Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Испания >> Мадрид >> ВСЯ ИСПАНИЯ ЗА 7 ДНЕЙ (Часть II)


Забронируй отель в Мадриде по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

ВСЯ ИСПАНИЯ ЗА 7 ДНЕЙ (Часть II)

ИспанияМадрид

День четвертый (30 апреля). Пинто — Мадрид — Кордоба — Мотнемайор.

В этот день у нас подъем в половине седьмого утра — Эрнесто спешит занять очередь в Прадо. Если не будем в числе первых, то потеряем много времени. Автобус останавливается возле старинной церкви, в которой венчались многие короли Испании, в том числе, и Хуан Карлос. Идем ко входу Гоий. Всего у Прадо три входа. Два других названы именами Веласкеса и Эль Греко, но вход Веласкеса (центральный) обычно закрыт.

Придя за 20 минут до открытия, мы оказались вторыми. Впереди в рядок стояли педантичные японцы. Надо сказать, что Эрнесто старался всегда держаться подальше от японцев. Не по каким-то расистским соображениям, а из-за их привычки ходить строем и строго выполнять указания гида. Когда идет строй японцев, им лучше уступить дорогу.

Вход в музей стоит 6 евро и 1 цент. Причем этот 1 цент представляет большую проблему, и Эрнесто за два дня предупредил нас, чтобы каждый имел при себе соответствующую денежку. Монетка редкая, а сдачу в Испании принято давать до копейки (до цента, то есть). Такая странная цена образовалась после перехода страны на евро. Плату за вход добросовестно пересчитали, но не округлили. Люди старше 65 лет (а в нашей группе были и такие) в Прадо и другие музеи проходят бесплатно. Причем не нужно никаких пенсионных удостоверений, достаточно показать охраннику паспорт любой страны. Очень хорошее правило. Нашим бы пенсионерам такую льготу, если уж нет возможности поднять пенсию до достойного уровня.

В Прадо экскурсии нет, да она и не нужна. Музей организован очень хорошо, при входе можно бесплатно взять план, есть указатели с именами художников, а в случае затруднений — служители покажут. Конечно, первым делом идем смотреть Эль Греко и Гойю, которых нет в российских музеях. К Эль Греко у меня старая любовь. Он поразил меня, когда я еще студентом побывал в Будапештской Национальной картинной галерее. Прославившего Испанию греческого художника очень ценили графы Эстерхази, коллекция которых и стала основой музея в Будапеште. Но сейчас Эль Греко уже так не волнует, он просто интересен. Видимо, это, как и чувство к женщине. Нельзя испытать дважды одно впечатление.

Одна из самых известных картин Гоий в музее — портрет семьи Карла IV. Самодовольный король, уродливая королева. Но если верить Фейхтвангеру, королева была достаточно умна и не требовала от художника, чтобы ее приукрашивали. А вот с «Махами» нам не повезло. И одетая, и обнаженная «Махи» отправились в Вашингтон. Они вообще непоседы, часто путешествуют по разным странам, побывали и в России. Причем возят их всегда парой. Как ни странно, графики Гоий немного, из известных мне рисунков — только «Расстрел повстанцев». «Капричос» я так и не нашел. Но волнуют подлинные дневники и наброски Гойи.

Естественно, очень хорошо представлен Веласкес. Его коллекцию венчает портрет инфанты Маргариты в окружении фрейлин и шутих. Но у нас, в России есть своя «Маргарита» и вообще с Веласкесом не так уж плохо.

Приятно поразила богатая коллекция фламандцев. Вот тут-то начинаешь вспоминать, что Фландрия была провинцией Испании, и именно с испанцами боролся Тиль Уленшпигель. Выделяются картины Рубенса и знаменитый «Сад земных наслаждений» Босха в окружении еще нескольких его картин и работы Питера Брейгеля. Босха в России нет. Была в СССР единственная его работа, и я специально ходил в Киевскую картинную галерею, чтобы ее увидеть. Но Украина теперь «незалежна», да и не сравнится тот холст с «Садом», буйная и изощренная фантазия которого притягивает какой-то неведомой и темной силой. От этого полотна трудно оторваться. Репродукции не передают впечатления от подлинника.

Есть в Прадо и итальянцы — Рафаэль, Боттичелли, но они погоды не делают. Ботичелли надо смотреть в Уффици. На мой взгляд, в Мадриде правильно сделали, что поместили старых мастеров и современную живопись в разные музеи. Вот только жаль, что нет возможности посетить последний. Кстати, всего в Мадриде три художественных музея. Кроме Прадо и музея королевы Софии (современной живописи) есть еще музей фон Тиссена — личная коллекция барона, переданная государству. Как раз в дни нашего пребывания в Испании фон Тиссен скончался.

В одном из магазинов при музее мы купили альбом-каталог Прадо на русском языке. Исполнен отлично, но к сожалению, в мягком переплете. Кстати, сувенирные и книжные магазинчики расположены в музее очень деликатно. Они заметны, но размещаются в боковых комнатушках, поэтому не нарушают строгости выставочных залов.

По дороге в Кордобу листаем приобретенный альбом и буклет «Мадрид-Толедо». Расстояние почти 400 километров. Примерно в 15 километрах от Мадрида Эрнесто обращает наше внимание на громадную фигуру ангела. Место, где она установлена, называется, конечно, Долиной ангелов и примечательно оно тем, что это географический центр страны. Мало того, что Мадрид находится выше всех европейских столиц (650 метров над уровнем моря). Он уникален и расположением в стороне от рек, морского побережья, торговых путей практически в самом центре страны. Так выбрал место Филипп II.

Проезжаем Ла Манчу, эта провинция — тоже часть автономной области Кастилия. Заметно меняется пейзаж. Мы едем среди виноградников и оливковых рощ. Луга между ними красны от маков. Очень напоминает крымский пейзаж в мае где-то между Симферополем и Севастополем. В Крыму в это время тоже цветут маки. Растет в Крыму и разновидность диких маслин с мелкими и несъедобными плодами. Но узкими листьями серебристого цвета они очень напоминают знаменитых испанских родственников. Встречается много заводов по переработке винограда и оливок. Испания — мировой поставщик оливкового масла и маслин. Тем не менее, производство оливкового масла нерентабельно, и Евросоюз дотирует эту отрасль.

Покидаем Кастилию и въезжаем в Андалузию. Несколько раз пересекаем Гвадалквивир. Эрнесто напоминает, что эту реку воспел Пушкин в «Евгении Онегине». Пока то, что мы видим, не очень впечатляет. Что-то вроде Клязьмы в Подмосковье. Но Пушкин был впечатлительным человеком, он и Салгир воспел в том же «Евгении Онегине», а уж этой речкой, протекающей через Симферополь, даже с учетом моего крымского патриотизма, восхищаться трудно.

Въезжаем в Кордобу. В автобусе было очень комфортно, а на улице жарко, наверное, близко к 30 градусам. Останавливаемся около памятника святому Рафаэлю — покровителю города. Главная достопримечательность Кордобы — старинная мечеть, перестроенная в христианский храм. Если не ошибаюсь, мечеть X-XII веков. За высокой стеной — тенистый восточный дворик, предназначавшийся для омовений, над которым возвышается христианская колокольня. Оказывается, она скрывает внутри себя минарет. Проходим внутрь мечети. Это громадное по площади здание, потолок которого поддерживают сводчатые перекрытия, опирающиеся на колоны. Мечеть была самой крупной в Испании и вмещала более 30 тысяч человек. Не знаю, как ее заполняли. Средневековый город в 10 тысяч жителей в те времена считался очень крупным. (Позже прочитал, что когда Кордоба была процветающим городом с многочисленным интернациональным населением, Париж, в котором действительно тогда жили насколько тысяч человек, утопал в грязи на болотистых берегах Сены). Несмотря на поздние перестройки, в мечети сохранился даже михраб — что-то вроде мусульманского алтаря. Можно представить себе это пронизанное солнцем помещение в те времена, когда в окна были вставлены цветные стекла (гид сказал — витражи, но я думаю, что это не совсем в восточных традициях). В нишах — небольшие христианские алтари, а в центре возвышается главный алтарь. Христианские правители Кордобы не решились разрушать такое величественное сооружение, но на какие-то уступки инквизиции они были вынуждены пойти.

Решение о постройке в центральной части мечети алтаря было санкционировано Карлом I (тем самым, который в качестве императора священной римской империи был еще и Карлом V, отцом Филиппа II). Кстати, раз мы столкнулись с Карлом I, значит строить часовню начали где-то в XVI веке. Говорят, что Карл I принимал решение, не видя мечети. А когда ее увидел, горько пожалел об этом. Но было поздно. Сейчас выяснилось, что христианская часовня поддерживает крышу мусульманской мечети, не давая ей разрушиться. Символичная ситуация во взаимоотношении двух конфессий.

После осмотра мечети проходим по узким улочкам бывшего иудейского квартала Джудерия. Белоснежные стены домов почти смыкаются над головой, не позволяя солнцу нагреть мощенную мостовую. С подоконников свисают плетистые розы. Все обильно поливается водой. Сквозь решетчатые калитки видны дворики, засаженные благоухающими цветами. Во многих дворах журчат небольшие фонтаны. Впрочем, совсем незачем подглядывать в чужие дворы. Многие из них превращены в уютные кафе и перекрыты крышей. В одном из таких кафе мы и посидели после прогулки по сувенирным лавкам. Можно было посетить местный Алькасар, но нет ни сил, ни времени. Да и вряд ли что-то сможет сегодня поразить после посещения «христианской мечети». Собираемся у статуи Святого Рафаэля и снова в путь.

Сегодня мы проехали «всего» 400 километров. Ночуем в окрестностях Кордобы в местечке Монтемайор. Каюсь, чтобы вспомнить это название, мне пришлось заглянуть в описание маршрута. Ничем не примечательно это местечко. Десяток домов вдоль дороги, два из которых — расположенные друг напротив друга отели. Но тот, в котором мы останавливаемся, оказывается самым уютным из всех, где мы жили. Старинная мебель, гобелены, керамика придают ему индивидуальность и колорит. Стоит упомянуть и очень плотный, вкусный ужин, в стоимость которого входило вино (тоже единственный раз за время путешествия). После ужина попытались погулять. Перешли дорогу и зашли в отель на противоположной стороне дороги. Бар смыкался с магазином керамики. Судя по всему, ее тут и производили. На юге Испании вообще керамику любят и умеют делать. Побродили по магазину и возвратились в номер. Окна, к счастью, выходили не на дорогу, а во двор. Открыл дверь лоджии, потом створки жалюзи. Внизу оказался бассейн, не заполненный водой (не сезон еще). Знойная южная ночь, благоухают розы и вовсю распевают соловьи. Рай, да и только!

День пятый (1 мая). Монтемайор — Севилья — Альгамбра.

Подъем, как всегда, в 7. Перед завтраком поздравляю Эрнесто с Международным днем солидарности трудящихся. Природный юмор ему изменяет, и он поздравляет меня на полном серьезе. Путь наш лежит в Севилью, до которой 180 километров. Пейзаж снова меняется. Становится больше полей, на которых выращивают овощи. Все они под пленкой, поблескивающей на солнце так, что кажется, будто поля залиты водой. Дома белые под красной черепичной крышей. Стены увиты розами. Возле каждого дома оазис из цветов и зелени.

Севилья — очень живописный и какой-то южный город даже для Испании. На улицах много пальм, апельсиновых деревьев. Несмотря на начало мая, ветви усыпаны плодами. Эрнесто предупреждает, что это дикие деревья и плоды несъедобны. Но все равно, красиво. Проезжаем мимо старой табачной фабрики. Именно на ней работала Кармен, скатывая сигары и пахитоски на своем обнаженном бедре (технология у них была такая). Проезжаем по набережной Гвадалквивира. Здесь он красив и широк. От Севильи до моря Гвадалквивир судоходен, и этот город — единственный речной порт Испании. Поэтому на реке — белоснежные теплоходы. Беру назад упреки Пушкину, он как всегда, прав. Объезжаем целый ряд утопающих в зелени зданий оригинальной архитектуры. Это павильоны выставки латиноамериканских испаноговорящих стран, которая проходила здесь в 20-е годы. Павильон Испании на площади одноименного названия построен в типичном для Андалузии стиле — сочетание кирпича и керамики. В центре площади — большой фонтан, и в наступающем знойном полудне его прохлада кажется особенно приятной. Вокруг толпы туристов, а значит и продавцов сувениров. Поражает обилие кастаньет и фигурок танцующей Кармен. Причем, куклы не просто крутятся, а делают движения, очень напоминающие испанский танец.

Идем вдоль стен севильского Алькасара мимо мощных деревьев, корни которых напоминают когти гигантской птицы. Как выяснилось, это просто очень старые и большие фикусы. Проходим к еврейскому кварталу Севильи, который так же живописен, как и в Кордобе. Близость к дворцу подчеркивает высокое положение, которое занимали евреи во время правления арабов. В стену Алькасара вмурованы керамические трубы, по которым еще при арабах во дворец подавалась вода. Ширина улочек в квартале местами такова, что расставив руки, я касаюсь стен противоположных домов. К нашей группе сразу пристраивается парень с гитарой, который на всем пути услаждает слух испанскими мелодиями. В конце он подставляет шляпу и собирает мзду. Кривыми улочками выходим на площадь перед кафедральным собором.

Этот собор построен в XV веке и в основе его — тоже мечеть, правда, основательно разрушенная землетрясением. Собор считается третьим в мире по размерам после соборов святого Петра в Риме и святого Павла в Лондоне. Но площадь перед собором невелика, и оценить его размеры трудно. За забором типично восточный дворик с апельсиновыми деревьями. Сам собор запомнился богатой ризницей с огромной дароносицей из чистого золота, по-видимому, экспроприированного когда-то у инков, и усыпальницей Христофора Колумба, которую держат на носилках бронзовые фигуры четырех испанских королей (Наварры, Галисии, Кастилии и Арагона). Испанцы шутят, что Колумбу пришлось попутешествовать больше после смерти, чем при жизни. Он завещал, чтобы его похоронили именно в кафедральном соборе Севильи. Но первоначально его погребли на месте гибели (не помню, где точно). Потом прах перевезли в Севилью, но похоронили на острове посреди Гвадалквивира, т. к. собор предназначался исключительно для дворян, а Колумб, как бывший иудей, таковым не был. Позже прах решено было захоронить в Доминиканской республике (которая в те времена не была республикой), на берегах, открытых мореплавателем. Так и сделали, но после того, как Доминиканская республика обрела независимость, бренные останки Колумба перевезли на Кубу. Вскоре и Куба освободилась от испанского владычества. Вот тогда, наконец, прах командора вернулся в родную Севилью и после присвоения Колумбу дворянского звания (посмертно!) был захоронен в Кафедральном соборе. Итак, могила нашла героя.

Решаемся подняться на колокольню, бывшую когда-то минаретом, и не жалеем об этом. Подъем не труден, поскольку наверх ведут не ступени, а пандусы. Шагают и убеленные сединами старушки, и малые дети. Счастливые родители катят коляски. Нет, разве что, женщин на последних месяцах беременности. Зато вид на город действительно великолепен. Почти прямо под нами — Алькасар, дальше — черепичные крыши домов, буйная зелень, широко разлившийся Гвадалквивир и современный мост через него.

В отведенное нам недолгое свободное время успеваем пообедать. Впервые пробую попросить у официанта счет сразу после того, как он принес горячее. Попытка блестяще удалась, и мы таким образом, сэкономили минут 10. Собираемся у Золотой башни на берегу реки. Это один из символов Севильи, изображенный на многих сувенирах. Легенда гласит, что в этой башне хранили золото, привозимое из далекой Америки.

Прощай, знойная Севилья. Мы устремляемся дальше на юг. Нам предстоит проделать путь в 270 километров «от Севильи до Гранады», правда, не в тихом сумраке ночей. И сопровождать нас будут не серенады или звон толедских мечей, а испанская народная музыка, которую включает Эрнесто и которая оказывается очень уместной в данной ситуации. Звучит и Хулио Иглесиас, а также сын его, Энрике Хулиевич.

И вот опять неожиданность. Подъезжаем к Гранаде, и впереди возникают заснеженные вершины гор. Это Сьерра Невада — как оказывается, самые высокие горы в Испании. Здесь даже летом можно покататься на горных лыжах, а потом спуститься к побережью и искупаться в море. Никогда не задавался вопросом о самых высоких испанских горах, но «по умолчанию» казалось, что это Пиренеи. Огибаем Гранаду и поднимаемся в горы. Эрнесто поясняет, что едем в Альгамбру, наш отель расположен именно там. После ужина успеваю искупаться в бассейне прямо под окном номера. Нельзя сказать, чтобы купание доставило большое удовольствие. Вода нормальная, но воздух прохладный, ветерок.

На этом наша программа не исчерпана. После ужина можно за дополнительную плату съездить посмотреть танцы фламенко. Плата не маленькая — 30 евро за концерт с напитком. Но мы решили смотреть все, что можно, поэтому после ужина (шведский стол) отправляемся в Гранаду.

Вначале обстановка разочаровывает. Довольно бедный зал, всех в обязательном порядке фотографируют с девушкой в каком-то блеклом национальном платье (предупреждают, правда, что фотографии можно не брать), разносят напитки — пол бутылки шампанского или вина на человека. Вино можно заменить порцией коньяка, грамм этак, 100.

Начинается концерт, и постепенно происходящее на сцене увлекает все больше и больше. Фламенко — это не танец, точнее, не только танец. Это синтез своеобразной музыки (гитара и ударник), песни на два голоса (Эрнесто говорит, что слова песен мало понятны даже испанцам), собственно танец, степ (чечетка), выразительная мимика, своеобразные движения рук и пальцев, роднящие фламенко с индийскими танцами. Но, прежде всего, фламенко — это с трудом сдерживаемая страсть, о которой не говорит, а просто кричит буквально все — жесткий музыкальный ритм, гортанный звук песни, изгибающееся тело танцовщицы, скользящая по ее бедру рука, дрожащие в степе ноги, перекошенный рот, раздувающиеся ноздри и заломленные пальцы. Кажется, что еще немного — и плотина, сдерживающая чувства, прорвется. И что будет, что будет! Один из танцев исполняют подростки, но настоящий фламенко — это танец зрелых мужчин и женщин, понимающих, что такое любовь. Танец очень эротичен, хотя обнажены только чувства, но не тело. Если танцуют в паре мужчина и женщина — это любовники, выясняющие свои непростые отношения. Если на сцене две женщины — они соперницы, и ни одна из них другой не уступит.

Короче, уходим довольные. Это стоило посмотреть, хотя бы один раз. Рушится еще один стереотип, т. к. всегда считал, что фламенко танцуют с кастаньетами. Добираемся домой в первом часу ночи и заваливаемся спать.

День шестой (2 мая). Альгамбра — Гранада — Аликанте.

После очень скромного истинно континентального завтрака отправляемся осматривать Альгамбру — дворец арабских правителей Испании. Это совсем рядом с гостиницей, всего 10 минут пешком под горку. Много слышал об этом прекрасном месте, смотрел у друзей на видео. Не разочаруюсь ли?

У входа во дворец уже собираются толпы народа. Эрнесто быстро проводит группу через контроль, и почти сразу к нам подходят два гида — муж и жена. Группу делят пополам, и мы оказываемся у мужа, который представляется — Хозе. Нет, не таким мы представляем себе испанских Хозе. Во-первых, русые волосы, во-вторых — нет в нем тореадорской стройности и, наконец, по-русски говорит почти без акцента.

Сначала осматриваем дворец короля Карла V. Ради него пришлось разрушить часть арабской постройки, но главное, к счастью, осталось. Дворец интересен тем, что снаружи он квадратный, а внутренний двор — круглый. Но если бы это дворец стоял в другом месте, его вряд ли стоило бы посещать. Гораздо интереснее восточная часть, которая делится на 3 группы строений — приемную, официальную и личную с гаремами для жен и наложниц. Как известно, арабские постройки не потрясают размерами. Восток — дело тонкое, и высокое положение хозяина дворца подчеркивается гармонией и идеальными пропорциями помещений, фонтанами, бассейнами, зеленью, богатой росписью помещений, коврами и драгоценностями. Конечно, драгоценностей и ковров во дворце уже не было, поблекла роспись, осыпался перламутр. Но осталась оригинальная архитектура, резьба и арабская вязь на стенах, прекрасные виды из окон на арабский квартал. Журчащая вода, сочная зелень и прекрасные цветы дополняли картину. Запомнились два дворика. Один — с бассейном, в котором отражалась надвратная башня, казавшаяся от этого значительно выше. Хозе сказал, что только три века спустя этот прием был применен в Индии при строительстве легендарного Тадж Махала. Второй запомнившийся двор — с фонтаном в виде чаши, подпираемой двенадцатью львами. Этот фонтан подарила султану еврейская община (иудеи были главными советниками в свите султана). Пикантность ситуации состоит в том, что как мусульманам, так и иудеям религия запрещает изображать людей и животных. Знаю только одно исключение. В одной из бухарских мечетей можно в нише увидеть портрет мужчины в профиль. Но стоит подойти ближе или изменить ракурс, изображение исчезает. Портрет создается игрой теней на небольших выпуклостях задней стенки ниши. Здесь же львов ни с чем перепутать было невозможно и символизировали они двенадцать колен израилевых.

Дворец построен таким образом, что в личных покоях султана температура никогда не поднимается выше 22 градусов. И это при том, что в Гранаде 40-градусная жара сосем не редкость, а бывает и 45—48 градусов! Именно в этом дворце Изабелла Кастильская дала согласие Колумбу на поиск нового пути в Индию (злые языки утверждают, что сначала она ему просто «дала», как женщина, а уж потом уступила просьбам отправиться в путешествие, но чего не наговорят про известных личностей). Здесь довольно длительное время работал американский писатель Вашингтон Ирвинг, о чем свидетельствует мемориальная доска и ресторан, названный его именем.

Проходим несколько двориков и выходим к крепостной стене. Стена двойная с хорошо укрепленными башнями. По мосту переходим на противоположную сторону рва и оказываемся в сказочном саду Хенералифе. Сад, конечно, не тот, который был при арабских халифах. Частично он сделан в европейском (я бы сказал, в версальском) стиле с подстриженными пирамидальными кустами, зелеными лабиринтами и арками. Огромное количество роз самых разных сортов наполняют ароматом воздух, журчат струйки воды. Напротив, за крепостной стеной утопают в зелени дворцы Альгамбры, а правее громоздится в гору арабский квартал — белые строения под красными крышами. В саду — эстрада с небольшим амфитеатром. Здесь устраивают концерты, выступают известные театры. Недавно был Кировский театр из Питера. По словам Хозе, билеты в кассы даже не поступали, разошлись по блату, который в Испании тоже не редкость. Сады завершаются входом в летний дворец. Но этот дворец на реставрации и для посетителей закрыт.

Нет, Альгамбра не разочаровала, скорее наоборот. Не хочу сравнивать ее с Бахчисарайским дворцом — это просто несоизмеримые вещи. Но Дворец султанов в Стамбуле, превосходящий Альгамбру по площади, уступает в красоте, гармонии и изяществе.

Пешком поднимаемся к своему отелю, заходя попутно в сувенирные лавки, садимся в автобус и спускаемся с гор в Гранаду. Совершаем небольшую экскурсию по городу, а потом нас отпускают на свободу. Эрнесто показывает, как пройти к кафедральному собору, мэрии, где магазины и кафе. Но мимо кафедрального собора мы промахиваемся. Ничего, не жалко. Мы их уже порядком насмотрелись. Посидели в уличном кафе, прошлись по магазинам, поменяли деньги.

Кстати, несколько слов о презренном металле. С этого года в Испании введены евро, старая валюта отменена и хождения уже не имеет. В стране, давно не знавшей никаких иных денег, кроме песет, это вызвало массу неудобств. Мы, россияне, в последнее десятилетие научились мгновенно переводить рубли в доллары, дойч марки, гривны и даже белорусские «зайчики». А испанцы растерялись и первое время вообще не могли понять, что дешевле, а что дороже. В провинции и сейчас цены указывают в старой и новой валютах. Но нам это очень удобно, особенно, если учесть, что курсы доллара и евро близки. В зависимости от обменника за 100 долларов давали от 103 (в аэропорту Барселоны) до 106 евро (в Гранаде). Удобство евро для нас состоит и в том, что их не надо стараться истратить полностью перед отъездом — можно использовать в следующей поездке в европейскую страну или без проблем обменять остаток в России. Бумажные евро везде одинаковы, а металлические имеют одинаковую лицевую сторону и различные в разных странах обратные стороны. Тем не менее, каждая из монет принимается в любой стране зоны евро. Хочу дать совет всем, кто собирается в Испанию. Не берите крупные купюры. Сумма денег, которую может держать продавец в кассе магазина, ограничена и, дав вам сдачи с 500 евро, продавец рискует остаться без разменной монеты. Именно с такими купюрами приехал Игорь, и это создавало для него постоянные проблемы. Даже 100 евро для маленького магазина или кафе — значительная сумма.

Однако, пора в автобус. Наш путь лежит в Аликанте, курортный город на берегу Средиземного моря. На выезде из Гранады Эрнесто обращает наше внимание на небольшой поселок. Его жителей испанцы шутя называют «троглодитос».Дома в этом поселке вырублены прямо в скале, а то, что кажется домом — только пристроенный фасад. На жарком юге это удобно. Температура в помещении всегда почти постоянная. Эрнесто указывает еще на одно достоинство. Если рождается ребенок, отец семейства берет лопату и откапывает еще одну комнату. Главное — не попасть при этом на кухню к соседу. В домах все удобства, в том числе, Интернет. А почему бы и нет, если проведен телефон?

Путь не близкий, больше 400 километров. По дороге — остановка на обед, поэтому она не кажется такой утомительной. А в конце нас ожидает приятный сюрприз, схожий с тем, который приготовил туроператор в Сарагосе. Размещаемся не вблизи города, а в самом его центре. Окна номера выходят прямо на море. Слева — крутая скала, справа — часть стены старинной крепости, сбегающей с самой вершины горы к морю. После ужина приглашаем в номер Дашу и Игоря. У нас припасена бутылка вина, нарезка хамона и кусок овечьего сыра — «куэсо манчего». Получается небольшой фуршет с испанским колоритом, после которого отправляемся на набережную.

Эх, жаль, что погода подкачала. Довольно прохладно, и дует сильный ветер. Но мы все-таки проходим набережную до конца, и она того стоит. Дорога вымощена цветной плиткой таким образом, что кажется волнообразной, причем гребни волн идут вдоль набережной. Создается впечатление, что ты находишься на гребне и вот-вот с него скатишься. Но стоит сделать шаг в сторону, туда, где впадина, и снова оказываешься на гребне, а то, что казалось гребнем, воспринимается, как впадина. Впрочем, можно не смотреть под ноги, а наслаждаться видом пальм, обрамляющих дорожку, современными скульптурами со стороны улицы и скульптурами из песка на пляже. Ваятели трудятся даже в такую погоду и пожинают скромный урожай в виде редких монеток, брошенных на одеяло. Пляж пуст, на него накатываются не очень крутые волны, раскачиваются корабли у причалов. А по другую сторону набережной — живописный город с нависающей над ним горой, на которой хорошо сохранилась очень оригинальная крепость. Часть ее стены была видна из нашего номера.

Накатывает тихая грусть. Ее навеяла не только погода. Просто большая часть путешествия позади. Остается дорога в Барселону — и прощай, Испания.

День седьмой (3 мая). Аликанте — Валенсия — Калелла.

Нет, рано еще прощаться с Испанией. Утром Эрнесто объявляет, что мы будем проезжать мимо Валенсии, и грех туда не заехать. Тем более, что стоить это будет всего по 10 евро с каждого. В этот день мы должны проехать более 600 километров, и остановка в пути вносит приятное разнообразие. Еще раз остановимся на обед. Посещение Валенсии народ воспринимает с энтузиазмом. В городе 3 основные достопримечательности — кафедральный собор (ну, это как в любом испанском городе), биржа в готическом стиле и огромный крытый рынок в стиле модерн (Эрнесто подает его, как самый крупный в Европе, но это на его совести).

А еще Валенсия интересна тем, что раньше через город протекала река. Но с ней было много хлопот, т. к. она часто разливалась и затапливала городские кварталы. Поэтому реку, как Неглинку в Москве, убрали в трубы, а в ее русле построили парки, бульвары и спортплощадки. Мы пересекали бывшее русло и убедились, что речка была не маленькая. Валенсия известна также своим праздником, во время которого сжигают громадные фигуры, специально изготовленные из папье-маше. Традиция берет начало с далеких времен, когда с наступлением весны столяры (а в городе всегда была развита мебельная промышленность) сжигали накопившиеся за зиму стружки, опилки и обрезки досок. Говорят, что очень зрелищный праздник, но, к сожалению, он, как и день рождения, бывает только раз в году.

Начинаем с кафедрального собора. Надо сказать, что он действительно интересен. Уж сколько я их пересмотрел за последние дни, а в каждом есть какая-то изюминка. Не помню, какого он века, древний очень, но в нем находится Святой Грааль — чаша, из которой вкушал Христос во время Тайной вечери. Это тот самый Грааль, который искали рыцари Круглого стола, доблестные сэры Ланселот, Галахад, Камелот, Гэвейн и другие под руководством короля Артура. Факт подлинности чаши удостоверен Ватиканом, так что в ее подлинности могут сомневаться только злостные атеисты и еретики. Интересны и две картины позднего Гойи. Одна из них знаменует начало «черного» периода его творчества. У постели умирающего — две отвратительного вида темные фигуры — не то звери, не то привидения. Но ничего хорошего будущему покойнику их появление не сулит.

Рынок и биржа тоже по-своему интересны, но не очень впечатляют. Наелись мы, наверное, этих впечатлений, пора отправляться домой и начинать их систематизировать. Биржа — единственное в своем роде гражданское здание, построенное в готическом стиле. Везде в этом стиле строили только соборы, а в Валенсии построили и биржу. Рынок, действительно большой и оригинальный по архитектуре, демонстрирует изобилие фруктов, овощей, мяса, птицы, видел даже яйца страуса. Ну, очень большие! Но мы же не из голодного Советского Союза приехали, где по 2 часа стояли в очереди за вареной колбасой! Посмотрели на все это и пошли своей дорогой, даже не облизнувшись. Оставалось еще часа полтора свободного времени, и мы побродили по магазинам в поисках недостающих сувениров — больше не будет возможности их приобрести. Потом нас провозят по городу. В памяти осталась арена для корриды (хотя эти сооружения есть в каждом мало-мальски уважающем себя испанском городе) и огромный стадион. Через несколько дней после возвращения в Россию узнали, что команда Валенсии стала чемпионом Испании. Во время экскурсии запомнился забавный языковый ляп Эрнесто. Он сказал, что впереди памятник «непорожней» деве Марии.

Дорога на север оказывается своеобразной и запоминающейся. Эрнесто обращает внимание то на поля, где выращиваются артишоки, то на гранатовые деревья. Очень много полуразрушенных крепостей и сторожевых башен. Оно и понятно. Именно с моря всегда приходила опасность, и когда появлялся неприятель или пираты, на башне зажигался костер. Его видели на следующей башне, где тоже зажигали костер. С помощью такого «телеграфа» сообщение об опасности мгновенно передавалось на большие расстояния.

Проезжаем вдоль цепи городов-курортов Коста-Браво и Коста-Дорадо. Не верится, что эти популярные ныне курорты с многоэтажными отелями, парками и атракционами всего десяток лет назад были глухими рыбацкими деревушками. Слева остается знаменитый женский монастырь Монсерат. Уже после возвращения прочитал в Интернете очень интересный рассказ о нем. Но, увы… Проносимся мимо.

Эрнесто пытается скрасить долгую дорогу историями из жизни испанцев. Запомнился его рассказ о встрече нового 1992 или 1993 (он сам точно не помнил, какого) года. Испанцы встречают Новый год под бой колоколов одного из соборов столицы. Под каждый удар испанец должен успеть съесть одну виноградину. В этом случае все желания исполнятся, и год будет счастливым. Хозяйки заранее перед каждым гостем ставят блюдце с 12 виноградинами, и под колокольный звон вся Испания их глотает. Но однажды колокол сломался. Его срочно отремонтировали, а в работе проверить не успели. Когда колокол начал отбивать 12 новогодних ударов, оказалось, что мастера установили промежуток между ударами не привычные 2,5 секунды, а всего одну. И вся страна давилась виноградинами, не успевая их проглотить.

Перед Барселоной нас настигает дождь. Впереди возникает радуга и, поскольку мы находимся достаточно высоко в горах, автобус проходит прямо сквозь нее. А дальше нам встречаются поля, занесенные снегом. Вот так неожиданность! Конечно, это не заснеженное Подмосковье в январе. Снег, точнее, снежная крупа, лежит пятнами только в тени и очень тонким слоем. Но мы видели занесенную снегом Испанию! И нам еще повезло. Следующая неделя после нашего отъезда была более холодной, прошли дожди, сопровождавшиеся селевыми потоками, и как сообщали в новостях, многие группы вернули с маршрута.

От нечего делать прикидываем, сколько денег мы потратили на дополнительные экскурсии. Получается около 100—120 евро на человека. Половина из них — это экскурсия в Эскуриал плюс посещение фламенко. Еще примерно 30 евро на двоих — стоимость альбома «Прадо» и двух буклетов. Объезжаем Барселону и останавливаемся примерно в 50 километрах от нее в курортном городке Калелла. Каюсь во второй раз, что посмотрел название городка в описании маршрута. Опять гостиница вблизи моря, но на этот раз его почти полностью заслоняет стоящий впереди отель. Ужинаем и отправляемся с Дашей и Игорем на последнюю прогулку.

Здесь нет такой красивой набережной, как в Аликанте, но погулять вдоль моря всегда приятно.

День восьмой (4 мая). Калелла — Барселона — Москва.

Подъем в 5.30, завтрак. Потом за нами приходит другой автобус с другим гидом. Эрнесто предупреждал об этом и попрощался накануне. Прощание было искренним и теплым. За неделю его успели полюбить, и он признался, что мы — одна из лучших его групп. Снова едем мимо Барселоны, но объезжаем ее с другой стороны и видим много для себя нового.

В аэропорту успеваем пробежаться по «дьюти фри» и почти без задержки грузимся в самолет. Но дальше начинается томительное ожидание. Стюардессы объясняют, что пришли не все пассажиры. Проходит час, пока, наконец, перед трапом не останавливается автобус, из которого стройной колонной выходят несколько наших «бабушек». Колонну возглавляет уже знакомый нам любитель «Формулы-1». На нем новенькие кроссовки, фирменный с номером жилет обслуживающего персонала гонок, а в руках зонт-трость, которым он легкомысленно помахивает перед собой. В ответ на возмущенный ропот пассажиров (многие летят транзитом и опаздывают на следующий рейс) бабушки робко оправдываются, что не поняли объявления. То, что рейс задерживается, поняли, а вот, что из-за них — нет. А любитель гонок снисходительно поясняет, что если бы не его объявление на русском языке, «бабушки» вообще бы не улетели.

Полет проходит нормально. Только один раз попали в турбулентность, и нас попросили пристегнуться. Надо сказать, что по сравнению с путешествиями в Турцию, Египет и Таиланд полет в оба конца проходил очень спокойно. Не было выпивок, густого сигаретного дыма, пьяных криков и разборок. Большинство удовлетворилось стаканом вина, в котором я вынужден был себе отказать — скоро за руль.

С таможенным и паспортным контролем никаких проблем не было — пролетели мгновенно. А вот багаж пришлось подождать — обрабатывались сразу 3 рейса. Микроавтобус со стоянки уже ждал в условленном месте. Полтора часа по знакомой дороге, и машина останавливается возле подъезда. Открываю дверцу и чувствую такой знакомый приторный запах цветущей черемухи. Значит мы дома.

Не очень понимаю людей, которые говорят, что с трудом привыкают к России после заграницы. Для меня всегда дома лучше. Но Испания останется в сердце, и это уже навсегда.

Вместо послесловия.

Когда начинал писать, самому было интересно, а не получится ли у меня каша от всего увиденного, не спутаются ли впечатления. С удовлетворением констатирую, что нет, не смешалось, не спуталось. За 7 дней (восьмой — не в счет, это был только отъезд) мы посетили 12 городов (Барселону, Сарагосу, Эскуриал, Пинто, Мадрид, Толедо, Кордобу, Севилью, Гранаду с Альгамброй, Аликанте, Валенсию и Калеллу (крохотный Монтемайор не считаю) и пересекли страну с севера на юг и обратно. Конечно, на каждый из городов, за исключением Пинто и Калеллы, можно было потратить несколько дней. Но, как уже писал, больше, чем на неделю, ни я, ни Наташа оставить работу не могли. А увидеть хотелось побольше. Испания оказалась очень разной и 4 автономные области, в которых мы побывали, перепутать трудно. Города тоже имеют свой колорит и неповторимый облик. Сложнее с внутренним убранством кафедральных соборов. Вот здесь действительно все сливается в череду алтарей, куполов и органов (с ударением на втором слоге). Но «изюминки» запомнились и в соборах. Кроме названий двух крохотных городков и 2—3 дат, я все писал по памяти. Конечно, я много знал об Испании, помнил основные вехи ее истории, любил (а теперь полюбил еще больше) испанскую живопись. Поэтому впечатления ложились на готовую канву и прочно закреплялись. Безусловно, был элемент везения в том, что у нас оказался отличный гид. Эрнесто — выпускник Барселонского университета, компьютерщик, три года проработавший в России. Да и с группой повезло. Но в целом такая поездка — моментальная фотография страны с «птичьего полета» — оказалась очень интересной и запоминающейся. Думаю теперь дополнить ее туром «Север Испании — юг Франции». Если кто-то путешествовал таким маршрутом, отзовитесь.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 08.10.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий