Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Шарм Эль Шейх >> Большой рассказ про маленький Шарм


Забронируй отель в Шарм Эль Шейхе по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Большой рассказ про маленький Шарм

ЕгипетШарм Эль Шейх

Место действия: Город: Шарм эль Шейх., бухта: Набк-бей. Отель: Гранд Азур*****
Действующие лица: девушка Анжела и девушка Настя.

Действие первое. Дорога.

10 ноября 2001г. Рейс задержали на час. Даже хорошо, что задержали, иначе загорать улетели бы только наши чемоданы: очередь на паспортный контроль шла со скоростью гроба в последний путь. В общем, мы ворвались в салон последними, и не успели отдышаться, как самолет взлетел. Полет шел нормально, только соотечественники наши, празднуя начало отпуска, укушались так, что едва не спалили лайнер. В результате, с того дня все рейсы в Шарм объявили некурящими. Еще бы их непьющими объявили, тогда можно было летать спокойно!
Над горами слегка подколбашивало. 5 часов в воздухе оказались не самым тяжелым испытанием на неподвижность: пока поели, пока почитали. Только начали уставать, уже и посадка. Кругом горы, поэтому тормозили чуть ли не на 100 метрах. Кое-кто ткнулся носом в переднюю спинку сиденья. Вышли из самолета — уже смеркается. Тепло — 27 градусов. Ветра нет совершенно. Аэропорт махонький, кривенький. Сарай сараем. Вошли внутрь — а там полный дурдом: стоит штук 10 очередей в разные окошки. Нигде ничего не написано, и совершенно непонятно, в какую очередь надо стоять сначала и зачем. Порядок действий нам никто не объяснил. Народ нервничает, ругается. Ну, собственно, Африка, она и в Африке, как говорится…. Отстояли одну очередь, выяснилось, что нам нужно сначала отстоять другую — ту, в которой покупают марки. И лишь потом ту, в которой эти марки гасят. Короче, из аэропорта мы вышли снова последними. На улице уже стемнело. Если бы не необходимость срочно найти автобус, то можно было остановиться и удивиться тому, НАСКОЛЬКО вдруг стало темно. Африканская ночь — хоть глаз выколи! Такого как у нас — чтобы небо на западе чуть светлее, нету. Кругом полное отсутствие какого-либо света. А огни аэропорта и автобусов это ощущение только усиливают. Луну тоже не помним. Впрочем, приближалось новолуние.
Наш отель оказался в 10 минутах езды от аэропорта. Я думала, что круглые сутки над головой будут реветь лайнеры. Нет: Оказалось, это предусмотрели и звукоизоляцию сделали хорошую. Да и самолеты, как выяснилось, летают не часто. Сам отель нам понравился. Вытянут перпендикулярно береговой линии. Маленькие двух-трех этажные корпуса из красного кирпича. Между ними хорошо подсвеченный ярко-голубой бассейн. Территория зеленая: пальмы, цветущие кусты. В номере телевизор с русским каналом (ОРТ), две широкие кровати, тумбочка, местный телефон, три стула, и стол с огромным зеркалом. Мебель довольно обшарпанная, но из натурального дерева. Проверили. Санузел совмещенный. Есть туалетные принадлежности, фен, биде и ванная, что редкость для отелей Египта. Более того, ванная совершенно чистая, что еще более удивительное качество для этой страны.
Первое, куда мы решили пойти — естественно, ужин. Кормили в основном ресторане по принципу «шведский стол». В путевках у нас значилось «все включено». А это значит, что любая еда и напитки, включая алкоголь местного производства, мы можем брать бесплатно и в неограниченных количествах. Чем мы сразу же и воспользовались. Уложили на тарелки всего, что увидели. Поскольку еда, в большинстве своем, русскому человеку непонятная. Весь ужин развлекались дегустацией. Сразу же стало ясно, что есть-то, в сущности, нечего. Из знакомого нам обнаружились огурцы-помидоры и еще кое-какие овощи. Все остальное было если и знакомо, то, как-то, совершенно непотребно обработано. То, как они смешивают продукты — это отдельная песня. Как вам, к примеру, макароны, апельсины, колбаса и капуста в одной кастрюле? Или огурцы тушеные по-флотски? Однако, отдельные блюда оказались вполне пригодны в пищу, жареная рыба и курица оказались даже вкусными. Еще нам понравились запеченные в чем-то, вроде сметаны, баклажаны и кабачки. Один раз было очень удачное мясо на шампурах. Явно шашлыки, но в другом маринаде. Названия 50% блюд нам остались неизвестны до сих пор. Я регулярно спрашивала аборигенов о том или ином названии, они отвечали, и я тут же это название забывала. Колбасу и сыр египтяне готовят совершенно отвратно. А вот хлеб, булки и всяческие сладости — отлично. Поэтому, поначалу мы пытались компенсировать недостаток привычного питания поеданием сладостей. На четвертом дне от них стало тошнить.
Короче, уже в первый вечер мы вышли из ресторана с надеждой на то, что завтра ассортимент будет другим. Обломались.
Второе, что мы в тот день отправились смотреть — знаменитое Красное море. Должна сказать, что до этой поездки я ни разу не была на другом море, кроме Черного и Азовского и все моря представляла именно такими. Что такое коралловые рифы, я судила лишь по фильмам Кусто. И мне совершенно было непонятно, почему в Шарме нельзя плавать на водных мотоциклах и что за специальная обувь нужна для походов по кромке воды.
Освещения на пляже не оказалось. Огни с территории отеля давали лишь слабое представление о том, как это место выглядит днем. Увидеть нам удалось только несколько рядов крытых соломою зонтиков вдоль прибрежной полосы. Рядом с зонтиками располагались некие дугообразные сооружения, похожие на небольшие соломенные заборчики неизвестного предназначения. А там, где теоретически должны были плескаться волны, царили тьма и безмолвие. Вот это -то и вызвало у нас первые подозрения, что здесь нечисто: нет привычного для любого моря шума прибоя. Уже нервничая, мы взошли на понтон. Предполагалось, что прямо под его досками должна начинаться вода. Мы пошарили руками по краям, и с удивлением обнаружили, что ни слева, ни справа от понтона воды нет. То есть абсолютно. Один только влажный песок. Наверное, отлив- подумали мы. И если пройти по доскам пару-тройку метров вглубь, то море найдется. Но могло же оно испариться!
Однако, ни через 3 метра, и через 5 никакой воды обнаружилось. И вот теперь, когда мы поняли, что стоим в кромешной темноте в неизвестной стране в месте, где под нами должна быть уже изрядной толщины водная стихия, мы откровенно струхнули. Чужое таинственное море беззвучно обступило нас со всех сторон. Казалось, оно затаилось и выжидает, чтобы напасть всеми своими муренами и барракудами. Вот когда понимаешь, что такое животный страх. Нам сразу расхотелось искать приключений, и мы помчались не берег, вздрагивая от непонятных звуков вокруг нас. Совсем рядом с понтоном что-то хлюпало, шлепалось, чавкало. Черт его знает, что там с этим морем происходит по ночам, и какие каракатицы здесь водятся, но адреналину нам на этот вечер хватило с лихвой!
Мы успокоили нервы бутылочкой местного вина в пляжном баре и отправились спать.
Во сне со мной случился казус. В смысле, я захотела по нужде. Обычно, я встаю и направляюсь в туалет на автопилоте.
Слегка приоткрываю глаза, чтобы не споткнуться и, одновременно, не проснуться окончательно. Так вот, в этот раз я тоже открыла глаза и… ничего не увидела. Я подумала, что я их не открыла и снова попыталась это сделать. Ситуация не изменилась. Я пошарила руками вокруг и нашла себя на постели. Я сползла с нее и тут же уткнулась в стену. Обычной дороги в туалет не было!!! Так же, как не было света и ничего вокруг не было кроме сплошной стены!!! Трудно описать мой ужас и боль в животе. Я не понимала, где я, как я очутилась здесь и что сделать, чтобы найти себя. Чуть позже меня нашла Настя. Я сидела между стеной и кроватью и горько плакала. Утром выяснилось, что занавески на окнах снабжены дополнительным слоем из толстой клеенки и, в результате, они не пропускают ни единого луча. Кромешная тьма наложилась на неизвестную местность, на непривычный воздух, еду, напитки, чужие магнитные поля и все это усугубилось алкоголем. Оказалось, что в этих условиях одной бутылки на двоих достаточно для полного съезда крыши.

Действие второе. Море.

Утром вставать и выходить на улицу категорически не хотелось. Ощущение глубокого похмелья просто вдавливало в кровать.
Видимо, организм отчаянно сопротивлялся лету, внезапно нахлынывшему в середине ноября. За дверью номера что-то беспрестанно громыхало. Частично, этим звукам мы были обязаны нашему House Keeper, который, весело напевая что-то, драил пылесосом соседние номера. Природа же остальных звуков нам была пока не ясна. Один взгляд на часы, и у нас появилось отчетливое желание набить нашему горничному лицо: нормально так голосить в 8 утра?! Спали бы еще да спали!!!
 В конце концов, первый день отпуска. Пришлось вставать и тащиться на завтрак. В момент, когда мы открыли дверь номера, стало ясно, что же там так шумело, кроме нашего голосистого хаускипера. Сильнейший ветер свистел в сквозных коридорах и норовил содрать с головы буквально гвоздями прибитую бейсболку. За стенами корпусов ветер оказался намного слабее, и, когда мы попали в подветренную часть территории отеля, мы с полной ясностью ощутили почти 30-ти градусную разницу температур, которые нашим телам пришлось испытать за последние несколько часов.
С пришибленными физиономиями мы вошли в столовую и тупо огляделись вокруг. Есть совершенно не хотелось. Ассортимент на столе со вчерашнего ужина почти не изменился. Однако, появление фруктового салата я восприняла с воодушевлением. К салату добавился грейпфрут, а к моим познаниям о фруктах добавилась гуава. Воспоминания о прочих — фруктах, типа зеленой дыни, приторной редиски или незрелых фиников меня не греют.
Предполагалось, что люди вырвавшиеся на курорт поздней осенью из холодной страны с первыми лучами солнца должны бежать на море. Я тоже так думала. Однако, сразу после завтрака, снова забилась в номер. Только кондиционер, русский — канал и пару часов сна могли адаптировать нас к резкой смене климата. До пляжа мы дошли, где-то, в час пополудни. Горячий песок, испепеляющее солнце. И ветер. Теперь до нас дошел и великий функциональный смысл соломенных заборчиков. Без них отдыхающих унесло бы к чертовой матери вместе с ластами! Я слышала, что весной в Египте — бывают сильные ветра. Выяснилось, что они приключаются и осенью. Впрочем, отдыхать ветер не мешал. На — территории отеля его почти не чувствуется, а на пляже достаточно воспользоваться заборчиком. Благо, солнце светит с — противоположной стороны и тень на бледные тела не падает.
Море…. В этот раз море, все целиком, лежало на своем положенном месте. Совсем не страшное. Даже наоборот, теплое и — мелкое. Справа от нас громоздился остров Тиран, а слева — горы Саудовской Аравии. Понтон уже в трех метрах от берега сантиметров на 20—30 был покрыт водой. Между ног шныряли мальки. И никакой пены. Через 100 метров вода дошла — до колен, а там, где понтон переходил в плавучую платформу, было как раз по грудь. Исследовать море дальше понтона — мы не могли, потому как обзавестись специальной обувью мы еще не успели. Сразу же после обеда мы нашли в — гостиничном магазине тапочки, вроде детских сандалий из прозрачной резины. Стоили они там 30 фунтов. Потом, в других — местах мы видели тканевые закрытые тапочки. Почем не узнавали.
Обретя средства передвижения, мы в третий раз отправились брать штурмом Красное море. Вернее, не моря, а, кораллового рифа, Вот теперь пришла пора рассказать о том, что же, все-таки, такое коралловый риф. Сначала я его даже не заметила. Я думала — это обычное дно. Только не мягкое и песочное, а песочное, но колючее. Оно становилось таким прямо у зонтиков и тянулось вдаль почти на километр. Оказалось, что это те самые кораллы, которые показывал Кусто, — только сверху их занесло песком. Представьте, как если бы у какого-то наземного обрыва росла полоса терновых кустов — высотой, приблизительно метров тридцать. Очень жестких. Если сверху насыпать на них землю, то сверху можно будет и не догадаться, что это кусты — обычная земля. А вот сбоку — хорошо видно, что это кусты. То же самое и с кораллами. Так вот, риф возле нашего отеля оказался на редкость широким. Слой воды над рифом в пик прилива — не более полутора метров.
Но это в отдельных местах. Все же остальное пространство едва прикрыто. Глубину хорошо видно по цвету моря. У берега цвет бледно голубой, дальше бирюзовый и лишь на самом дальнем плане видна насыщенно синяя полоса с белыми барашками. В сущности, море только там, где синее. А все остальное — риф.
 В тот день волны выглядели весьма внушительно, даже издалека, потому желание искупаться именно в море, как-то, сразу рассеялось. Можно сказать, что в самом Красном море мы не искупались ни разу за все наше там недельное пребывание.
Наверное, главная причина тому — не столько отсутствие специально построенных выходов, сколько страх. При свете дня поводов для страха тоже оказалось достаточно. Ведь общеизвестно, что этот водоемчик кишит всякими тварями! Первое непонятное существо, которое мы увидели, сойдя с понтона — это непонятные продолговатые существа черного и сизого цвета, которые были раскиданы по всему дну. Сантиметров, эдак, от 10 до 50. Мы пытались рассмотреть их через маску, но ничего, кроме того, что они цепко держатся за грунт, о них не узнали. Ни глаз, ни плавников. Но на растение не похоже. Что у них на уме неизвестно, и нет никакой гарантии, что эти твари не нападают внезапно на беспечных отдыхающих. Позже, я прочитала в атласе, что это беспозвоночное под названием морской огурец. Не имеет обыкновения ни на кого нападать и вообще предпочитает неподвижно сидеть на дне и фильтровать воду. Выяснилось, что если отодрать его от лежбища, и нажать на середину туловища, из самых его недр ударит струя воды. Как из шланга. Жуть… Звезд мы боялись меньше. Они явно казались нам менее опасными, чем все прочие местные жители. Маленькие, тоненькие, темно бардового цвета. Водились они на мелководье в громадных количествах: невозможно было сделать даже шаг, чтобы не наступить при этом на звезду. Старались обходить, по возможности. Когда мы останавливались, звезды трогали наши сандалии своими щупальцами. Время от времени попадались и юные морские ежи, еще не нашедшие себе укромного места и потому тоже представляющие опасность для наших ног. Пусть даже и обутых. На следующий день мы попробовали понырять с очками и маской у понтона. Живности никакой, впечатлений тоже, кроме того, что страх постепенно начал стихать. Осмелев, мы решили уйти подальше. Как ни странно, оказалось, что чем дальше от понтона, тем мельче. Но, слева от отеля нам удалось разыскать небольшую ярко бирюзовую лагуну. Это естественное углубление в кораллах в виде чаши размером, приблизительно, метров 50 в диаметре. На берегу глубина около полутора метров, а в середине… не знаю… вода очень чистая, поэтому точно оценить расстояние до дна затруднительно. Вот там мы впервые своими глазами увидели то, о чем столько слышали: Рыбы, точь в точь как в аквариуме, но явно больших размеров, дефилировали прямо у нас перед носом, а из кораллов отовсюду торчали громадные иглы морских ежей. Позже мне удалось найти еще одну лагуну. На самом краю рифа. Она менее удобна, потому что сильный поток воды идет через нее в открытое море. Кроме того, в отличие от бирюзовой лагуны, в которой кораллы росли стеной по краям чаши, а дно представлялось равномерным и песчаным, здесь же, кораллы раскинулись ветвями на множестве уровней. Кое-где песчаного дна не было вообще. Только ощетинившиеся разноцветные ветки. Рыбы и ежи здесь были намного больше, раковины, раскрыв рты, сидели, на каждом уступе, да и сами кораллы были намного богаче цветом: от желтых и розовых до ярко сиреневых. Красиво, но страшно.
Мне, в частности, было страшно, во-первых, потому что в этот день я плавала одна. Во-вторых, спускаясь в воду, я не рассчитала расстояние до дна и оцарапала ногу об коралл. Я плыла, а за мной струилось кровавое облачко. Соответственно, в моей голове струились мысли о том, что запах крови очень хорошо чувствуют хищники. В третьих, я заплыла в такое место, где кораллы росли ровной подушкой на несколько метров, между ними и поверхностью воды оставалось, дай Бог, 50 см. И в этом пространстве я должна была грести руками, ластами и думать о том, как бы не сесть на эту живопись брюхом. А то как застряну, и будут ко мне туристов возить как к затонувшему кораблю. В довершение всего, я плыла и вспоминала о том, что мурены любят жить именно в коралловых норах. Откуда и выпрыгивают, если рядом проплывает что-нибудь вкусное. Короче, в очередной раз я вылезла из воды насмерть перепуганная и на этом решила свой исследовательский пыл пригасить. Никуда дальше мы не плавали. Я раз и навсегда поняла, что Красное море не для людей. В том смысле, что раньше я питала наивную уверенность, что море — это не что иное, как водоем, созданный исключительно для отдыхающих, чтобы холить их, лелеять и помогать аборигенам зарабатывать на туризме. И если уж отдыхающий денег заплатил, то все должно быть для его удовольствия. Так вот, в Египте я поняла, что море, даже оплаченное, все равно само по себе. Это стихия. И стихия совершенно чуждая человеку. В море человек абсолютно ничем не превосходит остальных. Скорее, даже недотягивает до остальных, там проживающих. И наравне с ними может быть съеден или размазан об камни. И ни одну мурену там не будет волновать, сколько денег этот товарищ заплатил за поездку. И никакие спасатели там не сидят и зорким глазом просторы не окидывают. Я видела на берегу шкуру рыбы-ежа, сплошь покрытую громадными шипами. Так вот, эту шипованую красавицу, один вид которой внушает ужас и стойкое уважение к ее персоне, просто выгрызли через брюхо. Что уж говорить о человеке, у которого из защиты только плавки! Вполне возможно (если я когда-нибудь еще посещу благославенную страну), то отважусь поплавать и в самом море. Конечно, если рядом будет лестница, по которой из моря можно будет выбраться: выползание на кораллы я себе никак не представляю, особенно при таких волнах. А рану на ноге я лечу уже вторую неделю и показываю ее знакомым как одно из свидетельств моих египетских геройств. Правда, один местный парень мне столько шрамов на себе показал, что я удивляюсь, как египтяне с таким морем не вымерли еще до Моисея. А что касается ныряний с аквалангом, так вот еще одна интересная история: я, шутки ради, поинтересовалась у нашего турлидера, сколько смертных случаев бывает при погружениях. Она неожиданно серьезно на меня посмотрела и ответила «у НАС почти не бывает». И я сразу же заткнулась. А ведь надеялась удачно пошутить! Ну их, эти акваланги. К тому же, говорят, что все самое красивое растет и плавает не глубже 3 метров. А значит, можно уверенно тешить свой инстинкт выживания и глубоко не лезть. Впрочем, не подумайте, что я говорю плохо о Египте и о Красном море. Это всего лишь мои страхи перед неизвестным. Обычный инстинкт.
Особенно развитый у женщин. А сейчас, по прошествии пары месяцев, я уже начинаю тосковать по Египту и думать, что неплохо бы еще разок съездить именно в Шарм и попробовать-таки нырнуть в самую глубину.

Действие третье. Горы.

Что касается экскурсий, здесь мы тоже далеко не забирались. Я хорошо подготовилась, про все экскурсии почитала и поняла, что Каир далеко, Луксор еще дальше, на самолет — жаба душит, куковать в автобусе еще меньше хочется, а значит, пирамид нам в этот раз не видать. Да и что можно увидеть галопом и не выспавшись? Не люблю я такие «интеллектуально-познавательные забеги». Из достопримечательностей Синая меньше всего мне хотелось думать о горе Моисея. Мысль о том, что в час, когда меня уже конкретно клонит ко сну, нужно садится в автобус и, сначала ехать пол-ночи по неосвещенной трассе с неизвестно каким водителем, а потом еще и лезть организованной толпой впотьмах на жуткую скалу высотой в почти 3000 метров и ледяным ветром — да ни за что! Даже искупление всех грехов меня не заставит это сделать! Хотя, на монастырь Санта-Катарину, наверное, стоило бы взглянуть. Но, в Цветной каньон я хотела еще больше, а двух горных экскурсий за неделю я не переживу. Итак, мы купили поездку на джипе в Цветной каньон.
Немного истории. Когда Африка начала отодвигаться от Азии, Синайский полуостров «завис» между ними. И с тех пор вся его территория испещрена громадными разломами в земной коре. Одна из таких трещин — наш каньон.
Старт был назначен на 7:30 утра. Получив ланч-боксы, мы обнаружили, что есть там практически нечего. Кусочек сыра, две маленькие булочки, бутылка воды, 200 гр. сока. Плюс, зеленый апельсин и гуава. У Насти в коробке дополнительно обнаружился банан. Я тоже захотела банан и отправилась на ресепшн ругаться. Там вожделенный фрукт без разговоров вынули из чужого ланч-бокса и отдали мне. Машина за нами пришла вовремя. Правда, то, что турлидер именовала гордым словом «джип», оказалось сомнительных качеств бело-синим автомобилем, впрочем, возможно, что и полноприводным. В салоне уже сидели 5 человек, помимо водителя и экскурсовода — местного, довольно симпатичного парня по имени Ахмед. Первое, что заинтересовало меня после старта: как в пустыне обстоят дела с туалетами? Насколько я понимаю, «мальчики направо — девочки налево» в данном случае не совсем уместно. А пьем мы много, ехать долго. Через сотню километров, мы свернули к непонятной конструкции у дороги, анонсированой как жилье бедуинов. При нем, якобы, имелся туалет. Итак, что такое жилье бедуина. Это стены и крыша.
Есть, также, оконные и дверные проемы. Продувается насквозь. Внутри этого помещения ходит бедуин и через окно продает туристам чай, колу и сникерсы. Намного дороже их естественной стоимости, конечно. Впрочем, можно торговаться. Я купила малюсенький сникерс за 4 фунта, в отличие от первоначальной цены в 5 фунтов. Перед «домом» тоже небольшой навес, вроде веранды, и под ним кругами разложены коврики и подушки. На них можно сидеть. Неподалеку стоит обещанное отхожее место. Такая же глиняная мазанка, только поменьше с двумя кабинками. Внутри, как ни странно, чисто и даже не пахнет. Хотя, думается, работает он по принципу выгребной ямы. Информация для «пользователей» написана углем на стенах. Половина пластиковой бутылки и ведро с водой успешно играют роль сливного бачка. Туалетной бумаги, конечно же, нет, унитаза тоже.
Денег с нас не взяли. Вряд ли это для всех такая халява, скорее, стоимость входит в плату за экскурсию. Не из любви же к искусству бедуины содержат это заведение!
Кстати, это поселение оказалось почти единственным местом в Египте, где кто-то попросил у нас денег или еды. Маленькая бедуинская девочка лет восьми стояла рядом с характерным выражением лица, пока ее не прогнал Ахмед. Она сразу ушла.
Нигде больше, никто и ничего, вопреки ожиданиям, у нас не просил, и нищих -попрошаек мы не видели. Возможно, это особенность Синая. Говорят, в остальном Египте все иначе.
Дорог на Синае не так уж и много. По большому счету, одна вдоль побережья. Кое-где она разделяется на ветви. Начинается она на западе в районе. Суэцкого канала. Там туристов не бывает, там идут добыча нефти. Первая туристическая зона — морской заповедник Рас Мохаммед. Потом (километров через 30—40), шоссе проходит по старому Шарму, где живут арабы.
Многие знают это место по названию местного базара Old Market. Еще больше людей вообще считает, что старого Шарма не существует, поскольку так говорят в турагентствах. Однако он есть и существовал задолго до того, как возникла туристическая зона. Еще через 20 км начинается, как раз, зона отелей и, ее центр — бухта Наама Бей. В 12-ти километрах оттуда расположен аэропорт. Отели тянутся еще на 20—25 км, а дальше, уже на восточном побережье, в районе Дахаба и Нуэйбы идет, так называемая, нейтральная зона. После войны с Израилем эта территория была признана таковой и теперь на равных правах принадлежит как Египту, так и Израилю. Эту местность охраняют бравые парни в черной форме и с автоматами.
На первой таможне, эта единственная дорога встречается с поперечной: теперь, если ехать прямо, будет — Нуэйба, направо — Дахаб, налево едут те, кто жаждет отпущения грехов. На въезде и на выезде нейтральной зоны пограничники проверяют у въезжающих паспорта и пропускают вперед. Даже если бы мы поехали не в составе группы, а самостоятельно, нас все равно бы пропустили. Мы уточнили этот вопрос. Кстати, Синай в этом тоже существенно отличается от остального Египта, где передвижение иностранцев вне туристических зон возможно только в сопровождении взвода автоматчиков. Здесь можно взять в аренду автомобиль и покататься по всем интересным местам самостоятельно. Конечно, если знать, как к ним подъехать и что, вообще, смотреть. Мы тоже собирались это сделать, но вовремя передумали. Потому как на шоссе-то мы еще смогли бы ориентироваться, а вот ехать по бездорожью — это надо точно знать куда. Да и Тойота-малолитражка, которую нам сватали в «J. Car» вряд ли смогла бы взять бездорожье. Посчитав километры, мы поняли, что самостоятельная поездка выйдет нам намного дороже организованной экскурсии, даже с учетом скидок и без учета особенностей национального ПДД. А про то, как ездят египетские водители, туристы уже складывают легенды.Плюс, не дай Бог повредить машину на бездорожье… или камень сверху упадет… В принципе, особого труда вождение по этой трассе не представляет собой чего-то сверхсложного. Она совсем не такая, как русские обычно, представляют себе горную дорогу. Она не поднимается за облака и не петляет где-то по вершинам. Почти по всей протяженности она идет по одной плоскости. И лишь в некоторых местах оказывается чуть выше своего первоначального уровня. Но при этом вокруг громоздятся несуразные треугольные горы, как прыщи выскакивающие то там, то здесь. Большие и совсем крохотные, похожие на маленькие пирамидки в рост человека. Между этих гор изредка можно увидеть колючее деревце, островок пальм, бедуинскую хижину или стаю неприкаянных верблюдов. Дорожное покрытие, надо признать, намного лучше, чем на федеральной трассе «Москва-Питер»: никаких колдобин. А отсутствие ночного освещения компенсируется отражателями, которыми проштопан весь асфальт. Впрочем, нормальные люди там по ночам не ездят. А разбитые и высушенные остовы машин ненормальных обильно разбросаны по обочинам.
Через 165 км, наш джип свернул с асфальтированной дороги, и Настюха заявила, что желает ехать на крыше. Ее задело замечание Ахмеда, что еще ни один русский на это не решался. Конечно же, я полезла туда же. Не могла же пропустить такое приключение! Пришлось лезть и Ахмеду: приглядывать, чтобы не убились. Если бы я знала тогда, что нас ждет — я бы ни за что такую глупость не согласилась: машину так швыряло из стороны в сторону, что мы в любую минуту могли живописно вылететь с крыши и пропахать камни носами. Перспектива была столь реальной, что мы мертвой хваткой вцепились в поручни.
Но ладони потели, скользили… В общем, ужас! На следующий день мы придирчиво разглядывали друг на друге огромные черные синяки. Через 20 км водитель остановил джип и, довольно улыбаясь, помог нам слезть. Оказывается, он еще и специально старался добавить нам острых ощущений, мерзавец!

Продолжение следует.

| 10.01.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий