Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Эфиопия >> ЭФИОПИЯ. Путешествие в Средиземье >> Страница 2


Забронируй отель в Эфиопии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

ЭФИОПИЯ. Путешествие в Средиземье

Эфиопия

Поскольку ребятам сверху видно всё, то они отсоветовали ехать на Тыс-Ысат — Нильский водопад. Во время засухи тощие струйки воды впечатления не производят. Но зато мы с их помощью договорились с лодкой, которая нас повезет по островам озера Тана. Аренда лодки обходится в 60 бырр с человека плюс 50 бырр со всех за провожатого. Сначала нас отвезли на остров, на котором располагались кельи женского монастыря. Но это было не столь интересно, к тому же монашки общаться не особо желали. Потом нас отвезли на другой остров, на котором мы посмотрели, как кофе растёт (а кофе начали специально выращивать именно на островах озера Тана) и заглянули в круглую в плане церковь, на стенах которой сохранились росписи.
Но интереснее всего было на островке, на котором находится мужской монастырь Святого Георгия. Там показали и храм, и музей, в котором хранятся короны нескольких абиссинских царей. Угостили нас там и теллой — самопальным пивом. Еще на островах делают тростниковые лодки примерно по той же технологии, что Тур Хейердал использовал для строительства «Ра» и «Кон-Тики». На таких лодках здесь народ переправляется с острова на остров. Всего на озере порядка двадцати островов с монастырями и церквами на них, а на северном берегу лежит еще заброшенный город Горгора, в котором тоже сохранились церкви с росписями внутри, а также поселение фалашей — эфиопских иудеев, которых Израиль поспешил вывезти к себе, признав такими же евреями, только черными. И по сию пору, если фалаш не доволен жизнью в Израиле, это называют «черной неблагодарностью». Сейчас, говорят, в той деревне остался один фалаш, да и тот, говорят, ненастоящий.

Наш отъезд из Бахр-Дара был обставлен торжественно, прощание было трогательным и имело, по сути, гораздо более глубокий смысл. Мы расставались с русскими офицерами, продолжавшими традицию, сложившуюся еще при Менелике II, имевших русских военных советников. Все русские экспедиции по Абиссинии имели или военно-разведывательную или религиозную подоплеку, но неизменно подчеркивали то духовное единство, которое было присуще нашим народам. Этих экспедиций было предостаточно, хотя сейчас имена А.Булатовича, Л.Артамонова, Е.Ковалевского, А.Елисеева мало кто вспомнит. Да что говорить: кто помнит, например имя самого известного русского ислледователя Африки XIX века, открывшего водораздел Нила и Конго — Василия Юнкера? Думаю, мало кто. А это — наш Ливингстон. В смысле, не чайка, а тот, что водопад открыл на Замбези.

Обратно в Аддис-Абебу едем по глубокому каньону Голубого Нила, по-амхарски — Аббая. Что удивительно, дорога дается нам довольно легко; видно, привыкли наши организмы к эфиопским дорожным тяготам. Спускаемся почти на 2300 метров и по мосту пересекаем Нил, чьи истоки были открыты в 1770 году Джеймсом Брюсом, которого, впрочем, сочли в Лондоне фальсификатором, поскольку его рассказы об Эфиопии выглядели фантастическими. Даже английский перевод «Барона Мюнхаузена» вышел с посвящением Брюсу. Что, интересно, будут говорить о том, кто будет утверждать, будто он в Средиземье побывал?

На полпути в Аддис-Абебу ночуем в маленьком городке, в маленькой гостинице с удобствами на первом этаже (впрочем, там и так один этаж). Наконец мы попали в гостиницу не для интуристов! Только одному (вернее, одной) из нас достался по мнению мальчика-портье (не побоюсь этого слова), королевский номер, т. е. номер с душем, правда, как это часто бывает, без кранов, так что открывать воду было затруднительно. Оставалось только напиться и лечь в постель не раздеваясь. Из еды в городе была одна яичница (самое распространенное в Эфиопии блюдо наряду с макаронами; но это помимо инжеры, естественно). Перспективы коллективного времяпровождения были крайне сумрачными. Некоторое разнообразие внес Александр Аватович, сам того не желая. Дело в том, что однажды к его лалибельскому кресту стали подходить молодые эфиопы и благоговейно к нему прикладываться. Это обстоятельство произвело на владельца креста столь глубокое впечатление, что он вдруг осознал свою глубокую миссию и с той поры потребовал называть себя не иначе как Александром Лалибельским. Много чудес явил Александр Лалибельский во время своего странничества по Эфиопии, но самым главным из них стало Опоение Магометан, что произошло при помощи виски именно в эту последнюю ночь в Эфиопии, именно на этом постоялом дворе в келье Александра Лалибельского. Правда, на следующее утро мы не могли его разыскать, а при обнаружении его в одной из келий было явлено миру еще одно чудо — Обретение Мощей Александра Лалибельского. Около трех часов того же дня они были доставлены в Аддис-Абебу и там же были оживлены.

Кстати, говоря, последние 100 километров дороги до Аддис-Абебы уже асфальтированы. Правда, колесо мы всё равно меняли.
Таков обычай. Наш микроавтобус после этой поездки, наверное, пойдет на вторсырьё. Дальше уже некуда.

Вечером, наскоро приведя себя в порядок, но всё же не избавившись от въедливой эфиопской дорожной пыли, мы собрались на прощальный ужин в той же гостинице, в какой жили по приезду в Эфиопию. Присутствовал Петрос, Йоханес и Мальгета, а также некто из офиса господина Петроса. Эфиопы ничего не ели, но Йоханесу с Мальгетой каждый из нас со своего блюда что-то положил. По-братски. Петросу тоже кое-что перепало, а именно — почти полный рулон туалетной бумаги, который Александр Баррикадович оставил в номере (!). Он этот рулон не выпускал из рук до тех пор, пока мы не расстались в аэропорту.
Расстались мы по-нашему, сердечно обнявшись. Петрос еще на Юг Эфиопии звал, в долину Омо, к черным племенам язычников, чьи женщины для красоты вставляют в нижнюю губу диск размером с чайное блюдце. Но что-то уже не тянет. Может, потом потянет, когда отлежимся как следует.

Наш рейс на Дубай, с посадкой в Джидде, что в Саудовской Аравии. По пути туда садились в Хартуме, так что еще «засветились» в двух странах, где россияне не очень желанные гости. Кстати говоря, если захотите сбежать, исчезнуть без следа, то приезжайте в Эфиопию. Дело в том, что виза россиянам ставится автоматически по прилету. Стоит 280 бырр, но для того, чтобы поменять доллары на бырры, нужно пройти к банку, который уже после пограничного контроля. Говоришь, что надо к банку, и пограничник кивает головой в знак согласия. А там дальше — уже никакого контроля. По идее, там еще таможенники стоят и они, когда мы прилетели, на наши чемоданы косились, но мы двинулись к выходу так стремительно, что попытка заставить нас что-то задекларировать окончилась бы провалом. Так что, приезжайте в Эфиопию! Здесь всё всем до лампочки!

Когда мы прилетели в Дубай, когда нас привезли в наш отель, когда мы сели в мягкие кресла холла пятизвездочного дворца, то ощущение было, что мы в нереальном мире. У меня это чувство было сильнее, поскольку при посадке так уши заложило, что до сих пор ощущал себя как в аквариуме с водой. И антураж подходящий — высоченные окна, пальмы-водоросли, русалка на рояле лабает мелодию Элтона Джона. Тут какой-то морской конёк подплывает с бэджиком на лацкане пиджака. Портье, значит.
Приветствует, объясняет, что здесь да как, за что мы платим, за что не платим. Спрашивает: «Есть ли у вас визитные карточки?» — «???». Потом, не унимаясь: «А есть ли у вас кредитная карточка?» — «?????». Ну чего пристал? Какие карточки могут быть у людей с неровным загаром на лице, выгоревшими волосами, в серо-коричневой от пыли одежде? А на чемоданы-то посмотри, до чего хороши! Если б ты знал, где мы в последний раз ночевали, то не пустил бы на порог этого отеля, да еще бы бригаду вызвал для санобработки помещения! Мы хрипим, кашляем. Я от пыли, забившей легкие, вообще голос потерял. Короче, давай ключи и плыви отсюдова, парень!

Четыре дня в Дубаи пролетели как чудесный сон. И неужели Эфиопия была на самом деле? Вот самолет опять отрывается от земли, набирает высоту над предвоенным Персидским заливом. Где-то там, далеко-далеко, за песками Аравии, за разноцветными глубинами Красного Моря, лежит удивительная, и хранимая, и забытая Богом страна. Может быть ты, наш красный микроавтобус, уже снова несешься куда-нибудь. Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстает и остается позади…

Эфиопия, куда-ж несешься ты? Дай ответ. Не даёт ответа.
НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ, 2003 год.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий