Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Финляндия >> Хельсинки >> Хельсинки — это тоже интересно


Забронируй отель в Хельсинки по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Хельсинки — это тоже интересно

ФинляндияХельсинки

Хельсинки — пожалуй, самая посещаемая российским туристами зарубежная столица. Главное достоинство этого города — близко. Около 400 км от Санкт-Петербурга, примерно 1000 км — от Москвы. Город, безусловно, не производит впечатления «столицы мира», да и не пытается казаться таковым. Это очень милая «провинциальная» европейская столица. Но понять Хельсинки, как и любой другой город, из окна туристского автобуса невозможно. Достопримечательностями финская столица вроде бы небогата. Однако при кажущемся отсутствии достопримечательностей город чрезвычайно интересен как единое целое. Интересен очень удачным и органичным соединением прошлого всех эпох своего существования и настоящего, природы и общества.

Съездить туда стоит хотя бы для того, чтобы на всё это посмотреть. Правда, надо ещё и понимать, что видишь. Туры в Хельсинки предлагают сотни туристических фирм, но программа всех этих туров удручающе однообразна: обзорная экскурсии с показом трёх памятных мест — Сенатской площади, памятника Сибелиусу и «Церкви в скале», посещение аквапарка «Серена» и торгового центра «Итякескус». И всё. Естественно, что у подавляющего большинства туристов остаётся впечатление, что это вообще все, что есть интересного в столице Финляндии.

Но это впечатление совершенно неправильно! Для финнов главная «достопримечательная» улица Хельсинки — Эспланада, бульвар, отходящий от Торговой площади. Это, собственно, не одна улица, а две — Северная Эспланада и Южная Эспланада. На Северной Эспланаде неподалёку от Торговой площади находится Информационное бюро по туризму в Финляндии, на Южной эспланаде — то же, но города Хельсинки. И в первом, и во втором есть буклеты, путеводители, планы Хельсинки на русском языке, причём совершенно бесплатно. Ничего удивительного в этом нет — такие информационные центры с бесплатным «раздаточным материалом» существуют во всех более или менее крупных городах Европы. Но удивительно то, что наши туристы в подавляющем большинстве просто не знают ни про существование этих центров, ни про их бесплатность! Они целиком и полностью доверяют гидам, квалификация которых во многих случаях оставляет желать лучшего. «Желать лучшего» — мягко сказано. Как мне кажется, очень многие, в том числе и крупные турфирмы, относятся к поездкам в Финляндии как к «неизбежному злу», чему-то вроде новогодних утренников для артистов (работать неохота, а денег по-лёгкому срубить хочется), и к организации их относятся соответственно.

Информации в бесплатных проспектах, естественно, гораздо больше, чем может сообщить гид. Самый, на мой взгляд, интересный проспект — «Хельсинки: пешком по городу», где чрезвычайно подробно расписан чуть не каждый дом в центральной части города. Текст этого путеводителя вместе с картинками выложен на сайте www.tournet.ru, причём картинки снабжены «лейблом» этого сайта. Но полагаю, что содержание авторы сайта целиком и полностью почерпнули из путеводителя. Безусловно, многие упомянутые в путеводителе достопримечательности интересны только и исключительно финнам. Например, они всячески чтят память главных национальных писателя и поэта — А. Киви и Й. Руненберга соответственно. Не знаю, как кому, а мне их имена говорят очень мало. Наверное, только специалисты по Финляндии могут рассказать о заслугах тех, кто эти имена носил. Скорее всего иностранцы чувствуют примерно то же самое, когда их в России возят по местам, связанным с именами, например, А.С. Пушкина или А.П. Чехова.

«Выгуливаясь» с таким путеводителем и планом по Хельсинки (господа, уясните, пожалуйста — это всё бесплатно, и не надо ездить на бестолковые обзорные экскурсии), узнать о Хельсинки можно очень много. И не только о Хельсинки, но и о Финляндии вообще, и об отношении к России. Так, очень мило обозначено происхождение названия улицы Маннергейма: «Улица названа в 1942 году в честь 75-летия Маршала Маннергейма», а абзацем ниже, там, где речь идёт о памятнике «Три кузнеца», говорится: «На самом памятнике и постаменте следы от бомбежек Хельсинки во время Второй мировой войны». Но речь идёт о тех временах, когда Финляндия (фактическим руководителем которой был Маннергейм) воевала на стороне гитлеровской Германии, и бомбы, падавшие на Хельсинки, были советскими бомбами, которые сбрасывались на столицу про-гитлеровского государства — и сбрасывались в качестве абсолютно справедливого возмездия!

Если вернуться к Эспланаде, то бульвар очень красив, и архитектурные эпохи на нём меняются предельно наглядно. Здания ближе к морю (Торговой площади) строились в начале 19 века, но по мере удаления от моря стиль меняется — от ампира к модерну так же, как менялись «модные» архитектурные стили на протяжении позапрошлого столетия. В конце бульвара — здания, построенные уже в начале 20 века. На самом бульваре — несколько скульптур, ряд которых открывается скульптурой «Хавис Аманда» («Морская нимфа»), поставленной на Торговой площади в 1908 году. Город Гельсингфорс, столица Великого княжества Финляндского, всячески противился водружению этой скульптуры, представляющей собой фигуру обнажённой девушки, однако в конце концов она была поставлена. И почти сразу же стала «предметом национальной гордости» не только жителей Хельсинки, но и Финляндии вообще. Каждый год 30 апреля скульптура украшается новой деталью — студенческой фуражкой, а после чемпионата мира по хоккею 1995 года, когда Финляндия завоевала чемпионский титул, «Манту» (так сократилось в обыденной речи почти торжественное название скульптуры) одели в форму хоккейной сборной Суоми. Маленькие памятники или скульптуры, разного вида и назначения, очень характерная черта не только Хельсинки, но и многих других городов Европы, например — Стокгольма. На Эспланаде ряд этих памятников и скульптур завершается очаровательной скульптурой «Сказка и жизнь» — две обнажённых женщины, стоящих напротив друг друга. Но не следует понимать это так, будто все памятники и скульптуры Эспланады — обнажённые женские фигуры. Памятники между «Мантой» и «Сказкой и былью» — вполне одетые мужчины.

Эспланада и примыкающие к ней кварталы — это сердце Хельсинки. Понятно, что аналогия далеко не всегда бывает уместной, но Эспланада и Сенатская площадь в Хельсинки в чём-то схожи с Невским проспектом и Дворцовой площадью в Санкт-Петербурге. Главные улицы в обоих случаях — это средоточие жизни города, а главные площади — главным образом экскурсионные объекты. На Эспланаде расположены дорогие магазины и отели; несколько обменных пунктов, где безо всяких проблем меняют в том числе и российские рубли. Иногда вызывает удивление то, что у табличек с названиями улиц, примыкающих к Эспланаде, помещены маленькие изображения животных. Это — наследие давно минувших лет, когда город делился не на улицы, а на кварталы, каждый из которых носил имя какого-либо животного, в числе которых были как вполне северные, так и экзотические. Нигде, кроме центра, табличек с животными нет.

Главный транспортный узел Хельсинки — это Торговая площадь, к которой сходятся основные пути разбросанного по полуостровам и островам города. Но Торговая площадь — это и главная набережная города. Любой подъём воды в Финском заливе в первую очередь приводит к тому, что вода поднимается на эту площадь. Не стал исключением и подъём воды, связанный с необычайно высокой для января температурой (до +9оС) и штормами в январе 2005 года. Вода поднялась так высоко, что пристань, к которой подходят катера из Суменлинны, оказалась полностью в воде. Столица Хельсинки «отгораживалась» от поднимающегося моря кипами прессованного бумажного мусора, выстроив своеобразные «парапеты» вдоль Торговая площади, и надо сказать, что эта защита достаточно эффективна. Правда, такой подъём воды был не совсем обычен для Хельсинки. Это было заметно по десяткам, если не сотням, финнов, которые гуляли по площади, иногда целыми семьями, и снимали наводнение на Торговой площади всем, что только может снимать.

Часть Торговой площади — это четыре небольших искусственных бухточки, куда когда-то заходили маленькие рыбацкие суда и суда из крепости Свеаборг, нынешней Суменлинны. Крепость Свеаборг вдохнула жизнь в прозябавший город Гельсингфорс, основанный в 1550 году Густавом Вазой на северном берегу Финского залива напротив Ревеля (нынешнего Таллина). Город первоначально был основана при устье реки Ванда (Ванта), откуда позднее перенесён на своё нынешнее место. Перенесён из военных соображений — исторический центр (место первоначального города) находится на полуострове, защищённым с севера заливом Тёёлё. Сейчас этот залив, пересеченный несколькими мостами, в том числе и железнодорожным, практически не замечается, но когда-то он был весьма значимой преградой. В 17 веке Гельсингфорс развивался очень медленно, но в первой половине 18 века Швеция теряет на Балтике один город за другим. После очередного поражения Швеции в 1743 году Гельсингфорс становится ближайшим к русской границе крупным шведским городом. И шведы начинают принимать меры к тому, чтобы удержать за собой остававшуюся у них часть нынешней Финляндии. В 1748 году на островах, прикрывающих с юга подступы к Гельсингфорсу, начинается строительство чрезвычайно мощной крепости, названной Свеаборг (Шведская крепость). Крепость была построена, и более пятидесяти лет в том числе и с её помощью удавалось сдерживать дальнейшее продвижение русской власти на запад. Но в мае 1808 году почти без сопротивления крепость была взята русской армией. И на этом власть Швеции над Финляндией была утеряна навсегда. Строительство крепости привело к притоку населения в Гельсингфорс уже в шведское время. В 1812 году город провозглашается столицей подвластного России Великого княжества Финляндского, что во многом также объясняется существование крепости Свеаборг. Город Або (Турку), бывший центром «Шведской Финляндии», не защищён ничем, к тому же находится на западном побережье Финляндии, и «смотрит» в сторону Швеции. Крепость Свеаборг становится основным гарнизоном русской армии в Финляндии, с одной стороны — защищая Гельсингфорс, а с другой — самим своим существованием пресекая «поползновения» финнов к каким бы то ни было мятежам. Но в 1918 г., после подписания большевистским правительством позорного Брестского мира, русская армия уходит из Финляндии и из Свеаборга. Власти новой Финляндии в том же 1918 году дают крепости новое название — Суоменлинна (Финская крепость), переделывают гарнизонную православную церковь Св. Александра Невского в протестантскую кирху, и устраивают в крепости лагерь для «красных финнов», захваченных в плен в ходе гражданской войны 1918 года. В 1919 году в крепости встаёт финский гарнизон, и военные функции она исполняла до 1973 года. С этого времени бывшая крепость становится частью города Хельсинки, здания штабов и казарм переделываются под жильё, а крепостные сооружения становятся туристским объектами. В Суоменлинне есть даже хостел. Хостелы и в Финляндии, и вообще в Европе — это своеобразные гостиницы для очень бедных. Больше всего они похожи на «комнаты для транзитных пассажиров» — есть такие на наших вокзалах. Из всех удобств предоставляется только койка для ночлега. Душ и туалет — в коридоре, еда в стоимость проживания не входит. Если размещаться таким образом, то место обойдётся примерно в 20 евро за сутки, одноместный номер — около 35 евро. Это самый дешёвый вариант ночлега. Хостелов в Хельсинки несколько, не только на Суоменлинне, но и в самом городе. Номер на двоих в четырёхзвездочной гостинице стоит около 100 евро с завтраком. Гостиниц — очень много. Кажется, что половина зданий центра — это гостиницы, причём большие.

В 1991 году крепость Суоменлинна включается в список Всемирного наследия. Крепость никогда не разрушалась. Там сохранились в целости оборонные и другие сооружения и шведского, и русского периода её истории. Надо сказать, что финны и не скрывают особенностей истории крепости. Так, из таблички, установленной около бывшей гарнизонной церкви, а ныне — «кирхи-маяка», каждый желающий может узнать, как менялось назначение и внешний вид этого здания. Правда, желающий должен владеть или финским, или шведским, или по крайней мере английским языком. На русском языке информации нет, и вообще в Финляндии её очень мало. Если надписи на русском и есть, иногда они выглядят просто забавно. Например, в магазине около КПП «Ваалимаа» («Шайбе», известной каждому пересекавшему границу на автобусе или автомобиле) висит большой плакат «Допро пожаловать!». Винить финнов в повальном пренебрежении русским языком вряд ли стоит — а сколько в России людей, владеющих финским? Но вернёмся к Суменлинне.

Крепостные сооружения находятся на 4-х островах, соединённых между собой мостами. Увидеть можно практически всё, и на поверхностный осмотр крепости нужен целый день. Это действительно достопримечательность Хельсинки, крепости-музея такого размера просто не существует (или я про них не знаю). Но честно могу сказать — «за державу обидно». Ведь крупнейшая в мире морская крепость вовсе не Суменлинна, как утверждается в туристических проспектах города Хельсинки, а Кронштадтская крепость, сооружения которой протягиваются от мысов Серая Лошадь и Красная Горка на южном берегу Финского залива до пос. Приветнинское (бывший форт Ино) на северном берегу. Но форты, входившие в состав Кронштадтской крепости, попросту заброшены и загажены. Попытки энтузиастов восстановить хоть что-то (например, форт Тотлебен) наталкиваются на полнейшее равнодушие и власти, и населения.

Может показаться, что добраться до Суменлинны сложно. Но это не так. К острову регулярно ходят катера с двух пристаней, из которых главная — на Торговой площади. Ходят они дважды в час днём и раз в час — вечером и ночью. Ночью — это не преувеличение. Движение катеров на Суоменлинну прекращается в третьем часу ночи. Таким образом, жители острова совершенно не чувствуют себя отрезанными от Хельсинки — какие бы дела в любое время не требовали их поездки в город, они всегда могут это сделать. Катера принадлежат городу, и на них действует билеты городского транспорта. Проверять их, честно говоря, никто не проверяет. Правда, бывают дни, когда добраться до Суоменлинны невозможно — катера не ходят. Они не ходили, например, во время январского наводнения этого года. Но в это время не ходили и гораздо более крупные суда. Было отменено даже отправление паромов на Стокгольм, что бывает исключительно редко.

Паромы — это очень важная часть жизни Хельсинки. Финская столица с их помощью сообщается с остальной Европой. Хельсинки — это, пожалуй, одна из немногих столиц «континентальной» части Евросоюза, не имеющая с остальной его территорией регулярного сухопутного сообщения. Международные железнодорожные и автобусные маршруты связывают Хельсинки лишь с Россией, главным образом — Санкт-Петербургом. С остальными странами и городами Европы сообщение поддерживается либо морем, либо по воздуху. Можно, конечно, добраться и посуху, обогнув Ботнический залив, но это слишком долго и дорого. Главных паромных компаний две — «Викинг Лайн» и «Силья Лайн». Это два вечных конкурента, поддерживающих сообщение по одним и тем же линиям — Хельсинки — Стокгольм, Турку — Стокгольм и Хельсинки — Таллин. Фирменные цвета «Викинг Лайна» — красный и белый, «Силья Лайна» — синий и белый. У «Викинг Лайна» названия судов — женские имена («Габриэлла», «Мариэлла», есть даже «Синдирелла», по-русски — «Золушка», но она ходит на линии Стокгольм — Мариехамн). У «Силья Лайн» названия судов — с музыкальным уклоном (например, «Силья Опера» и «Силья Симфония»). По-разному называются типы кают, но сами каюты и в целом суда — практически одинаковые. Более того, примерно одинаковы и цены, и сервис. Поэтому выбор той или иной паромной компании — дело исключительно личных пристрастий. Но на российском рынке представлена главным образом «Силья Лайн», предложений «Викинг Лайна» гораздо меньше. Тем не менее компании продолжают борьбу за клиента самыми разными способами. Например, в буклете «Добро пожаловать в Хельсинки», который бесплатно распространяется «Викинг Лайном», есть раздел «Паромы в Стокгольм», но в нём указаны только адреса этой компании.

Кроме этих двух основных компаний, есть несколько более мелких, поддерживающих сообщение со Швецией, Эстонией, Германией и Данией. Паромных маршрутов в Россию нет. Хотя эстонская компания «Таллинк» в 2004 году организовала паромную линию Таллин — С.-Петербург — Хельсинки, но опыт её эксплуатации вряд ли можно назвать удачным. Очевидно, что до отмены визового режима паромные линии из России в Европу не могут быть экономически эффективными. Один паром может принять на борт до 2,5 тыс. пассажиров и от 200 до 500 автомобилей. Такие потоки не всегда можно поддерживать даже на традиционных линиях Хельсинки — Стокгольм, а обеспечить даже половинную загрузку на С.-Петербург в нынешних условиях вряд ли возможно. Самый дешёвый билет из С.-Петербурга до Хельсинки на пароме стоил 25 евро, для европейца — это почти что ничего, но для жителя России — достаточно много. К тому же самостоятельное получение визы, необходимой даже для однодневного путешествия в Финляндию, не слишком простое и быстрое дело. Стоит финская виза 35 евро (правда, цена одинакова вне зависимости от числа поездок и срока действия), а срок её оформления — до 15 дней. Собственно, именно это и было отражено в пресс-релизе компании «Таллинк» по поводу прекращения с января 2005 года паромного сообщения между С.-Петербургом и Хельсинки: «Хотя компания установила чрезвычайно низкие цены на билеты, сохраняющийся визовый режим требовал от путешественников очень большого стремления к приобретению этого круиза». В сентябре 2004 года было прекращено сообщение по маршруту С.-Петербург — Росток, поддерживавшемуся «Силья Лайн». Увы, громадные балтийские красавцы-паромы мы можем увидеть лишь в портах Финляндии, Швеции и других балтийских стран, но не в Санкт-Петербурге. Для сравнения: крупные паромные компании Финляндии ежедневно отправляют в Таллин до 10 паромов. Время в пути от Хельсинки до Таллина — меньше двух часов. Вертолётное путешествие по тому же маршруту продолжается 18 минут. Однодневный тур из Хельсинки в Таллин и обратно на пароме стоит 36 евро. Каких-либо визовых формальностей здесь просто не существует.

К сожалению, Финляндия является последовательным противником отмены визового режима Шенгенских стран с Россией. Мотивы такого противодействия открыто не декларируются. Но ещё в 2003 году, когда впервые зашла речь об отмене визового режима и Испания пусть не совсем внятно, но поддержала эту идею, министр иностранных дел Финляндии одёрнул Испанию следующим образом: «Это примерно то же самое, что для Испании отменить визовый режим с Марокко». Безусловно, обидно, но во многом виноваты и мы сами, на протяжении полутора десятилетий усердно создавая в СМИ облик бедной, убогой страны, где люди едва-едва зарабатывают на хлеб, «правит бал» кровавая русская мафия, и чуть ли не единодушным стремлением является эмиграция в более благополучные страны. Очевидно, что всё это — или не совсем так, или совсем не так, но европейские страны мы запугали сильно. Причём в неправильности этих представлений о России и русских финнов не убеждает даже статистика. Финляндию ежегодно посещает больше миллиона туристов из России, но в общем числе преступлений Финляндии доля преступлений, совершаемых русскими (как туристами, так и жителями Финляндии) составляет всего 4%. А основная часть этих преступлений — дорожно-транспортные происшествия и мелкие кражи в магазинах. Но призрак «русской мафии», собственно и созданной воображением журналистов, ещё долго будет «бродить по Европе».

Паромы — это весьма значимая, но всё же только часть жизни Хельсинки. Центр сейчас вышел далеко за пределы исторического центра города, и одним из главных районов города стал район Тёёлё. Основная часть района Тёёлё расположена на перешейке между двумя заливами — Тёёлё и Сеурансааренселькя. Сам район сформировался уже к концу 19 века, но современная его структура сложилась в основном в 20-м веке. Основными его магистралями являются улицы Маннергейма и Мехелина. Улица Маннергейма — главная улица современного Хельсинки, в дореволюционное время называвшаяся Западное шоссе. Улица Мехелина также существовала уже в начале 20 века, но называлась тогда улицей Норденшельда. Сейчас улицей Норденшельда называется лишь её северный участок (после пересечения улиц Маннергейма и Мехилина). Самым значительным зданием, построенным в это время, является здание парламента Финляндии. Посетить его с экскурсией или присутствовать на заседаниях может любой желающий. Неподалёку от парламента находятся здания двух музеев — Национального музея Финляндии (к северу) и музея современного искусства «Киасма» (к югу, на противоположной стороне улицы Маннергейма). Национальный музей — один из самых старых музеев Финляндии, его нынешнее здание выстроено в начале 20 века. Здание Музея современного искусства построено в 1998 году. Посетить Национальный музей, вне всякого сомнения, стоит. В нём представлена вся история Финляндии — от доисторических времён до эпохи джинсов и компьютеров. Но информации по-русски нет. Впрочем, и русских посетителей здесь бывает не очень много. Чрезвычайно интересный для нас зал музея — «Тронный зал», в котором выставлен трон Великих князей Финляндии — русских императоров, и представлены портреты всех императоров от Александра I до Николая II. Портреты разные по размеру, причём можно предположить, что размер портрета зависит от симпатий финнов к тому или иному императору. Например, очень небольшой портрет Александра III, при котором была предпринята попытка «русификации» Великого княжества (в финской истории годы его правления обозначаются как «годы гнёта»). Но очень большие портреты — Александра I, Александра II и Николая II. Памятник Александру II возвышается на Сенатской площади и является одной из главных городских достопримечательностей.

Музей современного искусства «Киасма» весьма своеобразен. Не берусь судить о художественных достоинствах выставленных там произведений, но уверяю, что любую стену из любого нашего общественного туалета можно там выставлять в качестве образца этого самого современного искусства. То ли финнам рисовать больше нечего, то ли ни о чём другом они думать не в состоянии… Но так или иначе — настоятельно не советую ходить в этот музей с детьми и подростками. Если дитё потом начнёт воспроизводить то, что он видел в этом музее, то вряд его творчество родители или учителя оценят положительно, разве что сверстники могут похвалить. Но впрочем, искусствовед из меня небольшой — если такое рисуют, значит, оно кому-нибудь нужно. Понять бы ещё — кому. А вообще музеев в Хельсинки — около 70, все посетить вряд ли возможно.

Ещё один архитектурный символ Тёёлё, пожалуй, самый известный в мире — дворец «Финляндия», творение Алвара Аалто, самого известного финского архитектора. В Финляндии своеобразный культ А. Аалто, любое здание, построенное по его проекту, считается архитектурным шедевром. Но общее впечатление, которое производит дворец «Финляндия», сравнимо с впечатлением, производимым Кремлёвским Дворцом съездов (или Государственным Кремлёвским дворцом, как он сейчас называется). Во дворце «Финляндия» был подписан Заключительный Акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году. Этим актом была юридически закреплена ситуация, сложившаяся в послевоенной Европе, и утверждена неприкосновенность послевоенных границ. Акт, подписанный подавляющим большинством европейских государств и США, был несомненной победой советской дипломатии. К сожалению, всего через 15 лет после подписания Заключительный акт стал скорее историческим, нежели политическим документом. По Дворцу проводятся экскурсии, но их надо заказывать. Несколько севернее Тёёлё, в районе Мейлахти, на берегу залива располагается новая резиденция президента Финляндии «Мянтюниеми», построенная в 1993 году. Старый Президентский дворец на Торговой площади используется лишь в церемониальных целях. Старый дворец — бывшая резиденция Великих князей Финляндских, использовавшаяся в этом качестве с 1843 г., и в качестве 1919 года — в качестве дворца президентов независимой Финляндии.

К юго-западу от Торговой площади находятся исторические части города — Кайвопуйсто и Эйра. Застройка района Кайвопуйсто («пуйсто» — это парк, «пуйстикко» — сквер) в качестве курортного началась ещё в 40-х годах 19 века, и сейчас значительная его часть занята парками. Это самый фешенебельный район Хельсинки, здесь, помимо прочего, находятся посольства ведущих государств — России, США, Великобритании и Франции. Неподалёку от посольств, на берегу — музей Маннергейма. Это дом, в котором маршал Финляндии прожил с 1924 по 1951 год, и где он умер. Музей был создан почти сразу же после смерти Маннергейма, существует по сей день и будет существовать до тех пор, пока есть независимое финское государство. Как бы не относились к Маннергейму как русские, так и жители других государств, для финнов он — основатель и защитник Финляндии, которому это государство и обязано своим существованием.Маннергейм победил красных в гражданской войне, он отстоял независимость Финляндии в 1940 × 1944 году — во всяком случае, так считает большинство финнов. Но российским политикам возлагать цветы на могилу и восхвалять Маннергейма, как великого государственного деятеля, явно не стоит. Россию Маннергейм ненавидел, хотя и служил в кавалергардах, и вся его деятельность на высших военных и государственных постах Финляндии была направлена против нашей страны. Очень часто можно услышать о том, что Маннергейм, дескать, в 1941 году остановил финские войска на старой границе и не дал им двинуться дальше к Ленинграду. Это — абсолютная неправда. Финские войска остановились на старой границе просто потому, что дальше продвинуться не смогли. Но прорваться в глубь Карелии и оккупировать Петрозаводск им удалось, и финский оккупационный режим был не лучше немецкого. Во всяком случае, лагеря для военнопленных и гражданского населения финны создавали с немалым энтузиазмом. Справедливости ради следует отметить, что Маннергейм вывел Финляндию из войны в сентябре 1944 года. Но это случилось только тогда, когда финны окончательно убедились в бесперспективности её продолжения. Собственно, именно благодаря этому Маннергейм сохранил свою жизнь и положение. В музее представлены обстановка дома такой, какой она была при жизни Маннергейма, выставлены его вещи и награды.

На юге района, в парке Кайвопуйсто, находится памятник Н.А.Э. Норденшельду, родившемуся в Гельсингфорсе в 1832 г., и первым в мире прошедшему по Северному морскому пути в 1878 — 1879 годах. Норденшельд, как и Маннергейм, был шведом. Но большая часть жизни Норденшельда прошла в Швеции, и по Северному морскому пути (или Северо-Восточному проходу, как его тогда называли) он пронёс флаг Швеции. Шведы очень много сделали для Финляндии, и в стране до сих пор два государственных языка — финский и шведский. Но многие шведы принципиально не учат финский, до сих пор полагая его чем-то вроде языка колониального народа. Однако шведов в Финляндии становится всё меньше, и в подавляющем большинстве её районов (за исключением тех, где шведы основное население — это юго-восточное побережье Ботнического залива и Аландские острова) шведская речь стала редкостью. Но все таблички с названиями улиц в Хельсинки — на двух языках, финском и шведском.

Район Эйра застроен в начале 20 века целыми кварталами домов в стиле «югенд», или «модерн», как этот стиль называли в России. Улицы здесь очень похожи на Каменноостровский проспект в Санкт-Петербурге, большая часть которого застроена домами того же стиля. И Каменностровский проспект в С.-Петербурге, и район Эйра в нынешнем Хельсинки строились как районы для богатых. Эйра в значительной мере сохраняет эту функцию и сейчас.

Катаянокка — район, расположенный к юго-востоку от Торговой площади. Основная его достопримечательность — православный Успенский собор, самый крупный православный собор в зарубежной Европе. Финская православная церковь — автокефальная, т. е. самостоятельная, хотя и очень небольшая. Число прихожан этой церкви, по самым оптимистическим оценкам, составляет около 100 тыс. чел., но при этом православная церковь — вторая по значению в Финляндии после протестантской. Над Хельсинки как бы «плывут» два собора — протестантский Кафедральный собор и православный Успенский. Оба собора очень хорошо видны, например, с западного берега Южной гавани. К чести финнов следует сказать, что православная церковь в Финляндии гонениям не подвергалась, в отличие, например, от Польши. Поляки в 20-е годы попросту снесли главный православный собор Варшавы — собор Св. Александра Невского, сейчас на его месте площадь Пилсудского. Успенский собор был построен в 1868 г., возобновлён в 1898 г., и затем заново освящён в 1968 г. В Хельсинки есть и другие православные церкви, например, в самом центре — церковь Св. Троицы, построенная в 1827 г. Финская православная церковь живёт по григорианскому календарю, т. е. праздники отмечаются вместе с протестантами и католиками (последних в Финляндии около 8 тысяч). Успенский собор используется не только для богослужений, но и для проведения разного рода массовых мероприятий (концертов и т.д.), по образцу протестантских церквей. Но от этого он не перестаёт быть православным собором.

Район Катаянокка — это бывший «портово-промышленный» район, стремительно меняющий своё лицо в последние десятилетия. Здания складов, таможен и т.д. становятся отелями, офисными помещениями и жилыми зданиями. До революции в этом районе размещалась база военно-морского флота России. На его восточной оконечности располагается Морские казармы, комплекс которых ныне занимает Министерство иностранных дел Финляндии. Здесь же жили офицеры, и одна из главных достопримечательностей района — здание бывшего казино, предназначавшегося для флотских офицеров. До 1968 года все бывшие сооружения русского флота принадлежали военным, но затем были коренным образом переделаны и стали использоваться в «гражданских» целях. Рядом с комплексом Морских казарм в конце 70-х гг. были построены новые жилые кварталы. Примерно в это же время началась продолжавшаяся до 90-х годов реконструкция старых портовых сооружений. Так, бывший склад был перестроен в отель «Гранд Марина», соседствующий с терминалом «Викинг Лайна» (у терминала «Силья Лайна» на противоположном берегу Южной гавани — свой отель, «Палас»).

Безусловно, Хельсинки не ограничивается этими районами, но в их пределах сосредоточена основная часть городских достопримечательностей. Я сознательно избегал упоминаний о тех туристских объектах, которые очень подробно описываются в путеводителях и на экскурсиях, просто для того, чтобы дать представление о Хельсинки, как городе, в котором есть на что посмотреть. Рядом с Хельсинки выросло два города — Эспоо и Ванта, фактически слившихся со столицей. В Эспо находится одна из самых известных для россиян достопримечательностей Финляндии — аквапарк «Серена». Любопытно, что финны очень любят использовать географические названия в качестве торговых марок. Так, например, известные у нас в стране краски «Тиккурила» получили своё название благодаря одному из районов города Ванта, финское название которого Тиккурила, а шведское — Дикурсби. Для подавляющего большинства населения нашей страны «Нокиа» — это название мобильных телефонов, но так называется небольшой городок неподалёку от Тампере. Менее, но всё же известная фирма «Вяртсиля» также названа по городу, в котором она начиналась.

Безусловно, если сравнивать Финляндию с другими европейскими странами, то она первоначально кажется не слишком интересной. Но это первое впечатление обманчиво. Надо просто посмотреть получше и подольше, чтобы понять, насколько эта страна своеобразна и интересна.

Комментарий автора:Не берусь судить о художественных достоинствах выставленных в музее произведений, но уверяю, что любую стену из любого нашего общественного туалета можно там выставлять в качестве образца этого самого современного искусства.

| 17.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий