Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Франция >> Cардинокорсика, страна: Франция, Италия


Забронируй отель во Франции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Cардинокорсика, страна: Франция, Италия

Франция

Сардиния

Второй вопрос интересующегося Сардинией — это как туда добраться (первый обычно — насчет сардин). Если вы решились побывать там, вас не ошеломит обилие вариантов, собственно их только два — самолет либо паром. Конечно, считается, что Сардиния — это некий заповедник для миллионеров, где цены на гостиницы начинаются от 200 долларов/ночь и если вас это не смущает — авиабилет ценой около 150$ — ваш выбор, ну а я предпочел ночной паром за 30 евро.

Выйдя во влажную ночь городка Civitavecchia — морских ворот Рима, я обнаружил, что не одинок в своих предпочтениях — плотная толпа пассажиров поезда, многие с такими же, как у меня рюкзаками, целеустремленно покатилась куда-то, как я предположил — к пристани. Зрелище было весьма колоритным — многие были красными флагами, другие в майках с Че Геварой, с Ленином, правда, никого. Несколько пожилых афроитальянцев благообразного вида шествовали в длинных белых одеяниях — не иначе какая-то секта или микроскопический католический орден — подумал я, а вообще похоже этот остров — не самое обычное место.

Благополучно погрузившись на огромный паром компании Sardinia Ferries, я удобно разлегся на двух креслах и рюкзаке — благо, просторный зал с сидячими местами не был заполнен и на одну десятую. В пять утра проснувшись от немецко-итальянских воплей репродуктора я решил, что мы уже прибыли и мгновенно скатился вниз, однако оказалось, что до выгрузки еще час, который я продремал на нижней палубе.

Сойдя по трапу и вдохнув свежий морской воздух я был вознагражден за ранний подъем зрелищем первого островного рассвета невероятных розовых тонов, окрасившего облака. По предварительному плану я собирался взять в городе прибытия — Олбии напрокат скутер и поехать на нем через весь остров к забронированному накануне хостелу, однако все сложилось несколько иначе — бесплатный автобус отвез пассажиров парома не в центр города, а на железнодорожную станцию, откуда как раз уходил поезд в нужном мне направлении, что было, правда, нелегко выяснить при моем знании итальянского в десять слов. Впрочем сардинцы говорят не совсем на итальянском, а на своем собственном наречии. Ровно в шесть тридцать двухвагонный минипоезд, больше похожий на трамвай, бодро застучал по неяркому сардинскому пейзажу, то и дело надолго проваливаясь в утренний туман, который, казалось, застил половину острова. Поля и безлесые холмы не слишком впечатляли и я порадовался, что не стал сразу связываться с тихоходным скутером. После нескольких пересадок и общения с удивительно дружелюбными, но поголовно не говорящими по-английски сардинами, я добрался до противоположного, западного побережья острова, в маленькую, залитую солнцем деревню, где на главной площади высился огромный, модерновый католический храм в стиле Дали. Подывывшись на это чудо, я зашагал в направлении, подсказанном мне путеводителем и довольно быстро нашел свой хостел. Хостел? С десяток новехоньких розовых бунгало были живописно разбросаны по зеленой лужайке, а в маленьком здании ресепшена было все — от бильярда и гитары до столовой и прачечной. Пораженный этим великолепием, я направился к стойке, где получил право на все эту роскошь за 13 евро с завтраком. Когда же я получил в свое полное распоряжение половину одного из бунгало, рассчитанную на восемь человек, я уверился, что попал прямо в рай и имел только один вопрос- а где здесь море? — Море? Там, там, там и там, а еще там — улыбнулся смуглый парень за барной стойкой, где я взял стакан сока — С морем у нас проблем нет! — Похоже на то, — заметил я и пошел за плавками. Выйдя к заливу, я уселся на обрыве, перекусывая персиками и любуясь открывшимся пейзажем — небесно-синяя гладь воды ближе к берегу взрывалась красками видимого до мельчайших подробностей дна, песчаный пляж был практически пуст, и лишь несколько яхт лениво покачивались на рейде. Грандиозные планы исследования окрестностей были мгновенно забыты и я провел весь день загорая на пляже, плавая с маской и общаясь с ирландцами из небольшого отеля неподалеку — единственному на километры побережья вокруг. Вечером все население деревни, все тридцать человек предавались порокам ночной жизни на главной улице, поедая одноевровое желато и запивая его местным вином. Обыграв весь местный обслуживающий персонал в бильярд, я довольно рано пошел спать — ведь на следующий день было запланировано знакомство с островом.

Без проблем взяв в ближайшем городке Алгейро мотороллер за 20 евро до следующего утра, я впервые в жизни покатил на железном коне в местный туристический офис за картами и списком местных достопримечательностей. Запасшись искомым я несколько резко дернул ручку газа и тут же влетел в стену, выпав из седла и в кровь разбив колени. Местные жители при этом проявили какой-то излишний интерес к моей скромной персоне, поэтому я невозмутимо надел шлем, поднял скутер и уехал, лишь потом перевязав раны подручными средствами.

Сам по себе Алгейро выглядит довольно мило и романтично со своими внушительными бастионами и узкими мощеными улочками centro storico, где так хорошо посидеть в многочисленных рыбных ресторанчиках теплыми вечерами. На улицах продаются местные сладости, пицца, а набережная уставлена укромными скамейками и маленькими фонариками.

Чуть освоив мотороллер, я запасся продуктами в местном супермаркете (ау, где вы, бешеные сардинские цены?) и покатил по красивейшей прибрежной дороге к знаменитому местному Гроту Нептуна, который оказался просто пещерой на уровне воды, состоящей всего из небольших четырех залов и абсолютно не стоившего восьми евро за билет. Древние маяки из песчаника, зеленые горы, синева моря, пустые белоснежные пляжи — красота этих мест просто нереальна.

Петляя на скутере между полей и виноградников , я не раз замечал надписи — коммуна такая-то или сякая-то,- на Сардинию в свое время стекались коммунисты со всей Италии, и судя по новеньким джипам и огромным домам фермеров, социалистические методы ведения хозяйства дали прекрасные плоды на этой засушливой и явно не черноземной земле… Надо заметить, что надписи Indepenza также не являются редкостью, однако у меня было слишком мало времени, чтобы вникнуть в местную политику поглубже.

Главной достопримечательностью Сардинии считаются нураги — каменные сооружения неизвестного назначения построенные неизвестным народом более 3500 лет назад. Всего их на острове около 8000 и я заехал к одному из них, случайно заметив указатель. Огороженная площадка, куда я зашел, приобретя за 2 евро билетик, хранила следы раскопок, но была абсолютно пустынна. Плакаты при входе рассказывали об этой нураге довольно подробно — но общий смысл был в том — что никто толком так и не знает что же это такое. В центре высилась двойная башня, более высокая была метров шесть в высоту и практически в идеальном состоянии, соседняя — чуть ниже и полуразрушенная. По-прежнему в полной тишине и одиночестве я проник внутрь. Полутемная внутренность башни потрясала практически идеальной формой свода — огромные камни были пригнаны с точностью до миллиметра лишь с помощью камешков в щелях- безо всякого цемента. Сравнение с полуразрушенным римским Колизеем, который на полторы тысячи(!) лет моложе и строился вроде как великой цивилизацией внушал благоговение перед этими стенами. Встав точно по центру башни, на месте алтаря, когда-то стоявшего там, я замер закрыв глаза, через секунду почувствовав нечто, что заставило покачнуться… Не успев понять, что же это было, я попытался еще пару раз поймать это чувство, но ничего не вышло. Под большим впечатлением я вышел на яркое солнце — целый автобус немецких туристов только что подъехал и возбужденно галдя они толпой ломились в калитку. Что ж, я вовремя.

Прекрасно пообедав в хостеле за 8 евро типичными итальянскими блюдами от владелицы — мамы Маргариты, как все ее называют, я закончил день на пляже, а вечером купил в городе три литра превосходного белого вина из бочки по евро литр и вместе с канистрой отправился на берег смотреть закат на море и закончил день разделив остаток вина с соседями по бунгало. На Сардинии находится более трети всех итальянских пляжей и несмотря на то, что это лучшая часть, количество туристов, быть может отпугиваемое ценами на отели пока относительно невелико, пляжи свободны, особенно осенью, а турбизнес не нарушил патриархальный уклад местной жизни. Кстати, наиболее дорогой и престижный Изумрудный берег (Сosta Smeralda) находится на севере острова, а знаменитые снежно-белые пляжи в основном на юге, что странно. Увижу их в следующий раз, мой путь лежал на север.

Корсика

Утро настало и, попрощавшись с мамой Маргаритой, я взгромоздил рюкзак на себя, а себя на скутер и начал путь на французскую Корсику — родину Наполеона и место, где совсем недавно еще существовала кровная месть. Транспортное сообщение в тех краях и так не отличается интенсивностью, а с учетом конца сентября мне пришлось сделать три пересадки и потратить полдня, чтобы добраться до Санты-Терезы — северной оконечности острова, откуда ходит единственный паром до Бонифацио на южной оконечности Корсики. Паром ходит лишь трижды в день — два раза рано утром и в пять вечера, на который я и купил билет за 10 евро по карточке. Кстати, если путешествовать на машине, то будьте готовы к тому, что тариф на автомобиль обычно в два-три раза выше, чем на человека.

Хотя расстояние между островами всего несколько километров, разница между красными скалами Сардинии и почти белыми берегами Корсики разительна, вырастающая из моря крепость Бонифацио на вершине скалы, кажется замком из песка. В город ведет узкий фьорд под прикрытием орудий форта и нетрудно представить, что в средние века город был абсолютно неприступен. Тесная гавань наполнена множеством судов, в том числе гигантскими красавцами-трехмачтовиками. Паром протискивается к пристани и вот я поднимаюсь в город, укрытый за толстыми стенами там- высоко наверху. Подъем по каменной лестнице, закручивающейся вверх, к воротам, непрост даже налегке, а уж тяжелый рюкзак и вовсе превращает его в пытку. Цены на отели , указанные в местном информационном офисе абсолютно запредельные, но не зря же я третью неделю таскаю в рюкзаке палатку — кемпинг находится буквально в нескольких сотнях метрах. Милая тетенька на его ресепшене удивленно разглядывает мой красный паспорт — Рюс, рюс — киваю я, — похоже русские здесь бывают нечасто. В рекордные сроки ставлю палатку и мчусь снова в верхний город — скоро мое любимое зрелище — закат. Путаясь в лабиринтах тесных улочек, почти бегу, поглядывая на часы, неожиданно дома заканчиваются и почти сразу я оказываюсь на крепостной стене и понимаю, что торопился не зря — закат в полнеба и полморя, никогда раньше я не видел бежево-розового бесконечного моря, похожего на топленое молоко и такого же неба. На бастионе молча стоят десятки людей и завороженно смотрят на запад. Солнце уже опустилось, тьма набегает на море внизу, а люди все не расходятся, разноцветные маяки подмигивают нам, а бледнеющая вода зеркально спокойна..

Когда я гулял по вечернему городу, в каком-то узком переулке заметил вдруг красную Ниву с местными номерами, этот привет с родины заставил неожиданно ярко почувствовать как далеко я от дома — там уже холодно и Москва в торфяном тумане, здесь под тридцать, веселый смех на улицах, нарядные люди в кафе, подсвеченные стены крепости — совсем другой мир.

Но не затем я приехал на Корсику — практически вся внутренняя часть острова представляет собой огромный национальный парк, где нет никакой промышленности, почти нет людей и дорог. Лесные массивы и горы под 3000 метров, быстрые горные реки да выжженные скалы — мне туда. Несколько пешеходных трасс в парке размечены и пользуются большой популярностью среди европейских любителей хайкинга(пешего туризма). Бывали ли там русские, сказать трудно, упоминаний в Рунете я не нашел. Наиболее известная и протяженная трасса называется GR20 и тянется через весь остров — ее полное прохождение занимает до двух недель и по ней проходит до 5000 человек в год, еще два популярных маршрута пересекают остров поперек и один идет вдоль моря. Естественно, кроме этих относительно цивилизованных путей, каждый волен выбрать любую тропинку и бродить там хоть месяцами.

С железными дорогами на юге острова напряженно, а единственный автобус до городка Аяксио ходит лишь раз в день и стоит аж 21 евро. Еще засветло четверо из моего кемпинга и еще одна женщина сели в этот автобус, при такой загрузке цена становится понятна. Мило проболтав всю дорогу с молодыми ребятами из Женевы, к середине дня я оказался на родине неофициального символа Корсики — Наполеона. Официальный, к слову, вы встретите повсюду — это забавная голова мавра в бандане. Аяксио — оживленный, солнечный курортный город и в нем даже есть такое достижение цивилизации, как железнодорожная станция, откуда можно попасть в сердце острова. Забросив вещи в камеру хранения на паромном терминале, я погулял по городу, который оказался как раз тем местом, где я хотел бы купить виллу когда стану миллионером, искупался на великолепном городском пляже, купил плохую карту национального парка и запасся в огромном супермаркете всем необходимым для двух-трех дневного автономного перехода по горам — от батареек для фонарика до консервированной кукурузы — все за 12 евро(ау, где вы, дикие корсиканские цены?).

Миниатюрный поезд отправляется по узкоколейке в три дня и первый, кого я вижу, войдя в вагон — седой мужик, с которым мы накануне одновременно выехали из кемпинга, оказывается, что он тоже едет на точку выхода на маршрут — деревню Vizzavona(билет -8.3 евро), где GR20 пересекается с железной дорогой, однако идет на юг, а я на север, так что мы желаем друг другу удачи и прощаемся. Усевшись и развернув карту я стал выбирать маршрут который был бы наиболее живописен, но влез в два-три дня пути. Сосед слева смотрел на все это несколько удивленно, разговорившись с ним я выяснил, что моя карта годится только на разжигание костра. Попутчик, оказавшийся немцем, любезно достал свою крупномасштабную и показал наиболее удачный возможный маршрут, благо он ходил по Корсике уже в четвертый раз со своими друзьями. Закончилось все это тем, что он настоял на том, чтобы подарить мне эту карту, впоследствии оказавшуюся просто неоценимо полезной, ну а я в ответ подарил диск с русской музыкой, так что сейчас где-то в немецкой глубинке, вполне возможно, звучит группа Ленинград или Чиж, а местные бюргеры нестройно подтягивают за кружечкой баварского. В результате я решил высадиться не в Виззавоне, а несколько раньше на станции Виварио и оттуда сделать круг до Корте — главного города в центральной части Корсики.

Вышел на этом пустынном полустанке я абсолютно один, что уже было настораживающе, помахал туристам из моего вагона с которыми успел познакомиться и надев рюкзаки, пошел на поиски трассы. Деревня Виварио состоит всего из десятка блеклых домишек, прилепившихся к склону горы, единственная улица была тиха и безлюдна и вообще экономическое обоснование существования этого населенного пункта, где не было и ста квадратных метров ровной поверхности, осталось для меня загадкой.

Надо заметить, что пешеходные маршруты, в данном случае Monte-o-Mare (Горы-Море), представлялись мне в то время чуть ли не как асфальтированные трассы с ресторанами по сторонам. Немцы в поезде толковали что-то о местах, где нужно буквально лезть по скалам, но я не поверил. Когда после получасовых поисков с помощью подробнейшей карты и местного жителя я нашел наконец пересечение маршрута с деревней, я просто не поверил своим глазам — почти незаметная тропинка сходу устремлялась вверх по каменистому склону устрашающего наклона. Поднявшись на первые пятьдесят метров, я полностью взмок и вынужден был устроить привал, сменить джинсы на шорты и снять футболку. Предстоящий маршрут с пятнадцатью килограммами на спине представился вдруг абсолютным безумием, но если могут другие, чем же я хуже? Оглянувшись вокруг, я укрепился во мнении о том, что сошел с ума — грозные вершины нависали вокруг, окутанные туманом, который потихоньку спускался вниз, ведь время было уже к пяти, чахлые деревца вокруг стояли без листвы, а на вершине вдалеке виднелось зловещее полуразрушенное строение серого камня, которое я немедленно окрестил замком Дракулы. Весь пейзаж навевал тоску, серо-черные тона окрестностей холодили душу. Неудивительно, что таких суровых краях живет столь гордый и свободолюбивый народ как корсиканцы. О них я наслушался немало, об их стремлении к независимости, о том как сжигают дом любого француза, осмелившегося поселиться на острове, обстреливают машины на горных дорогах, о терроризме и только теперь начал воспринимать такие рассказы всерьез, — цивилизованной Европой окружающую местность назвать было трудно. Вообще мне кажется очень уместным сравнение этих мест с Северным Кавказом, даже внешне корсиканцы похожи на наших горцев.

Так или иначе, я бодро двинул по тропинке, ведомый красными отметинами на камнях и деревьях, исполняя во все горло песни, какие только мог припомнить, причем стоило мне затянуть «Катюшу» как я каждый раз сбивался с дороги — просто мистика. Я шел и шел, час за часом, борясь с болью в плечах и ногах, мимо ручьев и обрывов, встречая бесхозных коров с колокольчиками, пересекая овраги и каменистые осыпи — не видел одного — людей. Казалось, в любой момент из-за ствола дерева или мшистого камня может выйти какой-нибудь гоблин или великан. Полное и абсолютное одиночество лучшее состояние, чтобы подумать о многом, чем я и занимался, благо уже давно находился в том, что я называю состоянием путешествия, когда ты переходишь в какое-то созерцательное настроение и ежедневная смена городов, людей и впечатлений кажется совершенно нормальной, а Москва, работа, телевидение, вещи — каким-то абсурдным полузабытым сном. Вечерело, когда я наткнулся на кошмарный участок тропинки, шедший вдоль берега ручья в глубоком ущелье, -поверить в то, что беспорядочная россыпь гигантских валунов через которые местами приходилось переваливаться — и есть дорога было трудно, но пришлось. Сумерки сгущались, а вокруг не было даже квадратного метра плоской земли — справа река , слева обрыв. С трудом найдя более или менее пригодное место для палатки, я в уже в полной темноте с фонариком поставил ее, поужинал бутербродами, ибо умудрился запастись супами и сухим спиртом, но забыть зажигалку, и провалился в сон.

Проснувшись на рассвете абсолютно разбитым, я умылся в ледяном ручье и установив свое примерное местонахождение по карте обрадовался, как много я прошел накануне, однако радость моя мгновенно испарилось, едва я посмотрел на мелкомасштабную карту — два сгиба большой карты равнялись едва ли одному сантиметру на второй — стало ясно, что сделать солидную петлю до Корте, которую я задумал, за оставшиеся у меня полтора дня попросту невозможно. Оставалось два варианта — либо повернуть назад, либо, дойдя до пересечения с GR 20, повернуть не направо, а налево — то есть на тот жуткий участок от которого меня отговорил народ в поезде, утверждая, что это самое трудное место на всем GR20, тропа там резко вздымалась до отметки в 2100 метров над уровнем моря. Но этот вариант был вдвое короче и я решился, не для того я забрался так далеко, чтобы повернуть назад. Солнце взошло и я запрыгал по валунам дальше. Вдруг издалека донесся жуткий вой, напоминающие стаю охотящихся волков. Я знал, что на Корсике нет волков, однако от этих звуков стало не по себе и я поднял внушительную дубину, решив, что это бешеная собака. Звуки приближались и я увидел их источник — это был корсиканец не внушающей большого доверия небритой внешности, а вокруг него прыгало штук двадцать коричневых свиней, сражающихся за корм, который тот разбрасывал щедрой рукой не переставая издавать свой боевой клич.- Бонжур, вежливо сказал я, небрежно помахивая палкой, — бонжур, подумав, ответил пастух удивленно разглядывая меня. Очевидно, эти свиньи жили сами по себе в лесу, и лишь изредка хозяин подкармливал их, созывая этими жуткими криками, явно дошедших до нашего времени из тьмы веков. Потом я еще не раз встречал коров и овец в лесу и высоко в горах, где нет человеческого жилья на десятки километров окрест.

Минув небольшой водопад я через час вышел на знаменитую GR20, согласно моей карте недалеко находилось одно из убежищ, раскиданных по всему маршруту — обычно это домик с матрасами, кухней, водой, рассчитанный на несколько десятков человек, поблизости можно купить какую-то несерьезную провизию типа пива или крекеров. Вскоре мне встретились первые туристы, шедшие с телескопическими пластиковыми палками и удивленно покосившиеся на мою дубину в руке, в дальнейшем встречные попадались примерно каждые два часа. Однако они подтвердили, что укрытие недалеко и к полудню я действительно к нему вышел. Почти одновременно туда подошли пара ребят-шотландцев и поодиночке два немца. Перекусив и напившись, мы сдружились с одним из немцев и решили идти через перевал до Виззавоны вместе. То место, где мы находились, на склоне залитой солнцем долины было почти на высоте 1000 метров над уровнем моря, однако вершина горы Monte d'Oro, куда нам предстояло забраться на высоте 2350 метров касалась облаков высоко над нашими головами. Задача выглядела почти невыполнимой — несмотря на несколько часов тяжелого пути позади, нам предстояло пройти целый дневной этап и пройти быстро, ведь последний поезд приходил на станцию в шесть.

Ну что сказать, мы сделали это. Мы побывали на вершине и спустились вниз за пять с половиной часов поднявшись на высоту более двух останкинских башен и спустившись оттуда по жаре, без дороги и с тяжелыми рюкзаками. Не знаю, как долго мы шли бы поодиночке, но в паре тянули друг друга и успели на поезд. Если кто-то захочет повторить это как я, без подготовки, советую десять раз подумать. А на одиннадцатый отказаться от этой идеи.

Внизу две кружки пива стоили мне 12 евро, но я их заслужил, а ночевка в Корте всего пять. Кстати, ужин в местном ресторане в самом центре городка обошелся нам по 11 евро с бутылкой местного вина. К сожалению, сам Корте я видел лишь в темноте, однако мне показалось, что это милый маленький городок с живописной крепостью и старинными облупившимися домами в центре, которые не ремонтировали со времен Наполеона. Там тихо и спокойно — идеальное место для радиальных исследований окрестных природных красот, которых там хватает как, например, известный «Английский» каскад водопадов.

Что действительно дорого на Корсике, так это транспорт — билет до Бастии на побережье извлек из моего кармана еще 10.80 евро, о чем я совершенно не жалел, восхищаясь потрясающими видами из окна вагона и мастерством строителей этой железной дороги. Интересно было наблюдать за компанией местных пенсионеров в вагоне, они всю дорогу как школьники носились по вагону, хохотали, громко обсуждали все увиденное по пути, невозможно было не улыбаться вместе с ними, — удивительно жизнерадостные и энергичные люди и как непохожи своих русских ровесников.

Бастия не представляет особого интереса для туриста, это просто портовый город, по которому все ходят навьюченные багажом, потому что в этом огромном транспортном узле нет ни одной камеры хранения — вот отличный вариант для бизнеса, тот, кто откроет ее там легко обогатится. Паромами из Бастии можно добраться до Ливорно, Ниццы, Марселя, Генуи и других городов материка, что я и сделал, еще через два дня вылетев из Рима в Москву, где родина встретила меня потерей багажа…

Я не упомянул о великолепных возможностях для дайвинга, яхтинга, виндсерфинга, о потрясающей кухне и чудесах природы этого удивительного уголка Европы, но нельзя объять необъятное. Конечно, каждый из этих невероятных по красоте и своеобразию островов заслуживает не трехдневного марш-броска, а отдельного путешествия, которое, уверен, когда-нибудь состоится, а пока я смотрю на голову мавра и средиземноморский прибой мерно плещется в душе.

| 09.01.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий