничего красного. Менее, чем год спустя, у меня появилось много красного, а туфель-то и нет. Но не беда, в Питере я подобрала себе красные туфли, правда не такие красивые, как тогда, в «Заре». Фирма «Зара» специализируется на пошиве женской одежды в стиле прет-а-порте — на каждый день. Мне «Зара» напомнила нашу питерскую «Зарину» от фабрики «Первомайская Заря». Коллекции примерно в одном духе, да и названия схожи. Неужели опять плагиат? В примерочные стояли огромные очереди, а мне надо было спешить. Я решила, что сегодня я буду только приглядываться и прицениваться, чтобы завтра целенаправленно идти за конкретными покупками, уже зная куда.

К Гайд-парку я подошла за 2 минуты до назначенного времени. Девушки уже были там. Я их видела, но перейти дорогу не могла, а пешеходного перехода в поле зрения не наблюдалось. Моими товарищами по несчастью были индусы: муж, жена и маленький ребенок. Наконец, мы улучили момент и прошмыгнули на другую сторону улицы. Девушки уже думали, что я не приду. Прогулявшись по Оксфорд-стрит и оценив количество магазинов, они были уверены, что я застряну там надолго. Но они плохо меня знают: я свое слово держу, если что-то пообещала — выполняю, чего бы мне это не стоило. Наша встреча произошла в «Уголке оратора», где каждый желающий может толкнуть любую речь. Никакой трибуны для оратора я не обнаружила, значит, он просто стоит на земле.

Мы решили сразу ехать на вокзал Ватерлоо, где условились встретиться с Дмитрием для очередной экскурсии, и уже там перекусить. На вокзале было много ресторанов, но ничего подходящего мы себе не подобрали, то меню не нравилось, то цены не устраивали. В результате в ларьке с французской едой я купила горячий пирог с грибами за 1,39 — просто объеденье. В довершение всего мы посетили платный туалет — впервые за мое пребывание на Британском материке. Кстати туалет оказался гораздо хуже многих виденных мною бесплатных. Но, видимо, это бич всех вокзальных туалетов. Пока ждали Дмитрия, сидя на лавочке, мы наблюдали драку. Один англичанин толкнул другого англичанина, и понеслось. Дерущихся разнимали сначала прохожие, а потом и полиция. Обошлось без последствий.

Вот и Дмитрий с остальной частью группы, они ехали из отеля. Вокзал Ватерлоо находится на южном берегу Темзы. Мы прошли по мосту Миллениум, построенному архитектором Форрестом. Это подвесной металлический мост, который по замыслу автора должен был качаться. Но в проект закралась какая-то ошибка, и мост получился не качающимся. С моста мы полюбовались хрестоматийным видом подсвеченного парламента. Затем Дмитрий куда-то очень быстро нас повел, сказав, что нам надо торопиться. Мы переглянулись — куда нам спешить, мы же гуляем. Но на этот раз мы оказались не правы. Дмитрий, действительно, готовил нам сюрприз. Он привел нас в патио какого-то дворца, где базируется постоянная выставка нашего Эрмитажа. Мы расселись на стульчики, все еще не понимая, что происходит, и вдруг прямо из гранитных плит, которыми был вымощен двор, забили струи воды, подсвечиваемые разными цветами. Не хватало только музыки, которая в этот вечер вышла из строя. А струи то исчезали, то взмывали ввысь, то уменьшаясь, то увеличиваясь, играя всеми цветами радуги. Это были настоящие танцующие фонтаны. Собственно, на этом наша экскурсия и закончилась. Стоило ломать себе весь вечер ради 40 минут прогулки всей толпой? Я была разочарована и недовольна. Но что делать, зато фонтаны увидела.

В отель решено было добираться на автобусе. Загвоздка состояла лишь в том, что теперь-то мы знали, что наши проездные для автобуса не годятся, поэтому все испытывали некоторое волнение. Один мужчина из нашей группы сострил, что к нам будет повышенное внимание водителя, потому что на англичан мы явно не похожи — слишком хорошо одеты. Все тут же принялись развивать эту мысль, предлагая что-нибудь порвать или испачкать, либо просто раздеться до майки, чтоб сойти за коренных лондонцев. В автобус нас пустили без проблем, и вновь на втором этаже мы очень мило доехали до гостиницы.

7 мая.

Сегодня денек выдался солнечный. С самого утра мы едем в Тауэр. Эта крепость была основана в XI веке Вильгельмом Завоевателем. На протяжении девяти столетий своего существования Тауэр являлся фортификационным сооружением, резиденцией английских королей, тюрьмой, местом казни, хранилищем Английских Королевских Драгоценностей и, наконец, музеем. Тауэр охраняют стражники в ярких костюмах. Их называют бифитерами — едоками говядины. В средние века в стражу замка нанимали рослых и сильных солдат, в ежедневный рацион которых непременно должна была входить говядина — beef. Сейчас бифитеры проводят экскурсии по Тауэру и охотно позируют перед камерами туристов. Сфотографировалась с ними и я. Еще один непременный атрибут Тауэра — вороны. Карлу II предсказали, что когда последний ворон покинет Тауэр, английская монархия падет. С тех пор в замке специально держат воронов. Сейчас здесь живут 4 вороньих пары. Причем некоторые из них уже очень старые, около 200 лет. Птицы окольцованы, у них подрезаны крылья, и поэтому они не летают, а только прыгают по лужайке.

Мы вошли в Тауэр со стороны Темзы и двинулись по Водному переулку, мимо Ворот предателей. Водный переулок проходит по насыпной территории, отвоеванной у реки, отсюда и название. В свое время Ворота предателей выходили прямо в Темзу, пропуская внутрь замка лодки с узниками, обвиняемыми в измене. В 1554 году через эти ворота в Тауэр вошла принцесса Елизавета, будущая королева Елизавета I. Принцессу подозревали в измене и организации заговора против ее полуродной сестры королевы Марии I. Мария была католичкой, а Елизавета, как известно, ярой протестанткой. Входя в Тауэр, Елизавета заявила: «Здесь высаживается самая верная подданная из всех заключенных, ступавших по этим ступеням». Принцесса провела в замке 2 месяца.

Но не все узники Тауэра отделались легким испугом. Для многих заключенных, вошедших в Ворота предателей, этот путь оказался последним. Сия чаша не миновала даже женщин. В 1536 году по обвинению в супружеской измене здесь была обезглавлена вторая жена Генриха VIII Анна Болейн, а в 1542 году — еще одна его жена Екатерина Хоуард. Эта леди была казнена вместе со своей фрейлиной Джейн, виконтессой Рочфордской, которая оказывала пособничество в супружеской измене королевы. За год до этого, в 1541 году, по приказу Генриха VIII в Тауэре отрубили голову 70-летней Маргарите Поул, графине Солсберийской, в йоркской крови которой король видел угрозу своему трону. Подобная участь постигла и леди Джейн Грей, провозглашенную королевой в попытке сохранить протестантскую монархию после смерти Эдуарда VI в 1553 году и казненную в 1554 году своей двоюродной сестрой-католичкой Марией I, взошедшей на престол всего несколькими днями позже леди Грей.

Эшафот был возведен на площади перед церковью святого Петра в оковах. В этой церкви погребены многие тауэрские узники, в том числе и три казненных здесь королевы: Анна Болейн, Екатерина Хоуард и Джейн Грей. Знатных особ казнили путем отсечения головы.Это считалось почетным видом казни для титулованных дворян, обвиненных в измене. Предатели из числа лиц более низкого происхождения карались виселицей или повешением с четвертованием.

Но хватит о грустном. Осмотр крепости мы начали со средневекового дворца, в котором находилась королевская резиденция. Надо отметить, что английские монархи того времени не особо шиковали, не в пример нынешним. Голые стены, сводчатые потолки, узкие окна, тесные коридоры, небольшие помещения, норманнские камины, из обстановки трон, люстра, семисвечный канделябр. Про камины следует сказать особо. Сейчас всем известны и повсеместно распространены французские камины. Это привычные нам камины, куда дрова кладутся горизонтально. Норманнские же камины высокие, часто не имеющие нижней чаши, т. е. поленья могут ставиться прямо на пол, но важно, чтобы они ставились вертикально. Установлено, что КПД норманнских каминов гораздо выше, чем французских.

Белая башня — самое старое строение Тауэра. Именно она была построена при Вильгельме Завоевателе. Белая башня является самым древним и самым крупным сооружением в стиле keep. Происхождение этого архитектурного стиля загадочно. Либо Белая башня была построена по абсолютно новому проекту, либо по типовому проекту, бытующему в Нормандии, на родине Вильгельма Завоевателя, но более старых аналогов не сохранилось. Генрих III в XIII веке отремонтировал и побелил здание башни. С тех пор она и получила свое название — Белая. В настоящее время здесь выставлена коллекция из Королевского Арсенала: доспехи рыцарей, в том числе и детские, оружие, как холодное, так и огнестрельное, ритуальные мечи. В одной из витрин экспонируются реконструкции лиц английских монархов в воске. В другой — реконструкции их коней.

Сильное впечатление оставила сокровищница Британской Короны. Она находится в Казармах Ватерлоо — здании XIX века в неоготическом стиле. Королевские драгоценности хранятся в Тауэре, начиная с XIV века. Исключение составили лишь годы Второй Мировой войны, когда сокровища были спрятаны в другом, секретном, месте. Здесь можно видеть, в основном, королевские регалии, которые используются при коронации: короны, скипетры, державы. Вдоль витрины с коронационными регалиями проходит лента эскалатора, с которой и производится осмотр. Так что рассмотреть экспонаты, как следует, мне не удалось. Хорошо, что Дмитрий предварительно нас подготовил, сказав, на что особо обратить внимание. Так, в скипетре с крестом сияет самый крупный бриллиант в мире Куллинан I — Первая Звезда Африки, весом более 530 карат. В короне королевы-матери Елизаветы красуется легендарный бриллиант Кох-и-Ноор — подарок индийского раджи. Корону Британской империи украшают сразу несколько знаменитых камней: сапфир Стюарт, рубин Черного Принца и жемчуг королевы Елизаветы. Всего же в ней блистают 2868 бриллиантов, 17 сапфиров, 11 изумрудов, 5 рубинов и 273 жемчужины. А самая миниатюрная и самая изящная из представленных корон, вся усыпанная бриллиантами, принадлежала королеве Виктории, крупной и грузной женщине.

В следующем зале показывают фильм о коронации Елизаветы II, состоявшейся в 1953 году. В последующей экспозиции представлены гербы всех английских монархов. Не могу себе простить, что не захватила с собой ручку и блокнот. Нигде больше, ни в литературе, ни в Интернете, я не могла найти полный перечень этих гербов. Запомнила лишь, что герб Ричарда Львиное Сердце — три золотых леопарда на красном фоне, а, начиная с Генриха VII, гербы английских королей стали украшать лев и единорог. До этого были вариации на тему дракон и собака, лев и дракон, две коровы, два кабана и т.д. Завершал экспозицию золотой лев Святого Марка с евангелием в лапах, в точности такой же, как на Пьяцце Сан Марко в Венеции. На память о Тауэре я приобрела книжку на русском языке и магнит.

Далее в нашей программе — экскурсия на южный берег Темзы. Раньше это был район трущоб. Там находились тюрьмы, публичные дома. Там жили герои Чарльза Диккенса. Итак, мы перешли Тауэрский мост, прогулялись по набережной Темзы, а затем Дмитрий привел нас на рынок, где, по его словам, можно перекусить, не заплатив ни пенни. На посещение рынка Дмитрий выделил нам 40 минут. Вероятно, за это время он сам рассчитывал насытиться. На рынке продается множество сыров самых разных сортов домашнего производства, и хозяева с удовольствием дают пробовать свою продукцию. Чаще всего порезанные кусочки сыра уже лежат на доске на прилавке — подходи и пробуй. В винном отделе происходит дегустация вина. Когда я подошла, возле дегустационной бочки никого не было, и я сама налила себе в одноразовый стаканчик поочередно вина из трех бутылок. На этом я решила остановиться, так как почувствовала легкое опьянение. Надо было срочно закусить, и я подошла к столику, где восточный человек торговал соусами. На блюде лежали кусочки хлеба, нанизанные для удобства на зубочистки, а в многочисленных тарелочках были налиты всевозможные соусы для дегустации. Здесь я застряла надолго, перепробовав все соусы до одного, при этом, обсуждая их вкус и состав с продавцом, потому что просто молча есть было неудобно. Продавец, скорее всего, был наемный, так как происходящее его явно забавляло. С хозяином бы такой номер не прошел. Я была жутко зла на себя, что снова, как безмозглый баран, поддалась стадному инстинкту, не проанализировав ситуацию, не подумав, как я буду выглядеть со стороны, позволила поставить себя в дурацкое, унизительное положение. Досада распространялась также и на Дмитрия. Это он спровоцировал такое мое поведение. И вообще, зачем он нас сюда привел, да к тому же так надолго здесь оставил. Чем здесь можно было заниматься целых 40 минут, кроме того, что он рекомендовал делать? Правда, умные люди избежали позора на свою голову. Они провели это время в близлежащем кафе, где нормально пообедали. Короче, чтобы этот тур удался, надо делать все не благодаря Дмитрию, а вопреки Дмитрию.

Наконец, все в сборе, все сыты и готовы продолжать экскурсию. Теперь мы идем в собор Саворк XIII века. Дмитрий явно ведет нас сегодня по местам своей боевой славы. С одной из сотрудниц собора он обнялся, а на ее вопрос, как дела, ответил, что немного устал. Нам раздали брошюрки-путеводители по собору на русском языке, и Дмитрий похвастался, что перевод сделал он. Собор Саворк известен не только древней архитектурой, но и знаменитыми прихожанами, которыми в свое время являлись Уильям Шекспир, его брат Эдмонд Шекспир, Чарльз Диккенс, а также Гарвард. Помнится, в Стратфорде-на-Эйвоне я проходила мимо бывшей лавки мясника Гарварда. Очевидно, Шекспир, добившись успеха в столице, пригласил сюда своего земляка, потомки которого также многого достигли, но уже за океаном. В настоящее время семья Гарвардов выкупила у собора часовню, где молились их предки, отреставрировала ее и сделала частной. Иная участь ожидала Эдмонда Шекспира, приехавшего в Лондон попытать счастья в качестве актера театра Глобус, совладельцем которого являлся его старший брат. Внезапно он заболел и умер в возрасте 27 лет. Его похоронили в соборе Саворк в канун Нового Года. И, конечно же, здесь увековечена память о великом драматурге Уильяме Шекспире в виде мемориала из мыльного камня.

Осмотрев собор, мы продолжили изучение южного берега Темзы. В одном из переулков под лестницей мы обнаружили мемориальную доску, обозначающую место убийства Нэнси, героини «Оливера Твиста» Чарльза Диккенса. Затем Дмитрий привел нас к галерее Хейз. Это комплекс кафе, магазинов и рынка, во дворе которого установлен абстрактный фонтан в виде корабля. Далее мы вышли на набережную и оказались возле театра Глобус. Это круглое здание в стиле фахверк. В заключение экскурсии мы посетили галерею Тэйт-модерн, расположенную в бывшем здании ТЭЦ с высокими трубами. Вход туда бесплатный. Вообще в пешеходных экскурсиях Дмитрия мне нравится то, что мы посещаем много музеев. Коллекция картин в галерее Тэйт невелика. Я насчитала двух Дали, двух Эрнстов, нескольких Матиссов, Клода Моне с его неизменными лилиями. Дмитрий обратил наше внимание на работы Поллока — основоположника американского сюрреализма. Лично мне он напомнил Кандинского.

Ура! Наша экскурсионная программа в Лондоне подошла к концу. Теперь в моем распоряжении еще полдня свободного времени, которое я намереваюсь потратить на посещение музея Лондон Данжеон и на шопинг. Ваучер в Лондон Данжеон я приобрела заблаговременно на ресепшн отеля. Вход недешевый, около 13 фунтов. Сам музей расположен тут же, на южном берегу Темзы.

Этот интерактивный музей-аттракцион позволяет с головой окунуться в атмосферу старого Лондона. На входе всех по очереди фотографируют на гильотине в момент отсечения головы.

Сфотографировавшись, я попадаю в полутемный зал. Откуда-то доносится устойчивый запах мочи. Кажется, будто забыли закрыть дверь общественного туалета, но все равно удивительно, обычно в Лондоне туалеты очень чистые, даже внутри не пахнет, а тут… Позже я понимаю, что запахи, равно как и звуки — элемент экспозиции музея, позволяющий лучше понять, как жилось людям в старом Лондоне. А жилось им туго. Англию трясет от войн. Захватчики чинят беспредел, убивая мирных граждан. Вот какой-то ремесленник упал замертво, пронзенный стрелой. А вот рыцарь врывается в дом к человеку и закалывает его копьем. Эти сцены запечатлены в виде восковых фигур. Повсюду царит грязь, антисанитария, бегают крысы, пахнет мочой. Не мудрено, что в Лондоне несколько раз свирепствовала чума. Вдруг моему взору открывается туалет — два очка. Точнее, я понимаю, что попала в туалет еще до того, как увидела его. Спросите как? По запаху кала. Одно очко полностью обгажено, на нем застыли нечистоты. Вокруг жужжит рой мух. На соседнем очке сидит старик в грязной рубахе, с нечесаными волосами и всклокоченной бородой. За поворотом — лавка мясника. Продавщица палкой отгоняет крыс, покушающихся на свиной окорок. Иду дальше и слышу характерные звуки. Подхожу поближе — человека рвет. Подходят очередные туристы — человека рвет еще раз, на бис. Секрет прост: на стене находится инфракрасный датчик, фиксирующий появление посетителей. Иду дальше и вдруг слышу дикий крик — замурованный в стене скелет рвется наружу, сотрясая решетку.

Далее экспозиция посвящена казненным женщинам. Возле каждой из них — табличка с ее историей. Мария Стюарт сама рассказывает о себе: на ее восковое лицо направлен кинопроектор, поэтому губы шотландской королевы натуралистично шевелятся. Кроме нее здесь находятся уже известные нам Анна Болейн, Джейн Грей, тюремную камеру меряет шагами великая шпионка всех времен и народов Мата Хари.

Ряженые сотрудники музея в средневековых одеждах и чумных пятнах на лице и теле приглашают нас собраться в пещере. Вскоре на экране появляется голый по пояс мужчина со взглядом маньяка, рассказывающий о себе. Это Джек Потрошитель. Внезапно стены пещеры начинают «дышать», и мы осознаем, что никакая это не пещера, а внутренняя полость человеческого тела. А чумные гиды увлекают нас дальше, туда, где лежит труп с вывернутыми внутренностями — одна из жертв Джека Потрошителя. Его жертвами, в основном, становились проститутки. Теперь мы следим за расследованием этих серийных убийств. Наблюдаем, как эксперты-криминалисты обследуют трупы. Полиция подозревает то одного уважаемого лондонца, то другого. В результате арестовывают кого-то, скорее всего невиновного. Далее мы становимся участниками суда. Одного из туристов женщина-гид устрашающего вида назначает на роль подсудимого. Ее выбор пал на женщину. Судья спрашивает: ваше имя, откуда вы. Следует ответ: из Южной Африки. Дальнейшие вопросы я не поняла и с облегчением подумала, как хорошо, что подсудимой оказалась не я, а то бы опозорилась.

Вслед за судом неизбежно идет тюрьма. Нас привели в камеру пыток. Та же зачумленная гидесса выбрала добровольца из толпы, на котором она демонстрировала действие орудий пыток. Эти хитроумные приспособления доставляли узникам поистине непереносимые мучения.

Еще одно крупное и ужасное событие в истории Лондона — Великий пожар 1666 года. Ему посвящен следующий зал, где нам показывают кино. Пожар возник в доме одного булочника. И вот стоим мы, смотрим фильм, и вдруг чувствуем — что-то горит. Неожиданно отовсюду повалил дым, заполнив собою все помещение, а потом вспыхнул огонь. Гиды стали торопить нас, толкая к выходу. На выходе мы оказались в тесном коридоре, который вдруг начал шататься. Дым продолжал валить, возникла толкотня и веселая паника, как на настоящем пожаре. Здорово! Правда, я была немного разочарована тем, что меня не расстреляли. По информации из Интернета я ожидала именно такого завершения экскурсии. Но нет, так нет. Все равно мне очень понравилось.

Далее по плану у меня шопинг. Я села на метро и отправилась на станцию Найтс-бридж, где расположено множество магазинов. Первым делом я зашла в Хэрродз — самый крупный и самый дорогой супермаркет Лондона. Его владельцем является арабский миллиардер Мохаммед аль-Файед, отец Доди аль-Файеда, последнего возлюбленного принцессы Дианы. О Хэрродзе Дмитрий рассказал нам историю, которая якобы произошла с его коллегой гидом в середине 90-х. Считается, что в Хэрродзе есть все. И вот два новых русских, приехав в Лондон, поспорили, что существует кое-что, чего в Хэрродзе нет. Пришли они в Хэрродз и попросили кильку в томате. Естественно, ее в наличии не оказалось. Но продавец спросил, к какому времени им нужна эта килька. «Завтра в 10 утра или никогда», — ответили новые русские. На следующее утро, ровно в 10—00 наши герои явились в Хэрродз. Им вынесли баночку кильки в томате и к ней счет на 800 фунтов.

По Хэрродзу я ходила как по музею. И дело не только в том, что это очень дорогой магазин, хотя и вещи там на порядок выше по качеству, чем в других местах. Само оформление торговых помещений воистину достойно звания музея. Например, зал Луксора полностью имитирует одноименный храм в Египте. Те же толстые колонны с барельефами и капителями в виде лотосов, те же резные фризы. А дизайн продуктовых отделов! Со стен свисают гроздья муляжных фруктов, муляжные окорока, рыбины, и все это вперемешку с реальным продовольственным изобилием. Здесь продаются даже свежие устрицы по фунту за штучку.

На площадке одной из лестниц супермаркета устроен мемориал погибшим Диане и Доди. В грот из камней, украшенный цветами, помещены фотографии любовников в рамке в виде двух обручальных колец, а вокруг горят свечи.

Но музей-музеем, а покупки тоже надо делать. Зайдя в пару-тройку магазинов и не обнаружив там ничего достойного, я вновь набрела на Зару. И снова ее коллекция мне приглянулась. Конечно, не бог весть что, но на безрыбье и рак рыба. Не могу же я вернуться из Лондона без покупок. Меня просто не поймут. Я набрала себе кучу вещей и пошла в примерочную. Из соседней примерочной раздавался девичий говор на русском языке. Вообще в этой части Лондона русские попадались просто на каждом шагу. Я даже у кого-то дорогу спросила, помнится. Так вот, перемерив множество вещей, я остановила свой выбор на двух брючных костюмах. Один — ярко красный однотонный из плотной вискозы, по фактуре напоминающей груботканый холст. Прямые классические брюки и маленький пиджачок. Вещь, действительно, эффектная, именно за счет своего цвета, который мне очень к лицу. К этому костюму я потом, уже в Питере, купила красные туфли с модными круглыми носами, а родители мне из Испании привезли маленькую красную сумочку. Из украшений я надеваю к нему свою кельтскую брошь с лошадьми. Второй костюм отвечает модным тенденциям, замеченным мною в Лондоне. Для себя я уяснила, что в этом сезоне будет модно носить брюки или с платьем, или с юбкой, или с сарафаном. Так вот, этот костюм из более тонкой ткани шоколадного цвета в стиле сафари. Он состоит из платья-халата с многочисленными карманчиками, с поддергивающимися рукавами три четверти и с поясом. Брюки прямые классические с карманами сзади и тоже с поясом. Выглядит супер стильно. На кассе я попросила оформить мне такс-фри. Девушка-кассир немного говорила по-русски. Я дала ей понять, что предпочитаю наличные, и она подсказала, как в таком случае правильно заполнить бланк. Красный костюм обошелся мне в 98 фунтов, а коричневый — в 70 фунтов. Не так уж и дорого по нашим меркам.

Вся обвешанная пакетами, я решила пройтись по Гайд-парку, благо он находился недалеко. Парк меня абсолютно не впечатлил: деревья, трава. Стал накрапывать мелкий дождик. Вскоре я вышла на Оксфорд-стрит, где ходила вчера. Магазины еще не закрылись, и я снова предалась шопингу. Но так и не встретила ничего достойного. Была задумка свернуть на Бейкер-стрит и пешком дойти по памятника Шерлоку Холмсу, но, не заметив нужного поворота, я прошла мимо, а когда опомнилась, слишком далеко было возращаться. На Оксфорд-циркус я села в метро и вернулась в отель.

8 мая.

Утром встали, позавтракали, упаковали чемоданы, и в путь. Денег за поедание горячих завтраков с меня, естественно, не взяли. В заключительном слове Дмитрий попросил прощенья, если что не так, сказав, что его целью было не то, чтобы мы как можно больше узнали, а то, чтобы мы как можно больше увидели. Это он о своей некомпетентности по многим вопросам. Еще он извинился лично передо мной за то, что мы так и не прошли по Пиккадили всей группой и не заглянули в парковую зону Лондона. В районе Гайд-парка Дмитрий нас покинул, высадившись возле двухзвездочного отеля, где ему предстоит жить в ближайшие месяцы. Все лето Дмитрий будет еженедельно встречать группы туристов по программе Лондон классический. Жалко его, конечно, работа собачья, но и деньги он неплохие делает. Пол группы в музей бесплатно проведет, и 60 фунтов в кармане.

В аэропорту Хитроу два рейса, на Москву и на Питер, регистрировали у одной стойки. Поэтому очередь затянулась на час. Второй час я потратила на беготню от офиса к офису для оформления такс-фри и получения наличных денег. В результате реальные деньги я получила только за покупки в Заре, а бланк из Эдинбургского магазина шотландской одежды мне пришлось отправить назад в магазин почтой в надежде получить деньги на банковскую карту. Жду до сих пор, хотя в моем банке мне сразу сказали, что ждать бесполезно. В результате на шопинг в зоне дьюти-фри не осталось ни минуты. Вся взмыленная, я бегом влетела в самолет за 5 минут до взлета. Долетели без приключений. Питер встретил солнцем и жарой. Здесь все это время было 25 градусов. Как приятно снова оказаться дома.

Ура.
Друзья, пишите, спрашивайте :))))

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Автор

| 25.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий