Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Испания >> "ДИКАРЕМ" по ИСПАНИИ и ПОРТУГАЛИИ. Часть 5


Забронируй отель в Испании по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

"ДИКАРЕМ" по ИСПАНИИ и ПОРТУГАЛИИ. Часть 5

Испания

!!!!Часть 4 была размещена в разделе «ПОРТУГАЛИЯ»!!!
САНТЬЯГО-де-КОМПОСТЕЛЛА.

Автобус нам попался хороший. Пассажиров почти нет, кроме пары студентов и маленькой компании пенсионеров. Сидим за столиком, любуемся пейзажами в окно, едим купленную давече клубнику. Но главное — погода исправилась! Мы то думали, что по Галисии будем ходить в накидках, так как это самое дождливое место в Испании. Я читал также, что в Галисии все балконы застеклены, так как дуют злобные ветры и моросит дождь. Была такая серия — «Страны и Народы». Там я всё это и прочитал. То, что галисийцы — почти не испанцы, мы знали и до этого. Здесь и язык другой, хотя и романский. Он ближе к португалькому. Это не баскский какой-нибудь, который никто не может разобрать. Да и нрав у галисийцев не такой крутой; слава Богу, пока никого не взрывают. Я тут газетку почитываю покамест, «Голос Галисии» называется (на испанском). Местные новости. Обсуждение, чего дальше с галисийским языком делать, то есть, учить его в школах или не учить. Маньяк объявился в окрестных лесах. Мы, к счастью, по грибы туда не ходим.

По дороге проезжаем деревушки, по архитектуре разительно отличающиеся от тех, по которым ездили раньше. Всё как-то более современно. Это вообще другая Испания. Полно хвойных деревьев. Север, как никак. Наших туристов здесь мало, но сами испанцы эти места очень даже любят, а вкупе с ними — Астурию и Кантабрию. Здесь горы, леса, горные луга, на которых пасутся коровки, поющие молоком всю Испанию. Климат не такой жаркий. Это, так сказать, испанская Прибалтика (если Средиземноморские побережья можно сравнить с Серноморским побережьем Кавказа и Крымом). Север Испании — руральный, а по-русски — сельско-идиллический. А потом, Северная Испания — исконная Испания, неподдавшаяся маврам.
Конница в горы не пройдет; кони — тоже люди, не козлы какие-нибудь, чтобы по горам прыгать.

Мы въезжаем в Виго, крупнейший рыболовецкий испанский порт. Город застроен современными многоэтажными домами с застекленными лоджиями. Приезжаем на автовокзал и делаем пересадку на автобус до Сантьяго. Пять минут, чтобы сбегать наверх, купить билеты и вернуться оьратно. А автовокзалы в крупных испанских гродах ох какие большие! Мы сначали думали остановиться в Понтеведре, старый город которого тоже хвалят, но потом решили сразу двигать В Сантьяго. Кстати, едем мы по так называемой Португальской Дороге Пилигримов, по которой паломники шли поклониться мощам Святого Апостола Иакова.
Его мощи везли на корабле, а потом его потопил шторм и гроб мотало по морю много дней. А потом его прибило к галисийским берегам, и галисийцы очень этому обрадовались, очистили гроб от прилепившихся к нему ракушек и сделали Иакова своим покровителем. Времена были тяжелвми (800 год), мавры докучали, словно половцы с печенегами, и нужен был тот, кто с неба всё бы разрулил. Иаков помогал испанцам в их борьбе, и когда с его помощью освободилась вся страна, он стал и ее покровителем, как Святой Апостол Марк у венецианцев. Правда, венецианцы своего апостола просто контрабандой вывезли, но то ж венецианцы, они торговцы и пройдохи, а галисийцы — труженики, им не пристало заниматься такими вещами. Потому-то их обретение мощей — более благообразно.

Что в Виго, что в Понтеведре — громадные «фьорды», в которых, кстати говоря, устриц и гребешков выращивают. Галисийские фьорды (риас), конечно, не такие грандиозные, как норвежские, но не менее красивые. Особенно знамениты Риас Байшас — «Низкие Фьорды».

Приехав в Сантьяго, спросили у первого попавшегося таксиста, где недорогое жильё. Вокзал на отшибе, да и осталей поблизости не видно. Берет за посадку 3 Евро, а там набегает потом еще один. Довозит минут за десять до осталя «Святой Антонио» (Fuente de San Antonio, 4—5), рядом с Площадью Галисии. Поднимаемся через пролом в городской стене к Площади Тораль, откуда берут начало улочки, бегущие к Собору. Кстати, кому интересно, на этой площади в тавернах — самые недорогие меню. Мы поели морской паэльи, прихватив ракушки для аквариума. Ракушки здесь — главный сувенир, это сюжет, обыгрываемый в разных вариациях. Посох, ракушка и тыквенный сосуд для воды — атрибуты паломников. И людей с посохами и рюкзаками здесь немало. Здесь, в Сантьяго, заканчиваются дороги пилигримов, самая длинная из которых — Французская, идущая из пиренейского Ронсесвальеса.

Они тусуются здесь, на громадной и великолепной площади Обрадеро. На нее фасадом выходит Собор, который послужил прообразом лучших соборов Мексики и Перу. В Сантьяго паломникам ставят последнюю печать в их «паспорта», в которых проставляются печати из всех святынь, которые посещаются по дороге. А грамоту, что ты паломник, дают, если сможешь удостоверить, что прошел сотню мили пешком или на велосипеде проехал по пути ко второй по значению католической святыне Европы, здесь, в Сантьяго.
Мы не католики, мы, по сути, — еретики-экуменисты, а потому проделываем тот же путь, что и всяк входящий в Собор. Первое — приложиться к Иакову «с шишечками», чтоб везло. Этот под Портиком Славы (XI век). На фигурах Портика остались следы краски — не всегда фигуры на фасадах соборов были монохромными. Собор Сантьяго — что матрёшка. Снаружи — пышный барочный фасад, внутри — готический собор. Потом, спустившись к гробу Св. Иакова, поднимаемся к его серебряной статуе над алтарем. Народ с ним обнимается и фотографируется. Мы тоже все вместе Апостола обнимаем, поглаживая отливающую золотом мантию и драгоценные камушки в ней… Пусть еще больше удачи принесет!

Есть еще тут же, в здании причта, музей гобеленов, и в крипту IX века можно спуститься, посмотреть кресты того же периода, обломки деревянных статуй и старинные музыкальные инструменты. Мы ходим сюда по очереди, так как Ника начинает уже замерзать в этом готическом холоде. На площади Обрадеро звучит волынка — это волынщик играет в одной из арок. Чтобы помнили, что в Галисии. На площадь фасадом выходит самый шикарный парадор Испании — «Рейес Католикос», который был выстроен как постоялый двор для пилигримов Фердинандом и Изабеллой. Сейчас здесь живут только очень солидные паломники. Вокруг Собора тоже много красивых площадей, например, Площадь Ювелиров, на которую выходит одноименный портал Собора. Что касается самого города Сантьяго-де-Компостелла, то он застроен домами из коричневого гранита, балконы застеклены, но его облик всё-таки более средневековый, чем у многих городов, которых мы видели. По крайней мере, ощущение именно такое.

На следующее утро покидаем свой осталь (34 Евро за ночь, если кому интересно). Пока Вера&Ника завтракают, выхожу на улицу и ловлю такси. На другой стороне едет нужная машина, и таксист делает знак, что вернется. Не тут-то было. Пятнадцать минут простоял я у дороги, а его всё не было и, как назло, ни одного такси на улице! О, как я был зол! Как я осквернил это место, пропитанное святостью, бранными словами! Да простит меня Святой Антоний и отпустит грехи Апостол Иаков! Короче, поймав тачку, за 50 секунд до отправления автобуса до Леона, мы приехали на автовокзал. У-ф-ф-ф!!!

ЛЕОН.

… А пилигримы всё идут. Не так, чтобы толпами или гуськом один за другим, но через каждую пару километров они попадаются. Параллельно шоссе для них проложена специальная тропа. Идут поодиночке, парами и целыми семьями. Мы встречали их повсюду — в церквях, монастырях и на автостанциях. Мы грузим в багажник сложенную каляску, они — посохи. Встретились нам мама с дочкой. Лица загорелые, губы обветрены, из под них белые зубы блестят. Но лица веселые, хоть и чувствуется в них усталость.

Дорога от Сантьяго до Леона довольно долгая — 7 часов. Если не торопиться, то можно попутно посмотреть Понферраду с могучим замком XII века и Асторгу с готическим епископским дворцом, тоже замок напоминающим. Вообще, по Дороге Пилигримов разбросано столько достопримечательностей, что по ней специальные туристские маршруты уже проложены. Собственно, чтобы подробно всё на ней посмотреть, нужно недели две. А если удаляться от нее в сторону, в Астурию, Кантабрию, Наварру, страну Басков, то на ознакомление с севером Испании нужно потратить целый месяц. Если мы чувствуем, что за отведенный месяц мы не успеваем посмотреть и трети Испании, то что говорить о сроках, необходимых для того, чтобы посмотреть всю страну!

Приехав в Леон, решаем воспользоваться вариантом «Сантьяго», т. е. найти осталь при помощи таксистов. К тому же мы сразу попадаем в современные кварталы Леона, а нам-то нужен старый город. Таксист перевозит нас через реку Бернесгу, заворачивает за угол и подвозит к осталю «Орехас» на авениде Република Аргентина. Поездка длилась две минуты и стоила 4 Евро… Потом выяснилось, что чтобы пройти от автовокзала к осталю, требовалось просто перейти через пешеходный мост. Пять минут ходьбы, однако. В остале нам предлагают комнатушку за 19 Евро с одним маленьким окошком. Очень довольны (ценой, имею ввиду).

Искать в Леоне старый город — бесполезное занятие. Бесполезное потому, что здесь есть, скорее, исторический центр, нежели старый город. Дома здесь века прошлого или позапрошлого; есть даже шедевр Гауди — Каса-де-лос-Гусманес в псевдоготическом стиле. Иными словами, в Леоне нет кварталов средневекового облика, как в Ронде или Кордове. За Собором, правда, есть улочка со старинными, даже фахверковыми, домами, и остатки римской крепостной стены. В относительно современный город вкраплены каменные свидетели великого прошлого Леона и его провинции. Леон — ледокол мавританства в Испании. С начала Х века это королевство вгрызалось в чрево мавританской Испании, расширяясь и обрастая новыми землями. Потом, в 950 году, от него отделилась Кастилия и началась странная история любви Кастилии и Леона. Они то сходились, то расходились, пока не были объеденнены окончательно в 1230 году, когда реконкиста вступала в завершающую стадию. По сути, Леон — первая столица Испании эпохи реконкисты, в отличие от Вальядолида «Золотого Века» и Мадрида «Эпохи упадка». Столица рыцарей и прекрасных дам, которых похищали драконы и коварные мавры, а рыцари их вызволяли…

Главное в Леоне — это его Собор ХIII века. Это — испанский Шартр, не потому, что похож внешне, но благодаря замечательным витражам, многим из которых по 800 лет. В клаустро — готические фрески работы Петра Франсеса а в музее — такое невообразимое количество деревянных скульптур Мадонн с Младенцем, начиная аж с Х века, что после этого нам на этих мадонн уже смотреть нигде не хотелось. Вообще, об этих музеях при церквях нужно сказать особо. В Европе многие «музеи диоцезов» содержат иногда более интересные коллекциии, нежели иные крупные музеи. Маленький музейчик под стрельчатым сводом или в пропитанной холодной сыростью крипте, а там среди экспонатов какой-нибудь тазик затисался, в котором Карл Великий ноги мыл. Так же и в Испании. Мы старались не пропускать эти заведения, учитывая то, что при крупных соборах музеи действительно богаты. Там можно встретить и миниатюрную картину Рубенса, и триптих Рогира ван дер Вейдена. А можно и нечто более земное, вроде меча Альфонса №…. или короны Королевы N, усопшей лет пятьсот тому назад. Конечно, во времена оны всё лучшее доставалось лучшим людям, а они, естественно, были служителями Церкви. Их моральный облик не всегда был безупречен, и мир они лучше не сделали, но спасибо хоть за то, что сохранили в сундуках раритеты и произведения искусства.

А еще в Леоне нужно посетить Базилику святого Исидора. В этой романской церкви похоронены двадцать королей Леона, и над их надгробиями — своды, расписанные фресками в романском стиле. В Базилике в книжной лавке торгуют произведениями Святого Исидора Севильского, энциклопедиста раннего средневековья (560—636 гг.), написавший «Этимологию» — настольную книгу любого уважающего себя интеллигента темных веков… Его недавно папа римский назначил небесным покровителем Интернета. Даже молитву сочинили, которая в русском переводе читается так:
«Всемогущий и вечный Боже
Кто создал нас по Своему подобию
И повелел нам искать всего, что есть благого, истинного и прекрасного
Наипаче в божественном образе
Твоего Единородного Сына, Господа нашего, Иисуса Христа
Позволь нам молить тебя
Через заступничество Святого Исидора, епископа и доктора,
Чтобы в наших странствиях по интернету
Мы устремляли бы наши руки и глаза
Лишь к тому, что угодно Тебе
И проявляли бы доброжелательность и терпение
Ко всем душам, кого ни встретим
Во имя Господа нашего Иисуса Христа, аминь!»
Здесь, в Леоне, зашел я в «Книжную лавку путешественника». Такие лавки я встречал и в других городах и странах (в Париже есть аналогичный магазинчик «Астролябия»). Море литературы практически по всем странам, даже самым отдаленным и экзотическим, заброшенным и никому не нужным, даже благотворительным фондам. Интересны журналы; их содержание разительно отличается от начинки наших «туристических» изданий. Эх, не будет у нас нормальных журналов для путешественников, не будет… У нас издания зависят от рекламодателя, а потому в них навалом заезженных турций, египтов, кипров и прочего ширпотреба. Их же Бог — читатель, а потому пишут про то, что интересно, и при этом друг с другом соревнуются, кто первым даст более «забойный» материал. Сейчас большой интерес у публики к Эфиопии. Прародина Пушкина интересует европейского читателя, а у нас материал об этой стране и не возьмут никуда. Скажут, рекламу под статью не смогут найти… Что и говорить: за державу обидно! ..Окошко в нашей комнате выходит во двор кухни. До часу ночи гремят посудой. Такое впечатление, что постояльцев здесь море и все жрут в три горла. Потом вышел дядька из соседнего номера и прорычал: «Кончайте шуметь! Дайте же спать, черти!». И все смолкло.

ВАЛЬЯДОЛИД.
Из Леона логичнее ехать в Бургос, продолжая путь пилигримов. Но прямых автобусов из Леона до Бургоса на удобное для нас время, к сожалению, нет. Поэтому едем в Вальядолид, который лежит в сердце Старой Кастилии, а посему из него удобно совершать радиальные поездки по этой исторической области Испании. Что до Бургоса, что до Саламанки — полтора-два часа езды, т. е. можно утром уезжать, а вечером возвращаться в Вальядолид. В Старой Кастилии (Кастилья-ла-Вьеха) полно замков. На то она и Кастилия, в конце концов. Кто машину умеет водить, тому вообще раздолье: можно по три-четыре замка в день смотреть. Это, конечно, не долина Луары; здесь замки строились не для увеселения, не для того, чтобы на косуль и вепрей охотиться, а для обороны от врвгов суровых и беспощадных.
До Вальядолида доезжаем за пару часов. Решаем не использовать больше такси для поисков и отправляемся, повинуясь интуиции и указателями «К центру». Очень быстро выходим к большому и красивому парку Кампо Гранде. На центральной аллее — книжная ярмарка. Длиннющий ряд стендов, вдоль которых прохаживается живой Сервантес (переодетый зазывала, конечно). Здесь я кое чего набрал на халяву, в том числе симпатичный репринт XVII века какого-то трактата о литературе. Они еще выпускают книги на пергаменте «ручной работы», точные копии фолиантов XII-XV веков. Стоит это удовольствие в среднем 3000 Евро за экземпляр. Хороший подарок близким и сувенир из Испании.
Если идти от авто- или железнодорожной станции Вальядолида по этому замечательному парку, то следует иметь ввиду, что он представляет собою в плане треугольник, правая грань которого — улица Асера де Риколетос, ведущая от Площади Колумба до «предверия» исторического центра города — площади Сорильи с шикарным фонтаном. Улица эта широкая, настоящий бульвар. Правда, к нашему приезду она была вся перекопана. В Испании вообще настоящий строительный бум, как в Москве. Города вовсю прихорашиваются (хотя и без того хороши, надо признать). Нам бы такую городскую среду! Так вот, примерно посередине этой улицы, напротив парка, находится осталь «Кампо Гранде». Он расположен в старинном доходном доме. Здесь длинный коридор и высоченные потолки в номерах (кто знает, может, во время оно там «нумера» и были…). Нам вообще достается комната, в которой можно дискотеку устраивать, такая она просторная. За это все с нас берут 24 Евро в день. Разгружаемся и идем смотеть город. Вальядолид несомненно хорош собою. Он тоже, в общем-то, вполне современен, как и Леон, и его бесчисленные церкви также смотрятся бриллиантами в оправе из довольно молодых кварталов. Но в этом что-то есть… Мы идем к дому Сервантеса, где он жил с 1604 по 1608 год, в последние годы Вальядолида в качестве столицы Испании. Сервантес и Колумб — самые знаменитые и популярные вальядолидские горожане, а посему первый памятник, на который мы наткнулись, оказался посвящен именно автору «Дон Кихота». Надо сказать, что у нас в Москве, в Парке Дружбы, тоже с 1980 года стоит памятник Сервантесу (дар города Мадрида городу Москве), но он без шпаги. А в Вальядолиде — со шпагой. В Москве ему шпагу отламывали несколько раз. Отломят — приварят, отломят — приварят. Потом плюнули на это дело и оставили как есть, без шпаги. Я так думаю, что в этом тоже есть определенный скрытый смысл. Дело в том, что Сервантес сидел в тюрьме. И неоднократно: не считая сидения в алжирском плену, у него четыре «ходки» было. Он собирал налоги на содержание армии и на отправку экспедиций в Америку, но с авансовой отчетностью у него всегда была неразбериха, и поэтому его периодически подозревали в махинациях и сажали в тюрьму. Если разобраться, то что в финансовых махинациях плохого: ведь не у себя воруешь, а у государства? К тому же, писателю, творческому человеку тоже жить надо. На голодный желудок хорошей книги не напишешь, да и плохую не напишешь тоже. Поэтому я полагаю, что Сервантес без шпаги — это Сервантес под арестом. Так можно памятник и назвать — «Сервантес в тюрьме». Потому как при аресте у кабальеро шпагу изымали. Не так, как сейчас- «Руки за голову!!! Лицом к стене, сука!!!» — а по-благородному, «пожалуйте, типа, вашу шпагу, сеньор!».
Побывали мы в доме, где он жил в Вальядолиде, причем были единственными посетителями. Показали нам спальню, где он якобы спал, столовую, где он якобы ел, и кабинет, где он якобы писал. Кое-что от самого Сервантеса подлинного сохранилось, но не очень много.
От дома Сервантеса прямая дорога к дому Христофора Колумба. Там карты, модели судов, артефакты индейцев Америк и сундучки с землей тех стран, которые были открыты испанцами. Сам Колумб умер здесь, в этом доме, в бедности и безвестности, как и полагается всякому великому человеку. Вот, Махатма Ганди, имел посох, очки и накидку, а был вождем второго по численности народа на земле. И кто бы мог подумать, что у памятника этому великому доходяге в Москве вандалы оторвут бронзовые очки, оставив ему в пользование только два предмета!
 В Вальядолиде много церквей еще романского периода, например, Санта Мария Антигуа. Собор Валядолида относительно молодой — 1580 года и внутри достаточно аскетичный. Музей Диоцеза, пишут, интересный, но мы туда не пошли. Насытились уже в других местах. Музей скульптуры большей частью на ремонте; он считается наиболее значительным музеем города. Он стоит позади церкви Сан Пабло, самой прекрасной в Вальядолиде. Мы просидели подле нее около часа на лавочке, обсуждая дальнейший маршрут по Испании, любуясь фасадом и наблюдая за семейством аистов, чье гнездо примостилось на одной из башенок Сан Пабло. Как удивительно. Город, причем немаленький, а здесь живут такие птицы! Это всё равно, что если бы в Москве-реке водились осетры… Здесь, в Вальядолиде, мы поняли, что отдохнуть несколько дней на море перед отлетом в Москву нам не светит. В противном случае, из нашей программы придется что-то выбрасывать, а этого не хотелось. Хорошо, если хоть один день останется на то, чтобы в море поплескаться.
Пройдя мимо всех значимых церквей и площадей, закончили нашу экскурсию на берегу речки Писуэгры. Какое красивое название! Вальядолид! Писуэгра!!! Вечером на Пласа Майор (а все пласы майор в Испании похожи одна на другую: везде ратуши с двумя островерхними башенками) намечается гулянье. Здесь строят замки из песка и ваяют прочую скульптуру. Начинаются выходные. Народ вываливает на улицу и начинается всеобщая тусня. В супермаркетах (коих, к счастью, в этом городе предостаточно; самый заметный — «El Corte Ingles» — «Английский двор») покупатели набивают продуктами тележки — сегодня скидки. Набираю пакет клубники по 60 центов за кило. В Москве с двух долларов за кило полусгнившей ягоды хрен скидку получишь…
А в наш осталь заселилась шумная компания студентов. Гудят всю ночь. Я гляжу в потолок и проклинаю всё и вся. Ничего, думаю, утром отыграемся, когда заснете. Но потом понимаю, что это уже не они гудят. Это улица гудит. После того, как какой-то подвыпивший весельчак прошел под балконом, дудя в горн, я хотел уже выйти на балкон и крикнуть, как я … любил их короля Хуана Карлоса, королеву Софию и всю их семью, а также страну, под их скипетром находящуюся, но потом решил не лезть на рожон. Утром обнаружили, что вывеску нашего осталя кто-то разбил. Видно, кто-то из постояльцев. Мы тоже, в общем-то, нанесли ущерб: я попробовал побриться, но проводка у розетки оказалась повреждена, и я вырубил электричество у нас в номере. Напрочь. Благо, что по вечерам светло, да и хозяева осталя куда-то запропастились и в нашу комнату не заглядывали.

БУРГОС.
Вступает в Бургос моя Вераника,
С нею двое человек мочильерос.
Встречать и мужчины и женщины вышли.
Весь людный город у окон теснится.
Бургосцы плачут от умиленья.
Это я так «Песнь о моем Сиде» переиначил на современный лад и в своих интересах, для нашего прославленья. В оригинале бургосцы рыдали от расстройства, а у меня радуются. Новая трактовка сюжета, так сказать.
Мы вошли в Бургос как положено — по мосту через ворота Санта Мария. Если смотреть на эти ворота, которые сами по себе являются произведением искусства, то позади них увидишь шпили бургосского Собора. Собственно говоря, так одним взглядом можно охватить все главные достопримечательности Бургоса. Там еще полно всего, но это — как визитная карточка. Под Бургосом есть еще два монастыря — Монастеро Реаль де лас Уэльгас и Монастырь Картуха Мирафлорес. Сам исторический центр Бургоса — миниатюрен. Основная доминанта — Собор, построенный Фердинандом Святым в 1221 году и более всего соответствующий готическим стандартам в нашем понимании. А в нашем понимании готика — это Кельнский собор с двумя башнями. Таких «классических» соборов пламенеющей готики в Испании немного и самый грандиозный из них — бургосский. Здесь похоронен Сид, песнь о котором прославила не только его самого, но и Бургос (бывший в то время столицей объединенных Кастилии и Леона). Его памятник мы видели. Здоровенный такой мужичина с бородой на коне, прямо как наш былинный богатырь. Были мы у церкви святой Анеды, тоже связанной с ним, а также в церкви Сан Эстебан, в которой музей старинных алтарей. Но самый красивый алтарь не там, а в Церкви Святого Николая, что рядом с Собором. Там как раз церемония венчания проходила, на которую съехались сотни две разнаряженных гостей, а наряжаться испанцы умеют, сказать нечего. Алтарь в этой церкви — резной, с сюжетами из жизни моего небесного покровителя. Если попадете сюда, на свадьбу или нет, все равно — не пропустите!
Семейства у испанцев большие, а учитывая, что они люди общительные, друзей на свадьбы приходит видимо невидимо. Но особо хороши, конечно детки, особенно девочки в нарядных воздушных платьях, белоснежных с алыми лентами. Я таких деток заснял у Каса-дель-Кордон — дворца Фердинанда и Изабеллы, в котором они в 1497 году Колумба принимали. В общем-то, перечисленными «объектами» список главных достопримечательностей Бургоса и исчерпывается. Но всё равно, посетить этот город надо обязательно. Штаб-квартира Франко здесь была к тому же, как никак…
 В Бургос мы съездили из Вальядолида и вернулись на ночлег туда же. Начинался последний, заключительный этап нашего пути. Дальше — больше, но уже не так много — Сеговия, Мадрид и Толедо…

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий