Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Хургада >> Хургада, первый опыт


Забронируй отель в Хургаде по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Хургада, первый опыт

ЕгипетХургада

В Египте мы отдыхали в феврале-марте 2002 года. Сейчас мне этот рассказ, написанный 2 года назад, сразу после поездки, кажется таким наивным… Но тогда страна предстала передо мной именно в таком виде.
Итак…

Это была первая наша поездка за границу, наверно поэтому она произвела на нас большое впечатление. Первое удивление ждало меня сразу по прилету — никогда не думала, что так может выглядеть международный аэропорт. Я привыкла видеть в нем нечто монументальное, а в Хургаде он мне напомнил что-то среднее между цирковым шатром и залом телеграфа. В аэропорту работают очччень серьезные дяди. У всех — от служащего со штампом до носильщика — такие выражения лиц, как будто именно они несут полную ответственность за государственную безопасность страны. Им точно не до улыбок. В зале аэропорта мы купили въездные визы, заполнили иммиграционные карточки латинскими буквами и отстояли внушительную очередь на паспортный контроль (все-таки нас было многовато, ИЛ-86 довольно немаленький самолетик). Пока стояли в очереди, было время поразмыслить, как живописнее разместить въездную визу на странице паспорта (виза представляет из себя почтовую марку, помещается в документ способом банального облизывания и прижимания к странице). После процедуры паспортного контроля нам за чаевые, так называемый бакшиш, разрешили забрать наш чемодан. Смысл чаевых в этом месте был мне лично не очень понятен — никакой услуги мы взамен не получили. Араб просто подержался за наш багаж, очевидно для того, чтобы тот от нас не сбежал, получил ожидаемую купюру, кивнул с серьезным видом и исчез. Забегая вперед, можно сказать, что к чаевым арабы привыкли и принимают их как нечто само собой разумеющееся, но при этом с благодарностью. Но только не в аэропорту! У меня создалось впечатление, что здесь возьмут любое количество купюр самого большого достоинства с таким видом, словно наконец получают от меня долг годовалой давности! На выходе из здания аэропорта нас проверили на благонадежность и непричастность к террористическим и другим антисоциальным группировкам весьма прозаичным способом — просто порывшись в нашем чемодане. Внутри мы, конечно же, были возмущены, но вслух ничего не сказали — во-первых, в чужой монастырь, как говорится… Во-вторых, не хотелось бы с этого начинать, а в-третьих, все равно не было ни смысла, ни времени — нас уже ожидала целая группа сограждан, встреченная нашей турфирмой. Неподалеку стоял микробас, который должен был осуществить наш трансфер до отеля.

Надо сказать, что первое впечатление от окружающего пейзажа довольно угнетающее — вокруг, насколько можно окинуть взглядом, тянется безжизненная пустыня, пески и горы желто-коричневого цвета. Это милое однообразие составляет почти 95% всей территории Египта. Поэтому сразу напрашивается вопрос: как же они тут живут?! А живут вполне неплохо. Египтяне очень дружелюбный народ и искренне вам улыбаются. А если вы говорите по-английски, то и поболтать не прочь. Русских (в отличие от всего мира) любят. Завидев издалека, кричат: «Оооо, рашн, привет! Как дела! Нормально! Друг!» Это стандартный набор, максимально выражающий их доброе расположение. По-русски практически никто не говорит, все-таки тяжеловат язык. Но набором слов, чтобы заманить покупателей в свою лавку, вполне владеют. По-английски говорят довольно бегло, но с ужасающим акцентом. Мне показалось, что Египет вполне самодостаточная страна в плане производства. Они строят из подручного материала, сами ткут-прядут, об импортной мебели речь вообще не идет. Едят тоже то, что выросло (в долине Нила земли вполне плодородные, урожай снимают по 3 раза в год; только пальмы плодоносят, к сожалению, раз в году, как ни старайся), так что в импортных благах ни мало не нуждаются. Поразил меня трезвый образ жизни египтян, ну не пьют они — совсем! Такое тоже оказывается бывает. Спиртное производят для туристов, или ввозят опять же не для себя, но стоит импортная бутылка!.. Климат в Египте жаркий, но сухой, поэтому даже в полдень не потеешь. Дожди идут всего около 5 раз в году, нам эту редкость повидать не удалось. Зимой температура не слишком низкая — градусов около 15, но постоянные ветра. Ветром же сопровождается переход из зимы в весну, как только ветер стихает, наступает жара, вот этот рубеж мы застали: в первые 2 дня ходили в куртках, а на четвертый уже купались и прятались в тенек от жары.

Наш отель работал полностью по системе «все включено», все было так сказать «на халяву». На территории было 4 ресторана и 4 бара. При желании кушать можно было день-деньской, не отвлекаясь на досадные мелочи типа купания, загара, музыки и просто прогулок под луной. Хотя правильнее было бы сказать «прогулок под звездами», т. к. луны я там не наблюдала (только в светлое время суток), ночи очень темные, а вот звезд такое количество, как будто их специально рассыпали, и они к тому же очень яркие. Зеленые насаждения все, конечно, специально посажены. За ними ухаживают и ими дорожат. Чем более зеленая территория отеля, тем выше его статус. Отель наш назывался ROYAL AZUR и находился примерно в 34 км от аэропорта Рядом с ним стоял еще один новый отель под названием CLAB AZUR (видать из той же оперы, между ними даже заборчика малейшего не было) Да и вообще территория никак не была огорожена. От кого прятаться-то? Ни влево, ни вправо на ближайшие 10 км жизни не наблюдалось, сплошное незавершенное строительство, заканчивать которое никто не торопился — за время отдыха мы ни разу не заметили интереса к этим стройкам. По приезду в отель наш представитель турфирмы велел нам оставить багаж у дверей и идти для регистрации на ресепшн. Но бдительные соотечественники не хотели добровольно расставаться со своими чемоданами и все норовили как бы невзначай прихватить их с собой. Олег был к этому готов (видать такое — не редкость) и мягко пресек их действия, уверяя, что с вещами ну ничегошеньки не может приключиться. Люди не верили, молча моргали и держались за чемоданы. Но у Олега большой опыт в этом деле, он сумел таки оторвать народ от самого дорогого и повел к стойке. Заполнение карточек некоторых повергло в замешательство, особенно смущали графы «профессия» и «адрес» Посыпались вопросы типа «А квартиру писать?» Но Олег всех успокоил, что номер квартиры, даже улицу писать необязательно — в гости к нам никто не собирается; а профессию себе можно указать «космонавт» например.

Номер нам дали на 2 этаже, № 1137. В отеле царит чистота. Вся обслуга, включая поваров и уборщиков, состоит из мужчин. Вообще женщинам работать не принято. Кое-где в лавках мы видели молодых арабок-продавцов, но это уже видимо нарушение традиций, так называемое влияние Запада. На территории отеля день-деньской борются за чистоту. Арабы в униформе весь день неслышно что-то моют, вытирают, чистят и подметают. Стремление к чистоте удивительное, и это притом, что через дорогу от отеля может быть навалена куча оставшегося строительного мусора, которая никого не смущает. Больше всего в отеле обрадовала задумка режиссёра — бар, окружённый бассейном. Поплавал — выпил чего-нибудь у стойки, не выходя из воды, ещё поплавал… Экскурсии в Египте дорогие, так как русскоговорящий гид — не слишком распространённая вещь, они себе цену знают и задёшево работать не станут.

Большое впечатление на нас произвела поездка в Каир. Добираться туда нам пришлось уйму времени, чистого времени 6 часов, со всеми остановками выходит что-то около 9 часов. Кроме того, нам достался неудобный автобус, то есть он, конечно, был «со всеми удобствами» — кондиционер, телевизор, туалет… Но при этом у него спинки кресел не откидывались, а ноги у нас упирались в переднее кресло. За время пути мы перепробовали разные позы, вертелись и так и сяк, но большого успеха не добились. Среди нас были такие, кому это «не впервой» или просто наученные бывалыми соотечественниками, так вот, они прихватили с собой из номера подушки. И соответственно в дороге имели перед нами явное преимущество. Мы осознавали, что со своими подушками они выглядят мягко говоря странно, а если честно, то просто по-дурацки. Однако, во время пути мы были не прочь выглядеть так же. Поинтересовались у Станислава, представителя турфирмы, за что же нам такие, дескать, мучения? А он ответил, что это лучшее, что может быть, типа вы не видели, что мы имели раньше! Тут мы конечно порадовались, что не приехали раньше и не застали те светлые времена. В Каир из отеля мы выехали в 230 ночи, спать хотелось очень, поэтому уснуть пришлось, несмотря на неудобное положение тела в пространстве. Периодически просыпаясь, удалось таки слегка вздремнуть. Болели и спина, и колени, и шея тоже. Хорошо хоть были остановки, можно было выйти, размяться. По дороге в Каир на специальной площадке собирается толпа туристических автобусов со всех отелей. Потом они выстраиваются колонной и под бдительным надзором полиции отправляются в Каир. Сначала мы вообще не могли понять, для чего нам полиция. Наши водители под самым носом у стражей правопорядка вытворяли такое… Может от скуки в дороге, может это так принято, но они устраивали между собой гонки с преследованием, постоянно обгоняя друг друга внутри колонны. При этом обгоняющий сигналит для того, чтобы по встречной из-за поворота в него не врюхался кто-нибудь по неосторожности. Сигналить-то он конечно сигналит, но вот встречному куда деваться?! На него несется автобус, слева колонна таких же, справа горы… А полиция на это ноль внимания. Традиция наверно. У них и в городах так ездят, сигналят все и каждые 2 секунды, останавливаются там, где им вздумается, про рядность какую-то никто слыхом не слыхивал. Рейсовые автобусы наоборот не могут себе позволить никаких остановок, иначе все движение перекроют — машин тьма просто, и все едут, куда им вздумается. Автобусных остановок как таковых не существует, автобусы в положенных местах просто слегка притормаживают прямо посреди улицы, кому надо, тот выскакивает, кто успел, тот заскочил. Поэтому целых, не битых машин нам практически не встретилось.

Когда нас везли в Каир, то рассказывали, что это город контрастов. Даже наврали, что он второй по величине в мире после Мехико. И в нем могут соседствовать дорогая вилла и нищая лачуга. Но особых контрастов не было заметно. Центр города застроен более-менее современными зданиями. А вот жилые районы! С первого взгляда трудно поверить, что это называется словом «жильё». На много километров вокруг стоят одинаковые лачуги в несколько этажей. Сделаны наверно из песка и глины, впрочем материал того же цвета, что и окрестная пустыня, может оттенки слегка разные. Стёкол и занавесок в окнах не наблюдается, сами окна маленькие, как амбразуры. Внешне картина удручающая, и сомневаюсь, чтобы изнутри они добавляли какого-то уюта. Гид нам рассказывала, что в таком трёх-четырёх-этажном доме живёт одна семья. Давным-давно кто-то из предков выкупил этот кусочек земли и построил на ней первый этаж, дети достраивали второй, внуки третий и так далее. Так и живут все вместе из поколения в поколение. При этом надо сказать, что каждый дом обязательно не достроен — не имеет никакой крыши. Вместо этого наверх торчат куски арматуры, что тоже естественно красоты не добавляет. Это делается потому, что налог на недвижимость очень высок, а пока у дома нет крыши, он считается не завершённым строительством и налогообложению не подлежит. Так и стоят эти дома пожизненно, это никого не удивляет. Иногда на такой избушке попадается спутниковая антенна — забавное сочетание. Вообще с трудом верится, что там есть электричество. Возле Каира раскинулось городское кладбище почти что с город величиной. На нем также ставят домики без крыш и в этих импровизированных склепах и хоронят. Нам рассказали, что на каирском кладбище живет около 800 тысяч бомжей, как раз в этих домиках. Ну чем не жилье? В Каире мы сразу поехали в музей. Там нас встретила наш гид и предупредила, что народу в здании и на территории тьма-тьмущая, потеряться раз плюнуть, поэтому наша группа сегодня будет называться Нефертити. Услышав это заветное слово, мы должны бежать и собираться в кучку.

Нашего гида звали Мира, точнее это был русский вариант ее имени. Она была египтянка, но уже 20 лет жила с русским мужем. Свое египетское имя она нам тоже сказала, но оно такое странное для нашего уха, что я лично его не смогла ни произнести, ни запомнить. Мира хорошо говорила по-русски, правда с акцентом и иногда путала падежи и склонения. Но она была очень веселая и рассказывала интересные вещи. Оказывается, в Египте 95% арабов и только 5% собственно египтян. Арабы исповедают ислам, а египтяне — христиане. Мира тоже была христианкой, она показала на запястье специальную татуировку, которую обязательно делают ребенку, родившемуся в христианской семье. У арабов и настоящих египтян разные обычаи. Если арабская женщина очень красива, она обязана носить паранджу (наверно чтобы мужики не ослепли от такой неземной красоты), если она просто симпатичная, то, как правило, имеет платок на голове. А крокодилицам можно ходить с непокрытой головой. К слову сказать, никого в парандже я не видела, наверно все красавицы сидели по домам, чтобы их случаем не сглазили злобные туристы. Однако без платка нам женщины тоже не попадались, совсем уродиной никто себя не считает. Были молодые девчонки, которые игнорировали платок, но они и в целом были одеты на европейский манер. Веяние времени! А может, они просто были христианки (им паранджи не положено, их эта традиция не касается). Если араб привел женщину в дом, значит, она ему жена. А если она была в парандже, а после он обнаружил под покрывалом что-то непрезентабельное, то по всем древним законам он имеет право выгнать обманщицу из дома на все четыре стороны — это означает, что он с ней развелся. Причем дама должна уйти в том, в чем была на момент изгнания, и не имеет права ничего прихватить с собой. Поэтому арабки стараются все имеющиеся в наличии золотые украшения носить на себе — мало ли чего, хоть золото ухватить. Вообще нам объяснили, что улицы безопасны в плане воровства, можно обвешаться, как елка, и расхаживать день и ночь — никто не обзарится. Кстати золото у них желтого цвета, на наш взгляд непривычное и выглядит, как бижутерия какая-то. Однако именно такое золото у них и ценится, они его серебром разбавляют, а наше разбавлено медью и вообще за драгоценный металл не канает. Практически каждый, если не все, носят на шее золотую подвеску — картуш. Он представляет собой прямоугольник, в котором в столбик написаны буквы собственного имени. Точнее не буквы, а иероглифы, соответствующие каждой букве латинского алфавита. Еще Мира рассказала, что в Египте голубиное мясо — деликатес страшный. Но голуби у них какие-то тощие, толи вырасти не успевают, толи порода повыродилась, всех крупных съели… А вот она была у нас в Москве, так там голуби такие хорошие, жирные и расхаживают преспокойно, никто ими не интересуется, а зря…В

Египте торгуются везде, Андрея этот факт доводил до белого каления. Не принято торговаться только в государственных магазинах, где цена указана на всех товарах. В таком месте тебе улыбается продавец и вежливо извиняется: экскьюз ми, ноу дисконт, дескать, не скидываем. В остальном же дело доходит до абсурда: полицейские в большинстве своем малограмотны в смысле математики, а штрафы за вождение принято платить раз в год, нарастающим итогом так сказать. (И за что, интересно, у них могут взять штраф, не представляю даже, они под носом у полиции творят на дороге, что хотят). Так вот, когда ты пришел платить по счетам, то и здесь тоже можно торговаться и скостить сумму раза так в три. Мотивируя тем, что полицейский ввиду своей неграмотности записал твой номер, а это был вовсе даже не ты…Такой фокус всем известен и применяется на практике сплошь и рядом. А уж как они любят торговаться! Цены бывают завышены немыслимо просто. В центре города цену на простенькие сувениры можно сбить в два раза точно. А где-нибудь на стихийном рынке возле древних развалин — в 4—5 раз. К примеру, туристы любят маленькие фигурки с изображением разных богов, так три штуки были куплены за 30 фунтов, в то время как начальная цена запрашивалась 140 фунтов. Говорят, были виртуозы, купившие тот же набор за 15 фунтов. Главное в этом деле упорство — стоять на своем и двигаться в сторону своего автобуса. У дверей автобуса араб отдаст сувениры по смешной цене. В самом начале нас предупреждали, что арабы крайне навязчивы в смысле торговли. И если кто-то нас совсем уже достанет, надо сказать волшебное слово «полиция». Их как ветром сдует.

Туристической полиции опасаются, потому что за ненадлежащее обращение с туристами следует довольно страшная кара — несчастного высылают за пределы всех туристических зон пожизненно. А в деревне за тот же доллар, полученный от туристов за полчаса, ему придется горбатиться три дня ловлей рыбы, например. Но нам, к счастью, воспользоваться услугами туристической полиции не пришлось, справлялись собственными силами. Только однажды в Хургаде мы подошли к двум полицейским, которые разговаривали еще с одним арабом, и спросили, как найти банкомат. Они пытались нам объяснить с помощью жестов и терминов «влево-вправо», но видя, что дело не движется, они отправили этого араба с нами проводником так сказать. И сами двинулись следом, наверно чтобы проверить, как он справится с заданием. Когда нашли нужное место, мы попытались отблагодарить араба известным способом — дать бакшиш. Так он так активно отказывался, чуть ли не обиделся, и убежал от нас с поднятыми руками, чтобы мы ему не сунули купюру. Признаться, мы были очень удивлены. Мы тогда решили, что при полиции брать бакшиш позорно. А когда нас привезли в Гизу на пирамиды, то подойти к ним вплотную не представлялось возможным — вокруг была натянута веревка и ходили бдительные стражи порядка. Мы были законопослушными туристами и на рожон лезть не стали. А потом пожаловались Мире на такой факт. Она нас очень удивила, сказав, что надо было охранникам просто дать бакшиш — и фотографируйся пожалуйста. Таким образом, давать полиции на лапу или не давать — вопрос не выясненный. Пирамиды в целом впечатляют, все-таки единственное сохранившееся чудо света. Вокруг ездят на верблюдах бедуины, предлагая покататься на корабле пустыни. Но мы, наученные заранее, шарахались от них в сторону. Местная фишка, когда тебя садят на верблюда за 5 фунтов, а спуститься предлагают потом за 50 долларов, известна, по-моему, всем вокруг. Но видать находятся еще наивные простаки, иначе зачем бы они тут ходили целыми днями, если улова нет? В одной из пирамид сделан искусственный лаз специально для туристов. За 10 фунтов можно вползти внутрь и полюбоваться на темную комнату, в которой некогда стоял саркофаг. Лаз очень узкий, лезть надо на полусогнутых ногах по темному коридору. Для меня удовольствие было сомнительное, хоть и недорогое. Так что мы остались снаружи. Потом нас подвезли с другой стороны, полюбоваться на сфинкса. Близко к нему не подойти, т. к. он стоит в яме. Местные умельцы предлагают сделать вам фотографии в таком ракурсе, как будто вы сидите со сфинксом в обнимку или целуетесь. Самостоятельно обнаружить этот ракурс не удалось.

 В каирском музее мне очень понравилось. К сожалению, время экскурсии не позволяет все как следует рассмотреть, а жаль. Самое большое впечатление произвела, конечно, золотая маска Тутанхамона, известная с детства по учебникам истории — а тут вот она, правда за стеклом. Запомнилась матрешка из саркофагов, начиная с маленького, их клали один в другой, и заканчивалось все довольно внушительным саркофагом размером чуть ли не с комнату. Обедали мы в городе в заранее заказанном ресторане, готовят там вкусно, шведский стол впечатляет. Обратная дорога была не легче первой, но усталость давала себя знать. Приехали в отель мы также ночью, свались в кровать без задних ног, и в ближайшее время на экскурсии не просились. Пляжный отдых в Хургаде очень приятен. Море просто замечательное, цвет и прозрачность воды изумляют. Дно видно на большой глубине. Снорклинг (плаванье с трубкой и маской) доставляет большое наслаждение: чудесные коралловые рифы, разноцветные рыбы… Вода в Красном море такая соленая, что нырнуть глубоко без тяжелого снаряжения невозможно, тут же выталкивает наружу. А если вода попадает в носоглотку или в глаза, то ощущения не из приятных, будешь откашливаться и моргать 5 минут, пока жжение не пройдет. Но, несмотря на это, хочется плавать еще и еще, красота и доступность кораллов и рыб завораживают. Рыбы пловцов не боятся, плавают совсем рядом. Мне понравилась одна яркая рыбка, я решила подплыть к ней поближе и рассмотреть получше… А она видимо то же самое решила по отношению ко мне, подумала и поплыла навстречу. Тут я конечно дала деру, хоть и не акула, но кто ее знает, пираньи вон тоже не очень-то крупные…Андрею удалось даже подергать рыбу за хвост. Возле берега каждый день где-то к обеду приплывала стая серебристых рыбешек (толи сардины, толи ставриды), мы их кормили булочками. Сначала они были пугливыми и боялись подплывать, если булочку кинешь рядом с собой, а потом осмелели, ели даже с рук. Правда слово «ели» здесь не очень уместно, потому что они буквально растерзывали хлеб в две секунды. А когда булочка заканчивалась, могли попробовать за палец или за ногу. Не больно, но все равно как-то неожиданно. Однажды, когда мы кормили таким образом голодных африканских рыб, совсем близко к берегу подплыла другая рыбина, которая мною была опознана как камбала. Ну такая же плоская, только цвет какой-то странный, рыженький, да и на мелководье вроде камбала не водится. Короче мы ее трогать не стали на всякий случай, вдруг она спокойно умереть приплыла. Она возле нас поплавала-поплавала и пошла себе по своим рыбьим делам, пуча глазки. А потом мы в книге посмотрели по фотографии, как называется этот экземпляр. Порадовались, конечно, что дали ей спокойно уплыть — камбала оказалась электрическим скатом.

Как-то днем мы взяли лодку со стеклянным дном, и нас повезли поплавать подальше от берега. Желающих поплыть с нами не нашлось, время было обеденное. И мы таким образом получили эксклюзивный транспорт на двоих, как сказал знакомый араб на пляже — «спешиал боат». Водичка конечно — загляденье. Однажды Андрей решил прогуляться босиком по косе возле рифа и сразу за это поплатился — обеими ногами наступил на морского ежа. Говорит, что ощущения не передаваемые. Потом неделю хромал, а иглы в ногах даже через месяц поле приезда окончательно еще не рассосались. Следующая экскурсия у нас была в Луксор — древнюю столицу Египта. Эта поездка занимала 4 часа в один конец (плюс все остановки часа два). Опять же толпой собирали автобусы и под конвоем везли в город. В этот раз нам удалось узнать, для чего нам полиция. Дело в том, что путь пролегает по пустыне, там не действует сотовая связь, только рация. А рацию по закону разрешается иметь только полиции. Так что на всякий непредвиденный случай с нами следует передвижная рация (если вдруг автобус сломается например). Кроме того, полиция несет еще и карательные функции. Перевозка туристов — строго регламентированное дело, сколько туристов заявлено, столько должно и быть перевезено, ни одним больше, ни одним меньше. Иногда полицейские выборочно пересчитывают количество человек в автобусах. Вот так нас напугали, что если мы отстанем от автобуса, то никто попутно нас не подберет — боятся полиции. А вот обратно нас никто не сопровождал. Мы удивились и спросили, дескать что, на обратном пути уже ничего не может случиться или на это плевать? Оказалось, что все просто — в городе нет такой большой приспособленной площади, чтобы собрать в кучу столько автобусов. Поэтому обратно полиция просто не сопровождает — и все. Хм, довольно странный выход из ситуации.

Луксор — место уже более новой династии фараонов. Пирамиды тогда уже не строили, а делали в скалах гробницы — усыпальницы фараонов. Нам сказали, чтобы мы не тешили себя надеждой открыть какую-то новую гробницу — все они на сегодняшний день известны и открыты. Гробница представляет собой коридор в скале, стены и потолок расписаны всякими рисунками, видимо со смыслом, но мне не понятным конечно. В конце коридора на своеобразном постаменте должен стоять саркофаг, но местами они уже не стоят, все уже украдено до нас. В одной гробнице для примера лежала древняя мумия какого-то неизвестного крестьянина, сохранившаяся до наших дней. Симпатяга, слов нет. Когда фараон приходил к власти, у него было три основных цели в жизни: построить себе усыпальницу, построить заупокойный храм своему предшественнику, и внести посильную лепту в строительство храма какого-то там важного бога. Таким образом, храм этого бога никогда не заканчивался, только слегка совершенствовался. В общем, фараоны всю свою сознательную жизнь занимались строительством всякой ерунды, побогаче и покраше, чем до него; а заодно могли и порушить ваяния своих предшественников, если они уж очень раздражали и были вызывающе красивы.Гробница фараона строилась в течение его жизни, сразу после смерти строительство и роспись прекращались на той стадии, на которой фараон изволил помереть.Чего зря стараться, если хозяин уже помер и не оценит? Поэтому в некоторых гробницах половина рисунков цветные, остальные не крашены. Просто удивительно, даже не верится, что эти рисунки, которые можно потрогать руками, были нарисованы тысячи лет назад, и за это время не облезли, не осыпались и не потускнели. Все-таки Египет — удивительная древняя цивилизация. И пусть я не запомнила и 10% того, что нам рассказывали, все равно было очень интересно, мы получили массу впечатлений. И решили обязательно туда вернуться — к чудесному морю, к прекрасной кухне и гостеприимным египтянам. Тем более, что у нас еще остались там кое-какие дела: мы не съездили к бедуинам в пустыню, не занимались дайвингом и не были на рыбалке…

Автор Юлия

| 26.04.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий