Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Каир >> От Сивы до Асуана или чудеса Египта


Забронируй отель в Каире по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

От Сивы до Асуана или чудеса Египта

ЕгипетКаир

Самолет приземлился. В Каире два часа ночи. Я на минуту задумываюсь, а пустят ли меня в страну… такие разные «слухи» ходили о прохождении паспортного контроля именно в Каире… но потом устало отпускаю мысль в пространство. В моем паспорте вереница «арабских» виз, после посещения Марокко, Сирии и Иордании за последний год. Чем египтяне «хуже» — тоже поставят.

 В школьные годы я «болела» Египтом, точнее историями о фараонах, пирамидах, Каирском музее… Каждое воскресенье я посещала лекции по египтологии в местном доме ученых и мечтала — мечтала увидеть чудеса Египта своими глазами. Да, было еще одно забавное ощущение — меня переполняло сочувствие к моим сверстникам в загадочной «стране фараонов». «Как им, наверное, трудно, бедненьким, учить свою длиннющую запутанную историю,- переживала я, пыхтя над книгами о Древней Руси, — вот наша такая „короткая“, а и то- поди разберись!…» Думаете, какой первый вопрос я задала своему новому знакомому египтянину на первом курсе университета? Правильно! Он сначала опешил, а потом начал от души хохотать… Да не учат они в Египте древнюю историю, и не знают, как звали фараонов и когда заканчивается Среднее и начинается Новое Царство… Современным египтянам хватает истории Ислама и переполненного событиями 20го столетия! «Сочувствие к сверстникам», а за ним и юношеские мечты о Египте улетучились в одночасье… Прошло десять лет.

Я еду на такси по ночному Каиру и наслаждаюсь городом, окутанным покоем и безмолвьем. Пытаюсь представить, каким сумасшедшим он будет завтра утром. Бросается в глаза архитектура мечетей, очень отличная от Сирии и Иордании. В Каире мечети поднимаются несколькими куполами, и, если бы не минареты, пожалуй, походили бы на наши церкви. Таксист, видя, что мне интересно, показывает разные здания и дает комментарии. Наконец, мы въезжаем на площадь Мидан Тахрир — сейчас, в 3 часа ночи, это огромное и совершенно пустое пространство, залитое светом десятков фонарей. Я вижу знакомое здание Каирского музея. Моя гостиница, забронированная по интернету, находится тут же за углом. Хочется ехать кататься дальше по пустому и загадочному городу, но усталость и мысль о завтрашнем раннем подъеме берут свое.

Метро

Утром первое знакомство с Каирским метро: толпы народа, всеобщая спешка и суета. Я нахожу кассу, и, помня, что нужно как можно скорее разжиться мелкими купюрами, протягиваю кассиру 50 фунтов. Назад, вместе с билетиком, мне выдают целый «ком» бумажной массы, точнее и бумагой это уже назвать сложно — это грязные и потертые до неузнаваемости банкноты в 1 и пол-фунта! «Зато теперь будет чем бакшиш давать!» — утешаю себя. Наскоро все это пересчитав и с третьей попытки рассовав по карманам, я устремляюсь на платформу. В метро первые два вагона поезда отведены исключительно для дам. Я долго бреду с рюкзаком в начало платформы, они там весьма длинные. Втискиваюсь в переполненный вагон, осматриваюсь и понимаю, что все женщины до единой едут в платках и у всех до кистей закрыты руки. Я одна в футболке. Раньше мне просто не приходилось видеть такое скопление арабок в одном месте, и, хотя жарко, хочется одеть еще и кофту. Следующее «понимание» происходящего наступает через 5 минут, когда мы останавливаемся на станции и оказывается, что я еду не в ту сторону. Приходится спешить. Мой поезд в Александрию уходит меньше чем через полчаса, а я нахожусь дальше от вокзала, чем 10 минут назад. Выйдя из метро, снова купив билетик и найдя нужную платформу, я уже не стала бежать в начало поезда, а заскочила в совместный вагон. Что удивительно, места в нем оказалось гораздо больше, точнее вокруг меня образовался комфортный вакуум, потому что мужчины боялись меня толкнуть и жались в разные стороны.

Александрия (Алекс)

Поезда до Алекса ходят отличные — чистые, с кондиционерами и туалетами. По вагонам развозят горячие напитки и закуски. Ехать чуть больше 2х часов.
Я сразу знала, что Александрия мне очень понравится. Город наполнен солнцем, шумом моря, цокотом копыт, перезвонами трамваев и ароматом кофе. В Александрии, завернув на очередную улочку старого города, вдруг ясно представляешь себя в первой половине 20го века, когда этот город был излюбленным центром творческой интеллигенции из разных стран, и 40% его населения составляли иностранцы.
На вокзале я взяла вместо такси пролетку, запряженную лошадью, и покатила по узеньким и очаровательным улицам в свой отель на берегу моря. Выбор отеля был случайный и удачный — гостиница Крийон со старой отполированной мебелью, скрипящими полами, менеджером в золотом пенсне, излучающим шарм и достоинство. Меня попросили подождать 10 минут, пока убираются в комнатах с видом на море. И вот распахиваются двери, я выбегаю на балкон и вижу лазурное море и безконечный Корниш — набережную Александрии, которая тянется вдоль всего города на 20 километров.
Обустроившись, первым делом отправляюсь в магазин мобильной связи и покупаю египетскую симкарту. Стоит она около 15ти долларов и еще столько же за предоплату звонков.
Из достопримечательностей в Александрии я посетила Катакомбы — большое захоронение римского периода, случайно найденное в начале 20го века, когда ослик одного из местных крестьян неожиданно провалился под землю. В Катакомбах в некоторых гробницах сохранились прекрасные росписи и статуи. Туристов никого не было, и я бродила одна по узким подземным коридорам и любовалась узорами на стенах. После катакомб я зашла еще взглянуть на столб Помпея — 30ти метровая колонна из розового мрамора. Затем опять вскочила в пролетку и покатила в александрийскую библиотеку. Ездить по улицам в пролетках, запряженных лошадьми, очень приятно — есть время посмотреть по сторонам. Еще можно почувствовать себя «королевской особой», потому что на всех улицах люди, и стар и млад, машут тебе руками, улыбаются и кричат приветствия. Так что приходится тоже всем улыбаться и махать ручкой. Ну чем, спрашивается, не королевский выезд!? Кстати, в Алескандрии местное население очень дружелюбное — туристов там мало, поэтому люди с искренней радостью и интересом реагируют на случайных иностранцев.
Новоя александрийская библиотека, открытая в 2002 году, уже стала достопримечательностью и символом города. Она напоминает о временах, когда александрийская библиотека славилась на весь мир, а корабли, заходившие в городскую гавань, были обязаны сдавать все рукописи, находившиеся на борту, для изготовления копий. На куполе современной библиотеки можно увидеть надписи на любом языке нашей планеты. Внутри огромное светлое пространство, очень современно оборудованное — десятки компьтеров и различная другая техника. Случайных посетителей (туристов), из них процентов 90 египтян, пока гораздо больше, чем читателей. Внутри Библиотеки есть несколько выставок. Мне особенно понравилась выставка «Виды Александрии», в которой через старые карты, гравюры, картины и фотографии показано развитие планировки и архитектуры города в разные эпохи.
Библиотека находится прямо на набережной. Я решила вернуться в гостиницу пешком, чтобы понаблюдать за жизнью александрийского Корниша: рабачащие на валунах мальчишки, влюбленные парочки, сидящие спиной ко всему остальному миру, матроны, окруженные стайками детей, и раскуривающие шишы старики, смотрящие в морскую даль немигающими глазами. Говорят, что вся жизнь города протекает на Корнише. И я тоже собиралась провести здесь свой вечер.
 В семь часов мы договорились с Валидом ужинать в одном из знаменитых рыбных ресторанов. С Валидом я, как всегда, познакомилась в интернете. Он искренне мне признался, что даже вчера, когда мы, сидя каждый в своем офисе, договаривались о времени и месте встречи, он не верил, что я действительно приеду. Думал, что все это шутка. Но как же можно было не приехать! Такой изумительный рыбный суп, и огромные жареные филе, и рис с морепродуктами, и кальмары на гриле… Пожалуй, правы были те люди, которые говорили, что приехав в Александрию, самое главное — это поесть в рыбном ресторане! После ужина мы едем кататься по городу. Валид очень любит Алескандрию и не хотел бы жить ни в одном другом городе на земле. Мы смотрим новый красивый мост, построенный прямо через морскую бухту и облегчающий транспортную развязку на набережной. Все кафешки вдоль моря полны людьми, мы тоже садимся и, конечно же, курим шишу и говорим о жизни. Когда я отвлекаюсь и смотрю на часы, то уже час ночи! По «программе» Валида мне еще непременно нужно посмотреть сады и дворец Монтазах в 15ти километрах за городом. Мы едем туда. Сады хорошо подсвечены, территория огромная и очень красивая. Во дворце сейчас находится резиденция президента, и туда публику не пускают. Мы бродим вокруг, наполненные ароматом цветов, лунными морскими пейзажами и ощущением сказки. Я уже позже прочитала, что сады и дворец Мантазах были постоены по аналогии с некоторыми дворцами в Марокко. Марокко — одна из моих любимых стран, потому что меня там повсюду окутывало ощущение сказки, и в Мантазах я его неожиданно опять почувствовала. Уже глубокая ночь и пора возвращаться. Валид решил купить мне цветов. В огромном цветочном магазине, прямо под открытым небом, действительно нашелся служащий. Но цветов он нам не продал, сказал — завтра приезжайте. Валид не сдался и, заехав в аллею потише, слазил на клумбу и вернулся с благоухающим букетом.
Утром я опять проснулась рано. Завтрак на терассе с видом на море, крепкий кофе и утренний соленый ветерок придали мне бодрости и сил. Я решила заняться своим любимым делом — поехать кататься по Александрии в пролетке. Мы двинулись к форту Кетби — место, на котором когда-то возвышалось одно из семи чудес света — Александрийский маяк. Место замечательное — со всех сторон окружено водой, с красивыми видами на бухту. Форт Кетби похож на игрушечный замок, в нем сейчас находится морской музей. Покатавшись пару часов по городу, я еще успела перекусить в кафе перед дальней дорожкой.

Дорога
Станция автобусов Вест Дельта. В два часа дня отсюда отправляется прямой автобус на Сиву. Никто точно не говорит, сколько ехать, но вроде к полуночи должны добраться. Наблюдаю за людьми, садящимися в автобус. В основном мужчины, многие в традиционной бедуинской одежде, всего несколько женщин, полностью закутанных в черные шали. На мнгновение поддаюсь панике — куда это я еду! Всплывает в памяти разговор с папой перед поездкой.
 — Пап, после Александрии я поеду в Сиву.
 — Сива? А это что такое? И где?
 — Да это оазис в Западной пустыне. Он вообще-то далековато, часов 9—10 на автобусе из Алеска добираться. Но говорят, просто волшебное место. Там еще знаменитый оракул жил, к которому Александр Македонский ездил, чтобы подтвердить свое «фараонское» происхождение.
 — А, этот оазис. Да, я знаю, тогда все понятно. Но ведь это очень далеко!
Александр Македонский, кажется, чуть не загинул пока туда добирался…
Почему-то становится смешно, вспоминая наш диалог. Представился Александр Македонский, плутающий в песках великой пустыни. А теперь есть дорога и современный автобус, и я скоро увижу еще одно волшебное место на планете! Ободренная такими мыслями, я с легкой душой занимаю свое место.
«Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается… хахаха.» Такая запись появилась в моем дневнике ближе в полуночи, когда наш автобус опять встал с очередной поломкой. На этот раз нас попросили выйти, так как, очевидно, это надолго. Мы были уже в пустыне, но до Сивы оставалось еще 200 километров, то есть больше трети пути. Поломки начались уже через час после отъезда из Алекса. Мы время от времени останавливались, шофер с кондуктором вылезали и колдовали с мотором. Пассажирам при этом что-то сообщалось на арабском языке. Я ничего не понимала, но каждое объявление заканчивалось неизменным «Иншалла» — «Все в воле Аллаха», мне и этого было достаточно. По мере продвижения по трассе и очередных поломок, пассажиры начали покидать автобус. Некоторые маленькими группами уезжали на такси, часть людей, ехавших до какой-то деревни, подобрал микроавтобус, остановившийся узнать о серьезности наших проблем. Последний «исход» произошел в городе Матрух, который мы проехали минут 40 назад. Кажется, большинство людей решило там ночевать, не надеясь, что наш автобус куда-нибудь сегодня доедет.
Итак, мы выходим из автобуса — прекрасная звездная ночь в пустыне. Я пересчитала, нас осталось 12 человек, плюс водитель с кондуктором. Я единственная дама и, конечно, единственная иностранка. Водитель смотрит на меня с болью в глазах — такое впечатление, что если бы не я, он оставил бы всех остальных местных оболтусов ночевать в пустыне. Им не привыкать. Несколько человек из нашей группы отошли молиться и используют песок вместо воды для омовений. Я болтаю с солдатиком, молодым парнем из Алекса, несущим службу в песках на египетско-ливийской границе. Он говорит, что за всю жизнь в Алексе ни разу не был в Сиве. А когда попал туда на службу, был удивлен и поражен, какое же красивое это место!
Наконец, из Матруха приехал механик. И не прошло и часа, как мы отправляемся дальше. Я смотрю на звезды, а потом неожиданно засыпаю под вой египетской музыки. А когда снова открываю глаза — на часах 3 ночи, и мы въезжаем в Сиву!

Сива
Сива — это такое расслабляющее место… меня до сих пор туда тянет вернуться… чтобы еще раз проехать на велике по тенистым пальмовым дорожкам огромного оазиса; полюбоваться дюнами; покачаться в гамаке на берегу соленого озера, потягивая мятный чай и наблюдая как огромный солнечный шар опускается за горизонт; понежиться в горячей воде минеральных источников под бескрайним небом, усыпанным звездами… Место, где хорошо отдыхать душой. Однако, искателей «затерянных уголков» Сива разочарует. Влияние туризма и цивилизации уже чувствуются на каждом шагу. По улицам разъезжают джипы внедорожники, готовые везти вас куда угодно и когда угодно. Из-за небольших размеров поселка иностранцев вокруг неожиданно много — большинство приезжают организованными экспедициями, но есть и самостоятельные путешественники.
Я поселилась в гостинице Palm Trees — очень уютный отель с огромным тенистым пальмовым садом, где так приятно посидеть с книжкой в послеобеденный зной или лениво позавтракать вкуснейшими блинчиками с бананом. Номера стоят от 2х до 4х долларов за комнату, в зависимости от того, с душем она или без. Мой балкончик выходил прямо на развалины форта Шали. Очень напоминает касбахи в Марокко. Тоже сделан из земляных кирпичей, поэтому кажется, что стены и башни просто растут из земли, карабкаясь ввысь по склону холма. До недавнего времени в форте еще жили люди, но его постройки сильно пострадали от ливневых дождей и сейчас продолжают разрушаться. Тем не менее вид у форта очень внушительный, а ночью, с подсветкой, — просто великолепный.
 В первый день я взяла напрокат велосипед и покатила исследовать оазис. Сначала мой путь лежал на гору гробниц (Джебель аль-Мавта). Снаружи это место не так впечатляет, как «Долина гробниц» в Пальмире, но тоже есть на что посмотреть. Все интересные гробницы закрыты на замок, поэтому нужно найти смотрителя, и он будет открывать вам одну гробницу за другой — в них сохранились росписи на стенах, статуи и даже пара мумий. Больше туристов не было, поэтому смотритель пригласил меня попить чаю. В Египте пьют обыкновенный крепкий черный чай. Иногда, выпив по чашке, заваривают снова, но уже с мятой. Я выпила, наверное, чашки четыре и подумывала, как бы покультурней распрощаться, но тут появилась группа египетских туристов из Александрии, и смотритель бросился снова открывать гробницы. Туристы очень оживились, завидев меня, и несколько человек попросили позволения сфотографироваться со мной на фоне горы.
Дальше мой путь лежал к Храму Оракула, со стен которого открываются прекрасные виды на оазис и окружающую его пустыню. Это как раз тот самый Оракул, ради пророчеств которого совершил путешествие в Сиву Александр Македонский. Где-то я прочитала, что Александру так понравилось в Сиве, что он попросил его там захоронить. Недалеко от храма расположены купальни Клеопатры — бассейн с горячей минеральной водой. Поскольку бассейн находится в непосредственной близости от жилищ местных жителей, дамам, да еще в одиночестве, купаться там путеводители не советуют. Я еду дальше — к горе Джебель Дакрур, на ее склонах видны развалины глинобитных построек — какая-то покинутая деревенька. А с вершины горы — опять широкая панорама, охватывающая целый оазис с одной стороны, и два соленых озера посередине пустыни с другой. Между озерами тянется дорога, уходящая вдаль, в бескрайние пески. Эта дорога ведет в другой оазис — Бахария. Общественный транспорт туда не ходит, но несколько раз в неделю очередной джип внедорожник проделывает путь в 8—10 часов, соединяя два оазиса. Я смотрю на дорогу, уходящую за горизонт, и думаю, как бы мне найти такой джип, да еще и не платить за него полную стоимость переезда (примерно 700 фунтов), а сторговаться подешевле. Ну поживем — увидим.
Еду еще кататься по оазису. Местные жители в основном передвигаются на телегах, запряженных лошадьми, или, как и я, на велосипедах. Все со мной здороваются, улыбаются, а дети просто с ума сходят, завидев меня. Мимо проехал огромный трактор, остановился, вернулся, и водитель вылез и пожал мне руку. Я едва удержалась, чтобы не расхохотаться, и представила, как такое возможно происходит с каким-нибудь иностранцем в глухой сибирской деревне. Ближе к закату я решила доехать до очередного соленого озера, с берега которого особенно хорошо наблюдать закат, сидя в кафе за чашечкой чая или качаясь в гамаке. Там тоже есть горячий источник и бассейн, и вокруг совсем безлюдно. В кафе познакомилась еще с двумя туристами на велосипедах — парнем из Англии и девушкой из Чехии. Они путешествуют по Египту уже 6 недель, и оба рисуют картины. Очень интересно было посмотреть их зарисовки, сделанные за день, и рассказать, что мне в свою очередь понравилось. Совсем уже на закате неожиданно в кафе появились «старые знакомые» — туристы из Александрии. Завидев меня опять, они оживились еще больше. Как мне объяснил папаша одного из семейств, члены группы, не успевшие со мной сфотографироваться утром у горы, весь день локти кусают… Ну что тут будешь делать, пришлось снова на время стать достопримечательностью Сивы. На 10м снимке на фоне заката, я поймала на себе изумленные взгляды Мэта и Катки… «Неужели с вами такого не происходит?!» — в свою очередь удивилась  я. Те замотали головами. «Ну а со мной — так обычное дело!» — и вспомнила свою фотографию в окружении сорока улыбающихся до ушей вьетнамских туристов в Хуэ, которую мне даже прислали потом домой, как и было обещано.
Вечером мы ужинаем в самом классном ресторане в Сиве при гостинице Шали Лодж. Гостиница построена в стиле местного глинобитного дома, очень уютная и красиво оформленная. На крыше под звездным небом расположен ресторан. Еда и обслуживание великолепные — пожалуй, самый вкусный и приятный по атмосфере ужин за всю поездку.
Утром следующего дня я ленюсь. Читаю Апдайка в тенистом пальмовом саду, пью чай, иду на прогулку в город. На центральной площади кипит жизнь — бойкая торговля, разгуливают мужчины в длинных рубахах, проносятся, поднимая клубы пыли, мальчишки на великах. На улице меня окликают — это же водитель моего автобуса с кондуктором… и опять возятся у мотора! Хитро смотрят на меня и интересуются, не надо ли мне назад, в Александрию. У меня округляются глаза, а они задорно хохочут, я вместе с ними. Нет уж, увольте. Поднимаюсь на вершину холма, на котором находятся развалины Шали, и опять любуюсь видами на оазис и на дюны вокруг.
 В два часа дня я договорилась поехать на экскурсию на джипе вокруг Сивы. Вернувшись в гостиницу, встретила радостного менеджера, который сообщил, что прибыла машина с туристами из Бахарии и сейчас же поедет назад. Если я хочу поехать, то он позовет водителя, чтобы я договорилась о цене. Все как-то неожиданно завертелось. Не хотелось уезжать из Сивы, но в то же время хотелось ехать дальше, в Бахарию. Решила для себя, что если водитель согласится на половину своей начальной цены за поездку, то я поеду; если нет — то тем лучше. С такими установками торговаться даже слишком легко. Водитель сначала предложил отвезти меня за 500. Потом цена стремительно упала и дошла до 300. Дальше водитель почему-то снижать не хотел, и я уже пожала плечами — значит не судьба. И тут он с видимой болью на лице выдавил 250 и протянул руку. Мне осталось только ее пожать и бежать собирать вещи.

Снова Дорога
Дорога из Сивы в Бахарию через Западную пустыню… это… песня. Дороги как таковой практически и нет, транспорта на ней тоже нет, но зато попадаются полицейские патрули, которые искренне радуются каждой машине, пытаются вас задержать подольше, зовут на чай и стреляют сигареты. Иностранцам для проезда по этой трассе нужно специальное разрешение — оформляется в местном полицейском участке в Сиве в течение нескольких минут. Нельзя сказать, что дорога очень красивая, но она нескучная. Встречаются соленые озера и горячие источники, равнинаая местность сменяется холмистыми и скалистами ландшафтами. У нас переезд занял около 9ти часов с парой остановок на чай и на обед. На обед мы встали на берегу озера, я пошла помочить ножки и, не доходя воды, провалилась в мягкий ил — сначала по колено, но, наверное, там бы дело быстро пошло и дальше — пришлось упасть на землю и по-пластунски выползать из этой «трясины». Те еще приключения. Хорошо что тут же бил горячий источник, в котором я помылась прямо в одежде, и она моментально высохла. Махди, мой водитель, оказался веселым малым — распевал песни всю дорогу, рассказывал мне о красивых местах в пустыне, за 10 минут приготовил отличный обед. Пока мы ели, к озеру на заправку водой подъехали два водовоза, шоферы тоже присоединились к трапезе и получился этакий импровизированный пикник на природе.
 В Бахарию мы въезжали уже в темноте. Махди поинтересовался, в каком отеле я хочу остановиться. Как насчет Аль-Бешмо Лодж? «Хорошие у тебя вкусы!» — захихикал Махди — «это самый дорогой отель в Бахарие между прочим.» Я ему сообщила, что знаю, сколько хочу заплатить (10 долларов, вместо 25ти, указанных в путеводителе) и, если не договорюсь, то поедем еще куда-нибудь. Махди, видно вспомнив наши утренние торги, посмотрел на меня с уважением и сообщил, что знает владельца отеля. Мы заехали в гости к милому толстому Лотфи, который напоил нас чаем, познакомил со своей семьей, а потом пыхтя позвонил на ресепшн и попросил поселись русскую девушку, которая сейчас подъедет, за 10 долларов. Должна сказать, что и 25ти за такой номер было бы не жалко. Очень красивые бунгала со всеми удобствами, стильно оформленные, красивая территория, бассейн с минеральной водой под открытым небом… Одним словом, выбор был сделан правильно. Вечером я познакомилась за ужином с какими-то местными ребятами, и мы вместе пошли курить шишу в кафе. Египтяне курят более крепкий табак, чем в Сирии или Иордании, и угли кладут прямо на табак, а не на фольгу. Я пару раз затянулась, и с непривычки голова пошла кругом. Но всегда можно заказать и обычную яблочную шишу — для «слабачков». Опять разговоры о семьях, о пустыне, о религиях… теплая ночь, сидеть бы так и сидеть. Ближе к полуночи перед кафе останавливается джип и оттуда вылезает менеджер моего отеля: «Мадам, уже поздно. Вы не устали? Давайте я Вас отвезу.» Намек понят. Я со всеми прощаюсь и возвращаюсь в гостиницу. Не успела коснуться головой подушки, как тут же заснула.

Пустыня
Утром мы опять встречаемся с Махди — договорилась с ним поехать на два дня в пустыню с ночевкой. Вокруг Бахарии есть черная пустыня и белая пустыня — обе очень красивые и необычные. Черная пустыня — вдоль дороги поднимаются холмы, покрытые слоем черного базальта. Мы останавливаемся у горы-пирамиды, и я иду на штурм. Солнце палит, джип внизу постепенно превращается в маленькую точку, черные камни катятся из-под ног. Я делаю последнее усилие и уже перевожу дух на верху. Ух ты! Вид завораживает — черные безжизненные сопки тянутся до горизонта… Мне кажется, что я на другой планете. Но на какой?
Дальше я хочу заехать в оазис Фарафра — это один из маленьких оазисов в 150 км от Бахарии и, как я слышала, он наименее подвергся влиянию туризма. По дороге мы еще сворачиваем в пустыню и подъезжаем к горе кристаллов. Такая же гора есть у самой дороги, но там кристаллы уже все собрали. На «нашей» же горе склон сверкает яркими молниями — это солнце отражается в больших кристаллах, лежащих вокруг. Махди находит красивый кристалл и вручает мне на память. Ну уж нет, зачем он мне — пусть лучше лежит здесь и радует глаз тех, кто приедет после нас.
Фарафра — очаровательный оазис. После всех моих переездов по пустыне за последние 3—4 дня, мне показалось, что он неимоверно далеко от всего, так сказать «зарыт» в песках. Хотя, конечно, это не так.Посередине оазиса находится прекрасный музей работ местного скульптора и художника Бадра. В своем творчестве он изображает картины из жизни оазиса. Музей очень уютный — играет приятная музыка, сам Бадр сидит в тенистом прохладном дворике и вырезает очередную фигуру из дерева. Вся экспозиция сделана с любовью и чувством юмора. А вокруг здания музея разбит сад, где разместились совсем большие статуи. После музея, устав от долгой дороги, мы заехали на горячие источники в Оазис 2 и занырнули в бассейн. Удивительно, что путешествуя по пустыне, я ежедневно купаюсь в бассейнах с минеральной водой — вот уж чего не ожидала.
Итак, наконец-то мы держим курс на белую пустыню. Еще останавливаемся перекусить на блок-посту, где 3 солдата наперегонки готовят нам обед и заваривают чай, подгоняемые капитаном. Капитан — совершенно чернокожий, оказался нубийцем из Асуана. Я сообщаю, что как раз туда вскоре собираюсь — огого — это очень далеко, присвистывает капитан.
Мы свернули с дороги и поехали по песку между маленькими и побольше пригорочками из белого песчаника. Кое-где попадались «каменные грибы» и другие причудливые скалы такого же белого цвета. Солнце начинало садиться, и мы поднялись на горку повыше, чтобы полюбоваться закатом. Да — красота. Можно представить, что вокруг нас на земле лежат сугробы снега. Но при 30 градусной жаре в это верится с трудом, а скорее в то, что такое чудо, как белая пустыня, действительно существует. В легких сумерках пустыня становится фиолетово-синей, кажется, это самое загадочное и необычное ее перерождение.
И вот уже потрескивает костер. Мы готовим овощное рагу и курицу на гриле. Все ночи в пустыне похожи и продолжают манить меня ощущением оторванности от всего остального мира, тишиной и мерцанием звезд. Вокруг на многие километры ни души…. Ой, а что-й то там за огонек светится далеко в темноте!? Ведь это еще один лагерь! Мы с Махди полны любопытства, поэтому после ужина, захватив фонарики, отправляемся «в гости». Идем — идем по пустыне, огонек все впереди, но расстояние до него оказалось гораздо большим, чем мы ожидали. В какой-то момент, обернувшись назад, я понимаю, что нашего лагеря уже давно не видно. Ну, теперь только вперед. Вскоре послышались голоса и приглушенная арабская музыка. Мы выныриваем из темноты — ну и удивили же мы наших новых знакомых! Это оказалась группа французов с местными гидами, которые уже неделю путешествуют по пустыне на верблюдах! Махди, конечно, знал одного из гидов — последовали теплая встреча и очередное чаепитие. Французы кудахтали, верблюды фыркали в темноте, а я смотрела на звезды и размышляла, какая удивительная и прекрасная наша жизнь. По дороге назад — оправдались «плохие» опасения. Мы потерялись. Никаких огней не видно, вокруг лунный пустынный пейзаж — очень красиво. Махди часто убегал куда-то, а потом возвращался, все больше и больше впадая в панику. Мне было почему-то спокойно — ночь обещала быть теплой, не замерзнем. А смотреть всю ночь на звезды в пустыне, это не из самых плохих занятий. Все-таки через час, после упорных поисков, забравшись на очередной холм, Махди издал победный клич! Ну что ж, вот мы и «дома», теперь осталось только почистить зубы, залезть в спальник и заснуть.
Утром мы гуляли и катались по белой пустыне. Махди показывал мне особенно красивые места и виды. Заехали пособирать каменные цветы — огромная поляна, где все камни имеют причудливую форму — похожи действительно на цветы или на фигурки животных. Ближе к обеду вернулись в Бахарию. Я еще успела посмотреть музей мумий. Лет пять назад, на одном кладбище недалеко от оазиса, было обнаружено захоронение 2000 летней давности и найдено более ста мумий. Несколько мумий сейчас выставлены в городском музее. Рядом с музеем находятся отреставрированные гробницы с росписями на стенах.
И вот уже автобус возвращает меня в Каир. На сей раз доехали без приключений, если не считать того, что вместо «обычного мученья» — заунывной громкой музыки, в этот раз нам приготовили «изысканную пытку», включив речь какого-то исламского лидера, который размахивая кулаками на экране, нестерпимо громко кричал на весь автобус. К концу поездки я была уже готова долбануть по ящику, только чтобы не слышать этого ора ни минутой больше. Моим соседом оказался очень милый археолог, возвращающийся с раскопок в Бахарие домой. Так что хоть было с кем поболтать в дороге и попить чайку на остановках. До Каира мы добрались за 5 часов, но потом попали в пробку и еще час ползли по пригороду. В моих планах было попытаться успеть в этот же вечер на поезд в Асуан. Археолог посоветовал мне выйти на станции Гиза и купить билеты сразу там, не тратя время на поездку в центр.

продолжение рассказа

Комментарий автора:Это как раз тот самый Оракул, ради пророчеств которого совершил путешествие в Сиву Александр Македонский. Где-то я прочитала, что Александру так понравилось в Сиве, что он попросил его там захоронить.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий