Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Еще раз о горе Моисея, чуть подробней


Забронируй отель в Египте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Еще раз о горе Моисея, чуть подробней

Египет

Историко-географическое вступление


Помните анекдот: идет мужик в ластах и маске по пустыне. Навстречу ему бедуин. Мужик спрашивает: «Далеко ли до моря?» Бедуин отвечает: «Два дня пути». «Ничего себе пляжик отгрохали» — бормочет себе под нос мужик и топает дальше.
К своему стыду должен признаться, что до посещения Египта я в своих представлениях о Сахаре был не очень далек от этого мужика: мне почему-то казалось, будто она простирается от Атлантического океана до Красного моря (не считая оазисов и узкой полоски долины Нила). Первый раз оглянувшись на египетской земле, был несколько удивлен, увидев не такие уж и маленькие горы, подступившие к самому аэропорту в Хургаде. Даже мелькнула мысль: не мираж ли это?
Дальнейшие поездки позволили рассмотреть эти горы вблизи и даже оценить их необычную красоту. Совершенно голые скалы красновато-марсианского цвета, на которых взгляду практически не за что зацепиться — растительность если и присутствует, то только в виде колючек и еще чего-то очень похожего. Да и то видима она — растительность — только в упор и в очень отдельных местах. br 
Синайский полуостров в этом отношении «ушел» еще дальше — на нем пустыня занимает меньше места, чем горы. Они там такие же красные и голые, как и в африканском Египте. И есть среди них одна, которая с библейских времен раскручена не хуже висячих садов Семирамиды. Правильно, это та самая гора, на вершине которой Моисей получил от Бога скрижали веры, то бишь известные заповеди. Кроме того, у подножья этой же горы растет не менее известный куст неопалимой купины, в котором Господь явил себя в виде огня, но не сжег при этом бедное растение.
Вот о посещении этих двух мест, которые, как оказалось, находятся совсем рядом, и пойдет дальше речь. Еще раз подчеркну, что буду стараться избегать той информации, которую вы можете найти в любом источнике по Египту, сообщу только то, без чего не обойтись. А обойтись, как мне кажется, без краткой библейско-географической справки не удастся. Вот она.
Моисей до Исхода (а это за 13 веков до н.э.) сорок лет жил в Египте, потом еще сорок занимался пастушеством в тех местах Синая, о которых идет речь (что там могло пастись в голых горах — не знаю. Может пару тысяч лет назад там что-то и росло, но потом вытоптали туристы). Как-то раз ему явился сами понимаете кто в виде огня на кусте, и велел вернуться в Египет и спасти евреев. Ослушаться Моисей не мог. Далее была эпопея с выводом ограниченного контингента с территории их временного проживания. Когда же все формальности были улажены, евреи отправились в сорокалетнюю экскурсию по местам боевой славы Моисея. Естественно, он не мог пройти мимо такой достопримечательности, как куст. Когда Моисей привел свой народ к этому месту и стал там рассказывать о первопричине своего героизма, ему было велено проследовать на аудиенцию на вершину горы Хориву (она же Хорива, она же — как писали в советских источниках — Синай). Он, конечно, не ослушался, поднялся туда и побеседовал с Господом (без свидетелей, правда). Затем вернулся и объявил народу те самые заповеди. Далее — по тексту Библии.
Надо еще раз поблагодарить Господа нашего за то, что он позаботился заранее о толпах паломников и свел эти два замечательных события в одном месте. Большая экономия сил и средств, это я вам говорю.

До того


Итак, начнем с горы. Справочники говорят, что эта вершина — вторая на Синае, ее высота — 2285 метров над уровнем какого-то моря, которое с горы не видать. Для сравнения: Ай-Петри в Крыму — что-то около 1200 метров. На среднерусской возвышенности… даже не знаю с чем и сравнить.
На вершину есть два пути. Первый, по которому якобы и шел Моисей, проложен среди скал и к сегодняшнему дню как-то облагорожен каменными ступенями, коих насчитали составители путеводителя 3 750 шт. (проходя по ней, все время спрашивал себя: а что они понимали под ступенями?). Второй пробили местные власти по более пологому склону с заднего крыльца для увеличения проходимости туристов, иначе это было бы под силу далеко не каждому. По первому в гору ходят только местные торговцы и монахи монастыря Св.Екатерины (он расположен вокруг неопалимой купины в начале восхождения, но об этом потом). И не только потому, что турист нынче хилый пошел. Дело в том, что подъем происходит ночью, поскольку днем не так романтично…и жарковато, честно говоря. Есть на то и третья причина, но о ней позже.
 В назначенный день вечером, вместо того, чтобы готовиться ко сну или, скажем, безобразия нарушать, вы добровольно садитесь в автобус и везут вас, родненьких, в даль далекую, в тьму ночную, аж за двести с лишним километров (имеется в виду от Шарм-эль-Шейха, в Хургаде такую экскурсию не предлагают). Если вам повезет и вы заснете — хорошо, сил будет больше, а будете за водителем подсматривать, как это делали некоторые (см. предыдущую часть) — кто ж вам виноват.
Перед началом пути вас завезут в примонастырский отель (при- сказано условно, между ними несколько километров), дабы вы могли глотнуть чего-нибудь бодрящего, понять, что же все-таки происходит, и справить кое-какие надобности, ибо по дороге это позволено делать только верблюдам (в буквальном смысле).
Затем следует коротенький переезд к стартовой позиции перед последним полицейским кордоном. В руки получаете фонарь и бутылку воды для утяжеления. Всё — вперед! Времени — что-то около трех ночи, непроглядная тьма (нам досталась новолуние, т. е. ни малейшей подсветки со стороны спутника). Пошли…

«А олени — лучше!»


Не успеете вы пройти и нескольких шагов, как подвергнетесь массированным атакам кэмэловодов. Они страстно и вкрадчиво шепчут из темноты свое извечное «Кэмэль» и «Верблюд» (даже в потемках нас определяют! Ой, не в физиономии здесь дело). Они, конечно, не хотят нас обидеть, они таким образом на манер сирен зазывают малодушных и/или непосвященных путешественников преодолеть бОльшую часть восьмикилометрового пути верхом на корабле, нет, скорее — на барже пустыни. Аргумент при этом один: «Верблюд — карашё!» Ага! Плавали, знаем… Стоит это сомнительное удовольствие 10 у.е., но поверьте, оно того не стоит. Впрочем, не буду столь категоричен, любители разные бывают. Кому и кобыла невеста, не так ли? Продолжая внезапно выплывшую аналогию со стульеискательской драмой, замечу, что поводыри возникают вдоль всей дороги в самых неожиданных местах с настойчивостью отца Федора на даче инженера Брумса. От первой и до последней «camel station» (на самую вершину все равно придется топать пешком, верблюды там не ходють) вы будете по запаху определять, что впереди — очередная засада.
Могу порекомендовать два способа борьбы с наиболее радикально настроенными. Первый: на возглас «Кэмэль» спросите: «А „Мальборо“ есть?» и, пока он соображает, уходите с набором высоты. Второй: если на ваш вопрос он не отвечает и/или провозглашает «Верблюд», спрашивайте с металлом в голосе: «Это кто это тут верблюд?» Хорошо при это посветить ему фонариком в лицо и сделать соответствующее движение корпусом. Обычно блеяние тут же прекращается. Странные вообще-то люди! Знают, что мы — стойкая в плане отдачи денег нация, видят (слышат), что идут наши — и продолжают приставать! Ну да, работа такая…
Сами транспортные средства смиренно, но с достоинством возлежат или востоят где-то рядом, делая вид, что уж их-то всё это совершенно не касается. Лишь изредка отбившийся от группы пешеход ополоснется холодным потом от сдавленного хрипа где-то очень близко от его головы. Откуда ему, горемычному, видеть в потемках стрелокраноподобную морду заскучавшего животного, возжелавшего «Эх, прокатить!».
Кстати, это, по-моему, еще одна причина того, что туристов ведут на гору по второму пути: верблюды тоже грамотные, оно им надо на скалах ноги себе ломать!

Туда


Научившись бороться с ненавязчивым сервисом, продолжаете свой путь. Да, чуть не забыл! Дабы как-то скрасить туристу тяготы подъема и вооружить его хоть каким-то стимулом (далеко не все такие уж азартные христиане, нацеленные на посещение святых мест), вся операция венчается встречей восхода солнца в горах. Отсюда возникает еще один немаловажный подхлестывающий фактор: успеть до рассвета занять место на вершине.
О! Теперь другое дело! Продолжаем разговор…
Процесс переставления ног при движении в гору ничем особенным не отличается от обычного. Разве что повышенным вниманием к тому, что попадается под ноги. Не только камни, знаете ли… Каких-то особых красот вокруг рассмотреть тоже не удалось — темно. Дорога шириной около трех метров петляет серпантином. Она сглажена настолько, насколько это возможно, однако не заасфальтирована, поэтому пыль перекрашивает обувь из любого цвета в серо-красный.
Движение с набором высоты ощущается по группам колышущихся огоньков выше и ниже, по ярким пятнам ларьков где-то там, где должно быть небо, да по учащенному сердцебиению у тех, кто хочет успеть вовремя, а не погулять вышел.
Кстати, о ларьках. Я не зря сказал, что нам дали по бутылке воды только для утяжеления. Утолить жажду в пути никакого труда не составляло и без нее. По дороге с завидной регулярностью попадались очаги торговли, оснащенные всем, что при таком подъеме надо. В каморке можно полежать и даже вздремнуть, если у вас есть запас времени или вас не интересует результат. Мы этого делать не стали, хотя позывы были. Где-то на середине пути начинаешь понимать, что оделся слишком тепло для движения (это потом, на горе, ничего из одетого лишним не показалось). Между лопаток предательски потекла первая струйка пота, исподнее начинает пропитываться продуктами секреции, появился еще один стимул, чтобы не останавливаться — дабы не остыть и не простудиться. И если бы не очаги цивилизации, где в относительном тепле можно перевести дух, то я и не знаю, чем бы, кроме мышечной боли в ногах, вся эта затея закончилась.
Кажется, самое время уделить некоторое внимание экипировке. Обратил внимание, что довольно много народу шли…как бы это помягче…ну, скажем, или только что из гастронома, или должны зайти на обратном пути. Что эти люди несли в сумках и рюкзаках, так и осталось загадкой. Не претендую на пророчество, но если вы возьмете с собой только солнцезащитные очки и губную помаду (для женщин, конечно, гигиеническая не понадобится), то вряд ли вы испытаете какой-то дискомфорт. Фото, видео и туалетная бумага — по вкусу.
По мере приближения к вершине начинаешь ощущать всем организмом присутствие где-то совсем рядом громады горы. Пробовал посветить фонариком и вверх, и вниз: ни там, ни там обнаружить границы не удалось. Становится жутко. Начинаешь смутно догадываться, что ночной подъем — это не средство борьбы с жарой, а единственный способ не перепугать туристов раньше времени.
Часа через полтора наконец-то доходим до конечной «camel station». С этого места начинается подъем по «ступенькам», который вынуждены преодолевать даже те, кто лишил себя удовольствия добраться «вножную». Здесь гид сказал, чтобы дальше мы шли сами, мол, с тропы уже никуда не денетесь (ага, хорошо, что мы в темноте не видели, куда оттуда можно загреметь!), встретимся или на горе, или в такое-то время по пути назад. Холод, быстро облипающий тело, не дает времени на размышления. Вперед!

Последний этап стоит всего предыдущего отрезка. Во-первых, какие ни есть, а ступеньки, их там, если верить путеводителю, что-то около 750. Если учесть, что в обычных наших домах между этажами 18 ступенек, то даже в таком приближении предстоит подъем на 42-й этаж. Часто ли вы в обычной жизни ходите пешком выше пятого этажа? А там далеко не все ступени стандартной 15-сантиметровой высоты (я вас не испугал? Простите, если что). Во-вторых, накопленная во время разминки усталость вкупе с бессонной ночью наконец-то начинают давать плоды (речь идет о 4 часах утра). В-третьих, температура за бортом по мере подъема и углубления ночи всё ниже, а спина мокрая, остановиться можно только на две-три минуты. В-четвертых, когда не знаешь, сколько тебе еще идти, дорога кажется такой длинной… br 
Но, как говорится, с нами Бог! Без Его помощи вряд ли все прошли бы до конца. На морально-волевых, хоть в виде тушки, хоть в виде чучела, но до вершины добираются все (заметьте, что Моисей преодолел подъем по более трудному пути в возрасте восьмидесяти лет и еще долго после этого жил!). Чем ближе к цели, тем чаще попадаются тяжело дышащие тела, переводящие дух буквально в шаге от тропы (а больше некуда деться, скалы кругом!). Вот уже и в ларьках предлагают одеяла напрокат, что тоже добавляет оптимизма: мы где-то рядом!

Там


Окончание подъема прошло как-то до обидного буднично. Очередной ларек — и вдруг гид объявляет, что мы на месте, причем — на самом лучшем для наблюдения за рассветом. Вот те раз! А где светящееся панно с поздравлением на всех языках? Скучненько как-то! Ни тебе фейерверка, ни приветственных восклицаний, ни вручения индульгенций (говорят, что поднявшимся отпускают все грехи. Хорошо бы и документик соответствующий справить)…Не доработали пока.
Для любителей статистики: вся процедура заняла без пяти минут два часа. Результат, я думаю, средненький. Гид рассказывал, что однажды долго собирал народ по отелям и поэтому подъем начали с заметным отставанием от графика. Те добежали где-то за полтора часа. Могу себе представить их ощущения. Отсюда совет: попробуйте заранее узнать (может даже еще до поездки) время восхода солнца на этом меридиане. Тогда у вас будет свобода маневра, что вовсе не лишнее.
Мы пришли на вершину в 4.40, когда небо было совершенно черным. Залезли в ларек-палатку-кафешку, дабы пропустить чего-нибудь сугревающего и остыть в относительном тепле (окружающий воздух был вряд ли теплее 12—13 градусов. Дело было во второй декаде марта, а за пару недель до того, по свидетельству гида, на вершине выпадал снег. Днем внизу воздух прогревался до 28—30, вечером — 25—26 градусов. Согласитесь, перепад заметный, особенно, когда спина мокрая). В палатку набилось человек 6—7 пришедших, которые пили чай, кофе, горячий шоколад, грелись, спали и т.д. Через 20 минут от нечего делать выглянул наружу и поразился столь скорой и разительной перемене: на небе четко обозначилось место, откуда будет «проистекать». Поскольку лицезрение выхода из-за острова на стрежень и было основной целью героического преодоления, то мы быстренько побежали занимать удобные для наблюдения и съемки места. Наивные…Солнце изволило вывалиться из-за гор только в 5.48. Почти час мы простояли в ожидании чуда, а оно (солнце) никуда не спешило и вышло точно по расписанию. Учтите, если что.
Не стану в подробностях описывать всю гамму красок и ощущений в течение этого часа. Не хочу, во-первых, уподобляться «новому русскому», описывавшему жене красоту Парижа с высоты Эйфелевой башни, а во-вторых, лишать интриги и удовольствия тех, кто еще решится на этот подвиг. Поэтому сразу перейду к обратной дороге. Вы думаете, что в обратном движении нет ничего интересного? Отнюдь! Подъем — это только полдела. Ну хорошо, 55 %, но не больше! Судите сами.

Обратно


Вы никогда не спускались пешком с 42-го этажа? А с 200-го? Рекомендую. Для тех, кто все больше по плоскости, поясню: при спуске задействована другая группа мышц, а вот какая именно, вы узнаете буквально в первые же полчаса пути. Смею вас уверить, что они, т. е. мышцы, будут напоминать вам о своем существовании еще как минимум пару дней (если вы не занимаетесь спуском регулярно хоть где бы то ни было). Но боль эта приятная, особенно после осознания того, что тебе удалось.
Итак, натолкавшись среди турбрата (по словам гида, на вершину за раз иногда набивается до двух тысяч паломников), наснимавшись и насмотревшись на всё, что представляло хоть какой-то интерес, двигаем вниз. При свете солнца обнаружилось, что шли мы по довольно узкой дорожке и свернуть с нее действительно не смогли бы, ибо это чревато. Второе, что обнаруживаешь, это выросших из-под земли (впрочем, откуда там земля? Сплошные скалы) бедуинов самых разных возрастов от дошкольного (по нашим меркам, конечно) до пенсионного. Заняты все одним: «Дэнги давай!». Справедливости ради надо отметить, что это не дети лейтенанта Шмидта, а, скорее, внуки и правнуки Остапа Сулейманыча, поскольку, отнимая деньги, они всегда что-нибудь оставляют взамен: то ли камень с неопалимой купиной внутри (не настоящей, конечно. Это так минералы внутри разлеглись, как его не разбей — все рисунок в виде веточки просматривается), то ли яйцо каменное, то ли нехитрые сувениры. Добрые…
Еще раз обращаю внимание: не забудьте солнцезащитные очки! Когда выезжаешь затемно, кажется, что так и будет, а как только взойдет светило — мало не покажется!
После того, как вы в разноязыкой толпе дойдете до первых верблюдов, вам надо выбрать: либо идти вниз по той дороге, по которой шли наверх, т.е. с остановками возле ларьков и под прессингом кэмэловодов, либо, как нормальные пацаны, по дороге Моисея, о которой я упоминал в начале повествования. Забегая вперед скажу, что хоть «ступеньковая» дорога и короче (говорят, что 5 км против 8 по длинной), но она не быстрей. Мы пошли по этому пути и топали почти те же два часа, что и по дальней дороге вверх. Нет, сама по себе дорога не сложна, никаких пропастей, подвесных мостов или еще чего-то адреналиностимулирующего. А дело всё в том, что где-то с середины пути на каждой следующей ступеньке ощущаешь все предыдущие. Хочется постоять, посмотреть по сторонам, восхититься мощью и безжизненной красотой окружающих скал…ну и т.д.
Довольно быстро и легко мы дошли до места, с которого виден монастырь (тот, о котором шла речь в начале и который является конечной точкой спуска). А вот и люди возле него, но такие маааленькие! Воодушевленные, мы бросились с новыми силами вниз. Прошло еще минут двадцать усердного перебирания ногами, а люди всё такие же маленькие. Хотя кажется, что они совсем рядом. Еще двадцать минут…Хм, а люди-то не сильно-то и увеличились…Это уже начинает раздражать. И только по истечении еще пятнадцати минут мы, наконец, смогли прикоснуться к древним стенам обители. Всё! Смотрю на часы: ровно восемь утра. Больше пяти часов от старта, что-то около 13 км пешком. И ноги подсказывают — будет что вспомнить. Хорошо, что пошел в растоптанной обуви и не лишил себя приятных воспоминаний. Чего и вам желаю.

Монастырь Св.Екатерины как повод для гордости


Последним пунктом нашей программы было посещение монастыря Св.Екатерины, который был построен полторы тысячи лет назад вокруг упомянутого выше куста и, как это ни странно, за все это время ни разу не был разрушен или разграблен ни крестоносцами, ни арабами, ни туристами. Монастырь мужской, православный, пользовался особым покровительством Византии, а затем российских императоров, немало потратившихся на обеспечение монастыря. В знак уважения братия только русскоговорящим туристам (вот оно, наше общеславянское достоинство!) позволяет увидеть святая святых: остатки самой первой церкви шестого века. Она была построена так, что ее алтарь оказался над местом, где рос знаменитый куст (он был пересажен и сейчас растет совсем рядом, в нескольких метрах от его первоначального положения. Местные уверяют, что все попытки развести сие растение где-то еще на земном шаре ни к чему не привели. Не знаю, так ли?).
Это надо видеть! Двери, иконы, алтарь, роспись…Голова идет крУгом, когда осознаешь, что все это с шестого века не потеряло изначального великолепия. Более того — не тронуто реставрацией! И уж вовсе подкатывает комок к горлу от мысли, что позволено эту красоту наблюдать только нам, православным! Я выдержал, а у жены навернулись слезы…Вот только жаль, что времени дают до обидного мало. Постоять бы, проникнуться, напитаться энергетикой. Так нет! Нас быстренько оттащили от чуда и выпроводили из помещения через боковой выход… Грюкнула железная дверь, до боли режущая глаз своей неотсюдовостью, и всё…Некоторое время недоуменно смотрел на нее…Это был сон? Затем недоумение сменилось досадой: ну вот, пять часов гуляли по горам, час под жарким уже солнцем ждали открытия монастыря — и всего пару минут на разграбление города! С некоторым недоверием отошел от двери, часто озираясь: а вдруг еще откроется для нас. Нет, к сожалению…Хоть на второй круг заходи…
После этого неожиданного потрясения предсказуемый куст не произвел должного впечатления. Да, какое-то специфическое растение (нам сказали, что оно по классификации так и называется: неопалимая купина), ну и что? Конечно, сам факт…На любителя…
 В путеводителе написано, что монастырь славен своей библиотекой. Может быть, но туристам остается только поверить на слово, ибо туда не пускают. Вместо этого всего лишь на несколько секунд запускают в склеп, где навалом сложены останки монахов: отдельно кости, отдельно черепа. Думаю, что если бы времени на посещение давали побольше, многих можно было бы вылечить от депрессии.
На обратном пути к автобусу навстречу нам шли толпы свежих (в смысле — без печати усталости на лицах) туристов. И было даже немного жаль их: они-то идут только в монастырь…

Последний аккорд


Тут надо бы сделать какой-то вывод…Пожалуй, такой: рекомендую. Я давно понял, что не стоит экономить на впечатлениях. Пока мы живы, это единственное, чего у нас не отнять.

| 30.08.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий