Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Финляндия >> Иматра >> Сайменский канал и города у озера Сайма (Лаппеенранта и Иматра)


Забронируй отель в Иматре по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Сайменский канал и города у озера Сайма (Лаппеенранта и Иматра)

ФинляндияИматраЛаппеенранта

Лаппеенранта всячески стремится к тому, чтобы стать одним из главных курортных городов Финляндии. Собственно, у города других направлений развития просто нет, но курортные — честно говоря, сомнительны. Почему — чуть позже. Привлекательность городу придают два объекта — озеро Сайма, на берегу которого Лаппеенранта и расположена, и Сайменский канал. Канал соединяет озеро Сайма с Финским заливом, проходя по территории двух стран — Финляндии и России. Но при этом в соответствии с советско-финским договором 1963 года весь канал находится под управлением Финляндии, в аренду которой передана как советская, ныне — российская, часть канала, так и примыкающая к ней территория. Других примеров подобного рода аренды советская история не знала. Более того, Сайменский канал — единственный внутренний водный путь на территории России, по которому могут плавать суда под иностранными флагами. Плавают, в числе прочих, и пассажирские суда. Раньше, в соответствии всё с тем же договором 1963 года, пассажиры этих судов имели право безвизового въезда в нашу страну. Но с присоединением Финляндии к Шенгенскому договору это положение, несправедливое по отношению к нашей страны (граждане СССР и России никогда не имели права безвизового въезда на территорию Финляндии), было отменено, и теперь пассажирам этих судов приходится получать визы. Но визы нужны только в случае, если финское пассажирское судно пристаёт к берегу в России — высаживает пассажиров для экскурсии в Выборге, например. Если же пассажиры через канал следуют из Финляндии в Финляндию, то визы по-прежнему не нужны. Таким образом ходит через территорию России судно «Кристина Брахе», совершающее круизные рейсы между Хельсинки и Лаппеенрантой.

Но есть судно, которое совершает круизные рейсы по Сайменскому каналу между Лаппеенрантой и Выборгом. Называется оно «Карелия», и совершает круизы с конца мая до начала сентября. Но не каждый день, а по расписанию, которое объявляется ещё до начала навигации. Трудно сказать, сколько лет ещё продлятся эти круизные рейсы — финнов, желающих прокатится по Сайменскому каналу, не слишком много, а русских совсем мало. Хотя билет в один конец стоит не слишком дорого — 25 евро (во всяком случае, я платил именно столько, но объявленная на лето цена — 32 евро). И это путешествие того стоит! Длина канала — всего 43 км, но на эти 43 км приходится 8 шлюзов. Правда, после третьего шлюза они начинают немного раздражать, а к 8-му уже тихо ждёшь, когда же это наконец закончится, но всё равно интересно. Канал в своём нынешнем виде построен в 1968 году, но это второй Сайменский канал. Первый был введён в эксплуатацию в 1855 г., в день коронации императора Александра II, и назывался «Каналом Императора». До сих пор финны сохраняют и поддерживают мемориальные плиты, на которых выбиты имена русских императоров, в царствование которых строился первый канал — Николая I и Александра II.

Пассажиры «Карелии» — почти исключительно финны, русские очень редки. Во всяком случае, в тот день, когда путешествовал я, то других граждан России на борту катера не было. Все остальные (человек 30 — 35) были финнами. По такому случаю меня одного и проверяли на финском пограничном посту Нуиямаа. Этот пост оказался совмещённым, автомобильно-водным, причём о водной его части я до этого и не подозревал. Да, и в завершение «пограничной» части рассказа — я попал как раз на время забастовки финских пограничников, по такому случаю въездной «евросоюзный» штамп (причём экзотичный — с корабликом) мне поставили, а вот выездной нет. Финские погранцы в порядке выбивания повышенных зарплат отказались осуществлять выездной контроль. Вообще любопытно — забастовка пограничников… Демократия демократией, но всё же есть профессии, представителям которых бастовать нельзя ни при каких обстоятельствах.

Если же говорить о финнах, которых я довольно долго наблюдал на борту катера «Карелия», то честное слово — ну ничем они не отличаются по своему поведению от наших людей. В самом начале пути, когда катер ещё только отплыл от Выборга, они начали «квасить». Компания из четырёх изрядно весёлых финнов, мерно употреблявшая наше пиво, столь же мерно выбрасывала банки за борт. Я было решил, что они так выражают свою неприязнь к России, но выбрасывание банок продолжилось и на финской стороне канала. Собственно, на «солнечной палубе» почти всю дорогу сидело три — четыре человека, включая меня. Вся остальная публика пьянствовала внизу, тем более что на катере есть магазинчик «дьюти-фри». Вот насчёт закуски — это хуже, на закуску они в основном курили, но как паровозы. У меня такое впечатления, что курили там просто все и непрерывно, исключая детей. Но были такие, которые немного пили и мало курили. Они играли в карты. В общем, всё как у нас.

Правда, экскурсовод (есть там и такая) по временем пыталась отвлечь публику от всех эти весьма увлекательных занятий, рассказывая про канал (теперь я энаю, что по фински канал называется «канава», это слово постоянно мелькало в рассказах экскурсовода), шлюзы, границы и т.д., но особого успеха её попытки не имели. Чтобы скучно не было, добрые пол-дороги двое мальчишек играли на баянах. Играли, надо сказать, отменно, просто здорово. Я так понял, что мальчишки эти — тоже часть экскурсионной программы. Однако их игра окончательно превратила среднюю палубу в некое подобие нашей распивочной «средней руки».

Но вот чего только финские «туристы» не вывозили из нашей великой Родины! Просто все её богатства — водку, пиво, сигареты. Особенно меня поразил финский дедуля, который вёз два веника. Больших таких веника для подметания полов. Любопытно — наши люди тащат из Финляндии швабры, они от нас — веники. Интересно, есть ли это проявление разных «уборочных» традиций?

Сам канал очень красив. Под Выборгом его пересекают высокие красивые мосты — автомобильный и железнодорожный. Все навигационные сооружения закреплены на гранитных опорах либо выставлены на островах. Часть трассы канала прорезана в скалах, там, где нет скал — песчаные берега с валунами. Берега покрыты лесом, который замечательно сочетается со скалами. Места просто замечательные, но на нашей стороне канал не заселённые совершенно. Причём не просто незаселённые, а не используемые вообще никак. Под самым Выборгом ещё есть кое-какие домики и коттеджи, люди ловят рыбы и загорают. Но дальше начинаются совершенно «дикие» места. Единственное, что оживляет пейзаж — ближе к границе вдоль канала идёт дорога от Выборга на Лаппеенранту. На финской стороне населённые пункты начинаются сразу же на границе (Нуиямаа — это посёлок, в котором и расположен финский КПП). В районе Лаппеенранты, перед последним шлюзом канала, если смотреть со стороны Выборга, расположен Сайма-терминал, главный порт канала, где осуществляется перевалка грузов с воды на дороги. Грузы в основном идут со стороны России — до 2 млн. тонн в год.

Когда катер проходит последний шлюз, он выходит в Сайменское озеро, и вскоре открывается панорама очень большого целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК). Экскурсовод даже с некоторой долей гордости поведала о том, что на комбинате работает 2,5 тыс. чел. (иногда она говорила по-английски). Следовательно, это очень большой комбинат, с годовым объёмом производства в несколько сотен тысяч тонн продукции. В начале рассказа было обещано поведать о том, почему Лаппеенранта вряд ли может рассматриваться как курортный город. Так вот именно поэтому — города, в которых есть целлюлозно-бумажные предприятия, уж точно не могут быть курортами. Безусловно, экологические проблемы на финских ЦБК решаются гораздо успешнее, чем на наших — я насчитал всего четыре дымящих трубы (одну большую и три поменьше). Но как ни очищай воду и воздух на этих комбинатах, там всё равно сбрасывается столько всякой дряни, что купаться в радиусе нескольких километров, если не нескольких десятков километров от них, уж точно нельзя. Что любопытно — в туристических буклетах и проспектах, на которые Лаппеенранта не скупится, о существовании ЦБК не сказано ни слова.

ЦБК расположен слева от гавани (если смотреть со стороны озера), справа — фабрика по производству кондитерских изделий. Изделия-то она производит, конечно, кондитерские, но вот сбросы у неё точно не шоколадные. Не зря озеро в районе фабрики затянуто травой. Но именно в этом районе расположены основной туристический комплекс Лаппеенранты — «Хухтиниеми». Здесь же — летняя гостиница «Карелия-парк». Меня, честно говоря, удивила гостиница «Сайма», которая находится практически «у забора» кондитерской фабрики. Удивила своей невероятной заброшенностью и запущенностью, как-то уж очень похожей на нашу. Под этой гостиницей — место, обозначенное на карте как пляж. Но на этом пляже к чистой воде надо продираться через какие-то травяные заросли. Над зарослями можно пройти по мосткам, но для этого надо иметь некоторые акробатические навыки — мостки проломаны посредине, через пролом перекинута доска (начало июня 2005 года). Кстати говоря, если вдруг соберётесь в Лаппеенранту и будет искать сведения о ней в Интернете, то учтите, что объективная реальность раз в пять хуже того, что выложено на разного рода «лаппеенрантских» сайтах.

С одной стороны кондитерской фабрики — полузаброшенная гостиница «Сайма», с другой — бывший гарнизон финской армии. Правда, я так и не понял, бывший он или нет — заборов и часовых нет, но внутри уж очень похоже на гарнизон. Даже флагшток в полной исправности. Впрочем, сильно подозреваю, что гарнизоны всех армий мира похожи друг на друга — ничего нового в принципе не придумать. У ворот, которые всё же есть — «грибок» для караульного, раскрашенный в бело-голубую полоску, и танк на постаменте. Танк с финской символикой, но на табличке рядом расписаны его технические данные. В первой строке — страна производства, Германия. Очевидно, танк выставлен в память о тех временах, когда финские оккупанты в союзе с немцами вторглись на северо-запад нашей страны, и дошли до Онежского озера.

Вообще же главная достопримечательность Лаппеенранты, на мой взгляд, вовсе не крепость, а Мемориальное кладбище в центре города. На этом кладбище — могилы тех, кто погиб за Финляндию в войнах 1939 — 1940 × 1941 — 1944 годов. Могилы не братские, как у нас, а «персональные». Правда, я так и не смог понять, могилы это или кенотафы. Посредине Мемориального кладбища — невероятно трогательный памятник, с одной стороны которого жена и дочь солдата, с другой — старики-родители.

К Мемориальному кладбищу (честно говоря, я не знаю, так ли оно называется на самом деле или нет, это я его так называю) примыкает памятник финским солдатам, призывавшимся с Карельского перешейка, с территорий, отошедших к нашей стране. Памятник состоит из двух частей — некоей абстрактной скульптуры, очертаниями напоминающей крест, и плит с названиями населённых мест и фамилиями солдат, среди которых есть и русские. Особенно много русских фамилий в списке уроженцев Терийок (Зеленогорска).

Войны сороковых годов финны помнят и будут помнить так же, как мы помним Великую Отечественную войну. Но не надо вслед за финнами твердить, что нападение Финляндии на СССР в июне 1941 года вопреки мирному договору 1940 г. было «продолжением» советско-финской войны 1939 — 1940 гг. В 1939 г. Советский Союз совершил наглую и ничем не спровоцированную агрессию против соседней страны — это действительно так. Но в 1941 году уже Финляндия в союзе с гитлеровской Германией напала на СССР, преследуя собственные агрессивные цели. Я не думаю, а уверен в том, что если бы даже СССР не напал на Финляндию в 1939 г., Финляндия всё равно вступила бы в союз с Германией и напала на нашу страну в 1941 г. — вместе с Румынией, Венгрией и другими гитлеровскими сателлитами. Я набрёл на ещё один памятник войне — если не ошибаюсь, на Кирккокату, если подниматься по ней от гавани. Скорее всего. это памятник финской женщине — солдату, вернувшейся с войны. А может, это памятник «Лота Свярд» (женской полувоенной организации, существовавшей в довоенной Финляндии)? Любопытно, что ни кладбище, ни этот памятник не упоминаются в туристических буклетах и на сайтах в числе достопримечательностей Лаппеенранты.

И ещё по поводу кладбищ. Совсем близко от железнодорожно-автобусного вокзала — православное кладбище Лаппеенранты. Начинается оно с могил конца 19 — начала 20 веков. На этих могилах большие православные кресты, надписи русскими буквами, и даже расписано, кем покойные были при жизни, могилы — в оградках. Дальше оградки исчезают, кресты заменяются плитами и обелисками, русские буквы сменяются на латинские, русские фамилии и имена пишутся на финский лад, а принадлежность покойных к православию обозначается выбитым на обелиске православным крестом. На могилах, в которых захоронены люди, принадлежавшие к разным вероисповеданиям (муж и жена, например), лютеранскому и православному, выбиты два креста — лютеранский и православный.

Собственно, больше достопримечательностей в Лаппеенранте и нет. Город очень современный, весьма ухоженный и постоянно реконструирующийся, но делать там, на мой взгляд, особо нечего. Разве что по магазинам ходить. Но это днём. А ночью там закрыто вообще всё. Есть только «павильончик» типа тех, которые у нас в изобилии существовали в 90-е и сейчас, наверное, кое-где остались. В этом павильончике торгуют гамбургерами и прочей подобной снедью с 6 вечера до 4.30 утра. «Макдональдс», на котором написано «24 часа», ночью торгует исключительно через окошко для автомобилистов. Правда, в первой половине ночи ещё работает несколько баров. Собственно, это всё — больше ничего открытого ночью в Лаппеенранте нет. Даже вокзал закрывается на ночь, и открывается только в 7 утра. Всё же приятно осознавать, что в чём-то мы обошли Финляндию — как-то странно выглядит всё это ночное безлюдье для русского человека. Да какое там ночное — народ с улиц исчезает уже в 10 вечера в городе, который позиционирует себя как курортная столица Южной Финляндии. Правильный образ жизни — это хорошо, но не до такой же степени! Правда, такой образ жизни свойственен не только Лаппеенранте, но и всей остальной Финляндии.

Видимо, поэтому финны так и «отрываются» в России. В Финляндии очень широко распространено убеждение в том, что все русские мужчины — бандиты, а все женщины — проститутки. Думаю, что основной источник этого убеждения в том, что в России не бывает трезвых финнов. Собственно, то, что я наблюдал на «Карелии», как раз и подтверждает эту мысль. А спьяну им чего только не мерещится, к тому же и попадают эти вечно пьяные в России финны в объятия людей, которые как раз и жаждут их подогреть и обобрать (в смысле — подобрать и обогреть).

Иматра совершенно не похожа на Лаппеенранту. История Иматры гораздо короче — город был образован в 1948 году из трёх посёлков, расположенных между Сайменским озером и границей. Граница настолько близко к Иматре, что кое-где без проблем ловятся российские сотовые сети. Собственно, эти три посёлка сохранились и по сей день, города как единого целого не существует, и внутренние расстояния в Иматре очень большие. Если Лаппеенранта расположена там, где Сайменский канал выходит в озеро, то Иматра — при истоке реки Вуоксы. Главные её предприятия — ГЭС и металлургический завод. Но в отличие от Лаппеенранты, где предприятия расположены на берегу Сайменского озера, в Иматре на побережье озера ничего промышленного нет. ГЭС, естественно, на Вуоксе, а ниже по течению реки — «Иматра Стил», металлургический завод. Ещё ниже, уже на нашей стороне границы — Светогорский ЦБК. Светогорск — бывший финский город Энсо, а нынешняя Иматра до 1940 г. было его пригородом. Два города разделяет только граница, если бы её не было, то они бы прямо продолжали друг друга. Граница в буквальном смысле в пределах этих городов — наш и финский КПП находятся, во-первых, у самой линии границы, и во-вторых, в паре сотен метров друг от друга. Кстати говоря, положительное свойство перехода в Светогорске — магазин «Дьюти фри» расположен метрах в десяти от самого здания КПП. Дальше просто нельзя — если бы он был на таком же расстоянии от КПП, как в Торфяновке, то стоял бы прямо на линии границы, если не в Финляндии.

ГЭС на Вуоксе, давшая жизнь нынешней Иматре, была построена в 1928 г., чтобы снабжать энергией формировавшийся в то время промышленный узел из металлургического завода и бумажной фабрики в Энсо. Значение ГЭС для города осознаётся в нынешней Иматре очень хорошо. В городе два очень своеобразных памятника, подобных которым я не видел. Это памятник турбине у самой ГЭС и памятник опоре ЛЭП (линии электропередач) неподалёку от электростанции. Им осталось только соорудить памятник пограничному столбу — пограничная стража и таможня сейчас одно из главных мест работы жителей города, значение которого резко усилилось после сравнительно недавнего открытия погранперехода Светогорск — Иматра. Сейчас это — наименее загруженный переход на российско-финской границе в Ленинградской области, но работает он с 7 утра до 10 вечера.

Главный туристический объект города — искусственный водоскат Иматракоски. До постройки ГЭС этот водоскат был вполне естественным, и со времён Екатерины II (а присайменские земли отошли под власть России ещё в 1743 г., в отличие от остальной Финляндии, присоединённой в 1809 г.), русские вельможи ездили на него смотреть. Во второй половине 19 века к вельможам добавляются купцы и разночинцы, и водоскат в Иматре становится одним из самых популярных объектов для экскурсий в окрестностях Петербурга. У самого водоската в 1903 г. строится гостиница в стиле модерн — нынешний «Рантасипи Валтиохотелли», архитектурный символ не только Иматры, но и всего Сайменского региона. Но после 1917 г. поток туристов из «северной столицы» по понятным причинам иссякает, и практичные финны решают — а чего это зазря льётся столько воды? Водоскат перегораживается плотиной, и создаётся водохранилище ГЭС. Сейчас воду через водоскат пускают по расписанию, летом — по вечерам, и этот пуск воды представляет собой основной «туристический аттракцион» Иматры.

Остров, разделяющий водохранилище и старое русло Вуоксы, занят Коронным парком, который также относится к числу достопримечательностей города. У входа в парк посетителей встречает стенд, на котором по-фински и по-английски излагается его история. Насколько я понял из английского текста (финский понимать мне, очевидно, не дано), парк этот был создан по указу Николая I, который повелел, чтобы водоскат и окрестности оставались в неизменном виде. Очевидно, что сами же финны с постройкой ГЭС эту естественность нарушили, но тщательно делают вид, будто ничего особенного не произошло и ГЭС стоит со времён Николая I. Вообще что очень любопытно — в современной Финляндии просто какая-то мода на слова «императорский», «царский», «коронный». И всё хорошее, что есть у них в стране, финны стараются «увести корнями» в годы русской власти. С чем это можно связать — не знаю, но памятники былого русского владычества не только не стираются с лица земли, но и тщательно сохраняются. В какой ещё стране, входившей в состав нашего государства, можно представить себе информационный стенд, с гордостью повествующий о деяниях русских императоров?

Но, собственно говоря, водоскатом и «Валтиохотелли» ограничиваются все достопримечательности Иматры. Город это совсем уже маленький, но очень уютный. Впечатления субъективны, но мне Иматра понравилась больше, чем Лаппеенранта. И по-моему, то, что промышленные предприятия выведены не на Сайменское озеро, а на Вуоксу, делает её в перспективе более привлекательной для туристов, чем Лаппеенранта. Единственное, чего не хватает Иматре сейчас — это «баз размещения». «Валтиохотелли», понятное дело, сильно недёшев — двухместный номер около 170 евро в сутки. Есть ещё «Кумулюс» и «Квалити», но больше сетевых гостиниц в Иматре, как я понял, нет. Есть несетевые — например, очень приятный и недорогой отельчик «Анна Керн». Что подвигло его владельцев назвать гостиницу таким образом — не знаю. Кажется, что там постоянно должны звучать стихи Пушкина, но этого уж точно нет. Отель как отель, единственное отличие от подавляющего большинства гостиниц Финляндии — персонал говорит по-русски. Причём так, что сразу становится ясным — русский их родной язык. Вообще же «полиглотство» финнов сильно преувеличивается. Люди, говорящие по-русски, в Финляндии встречаются столь же часто, как у нас — говорящие по-фински, то есть их почти нет. По-английски за пределами Хельсинки, Турку и Тампере поговорить, конечно, можно, но главным образом с самим собой.

А вообще присайменские края — замечательно красивые, Россия в пределах видимости и слышимости, Сайменский канал просто прекрасен. Съездить туда, несомненно, стоит, и съездить не только для того, чтобы по Евро- и Ситимаркетам пробежаться.

Комментарий автора:В городе два очень своеобразных памятника, подобных которым я не видел. Это памятник турбине у самой ГЭС и памятник опоре ЛЭП (линии электропередач) неподалёку от электростанции.

| 11.06.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий