Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Франция >> Кале >> Гран При Франции 2003


Забронируй отель в Кале по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Гран При Франции 2003

ФранцияКале

Вот уже больше недели мы в дороге. Калейдоскопом проскакивают достопримечательности, города, крепости. Но наш путь лежит в Бургундию. Здесь нас ждет Гран При Франции. На пятничную квалификацию решаем не ходить, так как она абсолютно ничего не решает. Совершаем рекордный марш бросок с запада Франции. Мельком посещаем Льеж, заглядываем в супермаркет Буржа и двигаемся в Невер, который находится в 12 км от трассы. Я полна решимости поселиться только здесь (очень хорошо помню организацию движения на французских дорогах, да и старт пропустить не хочется). В 5 вечера мы встаем в вялотекущую пробку на въезд в этот старинный город. По дороге нам встречается цветочный магазин, и мы останавливаемся, чтобы купить заказанные мамой семена огурцов и помидоров. Я спрашиваю у приветливого продавца про семена, и вместо ответа вижу округлившиеся от удивления глаза: «Мадам, — начал увещевать он меня, — во Франции в этом году сеять уже поздно, если брать, то только рассаду». Чтобы его успокоить я сказала, что сеять собираюсь в России, в городе Москва. На что он ничего не смог ответить, потому что, видимо, не припомнил как там у нас с климатом. Ну как мне было объяснить, что моя покупка называется ВПРОК, и его семена мы используем в следующем году. Зато нам было гарантировано личное внимание всех работников магазина.

Следующей нашей остановкой был отель IBIS при въезде в Невер. Со смотровой площадки открывался великолепный вид на мост через пересохшую Луару и замок — символ Невера. Там мы и бросили нашего коня. В отеле нас встретили приветливо, но насмешливо сообщили, что в 150 км нет ни одного свободного номера. Ресепшионист говорит, что у него есть великолепный вариант, только почему-то от него все отказываются: номер за 240 Евро за ночь. Нам пришлось присоединиться к толпе отказавшихся. Ребята поспрашивали друг у друга, нет ли у кого свободных коек. В общем, веселились, как могли, а нам взгрустнулось: кажется, придется покидать этот город (но карту Невера мы все-таки у них выпросили). Просто так мы никогда не сдаемся! Усевшись на лавочку, мы стали планомерно обзванивать все гостиницы. Проезжающие автомобили приветствовали нас заунывными гудками: столько народу, и все сюда! Везде нам отвечали, что свободных мест нет. Последняя попытка: звонок в туристический офис. Там отвечают, что в отеле Mercure еще остался один двухместный номер. Быстро перезваниваем туда: все уже успели занять. Последний шанс — частный сектор. Нам дают телефон некой мадам Riblais. И, о чудо, она нас готова принять и не за дорого, и живет в 15 минутах ходьбы от центра города..

Едем знакомиться с нашей новой семьей. Благодаря плану, мы тут же находим эту тихую улочку с двухэтажными особняками. Очень удобно подписаны почтовые ящики. Мы на месте. Нас встречают с распростертыми объятиями. Семья, кажется, собирается ужинать. Мы осматриваем комнату, благодарим их за гостеприимство и спешим ретироваться. Но не тут то было! Как всегда любопытные французы завязывают долгий разговор за жизнь. Оказывается, не все присутствующие за столом являются близкими родственниками. Среднего возраста испанец имеет такую же степень родства с хозяевами, как и мы. Он абсолютно не говорит ни на каком языке, но благодаря своему южному темпераменту сумел (видимо не в первый раз) поведать нам свою историю. Он велосипедист, и взял отпуск на 50 дней (на минуточку!), чтобы сделать так называемый Tour de France. На карте он показал все города, которые собирается посетить за эти дни (времени, как понимаете, это заняло не много). Случайно заехал в город Невер. Но в первой же гостинице его обрадовали, что мест нет из-за какого-то Гран При Формулы 1, и ему придется сесть на свой велик и пилить еще километров 150 — 200 до ближайшего пристанища. На это наш испанец пойти не мог, так как ему (в отличии от болельщиков Формулы 1) нужно строго соблюдать режим и следовать заранее намеченному графику. Обратившись в туристический офис, испанец стал членом нашей семьи до 6 утра, т. к. следующий его ночлег был в Лионе (350 км). Мы все вместе долго восхищались мужеством и количеством свободного времени у этого человека. В свою очередь, мы показали на карте все города, которые мы только что посетили во Франции на машине (ну просто за неимением 50 дней отпуска), Tour de France в ускоренном темпе. И не смотря на то, что ужин остыл, пожелали всем приятного аппетита и отправились смотреть город.

Город оказался не большой, но красивый. Удивляли только огромные очереди у каждого банкомата. А нам как раз нужна была наличность, и, желательно, мелкими купюрами, чтобы расплатиться с хозяевами. Наконец-то в каком-то закоулке, где не всегда и два человека разойдутся (все зависит от габаритов), мы наткнулись на свободный банкомат. С нетерпением мы ждали, какие купюры он нам даст. И он, как настоящий джентльмен, не обманул наших ожиданий, вывалив целую горсть двадцаток и пятерок. Хохоча, мы стали раздумывать, куда теперь деваться с таким богатством. Благодаря сытному обеду в Льеже, поиск ресторана на вечер происходит вяло. Получаем SMS от нашего знакомого, который в субботу вечером прибудет в Невер, просит его встретить на вокзале и пристроить на ночлег. Думаем пристроить его на место испанского велосипедиста! На всякий случай находим вокзал.

Французской кухни на ужин нам попробовать не удалось: во всех заведениях было подозрительное меню под названием Grand Prix Formule 1. Делать нечего, заказали себе бутылочку Бургунского (местненького, значит) и стали выбирать хоть что-нибудь на закуску. У меня напрочь вылетело из головы, что такое harrangs. То, что это, кажется, какая-то рыба — это практически точно. Но вопрос, какая? Перевод на английский не помог: Herrings. Решаем заказать «Герингов». Прекрасно под бокал Бургунского пошла селедка с картофелем в оливковом масле с лучком! Да, да, Герингом оказалась просто селедка. Вспоминалась так горячо любимая и такая далекая Родина. Взяли еще бутылочку Бургунского! Как добрались домой, никто точно сообщить не может. Вот что значит Дом, ноги сами принесли. Вместо того, чтобы тихонечко открыть калитку, мы настойчиво звонили и всполошили весь дом. Заботливые хозяева выставили на кухне бутылку с водой и стаканы. Понимают утреннее состояние человека! Хоть завтра рано вставать и не надо, а спать все равно пора.

Суббота
Испанец укатил в 6 утра, зато остальная семья ждала нас к завтраку. Пришлось привести себя в порядок, чтобы выглядеть come il faut. Наш папочка уже с утра сгонял за круасанами, и настойчиво рекомендовал их откушать. Что и пришлось сделать, хоть круасаны мы, вопреки французской традиции, не любим. Важным для нас был вопрос ужина. Второй раз есть меню Формулы 1 не хотелось. Мы подсунули хозяевам весь имеющийся список ресторанов и получили подробнейшие рекомендации. Все оказались не плохими, какие-то дешевле, какие-то дороже. Только один ресторан удостоился особой оценки: люди там не хорошие, не вежливые, не надо туда идти. Еще в Москве мне рекомендовали какой-то ресторан в пригороде, где посередине стояла печь и там жарили шикарное мясо. При этом ни место его нахождения, ни названия упомянуто не было. И даже не смотря на мои сбивчивые объяснения, хозяева, хорошо знавшие родной край, вычислили это заведение, дали номер телефона и обеспечили подробнейшей схемой проезда. Там то мы и заказали столик на троих на имя Madame Riblais. Хозяева ознакомили нас со своим распорядком дня. Но мы их успокоили: раньше 5- 7 вечера мы все равно не объявимся. На прощанье был нарисован тайный план проезда до трассы, суть которого сводилась к тому, чтобы не ехать по указателям на Magny Cours. Видимо, благодаря этому плану мы сэкономили не мало времени.

Но пробки явление на французских дорогах неизбежное. Не постоять в них часок — другой, значит обидеть французских дорожников. Медленно двигаемся в два ряда уже, практически, по финишной прямой. Вспоминаем ребят журналистов из журнала Формула 1. Говорят, у них есть спецпропуск на машину, с которым все дороги открыты, и можно объехать все пробки. Вдруг справа замечаем знакомые лица! Оказывается, и спецпропуска не всегда помогают. За время передвижения, то обгоняя, то догоняя друг друга, мы успеваем обсудить ситуацию в чемпионате, ситуацию с гостиницами, услышать рассказы друг друга о посещенных за эту неделю местах. Время пролетело не заметно. Вот уже и трасса. Пора расставаться. За 2 года здесь ничего не изменилось (кроме конфигурации трассы, конечно). Только куда-то делись толпы болельщиков и обслуживающего персонала. Никто особенно не предлагал билеты и парковки. В результате мы каким-то образом въехали на стоянку при трибуне L, на которой сидели в 2001 году. Причем туда пускали исключительно по билетам, но нам разрешили развернуться на территории и выехать. И если бы не природная честность, а особенно желание сидеть в этот раз на трибуне N, то вопрос с билетами на субботу был бы решен самым экономичным способом. Раз нас никто никуда не пускает, паркуем машину в неположенном месте, недалеко от билетных касс. Хочется, чтобы наша ласточка была на виду, а то нерасторопные в организации движения французские полицейские проявляют чудовищную прыть в лишении владельцев своих автомобилей.

Встаем в очередь в кассу. Вокруг вьются толпы «сушителей карт», все больше арабского и негритянского происхождения. Они все время пристают к леди скандинавского вида, держащей в руках билеты, на которых значится буква  N. Предлагают они ей 200 Евро. Она отказывается. Под нажимом Светки, я тоже решаю поинтересоваться происходящим. В результате неуверенных переговоров, мы становимся обладателями двух билетов на трибуну N, за 300 Евро, что на 200 Евро дешевле официальной цены. Девушка оказавшаяся шведкой, тоже рассказала мне всю историю путешествия со своими товарищами по Франции, объяснила, почему она продает эти билеты, и предупредила, что трибуна N полностью зарезервирована клубом болельщиков Renault. И не соврала: издалека наша трибуна выглядела сине — желтой, а красных кепок было всего 3 (две из них наши). Очередь в кассу тоже не пропала даром. Там мы купили VIP парковку EST (оказалось, что это стоит всего на 5 Евро дороже обычной парковки, но сокращает время в пути от стоянки до трассы как минимум на полчаса). Удачно припарковав машину и попытавшись запомнить это памятное место, мы неумолимо продвигались к билетному контролю. Все же сомнения по поводу подлинности нашего приобретения остались. Но тут же были развеяны! На все свободные заезды мы, естественно, опоздали. Нам осталась только квалификация. Прогулялись по торговым палаткам и выставочным стендам команд, расположенным внутри трассы. (Хотели посмотреть, кто будет на стенде Williams, Монтойя или Ральф. Оказалось, что стендов Williams вообще нет). Все же остальное просто аккуратно переехало из Нюрбургринга.

Еда как всегда представляла из себя совершенно несъедобные бутерброды по бешенным ценам. Съесть их не могли не заставить ни жадность, ни голод. Только любовь к экспериментам вынудила нас обзавестись одним бутербродом, который благополучно отправился в ближайшую урну. Французы любят создавать проблемы из всего. Так называемые уборные были бичом еще два года назад. Но в этом году молодые люди могли воспользоваться потрясающей пластиковой конструкцией, называемой, скорее всего, открытый писсуар, что делало сам процесс более культурным, но приравнивалось к тому же действу у забора. Скрыть свои достоинства от прохожих не было никакой возможности, и все с удовольствием оценивали причиндалы друг друга. Девчонки завидовали, к сожалению, для них ничего подобного придумано не было, поэтому пришлось часами стоять в очереди в обычный туалет. До нашей трибуны идти было далеко, зато она находилась недалеко от входа в паддок и пресс центр. Обнаружили мы это случайно, по толпе народа, пристально вглядывающегося в даль между грузовиками и моротхоумами, в надежде увидеть знакомые лица. У нас в Ф1 знакомых пока не много, поэтому мы решили ретироваться. Тут я натолкнулась на мерс с охранником, припаркованным рядом со скромной табличкой BERNIE. Хозяин на месте! Значит шоу будет! — подумали мы, и заспешили на свои места, дабы не пропустить ничего интересного.

И шоу началось. Авиа шоу. Вначале это была малая авиация. Что-то, как нам показалось, картонное, выделывало какие-то пируэты, а комментатор подробно объяснял какие фигуры нам демонстрируют. Больше всего нам понравилась демонстрация лично нашей трибуне верхней поверхности крыльев самолета. Это был французский флаг. Сине-желтые радостно махали руками и подбрасывали кепки. Это зрелище мы увидим еще не раз (после каждого проезда двух машин Рено и Оливье Паниса). Затем к нам с жутким грохотом прилетел Mirage 2000 и отчаянно выписывал немыслимые пируэты над каждой трибуной. Только бы не упал… Прощальный вираж был произведен на угрожающе низкой высоте. Так что на фотографии можно рассмотреть торжествующие глаза пилота, которому доверили представлять Францию перед зрителями Формулы 1. Ну теперь то бируши нам точно не нужны: звук моторов четырехколесных тележек покажется нам комариным писком. В коротком перерыве до начала второй квалификации, мы узнали об, оказывается, трагических событиях первой квалификации, а именно, о дожде, вернее все время подсыхающей трассе после дождя. Зато сегодня все лидеры будут стартовать в первых рядах. Ну что ж, прекрасно! Через полчаса все было ясно, и многие покинули трибуны, чтобы встать в пробку первыми, но первыми же и выбраться из нее. Но мы люди обстоятельные, поэтому обо всем по порядку.

Для начала хочется поздравить Йоса Ферстаппена, который в пятницу завоевал пол позишн. Голландия ликует! Несмотря ни на какие катаклизмы, первым на трассу выезжает Минарди. И тут же Джастин Уилсон завоевывает промежуточный пул. А вот и Фернандо Алонсо. Вся трибуна машет голубыми кепками. Но куда ему до Ральфа Шумахера, который, как потом оказалось, выиграл все тренировки. Во второй пятерке выступают Ярно Трулли (взмах голубыми кепками), Монтойя, Култхард и Шумахер (взмах тремя красными кепками). Монтойя оказывается позади Ральфа, Култхард почетно устраивается за Williams и своим напарником. А Михаэль обгоняет брата только на первом секторе, далее оказавшись между Williams и McLaren. Баррикелло показывает еще более угрожающий результат: на 0,7 секунд хуже Михаэля. Похоже, что на 33 минуте, исход квалификации ясен, да и, пожалуй, всей гонки.

Мы упорно сидим до победного конца в ожидании вылета кого-нибудь из пилотов. Тщетно. Решаем встретиться с нашими друзьями. Они только что приехали из Парижа, и отчетливо осознают, что проделать за 2 дня еще 750 километров было бы большой глупостью. Мы подливаем масла в огонь, говоря о безумных пробках, ценах на бензин и платных дорогах. Тогда они просят пристроить их на ночлег. Еще один звонок в туристический офис Невера, и мы имеем 2 одноместных номера в городке Moulins, что в 20 километрах от трассы. Но нашим знакомым эта идея не нравится. Они хотят жить в Невере, чтобы тусоваться совместно В Невере свободных мест не оказывается даже в частном секторе. Тогда мы звоним вновь приобретенным родителям, которые с удовольствием соглашаются приютить еще двоих русских. Главные решения на этот день приняты. Осталось только перезаказать столик в ресторане, и встретить нашего товарища, пребывающего поездом в 18.30. По дороге строим планы осмотра города, посещения магазинов и т.д. Не тут то было. Мы все провели два незабываемых часа в пробке, периодически перезваниваясь и хуля французские дороги (МТС при этом озолотился). Единственное, на что у нас остается время — это найти парковку для двух машин рядом с монументальным зданием вокзала и скоротать 15 минут до прибытия поезда. Всем страшно хотелось пить, поэтому Алексей пошел договариваться с автоматом. Автомат с благодарностью принял 2 Евро, но воду выдавать не торопился. Тогда на помощь подтянулась вся наша банда и вступила в полном составе в праведную битву с этой бесчувственной машиной. Результатом была баночка холодного чая и 3 Евро сдачи. Остальное время мы провели в подсчетах выгоды машин по продаже прохладительных напитков, а также в спорах, с какой стороны подъедет поезд.

Наконец поезд подъехал. Мы сильно пожалели, что не закупились букетиком цветов. Но и так встреча прошла в торжественной и дружественной обстановке. Теперь самое время селиться, и может быть посетить магазин. Как водится, дорогу до дома мы слегка забыли, зато супермаркет нашли без труда. Жаль, что в нашем распоряжении было 10 минут, а название магазина Geant много говорило о его размерах. Так мы и метались из угла в угол резвой рысью в поисках необходимых товаров. За упаковкой пива выдвинулись группой и еле успели до закрытия кассы. Успешно закончив шопинг, мы уже собрались приступить к приятному проведению досуга. Но не тут то было. У Люды заканчивался бензин. А, как известно, во Франции это большая проблема. Но как раз у супермаркета находилась бензоколонка! Чудо! Люда отправилась туда, а наша группа обменивалась впечатлениями о прошедшем отдыхе. Так продолжалось 30 минут, пока мы, наконец, не заволновались. Еще через 10 минут вернулась и Люда. Она объяснила, что совершенно не говорит по-французски и абсолютно не понимает, как пользоваться местными бензоколонками. Тогда мы двинулись туда на 2 машинах. Оказалось, что весь живой персонал уже спокойно попивал бургунское у себя дома, и оставалось воспользоваться кредитной картой. Все попытки заставить очередную умную машину, но уже по раздаче бензина взять наличные и всевозможные имеющиеся у нас кредитные карты, к успеху не привели.

 В это время на соседнюю колонку приехал симпатичный негр на мотоцикле, вставил в автомат свою карту и приспокойненько заправился. Вопрос! Тут кто-то выдвинул идею, что у них кредитки совсем другого действия, то есть чиповые. И мы уже было углубились в дискуссию о принципе действия этих карт, как к нам пришла гениальная идея попросить этого парня помочь нам. Быстро составив делегацию, со мной во главе, мы отправились на переговоры. Парень к нам отнесся с недоверием. Но мы ему рассказали грустную историю о том, что мы русские и приехали на гонку Формулы 1, и что у нас кончился бензин и что у нас не работает карта. Предложили ему наличные и попросили воспользоваться его картой. Надо сказать, что он не обрадовался.
 — Заправить 2 машины?
 — Нет, нет, нам только одну.

Мы получаем согласие и продолжаем развлекать нашего нового знакомого занимательными рассказами о России, пока Люда пристраивается к колонке. Получилось это не очень ловко, но, слава богу, никто не пострадал. Вот уже и бензобак открыт, и парень вставляет свою карту. Автомат ее заглатывает и категорически отказывается отдавать. Тут уж и он не на шутку испугался. Видимо, это был единственный его источник доходов на этот week-end. Мы все дружно пытаемся вытянуть карту. Вход идут ногти, длинные ногти, чуть ли не зубы. В результате приходится воспользоваться пинцетом, случайно завалявшимся у нас в автомобиле. Карта возвращена владельцу! Он счастлив, но не помочь своим новым товарищам из далекой северной страны он тоже не может. Подходим к соседней колонке, вставляем карту. И автомат ее принимает. Дело за малым — подогнать машину. Получается это с еще большим трудом и уже с помощью доблестных рыцарей нашей компании. В это время к нам подходит миловидная девушка с пустой бутылкой из-под Кока Колы. Она произносит ту же самую тираду, что и мы. Ей нужен всего один литр бензина. Наш парень отвечает, что уже спасает одних таких же придурковатых, и больше помогать никому не намерен. Но вид у девушки жалостливый, и она встает за нами в очередь на заправку. Наконец, заправив машину и поблагодарив нашего спасителя, мы отправляемся в путь, не дождавшись спасения девушки. Чуть поплутав по городу, мы находим наше пристанище и знакомим наших родителей с новоприобретенными детьми. Нас уже ждут. За это время были усыновлены еще 2 немца. И так оказалось, что и самим хозяевам спать уже негде. Ну, тут надо решать, либо много детей и деньги, либо спокойный сон. Они выбрали детей (или деньги).

Благополучно расселившись и расплатившись за номера, мы отправились в ресторан, до которого путь был неизведан и, видимо, не очень близок, а в нашем распоряжении осталось всего лишь 15 минут. Зато ресторан превосходил все ожидания. Мадам Рибле (то есть меня) и ее друзей (то есть моих) уже ждали и буквально еще минут через 15 — 20 готовы были предоставить столик. В центре зала действительно красовалась печь, где пылал открытый огонь, на котором жарили великолепные куски мяса. Только цены нас не очень порадовали. Отдельно блюда не подавались, а имелся скромный набор меню, состоящим из закуски, горячего и десерта. Все это начиналось от 40 Евро и до бесконечности. Эх, гулять так, гулять, и мы дружно приступили к выбору блюд (я, в качестве переводчика). Официанту сообщили, что этот ресторан мне рекомендовали еще в Москве. И особо теплый прием нам был гарантирован. И даже на закуску было рекомендовано блюдо, сильно смахивающее на старую добрую тушенку в банках. Хорошо, что я не слушала ничьих советов и выбрала великолепные виноградные улитки.

Ужин удался на славу. Мы были последними гостями, покидавшими это заведение. Нас ждет дом и город Невер. Люда выбрала дом и подготовку к просмотру завтрешней гонки, а все остальные решили познакомиться с ночной жизнью Невера. Город пел и веселился. На каждом углу были установлены импровизированные сцены, где играли группы различных музыкальных направлений, а их поклонники танцевали и выпивали. Скорее даже выпивали. Присоединились к этой толпе и мы, прикупив бутылочку красного вина, видимо очень среднего пошиба, так как стоили она всего 10 Евро. Продолжили занимательный разговор, но уже приходилось орать, так как группа производила невообразимый шум. Вот уже послан гонец за второй бутылкой. — не ходовой товар берем, что-ли? — спросил Леша, вернувшись. Ему сделали скидку, и вместо 10 Евро он заплатил 7 Евро. А к 2 часам ночи праздник неожиданно подошел к концу. Бары закрывались, музыканты собирали инструменты, уборщики убирали мусор. Нам тоже пора домой. А жаль. И уже дойдя до нашей машины, мы вспомнили, что у нас есть недопитая после Нюрбургринга канистра красного вина. Леша уже был великолепно знаком с этим напитком, поэтому всячески поддержал идею пропустить по стаканчику на сон грядущий.

Я зашла в дом, чтобы надеть свитер и встретила там хозяина, у которого все-таки еще была надежда, что мы пришли укладываться и он спокойно запрет дом. Но мне пришлось его разочаровать. Тогда он в отчаянии пытался мне всучить ключ от дома, но быстро понял, что мне вряд ли удастся что-нибудь объяснить. Единственное чем я ему могла помочь — это советом просто не закрывать входную дверь. Мы прекрасно понимаем, что шум, производимый нашей компанией, может разбудить пол города. И чтобы не беспокоить хозяев, решаем перенести пикник в ближайший лесок. Для этого надо воспользоваться автомобилем. Нашлись ключи только от Людиной машины. Решив, что ничего с ней не случиться, если мы на минуточку отлучимся, правда без прав и документов на машину, и Люда ничего не узнает.

Минутах в 5 от дома нашелся великолепный парк. Мы прекрасно устроились на капоте, включили магнитофон. Жаль, только единственная зажигалка потерялась, и была установлена строгая очередность курения. Вечер явно удался, и свидетелем этому было великолепное звездное небо. Жаль, что холод пронизывал до костей. Оказалось, что по парку протекает небольшая, но полная ключей, речка, принесшая в этот утренний час жуткую промозглость. Решено сменить место дислокации. После недолгих поисков перебираемся к какому-то сооружению, типа сарай, но уже находящемуся на жилой улице. И в пол четвертого, когда все вопросы, включая политические, были с легкостью решены, появилась идею пойти спать. Ведь завтра гонка, а мы заказали завтрак на 7 утра, чтобы не опоздать ни на парад пилотов, ни на саму гонку. Благополучно доезжаем до дома, паркуем машину так, чтобы никто не понял, что она где-то шлялась всю ночь. И решаем выпить по последней, так как канистра слава богу заканчивалась. Так же решаем выкурить по последней сигарете и по последнему разу обсудить все вопросы. Но тут нас прервал хозяин дома. Он вышел и сказал, чтобы мы все быстро шли в подвал и кончали орать на улице и будить весь квартал. В общем- то в подвал идти не хотелось. МЫ НЕ УЗНИКИ! (вспомнилась Жанна Д'Арк). И мы честно пообещали просто разойтись по койкам. Не тут то было, через две минуты все оказались в глубоком подвале за столом. А погребок то оказался винным.

Хозяин всем раздал бокалы, нарезал домашней колбасы, и начал дегустационную историю. Он оказался заядлым виноделом. Сам выращивал виноград, делал из него вино и виноградную водку. Дядя его держал то ли коров, то ли свиней и производил великолепную колбасу, которой нам предлагалось закусывать. Началась дегустация вина. Вначале белого, потом красного.Хозяин сам с удовольствием налегал на все произведенные им напитки. Далее пошла виноградная водка, потом снова вернулись к вину. Разговор плавно перетек на сельское хозяйство Франции (в коем мы являемся теперь непревзойденными специалистами). Коровы — альбиносы, населявшие этот регион, оказались мясными и абсолютно не давали молока. Как же так? А какие коровы тогда дают молоко? И нам назвали породу. Название, к сожалению, забылось, но цвет коров, кажется, должен был быть коричневым. Кто-то заинтересовался пятнистыми коровами (мясные, аль молочные?) И по бредовости разговора, мы неожиданно поняли, что пора спать. Время было 6 утра, и хозяин стал нас убеждать, что спать один час абсолютно бесполезно. Но мы были уверены, что за один час мы полностью восстановим силы и главное, полностью уберем алкоголь из крови. Нам же с утра за руль! Спорить с нами было бесполезно. Единственный немой вопрос, оставшийся в глазах «папы», зачем было снимать столько комнат, если появляться мы в них вообще не собирались. Вот такая загадочная русская душа.

Воскресенье
Первое, что я услышала в воскресенье, был настойчивый звон будильника. Сейчас встаем, пообещали ему мы и, видимо, тут же отрубились. Через какое-то время позвонила Люда с вопросом, собираемся ли мы вставать. А мы сказали, что уже давно на ногах и уже выходим к столу. А сами вскочили, как оловянные солдатики, в бессознательном состоянии оделись, умылись, собрали вещи, и вышли к завтраку. «Папа» был удивлен тем, что нам вообще удалось встать, но виду не подавал, просто налил всем чая и кофе. Мы сфотографировались на память, обменялись e-mialами. Чувствовалось, что, несмотря на красные глаза, нам удалось произвести неизгладимое впечатление на простую французскую семью. О гонке как-то не вспоминалось. Но ехать надо. Побросав все в машины, наша группа покинула гостеприимный дом. Поскольку трибуны и парковки у нас разные, договорились встретиться в центре торговой зоны после парада пилотов. В нашей команде оказался один необилетченный пассажир, поэтому мы снова двинули к кассам. К сожалению, спекулянтов не наблюдалось, и пришлось идти честным путем. Что оказалось существенно дороже.

Еще раз посетили торговые ряды, пытаясь выполнить все заказы из России. Поэтому обвесились кепками Шумахера, Монтойи и Мерседеса (ни маклареновских ни кепок Кими не было). И тут мы решили купить огромный флаг Феррари. Обвешенные сумками, с напяленным флагом, мы продвигаемся к нашей трибуне. Билеты проверяются с чисто французской безалаберностью (их можно было совсем не покупать). У нас идет раздача подарочных наборов для поклонников Renault. Наши красные кепки и особенно флаг не помогают нам убедить сотрудников Renault в том, что мы являемся постоянными и преданными членами клуба этой команды. Заходим на трибуну, и, не смотря на то, что места у нас в разных углах, садимся все вместе. У соседей одалживаем сине-желтую кепочку (оставляя в залог свою) и спускаемся за подарками. Единственно, что нам удается урвать — это держатели для билетов. Для остального нужен факс от клуба (а ксерокса под рукой не оказалось, а то бы они были удивлены количеством членов клуба). Ну ничего, пусть и не полный набор, но что-то мы получили.

Надо спешить. Начинается парад пилотов. Он нас несколько разочаровал. Всех, как обычно, загрузили в открытый грузовик и в темпе провезли по кругу. Не было вереницы старых машин. Ничего не напоминало 2001 год. Вот уже стартует гонка Porsche. Без особого энтузиазма смотрим ее и болеем за нашу команду красно-белых. А наши друзья уже в назначенном месте, звонят и настойчиво сообщают, что пиво греется. Особого желания встать и двигаться у нас нет. Но и отказаться было бы не вежливо. И через 15 минут, не дождавшись окончательных результатов гонки, собираем весь нажитой скарб и отправляемся в центр трассы, подбадривая друг друга грозными, но усталыми взглядами. Как навьюченные верблюды плывем мы по выжженной солнцем пустыне, и вдруг, в теньке небольшого деревца, видим идиллическую картину: на пластмассовых стульчиках устроились наши товарищи и попивают победное шампанское MUMM. Нам тут же выдают бокалы. Я категорически отказываюсь продолжать пьянство! После гонки нам ехать в Париж! Но меня убеждают, что лучше всего по утрам оттягивает именно шампанское. И только оно. И вот уже через 15 минут все уютно устроились кружком, купили еще пару бутылочек шампанского, достали все съестные запасы и начали пировать. Настроение улучшилось. Открылось второе дыхание. Ребята рассказывают, как они добрались до трассы. Оказывается, они встретили Михаэля Шумахера, который сам за рулем ехал на гонку. Люда сказала, что это хорошая примета и Шумахер выиграет гонку. Где-то она, конечно, оказалась права. Шумахер выиграл гонку, только Ральф.

 В 13.15 все же было решено расстаться, иначе мы бы просто опоздали к старту. Договариваемся о встрече уже в городе Париже и расходимся по местам, согласно купленным билетам. По дороге нас настигает авиашоу (дубль 2) И снова, как завороженные мы снимаем на камеру и фото беспорядочно мечущийся самолет. К старту мы успели. Посмотрели его на экране. К концу первого круга, когда весь пелетон достиг нашего поворота, все уже было практически решено. Только Баррикелло не вписался в новую конфигурацию последнего поворота и эффектно развернулся, тем самым порадовав зрителей и откатившись в конец пелетона. Михаэль все отставал и не было никакой надежды на его победу. Мы уныло ждали пит-стопов. Вдруг как всегда произойдет чудо и гений Росса Брауна сделает свое дело. Так и вышло, первый пит стоп позволили Култхарду обойти Михаэля Шумахера, и первая пятерка стала выглядеть так: Ральф, Монтойя, Райкеннен, Култхард, Шумахер. Баррикелло получил возможность совершить незвбываемый прорыв наверх. После второго пит-стопа положение не меняется, зато после третьего, Шуми обходит обоих Макларенов и неожиданно пускается вдогонку Монтойе, став быстрейшим пилотом на трассе (может проснулся?). Так гонка и продолжалась. Получаем звонок из Москвы, нас требуют объяснить, почему Шуми идет третьим, когда все прекрасно видели, что он был пятым? Наш ответ прост — пит стоп. Оказывается по телевидению первые 20 минут с маниакальным упорством показывали две машины Renault (пока они слава богу не сошли), а остальное время лидирующего с бешенным отрывом Ральфа Шумахера. Остальные события остались за кадром.

Мы тоже несколько заскучали. Борьбы не намечалось, и уже довольно внушительная толпа покинула трассу и выстраивала пробку. Под занавес живописно сгорел мотор Жанкарло Физикеллы. Он ловко выкарабкался из Джордана и побежал вдоль нашей трибуны, приветливо размахивая руками. Мы тоже были рады его видеть. Финиш. Все вскакивают. Кто-то обнаруживает выход на трассу и вся трибуна рвется в узкую щель (есть еще шанс успеть к подиуму) Но не тут то было, мои рациональные друзья категорически отказываются гулять по трассе с багажом, оказавшимся у нас на руках к этому времени. Поэтому мы смотрим награждение на экране и продвигаемся в сторону стоянки. Я уверена, что торопиться нам некуда. Доказательством тому служат перемешанные машины на выезде с парковки. Никто никуда не двигается. Но для успокоения совести я все же встаю в конец очереди и выключаю мотор. Так, не двигаясь, мы простояли полтора часа. За это время мы сделали массу полезных дел: во-первых, пообедали, во-вторых, произвели генеральную уборку в машине, выбросив весь мусор и бутылки, скопившиеся за две недели. И самое главное — собрали чемоданы. То есть к завтрешнему покиданию страны мы были полностью готовы. Жаль, только что наш друг хотел покинуть эту страну еще сегодня. И в 17.00 у него отходил поезд из города Невера. В худшем случае, нужно быстро добраться до Парижа, а дальше либо самолетом, либо поездом. А перед нами так заманчиво простиралась вертолетная площадка, где туда сюда сновали вертолеты.

Попытка не пытка, и мы идем туда. Я объясняю девушке, что в нашей компании есть очень важный гость, который страшно торопиться на деловую встречу и совершенно не может провести всю оставшуюся жизнь в автомобильной пробке, и она должна ему помочь. Девушка не возражает и направляет нас к специально обученному парню, который сверяется со своим графиком и говорит, что через 30 минут будет одно свободное место в вертолете, который летит до какого-то аэропорта, далее следует пересадка на самолет и через каких-нибудь полтора часа вы в Париже. Маршрут нам полностью подходит! Мы уже практически согласны. Только цена 1200 Евро за рейс нас немножечко смущает. И мы решаем остаться и с простым французским народом постоять понюхать выхлопные газы. Французский народ это понял, и сам двинулся нам на встречу. Ко мне подбежал парень и сказал, что мы здесь стоим без движения уже который час, что возмутительно, поэтому они там с парнями сломали загородительную реечку (в виде огромного бревна) и теперь покидают стоянку в неположенном месте, и просто таки требуют, чтобы мы к ним присоединились. Завожу боевого коня, разворачиваюсь, и устремляюсь за нашими спасителями. Над реечкой видимо много народу потрудилось. Мысленно лично благодарим каждого безымянного героя.

Выезд со стоянки — это важная часть передвижения по дорогам, следующая задача — выезд на нужную трассу Невер — Париж. Задача эта тоже не легка, так как организаторы движения имеют обыкновение всех пускать в одном направлении по кругу. Здесь кругов, видимо было два или три. И мы попали не на самый большой, но самый замысловатый. Мы продирались сквозь горы и пригорки, проезжали по небольшим деревенькам, практически навещая дворы местных жителей. И только минут через 30 выехали на легко узнаваемый автобан. Движение на нем стояло наглухо. От нечего делать мы сыграли во всевозможные логические игры, спели все песни. И даже вычислили среднюю скорость нашего передвижения: 12,5 км в час Значит 250 км мы с легкостью преодолеем за 20 часов. Прекрасно! На наш самолет мы успеваем, да еще экономим на ночлеге. Не всех устраивал такой ход событий, но деваться было некуда. Все попытки съехать на проселочные дороги и отправиться в Париж через Орлеан, Дижон или какой-либо другой город, были категорически мною отвергнуты. И правильно. Как только мы доехали до будок оплаты и честно отдали 2,30 Евро, пробка рассосалась, и мы значительно ускорились.

Но вопрос с заправкой нашего автомобиля решен пока не был. Ближайшая заправка на автобане представляла из себя плохо организованный конвейер. Тысячи машин стояли в очереди. Откуда не возьмись, появились заправщики, которые в темпе обслуживали машины, принимали наличные деньги (и это во Франции, да еще в воскресенье). Тут же рядом стояла выездная касса в виде тети, принимающей кредитные карты. В принципе можно было не платить, никто бы ничего не заметил. Вопрос о легком перекусе, а также покупке бутылочки воды, отпал сам собой, при виде настоящей совковой очереди времен «когда еда пропала». Быстро покидаем этот муравейник И в 10 вечера нас уже ждал Париж. По пути мы заскочили в аэропорт Orly, где были приятно удивлены полным отсутствием живых душ. Так поздно самолеты по Франции уже не летают, и полицейские посоветовали подойти завтра часикам к 7 утра, когда может быть сотрудники аэропорта выйдут на рабочие места.

Тогда нам срочно нужно бежать на ужин. А то сотрудники ресторанов имеют обыкновение завершать свою работу в 11 вечера. Множество ресторанов мелькают за окном. Но в Париже же абсолютно негде припарковаться. Оставляем наше авто в неположенном месте в каком-то переулке, пытаемся запомнить его название, и отправляемся на поиск ресторана. Время поджимает, поэтому поиск некачественный и ресторан далеко не лучший. Официант по традиции начинает балагурить, но тут же сталкивается с жестокими взглядами моих друзей, готовых уже убить всех. Только неплохое вино смягчает ситуацию, и взгляды теплеют. Из планов на вечер остается Эйфелева башня в новом световом оперении и гостиница недалеко от аэропорта Roissy Charles de Golle. Мы так увлекаемся беседой, что выскакиваем из-за стола необычайно поздно, успеваем окончательно заблудиться в городе, и чудом наблюдаем за последними 2 минутами шоу. Эстетический план выполнен, теперь в аэропорт. Может быть, у французов эта дорога занимает немного времени, но мы долго плутали по знакомым и незнакомым улочкам, наткнулись на огромное количество достаточно потрепанных (но еще в строю) проституток. В общем, знакомились с ночной жизнью французской столицы (причем против своей воли). Наш друг решил не ночевать в отеле, а подождать самолета в аэропорту. Благо первый улетал в 6 утра, а было уже полтретьего ночи.

Попрощавшись, мы отправились на поиски гостиницы. Отель IBIS оказался несказанно дорогим — 89 Евро, и мы решили поискать что-нибудь более приемлемое. И очередной отель — шкаф, под названием B&B стал нашим приютом всего за 46 Евро. За пять часов мы великолепно выспались, и бодрыми и веселыми покинули Париж. Вечером нас уже радостно встречали питерцы в Пулково, затем мы приобрели билеты на вечерний поезд, поужинали, случайно попали под дождь. И мокрые, но счастливые сели в вагон, который неминуемо привез бы нас в любимую и родную Москву.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий