Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Франция >> Париж >> Париж в мае


Забронируй отель в Париже по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Париж в мае

ФранцияПариж

В рассказе я попыталась передать некоторые субъективные впечатления о Париже. Полезные советы, которые мне показались важными, я написала в конце. Путешествие получилось совершенно неожиданным и удивительным. В мае 2003 года моего мужа, неожиданно и впервые, послали в загранкомандировку — в Версаль на 3 дня, это вылилось в недельную поездку вдвоём («добавка» — за наш счёт, разумеется). Все было так внезапно (нам сообщили за 3 дня до отлета) и неожиданно, что не верилось, что все это происходит с нами. Фирма заказала номер в гостинице Трианон Палас, что в Версале. Когда такси подкатило к гостинице, увиденное окончательно укрепило нас в мысли, что мы оба спим и по чистой случайности видим один и тот же удивительный сон-сказку. Мы стояли у ступеней настоящего дворца. Дворецкий в подобающей обстановке униформе услужливо держал дверь-вертушку. Не верилось, что нас здесь ждут. Холл с высокими потолками, облицованный мрамором, мебель в стиле Людовика ХIV-го, гобелены на стенах, безупречный костюм портье явно дороже всего нашего багажа вместе взятого. Да, для мадам и мсье (то бишь для нас) забронирован номер (никто не шутит!!). Мы поднялись в номер, который вполне соответствовал убранству холла: та же мебель, затянутая парчой, парчовые же шторы, стены обшитые деревянными панелями с позолотой, камин, идиллические картинки с резвящимися пастушками, роскошная ванная комната с видом на сад. Через несколько дней я купила иллюстрированный путеводитель по Версалю и «узнала» на фотографиях мебель и обстановку своего гостиничного номера.

Версаль (три дня)
Утром спустились к завтраку на веранде. Тут же всплыли в памяти картинки из старых хроник начала прошлого века об аристократах на курортах: столовое серебро, драпированные шторы, отточенные жесты официантов, из огромных, до потолка, окон виден пышный сад с беломраморными статуями. Ничего удивительного, что среди этой публики наши джинсы были одиноки :). Муж уехал, но долго раздумывать, чем себя занять, не пришлось: прямо за забором нашей гостиницы начинался версальский королевский парк, тот самый… Захватив фотоаппарат, я пошла навстречу тому, что мысленно представляла себе много лет назад. Многие романы, прочитанные мною на заре юности, разворачивали свой сюжет в кулуарах версальского дворца. И вот я вижу своими глазами эти укромные аллеи и скамейки — свидетели стольких интриг личного и государственного масштаба. Вот фонтаны, помпезные и не очень, английские клумбы, где всё подчинено строгой симметрии, многочисленные скульптуры — персонажи из греческой мифологии. Сам дворец был закрыт из-за всеобщей забастовки, но туристов все равно много. Позже, когда мы вдвоём посетили парк, заходящее солнышко золотило бронзовые статуи фонтанов, не было ни души, и мы сделали несколько редких кадров пустынного версальского парка. Думаю, парк стоит посещать под вечер, появляется шанс остаться с ним наедине.

Версаль — милый, небольшой, только какой-то «нейтральный», трудно было почувствовать национальный дух, да и туристов, кажется, предостаточно. Остался открытым вопрос, насколько Версаль можно считать типичным французским городком. Это достаточно плоский город, поэтому прогулки по нему не утомительны. Я проходила мимо зелёных скверов и улиц, где старинные дома и небольшие церквушки соседствуют с вполне современными зданиями, занятыми различными офисами. Попала на городскую площадь, на которой по утрам (до 12 часов) шумит городской рынок, опрятный и компактный. По уголкам площади разместилось множество кафе со столиками на улице. В любое время дня там много народу. Вот довольно широкая улица, где на первых этажах домов маленькие, но о-очень соблазнительные продуктовые лавки. Душистые окорока, выпечка с невообразимой начинкой (сыры, креветки, лосось, морские гребешки), фаршированные грибы и овощи, всё манит, выглядывая через чистейшие витрины. Полдень, жизнь кипит, и в каждом магазинчике суетятся продавцы и покупатели. В одном из них очередь с невероятной теплотой отнеслась к моему иноземному происхождению и с большим рвением приняла участие в моих попытках объяснить продавцу, что именно я хочу. Шоколадные лавки — отдельный разговор. В их витринах съедобные фигурки людей, Эйфелевой башни, корзинок с фруктами. Всё это тщательно завёрнуто, украшено бантиками и изящными этикетками. Может, французские шоколадные мастера прослушивают курс по скульптуре и художественному оформлению? Кто не смотрел фильм «Шоколад»? Удержаться было невозможно, и я отворила дверь одного такого шоколадного царства. Почему этого не было в моем детстве?! Зазвенел дверной колокольчик, ударил густой запах молотого кофе и аромат каких-то незнакомых специй, выплыла улыбчивая хозяйка, старающаяся найти со мной общий язык, несмотря на моё явное «ни бельмеса». Посмотрела на прилавок — хочу всё!! Взяла себя в руки и указала на аппетитные шарики из разных видов шоколада. Хозяйка тщательно обёртывает каждый шарик, ну, прямо, дарить их можно! Покидая магазин, чувствую себя маленькой девочкой, только что получившей сокровище. Соображаю, что встретила всего 2 (!) парфюмерных магазина, да и то в местах большого скопления туристов. Это против сотни или даже сотен продуктовых лавочек. И это Франция ?!

Забегая вперед скажу, что в Париже ситуация аналогична. На улицах вам попадутся в великом множестве аптеки (в них есть дешёвая косметика) и продуктовые лавки, а также одежда и обувь. А вот на парфюмерные и косметические магазины вы случайно набрести не сможете. К большому торговому центру «Лафайет» мы добрались только в воскресный день, когда всё было закрыто, поэтому не знаю, как там обстоят дела. Где во Франции можно купить косметику так и осталось для меня загадкой. Когда наконец-то закончилась забастовка, я отправилась в Малый и Большой Трианон, что на окраине Версальского парка. Это далеко, но погода приятная и мне нравилось идти по широкой аллее, усаженной старыми лиственными деревьями. Многие посетители добираются туда на туристическом паровозике, а местные жители катят на велосипедах. Дворцы Трианон предназначались то для фавориток Короля-Солнце, то для Марии Антуанетты, которая пожелала вести самостоятельную от Большого Версаля жизнь. Увиденное мне понравилось, хотя тому, кто посетил собственно королевский дворец, наверное, это не обязательно. Изюминка этой части парка — в симпатичных ферме, беседках и гроте, которые были построены для Марии Антуанетты. Королева и её фрейлины любили иногда изображать крестьянок. Там же купила хороший и богато иллюстрированный путеводитель на русском языке «Ваша прогулка по Версалю» (15 евро, стоит того). Мы с мужем не успели попасть во дворец до закрытия и решили посетить его утром накануне отъезда. Вернувшись в гостиницу, обнаружили странное письмо под дверью, в котором администрация объясняла, что с самого утра всю нашу гостиницу «оккупирует» французское правительство, и по этому поводу все постояльцы должны покинуть её до 10 утра. Нам даже не разрешили оставить чемоданы на хранение и поэтому, ничего не оставалось, как поехать в Париж, так и не посетив Версальский дворец.

Париж ( 4 дня)
Переезжая в Формулу-1 из Трианона, мы чувствовали себя разорившимися аристократами. Наша Формула находилась, как ей и полагается, в удалённом от центра сереньком районе. Всё чисто, но скромно. Слабобритые Гомо Сапиенсы в семейных трусах, что попались нам в гостиничных коридорах, мало чем напоминали постояльцев Трианона. Содержимое номера ничем не отличалось от своего барселонского собрата, в котором мы останавливались прошлой осенью, но тогда мы прибыли туда не из такого дворца, как Трианон. Комичность ситуация приобрела, когда мы выглянули в окно. С нашего шестого этажа открывался хороший и, в некотором смысле даже пасторальный, вид на… кладбище! Отдохнув, стали готовиться к первому выходу в Город. Станции метро, по большей части, неопрятные, много надписей на стенах. Бросилось в глаза обилие цветной публики, они, пожалуй, составляли большинство пассажиров. Некоторые из них имели вполне приличный, по нашим меркам, вид, но большинства, кажется, европейская культура не коснулась. Скажем честно, хотя мы и не расисты, но из-за того, что оказались в меньшинстве среди какой-то незнакомой культуры, ощущение было неуютное. Тем более, что каждый день, в каждой поездке в вагон влезали одни и те же люди с магнитофоном на тележке, зарабатывающие тем, что подпевали своим магнитофонным записям и размахивали растопыренными пальцами, как негритянские репперы. Короче, каждый раз хотелось выбежать из метро как можно быстрее. Станция Сите. Выходя из метро, сразу окунаешься в очаровательный цветочный рынок. Комнатные растения, экзотические и не очень, и сопутствующие товары (горшки, кашпо, корзинки пр.) пожалуй, не оставят равнодушным ни одного человека. При выходе на набережную Орлож замечаем величественное и мрачное здание Консъержери. Французы во время своей Революции Бастилию-то разрушили, но новые власти нуждались в карательных органах, репрессиях и, следовательно, в большой тюрьме, ничуть не меньше, чем свергнутый ими строй эксплуататоров. По этой причине обратились к «услугам» Консъержери. Купили двойной билет, сочетающий поход в тюрьму (Консъержери) и в церковь (Сент-Шапель) (вот уж действительно — сладкая парочка!). Поход был недолгим, но очень занимательным. Хотя внутренние помещения Консъержери с тех пор перестраивались, в нескольких камерах воссоздана обстановка и можно рассмотреть утварь и манекенов, одетых в форму того лихого времени. В этом музее есть перевод на английский.

Видели убогую камеру Марии Антуанетты, где 24 часа в сутки (!) за ней следили тюремщики, не считаясь с тем, что она женщина. Легко поверить, что она, будучи ещё нестарой, совершенно поседела в этой камере. Мы видели печальные списки людей, отправившихся из этих камер на казнь: Робеспьер, Дантон. Интересно, потомки погибших могут ли найти имена своих предков в этом списке? По иронии судьбы многие годы на гильотине работал один и тот же палач. Он начинал свою карьеру еще при короле, потом он казнил самого короля, потом противников Революции, потом самих революционеров… Где-то мы всё это уже проходили. Только французы, по крайней мере на первый поверхностный взгляд чужеземки, этого факта в своей истории не стыдятся, даже музеи открыли и деньги зарабатывают, может через пару лет, глядишь, и Лубянка откроется для туристов? Посмотрели занимательный фильм о Революции и её жертвах и поспешили убежать на свежий воздух, давит морально, всё-таки. Сент-Шапель. Очередь любой длины стоит того, чтобы увидеть это чудо!! Относительно небольшая, двухэтажная, изнутри эта часовня XIII-го века украшена такими потрясающими витражами, что кажется, будто попал в волшебный фонарик из детства и, куда ни глянь, мозаика складывает всё новые чудесные узоры. Статуи апостолов изумительно тонкой работы. Детали их одежды сделаны так тщательно и подробно, что мы так до конца и не поверили, что всё это — деревянное. Прогуливались по набережной Орфевр, как и в прежние времена, здесь расположен Дворец правосудия, то и дело слышали сирены полицейских машин и встречали людей в судебных мантиях. Так вот где комиссар Мегрэ прогуливался в часы раздумий над какой-нибудь очередной головоломкой!

Парк Тюильри манит изяществом и уютной атмосферой. Он начинается Триумфальной аркой, и только здесь мы сообразили, что в Париже их две, более знаменита та, что на Елисейских полях. Арка возле парка Тьюильри построена в 1806—8 гг. и именно на неё Наполеон водрузил трофейную квадригу, прихваченную из венецианского собора Св. Марка. После поражения под Ватерлоо трофей пришлось вернуть, и сейчас арку венчает копия. Приятно посидеть на стульчиках, всюду расставленных по парку (и никто их, видимо, не растаскивает) и понаблюдать за беззаботными горожанами, ведущими неспешные беседы. Можно покормить голубей или неизвестно как здесь очутившихся уточек. Приятно было пройтись по улице Риволи, целиком состоящей из гостиниц, ресторанов и сувенирных лавок. Собор Парижской Богоматери. Прекрасный как фасадами, так и внутренним убранством, он долго удерживал нас под своими сводами, вызывая желание рассмотреть каждую деталь. Вот только брошюрку о Соборе, что продавалась здесь же на русском языке, покупать не стоило: она содержала мало интересной информации, зато явно была пропитана религиозными проповедями. Не пожалели, заплатив деньги за вход в сокровищницу храма, там представлены старинная церковная утварь и одежды, а драгоценные камни на головных уборах священников так велики, что с трудом веришь в их подлинность. Можно было подняться на башню собора и полюбоваться видами города и многочисленными химерами, облепившими фасад. Подъём по 387 ступеням напугал, хотя за плечами у нас покорение и более высоких башен. К этому времени уже сильно болели ноги. Много ли мы потеряли, не поднявшись? Лувр. К удивлению, очереди не было совершенно. Не знаю, чем это объяснить, может, ещё не наступил пик туристического сезона. К билетам прилагается общий план музея с координатами нескольких десятков наиболее знаменитых шедевров. Книжный магазинчик, что рядом с кассами, предлагает путеводители по музею на всех языках, репродукции картин и различные сувениры на память. Покупка русского путеводителя («Ваша прогулка по Лувру») была очень умным шагом. Благодаря этой хорошо оформленной книге смогли понять, что мы хотим увидеть и в каком зале это можно найти. Очень рекомендую. Стоило наше счастье 15 евро, были варианты и подешевле, и подороже. Нет смысла описывать все шедевры, встреченные нами в многочисленных залах музея, очевидно, что Лувр — самая яркая жемчужина Парижа. Отмечу только, что совершенство и внутреннюю гармонию античных скульптур не может передать ни одна, даже самая точная, фотография. Иногда в залах живописи встречали художников с мольбертами, рисующих копии картин. Любопытно было подсматривать за движениями их кисти. Включая небольшую передышку в буфете, мы провели в Лувре около 5 часов и, разумеется, многое не успели посмотреть. Наш путеводитель настоятельно советовал заранее решить, что прежде всего хочется увидеть, и быть готовым к тому, что на выходе наверняка возникнет острое ощущение, что ещё много чего упущено.

После приёма пищи духовной ужасно разгорелся аппетит. За этим нужно отправляться в Латинский квартал, ресторанчики здесь на любой вкус и кошелёк, а атмосфера праздная и демократичная. Не случайно в прошлом здесь обитали студенты. На каждом углу вас зазывают отведать ароматный французский креп или, вот так встреча!, арабскую шаварму — мешочек из теста, набитый мясом, солениями и чипсами. За этим, уж поверьте, нужно приезжать к нам в Израиль! Порадовал молодёжный ансамбль, расположившийся прямо посреди улицы и мастерски исполнивший зажигательные вещи в духе Бреговича. Мы искренне удивлялись, почему ребята не собирали денег за свою работу, она стоила того! Бармен, возле кафе которого они играли, угостил их пивом и это, кажется, было их единственной наградой. Симпатичны Соборы Сен-Жюльен-ле-Повр и Сен-Северен, последний встретил нас органной музыкой. Мы плыли в нарядной и шумной толпе туристов, заглядывали во всевозможные лавочки с безделушками и отдыхали у фонтана близ станции метро Сент Мишель. Приятно было пройтись и по бульвару Сент Мишель — широкому и зелёному проспекту. В супермаркете Латинского квартала, как нигде более, наблюдали очень колоритных покупателей — обвешанных украшениями и косичками негров, миниатюрных азиаток, личностей богемного вида, покупающих всё больше спиртное и совсем чуть-чуть «обычные» продукты. Район Маре. На площади, что у городской ратуши обнаружили множество павильонов. Они были посвящены сельскому хозяйству, а, точнее, изготовлению хлеба и сыра. Было похоже на то, что мероприятие предназначалось для французов — не было никакой попытки переводить происходящее на другие языки, да и публика по виду была «аборигенская». Внутри павильонов — макеты различных орудий хлеборобов, начиная с древних времён и до наших дней. Здесь же предлагали попробовать всевозможные сыры, колбасы и багеты с хрустящей корочкой. Несмотря на недавно принятый завтрак, наши желудки никак не соглашались упустить такую халявную возможность. Действительно очень вкусно. Только много позже я сообразила, что мы предавались чревоугодию на некогда печально известной Гревской площади — месте проведения публичных казней.

Саму ратушу можно рассматривать только снаружи — вход внутрь здания исключительно по предварительной договорённости L. Через несколько кварталов наткнулись на военный духовой оркестр, готовившийся здесь же, в скверике, играть. Вот удача! Зазвучали старинные военные марши. Все слушали с упоением. Внешний вид у музыкантов был потрясающий: парадная военная форма цветов национального флага, золотые погоны, длиннющие красные хвосты на блестящих касках, идеально начищенные сапоги со шпорами, белоснежные перчатки и безупречная армейская выправка. Ну, точь-в-точь наполеоновские солдаты, как мы их себе представляем. Углубились в небольшие улочки и попали на Вогезскую площадь. Вообще-то, по нашим меркам это не площадь, она представляет собой не очень большой квадрат, со всех сторон зажатый старинными особняками (в одном из них жил Виктор Гюго). По периметру она засажена деревьями, а в центре — травка и фонтан. Попасть сюда можно через несколько узких арок между домами. Подходя к одной из них, услышали родные звуки плачущей скрипки — это оказался украинский ансамбль. Как и полагается, музыканты были одеты в национальные рубахи (позже оказалось, что в составе этой «сборной» есть и белорус). Таким образом ребята рекламировали свой предстоящий вечерний концерт, попутно зарабатывая немножко монеток. Мы на площади Бастилии. Припустивший дождь заставил осматриваться и действовать быстро. Мечась по пешеходным переходам (движение здесь оживлённое, это вам не тихая пешеходная Вогезка), отыскали следы фундамента разрушенной Бастилии. Она действительно была огромной!

Свернули в еврейские кварталы Маре. Стали попадаться магазинчики с обрядовой иудейской утварью и надписями на иврите, а в одном из них в витрине, вот так сюрприз! висит небольшое фото Сарит Хадад — израильской поп-певицы! Продуктовые лавки, ведущие бойкую торговлю, гордо сообщают на вывесках, что они самые что ни на есть кошерные. А сегодня-то…. суббота… Симпатичное место, только приходить сюда нужно не в этот священный для иудеев день недели, когда запрещено работать — улицы пустынны. Нам-то этого добра и дома хватает, но для туристов из других стран, думаю, будет настоящей экзотикой смешаться с толпой религиозных евреев, хранящих верность средневековым лапсердакам. Учитывая еврейскую ментальность, уверена, что в будни на этих улочках жизнь бурлит. В качестве отдыха решили прокатиться на водном трамвайчике. Есть разные виды билетов, мы выбрали билет на день, где количество поездок не ограничивается. Трамвайчик курсирует между основными достопримечательностями подобно туристическому автобусу в других городах. Муж успел крепко заснуть, пока мы доплыли до Эйфелевой башни, но уже само это имя подняло его на ноги мгновенно. Когда стоишь под ней, запрокинув голову, не сразу можешь сообразить, отвечает ли башня тому образу, что сложился в воображении. Странное ощущение, как будто впервые вживую встретил человека, которого до мелочей изучил по фото и, вдруг, тебе начинает казаться, что это вовсе не он. Среди большой очереди желающих подняться на башню сновали темнокожие торговцы сувенирами. Точнее, сувениром: все они позвякивали нанизанными на проволоку одинаковыми фигурками башни. Перспектива длительного стояния в очереди с последующей толчеёй на самой башне не привлекала, и мы решили оставить обзор видов до посещения башни Монпарнаса (рекомендую!). Беглый взгляд на Марсово поле и Военную школу, что на противоположном конце поля и назад в катер. Дождь, всё-таки, и червяк в животе беснуется.

Набережная Латинского квартала встретила нас художниками и книжными торговцами, предлагающими о-очень старые журналы и книги. То и дело с пожелтевших обложек кокетливо смотрели полуодетые девицы с причёсками по моде 20-х годов. Зашли в красивый ресторанчик (всё деревянное, чучело ослика перед входом и всякие сельскохозяйственные орудия) с посредственной, как оказывается, французской кухней (вот они, «опасности», поджидающие туристов J). Обед зарядил силами, и мы отдали дань Сорбонне, и набережной, с которой открывается красивый вид на Сите и Нотр Дам. Поплыли к Александровскому мосту с пышной позолотой (к его строительству действительно приложил руку Александр III.) и направились к Елисейским полям. Около станции метро Франклин Рузвельт посреди тенистой аллеи расположилась выставка старинных паро/тепловозов и всяких необычных вагонов: императорский вагон, вагон для арестантов и пр. Елисейские поля. По невежеству, я и вправду представляла себе некие зелёные лужайки или, на худой конец, парк со скамейками. А вот в древнегреческой мифологии Елисейскими полями называлось место обитания теней умерших. В нашей «парижской» реальности это — суперурбанизированное место — широкий нарядный проспект с многочисленными кинотеатрами, ресторанами, модными бутиками и автосалонами. Здесь чаще, чем в других местах, мы встречали щегольски одетую публику и очень дорогие автомобили. Да и автосалоны — загляденье. Фирмы Пежо, Мерседес и другие выставляют модели необычного ультра-модернового дизайна. Разумеется, здесь демонстрируют и другие новинки техники: огромные плазменные экраны, видео и пр., и пр. И всё сверкает разноцветными огнями. Что нам хочет сказать судьба, давая ТАКОЕ название месту, фонтанирующему земными радостями?

А вот и площадь Звезды с Триумфальной Аркой, от которой во все стороны отходят 12 лучей-авеню. У этого места есть много горьких и радостных воспоминаний. Наполеон, заложивший первый камень при сооружении арки, смог пройти под ней только в похоронной процессии — мёртвым. Будучи местом проведения военных парадов, Триумфальной Арке пришлось вынести страшное унижение: в годы Второй мировой войны здесь победным маршем прошагали нацисты. Как очищение позже Елисейские Поля осыпали цветами войска Шарля де Голля. В последний день решили знакомиться с местами обитания парижской богемы — современной, а главное, той блистательной богемы начала прошлого века, которая определила развитие культуры во всём мире. Первым делом отправились на Монмартр. Он удалён от старого центра. Прекрасный очень зелёный район на холме с узкими мощеными булыжником кривыми улочками, кое-где сохранивший свои пышные виноградники. Можно подняться на вершину на фуникулёре. Домики невысокие, у некоторых деревянные ставенки. Даже не заходя вовнутрь, появляется какая-то уверенность, что квартирки здесь должны быть уютными с настоящим французским духом. Легко верится, что такие места любят посещать Музы. Сейчас здесь тихо и умиротворённо, ничто не спугнёт вдохновение. С другой стороны, легко представить, как по вечерам атмосфера меняется и бурные богемные вечеринки подпитывают творцов новыми ощущениями, которые позже, утром, выплеснутся на картины. Ближе к собору Сакре-Кёр улочки становятся людными и напоминают муравейник. Туристы-муравьи то и дело снуют по многочисленным художественным лавкам, предлагающим репродукции известных картин, возможно написанных именно здесь, старые афиши и работы теперешних обитателей Монмартра. Мы купили несколько приятных миниатюр с видами Парижа. Сейчас, набирая эти строки, я смотрю на одну из них, уже обрамлённую, висящую на стене и она приглашает меня перенестись в её пространство. Маленькая площадь Тертр, заполонённая уличными художниками. По периметру — ресторанчики. Множество мольбертов и их обладатели всех мастей и национальностей (из одной такой группы раздаётся: «опять пил вчера, Рома?, ну ты же обещал!»), обычной или колоритной внешности, эти люди уже сами по себе стали достопримечательностью. Портреты, пейзажи и натюрморты, в основном акварели. Пускай мы понимаем, что, в общем-то, это ширпотреб и использование былой славы Монмартра, но всё равно глаза разбегаются и хочется всё рассмотреть.

На вершине холма находится собор Сакре-Кёр. С его парапета можно обозревать весь Париж, а мы искали стрелки, нарисованные Амели из одноимённого фильма. Именно здесь она назначила свидание своему избраннику. Спускаясь по улочкам, увидели указатели на знаменитую и порочную Пляс Пигаль. Разумеется, утренние часы — не подходящее время для её посещения, но всё же… По дороге к площади набрели на крошечный блошиный рынок, ютящийся в тихом скверике. Большие дождевые капли разбивались о старую жестяную и фарфоровую посуду, какие-то немыслимые канделябры, помутневшие от времени зеркала в массивных медных рамах, возможно хранящие отражения давно умерших модниц. От всей этой утвари веяло аутентичностью, и она гармонировала с духом этого милого района, где старые кирпичные домики имеют максимум три этажа и минимум один цветочный горшок на каждом подоконнике. По-моему, Монмартр — это и есть тот Париж, в который я хочу вернуться.Пляс Пигаль только просыпалась после бурной ночи. Неоновые витрины стрип- шоу отдыхали. Было пустынно. Молодая женщина, прошедшая мимо, с привычным видом впорхнула в одно из таких заведений. Её широкий бесформенный плащ мог скрыть даже танцевальную пачку, но ноги выдавали хорошее сложение. У неё утренняя смена? На улочке неподалёку встретили одну мадам — яркую представительницу своей профессии. Её было за 40, но ноги всё ещё были стройны. Большая бросающаяся в глаза шляпа, красная мини-юбка, колготки в сеточку и высоченные шпильки. Спустились в метро и впервые столкнулись в ворами-карманниками. Благодаря нашей бдительности они не успели ничего стащить, только расстегнули рюкзак. Вот уж, действительно, злачное место.

После Монмартра здания Люксембургского квартала выглядят поимпозантнее, улице пошире и попрямее, а публика посолиднее. Сколько лиц у Парижа? Люксембургский сад безусловно заслуживает внимания. Приятно гулять по его дорожкам. Несмотря на то, что посетители есть, можно легко уединиться. Неспешные шаги и шум листвы привносили в душу покой и умиротворение. Вот шахматные завсегдатаи за своими столиками, какой-то человек проделывает упражнения из китайской гимнастики. Его медленные и плавные движения гармонировали с окружающим. У центрального бассейна бабушки следят за своими резвящимися внуками, кто-то просто читает газету. Красивые статуи, фонтанчики (фонтан Медичи вживую значительно красивее, чем на фото в путеводителе), розы, голуби. Из беседки лилась живая духовая музыка. Школьники в синих формах играли в футбол на лужайке. На окраинах парка в павильоне, устроенном местным ГАИ, можно за тренажёром испытать свою реакцию в нестандартных дорожных ситуациях. Старая церковь Сен Сюльпис. Сильный ливень снаружи и фрески Делакруа изнутри, дали нам достаточно поводов задержаться в ней подольше. Ноги совершенно не слушались, и мы долго сидели на забавных плетёных стульях для прихожан. Есть ещё какие-то несуразные карликовые стульчики с высокими спинками. Сидеть на них просто невозможно, наверное, они для того, чтобы стоять на коленях. Представляю наш вид со стороны: измученные походами тушки, плюхнувшиеся на сиденья и подпирающие друг друга плечами. Возвратились обедать в полюбившийся Латинский квартал. Было воскресенье и поэтому большинство китайских ресторанчиков закрыты, но мы всё же нашли один симпатичный. И на этот раз китайская кухня не разочаровала: вкусно, обильно и недорого. Немноголюдно, миниатюрные сдержанные официанты, привыкшие к капризам европейцев-клиентов (мы, например, после всего национального заказали кофе).

Нужно прощаться с Парижем. Последний взгляд на Сорбонну, набережную, церкви Латинского квартала. Монпарнас. Воскресенье — не лучшее место для его посещения. Кроме кафе (но мы-то были сыты) всё закрыто: и кладбище с покоящимися на нём знаменитостями, и музеи, и знаменитый универмаг Лафайет. Мы слонялись по улочкам в ожидании темноты — хотелось полюбоваться вечерним Парижем с крыши башни Монпарнас — двухсотметрового небоскрёба. Для пешей прогулки этот район ничем не примечателен и, если вы не увлекаетесь посещением богемных в прошлом кафе, в выходной день на Монпарнас нужно приезжать только за тем, чтобы подняться на обзорную площадку. На последнем этаже башни по всему периметру большие окна открывают обзор Парижа со всех сторон. Но не успели мы обойти все подзорные трубы, как, о ужас!!, город покрыл такой густой туман, что исчезли даже прилегающие к башне кварталы! Только изредка, когда ветер разрывал туман, как куски ваты, можно было увидеть улицу и перекрёсток прямо под нами. Мы были в отчаянии, делать было нечего, но и решиться уйти мы не могли. Прошло бесконечно много времени, прежде чем огни города начали проступать сквозь туманную пелену, с каждой минутой они светили всё ярче и ярче. И вот, когда воздух стал прозрачным, мы ахнули. Эйфелева Башня сияла, обвитая гирляндами золотых лампочек, как гигантская новогодняя игрушка!! Также хорошо были подсвечены Триумфальная Арка и Собор Инвалидов. Незабываемое зрелище! Поистине щедрая награда за туман и томительное ожидание. Выбежали на крышу, даже дождь и ветер поутихли, чтобы позволить туристам сделать фотографии. И опять нам было трудно покинуть смотровую площадку, но теперь уже совсем по другой причине…

 В качестве практических советов отмечу следующее:
не пожалеть денег на путеводители по Лувру и Версалю, иначе будет трудно ориентироваться и заранее решить, что вам важно увидеть и чем вы готовы пожертвовать
подняться на башню Монпарнас желательно в темноте, ночной Париж — незабываемое зрелище
район Маре посещать не в субботу
если вы хотите вкусно и недорого поесть, посетите китайские ресторанчики в Латинском квартале, дешёвые рестораны с местной кухней могут разочаровать
посетите Версальский дворец после полудня (кажется, летом он закрывается в 18:00), возможно будет меньше туристов
Иллюстрации к рассказу

| 08.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий