Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Испания >> Мадрид >> ВЕЧЕР В ЛИССАБОНЕ. По Португалии и Испании


Забронируй отель в Мадриде по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

ВЕЧЕР В ЛИССАБОНЕ. По Португалии и Испании

ИспанияБарселонаМадрид

ПОЛЕТЫ ПО ПЕРИНЕЯМ. Сентябрь-октябрь 2004 г. 
Малага-Севилья-Лиссабон-Кашкаиш-Синтра-Баталья-Фатима-Касерес-Трухильо-Толедо-Мадрид-Сеговия -Тосса де Мар — Фигерос — Барселона. Всего за 14 дней по дорогам пройдено 3659 км 
Поздним вечером въезжая в Лиссабон, я видел на горе ярко освещенную скульптуру Христа. Раскинув руки он словно плыл в темном небе. А впереди, за длинным мостом имени Салазара, сиял тысячами огней огромный город. Мост был перекинут через устье реки Тежу. С его высоты — метров 80 — казалось что река течет в черной пропасти. По мосту двигался плотный автомобильный поток, скорость его была не более 60 км в час. Я почувствовал, что мост вибрирует, дрожит и гудит. Грохот раздавался откуда-то снизу, из-под дорожного покрытия. Только на следующий день, увидев мост со стороны, я понял, что по мосту еще и проложена железная дорога. А тогда, вечером от вибраций и грохота мне стало немного жутко. И мне хотелось поскорее добраться до противоположного берега, до темных холмов, усыпанных огнями.
Путешествие сложилось так, что в столицу Португалии я прибыл после долгого переезда из Севильи. Немного уставшим но и нетерпеливым поскорее увидеть эту самую западную на материковой части столицу Европы. Трехкилометровый мост, по которому я проехал, сейчас называется мостом 25 апреля. — днем революции в Португалии. Он был построен в 1966 году по проекту схожему с мостом — «Голден Гейт», что находится в Сан-Франциско. Конечно, увековечивать имя диктатора недемократично, но дата календаря далеко не лучшее название. Вот другой мост в Лиссабоне протяженностью свыше 16 километров, он также переброшен через устье Тежу, называется именем Васко де Гама.
Только я съехал с моста — сразу запутался в паутине развязок, эстакад и туннелей. Добраться до отеля мне помог молодой человек на бензоколонке, туда я обреченно побрел с развернутой картой города. Иначе плутал бы не меньше часа. Там нет прямых улиц как в Барселоне — там только извилистые горные трассы. Два жизнерадостных португальца сначала минут пять пытались объяснить, как проехать на нужную улицу пока, наконец, один из них сел в свою машину и велел следовать за ним. Буквально через десять минут я был уже возле своего отеля. Я было хотел отблагодарить моёго провожатого, но он быстро уехал, оставив, впрочем, доброе мнение о своих соотечественниках.
Отель Vila Gala Opera сверкал огнями и сиял никелированными ручками. Я тоже постарался произвести впечатление богатого путешественника, накинул пиджачок и небрежно подошел к портье. Заговорил с ним уверенно и с достоинством. Номер получил удобный, что, конечно, было, полагал я, только благодаря мой убедительности. И еще я договорился пользоваться гаражом бесплатно вместо 4,5 евро в сутки. В Мадриде это цена составляла 18,5 евро. Однако потом я понял, что вокруг отеля столько свободных мест для парковки, что загонять машину в гараж вовсе необязательно И затем, съехав в него и увидев этот огромный мест на 200 и почти пустой подземный паркинг, я кисло констатировал, что выпросил у портье снега зимой. Ну ничего, пусть моя машинка в гараже стоит, гвоздем на капоте ничего не нацарапают, думал я поднимаясь в лифте на пятый этаж..
Машину — Opel Meriva — я получили в «AVIS». Сказать, что машина понравилась трудно, поскольку свыше 160 км в час она ехать не хотела, а бензина пожирала почти 10 литров на 100 км. Поимо этого обзор был не очень хорошим, а посадка как на табурете возле стойки бара. На поворотах меня не покидало ощущение, что машинка вот-вот перевернется. Поэтому я сильно притормаживал, ездил наверно тише остальных и меня почти все обгоняли. К тому же машина досталась маломощная (объем 1.6 л), неповоротливая и тупая. Сконструирована для езды на пикник или по супермаркетам всей семьей человек из пяти. Во всяком случае, с девяткой или восьмеркой по резвости не сравнишь. Единственное, что хорошего было в этом Опеле — он был новый. На спидометре в аэропорту Малаги стояли цифры 6240 километра, а когда сдавал ее в Барселоне — 9899. Проехал я по дорогам Иберийского полуострова 3659 км. В день аренда стоила 30 евро плюс страховка, так в общей сложности заплатил за 14 дней около 492 евро. И еще бензин в среднем чуть менее 1 евро за литр (в Португалии 95 бензин стоит процентов на 5—7 дороже, чем в Испании) — в сумме получилось за всю поездку около 8 заправок по 40 литров, что примерно 320 евро, а, сколько потратил на парковки и дороги точно сказать трудно. Наверно в общей сложности 900 евро за машину выложил. Думаю, что это довольно расточительно.
Путешествие моё началось 26 сентября в аэропорту Малаги. Я приземлился в половине второго ночи, и, получив багаж, отправился в прокатную контору, терзаемый сомнениями: а вдруг она закрыта до утра, и придется ночевать в аэропорту. К счастью, а может быть так положено, дежурный в «Ависе» был на месте и радушно меня встретил, выдав, через пять минут оформления, ключи от моёго горбатого автомобильчика. Замечу, что в России таких машин нет, во всяком случае, в Москве не видел. Внешне Опель Мерива очень похож на Рено Сценик, которых в Москве можно встретить предостаточно.
 В три ночи я покинул Малагу, уезжая в горы по направлению к Севилье, предстояло проехать 209 км. От монотонности езды — дороги пустые — мне захотелось спать. Стояла тихая погода, облаков почти не было, над пологими горами висела яркая луна. В ее свете горы и деревья, кусты приобретали задумчиво-таинственный и даже философский смысл. От этого пейзажа исходило ощущение вечности и красоты. Мне казалось, что я вижу арабских всадников в белых одеждах, скачущих как 500 лет назад по холмам чтобы напасть в предрассветной мгле на спящий город. Проехал красиво освещенную прожекторами древнюю крепость. А между тем уже начинало светать, — восток побледнел. Я въехал в Севилью.
Очень переживал, что не смог достать карту города. Мне казалось, что пригород нескончаем. Дороги почти пусты. А в жилых кварталах какие-то люди еще стояли на улице и разговаривали, словно последние гости с затянувшегося банкета. С отелем повезло — нашел его с двух попыток. Воспользовался испытанным методом — зашел в первый попавшийся по пути отель и спросил у портье. Они обычно знают, где находятся почти все отели, и говорят по-английски, и у них имеются план-схемы города. Был в номере в начале седьмого. А в 10 — завтрак, а в 12 уже нужно выметаться. Гостиница DONA CRMELA отличалась каменными полами в спальне и очень скудным завтраком (накак на 3* не тянул). Взяли 78 евро. Паркинг на улице. Бесплатно
Утром попросил чашку кофе, спросив бармена по-английски, а поблагодарив по-немецки и затем еще по-испански. Воодушевленный тем, что меня понимают, я погрузил вещи в багажник, и поспешил в центр города.
Основной достопримечательностью, с которой я планировали ознакомиться, был Кафедральный собор. Этот собор третий по величине в Европе после Святого Петра в Риме и Святого Павла в Лондоне. Воскресенье — не лучший день для осмотра — половина собора для туристов была закрыта — там видимо шла служба, поэтому до гробницы Колумба пройти не удалось. А через полчаса собор вообще закрыли. Могила Колумба находится еще, кстати сказать, в Доминиканской республике. Вообще собор — смешение стилей разных эпох создает впечатление отсутствия стиля — огромный, древний, богатый, но восхищение как-то не вызывает. Архитектура нагромождений. Непонятно как он построен, если алтарь у христианского храма должен быть на востоке, то где же алтарь у севильского собора? В Андалузии, в Кордове имеется еще один такой же собор, переделанный из мечети. Снаружи вроде мечеть, а внутри христианский храм. Хотя, может быть, собор показался архитектурным нагромождением, потому что я был уставшим после почти бессонной ночи.
Город я осмотрел на экскурсионном автобусе без крыши — удобное изобретение для туристов. Включаешь наушники, настраиваешь на русский, едешь и смотришь по сторонам. (Только я сначала уточнил у билетеров: есть ли в их автобусе русский язык, поскольку чаще всего ограничиваются английским, немецким, французским, испанским, а в Барселоне еще и каталонским). Маршрут проходил мимо павильонов Испанской выставки 1929 года (ВДНХа круче), табачной фабрики, где работала Кармен, крепостных стен, дома Пилата (Понтия Пилата — прокуратора Иудеи?). Получил общее впечатление, а погулять по городу, к сожалению, не удалось. Предстояло проехать еще 396 километров до Лиссабона, поэтому в пять вечера я покинул Севилью.
Первый раз заправился по дороге в Лиссабон. На горящей лампе ехал довольно долго, переживал, а вдруг не дотяну до заправки. Вообще бензоколонок в Португалии меньше чем в Испании, а в Испании меньше, чем в Германии, И нигде нет «негров-заправщиков». Другое дело в Эмиратах или в Турции, где не надо отвинчивать крышку бензобака и возиться с пистолетом. Больше всего мне понравилось на Кипре — там колонки одна за другой.
ЛИССАБОН
Утром следующего дня, второго дня моёго путешествия, неторопливо позавтракав в Vila Gala Opera, я поехал осматривать Лиссабон. Как советуют путеводители, начал с центра города — Алфама. Оставив машину в подземном паркинге напротив мэрии, пошел в кафедральный собор. Построен он был в 1150 году на месте мечети. Довольно мрачное сооружение не оставило никакого впечатления.
Далее я решил подняться на гору — в мавританскую крепость. Красиво смотрятся стены и башни. В 1147 году эту крепость осадили крестоносцы плывшие из Англии в очередной поход в Иудею за гробом Христовым. Арабы сопротивлялись недолго и в результате были изгнаны из Лиссабона. В крепость нужно было ехать на трамвае, они снуют по узким крутым улицам старого города вверх и вниз словно подъемники. А я отправился пешком и в результате заблудился. Целый час я плутал по улицам старого города, продуваемым соленым морским ветром. Только благодаря этому ветру не чувствовалось жары. А это было в сентябре Что же твориться здесь в середине лета? Знойный южный город.
Хотя не добрался до крепости, но нашел в старом городе Алфаме много удобных смотровых площадок, с каждой открывается великолепный вид на сотни черепичных крыш и море. Я смотрел на эту панораму с грустью вспоминая роман Ремарка «Вечер в Лиссабоне» — книге о любви и прощании.
На меня Лиссабон произвел впечатление города застывшего во времени, оставшегося в том виде, в каком он был построен несколько сот лет назад. В нем сохранялся колорит южного приморского города. К древним домам на улицах шириной в метр поднимались каменные истертые ступени, на дверях и окнах были решетки, краска почернела местами.
Землетрясение 1755 года разрушило большую часть города, он был отстроен заново. Но та часть, по которой я шел, сохранилась. Этим домам должно быть триста или четыреста лет. Конечно, многие из них перестраивались, но общее впечатление это не изменило. Во всем неприкрашенная древность. И дух романтики, навеянный океаном, витает в воздухе вместе с запахом жареной рыбы.
На главной площади имени Жозе I лежит огромная карта мира, на которой обозначены все места, куда впервые ступала нога человека, и человеком тем был португалец. Освоение заморских земель было государственной политикой в ХУ! веке. Если бы португальцы сумели сохранить за собой все открытые ими земли, Португалия стала бы могучей империей.
И еще в Лиссабоне многое напоминало о бушевавших здесь летом футбольных страстях, в городе проходили матчи чемпионата Европы по футболу. Португальцы, конечно, яростные болельщики за свою команду. Футбол не просто популярен, играют португальцы классно, недаром их и называют европейскими бразильцами. И на улицах города огромные плакаты по всю стену со счастливыми лицами разных национальностей. Это реклама: «Пиво Карлсберг и чемпионат Европы». Во многих домах из окон вывешены национальные флаги — там живут болельщики сборной,.которая, к сожалению, стала только второй.
Я спустился по узким крутым улочкам к центру города на площадь Мартина Мониш. С одной стороны — цветы и фонтаны, сверкает тысячами стекол отель Софитель, а с другой — трущобы арабского квартала. Уже 800 лет живут здесь выходцы из Азии и Африки. Фонтаны сконструированы довольно оригинально, струи били из труб в огромной металлической решетке, которая заменяла мостовую.
Полюбовавшись на сверкающую в лучах солнца воду, я вернулся в центр города на площадь ПЕДРУ IV и на пешеходную улицу — Руа Аугушта, так называемым Елисейским полям Лиссабона. Время было часа четыре, и людей на улице постепенно становилось все больше и больше. Видимо пережидали полуденную жару или у них принято просыпаться после полудня. Это и понятно, поскольку гуляя вечером по городу, я видел множество ресторанов на открытом воздухе.
Люди сидели за столами, пили вино, закусывали, шумно говорили друг с другом, и было понятно, что разойдутся они по домам еще не скоро. Невольно вспомнилась Вена или Зальцбург — там уже в девять вечера улицы вымирали, негде было не то что поужинать — чашку кофе выпить. Таков стиль жизни в южных городах. В Мадриде уличное движение в полночь такое же интенсивное как в полдень. И как ответить на вопрос: когда же эти люди работают, если спят до обеда? Наверно они вообще не работают. А может им не нужно много работать, поскольку у них и так для счастья все есть. А большего им не нужно.
Если сравнивать португальцев с испанцами, то вторые живут богаче. Хотя страны довольно похожи. Видимо при прочих равных в Испании большие прибыль приносит туристический бизнес. Ежегодно на 40 млн. испанцев приходится 45 млн. туристов. В Португалии такого нет, климат не позволяет.
А вот внешне португальцы гораздо белее. Почти как славяне, немцы, поляки. Сильно за 500 лет господства попортили испанцам кровь арабы (как русским татары). По форме глаз, цвету волос, носу сразу видно, кто были их предки. Зато по Лиссабону ходят настоящие негры, с юга Африки, побритые наголо с иссиня черной кожей и обезъянними лицами. (Видимо из бывших колоний.)
Потом я поехал к монастырю Йеронимов. Напротив него башня Белен (историческое сооружение) и памятник первооткрывателям, построенный уже в наше время: в 1960 году, в честь 500-летия смерти изваянного на носу каравеллы Энрике Мореплавателя. За ним стоит король Мануэл I с небесной сферой в руках (а как же отречение Галилео Галилея из-за утверждения что Земля все-таки вертится?) за ним Васко де Гама и другие люди в т.ч. священники с крестами.
Начали строить монастырь в 1502 году именно на том месте, где стояла часовня, в которой молился перед отплытием в поисках нового пути в Индию Васко де Гама.
Осмотреть собор нужно обязательно, впечатляющее красотой сооружение. Архитектура стиля мануэло и готика. Внутри и похоронен Васко де Гама. Хотел зайти в морской музей, чтобы своими глазами увидеть, на чем же он плавал. Но музей для посещений был уже закрыт, а табличка рассказывала, что все лодки сгорели во время пожала в 1923 году, поэтому в экспозиции сейчас только копии с макетов.
Тогда я отправился в Кашкаиш — курортный городок на берегу океана. Дорога вдоль берега с ветерком. Видел один пляж, а затем начался курортный городок, — ресторанчики, магазины, бульвары с гуляющим людьми. Проехал еще километр и вдруг все люди куда-то исчезли. Я ехал по пустым улицам, в глубине которых за зелеными и кирпичными, и железными оградами просматривались дорогие особняки, шикарные виллы, куда на месяцок по случаю приезжает аристократия и миллионеры, и только на окраине, возле бушующего океана я нашел на высокой скале взметнувшейся над океаном летний ресторан, где замечательно поужинал. Незаметно сгустились сумерки. В темноте посмотрел как рыбаки удочками в волнах ловят рыбу. Пора было возвращаться в музыкальный отель.
Отель Vila Gale Opera современное фешенебельное здание рядом с мостом 25 апреля вроде на набережной, хотя чтобы добраться до берега реки нужно перейти три автострады и железную дорогу по специальному переходу. Но не в этом дело. В отеле каждый из семи этажей назван родом музыкального искусства, а каждый номер именем музыканта. Так я жил на этаже «Джаза, Соул и Блюза» в номере 508 имени Pat Metheny. Соседний номер — Miles Davis,Count Basie, далее Thelonious Monk, потом Дьюк Эллингтон и так далее. Другой этаж был посвящен року, там можно было встретить номера Rolling Stoens, Supertramp, Pink Floyd, AC-DC. Еще один — португальской музыке вообще. Следующий — Латинской. Еще один композиторам Римский-Корсаков, Моцарт, Вагнер А последний этаж, как самое высшее искусство, был назван «Оперные антрепренеры» — это Монсерат Кабалье, Паварроти, Шаляпин. Я ходил с записной книжкой по этажам, может обслуга и посмотрела на меня с удивлением. Однако не смогу переписать все имена, чтобы не утомлять вас. Однако замечу, что отель довольно большой и каждому великому музыканту там досталось по номеру.
Интерьеры этажей и холлы также были полны музыкальной тематики, фотографии, рисунки, нотные знаки, дирижерские палочки, листы партитур и разные инструменты. И везде звучала музыка. Из окна открывался вид на устье реки Тежу, а вдали при ясной погоде был виден океан.
СИНТРА — ЭРИСЕЙРА.
Перед выездом из Лиссабона в небольшой городок Синтра я решил затовариться продуктами и поехал по набережной пока не увидел в продуктовый магазин ГАСТРОНОМ. Это специальный магазин для русскоязычных.. Таковыми в Португалии и Испании чаще всего являются Украинцы и Молдоване. Немцы и евреи едут в Германию. А в Англию едут те, кто побогаче. Конечно все это относительно. В Гастрономе — это большой ангар наподобие боулинга — на полупустых полках бедными кучками лежали консервы и только. Кассирша — женщина лет 30 откуда-то из Жмеринки кажется — сказала что дела идут плохо. Но жить им здесь хорошо. Скоро получат вид на жительство.
Там что-либо покупать было верхом абсурда, но все таки… Я нашел CD-диск ‘'Золотой шлягер 70-х«(2.5 евро), сборник с такими песнями как» Из Вагантов«или «Все, что в жизни есть у меня»!!! А в расположенном по-соседству супермаркете ЛИДО затаварился португальским портвейном для подарков.
Хорошо что багажник был очень вместительным. А в салоне теперь играла с детства знакомое «Эти глаза напротив» Ободзинского или «Синяя птица». Это вовсе была не первая покупка CD, и в Лиссабоне мне продали эстрадную певичку, а в Севилье усатый сеньор всучил мне диск «фламенка джипси». А мне нужно было «современное фламенко в джазе» Наверно играют и «рок-фламенко» Но это для следующей поездки.
Синтре я побывал на крайней западной точке европейского континента — Скалистом мысе Рок. Клочья тумана и внизу в 120 метрах бушует о скалы прибой. На вершине горы маяк, автостоянка и магазин сувениров. Памятный камень и могила местного воздухоплавателя-аквалангиста экстремала. Стоя на скале перед океаном хочется воскликнуть: Европа пройдена, впереди — Америка.
После осмотра королевского дворца в Синтре — летней резиденции королей — я пообедал в (заплатил около 22 евро) полуподвальном ресторане-баре, на огромном экране во всю стену показывали футбол, и это еще раз напомнило о страстях бушевавших здесь два месяца назад. А дворец? Переходы из одной пустой комнаты в другую, с одного этажа на другой, на полах, стенах ковры, картины внизу на кухне посуда для готовки для всех обитателей. Русского гида не было. Таблички лаконичны. Скучновато.
Попытка подняться в крепость оказалась неудачной. Я долго ехал по извилистой лесной дороге мощеной булыжником. В полумраке были видны деревья увитые лианами и огромные камни. Добрался до паркинга, но самой крепости так и не увидел, а поскольку время уже клонилось к пяти я повернул к морю. Надо же было все-таки искупаться в океане.
Дорога шла вдоль сельскохозяйственных угодий, гранитных мастерских, кирпичных заводиков, амбаров, мастерских, небольших населенных пунктов, и вдруг я увидел дворец. Или монастырь Мафра, как написано в путеводителе, построенный в ХVIII веке королем Жозе V. Из окна машины я полюбовался фасадом и высокими метров 70 башнями базилики.
Строительство дворца было крайне расточительным — он стал символом королевского безумия. В 1640 году Португалия отбрела независимость от Испании, что было результатом договоренностей с Англией, которая получила часть заморских португальских земель. Попав таким образом в зависимость к англичанам, португальцы вынуждены были подписать в 1703 году еще один договор, по которому английские суда получали монополию на перевоз рабов из Африки в Америку. Живое золото черного континента хлынуло в британские трюмы. А Португалия лишившись такой статьи дохода и продолжила свое экономическое падение.
Но дворец построен, и сейчас радует многочисленных туристов. Уже на закате доехал до океана, до рыбацкого поселка, а сейчас курорта — Эрисейры (примерно 50 км. от Лиссабона). Там, наконец, у подножья скалы я нашел пляж. В других местах войти в воду сложно — высокий берег обрывается каменными уступами, уходящими под воду.
Вообще океан — это вам не море Средиземное или Азовское. Сразу чувствуешь, что перед тобой могучая стихия. Когда пытаешься выйти на берег, волны сбивают с ног и несут обратно в пучину. Вода довольно холодная — градусов 15. Это, впрочем, не останавливает любителей кататься на досках, они покачиваются на волнах плывут в открытое море, чтобы заметив действительно большую волну, вскочить на неё и, балансируя, промчаться почти до самого берега.
На почти пустынном пляже одинокая женщина читала книгу, а рядом спал на песке прямо в одежде какой-то парень.(Вернулся с дискотеки под утро.) Волны с шумом накатывались на песок. В воздухе висел туман из мельчайших брызг. Сквозь него желтым пятном светило заходящее солнце Вот где бы провести неделю отдыха, арендовав дачный домик на склоне горы с видом на океан.
Город Эрисейра вошел в историю тем, что в 1910 году от одной из его рыбацких пристаней отчалил небольшой траулер, на борту которого находился последний король Португалии Мануэль II. С этого момента страна стала республикой.
Я искупаться, не смотря на вечернюю прохладу. На обратном пути не заблудился, поскольку все дороги вели в Лиссабон. Ехал все время прямо пока не уперся в набережную. Тогда решил осмотреть вечерний город. Площадь маркиза Помбала. Станция метро. Очень чисто. Вход с турникетами. А в Мюнхене и Вене их нет.
Желая немного прогуляться, я заехал с улицы во двор, где оказалась большая площадка, наполовину заставленная автомобилями. Ко мне тотчас подскочил откуда-то появившийся человек, который навязчиво суетился вокруг меня, давая понять, что за стоянку нужно заплатить. Понимая, что стоянка бесплатная, но, не желая обижать местных добровольных парковщиков, я предложил ему за 1 час 1 евро. Он же показал мне на пальцах 7. Какова наглость! Если в муниципальном подземном паркинге я платил 1.6 евро за час. От возмущения я забыл все английские слова и закричал на него по-русски почти переходя на мат. Парковщик замер и затем произнес» Да ты из России. С наших я не беру!«И возвратил монету в 1 евро назад.

ФАТИМА (четвертый день)
На следующее утро был намечен отъезд из Лиссабона в Касерес (390 км) через город Фатиму. Там в 1917 году несколько раз людям являлась Дева Мария. Свидетелями стали дети пастухов. Это чудо и сделало никому прежде неизвестную деревеньку святым местом — местом паломничества христиан всего мира.
Было ли чудо или нет — имеет ли это значение, поскольку те люди, которые не верят в чудеса и пытаются все объяснить физическими и математическими законами, довольно скучны. Все-таки я верю в чудо. Для одних оно — явление девы Марии, для других что-то иное. Но без ожидания чуда — жизнь тосклива и неинтересна.
Из города труднее выехать, чем въехать в него. Лиссабон не хотел отпускать меня. Автострады пересекались и переплетались. Сколько я не пытался следить по карте, когда и куда нужно поворачивать. Все равно проезжал мимо нужного поворота или развязки. Выехав на одну автостраду и, проехав по ней километров 20, я увидел, что приехал в опять Синтру. Где разворот? Свернув с дороги, оказался в каком-то городке. Тогда решил, следуя указателям вернуться обратно в Лиссабон, и начать сначала.
Ездить нужно по платным дорогам. Так легче не заблудиться. Принцип оплаты понимаешь, по мере того как часто расплачиваешься. Когда въезжаешь, получаешь билет, оплачивая его при съезде. На пунктах оплаты одни платят карточкой, другие деньгами. А третьи проезжают, даже не останавливаясь.
Не зная толком, куда ехать, я свернул с автострады и оказался перед пунктом оплаты и въехал по ошибке как раз в те ворота, где все проезжают не останавливаясь. Однако, или подумал перестраховаться или, походить на законопослушных европейцев, я остановился и спросили у служащего об оплате.На что он ответил, что раз я заехал в эти ворота, теперь оплатить я смогу только у главного офицера, (он сидел в будке на обочине, типа гаишной на МКАДе) а иначе никак, поскольку только он сможет аннулировать фото моёй машины в компьютере. Меня оказывается сфотографировали! Я пошел к главному. Это напоминало поход к гашнику для дачи взятки. Но сколько мороки. Сначала он записал мои данные со слуха, но поскольку плохо понимал из-за моего произношения, попросил написать имя и адрес на бумажке. Потом переписал данные автомобиля с договора аренда, затем, усомнившись в правильности номера, извинившись, побежал на улицу сличать номер. Вернувшись, стал все педантично набирать на компе. Потом распечатал накладную, затем счет-фактуру. И попросил уплатить 1 евро 45 центов. Извиняясь, что у него нет 5 центов сдачи. Это продолжалось около получаса. Какая волокита! Но от меня ничего не зависело. Как будто от меня что-то зависело! В конце концов, служащий еще раз извинился и пожелал мне счастливого пути. Я же в ответ попросил подсказать дорогу. С большим желанием он нарисовал схему проезда до Фатимы, вышел со мной на дорогу и еще несколько раз показал в каком направлении ехать. Он горел искренним желанием помочь мне.
Самое обидное было в том, что машина была испанская и поэтому маловероятно, что португальцы стали бы отправлять штраф за нарушение оплаты в другую страну. Я мог бы просто уехать, и никто не обратил бы внимания.
Трасса по Португалии отличная. Ехать можно было 160 км/час. Пролетел 118 км за полчаса и все, свернул — началась обычная двухполоска со скоростью 80 км, по которой еще фермеры ездят на развалюхах без габаритных огней со скоростью 45 км. 
Потеряв столько времени, я не попал в Фатиме в тот самый подземный грот, где являлась пастухам Дева Мария. На то воля Божья. Зато побывал в Баталье — городе с огромным собором-усыпальницей династии португальских королей. Внутри пусто и торжественно.
Жаль, конечно. Но видимо я еще не достиг того состояния души, когда можно посещать святые места. Удастся ли вернуться когда-то? Неизвестно. Но ничего, ведь впереди ждала коррида в Барселоне, песчаный пляж, солнце и полное безделье в отеле на Коста Брава.
От Фатия я направился на Томар. Между тем вечерело. Дорога становилась все уже и уже, из трехполосного шоссе превратилось в двух полоску, а затем с покрытия вообще исчезла всякая разметка, а с обочин дорожные знаки, про указатели и говорить не приходится. Я ехал по какому-то местному проселку. По сторонам тянулись заборы, виднелись домики без огней, тусклый фонарь в конце улицы и ни единой души. Хоть собака бы пробежала. И где же этот большой, судя по карте, город Томар? Казалось, эта асфальтированная полоса сейчас упрется в какие-нибудь неприступные глухие ворота, это бывает обычно в России. И куда тогда деваться?
Я инстинктивно прибавлял скорость, желая поскорее прекратить эту езду в неизвестность, дорога поворачивала то вправо то влево, но не кончалась. Неожиданно я выехал на настоящее шоссе. На указателе стояло Томар в одну сторону — оказалось его объехал по околице, а в другую — Лиссабон. А где же Касерес?
Мне почему-то вспомнилась фраза Кисы Воробьянинова — А где же брильянты?
По карте до отеля в Касересе оставалось еще не менее 250 километров, а до Мадрида 590, а до корриды в Барселоне 1230,а до отдыха на море 1328. А время было уже девять часов и вокруг темнота. Ни одной машины. Цивилизованный ночлег с душем, пастелью и завтраком показался несбыточным. Мелькнула мысль: «А может вернуться в Лиссабон?» Остановившись на кругу развязки, и включив аварийку, я задумаляся, куда же ехать дальше в Лиссабон или Касерес?
Совершенно неожиданно к моёй машине подошел неизвестный мужчина средних лет в широкополой шляпе. Это оказался местный дальнобойщик, который, заметив мои судорожные попытки разобраться с картой, решил помочь. Не знаю, сколько бы я плутал и смог ли добраться до Касероса к рассвету, если бы не он. Дружелюбный португалец знал несколько английских слов, велел следовать за ним до поворота на нужную дорогу, и потом еще раз объяснил маршрут, а на прощанье подарил свой мишелиновский атлас.
Моя карта (купил в Москве) в сравнении с ним была гораздо подробнее, но тем и бестолковее. Его же атлас был аккуратен, точен и лаконичен. И главное номера дорог в нем совпадали с номерами на дорожных указателях.
Такое отношение к первым встречным начисто изжито в наших краях. И как же иначе, если в газетах мелькают заметки о разбое на дорогах, если водителей выкидывают из машин с целью угона? А могут и вообще убить. Однако на каждом шоссе полно милиции, останавливают, проверяют документы, осматривают машины…. А вот за всю поездку по Португалии и Испании, за 3659 километров не встретилось на дороге НИ ОДНОГО полицейского. Видимо, как говорит Жванецкий ‘'надо что-то в Консерватории подправить…'
Второй раз я пересек португало-испанскую границу около полуночи. Далее ехал без приключений и с первого раза нашел в Касересе отель, впрочем, два раза проехав мимо него. Отель был превосходный, назывался Barcelo. Моё замечательное турагентство постаралась на все 100. Однако пожил я в нем всего-то часов 10, что стоило около 120 евро. Можно было бы обойтись и приютом поскромнее. Но что делать?! Пришлось ночевать в уюте и тепле.
Отель очень понравился. Сразу видно, что его персонал старается, сделать так чтобы гости приехали к ним во второй раз. И цены бы им не было, если бы еще поменьше за ночь брали.
 В центе города установлен памятник Эрнану Кортесу — завоевателю Америки и первому в Европе ценителю табака. И хотя Касерес — родина Кортеса — интересный городок, все-таки в нем чувствовалась провинциальность. Центральная часть включена в список наследия ЮНЕСКО. Мощеные улочки, дворцы XVI века. Но я не стал задерживаться в нем, а поехал сразу в Трухильо — родину другого легендарного конкистадора — Фредерика Пессаро. Основателя города Лима в Америке.
ТРУХИЛЬО (от Касероса 269 км до Толедо)
Собственно постоять перед памятником Фредерику Писсаро на его Родине — завоевателю далеких американских земель, мореплавателю, отчаянному и смелому человеку — это, пожалуй, все, что мне хотелось в этом городе. Да, на большее и не было времени.
Давно, еще в ранней юности я читал книгу Стефана Цвейга об этом человеке. Он отправился за океан не имея ни гинеи в кармане, движимый только мечтой стать богатым и известным. И воплотил мечту в реальность. Открыл новые земли, основал города, отобрал у дикарей сокровища.
Прожить такую же жизнь — сколько людей мечтают об этом? Конечно это дается немногим. И если я не найду Эльдорадо. А это вполне вероятно. Так утешусь я тем, что был в том городе, где жил такой человек, который нашел Эльдорадо. Или почти Эльдорадо.
Сейчас о тех временах 500 летней давности говорят, что конкистадоры прокладывали себе путь к богатствам, держа в одной руке меч, а в другой крест. Они несли веру Христову диким язычникам. Нужна ли была тем племенам новая вера? И были ли племена инков дикими? Об этом тогда никто не задумывался, ведь в глазах первооткрывателей горел мираж Эльдорадо. А золото нужно было всем.
Я ехал по равнинам Эстремадуры — самой захолустной области Испании, вскоре переехал границу Ламанчи. Это здесь сражался с ветряными мельницами Дон Кихот. Вокруг простиралась голая степь, росли какие-то деревца, видимо, оливы, никаких ветряных мельниц не сохранилось с тех времен. Зато сохранились дворянские замки. Проезжая по трассе, можно были видеть их высокие башни и каменные стены
Живет ли там сейчас маркиз? Или он пустует? А может, там разместились какие-нибудь муниципальные службы? А может там музей? Хотелось свернуть с дороги и поговорить с местными и попроситься войти во внутрь. (а вдруг окажется, что замок купил «новый» русский?) Но программа не предусматривала таких отклонений от маршрута. Нужно было спешить в Толедо, чтобы, осмотрев его, успеть до наступления ночи добраться до Мадрида.
ТОЛЕДО (до Мадрида 71 км) 
Город туристов, бывшая (до 1492 года) столица Испании. Все очень красиво, прибрано и ухожено. Создано для того, чтобы этими соборами, улицами, храмами, монастырями могли любоваться и восхищаться бесконечные толпы приезжих со всего мира. Не знаю чем, но группу наших соотечественников я сразу, за сотню метров отличил от других. Десятки сувенирных магазинчиков, ресторанов и кафе тянутся вдоль улиц города. Не город — а большая сувенирная лавка. Но покушать в ресторанах невозможно. Заказать что-нибудь посущественнее чашки кофе можно только после половины восьмого вечера. Это сиеста. Что глупее можно придумать?
Побывал в доме-музее Эль Греко, (я надеялся, что хотя бы какую подлинную вещь художника выставят. Нет, ничего не было кроме древних стола и стульев): побывал в Кафедральном соборе. Храм поистине королевский — огромных размеров, небывалой роскоши и красоты — производит сильное впечатление.
Альказар был закрыт на ремонт. Смотреть синагоги времени не хватило Хотя путеводители хвалят их убранство. Они были построены и отделаны зажиточными евреями. Толедо в обиходе называли вторым Иерусалимом, из-за количества проживших здесь евреев. По сей день на стенах домов я замечал намазанные из баллончика давидовы звезды. И хотя жителей в старой части Толедо очень мало, но и среди них находятся противники возвращения евреев.
МАДРИД
Бесконечный людской поток. Город не спит. Дневное движение менее интенсивное, чем ночное. Гулять по городу — плыть в людском потоке, ныряя в многочисленные магазинчики.
Моёй ошибкой было передвигаться на машине. Лучше на метро. Да и станция от входа в отель (я жили в отеле CONVENSION) была в 100 метрах. Езда по городу изнурительна. Хотя ее не сравнишь с ездой по Москве, где 12 км пролетаешь со скоростью 100 км, а 500 метров ползешь полчаса. В Мадриде едешь везде одинаково. Город так мне и запомнился мучительными поисками парковки и черепашьей ездой по узким улочкам.
Осматривать город лучше из экскурсионного автобуса без крыши. Курсирует по трем маршрутам — исторический, архитектурный и модерновый — по часу каждый, везде есть гиды на русском. Жаль я совершил только один от памятника Сервантесу.
Я побывал в Королевском дворце. (Зимний дворец богаче и Кремлевский тоже), возле мэрии и на площади Майор. Прошелся по центральным улицам.до главной площади Соль, где сфотографировался возле скульптуры символа Мадрида медведя, вздумавшего полакомиться земляникой.
Музей Прадо думаю самая яркая достопримечательность Мадрида. Открыт для широко посещения он был в 1819 году. Сейчас в музее более 3000 картин. Осматривая музей я оказался в зале, где были выставлены скульптуры обнаженных античных богов, созданный, видимо, древними неизвестными мастерами Эллады. Творения были совершенны. Однако на статуях были отбиты фаллосы. И это было сделано не случайно. Путешествуя по Греции, да и в других местах я часто встречал произведения искусства изуродованные именно таким образом. Вообще с произведениями искусства древней Греции обращались как с идолами враждебной религии. Кто были эти неизвестные разрушители и грабители античных храмов? История отвечает — воинственно настроенные ранние христиане. И имеют ли они отношение в Богу? Такое же как религиозные фанатики взрывающие людей в поездах метро.
 В музее я стоял перед полотнами Босха. Пока не прозвенел последней звонок, и служащие плотной цепью не начали выдавливать экскурсантов к выходам.
После музея нашел под дворником на ветровом стекле квитанцию о штрафе за неоплаченную парковку в размере 42 евро. За что? Грабеж. Меня не было часа три. Решил не платить.
После Прадо (закрылся в 18—00) поспешил смотреть «Гернику» Пикассо. К любому на улице подхожу и произношу два слова Пикассо Герника и мне указывают дорогу. Стоял перед огромным плакатом, наподобие наших первомайских только черно-белом, полчаса. Так и не понял, что же находят люди в этом нагромождении геометрических фигур. Она выставлена в полупустом Центре современного искусства Софии(работает до 20—00, звонков нет, никого цепью не вывпроваживают). Еще один зал этого шестиэтажного здания посвящен сюрреализму и конкретно С. Дали. Туда я и пошел. Увы из шедевров Дали в экспозиции было только три — остальные на выездных выставках. Висят вместо них журнальные репродукции.
Еще посмотрел фотовыставку времен гражданской войны 36—39 годов. Разве это война? Люди в пальто с винтовками образца времен покорения Крыма. За что сражались эти повстанцы? За социалистическую республику Испанию? Часть из них, кто оказался в СССР, закончили жизнь в сталинских лагерях. А со стороны генерала Франко, выбранного главнокомандующего, хорошо вооруженная и отмобилизованная армия. Выступали за порядок и благополучие. Почему они за полгода их не рассеяли? Испания! Сиеста.
Побывал возле мэрии города. На центральной площади Соль сфотографировался возле символа города медведя и возле памятника Сервантесу. Подходя к площади Майор — центральная площадь — пытался заснять на камеру живую скульптуру — Диего Марадону. Легендарный футболист (исторический бросок рукой) побежал за мной протестуя и размахивая руками, оскалив свою темнокожую физиономию. Непонятно, что это он так испугался собственной рекламы.
На площади Соль негры торгуют контрафактными компактами. У них цена 2 евро (у нас дороже 120 рублей.)А в магазине 10—20евро. Это к вопросу о борьбе с так называемым «пиратством», о котором нам твердят на каждом рынке. У негров и купил два диска с действительно стоящей музыкой. (Негры даже разрешали себя снимать).
 В ресторане возле моёй гостиницы CONVENSION познакомился с Анатолием — выходцем с Украины. Работает там официантом. Приехал из Аргентины два месяца назад, так что ничего о Мадриде нам рассказать не смог. Первый человек за несколько дней с кем заговорил на родном языке.
 В гостинице мне понравилось отделка и устройство номера. Шкаф для одежды вставлен наполовину в оконный проем, так экономится жилая площадь, а окна в Мадриде чаще зашторены из-за жары. Стены отделаны темно-синей тканью. Возле биде приделан ночничок. Платил я за этот номер около 114 евро в сутки.
А в целом гостиница, кроме номера, не понравилась. Парковка 18.5 евро в сутки, нужно ехать по винтовому желобу в какое-то мрачное подземелье того и гляди перевенешся или поцарапаешь машину. Ресторан вечером не работает. Возле ресепшена толпы непонятного происхождения с мешками и сумками. Как на вокзале. Коридоры длинные и запутанные. Каждый раз искал лифт. Вообще отель, его обитатели, обслуга живут своей важной для них жизнью. И до туристов, приехавших отдохнуть и посмотреть город, им нет никакого дела. Наверно в столичных отелях так принято.
СЕГОВИЯ (от Мадрида 70 км) 
На следующий день я решил проехать в Сеговию — небольшой город, сохранивший в центре средневековый колорит. В нем находится яркая достопримечательность — памятник римской культуры — грандиозный акведук. Это сооружение высотой 50 метров и длиной в несколько десятков километров было возведено 2 тысячи лет назад для снабжения города водой. Сейчас акведук не работает, но находится в отличном состоянии, видно, что муниципальные власти заботятся о своей архитектурной реликвии.
Невольно сравнил его с акведуком в Лиссабоне. Португальский, конечно моложе — построен в 1748 году. Но в грандиозности ему не уступает — высотой 65 метров — когда я проезжал под ним, у меня закружилась голова от вида устремленных вверх опор.
Припарковав автомобильчик на одной из улиц, ездить в Сеговии можно везде, но стоянка по всему городу — платная, я предусмотрительно оплатил час парковки, положив квитанцию на видное место, на торпедо, и ушел гулять часа на три.
После осмотра акведука пошел в собор и в крепость Альказар. Величественный собор знаменит тем, что в нем короновалась на престол королева Изабелла в 1505 году. Меня поражала бережливость служащих. Я видел вещи, которым по 400 лет. В листовке описании собора не было английского текста, а купить еще один путеводитель по Сеговии показалось излишней расточительностью. Сколько можно деньги переводить! Уже целый чемодан накупил.
 В крепости Альказар находится музей оружия. Там выставлены разные сабли, копья, доспехи, арбалеты — все, вплоть до пушек позапрошлого века. Меня заинтересовали латы — там этого добра полно — рассмотрел вблизи, потрогал руками, вещи подлинные (надеюсь), сталь толстая в три миллиметра, добротная, не проткнешь.
Однако в таких латах и шлеме передвигаться можно только на коне и в одном направлении. Не думаю, что в открытом бою владелец доспехов мог чувствовать себя в безопасности. Достаточно было сбить его с лошади, чтобы затем любой солдат, мог легко воткнуть ему кинжал между лат в шею или в туловище под плечом. Такой неповоротливый железный человек в глухом шлеме с узкими прорезями, показался мне мишенью для арбалетчиков. Видимо в такие латы рыцари облачались для парадов или рыцарских турниров — многочисленные рисунки на стенах замка иллюстрируют эти поединки.
Нетрудно представить, почему столько поражений потерпела испанская армия с такими воинами-рыцарями и почему в результате потеряла свои лучшие колонии.
Пообедал в уютном старинном ресторанчике, где вместо безалкогольного пива принесли обычное. И пришлось его выпить, а мне потом вести машину. Мне так и осталось непонятным, почему перед Мадридом за дорогу взяли 5,8 евро хотя ехал по платной дороге минут 15. 

БАРСЕЛОНА (день корриды тореро)
За пять с половиной часов (640 км.) из Мадрида перенесся по скоростной платной автостраде в Барселону. На этом участке прокатная машинка продемонстрировала свою тупость в полную силу. Дорога позволяла ехать 200 километров в час, а на прямых участках еще быстрее, но более 175 км разгоняться горбатый пузырик не хотел.
Если путешествовать в таком темпе, проезжая за треть дня пол страны, то легко можно было бы захватить еще Порту и северные города Испании
Еще с романов Хемингуэя, телепередач Сенкевича каждый знает об этом захватывающем представлении. Но кто был на корриде? И мне горячо захотелось увидеть поединок тореро, своими глазами. Информации было недостаточно. Однако удалось выяснить, что в Барселоне коррида проводится по воскресеньям, начало в 18 часов. Таким образом, я рассчитал, что если удастся выехать из Мадрида в 11 часов и не заблудиться в Барселоне — я попаду на корриду.
 В Барселоне — город мне был немного знаком по прошлой поездке — сразу поехал к Площади Испании, где находится арена. И вот я поворачиваю на улицу Гран Виа, вот виден овал арены. Время еще только половина пятого! Но тут я замечаю, что в здании арены идет капитальный ремонт. Бегом в ближайший отель! В ресепшен. Современный, неброский, сияющий вестибюль и портье — девушка просто очень симпатичная. Спрашиваю по-английски: Где проходит коррида? Она удивляется, говорит, что не понимает. Просит повторить. Не думал я, что слово «коррида» будет ей не понятно. Я в замешательстве. Наконец, по-испански «коррида тореро».
И она дала мне карту, и нарисовала маршрут, как проехать к другой арене. Is it present? Yes, of couse. Только бы не опоздать А если билетов не будет?! И где припарковаться? Не думая ни о чем, я включил аварийку и побежал брать билеты. Все говорят только по-испански. Но начало в 19—15. Странно — подумал я и, схватив билет, побежал к машине.
Я неторопливо ужинал в пустом уютном ресторане напротив собора Святого Семейства Антонио Гауди. До начала еще почти два часа! Стек принесли наивкуснейший и очень быстро, и официант особенно приветливо улыбался. Я был просто счастлив, а в кармане у меня лежал билет на корриду!!!
Поужинав, я поспешил к арене. И тут я почувствовал что-то неладное. с как-то сомнением заметил, что публика больно неподходящая для корриды. Вокруг бегали дети с воздушными шарами, а на лотках продавали игрушки, кукурузные хлопья. Прямо какая-то несерьезная коррида. Или испанские дети с рождения любят посмотреть на кровь быка и ловкость матадора?
Объяснилось все очень просто. На арене был натянут шатер, там проходил фестиваль цирков шапито.
Конечно, я сразу понял почему девушка — портье не понимала меня, сразу вспомнил и афиши с клоунами а вокруг билетной кассы. Но мне тогда было не до того!
После месячной подготовки, после езды через всю Испанию. Мне было уже не до чего. Коррида закончилась в сентябре. Как жаль… Мое горе не имело границ. Придется, — с горькой надеждой заметил я, — еще раз приехать в Испанию
Посмотрел представление. Тоже интересно. Посмеялся.
А потом началась напряженная дорога в Тосса де Мар. Поехал по бесплатной, она проходит вдоль морского берега, параллельно проложена железная дорога — первая построенная в Испании. Отдыхающим в приморских отелях приходится ходить на пляж через подземные переходы. Предстояло проехать километров 80 и все было бы хорошо, но где-то посередине пути железная дорога ушла в глубь материка, и я въехал в город Матаро.
По этому курортному городу я плутал около часа, выезжал на ненужную трассу, идущую в какой-то город Сабадель, потом в Гранадос и, пропетляв по окрестностям, опять попадал в Матаро. Снова выезжал и опять — Матаро. Когда же я покину этот Матаро! Вездесущий Матаро. Нервозность достигла апогея. От этих безуспешных попыток выбраться на нужную автостраду, мне хотелось остановить машину и идти, куда глаза глядят..

ТОССА ДЕ МАР (отдых)
Наконец уже поздней ночью, накружившись по нескончаемому спящему Матаро я увидел указатель «Тосса де Мар». Значит совсем уже близко. Между тем дорога ушла в горы, и стала, петляя подниматься вверх. Вскоре вообще не стало видно огней, пришлось сбавить скорость почти до 30—40 км. И вот, наконец, я пересек границу моёй мечты. На первой же площади Тоссы я увидел указатель HOTEL GRAND REMAR. Встретили с радушием и улыбками, пытались говорить какие-то слова по-русски, меня здесь ждали как запоздалого, но очень дорогого гостя.
Отель стоял на берегу моря, с лоджии отрывался вид на море, был слышен шум прибоя спокойно светила луна. От вида этого великолепия я сразу впал в состояния счастливого блаженства. Ненавязчивая роскошь отеля, шум прибоя в тишине, лунная дорожка на волнах — все приносило чувство покоя и умиротворения.
Налив вина, сел в кресло на балконе и подумал, что все тяготы пути можно простить ради этого райского уголка.. После стремительной программы теперь время казалось, остановилось. Завтра не нужно было никуда ехать. Завтра просто отдыхать на море.
Вода была градуса 22, можно было купаться хоть полчаса, а после одиннадцати солнце начало припекать, и я загорал почти как летом. Рядом какие-то люди в водолазных костюмах таскали подводное снаряжение, кислородные баллоны. Потом подплыл катер и загорелый парень в тельняшке и джинсах стал выгружать на берег буи — их собирали по окончании сезона. В Испании начиналась осень — желтые листья и гнилостный запах зрелых плодов, пышные кусты сухой травы и голые пляжи.
Вечером я гулял по пустынной набережной. Одинокие пары при свете луны. Просто чудесное место для отдыха и любви. Скульптуры. Красота природная, древность и морские волны на песчаном пляже. Горы. Опустевшие рестораны — отдыхающие разъехались. Нет дискотек, нет шумных компаний молодежи. Отдых для зажиточных европейцев.
Конечно, в моих планах был осмотр таких достопримечательностей как монастырь Монсерат, поездка в Андорру, Жирону, Фигерас и Кадакес, а может быть и во Францию — хотя бы вступить на землю этой страны. И главное — Барселона. Но утром от вида пляжа и солнца все планы как-то отодвинулись. Меня объяла лень сонных курортников. Не желая мириться с этим, я все-таки уговорил себя пойти в древнюю крепость. Там сфотографировался на ребристых стволах пушек изъеденных дождями и ветром. Всматриваясь с высоты в морскую даль. Хотелось пообедать, но в городе опять сиеста. «Вам же хуже» сказал я, когда в очередном ресторане отказались накормить.

ФИГЕРАС
По пути я заметил российских придорожных проституток. Уныло курили в ожидании клиентов. Шоссе довольно оживленное, а вокруг луга и кусты.
Сальвадор Дали прославил этот город на весь мир, построив там свой Театр-музей. На всех улицах указатели направляют тебя к театру музею. Подъезжая видишь здание темно-красного цвета с десятком огромных яиц по периметру крыши.
Побывать в этом городе я мечтал, наверно, всю жизнь, по крайней мере с того момента когда впервые увидел в журнале несколько репродукций Дали. Помню где-то в 80-х многочасовое стояние в очереди в Пушкинский музей на выставку графики, где присутствовали рисунки Дали. Об этом вспоминается как о счастливой молодости. При чем тут творчество Дали?
Определение театр-музей придумано самим художником.Его называли мистификатором, и он хотел таким оставаться, не желая никак раскрывать смысл своих произведений — пусть это сделают сами зрители. Пусть это будет происходить в таком вот театре-музее.
 В театре-музее я ожидал увидеть гораздо больше, чем увидел. Видимо картины Дали быстро продавались за хорошие деньги, поэтому себе художник оставил немного. С одной стороны это правильно — картины должны быть разбросаны по всему миру, чтобы люди их видели. А с другой, — денег, наверно, хотел побольше заработать.
Экспонатов, конечно, очень много. Гулять по пяти этажам можно часами. Наверно для музея живописи сюрреализма у Дали картин и инсталляций было недостаточно. А музей создать очень хотелось. Поэтому театр-музей — это еще один шаг в идеальной цепи: для творца эгоиста: сама нарисовал — сам купил — сам выставил — сам пришел смотреть.
Я покинули музей только после закрытия. В магазинчике при нем покупали сувениры, репродукции. Цена конечно высокие, но в магазинчиках напротив музея, а их там множество, цены в два раза выше. И хотя время было уже 18 часов, я решил ехать в Кадакес.
По равнине проехал быстро, а возле моря дорога стала сильно петлять, скорость не более 40 км, а тут еще начал подниматься туман. Его облака плыли с моря и порой совершенно закрывали шоссе. Вечерело. А до Кадакеса было километров 20, по такой дороге в полутьме почти полтора часа. Невесело становилось, что доехать до Кадакеса — дома-музея Дали — и вернуться в отель в Тоссу придется заполночь.
Романтический белоснежный Кадакес остается на будущее. Там в деревне Порт Льигарт Дали купил в 1930 году рыбацкую хижину. Затем расширил ее до мастерской, и прожил там до смерти своей жены Галы в 1982 году.
Я подумал, что обязательно еще раз когда-нибудь приеду в Барселону и тогда побывю в Порте Льигарте.

БАРСЕЛОНА (последний день)
Сначала я повернул с бульвара Рамбла — продолжение Арбата — в готический квартал, в котором мне показалось как-то мало готики, разве что Кафедральный собор (построен в 1298—1448 гг.) в котором в Папской капелле покоятся мощи мученицы Евлалии, она умерла в 304 году. Когда осматривал, собор все думал о жизненном пути этой Святой Евлалии: где и то кого и что за муки она терпела перед смертью? Саркофаг установили в 1327 году.
Осмотрели римские колонны, их трудно найти в узком дворике между домов, возведенные еще отцом Ганнибала — Баркой, от его имение и происходит название города. Исторический музей закрыли прямо пред моим приходом в 13—30, тронный зал тоже. В задание мэрии можно посетить только в первой половине воскресенья, а это была пятница.
Вернувшись на бульвар Рамбла, я спустились к порту, где находится колонна Колумба. По нему, кажется, гуляют в основном туристы. На бульваре много живых скульптур, так зарабатывают театральные актеры, переодеваясь и гримируясь в бог весь кого. Так один изображал читающего газету и сидящего на унитазе человека.
Подниматься на смотровую площадку колонны не стал — хватит подъема на собор Святого Семейства, сфотографировавшись на ее фоне и направился в аквариум. Христофор Колумб — генуэзский моряк — национальный героя Испании. Год его плаванья за океан 1492 стал знаменательным годом — своеобразным рубежом не только в истории Испании. О значении открытых им на западе земель — Америки — тогда еще никто не предполагал, Собственно Колумб доплыл до Антильских островов — Гаити, Кубы, Ямайки. Континент же осваивали его последователи. В этом же 1492 году со всей территории Испании были изгнаны мавры. Последним их оплотом оставалась Гранада, город более ста лет находился в осаде, пока, наконец, осознав полную бесполезность сопротивления, арабы покинули его. В этом же году закончился золотой век испанского еврейства. Короли Фердинанд и Изабелла подписали указ об изгнании евреев из Испании. И все это произошло в год открытия Америки. И начала инквизиции. Я смотрел на памятник мореплавателю на высокой колонне. А был ли он Христофор Колумб в действительности? А кем же тогда гордиться Испанцам?

Страницы: 1 2 Следующая

| 06.01.2007 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий