Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Великобритания >> Англия — Шотландия — Уэльс (часть 1)


Забронируй отель в Великобритании по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Англия — Шотландия — Уэльс (часть 1)

Великобритания

Англия-Шотландия-Уэльс, 25 апреля — 8 мая 2004 года

Тур «Замки, дворцы и соборы Англии, Шотландии и Уэльса» я приметила еще за полгода до поездки. Вызвало доверие указание точных дат путешествия — значит можно конкретно планировать свой отпуск. К тому же программа была уникальна и беспрецедентна. Обычно подобные туры рассчитаны на 10—12 дней, из которых Лондону уделяется от силы 2 дня (день приезда и день отъезда). Считается, что в Лондон надо ехать отдельно, как минимум на неделю, чтобы всё, не спеша, осмотреть. Меня же такой вариант не устраивал. Хотелось увидеть всё и сразу, тем более время позволяло. И вот удача! Программа фирмы N (назовем ее так, чтобы не создавать рекламы) предполагала пребывание в Лондоне 4 полных дня. За этот срок, если грамотно спланировать время, можно многое увидеть. Всего тур занимал 2 недели. Окончательный вариант маршрута выглядел так: Лондон — Кембридж — Йорк — Дарэм — Эдинбург (2 дня) — замок Блэр — Глазго — Гретна Грин — Карлайл — озерный край — Ливерпуль — Честер — Карнарфон — Лланголен — замок Уорвик — Стратфорд-на-Эйвоне — Бристоль — Стоунхендж — Солсбери — Лондон (4 дня). Стоимость тура 1290 евро, но если нажать баннер на сайте фирмы и заполнить анкету, то полагается скидка 3%, итого 1251 евро, плюс виза 1980 рублей.

В конце февраля я позвонила в турфирму. Мне сказали, что половина мест на этот тур уже продана. Пришлось поторопиться с оформлением отпуска и подготовкой справки с места работы. В турфирме менеджер, как водится, начала меня запугивать сложностью получения визы Великобритании. Кроме стандартного набора документов она порекомендовала мне принести в консульство паспорт моего мужа в доказательство того, что наш брак не фиктивный. Такой поворот событий внес в наши семейные отношения дополнительную изюминку. Мой муж начал активно использовать в общении со мной метод кнута и пряника, где в обеих ипостасях выступал его паспорт. Если я хорошо себя вела, паспорт мне торжественно выдавался, если плохо — немедленно и жестоко отбирался. К счастью, это длилось недолго. Уже в конце марта меня пригласили на собеседование в консульство.

С дрожью в коленках я явилась на собеседование. В консульстве уже ждал Дмитрий, турлидер, которому предстояло сопровождать нашу группу в поездке. Я сдала ему старый и новый загранпаспорт, справку с места работы, анкету и фотографии и стала ждать своей очереди. Вице-консул вызывал соискателей на визу по одному и задавал вопросы через переводчика. Например, одну даму он спросил, была ли она когда-либо за границей и где, и та скороговоркой без запинки ответила: «Болгария, Турция, Норвегия, Польша». И я подумала, какая же она молодец, как хорошо подготовилась. А если бы мне задали подобный вопрос, что бы я могла ответить? Поднимая глаза к потолку, судорожно вспоминать, в каких странах я побывала за последние 10 лет? Или сказать, что вся информация о моих поездках отражена в моих паспортах? Но не сочтут ли это за невежливость? Так, прислушиваясь к чужим интервью, я скоротала минут 40. Наконец, дошла очередь и до нашей группы. Но что это? Вице-консул куда-то отходит, а его переводчица выкликает мою фамилию. Я подхожу к окошку, она с улыбкой отдает мне старый загранпаспорт и просит подойти за визой после 15—00. Уж не знаю, что их убедило в моей благонадежности, солидная ли справка с места работы или обилие виз в паспортах, но унизительного интервью с вице-консулом я избежала.

За неделю до вылета турфирма, как в старые добрые времена, организовала собрание группы. Группа 35 человек, плюс сопровождающий Дмитрий: несколько семейных пар, одна семья с ребенком, одинокий молодой человек, остальные все женщины. Начал Дмитрий с заявления, что места в автобусе за туристами не закреплены, и, как говорится, кто куда успел, тот туда и сел. Затем он сказал, что, по его подсчетам, входные билеты в музеи обойдутся нам в 100 фунтов, и предложил сдать эти деньги ему в целях экономии времени. Сначала он соберет по 50 фунтов, а потом, по мере того, как деньги будут заканчиваться, соберет и остальные. Пожалуй, это разумно. Еще Дмитрий сообщил, что погода в Великобритании стоит замечательная, +20 градусов, и в дальнейшем по прогнозу ожидается столько же. У меня, правда, была несколько другая информация (+9 /+12 ), но одна из моих коллег также авторитетно заявила, что в Англии сейчас все ходят в маечках, она де по телевизору видела. Эти её маечки я вспомнила потом не раз, но об этом позже. А пока я уложила в чемодан изрядное количество маечек и легких кофточек и ни одного теплого свитера, кроме того, что был на мне в день вылета. Как он мне пригодился!

25 апреля.

Вот и настал долгожданный день вылета. Точнее утро. А еще точнее ночь. Самолет вылетает в 7—20, соответственно в аэропорту надо быть в 5—20, из дома выехать в 5—00, а встать около четырех.

Авиаперелет прошел на редкость быстро, если не сказать мгновенно. Регистрация, паспортный контроль, впуск в накопитель, затем сразу же — в самолет, и тут же взлет. Не успели попить-поесть-поспать — уже посадка. По моим подсчетам летели мы где-то 2 часа 40 минут, и сели на 10 минут раньше. Аэропорт прибытия — Гетвик. На паспортном контроле много таможенных офицеров. Среди них как цветные, так и белые люди. Я попала к очень приятной пожилой белой леди. Она задала мне несколько вопросов: цель моей поездки, как долго я пробуду в UK, какие города собираюсь посетить, сколько человек в нашей группе, и состоит ли наша группа из одних лишь леди. Я поспешила ее успокоить, ответив, что несколько мужчин у нас все-таки есть. Вот так с улыбкой я прошла паспортный контроль. Быстро, без задержек выдали багаж. Потрясающая скорость!

В автобусе мы с соседкой заняли сиденье впереди. Вдруг к нам подошла бабуля из нашей группы, инвалид с отсутствующей рукой, и попросила уступить ей место. Я попыталась ей возразить, что все туристы находятся в равных условиях, и поэтому не совсем этично, ссылаясь на преклонный возраст, требовать для себя лучших мест, и предложила занимать хорошие места по очереди: сегодня это будем мы, завтра — она. Но бабуля настаивала и стыдила. Тогда Вера, сидевшая с краю, уступила ей место. Так эти места впоследствии и закрепились за этой бабулей и ее пожилой соседкой.

А тем временем, мы, не заезжая в Лондон, отправились в Кембридж. Сразу бросилось в глаза обилие зелени. После питерских голых деревьев и газонов, цветущие яблони, японские вишни, тюльпаны, анютины глазки и разные другие цветы и деревья, которые не удалось идентифицировать, особенно впечатляли. Путь наш лежал вдоль полей рапса, цветущего желтым, и небольших меловых скал. Было раннее утро, погода стояла солнечная.

Дмитрий рассказал нам историю возникновения Кембриджского университета. В начале 13 века в Оксфорде произошло убийство. В нем обвинили троих невиновных студентов, которые жили неподалеку от места преступления. Это происшествие вызвало волну бунтов и произвело раскол в Оксфордском университете. Часть профессоров и студентов покинули Оксфорд и переехали в деревеньку Кембридж, где основали свой университет.

Вот и Кембридж. Очаровательный средневековый городок на реке Кем, отсюда и название. При въезде в город небольшие домики черного кирпича, утопающие в цветущих садах. На спортивных площадках собрались студенты. Прохожие и велосипедисты одеты по-летнему, в шорты, майки и вьетнамки. Но мне, когда я вышла из автобуса, почему-то было комфортно в кожаной куртке и свитере. Да и не только мне. По приезде Дмитрий, как и обещал, собрал с нас по 50 фунтов на входные билеты.

Наша прогулка началась со стороны Backs, так называемых «Задов». Это великолепные сады и лужайки колледжей, выходящие на реку Кем. По реке курсировали ялики, управляемые шестом, наподобие гондол, на которых за умеренную плату можно было прокатиться. Как и Венеция, Кембридж изобилует мостами. Есть даже мост Вздохов, копия венецианского. Еще один интересный мост — Математический. Он деревянный, и, говорят, построен без единого гвоздя.

А мы пошли по главной улице города, вдоль которой один за другим тянулись колледжи. Здания колледжей старинные, очень красивые, выполнены, в основном, из светлого песчаника, украшены скульптурой. Стандартный колледж — это квадратный двор, обрамленный четырьмя зданиями: учебным корпусом, спальным корпусом, хозяйственным корпусом и часовней. Таких дворов в колледже может быть несколько. В центре двора обычно лужайка.

Мы зашли в королевский колледж. Он имеет очень красивую часовню, построенную в стиле неоготики. Этот стиль характререн наличием контрафорсов — выступов в стене здания, которые оказывают дополнительную поддержку кровле, и сводчатых веерных потолков. Внутри часовни находится картина Рубенса «Поклонение волхвов», которая в 1961 году была пожертвована частным лицом, пожелавшим остаться неизвестным.

Внутреннее убранство капеллы изобилует резьбой по камню и барельефами, изображающими гербы. В основном это гербы со стоящими на задних лапах драконами и собаками. Хоры из черного дуба также украшены барельефами с гербами. Здесь встречаются дракон и лев, дракон и лошадь, дракон и орел, два льва и прочие вариации. Меня всегда интересовали знаки и символы, поэтому я задала вопрос нашему гиду Дмитрию, что символизируют данные барельефы. Дмитрий ответил, что это гербы спонсоров, на чьи деньги была построена часовня. Позже, уже в Лондоне, в Тауэре, я частично нашла ответ на свой вопрос. Львы, драконы, собаки, коровы, лошади, орлы, кабаны и единороги в разное время украшали собой гербы английских монархов. К сожалению, какому королю, какой герб принадлежал, мне запомнить не удалось, а блокнотика с карандашом под рукой не оказалось. Королевский колледж был заложен в 1441г. Генрихом VI. Возможно, дракон и собака — это его гербовые животные.

Далее мы заглянули в колледж Святой Троицы со статуей Генриха VIII над воротами и еще в несколько колледжей, куда был бесплатный вход.

После этого Дмитрий отвел нас на рыночную площадь и дал минут 40 свободного времени с тем, чтобы мы походили по рынку. Ассортимент товаров меня не впечатлил: выпечка, плетеные изделия, подушечки, индийские товары. Вера предложила мне сбегать к круглой церкви, которая является копией Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Церквушка оказалась совсем небольшой и очень простой. Выполненная из кирпича и увенчанная конической крышей, она являла собой образец норманнского стиля. Внутрь нас не пустили, так как в это время проходила служба, но предложили зайти позже. Церковь утопала в цветущем садике. Мы обошли вокруг и двинулись в обратный путь. Возвращаться решили по другим улицам, но, в отличие от центральной, они оказались самыми заурядными: ухоженные жилые домики с палисадниками и никаких достопримечательностей.

Когда вся группа в условленное время вновь собралась на рыночной площади, Дмитрий повел нас обедать. В пабе, куда мы пришли, была возможность заказать любые два блюда из меню за 6,5 фунтов. Таким образом, на человека выходило 3,25 фунта — для Великобритании смешная цена. Я заказала традиционную английскую еду фиш-энд-чипс, которая представляет собой треску, жаренную в кляре, и картофель фри. Не Бог весть что, но съедобно.

После обеда мы посетили колледж святого Джона. Основанный в 1511 году матерью Генриха VII, он является образцом ранней тюдоровской архитектуры из кирпича. Более поздние строения из светлого песчаника выполнены в готическом стиле. В капелле колледжа проходила служба, пел хор мальчиков. Мы прошли сквозь многочисленные дворы колледжа, по мосту Вздохов — крытому с зарешеченными окнами, чтобы не лазали студенты, по Кухонному мосту, по аллеям парка на «Задах» с цветущими деревьями, плакучими ивами, клумбами, со студентами, сидящими на газонах, гуляющими или проезжающими мимо на велосипедах. Здесь завершилась наша прогулка по Кембриджу. Бросив последний взгляд на город и сфотографировав панораму колледжей, мы погрузились в автобус и отправились в Йорк.

Пожалуй, это был один из самых длительных переездов в нашем путешествии — 3 часа. В автобусе Дмитрий продолжил разговор на тему образования в Великобритании. Сам он, закончив педагогический институт им.Герцена, несколько лет проработал в одной из Лондонских школ учителем английского языка. Да, да, не удивляйтесь, именно английского. Дело в том, что работать в муниципальных школах никто не хочет, и англичане вынуждены искать учителей по всему миру. Дмитрий не стал подробно объяснять, в чем причина, сказал только, что работать в такой школе было крайне тяжело из-за отвратительного поведения детишек, в особенности учащихся женских классов, девочек 14—15 лет. Наверное, родители по-приличнее отдают своих чад в частные школы, а так называемое «быдло» — в муниципальные.

Обучение может быть как раздельным, так и смешанным. Все зависит от школы. Самые престижные школы, например Итон, это интернаты, где дети и учатся, и живут, уходя домой только на выходные. Причем условия жизни в Итоне просто-таки спартанские. В спальнях отсутствует система отопления, и температура в них зимой опускается до +8 градусов. То есть из лучших детей страны растят сверхлюдей: закаленных, морозоустойчивых. Теперь я понимаю, почему англичане при +10 ходят в майках и вьетнамках. Они просто с детства привыкли не бояться холода. Это очень крепкая здоровая нация, нация воинов. За такими людьми будущее. А мы, русские, изнеженные паровым отоплением и другими благами цивилизации, простужающиеся от любого сквозняка, если срочно не изменим образ жизни, через пару сотен лет выродимся.

Вот вдали показался Йорк-минстер, розовый в лучах заходящего солнца. Дмитрий объявил, что ночевать мы будем не в Йорке, а за городом. Такого поворота событий я не ожидала, но сегодняшний день был таким длинным и насыщенным, что хотелось только спать. Я уже предвкушала, как сейчас растянусь на кровати, но моя соседка Вера имела на меня другие виды. На самом деле я ей очень за это благодарна.

Вера предложила пойти прогуляться по окрестностям. Времени было 18—00. Попив кофейку, а все отели по пути нашего следования были оснащены чайно-кофейными принадлежностями, мы вышли на улицу. Пейзаж вокруг гостиницы был, прямо скажем, пасторальным: поля, луга, бегают кролики. В пяти минутах ходьбы находился центр местной тусовки — магазин и паб. В пабе сидели люди, напоминающие посетителей подобных заведений в российской глубинке, какие-то алкаши с разбитыми лицами. Мы подошли к бармену и спросили, как нам добраться до Йорка. Он посоветовал воспользоваться автобусом, объяснил, где находится остановка, написал расписание, дал на всякий случай номер телефона, по которому можно вызвать такси. Мы выяснили, что автобус до города идет минут 15. Пришли на остановку, и что мы видим… По воскресеньям автобусы не ходят. Спросив у прохожих, в каком направлении находится Йорк, мы отправились туда пешком. Все же, не теряя надежды на появление автобуса, мы на каждой остановке притормаживали и вглядывались вдаль. Постепенно частные коттеджи, мимо которых мы проходили, сменились многоквартирными домами, отелями, магазинами. Так мы достигли Йорка.

В Йорке мы первым делом взобрались на крепостную стену XIV  в. и обошли вокруг города, полюбовавшись сверху на черепичные крыши и на Йоркский собор, окутанный сгущающимися сумерками. Когда мы спустились со стены, уже стемнело. Мы подошли поближе к Йорк-минстеру и по узким улочкам, мимо многочисленных площадей со старинными церквушками отправились к Клифордской башне. Это сложенная из камня гигантская круглая башня, стоящая на высоком холме. К башне ведет лестница. Я поднялась наверх, откуда мне открылся вид на большую квадратную площадь, обрамленную тремя зданиями с портиками и колоннами. Затем вдоль реки мы вернулись к городским воротам и оказались на улице, ведущей в нашу деревню. Быстрым шагом мы дошли до отеля где-то за час. Попили чаю и спать.

26 апреля.

Сегодня у нас намечена официальная экскурсия в Йорк. Я с нетерпением ждала ее. Ведь одно дело осмотреть город в темноте, и совсем другое — при свете дня, да еще и с гидом. Еще очень хотелось посетить музей викингов Йорвик-центр, который мы вчера заметили. Но будет ли на это время…

Итак, в 9—15 после весьма приличного завтрака, буфета с неплохим выбором горячего, мы отбыли в Йорк. Причем наши туристы начали подтягиваться к автобусу аж за 40 минут до назначенного времени с тем, чтобы занять места получше. Таким образом, когда мы с Верой вошли в автобус, все места кроме последнего ряда были заняты. Пришлось брать, что осталось. Мы разместились по одной возле окон. Вдруг в автобус входит пожилая пара и начинает возмущаться, что мы заняли их места. Мы резонно возразили, что места ни за кем не закреплены, да мы и сами не рады, что сюда сели. Супруги сказали, что они всю жизнь путешествуют на заднем сиденье, и никто никогда не претендовал на их места. Мы пообещали, что завтра же нас здесь не будет, и на этом инцидент был исчерпан. Позже мы поняли, почему этим людям так нравится сидеть сзади. Время от времени парочка прикладывалась к фляжке, после чего вокруг распространялось специфическое амбре. Когда к середине пути содержимое фляжки иссякло, супруги стали припадать к бутылке из-под минеральной воды, наполненной огненной жидкостью желтоватого цвета. В общем, каждый получает удовольствие, как может.

По прибытии в Йорк автобус остановился у реки, и мы двинулись через мост в сторону собора — Йорк-минстера — главного англиканского собора Англии. Это грандиозное здание, строительство которого началось около 1200 года и длилось более трехсот лет, поэтому налицо смешение стилей от Раннего Английского и Орнаментального Готического до Перпендикулярного. Стрельчатые окна, устремленные ввысь башни, тонкая ажурная резьба по камню, изумительные витражи — красота необыкновенная. Перегородку, отделяющую хоры от остального помещения собора, украшают статуи 15 королей, начиная от Вильгельма Завоевателя и заканчивая Генрихом VII. В соборе множество часовен, гробниц, рельефных украшений. Мы бродили там минут 40.

В сувенирном магазине на выходе я подверглась какому-то непонятному ажиотажу. Мне почему-то показалось, что это последний магазин, который мы посещаем в Йорке, и другой возможности приобрести сувениры из этого города не будет. Хотя в магазине и не было ничего особенного, я все же купила тарелочку, магнит и, о боже, брошку — кельтский крест, покрытый цветной эмалью. Тарелочка с магнитом были самыми заурядными. Конечно, можно было бы найти и получше, но стоили они относительно недорого. Другое дело брошь, которая стоила около 8 фунтов. Мне она не очень-то понравилась, просто очень хотелось иметь брошку в кельтском стиле. Единственное, что я не купила, так это книжку Йорк, но я не теряла надежды встретить ее на русском языке, да так и не встретила.

Покинув собор, мы вслед за Дмитрием устремились на продолжение экскурсии. Шли, шли, потом вдруг остановились, и Дмитрий куда-то исчез, наказав нам ждать. Люди забеспокоились и стали спрашивать друг у друга, что происходит. Никто не знал. Наконец, оказалось, что мы идем в супермаркет искать адаптеры. Большинству группы такой расклад не понравился, поэтому Дмитрий дал нам 40 минут свободного времени на самостоятельный осмотр Йорка. За это время мы с Верой успели добежать до Клифордской башни и сфотографироваться возле нее. Хотели зайти в Йорвик-центр, поинтересовались в кассе, сколько времени займет осмотр экспозиции. Оказалось, минут 45 — 1 час. Не успеваем.

Оставшееся время мы решили посвятить сувенирным магазинам. Вот тут-то я и расстроилась. Во-первых, я увидела гораздо более интересные тарелочки и магниты. Пришлось продублировать предыдущие покупки. Но, самое главное, я встретила лавку с великолепными кельтскими украшениями под серебро, являющимися копиями всемирно известных археологических находок. Именно о таких украшениях я и мечтала, а не об этом дурацком эмалевом кельтском кресте. Стоили изделия порядка 12 фунтов. И меня задушила жаба. Огорчало то, что первую группу покупок я совершила необдуманно. Потратила деньги и приобрела не то, что, действительно, нравится, а первое попавшееся. Короче, кельтские украшения я в тот раз так и не купила, и настроение было вконец испорчено.

К тому же меня ввело в недоумение отсутствие экскурсионной программы в Йорке. Мы посетили собор почти без комментариев гида и были отпущены в свободный полет, да и то, на чрезвычайно короткий срок. Если бы мы с Верой вчера вечером не осмотрели город, можно было бы считать, что мы не видели Йорка. Неужели весь маршрут пройдет также бестолково?

Мы погрузились в автобус и поехали в Дарэм. Ехать около часа. В дороге нас застал жуткий ливень, но в Дареме стояла отличная солнечная погода. Этот совсем небольшой городишко раскинулся на холмах. Автобус остановился под старинной городской стеной, и мы по узкой лестнице устремились вверх. Постепенно нашему взору открылась очаровательная средневековая площадь. На ней находилась церковь с остроконечным шпилем, башня с часами, статуя Нептуна поражающего морское чудище и конный памятник какому-то военачальнику в костюме, напоминающем либо украинского гетмана, либо турецкого янычара. Такие памятники частенько встречаются в Англии. В зданиях, обрамляющих площадь, расположились кафе, рестораны, магазины и даже рынок. На площади было многолюдно и оживленно.

А мы отправились по одной из улочек к Дарэмскому собору. Серая громада собора возвышалась на высоком холме. Вообще я заметила, что английские соборы бывают двух видов: либо с остроконечными шпилями, либо с высокими квадратными башнями. Но все они в плане имеют форму креста. И Йоркский, и Дарэмский соборы относятся ко второй группе моей классификации. Дарэмский собор был построен в конце XI века как усыпальница святого Кутберта, бывшего при жизни архиепископом. После смерти гроб с его телом несколько раз эксгумировали, и всякий раз не обнаруживали никаких следов разложения. В результате нетленные мощи были перенесены в собор и захоронены здесь. Приклонив колени на специальную подушечку, я прикоснулась к мраморной плите над могилой святого Кутберта.

Здание собора выполнено в Перпендикулярном стиле. Тут нет кружевной резьбы по камню и лепнины, как в готических храмах. Здесь все более аскетично: сводчатые потолки поддерживают толстые круглые колонны серого камня. Причем колонны резные: некоторые по спирали, некоторые зигзагами, а некоторые ромбами. Выглядит очень оригинально, больше я нигде такого не встречала. В соборе я приобрела книжку на английском языке за 3 фунта.

Вокруг собора раскинулось старое кладбище — плиты с полустертыми надписями, кельтские кресты. Напротив собора — крепость: стена с воротами, украшенными гербом, зубчатые башни красноватого камня. В ней сейчас находится колледж. Мы зашли вовнутрь, сфотографировались.

В оставшееся время мы с Верой решили перекусить. Зашли в одну забегаловку, видим — лежат багеты — батоны, набитые всякой всячиной. Ну, думаем, сейчас нам их подогреют в микроволновке. Я выбрала себе багет с креветками за 1,95. Подхожу, заказываю. Меня спрашивают: «Здесь будете кушать или навынос?» Отвечаю, что здесь. Мне выдают только что вымытую, но не вытертую красную пластмассовую тарелку, на нее кидают батон и пробивают в кассе 2,70. Напоминаю, что цены указаны в фунтах стерлингов. Я уточняю, что я заказала багет за 1,95. Мне отвечают, что данная цена действует, если я буду брать багет навынос. За пользование же многоразовой пластиковой тарелкой полагается наценка. Ни о каком разогреве речи, естественно, не шло. Посовещавшись с Верой, мы решили взять наши багеты с собой.

Уплетая багеты, мы прогулялись по близлежащим улочкам, которые все приводили нас к каким-то мостам. Никаких особых достопримечательностей мы не увидели. Полюбовались с одного из мостов видом крепости на скале и вернулись на ратушную площадь. Там заглянули на рынок. Обычный рынок, где продаются продукты и дешевый ширпотреб. Время еще оставалось, и мы сбегали в бюро информации с целью купить книжки на русском языке, но их там не оказалось. Всего в Дарэме мы провели 1,5 часа.

Далее нам предстоял трехчасовой переезд в Эдинбург. Дорога бежала через холмы и знаменитые вересковые пустоши Йоркшира. К сожалению, пора цветения вереска еще не наступила, но картина все равно впечатляла. Представьте себе, огромное абсолютно пустое пространство, где насколько хватает глаза — впереди, сзади, справа, слева до горизонта — нет ни одного дерева, ни одного строения, лишь холмы, покрытые зеленой травой, да темно-коричневые клочья вересковых кустов. И над всей этой красотой — сказочно синее небо и яркое солнце. Зрелище завораживающее. Хочется бродить по этим волшебным пустошам и думать, мечтать, медитировать. Повсюду на лугах пасутся овцы, коровы. Видели также кроликов, и даже фазанов.

На границе между Англией и Шотландией автобус остановился. Дмитрий пошутил, чтоб мы приготовили паспорта. Граница отмечена каменной глыбой, с одной стороны которой написано Англия, а с другой — Шотландия.Мы все сфотографировались с обеих сторон камня. Несмотря на солнце, было очень холодно из-за пронизывающего ветра.

К 18—00 мы добрались до Эдинбурга. Город безумно красив и необычен. Он раскинулся на семи холмах. Причем это не просто холмы, а высокие отвесные скалы, между которыми, как через реку, перекинуты мосты. Все здания в городе выполнены из темно-коричневого песчаника. Это придает Эдинбургу мрачный, но величественный вид.

Наш отель тоже стоит на скале, нависающей над бурной горной рекой. При заселении получилось очень смешно. Нам достался номер на 5 этаже. Мы сели в лифт, нажимаем на кнопку — лифт не трогается с места. Выходим, пересаживаемся в другой лифт — та же история. Уже в третьем лифте один англичанин, наш случайный попутчик, подсказал нам, что мы и так уже находимся на 5 этаже. Мы очень удивились, но послушно вышли из лифта и, действительно, обнаружили свой номер на том же уровне, что и ресепшн. Разгадка пришла, когда мы выглянули в окно. Где-то далеко внизу бурлила и пенилась горная река. То есть получается, что первые четыре этажа отеля как бы прилеплены к скале. Вход расположен на вершине скалы, а этажи идут как вверх, так и вниз. Заселившись, мы быстренько попили кофе и отправились гулять.

Путь к центру города пролегал через жилые кварталы так называемого Нового Города, застройка которого происходила в 1760—1840 годах. Четырехэтажные дома темно-коричневого песчаника образуют овальные площади. Из дымоходов на крышах выходит множество мелких, каминных, труб. В этом районе живут представители среднего класса. Интерьеры квартир выдержаны в лучших традициях современности: огромные окна-витрины первых этажей расположены достаточно низко и не занавешены — любуйся, кто хочет! Мы прошли мимо церкви святой Марии с тремя остроконечными шпилями. Церковь выполнена из того же материала, что и жилые дома, и все вместе они образуют единый архитектурный ансамбль.

Еще несколько площадей с памятниками, и мы оказались возле собора святого Джона. Рядом с ним расположена лестница, ведущая вниз. Мы спустились по ней, и оттуда, снизу, нам впервые открылось чудо — Эдинбургский замок. Он возвышался на отвесной скале и будто парил в воздухе. Замок темно-коричневого камня как бы вырастал из темно-коричневой породы скалы, словно творение рук человеческих продолжало творение природы. Проникнувшись духом увиденного и сделав фото, мы поднялись по лестнице и вышли на Принцесс-стрит — главную торговую улицу, отделяющую Новый Город от Старого. На одной стороне Принцесс-стрит бесконечная цепь магазинов, а на другой — променад типа набережной, но внизу не река, а парк, расположенный в долине между холмами. Мы шли по этому променаду и любовались видом Старого Города на противоположной стороне долины, строгим и величавым.

Дойдя до монумента Вальтера Скотта в виде ажурной готической башни, мы перешли на другую сторону улицы и заглянули в сувенирный магазин, где я купила магнит и футболку для мужа с шотландским флагом. Возле Северного моста Принцесс-стрит плавно переходит в Ватерлоо-стрит. Там мы обнаружили небольшое старинное кладбище, расположенное на пригорке. Тем временем сумерки сгустились. Ватерлоо-стрит упиралась в высокую гору, на которой стояло множество монументов, но мы решили сегодня туда не ходить, и, перейдя через мост, очутились в Старом городе.

Для начала мы нашли памятник собаке, шотландскому терьеру по кличке Бобби. Когда хозяин Бобби умер, пес на протяжении 14 лет ежедневно ходил на его могилу, а затем отправлялся в паб, где его кормили. За веру и верность Бобби был увековечен в бронзе.

Плутая по вечерним улицам, мы вышли на Виктория-стрит. Эта улица замечательна тем, что имеет два уровня: одна сторона у нее обычная, а другая с балконом-галереей. На галерее в первых этажах домов расположены магазины, кафе, рестораны. Кое-где между зданиями мы стали замечать щели — узкие проходы. Это так называемые «closes» — тупики. Мы заглянули в одну из таких щелей, и, минуя крошечный аккуратненький двор-колодец, вышли на Королевскую Милю, главную улицу Старого Города длиной ровно в милю. Она условно делится на две части: Хай-стрит ведет к Эдинбургскому Замку, а Кэннонгейт — к Холируд Хаузу, резиденции шотландских королей. Улица достаточно широкая, покрыта брусчаткой и с обеих сторон обрамлена на удивление высокими старинными зданиями того же темно-коричневого камня с магазинами в нижних этажах. Еще средневековые источники упоминали, что в Эдинбурге много 12-этажных небоскребов. Некоторые здания имеют внутренние дворы, украшенные скульптурами, например, статуей Александра Македонского. Кое-где непрерывный ряд домов прерывается, образуя площадь. На одной из площадей воздвигнут собор святого Жиля с великолепным ажурным куполом, заметным издалека. Здесь же находится раскрашенный в разные цвета памятник единорогу со щитом и Андреевским флагом. Мифическое животное единорог является символом Эдинбурга. По Королевской Миле мы дошли до площади перед замком и двинулись в обратный путь.

Назад мы решили возвращаться не по Принцесс-стрит, а по одной из параллельных улиц — Роуз-стрит. Тут мы вспомнили, что еще не ужинали. Есть не особо хотелось, но закинуть в желудок что-то горячее было просто необходимо. На глаза попался индийский ресторан. Взглянув на меню, вывешенное на улице, я с удовлетворением заметила, что здесь можно заказать блюдо за 2—3 фунта, и предложила Вере зайти. В ресторане мы были, похоже, единственными посетителями. Официант-индус вызвался помочь разобраться в меню. Я спросила, что он может порекомендовать в интересующем меня диапазоне цен. Но индус, он и в Шотландии индус. У них в природе всучить клиенту товар подороже. Он сказал, что в выбранном мною перечне блюда являются стартовыми, типа салата, да и порция там маленькая, а мне, если я хочу поесть, надо заказывать основное блюдо стоимостью от 8 фунтов. Вера поддалась на провокацию и заказала нечто за 8 фунтов, плюс хлеб, плюс рис, плюс вино. Я же твердо стояла на своем, заказав какую-то вегетарианскую горячую закуску и пиво. В результате нам принесли абсолютно одинаковые по размеру порции, небольшие, но сытные, обе горячие, обе вкусные, но существенно различающиеся по цене. Когда принесли счет, Вера ахнула. Ей насчитали 15 фунтов. На вопрос за что, ей показали на рис и хлеб, существенно удорожившие заказ. Я же поела за 4,50. Дала официанту 5 фунтов и приготовилась ждать сдачу, но Вера начала меня убеждать в том, что официант воспринял это, как чаевые, и заторопилась уходить, увлекая меня за собой. Пришлось подчиниться. Вслед я услышала: «Спасибо, мэм!» Оказывается, официант все же собирался дать сдачу, но специально выждал время — вдруг у меня нервы не выдержат. Что ж, его расчет оказался верен. На радостях индусы пригласили нас на кухню, где показали технологию приготовления индийских лепешек тандури.

На улице шел довольно сильный дождь, а зонтов у нас не было. Вера надела капюшон, а я — полиэтиленовый пакет на голову. По темным пустынным улицам добрались до отеля, попили чаю, и спать.

27 апреля.

Завтрак в отеле просто замечательный: буфет с богатым выбором горячего, фруктов, выпечки. Кроме всего прочего, мы отведали национальное шотландское блюдо хаггис, приготовленное из рубленных овечьих внутренностей, которое на вид представляет собой темно-коричневую массу типа паштета, а на вкус очень даже ничего.

С утра шел дождь. В первой половине дня нам предстоит автобусная экскурсия. Автобус проехал по Георг-стрит, мимо площадей с памятниками, которыми изобилует Эдинбург. К сожалению, в этом туре нам не предоставили лицензированных гидов, поэтому идентифицировать многие памятники мне не удалось. Дмитрию задавать вопросы было бесполезно — он просто не знал на них ответа. Иногда он в этом честно признавался, а порой давал недостоверную информацию. Так, например, монумент Вальтера Скотта он почему-то упорно называл монументом Роберта Бернса. Поэтому я решила больше не мучить Дмитрия. Пусть уж лучше он исполняет свои обязанности турлидера: поселяет нас в отели, отводит покушать, покупает входные билеты, — а с историческим аспектом программы я как-нибудь сама разберусь. Главное, чтобы в дальнейшем Дмитрий выделял достаточное количество свободного времени для самостоятельного осмотра городов, чтоб не получилось, как в Йорке — 30 минут на город.

Тем временем, мы подъехали к Кэлтон-хиллу, тому самому холму, на который мы вчера решили не ходить. И слава Богу, потому что холм очень высокий. Наверх ведет крутая лестница. У ее подножия к скале прикреплена мемориальная доска, посвященная князю Владимиру. Это подарок от правительства Украины в честь тысячелетнего юбилея со времени принятия Украиной христианства. Забавно.

Под зонтами мы добрались до вершины. Вершина кишела телевизионщиками компании Би-би-си, что-то там снимающими. К нам подошел секьюрити, и я испугалась, что дальше нас не пропустят. Но все оказалось гораздо проще. Нас лишь попросили временно не заходить на определенную часть территории.

На вершине холма находится много монументов. Старейший среди них — мемориал Нельсона. Это круглая 30-метровая башня, построенная в 1807 году, вскоре после гибели Нельсона в битве при Трафальгаре. Обращает на себя внимание Национальный монумент в виде полуразрушенного греческого храма с колоннами типа Парфенона, воздвигнутый в честь окончания войны с Наполеоном. Тем же архитектором создан монумент Дугалда Стюарта, политика и профессора философии, напоминающий греческую ротонду. Любопытен мемориал Пушки. Эта старинная пушка была захвачена британцами во время завоевания Бирмы. Кроме того, с Кэлтон-хилла открывается захватывающий дух вид на скалу Трон Артура. Шел дождь, сероватые облака окутывали эту неправильной формы скалу, а клоки черных туч проходили ниже ее вершины. Ассиметричный пик скалы напоминал корабль, плывущий в тумане.

Побродив по Кэлтон-хиллу, мы загрузились в автобус и поехали к уже виденному нами памятнику собачке Бобби. Я сфотографировала памятник, поскольку вчера не смогла этого сделать из-за темноты. В заключение экскурсии автобус остановился возле Эдинбургского замка, и мы попрощались с нашим водителем до завтра. Сегодня нам достались неплохие места в автобусе, во втором ряду, и мы решили пойти на маленькую хитрость. Накануне я заметила, что многие люди оставляют на сиденьях какие-то безделушки, наподобие надувных дорожных подушек, игрушек, пакетов, журналов. Практика показывала, что если на сиденье что-то лежит, оно считается занятым, и никто на него не претендует. Поступили, таким образом, и мы.

Площадь перед замком имеет внушительные размеры. Вчера она была пустынной, а сегодня забита автобусами, машинами и туристами. С двух сторон площадь открыта и опоясана балюстрадой, подойдя к которой, можно полюбоваться видом на город сверху. На площади несколько конных памятников. Подножие одного из них — гигантская каменная глыба — напоминает постамент питерского Медного Всадника. В нишах крепостной стены при входе в замок установлены статуи героев Шотландии. Один из них — сэр Роберт Брюс.

Как я уже говорила, Эдинбургский замок стоит на 133-метровой скале — вершине потухшего вулкана. Изначально здесь была крепость пиктов, перестроенная в VI веке Эдвином, королем Нортумберленда. В средние века замок служил одновременно и фортификационным сооружением и резиденцией шотландских королей. Эти мощные стены были свидетелями многих событий прошлого.

А дождь все усиливался. Когда мы подошли к гигантской пушке Монс Мег с разбросанными вокруг нее тяжелыми ядрами, он полил как из ведра. Спасаясь от дождя, мы вошли в часовню Маргариты, самое старое здание в Эдинбурге, построенное в начале XII века. Зашли, и тут же вышли, поскольку помещение крошечное. Под зонтами добежали до музея, где хранятся сокровища короны: меч, держава, украшения. Оригинально решена экспозиция об истории королей Шотландии. Их образы как бы выходят из стен замка. Самый древний король нарисован на стене, второй слегка рельефен, третий еще чуть более выпуклый, и так далее, пока последний король полностью не отделяется от стены в виде восковой фигуры. Ливень не располагал к длительным прогулкам. Покидая замок, мы заглянули в сувенирный магазин, где всем желающим наливали виски. Это пришлось очень кстати, так как я уже изрядно продрогла.

Далее Дмитрий повел нас пешком по Королевской Миле. По пути зашли в собор святого Жиля, тот самый, что поразил меня великолепием архитектуры и изяществом купола. Этот собор, выполненный в готическом стиле, был построен между 1387 × 1450 годами на месте языческого римского храма. Внутри собора интересна капелла чертополоха. Каменные цветы чертополоха как бы вплетены в кружево веерного потолка готического свода. Только рыцари Чертополоха имели право молиться в этой часовне. Шотландский рыцарский орден Чертополоха состоял из 16 членов плюс царствующий монарх. Место каждого рыцаря отмечено его эмблемой: шлемом, гербом, родовым животным. Над сводчатым входом в капеллу расположены два основных символа Шотландии: чертополох и волынка, с дудящим в нее ангелом. Окна собора пышно оформлены чудесными витражами. Самый знаменитый из них изображает короля Давида. Собор святого Жиля иногда именуют по-гэльски, киркой.

Широкая парадная высотная Хай-стрит постепенно сужается, переходя в более скромный и низкоэтажный Кэннонгейт. Здесь чаще встречаются цветущие садики. Столичная надменная торжественность сменяется милой домашней провинциальностью.

Вот и Холируд Хауз, официальная резиденция Ее Величества королевы. Строгого вида трехэтажный дворец, больше похожий на замок, темно-коричневого камня, как и большинство зданий Эдинбурга. Несколько круглых башен-флигелей, увенчанных коническими крышами, по углам дворца. В одной из них находились личные покои Марии Стюарт, куда вела узкая винтовая лестница.

Королева Мария Стюарт весьма почитаема в Шотландии. Памятны все места, где она когда-либо останавливалась. Эта ситуация напомнила мне ленинские места в бывшем СССР. Хотя иронизировать тут, конечно, грех. Мария Шотландская была незаконно лишена престола, преследуема и, наконец, безвинно казнена английской королевой Елизаветой I. Говорят, Мария была блестяще красива и пользовалась грандиозным успехом у лиц противоположного пола. Ее острый ум ничем не уступал красоте. Неудивительно, что ревность довела ее второго мужа, лорда Дарнлея, до страшного преступления. В своих собственных апартаментах Мария стала свидетельницей убийства ее личного секретаря, а возможно и любовника, итальянца Давида Риччо.

А пока мы собрались у дворцовых ворот в ожидании Дмитрия, который покупал нам входные билеты. За воротами интересный старинный фонтан с лепниной. Я зашла в находящийся тут же сувенирный магазин. Здесь продавались товары королевской мануфактуры. Вещи, действительно, изумительной красоты и отличного качества, но и недешевые соответственно. Великолепные гобелены, подушки, посуда. Я не удержалась и купила за 8 фунтов тарелку с королевским гербом: на голубом фоне стоят на задних лапах лев и единорог, поддерживая щит. Еще мне очень понравился индийский отдел этого магазина. Там были замечательные книги об Индии. Особенно же хороша была хлопчатобумажная футболка с длинными рукавами. Рисунок ткани, из которой она была изготовлена, представляла собой индийскую миниатюру в стиле Раджастанской школы. Стоила футболочка 38 фунтов. Вещь очень оригинальная и качественная. Я уже была на грани того, чтобы ее приобрести, но вовремя взяла себя в руки. Удержал меня от покупки слишком маленький на мой вкус вырез горловины футболки. Когда я вышла из магазина, оказалось, что меня ждет вся группа. Дмитрий уже раздал всем билеты, осталась только  я.

При входе можно было взять плейер с аудио-гидом, но лишь на английском языке. Я подумала, что гораздо больше узнаю, слушая экскурсию Дмитрия, но мои надежды, как и следовало ожидать, не оправдались. Вера же, напротив, взяла плейер и осталась очень довольна. Правда полностью прослушать запись она не успела, так как Дмитрий весьма стремительно несся по залам. В Холируд Хаузе мы увидели покои короля и королевы, спальни, гостиную, столовую, Большой зал с портретами королей на стенах. Короли как реальные, так и легендарные, от Фергуза I до Карла II. По скрытой лесенке мы поднялись в уже упоминаемые мною апартаменты Марии Стюарт. Ее спальня с кроватью под балдахином, в свое время названная самой известной комнатой в Шотландии, достаточно просторна и имеет несколько эркеров, в которых размещены портреты. В одном из залов собраны личные вещи, мелкие безделушки и драгоценности шотландской королевской семьи. Жаль, конечно, что у нас не было гида. Без комментариев профессионала этот музей очень проигрывает.

Вокруг Холируд Хауза раскинулся ухоженный парк. Все кругом было в цвету — красота! Рядом с дворцом — руины Холирудского аббатства. Легенда гласит, что однажды шотландский король Давид I охотился в лесу. В тот день ему не везло — добычи не попадалось. Вдруг он увидел оленя. Король уже приготовился было убить зверя, но неожиданно его внимание отвлекло появившееся в небе серебряное облако, из которого возник святой крест. Олень тем временем убежал. В благодарность за это чудо Давид I в 1128 году основал монастырь Холируд (Holy Rood), что в переводе означает Святое распятие. В свое время в этом аббатстве короновались, венчались и были похоронены короли и королевы Шотландии, в том числе Мария Стюарт венчалась здесь. Годы реформации разорили аббатство. Сейчас от него остались одни руины. Но какие! Словно кружевной каменный оконный переплет, мощные круглые колонны, состоящие из пучка тонких колонн, и древние могильные плиты, лежащие на земле. Здесь царили тишина, покой и умиротворение.

Далее в программе у нас было свободное время. В мои планы входило посещение интерактивного музея «Наша динамичная планета». Вера же хотела побывать в Национальной галерее Шотландии. Я предложила ей сначала сходить, куда я хочу, а потом, куда она. Вера согласилась. Музей «Наша динамичная планета» располагался как раз недалеко от Холируда. Узнав о наших планах, к нам присоединились еще несколько женщин из нашей группы.

Путь наш лежал по самой окраине Эдинбурга, мимо скалы Трон Артура. Увидев ее вблизи, я встала, как вкопанная. Передо мной был грандиозный скальный массив странной ассиметричной формы. Скальная порода желтого цвета, изборожденная тысячелетними дождями и ветрами, кое-где поросла клоками вереска. Наверх скалы вела дорожка, по которой карабкались люди. Дождь уже закончился, но солнца не было. Все вокруг было умытым и свежим. В воздухе разливалось светлое спокойствие. Я почувствовала, как мощная аура Трона Артура затягивает меня, привлекает к себе. Мне захотелось полазать по скале, подняться наверх. К сожалению, я усилием воли подавила свой порыв. Во-первых, побоялась, что после дождя там может быть грязно и скользко, во-вторых, времени было в обрез, а планы были наполеоновскими — я ж еще и шопинг на сегодня задумала.

Позже я узнала, что Трон Артура имеет древнее вулканическое происхождение. Он возвышается на 251 метр над уровнем моря. Название скалы происходит от гэльского «Ard-na-Said», что в переводе на английский означает «Height of Arrows» — высота стрел. Здесь возможны два толкования: либо на этой скале раньше были охотничьи угодья, либо это просто самая высокая точка. Существует местная традиция — приветствовать летнее солнцестояние с вершины скалы.

Есть гипотеза, что горы на Земле являются творением людей предыдущих цивилизаций, которых мы именуем Богами или сынами Богов. Древние люди обтачивали горы с помощью специальных устройств — ваджра, управляемых психической энергией человека. При этом горам придавалась коническая или пирамидальная форма. Под такими горами располагаются пещеры самадхи, где хранится генофонд человечества. Символами подобных гор служат пирамиды Египта и Мексики, курганы скифов, кельтов, скандинавов, а также буддийские ступы Индии, Непала, Тибета и др.

Кроме того, горы являются местом перехода из одного измерения в другое. Мы живем в трехмерном мире, но параллельно с нами существуют миры более высокого порядка: четырехмерные, пятимерные и более. На Тибете параллельные миры именуют Шамбалой. Жители Шамбалы могут появляться в нашем мире. Чаще всего это происходит в горах. Например, на Тибете. Но Британские острова, и особенно зоны, исторически населенные кельтскими племенами, Шотландия, Уэльс и Ирландия, издавна славятся своей волшебной аурой. Здесь нередки случаи явления людям гномов, эльфов и прочих сказочных существ. Здесь уже в нашей эре творил свои чудеса великий маг и чародей Мерлин, советник легендарного короля Артура. Здесь сохранилось множество мегалитических сооружений непонятного назначения. Здесь в прежние времена господствовала каста жрецов-друидов, которые были не чужды колдовству. Здесь в замках до сих пор водятся приведения, а в озерах живут чудовища. Миллионы лет назад в этих местах бушевала стихия, извергались вулканы, а сейчас ничто не может нарушить величественной красоты и покоя этих скал. Это настоящие места Силы. Здесь установлен мощный энергетический канал с космосом. Излучения от этого канала напитывают тебя чудесной счастливой энергией на всю жизнь, очищая карму. В этом суть совершения коры вокруг горы Кайлас и более обыденных ритуалов, таких как обход вокруг буддийской ступы или, скажем, православный крестный ход. Удивительно, что Трон Артура не имеет форму конуса. Видимо, в подобной, смещенной в сторону, ассиметрии кроется какой-то тайный смысл, недоступный нам, смертным. Как бы там ни было, Трон Артура — истинное место Силы. Я ощутила это на себе.

Итак, я пренебрегла зовом сердца и предалась суетным туристическим забавам. Музей «Наша динамичная планета» внешне выглядит как огромный надувной шатер белого цвета. Войдя в просторный холл, мы подошли к кассе. Тут у части наших девушек, в том числе и у моей соседки Веры, энтузиазма явно поубавилось. Они сказали, что этот музей, по всей вероятности, неинтересный, что у них большие планы, и они не могут терять время. Возможно, их смутила высокая плата за вход, около 9 фунтов. В результате, со мной остались лишь две единомышленницы, Света и Тамара. Мы попрощались с нашими спутницами, договорившись встретиться в 18—00 у мемориала Вальтера Скотта, чтобы вместе провести вечер, и пошли осваивать музей.

Куда идти, непонятно. Кассирша махнула рукой в сторону лестницы, ведущей вниз. Спустившись, мы обнаружили полутемное помещение, набитое какими-то приборами, датчиками, табло, мониторами, фотографиями народов мира. Все мелькало и мигало. Со звуковым сопровождением тоже было не легче. Создавалось впечатление, что кто-то постоянно крутит ручку радиоприемника, ловя трансляции со всей Земли. Постепенно мне удалось постичь замысел создателей. Здесь был центр измерений пульса планеты. Монитор погоды, изменений окружающей среды, датчик численности населения, где каждую секунду меняется последняя, десятая по счету, цифра: на Земле постоянно кто-то рождается и кто-то умирает.

В конце зала мы увидели двери лифта, на которых значилось «Машина времени». Через пару минут эти двери разъехались в разные стороны, пропустив нас вовнутрь. Служитель музея, молодой парень, напутствовал нас, сказав, что будет держать за нас пальцы. Двери закрываются, и мы несемся вниз сквозь годы, века, тысячелетия, миллионы и миллиарды лет. За стеклом мелькают атрибуты эпох: газеты начала XX века, средневековые гравюры, страсти Христа, египетские скульптуры, первобытное общество, а на табло высвечивается, какой год мы проезжаем. Все это сопровождается соответствующими звуками. А потом ничего, просто звезды и тишина.

Ба-бах… Взрыв. Лифт останавливается. Мы входим в зал. Двери за нами закрываются, и на стенах вокруг нас начинается кино. К сожалению, мой английский далек от совершенства, поэтому в тексте, которым сопровождался фильм, мне не все удалось уловить. А рассказывались там интереснейшие вещи. Мы стояли посреди Вселенной, вокруг нас горели звезды. Через какое-то время звезды выстроились, образуя Млечный Путь. Затем две планеты столкнулись у нас на глазах. И снова взрыв. Так образовалась Земля.

Двери открываются, и мы переходим в следующий зал, где нам показывают историю становления планеты. Континенты постоянно меняли очертания. Землю буквально колбасило от бесконечных землетрясений и извержений вулканов. Суша то поглощалась океаном, то поднималась с морского дна, то дыбилась, формируя горы, то проваливалась, создавая низменности. Причем самыми древними считаются горы Шотландии. Вот почему я в них влюбилась. Мы наблюдали все это на экранах вокруг нас, и вдруг пол под нами затрясло, земля разверзлась, и в трещину потекла лава.

В следующем зале — ледниковый период. Мы на огромной скорости несемся вслед за ледником, сметающим все на своем пути. Ледник образует неровности рельефа, озера, фьорды. Он ломает скалы, гонит перед собой камни, из нагромождения которых получаются новые горы.Эту картину мы тоже видели на экранах, расположенных по периметру зала.

А мы переходим в следующий зал, где нас ждет знакомство с первыми существами на Земле. В небольшом бассейне булькают амебы и другие простейшие. Разнообразные по величине и по внешнему виду древние ящеры, казалось, обступают нас. Один динозавр настолько велик, что не поместился в помещение. Одна его нога уже проломила потолок и стояла на полу, а другая нависала когтистой лапой, грозя расплющить все, что попадется на ее пути. Здесь же и первобытный человек, косматый, сутулый, похожий на обезьяну. Таким видят его создатели музея.

Дальнейшая экспозиция рассказывает о различных природных зонах планеты. В зале Арктики и Антарктики реально холодно из-за находящегося в его центре айсберга. Еще прикольнее в зале тропического дождевого леса. Неожиданно загремел гром, сверкнула молния, и хлынул настоящий тропический ливень. К счастью, нас он не замочил, поливая лишь ту часть зала, где были декорации.

В последнем зале фильм проецировался на потолок. Дети улеглись прямо на пол, а мы расселись на лавочках, опоясывающих круглое помещение. Машина времени промчалась по настоящему, увозя в будущее. Перед нашими глазами пронеслись войны, катаклизмы, эпидемии, промышленные объекты, засоряющие окружающую среду, и в завершении всего — голая безжизненная планета. Вот что ждет человечество через несколько столетий, если мы сейчас же не одумаемся и не начнем принимать срочные меры по предотвращению экологической катастрофы. Вот такой музей — интересный, наглядный, познавательный, поучительный. Хотя, конечно, за такие деньги могли бы и побольше спецэффектов сделать.

Музейную программу я на сегодня выполнила. Оставался шопинг. На Королевской Миле меня заинтересовали несколько магазинчиков. С них-то я и решила начать. Выйдя на Кэннонгейт, мы с Тамарой и Светланой решили попить кофе в одном из кафе. Хозяином там оказался итальянец, немного говоривший по-русски. Он напоил нас замечательным капуччино с печеньем.

Подкрепившись, мы прошли несколько метров и увидели музей Эдинбурга. Вход туда оказался бесплатным. Экспозиция бедноватая и не очень интересная. Документы, посуда, инструменты и образцы производства ремесел, процветавших в городе. Одна из витрин посвящена верному песику Бобби. В ней представлено несколько портретов собаки, а также кое-какие бумаги, касающиеся ее хозяина. Здесь я узнала, что Бобби был белым (по бронзовому памятнику этого не поймешь).

Проведя в музее Эдинбурга минут 20, мы двинулись дальше по Кэннонгейт, но, не пройдя и нескольких метров, Светлана заметила еще один музей. На этот раз это был музей людей. Он тоже бесплатный, но гораздо интереснее предыдущего. Здесь тоже рассказывается об истории Эдинбурга, но как бы в лицах. Восковые фигуры наряжены в костюмы разных эпох, помещены в соответствующие декорации и иллюстрируют определенную сценку из жизни. Причем каждая такая сценка сопровождается табличкой, на которой указаны имена, фамилии, годы жизни, род занятий действующих лиц и приведена небольшая статья об изображенном эпизоде. Так, мы увидели женщину-бомжа, растрепанную, грязную и пьяную, сидящую где-то на чердаке. Рядом спали ее пятеро голодных детей. Муж женщины умер, и теперь она влачит нищенское существование. Действие происходит в конце XIX века. Вот прачка того же времени, стирает и развешивает сушиться белье. Вот молодая франтиха пришла на примерку к портнихе. А вот горничная в аккуратной униформе сметает пыль с хозяйской мебели. Вторая Мировая война. Домохозяйка готовит на кухне кофе, а ее сын крутится возле радио, слушая новости с фронта. Середина ХХ века. Две разодетые дамочки сидят в кондитерской и сплетничают за чашкой чая с пирожными. 1980-е. Панки с крашеными чубами и заклепками бездельничают, подпирая стену. Целые эпохи проходят перед глазами. Все понятно и знакомо. И в Эдинбурге, и в Петербурге люди живут одними и теми же проблемами: веселятся, страдают, развлекаются, работают. Все настолько похоже — быт, мода, житейские ситуации, как будто и не было политического противостояния, холодной войны, железного занавеса. Одним словом, приятный музей.

Страницы: 1 2 Следующая

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 24.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий