Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Египет, арабы, и мы. Январь 2002 года


Забронируй отель в Египте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Египет, арабы, и мы. Январь 2002 года

Египет

Конечно запах. Запах был совсем другой. Он пришел не сразу. Его не было на посадочной полосе, когда мы выходили с трапа под оглушающий вой турбин, не было в очереди на паспортный контроль, где вялые арабы штамповали свеженаклеенные марки, не было в магазине беспошлинной торговли, не было на карусели с нашим багажом. Он появился внезапно, только тогда, когда закончилась вся прилетная сумятица, когда мы вышли на ночную площадь перед зданием аэропорта, посмотрели на звездное африканское небо, заметили пальмы, сняли теплые московские куртки, и поняли что мы в Хургаде.

Он был непонятный, новый, и совсем неузнаваемый. Его казалось источали растения, выжженная земля, Красное море, и еще казалось что совсем рядом бежит мутный Нил, что фараоны ожили и можно встретить их здесь, через два шага, в сумерках, там, куда не долетают фотоны от прожекторов площади, что выпускают его в этот ночной час задремавшие от груза прожитого пирамиды, Долина Царей и Карнакский храм, некрополь Бени-Хасан и храм Абу-Самбел, Александрийский маяк и колоссы Мемнона. И ведь совсем недалеко мертвый город Мемфис, где несколько тысяч лет назад на шумных площадях толкались торговцы, почти такие же, как и сейчас на рынках Каира, облагораживались кварталы знати и дворец фараона, священнодействовали жрецы.

Коротко. Принимающая сторона была «Хелео Тур», отель Lylli Land ****. И хотя летали мы на рождественские праздники, особых нареканий нет. Ну кроме того что автобусы всегда опаздывали. Но это местная специфика.

Арабы себе не изменяют — они хватают человека за руки, за ноги, тащат в свои магазинчики, обещают скидки и подарки, предлагают «только посмотреть а не купить», делают невообразимые жесты, выражающие то обиду, то огорчение, удивление, непонимание. Глаза них добрые и ласковые, когда называют свою цену, большие и испуганные когда ты называешь свою. Первое время это забавляет. Включаешься в эту игру, понимаешь что это игра. Не смысл выторговать пару фунтов при покупке майки, или дешевой статуэтки. Смысл научится торговаться, сделать так, что ты, а не они ведет этот торг, что карты в твоих руках, и правила устанавливаешь ты. Глупо обижаться на арабов за столь активную торговлю. Кто не любит торговаться может этого не делать. Можно за тридцать секунд скинуть десять процентов с дорогой вещи, спокойно ее купить, и идти по своим делам. Если вам все кажется дорого, то торгуйтесь, или вообще ничего не покупайте, и не парьте другим мозги о «прижимистости» арабов. Это их страна, их обычаи, их нравы. Вы приехали в Египет, достаточно, по сравнению с Европой, экзотическую страну. Вот и получайте экзотику. Не забывайте, что далеко не на все товары можно сбросить 30% или 50%. Мелкие сувениры можно опустить в два раза, сувениры из дорогих, тоже возможно, но например более-менее качественные вещи, вы за даром не купите. Поскольку Египет — «страна футболок», которые продаются в невообразимом количестве на каждом углу, то про них и скажем. Продают по 10 и по 26—30 фунтов за штуку. Те что по 10, с ними все ясно, а те что по 30, имеют все-таки какое-никакое качество, и в любом случае до 15 фунтов вы не сторгуетесь. Возможно и есть такие прецеденты, но я их не знаю. Мы торговались за пять футболок практически час. Не то что мы такие жмоты, и эти 4 фунта с каждой были нам нужны как воздух, нет, просто мы вошли в раж. Когда устаешь от отеля, пляжа, экскурсий, бесцельного шатания, вполне можно пойти поторговаться. Если конечно есть соответствующее настроение, да и не помешает немного выпить для азарта. Ну и самое главное — нужна компания. Идти торговаться меньше чем втроем бессмысленно. Во первых вас по неопытности «задавят», а во вторых не так интересно.

Не надо думать что вы хотите купить эту вещь, надо думать только о том, какую цифру вы хотите услышать. Не надо сразу давить на бедного араба, демонстративно вырываться, направляться быстрыми шагами в строну выхода, и вообще вести себя резко. Общайтесь. Возможно потом, когда все закончится, вас напоят каркаде, или действительно хорошо сваренным кофе. Одного араба сильно шокировало мое предложение: он просил 30, я — 20, после долгих моих: «No good price. Down!!!» он упал до 28, а я назвал 18. «What are you doing????!!!» — обалдел араб. «Торгуюсь….» — ответил  я. В небольших сувенирных лавках арабам не следует давать крупные деньги, а лучше рассчитаться без сдачи, предварительно наменяв в банке или в гостинице мелкие купюры. В Египте в ходу доллары, и упаси вас Бог рассчитаться за покупку ценой 5 американских баксов, 100 долларовой купюрой! Даже если вы предварительно договоритесь о курсе сдачи, и что больше ничего брать не будете, деньги вы увидите не скоро. Арабы деньги не упрут, но будут долго предлагать совершенно не нужные вам вещи, и если дело зайдет далеко, надо сделать серьезную рожу, припугнуть полицией. Обычно помогает. В «золотых» лавках за такое можно не опасаться. Там все гораздо цивильней. Не советовал бы пользоваться банковской карточкой в сомнительных местах, и хотя надо сказать что принимают их далеко не везде, все равно, если уж и решились, то смотрите, что бы слип прокатали на ваших глазах. Самые противные торговцы, не те что сидят на узких улочках Downtown, а те что продают свои сувениры возле экскурсионных объектов, в Луксоре, или в Гизе. Эти действительно прилипают — не отвяжешься. Но это только по неопытности. Если сделать лицо безразличное, идти куда идешь, то отстают они быстро. Им не ты нужен, а потенциальный покупатель — остановился, повертел в руках безделушку, — попал. Теперь долго не отстанут. А поскольку сувениры практически везде одинаковые, то выучить их все виды можно в первый день, и в дальнейшем уже не отвлекаться. Как всегда наиболее популярны: скарабей, сфинкс, Нефертити, ну и конечно кошки. Лично я их привез последних штук пять, и все разобрали друзья…

В Хургаде есть реальная проблема с носками. Это очень серьезно для тех, кто по своей рассеянности захватил с собой только одну пару. Сувенирные лавки их не продают, торговцы футболками весело объясняли нам что «…это не наш профиль…». Носки мы нашли только в магазине «Adidas», но как назло, они оказались какие-то тройные, что в условиях Египта невыносимая мука. Зато обувь могут вам почистить на каждом шагу. Маленькие арабчата набрасываются на ваши ноги, трут их вонючей черной жидкостью, причем напрочь затирают шнурки, носки, штанины. Итальянцев называют жмотами, к русским как всегда добродушны, азартно торгуются постфактум, причем объявленные ими перед чисткой 1,5 фунта, после процесса превращаются в три, что активно доказывается удивленными возгласами и маханием руками. Мы тоже внесли свой вклад в ВВП Египта, — с горя, так и не купив носки, почистились возле магазина «Adidas». Вам же не рекомендую.

Известно, что арабы большие шутники. Шутят они с утра до вечера, не покладая рук. В ресторане, стоит только поднять вам приборы для доставки пищи до рта, они могут делать вид что уносят у вас тарелку, при этом демонстративно смотрят в сторону, будто не заметили что там еще что-то есть, и вы еще продолжаете. Наиболее «смешная» арабская шутка связана с мобильными телефонами. Большая часть арабов любит брать у туристов трубки, крутить их в руках, тщательно изображая из себя аборигена. После длительного просмотра вашей далеко не новой «Моторолы», они могут сильно вас озадачить, показав свою Nokia последней модели. Вот и думай потом о бедности арабов. Но не в этом суть. А суть шутки в следующем: араб набирает на вашей трубке свой номер, определяет ваш, отдает телефон обратно, а потом, сунув руки в карманы, с самым неприкаянным видом, начинает вам звонить. Стоит вам поднести трубку в уху, как вызов прекращается, и вы «алекаете» в молчащий телефон. Это как я понял верх мастерства — они очень долго смеются всем магазином (или рестораном), подмигивают вам, всячески сообщая, мол, видишь как весело и смешно получилось, как я тебя провел! Некоторые арабы хитрят, и дабы не клянчить посмотреть чужой мобильный, предлагают просто набрать его номер, мотивируя записанной у него новой, очень популярной арабской мелодией. Мелодия на поверку оказывается полным бредом, зато араб-шутник уже видит ваш номер, так что ждите обратного звонка.

Арабы арабам рознь. Как я говорил, у развалин они дикие, в Downtown несколько спокойней, а отелях, по сравнению с перечисленными выше местами, так просто ангелы. Они уже обеспечены работой, так что допускают только шутки, и конечно пытаются что-то все время впарить, но гораздо мягче и не так назойливо. Кстати от этого бывает прок. Не секрет, что компания оператор, продает экскурсии с наценкой. Можно взять дешевле. Причем поедете в тот же день, на том же автобусе. То, что нам предлагали за 60 баксов, можно спокойно купить за 40. Для одного не особо экономия, а вот на семью — значительно. За все время пребывания, небольшой скандал у нас случился единожды, в Downtown, на выходе из bus, когда отданные мной 15 фунтов за поездку, ловкий араб тут же превратил в 1,25 фунта, и пытался доказать мне что я явно не додаю. От такой наглости мы обалдели, начались взаимные упреки, но заметив, что в нашу сторону обратила свое внимание туристическая полиция, хамоватый араб скрылся.

Так уж вышло, что по приезду, во первых из-за трудности имен, а во вторых из-за алкогольного самолетного опьянения (чартер был задержан, вот мы толкались в безналоговом магазине), результатом которого было что все арабы казались на одно лицо, всех арабов окрестили простым русским именем — Володя. Так и пошло. «Кто тебе это сказал?» — «Володя» — «Который?» — «Ну тот, с бара, который возле бассейна» — «А… А я думал тот, что с решепшн…». А поскольку мы хотели чувствовать себя как дома, то медленно но верно начали переучивать арабов под свой манер общения. Официантов в ресторане отеля мы подзывали таким именем, на дискотеке, в открытых барах у пляжа, везде на территории отеля. Надо отдать должное — они быстро привыкли. Я даже однажды помог простой русской женщине. Она хотела выпить, а официанты как назло не реагировали на ее потуги, выражавшиеся в тихом «Соррии…. Плиз… Ай вонт…, Кэн ай…». И я не выдержал, и крикнул — «Володя!!!» Сразу же проблема была улажена. Простая русская женщина посмотрела на меня благодарным взглядом, и как знать, если бы не самолет домой, у нас мог закрутится роман, а там и ужин при свечах, прогулки под луной, дом полная чаша, да дети умницы. Самый любимый наш Володя, был Володя с дискотеки. Он совсем немного говорил на английском, ни слова на русском, и вообще, от постоянного грохота музыки был молчалив, и выражал свои эмоции жестами.

После первого вечера, точней ночи, нас очень быстро запомнил весь персонал гостиницы. Надо полагать — в час после полуночи, группа выпивших туристов, бредет по дорожкам территории отеля, и пытается выяснить где здесь море. Не находя прыгает в первый бассейн, потом, направляясь опять же в поисках моря во второй, и в конце-концов, не найдя его по причине абсолютной темноты, заваливается на дискотеку с двухлитровой бутылью Джина, водки и чего-то еще. С этого дня, заходя вечером на дискотеку, к нам на встречу, расправив крылья как руки, бежал Володя, служивший здесь единственным официантом. За эту искреннею привязанность мы его подпаивали алкогольными напитками. Володя хмелел, и лез плясать на танцпол.

Рядом с нашими скромными бунгалами, стоял гордый и величественный отель «Голден Файв», и мы, как бедные родственники, вечером перемахивали через отделяющую нас от этой роскоши ограду, и сгорбленными тенями мчались к поющему фонтану. Возле совсем по советски сделанной в заборе дырки, каждый вечер дежурил добродушный араб, вечно вымогающий взятки у не проживающих в столь чудном месте туристов. Взятка была символической, хотя торг всегда начинался с 10 баксов с персоны. Но фонтан того стоил.

Не сказать что это конечно было нечто поражающее, но били разноцветные струи и звучал Чайковский. Это отдавало какой-то торжественностью. Сам отель мне не понравился. Входя в него в шортах и тапочках, немедленно хотелось переодеться в строгий костюм, достать лэптопом с мобильным телефоном, усесться в кожаное кресло возле фонтана, и под звуки рядом стоящего рояля позвонить на товарную биржу для получения последних котировок по нефти. Кроме основного корпуса, там правда стоят еще бунгало, естественно пять звезд, и там я думаю было гораздо лучше. Территория у него огромная, как минимум в два раза больше нашей, так что до пляжа приходиться ехать на подвесной канатной дороге, что зная как арабы следят за всеми механизмами, казалось мне достаточно опасным. Но это так, к слову. В нашем же отеле все было просто и скромно. Бунгало как бунгало, но надо отдать должное — меняли белье и полотенца очень четко, всегда был шампунь и прочие ванные принадлежности, нитка с иголкой, спички и другие мелочи. Покидал я номер хаотично — в зависимости от того, когда спать легли, и независимо от этого, когда выходя я снимал табличку «Не беспокоить», было это в девять утра, или в двенадцать, я знал — Володя придет и все уберет. Так оно и было. Эти арабы были затейники. Сначала они выкладывали полотенца розочками некоторым женщинам нашего коллектива. Через три дня такую же розочку выложили и Виктору. Он напрягся, и на всякий случай поглядывал на арабов с опаской.

Некоторые жители соседнего пятизвездочного городка, пляж возле нашего отеля презрительно именовали лужей. Полностью согласен. Залив наш выглядел не ахти, зато везде песочек, в море песочек, никаких тебе возле берега кораллов, и конечно, в январе месяце вода там лучше прогревается. Есть и свои плюсы. От зимнего ветра не спасали деревянные щиты, и приходилось уходить за декоративную каменную стену, имитирующую оборонительное укрепление. Там была тишь и благодать. На пляже подавали горячий кофе и холодное пиво. Собственно во всех заведениях отеля было одно и тоже меню, и хотя готовилось все в одном месте, независимо от того где ты заказал, тебе принесут.

В отеле было много немцев. Создавалось впечатление, будто это вообще чисто немецкий отель, а мы туда попали по недоразумению. Хорошо хоть немцы были тихие… Вели они себя по большей части как дети, устраивали какие-то конкурсы, сильно напоминающие те, что проходят в наших детских садиках, с той лишь разницей, что участникам было за тридцать. На одно из таких мероприятий затянули и членов нашего коллектива. Собственно как и всегда, в это солнечное утро, а в Египте как известно солнце практически всегда, мы тихо мирно сидели у бассейна, пили свое пиво, и вспоминали как провели ночь вчера. Мимо нас дружным строем, а по-другому они не ходят когда их больше трех — это видимо уже генетически, протопали в своих ярко желтых майках немецкие мультипликаторы. Из динамиков полилась веселая музыка, и туристы из Германии потянулись косяками. Игра под музыку была проста и незатейлива — при названии определенного напитка, «Кола», «Спрайт» и т.п., необходимо было приять какую-то заранее определенную позу, причем кто сделал позже других, тот проиграл. Для постановки в позу приходилось подпрыгивать. Из-за нехватки людей, от пива были оторваны Лена с Виктором. Они прыгали, скакали, Виктор получил фигу, а Лене дали стакан спрайта, что при наличии у нас холодного пива было совершенно лишним. На второй гейм, мы предложили свой вариант игры: называются алкогольные напитки, начиная с легких, типа «Пиво», «Мартини», далее средней крепости, потом крепкие типа водки и конька, потом следовали сложные аля водка с пивом и шампанское со спиртом. Причем сложность игры заключалась в том, что после принятия позы, называемый напиток надо было выпить. Немцы замялись и отказались. А зря. Правда над двумя немцами мы все-таки взяли шефство, два дня поили их на дискотеке всевозможными напитками. На третий они отказались. Так же считаю что зря.

Наш мультипликатор по имени Джем тоже устраивал всякие конкурсы, но так уж вышло, что народ из России в этот раз попался вялый, и на конкурсе проводимом для русских под названием «Мистер Лили Ленд 2002» из четверых претендентов, трое были из нашей компании, а четвертый вообще из Ливии. И как Миша не делал мумию из туалетной бумаги, как не пел Андрей, как не плясал я танец мачо, все одно — победу отдали нацменьшинству, этому ливийцу. С тех пор к Ливии у меня прохладное отношение.

Я не был в Гизе. Увы. Обленился страшно и не поехал. Это пожалуй, еще один повод побывать в Египте. Быть там, и не видеть пирамиды, все равно что после Парижа разглядывать Эйфелеву башню на фотографии, причмокивая губами: «М-да…. И где она была? Странно…. Не видел….» Но слава Богу, не я один из нашей веселой группы кто не видел, так что это несколько спасает ситуацию — не я один такой. Ну и конечно хочется в Каир. Всех он поражает своей грязью и бедностью на фоне современных зданий и банков. Хочу что бы меня тоже поразил. Обязательно поеду. Но вот где я был — так это в Луксоре.

Тот араб, что собирал нас по гостиницам, был конечно полный урод. Это был араб в самом плохом смысле этого слова. Достаточно сказать что он работал на «Хелео Тур». Максим, как он представился, был довольно противен и скабрезно шутил, что усугублялось более менее приличным русским. Конечно, если бы он проводил всю экскурсию, то несомненно получил бы в пятак, но видимо парень был не лыком шит, и по приезду в Луксор, бразды правления взял в свои руки хороший араб. Выпускник Каирского университета, с хорошим русским, с отличным знанием истории, он скрасил наш осмотр достопримечательностей. Максим где-то тусовался с шоферами, за что ему отдельное спасибо — избавил нас от своего общества. Карнакский храм поразил. Вот уж где громада! Не буду подробно описывать — бессмысленное занятие для человека неодаренного литературным языком и знанием истории. Лучше о том, как мы заехали за маслами ароматическими.

Как всегда, по старой Египетской традиции нам начали что-то продавать. Это что-то был запах. Сначала каждому раздали бумажку и ручку, от чего у меня создалось впечатления аукциона. Затем, принесли кофе, чай, каркаде, и начали «обработку» потенциальных клиентов. Был рассказ о труде честных арабских рабочих, которые не покладая рук и ног, целыми сутками, по капельки выжимают эти самые масла, по одним только им известной технологии. Как просветил нас лектор, масла эти — полный эквивалент запахов источаемых сами известными в мире брэндами, и в доказательство, начал сообщать, какой аромат их коллекции пахнет одинаково с Шанелью, Хуго Боссом, Джуванши, да собственно со всеми известными марками. На руки каждому капнули пробничек, сравнили цены их продукции и брэндов, сказали что такое раз в жизнь, и раз они в Луксоре то грех не воспользоваться. Я устал и вышел покурить на улицу, но и здесь не было покоя, меня затащили в лавку, и пытались всунуть мне обычный 5-ти фунтовый пергамент по безумной цене, мотивируя его полной редкостью. Спасение пришло в автобусе, и нас повезли на кормежку, после чего пообещали переправить через Нил.

В Ниле крокодилов нет. В свое время, русские инженеры соорудили арабам плотину, назвали ее естественно Асуанская, и крокодилы все исчезли. Да и какой уважающий себя крокодил будет перепрыгивать через плотину, что бы доплыть до Фив или Каира, и как проклятый фотографироваться с немцами и развлекать прочих туристов? Правильно — никакой. Но это не страшно. Роль крокодила-весельчака вполне успешно исполняют арабы. На переправе стоял такой гомон и шум, что мне даже стало страшно представить себе Каирский базар, на котором я так и не был, ведь его издавали всего десять человек, а что будет там? Арбы как всегда махали руками, и пытались о чем то договориться. Мы сели в лодки, напоминающие толи плавсредство для транспортировки мелкого рогатого скота, толи дрова там возили, но было устойчивое ощущение, что эти шлюпки прошли первую и вторую мировую, причем в самых горячих точках. Через Нил переправляли наискось, от чего все-таки получили удовольствие, хотя и сомнительно — с правой стороны тянутся корпуса современных отелей, и только в одном месте прорезается храм. То есть чувство экзотики тут теряется напрочь, от чего становится немного скучно. Если бы вверх по течению… Туда где нет такой дикой цивилизации, этих противных, вечно щелкающих своими вспышками туристов….. Из дальнейшего впечатлило: колоссы Мемнона, Долина Царей (попросту — гробницы). Наш араб, отчего-то долго уговаривал нас, что Тутанхамон ничего не сделал для истории Египта, и известен только по найденной и хорошо сохранившейся, в отличие от других, гробницы.

Мы быстренько согласились с мудрым гидом. Так себе алебастровая фабрика, где в обилии присутствовали всякие фигурки, но зато можно сторговаться до хорошей цены. Заказали себе по картушу, кто золотой, кто золото на серебре. Для тех кто не в курсе — это такая металлическая вытянутая пластинка, на которой изображено ваше имя в древнеегипетском написании. Египтяне были люди доверчивые и наивные, и от того считали, что письменности обучил их бог по имени Тот. Можно конечно простить им это маленькое заблуждение, учитывая давность — ведь с тех прошло ни много ни мало шесть тысяч лет, но самое главное, что считали, будто бессмертие души можно достичь всего лишь написав имя человека. Превратив звуки в знаки человек становился бессмертным. Так и мы, изобразив на огрызке бумаги наши имена латинскими буквами, к вечеру получив в свое распоряжение картуши с птичками скарабеями и прочими загибулинами, стали бессмертны как Дунканы Макклауды. Значит теперь у нас впереди вечность, и можно не торопиться…

Потянуло нас конечно и на морскую прогулку. Нормальный человек скажет — какая там может быть прогулка, когда на дворе январь месяц? Не можем не согласиться, но все равно поехали. Катер собрал всех желающих из нашего отеля, нам быстренько сунули ласты-маски, и проводили торжественно, как в последний раз. Компания подобралась забавная. Ну то что мы поперлись — это дело наше, в конце концов люди взрослые, много чего повидали, не один литр спирта выпили, и можем за себя постоять в борьбе с аквариумной черепахой или вирусным заболеванием верхних дыхательных путей. Но вот остальные люди явно поехали не подумав. Дело в том, что в Египте в январе месяце, как впрочем и в феврале и в декабре, сезон ветров. Это означает, что поток воздуха, постоянно, без остановки, дует все время с одной стороны света, в другую. Думаю его оценят домохозяйки, которым необходимо постирать пуховое одеяло, или ватную подушку, любители дельтапланеризма, дети пускающие змея, и вообще, все, кому эта стихия близка. В открытом море это беда. Это холодно, это неуютно, от этого устаешь. Стоит только погрузиться в воду, как ветер исчезает, а учитывая что вода по температуре не намного ниже окружающего воздуха, находишь что здесь не так уж и плохо. Вот только вылезать не хочется…. Мы то конечно поплавали с маской, подразнили рыб, поныряли к обманчиво-близкому дну, а остальные так и провели все время на закрытой палубе. Несколько пожилых людей, бабушка с внучкой, мама с дочкой, и прочие представители «нетусовочного» общества, тихо сидели за столами, в полной тишине, и через два часа плаванья изъявили о своем желании пристать к берегу.

Еще наблюдали забавный случай. Во время очередной остановки для купания, в месте, где в радиусе трехсот метров бросили свои якоря десяток прогулочных катеров, на нашу палубу влез мужичек в ластах, прочапал до каюты, заглянул в нее, обернулся в нашу сторону, и на чистом русском языке, объявил нам что он поплыл со своей шхуны, нырял, рыб смотрел, а приплыл сюда, и понятия не имеет, где его катер, как называется, помнит только то что он белый с синей полосой, собственно как весь десяток катеров вокруг. Пристальное разглядывание результатов не дало. Хорошо что у его друзей был мобильный телефон, я набрал номер, и ситуация благополучно разрешилась. Вот такие они, пьяные русские… Некоторые ездили кататься на квадрациклах. Не понравилось. Говорят что песок столбом от фаворитов, сквозь арафатку все летит в рот, и сквозь очки в глаза, бедуины в деревне скорей всего это таже обслуга из отеля, только сегодня они работают в пустыне. А вот пейзажи хороши. Я посмотрел потом видео — понравилось. С удовольствием, как окажусь в Египте поеду, только конечно хочется что бы толпы было меньше.

В свою очередь, мы как могли развлекали арабов. Андрей и Виктор пели им на решепшене в три часа ночи русские народные песни. По ходу переводили как могли, получалось не всегда понятно и складно. Героев песни «Ходят кони к водопою…» в переводе на английский Андрей по причине много выпитого не смог как следует утопить, и заявил что «… hors downtown in the river….» Что означала эта фраза арабы видимо так и не поняли, списав все на сложные обороты русского языка.

Туристической полиции тьма-тьмущая. Они на каждом углу, что создает некую имитацию спокойствия. Один раз даже общался. Дело было так. Захотелось нам поесть в русском ресторане. Кто-то сказал что он есть, вот мы и пошли искать. Стоят. Один на улице, другой за рулем, третий в кузове сидит. Подхожу к первому. Спрашиваю — «Говоришь на английском?«, головой машет, тычет в того что за рулем, я смело к нему, и выдаю запрос на русский ресторан, на всякий случай добавляя что мен вообще все равно какой, пусть хоть испанский или французкий. Внимательно, кивая, выслушивает, и тычет рукой на того что в кузове, мол я не понимаю, он говорит, распинаюсь перед третьим. Бесполезно. Лыбется, мол ничего не понял. Шутники……

Ресторан мы все же нашли. И называется он совсем по русски — «Максим». Только разруха там в нутрии полная, и борща нет, так как русские вчера съели, и водки нет, так как англичане вчера выпили, но зато есть пельмени и местное бренди. Откушали. Пельмени модерновой формы, как будто их лепили сразу двумя руками, скручивая углы, как фантик от конфет. Бренди тоже гадость, но у кого похмелье, а все уже кончилось, вполне подойдет. Больше русский ресторан не искали, успокоились, и ели что дадут. Так что о Египте остались только светлые воспоминания, и сколько не было бы нареканий по поводу их сервиса, грязных туалетов из-за хронического дефицита воды, бардака у принимающей стороны, отсутствием полной ответственности у отправляющей, я все равно еще раз вернусь в Египет. Ведь там есть необыкновенное море, необычный запах, история, и теперь частичка меня. На сайте www.darkwood.ru можно найти фотографии.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий