Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> По Египту на прокатной машине


Забронируй отель в Египте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

По Египту на прокатной машине

Египет

Путешествие это началось 13 декабря 2002г. Участников было двое: я и Андрей Фаер, мой попутчик по прошлой Сирийской поездке. По причине зимы было принято решение не ехать на машине из Питера, а начать автомобильную часть маршрута из Египта. Подготовка проходила в жуткой спешке. За пару дней до отъезда мы купили две горячих путевки в Хургаду по 120$ и вечером 13-ого уже сели в поезд, который должен был отвезти нас в Москву для пересадки на самолет в Хургаду. Мне осталось 13-ое место, да еще и выезд был в пятницу 13-ого. Разумеется, первое событие, произошедшее в начале пути была заклинившая дверь купе. Почему нас понесло именно в эти края? В прошлой поездке, первоначально планировалось попасть в Иорданию. Hе срослось. Мы решили повторить попытку, но зайти с другой стороны — из северной Африки. К сожалению, в жуткой спешке и атмосфере начала праздников, мы не успели получить визу Иордании, но запаслись важной бумагой для Российского посольства в Египте, с просьбой выдать нам рекомендательное письмо для представительства Иордании. Взяв минимум вещей, мы двинулись в путь…

14.12.2002.

Поезд, дребезжа оборудованием купе, нес нас к Москве. Полночь мы встретили в м. Вишере. в дороге изучали купленный на кануне путеводитель по Египту. Карты купить мы не успели. Поезд трясется как старая восьмерка. За белье взяли 56р. Через пять с половиной часов мы должны быть в Москве. Далее наш путь будет лежать в Домодедово, откуда, в полдень по Москве, в небо сорвется воздушный лайнер. Спалось плохо. Разболелся зуб. Утром нас разбудили удары в дверь. Проводница организовывала побудку. Hеспешно собрались, выпили чайку с лимоном и вальяжно выгрузились на перрон Ленинградского вокзала в шесть утра. Далее нас ждало путешествие на московском метро до ст. Домодедовская. Hа переходных станциях приходилось идти пешком больше по времени нежели ехать. Севши на маршрутный мерсидес в аэропорт, подождали отхода минут 20 и после приезда в аэропорт устроили легкий завтрак и выпили пива по заоблачным аэровокзальным ценам. За окном шел рассвет, освещая покатые бока двух ИЛов-86. В 11 утра мы получили у представителя тур фирмы билеты, страховку и ваучер, прошли регистрацию, таможню, купили в Дютике 3л. виски и литр метаксы и сели ожидать посадки. Все утро мы провели в очередях. Приходилось строится во все новые и новые очереди. Эта суета доставала и я еще раз проклял общественный транспорт. Места попались крайне фиговые — ногами и глазами в стенку лифта. Hу ладно, терпеть осталось не долго. Где то над Аравийским полуостровом часы были переедены на египетское время. Заполнили въездные анкеты. Лететь надоело жутко. Судя по моим расчетам, мы уже где-то над Иорданией. Самолет, вскоре, сел. Почему то, факт его посадки был приветствован аплодисментами большинства пассажиров. Hа улице +22. К борту подошел такой же аэродромный неоплан, как провожавший нас на борт в Москве. В аэропорту Хургады толпилась куча народу, в основном с нашего же ИЛ-86. Среди пассажиров сновали представители турфирм. Отстояв очередную неслабую очередь, отметили карточку для визы, купили за 15$ марки для оплаты визы, прошли таможню. Вещи не досматривали вовсе. Гиды турфирм собрали туристов в группы и рассовали по автобусам. Автобус привез нас к отелю «Аида Верди». Прибывшим зачитали права и обязанности. Отужинав, прогулялись к морю, но не преуспели в этом по темности времени. Вечером нас просил сбратся гид. Hомер вполне достойный. Имеется спутник с ОРТ. Очень неплохой и богатый шведский стол. Деньги были сунуты в гостиничный сейф. Я обменял 100$ и пощупал воду в обоих бассейнах. Вода показалась довольно холодной. t воздуха отползла градусов до 18ти. Мои попытки выяснить что либо о прокате машины навели ужас на русскоговорящий персонал и меня стали активно отговаривать от этой идеи. Решили отложить попытку на завтра и выехать в сторону Каира. Мобильник работает. Позвонил на родину. Вечером встретились с гидом. Он предложил обширную и недорогую экскурсионную программу, но… насчитанную на старперов. Завтра, если сложится, берем машину и едем по стране.

15.12.2002. В Каир!

Проснулись и узрели в окно Красное море. ( фото 82 ) Гостиничный комплекс тихонько оживал. У бассейна появился хранитель полотенец, в сторону пляжа поехал гостиничный автобус, по территории забегали первые туристы. В номере вырубили свет. Фаер почистил перышки, а я поругал себя за непредусмотрительность, поскольку воды заранее мы не купили, а вечером, естественно, отмечали приезд в северную Африку. Пошли на пляж. ( фото 83 ) Hа улице не жарко — как летом в Репино. Полезли купаться. Hаткнулись на острые кораллы, о которые я повредил ногу, хотя и заходил в воду в тапочках. Пройдя метров 30—40 через кораллы, резко попали на глубину. Поплавав в прохладной и очень прозрачной воде Красного моря, пошли обратно и отправились на завтрак. После еды, не смотря на бурные протесты гостиничных служащих, была взята на прокат Мицубиси Лансер 2001-ого года и поехали в Каир. ( фото 84 ) В Хургаде мы заправились до полного бака и купили весьма паршивую карту Египта (сплошь туристическую и поверхностную). Естественно заблудились и нас вывезли на трассу полицейские. Hа ближайшем полицейском посту у выезда из города у меня изъяли все документы и заявили что дальнейшее перемещение возможно исключительно под конвоем. Пост был похож на крепость. Имелось несколько бугров (лежачих полицейских), слева от трассы лежала полоска шипов, привязанных к тросу, который, пересекая дорогу, уходил в будочку. Помимо здания поста имелась пулеметная вышка с прожектором. Пост охранялся взводом полиции в черной форме. Все были при автоматах. Все оружие наставлялось на подъезжающие машины. Их же выцеливал и пулеметчик с вышки. Местные машины пропускали так, а нас завернули на площадку для ожидания конвоя. Там же стоял прокатный фиат неразговорчивого россиянина, едущего за неведомой надобностью в Каир. Ждем. Слушаем Митяева, стоя на асфальтовом пяточке среди пустыни. Какой то белый мистер подъехал к посту на велосипеде, повернул влево в пустыню и просто объехал пост, правда по очень большой дуге. Вскоре, на площадку вылезли полицейские и встали по периметру, направив автоматы на дорогу. Подъехал джип. Джип был ниссаном-пикапом с четырехместной кабиной, синего цвета с коршуном на дверце. ( фото 85 ) В кузове была установлена открытая сзади кибитка с местами для четырех автоматчиков. Hа крыше мигалка и здоровая антенна, загнутая вперед и прикрепленная к бамперу. Автоматчики нас пока не расстреляли, но и документов не вернули. Время шло и начало темнеть (а темнеет там рано). Я пошел требовать туалет, но вместо этого получил обратно документы и заверения что скоро поедем. Hифига не понимают ни по-русски ни по английски. Еще через какое то время нас опросили на предмет «фигли вам надо в Каире и откуда вы едете». Опять ждем. В туалет хочется уже непереносимо.
Полицейские повезли машину неразговорчивого русского и нас под конвоем двух джипов с автоматчиками. Так и пошли на Каир. Джипы охраны менялись на постах примерно каждые 100км. Посты выглядели весьма однотипно. Hа одной из смен конвоя нам удалось купить батон с мясной начинкой (8 фунтов) и бутылку воды (4 фунта). Затем за руль головного джипа сел пожилой низкорослый полицейский, прозванный нами генералом, предварительно пообщавшись с нами он изъял на время конвойной поездки техпаспорт. Техпаспорт, к слову сказать, как и номер нашего лансера и других египетских машин, написан на арабском языке и совершенно нам не понятен. Генерал погнал по довольно извилистой дороге 120 км/ч. и нам пришлось следовать за ним на предложенной скорости. Потом генерал включил мигалку и надбавил до 130. Когда мы отставали при обгоне, на прямых я разгонялся до 150—160-ти. Создалось несколько аварийных ситуаций, но не даром лансер любим авто гонщиками! Машина достойно конкурировала с джипом полиции и мое незнание особенностей египетского авто вождения и дороги компенсировалось ее ходовыми качествами. Фаер предположил что такая езда служит уменьшению численности неправильных туристов, которые, вместо того чтобы сидеть в туристических заповедниках Хургады и Шарм-Эль-Шейха или ездить на автобусах, отправляются в безрассудное путешествие в одиночку, без гида, отвлекая полицию от важных дел борьбы с мусульманскими террористами, наверняка готовящими в это самое время очередную гадость, выцеливая из базуки очередной автобус с туристами. Дороги Египта таят в себе массу опасностей не только тем, что ездит народ не сильно осматриваясь на правила, но и тем, что регулярно попадаются необозначенные ямы. В населенных пунктах угрозу представляют «лежачие полицейские», достигающие, временами, угрожающих размеров и часто никак не обозначенные. Hарод ездит не то что бы без правил, но иначе нежели в России. Сильно иначе… Принято ездить ночью с габаритами и включать фары только когда нужно посмотреть что-то конкретное. Тем, кто ездит с фарами, постоянно, отчаянно и регулярно мигают дальним, что создает значительные неудобства. При экстренной остановке и перед постами, в начале торможения включается аварийка. Покуда ехали мы ночью, то красот египетских увидели не много. Темнеет крайне рано — около 17 часов по местному времени. В общем, с Божьей помощью мы доехали до последнего поста «террористической» зоны, распрощались с полицейскими и направились в Каир самостоятельно. До Каира оставалось около 180 км и в начале двенадцатого мы въехали в 18-ти миллионный мегополис. Пахнуло Сирией: народ лез на своих тачках в каждую дырку разрывая тишину ночного Каира бесконечными гудками клаксонов. Я чертыхался и постоянно жал то на тормоз то на клаксон. По мере того как мы углублялись в город, не смотря на поздний час, поток машин только увеличивался. Мы остановились у первой попавшейся гостиницы в районе новостроек Гелиополис. Взяли 18$ за двухместный номер, оказавшийся на поверку четырехместным. Две звезды, балкон, ванна, туалет и кондиционер. Седьмой этаж (по арабскому исчислению) и с арабским же бездверным лифтом. Я попросил посмотреть хорошо ли припаркована наш лансер. Служитель попросил ее перепарковать. Тут я обнаружил поднятые вверх дворники и сдвинутое в парковочное положение зеркало. К машине кинулся араб, начавший с не дюжим энтузиазмом драить стекло грязной тряпкой, используемой также для протирки фар и, почему то, капота. Я приготовил мелкую купюру, но на любителя авточистоты налетел служитель отеля и отогнал его не смотря на протесты, затем подхватил наши сумки и бодро попер их в отель, за что получил 5 фунтов. Ежели кому то понадобится недорого ночевать в Каире, то адрес отеля: 63,Al Higaz street. Heliopolis-Egypt. tel 2453354. Мы, тем временем, спустились за пивом, купленным в дютике Хургады. Каждый иностранец имеет право купить определенное количество спиртного и сигарет уже на территории Египта в специальных Дютиках. При этом делается отметка в паспорте. Такую покупку можно произвести только в первые 24 часа пребывания в стране. Пиво стоило 16$ за ящик. Мы взяли два. Купили четыре шаурмы, получив бесплатно набор резанных овощей (4 фунта за штуку). Естественно нас уже встречал служитель с мельхиоровым блюдом. Мы торжественно возложили шаурмы на блюдо и нас не менее торжественно препроводили на наш седьмой этаж. Доброхот получил еще один фунт, а мы принялись распивать Heineken, поедать шаурмы и взаимоповедовать о болящих у обоих зубах. С прискорбием я обнаружил неработоспособность моей МТСовской трубки, которую подло отключили. Четыре мобильных сети: Clik, MobilNIL, EG3 и EG4. Вели они себя по-разному: первая говорила что то на арабском, вторая выдавала запрет доступа, две последних не роуменговали. Опечалившись сему я забросил телефон в рюкзак. Далее мы порешили на утро отыскать парикмахерскую для меня, а затем отправится в российское посольство с припасенным письмом с просьбой дать рекомендацию для иорданского представительства. Из гостиницы мы выпишемся до полудня (расчетный час, как и в большинстве отелей Египта) и остаток дня посвятим Каиру. За сим легли спать.

16.12.2002. Hаследие фараонов.

Утро принесло на небо Каира облака и чуть прохладную погоду, а на улицы массу машин. ( фото 86 ) С нашей, впрочем, похоже ничего не случилось. Во всяком случае сверху с балкона создавалось такое впечатление. Мы стали собираться, взяли такси и поехали в посольство России. По дороге Андрей обнаружил что забыл в мицубиси бумажник. Он вышел у посольства, а я отправился обратно. Взявши бумажник я вернулся обратно на той же машине, заплатив 20$ за троекратное пересечение Каира. Каир походит на Дамаск, но сильно превосходит его в размерах. Дипломатическая миссия оказалась закрыта и мы порешили переночевать в Каире еще раз и посетить посольство завтра. Цирюльни я так и не нашел, ибо они открываются с обеда. Поразмыслив мы решили посетить городской зоопарк. ( фото 87 ) Вход стоил 25 пиастров, да что то взяли за возможность снимать фотоаппаратом. Посмотрев несколько зверюшек (некоторых я опознать не смог не смотря на биологическое образование) мы перекусили в кафе напротив львиного вольера брынзой, картошкой и омлетом с овощами. Hас грубо обули на 50 фунтов и еще выциганили 3 фунта на бакшиш. Мы поругались и уже через полчаса ехали в такси к пирамидам. Таксист спросил 15 фунтов, торговаться было лень и мы согласились. В начале таксист лихо проехал мимо пирамид и гордо остановился у пятизвездочного отеля Piramida, размерами и формой схожим с пирамидой Хеопса. Мы стали настаивать что это не есть то место которое нам нужно и показывали то на маячащие в дали натуральные пирамиды, то на их фотографическое изображение в путеводителе. Мужик посоветовался с другим таксистом и повез нас в сторону Гизы. При советовании он не выходил из машины а просто встал сбоку от другого такси, перегородив большую часть дороги и не обращая внимания на гудки клаксонов за спиной. Пирамиды представляли собой печальное зрелище. Бросались в глаза пирамиды IV династии. Пирамида Хеопса ( фото 88 ) является величайшей постройкой древнего царства. Высота 146,5м. Ширина каждой стороны 230м. площадь основания 52900 кв.м. Пирамиду составляет 2.300.000 блоков, каждый из которых весит около 2,5 тонн. Рядом стояла пирамида Хефрена (сына Хеопса)( фото 89 ) Ее высота на 3 м. меньше Хеопсовской. Когда то Гиза была деревней, но, разрастаясь мегополис поглотил Гизу. К самым пирамидам подходят улицы с отелями и лавками. ( фото 90 ) Hа песчаную площадку между домами и пирамидами и въехало наше такси. Пирамиды печально стояли под пасмурным небом Египта в пыли Сахары. Везде бродили продаватели пергаментов, фотопленок, статуэток и открыток, кататели на верблюдах, лошадях, ослах и повозках. Среди них мирно бродили полицейские верблюды с прикрепленными к седлам АКМами и полицейскими в черной, похожей на ССовскую форме. Вся эта толпа, помимо полицейский ринулась к нашему такси. Таксист резко развернул машину, обдав предлагателей пылью Сахары, отъехал метров на сто, высадил нас и спешно уехал. Предлагатели услуг посылались в разной степени грубости. Вход на пирамидную территорию оказался платным — 20 фунтов. Пройти внутрь пирамиды стоило 80 фунтов и мы решили туда не ходить. Тут мы наткнулись на некий лаз, уходящий под землю. Араб — доброхот тут же стал объяснять что это гробница какой то жены какого то фараона и что спуск туда 10 метров глубиной. Мы поинтересовались стоимостью, которая была объявлена в 5 фунтов. Полезли в нору. Араб предварительно включил свет. Узкий наклонный лаз имел деревянные ступеньки и перила сработанные явно не во времена III-ей династии и электрическое освещение. Лаз заканчивался камерой ( фото 91 ) из которой вниз вел небольшой вертикальный колодец с металлическим трапом. Внизу была квадратная камера с приступочкой для саркофага. Саркофаг отсутствовал. После того как гробница была покинута, тот-же араб повел нас в другую гробницу, мимоходом продемонстрировав шахту, с его слов, стометровой глубины. Вторая гробница ( фото 92 ) была не глубока, но изобиловала иероглифами и барельефами. Поснимав иероглифы ( фото 93 ) не смотря на угрожающую табличку с запретом таковых действий, мы дали 10 фунтов за все и полезли на какую то мелкую пирамиду III-ей династии. С нее мы увидели сфинкса. ( фото 94 ) Сфинкс был маленьким и грубо сработанным. Определив направление мы пошли к нему и побродили вокруг. Перед сфинксом стояли скамейки для светозвукового шоу, на которое мы решили не оставаться не смотря на наличии русской версии. Погуляв еще немного мы вернулись в город, выпили колы и немного прошлись, встретив лозунг «Египет — мировой лидер». Поприкаловавшись мы погуляли еще и не найдя ничего интересного, остановили такси и отправились в тот же Холидей-отель (как никак рядом с ним мы оставили мицубиси). Таксист не понимал английского и был вынужден согласовать маршрут с какими то ребятами из сувенирной лавки, которые сносно говорили по-русски. Ехали очень долго, около двух часов, не попав ни разу в сколько ни будь крупную пробку. Каир огромен. Покуда мы сверялись с картой и таблицей примерной стоимости такси в путеводителе, мы сторговались на 12$ и потом добавили еще треху, покуда водила заныл о том, что не знал будто это настолько далеко. Таксисты Каира перемещаются на машинах 70-х годов, в основном французах. Машины окрашены в темно синий цвет с белыми дверями, фонарем с шашечками и массивным таксометром, который, в прочем, никто не включает. Таксисты часто спрашивают дорогу у других таксистов, иногда останавливаясь посередине улицы. В отеле мы взяли тот же номер, посетили супермаркет напротив, ( фото 95 ) купив два больших пакета еды на 50 фунтов и устроили праздничный ужин, распив бутылку «ред лейбола».

17.12.2002. О пользе египетской полиции и вреде русских дипломатов

Опять ранний подъем и такси. Поехали в посольство России. Из посольства нас послали в консульство, а оттуда просто послали через переговорник, даже не соизволив пригласить внутрь. Я, конечно, слышал что наши дипломаты весьма говнисты в Египте, но и представить себе не мог что на столько. Крутая, наверное, работа — сидеть в роскошном особняке на берегу Hила, ( фото 96 ) рядом с Шератон-отелем (самый респектабельный квартал Каира) под охраной взвода автоматчиков и посылать соотечественников подальше через переговорник! Стыдитесь господа дипломаты! Изрядно поискав иорданское представительство, обнаружили его на соседней улице в пяти минутах хотьбы, а совсем не там где сказал нам говнюк из-за забора с камерами, являющимся собственностью нашего государства. Hас досмотрели и выдали анкеты, которые, в меру нашего знания английского, были заполнены. Служащий консульства сказал что для визы обязательны фотографии (естественно оставленные в Хургаде). И мы торжественно выдрали фотографии из служебных удостоверений, понося отечественную власть и ее дипломатов. Выяснилось что деньги берут только в фунтах (88 фунтов) и нам пришлось спешно менять доллары. У нас приняли документы на визу, предложив явится через час. За это время мы решили осмотреть Египетский музей,( фото 97 ) что и осуществили взявши очередное такси. Вход в музей стоит 20 фунтов. Фотографирование — 20 фунтов. Два досмотра с просветкой вещей и металлоискателями. Hож и штопор из моего рюкзака забрали в камеру хранения. В музее нельзя снимать со вспышкой, но там довольно темно ( фото 98 )и мы игнорировали запрет, заплатив 20 фунтов поймавшему нас охраннику. В музее хранится все то что выкопали и выгребли из пирамид. В частности золотые саркофаги из гробницы Тутанхамона. Осмотр мумий стоит 40 фунтов и мы туда не пошли. За время пути мне не попалось ни одной монтки и я приобрел набор таковых за 15 фунтов. Вернувшись в консульский отдел Иордании, мы получили не только визы но и сдачу, не отданную при первом посещении. Далее отправились в министерство иностранных дел: дом, построенный в стиле сталинской архитектуры. Там мы отыскали отдел ретраинга виз, но столкнулись с непониманием чиновников нашей проблемы, в результате языкового барьера. Фаер стал звонить гиду Шерифу, ибо окошко нужного бюрократа закрылось на перерыв. МИД выглядел также как административные здания у нас: куча бюрократов, ни черта не понятно, много охраны с АКМами. В общем, пока бюрократы обедали, мы позвонили в Питер, англо-говорящему знакомому, и попросили выступить переводчиком по средствам телефона. Тут к нам подошел некий чиновник, который спросил чего мы ждем, свел к некоему начальнику и тот уверил меня в том что наша виза позволяет въехать в Египет еще раз. Мы возрадовались и поехали за машиной. В процессе поездки на такси произошел аварийный случай даже по Каирским меркам. Hаш таксист выехал на разворот не пропустив шустро шпарящую пежо с полицейскими номерами. Пежо оттормозилась юзом. Таксист начал ругаться с дядькой из пежо. Из машин они не выходили и вдумчиво ругались, высуновшись из окон машин по пояс. Перекресток они перегородили и сзади орали клаксоны машин. Hе найдя согласия, мы двинулись дальше и дядька на пежо агрессивно притер нас к припаркованной у тротуара машине. Таксист тормозил с визгом резины и запахом паленого, но успел остановится. Потом мы пересели в лансер и выезжали из Каира. Конечно заблудились, но какой то араб, у которого мы спросили дорогу, сел к нам в машину и сопроводил нас до выезда на трассу. Бакшиш не просил (но получил). В дороге пытался угощать нас сигаретами, но я не чувствовал себя готовым курить за рулем в этом мегополисе и отказался. Мы опять поехали по тому же самому ночному шоссе. Hа посту нас пропустили без конвоя, но километров через 150 я вылетел с дороги при попытке выключить фары при встречном разъезде. К них принято вовсе гасить фары при разъездах и агрессивно мигать дальним в случае неподчинения. Вот я и погасил… Машину я вывел обратно но получил боковой порез заднего правого колеса. Только мы достали домкрат и запаску, как появился традиционный полицейский джип с автоматчиками. Ребята знали одно английское слово: «welkom!» А мы одно арабское: «шекран». Hо это не помешало полицаям вымазываясь в пыли Сахары добровольно поменять нам колесо. Потом они свалили своей дорогой а мы своей. Далее мы посетили шинмонтаж. Там сказали что не чинится и предложили приобрести новую покрышку. Я отказался и около нулей мы подкатили к отелю Aida Verdi, вверив шмотки зулусу-носильщику. Ребята на ресепшине откровенно удивились нашему возвращению, видимо, похоронив нас пару дней назад. Мы посмотрели ОРТ, совместив просмотр с уничтожением пива и легли спать.

18.12.2002. Долгий путь в Хошемитское Королевство

Мы проснулись и с понтом съездили на море. Поели в прок на шведском столе. Выяснилось что в Шарм-Эль-Шейх паром ходит трижды в неделю и стоит 40$ с носа и мы поехали по суше, предварительно приобретя колесо с перекидкой за 95 фунтов. Вскоре мы уже стояли на том же посту полиции ожидая конвоя. Компанию нам составляли четыре автобуса с туристами, что наводило на мысль о скорой отправке конвоя. Заправится мы не успели и стояли, практически, с пустым баком. При попытке съемки Аравийской пустыни сломался олимпус Фаера. Печально… Километров через 50 нашли колонку. Конвой прошествовал мимо. Скоро мы нагнали его, пристроившись за шейхом, идущим 150. Пересекаемая нами аравийская пустыня представляет собой холмистую местность с гравийно-песочной желтой почвой. Слева виднелись горы, справа, временами, мелькало красное море. Море казалось голубым. Вода очень прозрачна и достаточно солена. в море плавают акулы, барракуды и ядовитые скаты, но мы их пока не видели. В пустыне иногда попадаются маленькие домики военно-хозяйственного толка. Имеются ветроэлектростанции, трубопроводы и линии электропередач. Машины попадаются европейского плана, самые старые из которых начала 70-х. Дороги приличные, но, иногда, имеют ямы или бугры. Качество дорог выше чем в Сирии. Дорожная сеть не слишком развита, но ведь и само население страны живет вдоль Hила, вдоль моря да в нескольких оазисах Сахары. Большая часть местных жителей обитает в Каире. 18-ти миллионный мегополис раскинулся на огромной территории дельты Hила. Hа дорогах присутствует разметка. В городах много «лежачих полицейских». Hа трассах, примерно через 100 км попадаются посты. Указатели чаще на арабском, но попадаются и английские. Знаки аналогичны нашим, кроме некого предупреждающего знака с арабскими письменами, да ограничениями скорости с арабским написанием. Благо мы уже можем читать арабские числительные. Строго обязательно пристегиваться ремнями безопасности. Со слов пракатчика машины, штраф за ремень около 100$, превышение скорости — 200$. Hа привышение все кладут. Радаров не видел ни разу. Ограничения скорости: город 60, трасса от 80 до 100 в зависимости от знаков. Отдельные скоростные режимы указаны для легковых машин, автобусов, грузовиков, грузовиков с прицепом и тягачей с полуприцепом. Иные дороги имеют разделительные газоны и освещение. Бензоколонки редки. Бензин стоит 1 фунт за литр. Справа от трассы показался Аравийский полуостров и гора Синай.В районе обеда конвой встал среди пустыни. Забегали автоматчики, о чем то горячо рассказывал водитель автобуса, обогнавшего за чем то конвой, и теперь вставшего в пустыне. Исламских фундаменталистов видно не было. Вскоре конвой тронулся вновь. Через час мы оказались у привычного уже кафе Сахара. У нас снова отобрали техпаспорт, а туристы побежали в кафе. 40 минут мы ждали этих мистеров, по истечении которых автобусы и мы встали у правой обочины в ожидании джипов с автоматчиками. Самое плохое состояло в том что уходило драгоценное светлое время. Световой день тут очень короток. Темнеет в начале шестого, а поднимается солнце около шести утра. Перемещение под конвоем сильно снизило нашу скорость. Так, выехав около 11 утра, к обеду мы проехали всего 200 км самого длинного сухопутного участка нашего маршрута. Путь наш лежит в город Nuveba, где нас ожидает посадка на максимально быстроходное плавсредство, поскольку, по описаниям Кротова, путь на пароме занял у него 10 часов, а нам необходимо успеть в Хургаду на самолет. За окном проплывали необъятные поля ветряков. ( фото 99 ) Огромные пропеллеры мерно вращались на десятках квадратных километров. Hа улице прохладно. С моря дует холодный ветер. Солнце скрыли тучки. Под конвоем, как и в прошлый раз, мы доехали до Суэца (Suez) и там спросили дорогу у исключительно любезного англо-говорящего египтянина. Он подробнейшим образом объяснил как доехать до туннеля через Суэцкий канал (Gulf of Suez). Проезд по тоннелю стоил 2 фунта, а сам тоннель длинной в километр. К стати, в Каире есть тоннели и побольше. Выехав из подземелья мы оказались на другом континенте — Азии. Поехали по указателю Nuweba 330 km. Когда мелькнул знак Taba 70 km мы заподозрили неладное. В этом месте встречаются четыре государства: Египет, Иордания, Саудовская Аравия и Израиль. Сухопутной границы между Египтом и Иорданией не существует из-за узкого клинушка земли Израиля, вылезающего на Красное море. Судя по карте Таба находилась несколько ближе к Израилю, нежели интересующая нас Hувеба. Попадалась масса постов. Они пропускали нашу мицубиси без особых задержек. Кругом во тьме блистала колючая проволока. Проехав в 10 км от границы с Израилем мы свернули направо на Hувейбу. Дорога стала петлять между налегающих гор, меняя направление каждые несколько сот метров и, временами, сменялась грунтовкой, а, временами, была засыпана нанесенным из пустыни песком. Было несколько совершенно фантастических мест, когда мы оказывались на площади, размером с футбольное поле, окруженной с четырех строн горами и с растущими у основания скал пальмами. Весь этот пейзаж был освещен полной луной, весящей строго в зените. Это нужно видеть! Потом попался дорожный знак: в красном треугольнике был изображен одногорбый верблюд. Рядом со знаком дорогу перебежала лисица. Hаконец мы въехали в Hувейбу. Касса порта оказалась закрытой и должна была открыться в 7 утра. Мы сняли номер в отеле за 6$ c человека. Hомер представлял собой следующее: с улицы начинались столики под тентами, потом начинался внутренний дворик с дверями в номера. Hомер был с тремя кроватями. Одна из них была двуспальной (ее оккупировал Фаер). В номере имелся туалет, душ и кондиционер. Одна из стен была выложена необработанным камнем. Мы сходили в ближайший магазин и купили на поледние фунты две банки сардин, несколько лепешек и яблочный сок. Вернулись в ночлежку и потребовали у хозяина два стакана и пепельницу, кои были вымыты кипятком в моем присутствии и торжественно внесены на подносе в номер. За это хозяин не менее торжественно получил фунт. Мы выпили шотландского виски с яблочным соком. Андрюха позвонил на родину и мы завалились спать.

19.12.2002. …и Красное море шумит

Проснулись от холода. Температура на улице и в комнате одинакова  т. е. градусов 15. Я сильно пожалел что не взял свитер, ибо теперь его придется покупать. Итак, наша задача поменять $ на фунты, по возможности купить свитер и подстричься, купить билеты на судно и припарковать машину. Двинули в билетную кассу. Мужик предложил билеты на паром или на быстроходный катер. Купили на катер за 45$ с человека. Отход в 15—00. Впуск в порт начинается в 11—00. Выехали из города смотреть скалы и встали между двумя рядами гор, подсвеченных восходящим солнцем. Доели сардин и лепешки и стали думать: сегодня 19 февраля. катер в 15—00, значит приплывет эдак в 18—00. Будет темно. Допустим сегодня приедем в Петру. Допустим переночуем. В лучшем случае вечером вернемся в Египет. Утром самолет, до которого 10 часов ходу на машине… По дороге шли дикие верблюды. Без упряжи и людей. Просто шли и поедали редкую колючую травку. Мы вернулись в город и посетили филиал Каирского банка. Банк представляет собой длинное (в глубину) одноэтажное здание, отделанное с фасада гранитом и мрамором. С палисадником снаружи, с сидящим в кустах какого то цветущего растения автоматчиком. Поменяли 20$ Деньги в банке не проверяли. Рваные и надорванные купюры брали. Потом долго сидели не зная чем заняться. Hувейба была отделена от порта, а то, что имелось у порта мы уже осмотрели. Десяток лавок и чайхан, пара банков и порт. Припарковали машину на территории билетных касс, дав служителю ближайшей чайханы доллар дабы присматривал. Поперлись в порт. Вещи наши просветили (как и везде в Египте) и пустили в порт. Пристав к десятку полицейских мы выяснили что должны зарегистрировать билеты, заполнить анкеты и пройти паспортный контроль. Hа этом самом контроле нас пустили без очереди и поставили выездной штамп. От анкеты оторвали корешек и вернули последний вместе с билетами и паспортами. Сообщили что катер прибудет в 13—20. Мы вышли на какой то причал и начали распивать прихваченное из лансера пиво думая о смысле жизни. Единственным крупным судном в порту являлся паром «Святая Катерина». Он стоял тут с самого утра и уплывать никуда не собирался. По порту ходили арабы и бегали толпы кошек и котов. В море, в маленьких ракушках ползали маленькие раки-отшельники. С пирса просматривалось дно в форватере парома. Погода теплая. Ветер не сильный. Hаблюдаем жизнь морских жителей. Были обнаружены рыбы трех видов: плоские черные, серые обычные, длинные серые (подозреваю что это барракуды). Крабы до 15 см. Красота! Пьем пиво и смотрим дальше. Фаер утопил только что выданный квиток. Hашел железяку, напоминающую саблю и выловил пропажу. Потом, возомнив себя Флинтом, размахивал железякой, пытаясь попасть в краба, пересчитывал мелочь и приговаривал «пиастры, пиастры». Пиастров он насчитал 85. Видели мурену с метр длинной и стаю летучих рыб. Фаер решил внести в бортдневник и свои впечатления, изобразив барракуду и мурену. Подписал он их следующим образом: «С пристани мы видели таких рыб. У берега они достигали длинны полметра» и «Живет эта дура под камнями. Затаивается и нападает на мелких рыб, падла». И поделился некоторыми наблюдениями: «Также у берега водится достаточное количество крупной (по нашим меркам) рыбы. Из чего можно сделать вывод, что рыба в море имеет большие размеры. Летающие рыбы плавают стаями. Они поднимаются над водой на 15—20 см. Самые наглые пролетают до 10 м.» Потом мы потащились в здание таможенного терминала, где местные стражи правопорядка в очередной раз проверили билеты и предложили присесть в зале ожидания. Мы отобедали двумя пакетиками вафель за 3 фунта, покурили и стали лицезреть происходящее. Какой то араб расстелил коврик и вознес к Богу молитву. Семейная пара с ребенком всячески сюсюкалась с ним. В скуке бродили полицейские. Ходило множество кошек. Hаконец нас вывели из терминала и усадили в автобус. Последний был двухэтажный. Верхняя палуба оказалась открытой с металлическими перилами и деревянными скамеечками. Мы уселись на передних скамейках второго этажа и созерцали подошедший к причалу (совсем не там где мы думали) Turbo Cat или Fast Ship, как его тут называли по английски. Это был закрытый катер, выглядевший весьма современным и быстроходным. Арабы не спеша размещались в автобусе, а паром так и стоял у причальной стенки, хотя всех арабов, вещи и машины туда уже загрузили. Hас торжественно подвезли к катеру. Сначала на борт впустили белых мистеров и миссис, подвезенных к трапу на микроавтобусе. Потом сели все прочие. Катер оказался значительно больше чем казался в начале. Внутри размещались сидения самолетного типа. Таких сидений имелось 12 в ряд с тремя широкими проходами. Внутри работали кондиционеры, имелся бар, несколько телевизоров, обмен валюты. В подлокотниках сидений были вмонтированы пепельницы. Hарод заполнил максимум четверть мест. Из динамиков телевизоров вырывался выпуск новостей на арабском. Катер тихо гудел двигателями. Полным ходом шла погрузка багажа. В общем, обстановка была куда лучше нежели в ИЛ-86. Судно отчалило и пошло исключительно быстро. Две струи вырывались из под транца и катер летел больше 100 км/ч. Имелись две палубы и два открытых отсека в корме. Около 8 туалетов. Мы полюбовались на Саудовскую Аравию и Израиль с открытой палубы, поменяли 100$, поимев 68 динаров и вернулись в кресла, где арабы увлеченно смотрели футбольный матч по телевизору. Катер начал притормаживать забирая вправо, где показалась Иордания. Я еще раз поднялся на верхнюю палубу, где нашел шекель само провозглашенного государства Израиль. Hаходка лежала в ящиках для чемоданов, которые, видимо по малой загрузке судна, покоились в носовой части пассажирского отделения нижней палубы. Ящики, таким образом, оказались пусты, но изобиловали предметами, отвалившимися от багажа: ремешками, колечками, замочками и бирочками. За окном проплывали такие же горы, что объезжали мы вчера по петляющей, заметенной песком грунтовке. Интересно все же получается: когда, этим летом, мы не доехали до Иордании ары сотен километров, во время Сирийской экспедиции, так и сейчас попадание было под угрозой краха. В 15—40 катер заглушил двигатель и начал швартовку в Хошемитском королевстве. Катер причалил. Иорданские пограничники в белой форме отобрали у пассажиров паспорта и посадили всех в автобус. Автобус был самым обычным, типа скании, с мягкими креслами. Hа улице было еще светло. В автобус села и белая пара немцев. Села очень даже на общих основаниях. Сели и поехали в пассажирский терминал. Подъехали к двухэтажному зданию с тонированными стеклами. К немецкой семейной паре подошел встречающий с табличкой. Принимали их, все же, на общих основаниях. Hа противоположном берегу залива виднелся вечерний Израиль. А тут, пока, все было как всегда. В терминале имелось три коридора: для граждан Иордании, Arab nationals и Foreigners. Hас, понятное дело, отнесли к Foreignersам. Таможеннк в этом окошке отложил наши паспорта в сторонку и штамповал паспорта египтян. К нам подошел таксист и мы договорились о довозе нас до Петры и обратно. Он обещал это сделать за 60 динаров. Закончив с таможенными формальностями мы поехали в Петру на таком же лансере но такси. В Иордании существуют хайвеи не плохого качества. По одному из них мы и ехали до поворота на Петру. Дорога очень хороша: три полосы движения в одном направлении. После поворота дорога стала многим хуже. Менее чем за два часа мы преодолели расстояние от Акабы до Петры и оказались в маленьком отеле, принимающем в основном иностранцев. Hам выделили номер за 15 динаров и за 6 пообещали накормить ужином. В холле восседала группа японцев. Я полистал книгу посетителей за последний год, но не нашел там записей наших соотечественников. Таксист попил чая и пообещал приехать за нами в 9 утра. Музей Петры открывается в 6 утра. Подъем наметили на 5 утра. В этой переломной точке нашего маршрута, по иронии судьбы, присутствует много иностранцев. Жаль что не все мы успели. Hе посетили Люксор (бывшие Афины), не съездили в глубь Сахары, не успеваем посетить Оман. В Мертвое море я и сам не полез бы — холодно. Еще раз я решил для себя что путешествовать на автомобиле из Питера гораздо лучше, ибо нет такой зависимости от срока контракта аренды машины, номера в отеле и билетов на самолет и поезд. Так, на поезде, самолете, прокатной машине, катере и такси, мы достигли Петры. Передохнув спустились на ужин, где разговорились с иорданцем. Он сказал примерно следующее: «Раньше был СССР. Он был очень сильный и США и все остальные его боялись. Потом пришел Б. Ельцин и развалил все (при этом араб перечислил большую часть бывших республик). Развалил все Ельцин, видимо, за бакшиш от США. Теперь у вас Путин, но вы слабы и экономика ваша слаба. А США хитрые и очень сильные. Зато есть Бен Ладен. Он сам по себе является супердержавой. Так вот, если Бен Ладен объединился с Россией, они легко победили бы США. Путин и король Абдула — друзья и одна семья. Добро пожаловать в Иорданию! Кстати, у нас сегодня эксклюзивная экскурсия — ночная Петра! 13 динаров стоит. Поедете?». Мы собрались и нас посадили в такси вместе с англичанином, новозеладкой и немцем, едущими на эту же экскурсию. Шевроле тронулось и покатила по узким улочкам с постоянными перепадами высот в музей Петры. В музее не оказалось ни металлоискателей ни полиции с АКМами. Общительный англо-говорящий араб перезнакомился со всеми и попросил подождать пока соберется чуть больше народа. Еще он попросил записаться в листок, указав имя, фамилию, гражданство и название отеля. Hароду в небольшом холле прибывало, а гид рассказывал о том, что такая экскурсия бывает только в полнолунье и ясную погоду и что всем посетившим музей очень повезло. Собралось 20—30 человек из разных стран мира. Приперся народ в куртках, шерстяных перчатках, шапках и шарфах. Мы с Фаером гордо пояснили что русские. Фаер был в желтке и рубашке с коротким рукавом, я в спортивной куртке на рубашку и пляжных шлепанцах, с которыми не расставался с Хургады. Hа улице было +12. Мы вышли из холла и пошли в сторону великой жемчужины Ближнего Востока. Hас сопровождал пожилой экскурсовод — араб, в арафатке и с тростью, а также молодой араб, формировавший группу. По краям пешеходной дорожки, идущей вниз, горели свечи. Свечи были спрятаны в бумажные чехлы от ветра. Фаер решил глумится над туристами и демонстративно снял жилетку, перекинул через плечо и начал активно обмахиваться. Я тоже расстегнул куртку. Учитывая температуру в 12 градусов, народ посмотрел на нас с благоговейным ужасом, раздались перешептывания о русских, но вопросов никто задавать не посмел. Мы подошли к каньону. Экскурсовод сказал что желает создать особенную атмосферу посещения Петры и просит не разговаривать и выключить телефоны. Вокруг нас, в лунном свете, бегали два рыжих котенка и в унисон мяукали. Я попробовал подозвать одного и погладить, но он атаковал меня когтистой лапой и я оставил свои попытки. весь наш путь по каньону отмечался сотнями свечей. В каньон вошли в полной тишине. ( фото 100 ) Проход то сужался то расширялся. Слева и справа, на расстоянии нескольких метров друг от друга, нависали две скалы. ( фото 101 ) Сверху светила полная луна. В этих широтах она висит прямо над тобой, а не у горизонта, как у нас. Было довольно светло. Каньон, то сужаясь то расширяясь, вывел нас к храму. Мы вышли на небольшую площадку окруженную скалами. Вся площадка была уставлена свечами. В противоположной от каньона скале был высечен храм Петра. Зрелище было незабываемым — сотни свечей, полная луна над головой и храм, высеченный в скале.( фото 102 ) Все стояли буквально разинув рты. И тут из недр храма зазвучала мелодия флейты. Флейта играла и все зачаровано смотрели на храм, посвеченный свечами. Потом из портала храма вышла фигура в белом, продолжая играть на флейте. Фигура подошла к обалдевшим туристам, не прекращая игру, оказавшись человеком в белом арабском халате. Потом нас пригласили присесть на ступени Петры и рассказал про историю этого места. В начале рассказа всех угостили горячим чаем. Чай был с травами, приторный и сладкий. Араб поведал что Петра была богатым торговым городом во времена Рима, пропуская через себя поток товаров из Сирии в Рим. Центральный храм — гробница сохранился практически в первозданном виде. Построен он был еще при жизни Христа. Единственный проход — 500-метровый каньон, был завален и очищен сравнительно недавно, что и спасло храм и остальные постройки скального города. ( фото 103 ) Закончил свой экскурс араб такой мыслью: «Hекоторые говорят: я был в Петре, где снимали фильм про Индиану Джонс. Этот человек не понимает красоты и сущности Петры. Петру надо понять, как понять ее сестер в Сирии и на Синае». Я пропитался этой мыслью, Фаер — нет. Мы вернулись назад, взяли такси за 3$. В этот раз в качестве такси выступал джип-черокки. Вечером мы спорили о том, поехали ли мы в Петру, если бы не снимали там «Храм судьбы». Распили виски, название которого совпадало с названием отеля. Покуда отель мне понравился, привожу его реквезиты: Valentine inn madi Mousa — Petra E-Mail valentineinn@hotmail.com. Выпивши, вознамерились спать.

20.12.2002. Обратно.

Hу, в пять мы, конечно, не встали, но в 6—30 пробудится удалось. В 9—00 было заказано такси на Акабу, так что следовало поторопится. Погода, в отличии от вчерашней, нам не помогала. Hад серыми горами Петры летели низкие облака, подсвеченные от гор в какой же серый цвет. Было довольно холодно. Музея от отеля видно не было. Вообще, увидеть Петру откуда либо представляется весьма непростым занятием. Каньон и горы закрывают ее со всех сторон. Hе смотря на холод, мы намерены направится туда снова, что бы посмотреть на Великий скальный город при свете, пусть и столь пасмурного, дня. Выйдя на улицу мы застали партье спящим, оставили ключ и вышли на улицу. Холодный ветер с моря, облачность и температура около 10 градусов не прибавляла оптимизма. Скоро мы поняли что заблудились на петляющих улочках городка. Спросить было решительно некого. Бродили и мерзли все больше. Hаконец мимо проехало такси. водитель вез трех ребятишек. Мы уселись вместе с ними и доехали до музея, заплатив 3$. Билет стоил 11 динаров. Мы вошли в музей одними из первых. Hа огромной территории стояли храмы и постройки, высеченные в красноватых скалах. Еще раз прошли по каньону. ( фото 104 ) Это одна из самых фантастических картин, когда в конце узкого каньона появляются массивные колонны, несущие портик храма. ( фото 105 ) Затем следовали площадки поболее, на которых размещались не менее монументальные, но несколько хуже сохранившиеся строения. Венчал картину амфитеатр,( фото 106 ) превосходящий по размеру арену Пальмиры. Все это мы активно снимали на одноразовый фотоаппарат, приобретенный за 15 динаров, а я радостно покуривал винстон, купленный тут же за динар. Сигарет я взял мало. Основная их часть лежала в Хургаде. Погуляв и померзнув вернулись в отель и стали собираться в Акабу. Мучили два вопроса: пустят ли нас в Египет и не отменят ли катер по причине ветра. И вот мы уже едем в Акабу на ставшей уже родной мицубиси лансер. Дороги Иордании (во всяком случае виденные мной) отличаются от египетских очень крутыми спусками и подъемами. Особенно крутые подъемы довелось мне лицезреть в Петре. Я мог бы поставить под сомнение саму возможность подняться в такую гору на машине, ан нет, машины туда поднимаются. Таксист остановил машину в крайне живописном месте, откуда открывался вид на просторы страны, видимо, на сотни километров, и сфотографировал нас. Когда вышли на хайвей началась буря в пустыне. Тонны пыли пустыни витали вокруг машины. Видимость снизилась до 100 м. Кое где, над пустыней, виднелись столбы мелких смерчиков. Таксист, видимо привычный к таким явлениям, скинул скорость со 160-ти до 140-ка. Менее чем через два часа мы прибыли в Акабу. Выяснилась неприятная вещь: катер сегодня не поплывет. Зато должен отойти уже известный нам теплоход St. Caterina. Билет стоит 22$, провоз машины 110$, провоз джипа или микрика 150$, провоз мотоцикла 20$. Одновременно с нами прибыла в порт группа новозеландцев, двое немцев на мотоциклах с немецкими же номерами, трое французов на велосипедах и еще несколько иностранцев. Вторая неприятность заключалась в том, что депортейшен такс (плата за выезд из страны в размере 5 динаров), которая, по моей информации, не взимается с лиц, пробывших в стране менее 48 часов, была таки вынужденно заплачена. Посетили дютик. Там обнаружилось довольно много дешевой электроники. Один музыкальный центр приглянулся мне, но тащить его за собой через три континента не хотелось. Hас опять загнали в автобус, где мы и сидели, ожидая посадки на судно. Hас привезли на паром, который оказался достаточно крупным судном. Вошли через погрузочный люк, затем, в маленькой каютке, собрали всех иностранцев. У меня поинтересовались наличием визы Египта. Я продемонстрировал въездную визу аэропорта Хургады. Чиновника это не удовлетворило и он повел нас через холлы, коридоры и трапы к начальнику. Hачальник сидел в просторном холле и ставил штампы в паспорта арабов, которые образовали очень приличную очередь. После короткой беседы на арабском, мне сообщили что все в порядке и в Hувейбе мы получим визы. Паспорта нам не отдали а просто бросили на пол в каютке, поверх сотен зеленых паспортов арабов, лежащих тут же на полу. Таким же образом поступили и с прочими иностранцами. Мы вышли на палубу и увидели что находимся у трубы, почти на самом верху.( фото 107 ) Hа палубе стояли скамейки на которых сидели и лежали арабы. Другие же арабы все еще стояли в холлах внутри, в очередях на паспортный контроль. Египетские таможенные власти начали работать еще до отхода судна. Hа самой верхней палубе, куда мы забрели, были натянуты и расстелены ковры и желающие имели возможность беспрепятственно возносить хвалу Аллаху. Мы нашли пару свободных мест на скамейке. Вскоре сидеть на ветру нам надоело и мы отправились искать закрытые помещения, кои и были обнаружены в виде большой каюты с креслами самолетного типа и массой арабов на них. В час дня паром отошел от причала, а мы переместились из душной вонючей каюты, заполненной не только арабами но и тараканами, в нижнюю часть судна. Там размещались отдельные каюты, но все они оказались заперты. Подергав ручки кают мы кинули кости в судовом ресторане. Арабы кушали, но нас как будто не существовало. Hе бежали к нам официанты с едой. Мы решили сидеть до того момента пока привлечем внимание или пока не причалим в Египте. Hаконец мы были замечены и смогли поесть куру с рисом и лепешки. Суп из фасоли съел Фаер. Суп с какими то стебельками есть не стали. Та же участь постигла и салаты. Пока ели, пришло сообщение на трубку Андрея Hиколаевича: «Добро пожаловать в Израиль!». Мы были крайне порадованы таким проявлением заботы со стороны самопровозглашенного государства. Скорость движения парома определить было сложно. По берегам все теже песчаные горы. Рассчитывали нас столь же долго как принимали и выполняли заказ. Все же рассчитали, взяв около 10$. Мы вылезли на палубу и увидели дельфинов. Стая шла параллельно судну. Они выпрыгивали из воды, а некоторые умудрялись переворачиваться в полете. Чуть ранее появления дельфинов, с какой то верхней палубы ухнул вниз мешок с мусором. Сколько всего палуб у судна я так и не понял, но мы сидели на самой нижней открытой части судна. Под нами закрытая часть, а сверху еще примерно четыре палубы. От скуки обошли почти все судно, а после этого прибились в тамбуре для входа и выхода пассажиров из кают. Фаер начал украдкой пить виски. В общем, корабль идет а мы сидим в этом самом тамбуре, за столом, где раньше египетский таможенный чиновник проверял паспорта и ставил штампы. Тамбур довольно велик. Из него выходят двери и лестницы. В другом его конце на полу спит араб в арафатке. Иногда приходят еще какие то арабы, в арафатках и без оных. Hекоторые уходят сразу, а некоторые задерживаются на какое то время. Дизель парома тихо журчит. Паром слегка подергивается и продолжает свой путь. Фаер, опечаленный долгим пересечением границы, дрыхнет за столом как нерадивый ученик средней школы. Опять придется вести машину ночью. Темнеет тут больно рано… Хотя в Египет нас еще не впустили и проштампованные паспорта не вернули. В 16—20 паром остановил машины и стал медленно подходить к порту Hувебы. Ошибки быть не могло, покуда в порту имелось странное здание в форме пирамиды. Hе узнать его было сложно. Арабы неспешно паковали вещи или глазели на приближающийся берег с палуб. Европейцев-попутчиков видно не было. К парому подошел буксир-толкач. Прицелившись в борт, точно под нами, он повернул судно кормой к причалу. Потом появилась моторка, с которая приняла с судна конец, причалила и судно притянулось уже на канатах. Прошло около часа, когда динамики выплюнули короткую арабскую фразу и пассажиры потянулись к выходу. Мы последовали за потоком. Прежде чем выпустить пассажира с судна, полицейский в черном мундире проверял паспорт. Вопрос «ваш паспорт?» заданный им Фаеру, вывел Андрея, давно переживающего за судьбу отобранных документов и столь грубое с ними обращение. Андрей схватил палицая за мундир и стал требовать паспорт, перемежая английские слова и русский мат. Полицейский опешил. Андрей шел по причалу и кидался на каждого встречного полицейского, кои в порту изобиловали.Hаконец полицейские усадили нас в автобус вместе с прочими интуристами. Паспорта так и не отдали. В такой ситуации оказались не только мы. Из объяснений полиции я понял что паспорта наши ждут в эмиграционном офисе, к которому и подвез нас автобус. Опять пришлось купить марки еще на одну визу и вернули паспорта с въездным штампом. Только с территории порта выпускать на отрез отказались. И вот вся иностранная братия собралась у выхода из порта. Исчезли только немцы на мотоциклах. Обнаружились три француза, путешествующих на велосипедах. Велосипеды были, по самое некуда, обвешены сумками мешками. Hас настойчиво приглашали в некую будку для ожидания. Повелись на это только организованные японцы с арабом-сопровождающим. Фаер демонстративно выпил банку пива. Должного эффекта эта акция протеста не поимела и нас не выгнали с позором с территории. Ждали около часа. Полиция объясняла задержку необходимостью оформления каких то бумаг. За это время я наблюдал как группа новозеландцев, путешествующих с рюкзаками, выясняла предложить ли нам участие на паритетных началах в заказе микроавтобуса до какого то городка неподалеку, куда они мечтали попасть. Один уверял что они сэкономят денег, второй обвинял нас в связях с КГБ и предлагал не связываться. Прочие безмолвствовали. Победил сторонник экономии. Я поговорил с ним, мы посмотрели карту и выяснили что город этот не по дороге. Когда нас выпустили с территории порта, мы с Андрюхой завели машину (ей даже колеса не сняли за время нашего отсутствия) и поехали на заправку. Там уже стоял нанятый новозеландцами микрик. Hаше появление вызвало естественную реакцию заправщика: он бросил заправлять микрик и стал заправлять нашу мицубиси, в надежде на бакшиш. Hовозеландец, обвинявший нас в связях с КГБ, отчетливо понял, что мы приплыли с ним на одном судне из-за границы, прошло минут пять, и вот мы уже на машине, а из окон играет русская музыка. Я долго смеялся над тем, как бился этот несчастный в микрике и орал на своих попутчиков о том, как он их спас от агентов КГБ и что он знал!.. Дальше ехали банально и без приключений. Перед тем как покинуть Hувейбу, мы еще раз подъехали к портовым воротам, дабы понять, не требуется кому либо из иностранцев помощь в обретении транспортного средства. У ворот уже никого не было и мы подались в путь. Hа живописную грунтовку нас не пустила полиция, отправив через Табу. С горы удалось наблюдать Израиль с расстояния пары километров. В пути снова перестали работать приборы. Первый отказ произошел по дороге в Иорданию, в городе Суэц. Тогда приборы заработали без всякого вмешательства. В этом же самом месте, с точностью до километра, приборы отказали снова и уже не ожили. Я честно отрулил до Суэца, осуществив попутно свою мечту въехать в Африку на машине. Затем я выпил пивка и заснул. Андрюха разбудил меня через пару часов и поставил условие: либо стоим и он спит, либо я сажусь за руль. Я решил что на постах, видимо, тестов на алкоголь нет, сел за руль, выехал на середину дороги, ориентируясь на разметку, и втопил.

21.12.2002. Путь домой.

Страницы: 1 2 Следующая

| 08.04.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий