Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> От Синая до Оазисов Ливийской пустыни. Часть первая


Забронируй отель в Египте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

От Синая до Оазисов Ливийской пустыни. Часть первая

Египет

…Это путешествие мы с моим американским братом Олегом планировали давно. Прежде всего хотелось конечно повидаться, после более, чем 10 лет разлуки. Наконец нам удалось удачно состыковать свои отпуска и мы встретились в Израиле в начале августа. Спустя две недели ко мне в гости приехала Ирина, моя хорошая приятельница из Риги. Буквально за день до ее приезда мы с Аликом вернулись из недельного круиза по греческим островам, впрочем это уже тема для отдельного рассказа!
Итак, сразу после приезда Иры, события начали развиваться с огромной скоростью. Прежде всего, следовало с максимальной быстротой сделать две вещи — переоформить Иркину израильскую однократную визу, на двухкратную, а во-вторых, сразу же после этого сдать ее паспорт на получение визы в Египет. И то и другое мы разрешили в последующие три дня. Тут следует подчеркнуть несколько важных нюансов. Вопреки общепринятому мнению о более, чем гибкой визовой политике египетских властей в отношении туристов — курортников, прибывающих авиарейсами в Хургаду, Каир, или Шарм Эль-Шейх, стоит иметь в виду, что те, кто намереваются совместить посещение Израиля и Египта, столкнутся с несколько иной Ближневосточной реальностью. Въезжающим в Египет через наземные пограничные переходы с Израилем, визы не открываются на границе. Вам следует заранее получить визу по месту жительства, либо в консульствах Египта в Тель-Авиве и Эйлате. Причина подобного отношения — проблематичные арабо-израильские отношения и как результат этого — взаимное недоверие и подозрительность, жертвами которого становятся все чаще весьма далекие от здешних проблем люди — обычные туристы. Помимо всего прочего, египетское посольство в Израиле отнюдь не отличается излишней расторопностью.
Бирократические проволочки связанные с получением визы могут занять как один день (как в случае с Ирой), так и неделю и больше, как это было в мою предыдущую поездку в Египет в прошлом году. Из всего вышесказанного мораль — по возможности делайте визу заранее!

Дорога

И вот, 12 августа 2000 года в 10 часов утра мы, с рюкзаками за спиной выходим на центральную автостраду Хайфа — Тель-Авив. Дело отягощалось тем, на на дворе был еврейский Шабат и общественный транспорт не ходил. Оставалось расчитывать на частные маршрутные такси. Не менее часа мы прождали на остановке, прежде, чем возле нас притормозила маршрутка. Поездка обошлась нам по 28 шекелей (7 долларов) на человека.
К полудню мы были на центральном автобусном терминале Тель-Авива. Тут ситуация была следующая — до пограничного перехода Рафиах оставалось порядка 150 километров и никакого транспорта туда не ходило. Даже в обычные дни недели до границы ходят всего два автобуса в день. Мы решили продвигаться в направлении границы насколько это будет возможно, а там уже соорентироваться на месте. До приморского городка Ашкелон, что в 60 километрах к югу от Тель-Авива мы опять же доехали на маршрутном такси. По дороге я договорился с водителем довезти нас до Рафиаха. После недолгого торга сошлись на 150 шекелях за нас троих (примерно $37). Путь проходил через довольно унылую полупустынную местность, поросшую редкими засохшими кустарниками и колючками. Переодически мимо нас проносились оазисы — киббуцы, занимающиеся освоением сельскохозяйственным пустынных земель. Горячий пустынный ветер врывался в открытые окна. По дороге мы заехали на заправочную станцию. Там помимо нас стоял автомобиль ЮНИФИЛа, наблюдателей ООН. Они тоже судя по всему ехали в Египет.
Какое-то время спустя мы остановились перед армейским блок-постом. Дальше шоссе обрывалось в буквальном смысле слова — дальше путь был перегорожен бетонными блоками, а рядом, за несколькими рядами колючей проволоки и мешков с песком, находилось небольшое укрепление. Целое сплетение различных антенн возвышалось внутри. Желтая табличка гласила : «Stop here — border is behind you».При нашем появлении в этом гиблом месте, окруженном унылой пустыней, нам на встречу вышли два солдата с сержантскими нашивками и автоматами на перевес. Не дожидаясь их вопроса о том, кто мы и что мы, я первый вышел к ним с вопросом, как нам добраться до пограничного терминала? Солдат обьяснил, что граница-то она совсем рядом, указав при этом на желтоватое кирпичное здание в ста метрах дальше, над которым развивался египетский флаг. А вот пограничный терминал расположен не здесь, а в пяти километрах севернее. После этого нам разрешили проехать дальше, предупредив при этом, ехать прямо и не останавливаться. Мы объехали бетонные блоки, повернули направо и поехали по ровной, как стрела дороге, по правую сторону от которой тянулись многочисленные заграждения, включая ряды колючей проволоки, противотанковые рвы, а через каждые сто метров желтые таблички извещали незадачливых путников о наличии минных полей по обе стороны от дороги. Короче говоря экзотика высшего уровня!
Тем временем мы притормозили возле шлагбаума, окруженного пальмами и забором. Внутри виднелось светло-голубое здание пограничного терминала и множество туристических автобусов вокруг него. Девушка с «Узи» и рацией подошла к нам, кивнула в знак приветствия водителю. На нас бросила подозрительно-изучающий взгляд, спросила документы. Минут пять она листала наши паспорта, сверяла фотографии, после чего вернула нам из назад и сделала знак водителю, после чего мы въехали на территорию терминала. Процедура перехода границы довольно проста, но вместе с тем нестандартна. По идее, если вы едете в Египет в составе организованной группы на автобусе, то вы вероятно не столкнетесь с тем, с чем столкнулись мы. Для начала наши вещи увезли на тележке в комнату досмотра, затем засыпали вопросами относительно того, кто собирал нам рюкзаки, на какой срок мы едем в Египет и почему мы не воспользовались обычным рейсовым автобусом в Каир. После этого мы прошли на паспортный контроль, а затем вышли на… автостоянку, где на тележках лежали наши вещи. Впрочем, как только мы попытались приблизиться к ним, один из сотрудников безопастности окликнул нас и запретил нам их трогать. Он же, некоторое время спустя подошел к нам, разрешил забрать вещи, а заодно указал на раздолбанный светло-коричневый палестинский автобус с надписью на борту «Gaza buses company LTD». Этот автобус отправлялся в Египет и его шофер согласился перевезти нас на ту сторону за символические несколько шекелей.
Автобус был заполнен закутанными в паранджу толстыми палестинками с огромными тюками, усатыми мужчинами строгого вида с белыми тюрбанами на голове и шумными детишками. Вздрогнув всем корпусом, автобус завелся и двинулся вперед. Мы переехали через нейтральную полосу и остановились возле египетского шлагбаума. Израиль остался позади.
Египетский пограничник с «Калашниковым» на перевес, поднялся в салон и оглядел всех пассажиров недоверчивым взглядом. После этого бегло проверив паспорта вышел и разрешил двигаться дальше. Проехав метров двести, мы оказались посреди большой пыльной площади, заваленной горами грязных баулов и тюков, дико визжали привязанные к забору въючные ослы. Толпы смуглых носильщиков, торгашей, солдат.
Завидев автобус, десятки носильщиков рванулись к нам, чуть ли не силой вырывая вещи и пытаясь навязать свои услуги! Невероятными усилиями нам удалось прорваться сквозь них и войти в здание терминала.
Тут мы поменяли доллары на египетские фунты, заполнили въездные анкеты, уплатили по 7 фунтов пограничного сбора и встали в очередь на паспортный контроль. Неторопливые египетские пограничники внесли наши данные в свои бухгалтерские книги (компьютеры у них отсутствовали), проштамповали паспорта и вот, полчаса спустя, мы, пройдя уже все формальности, вышли за ворота пограничного перехода!
Ворота терминала выходили прямо на автостоянку, где своих пассажиров ожидали такси, в большинстве своем очень древние семиместные «Пежо». Толпа таксистов накинулась на нас в тот момент, когда мы вышли за пределы ворот. Наперебой предлагая нам все возможные направления, включая Каир, Александрию, Суэц, Порт-Саид, они хлопали нас по плечам, порывались нести наш багаж в свои машины, при чем все это сопровождалось невероятным шумом и криками. Мы однако не торопились — время работало на нас. Я знал, что стандартная стоимость поездки в Каир (500 километров) составляет порядка 20 фунтов(6 долларов) за место в семиместной машине, то есть никак не более, чем 140—150 фунтов ($42) за всю машину. Ехать вместе с египтянами мы не захотели, ибо попытка сэкономить 10—15 долларов могла обернуться постоянными остановками, перекурами, шумом и теснотой. Подобное я уже испытал во время прошлой поездки в Египет и не хотел испытать это вновь! После продолжительного торга, в ходе которого водители клялись и божились всем святым, что только для нас, своих лучших друзей, они готовы скинуть стоимость до 150…долларов(!)
за поездку в Каир, мы сторговались на изначальной цене в 150 фунтов, уселись в старый «Мерседес» и выехали в направлении Каира. По дороге шофер нас похвалил, «-Хорошо мол торгуетесь ребята, правда, при этом усмехнувшись заметил, что истиная цена — 120 фунтов, но сбить настолько цену еще не удавалось ни одному иностранцу!». Вообще, как он объяснил, нам очень повезло, что время близилось к вечеру. Туристов уже практически нет, ибо все едущие в Каир, стремятся добраться до туда засветло. Таким образом до полудня у таксистов царствует золотой сезон — сотни путешественников пересекают границу в утренние часы. В это время обычная такса за весь автомобиль не ниже 250 фунтов. Чем ближе к вечеру, тем больше падает цена.
Таксист, который не нашел клиентов до вечера — будет вынужден заночевать в Рафахе, в своей машине, а с раннего утра вновь караулить туристов. При этом конкуренция у них очень приличная, на каждого туриста приходиться по несколько таксистов!
…За окнами — кромешная тьма, переодически нарушаемая фарами встречных автомобилей. Время — десять вечера — ничего себе я вздремнул! Ребята спали сзади. Из радиоприемника доносилась тихая восточная мелодия, нарушаемая шипением и треском динамика. Шофер курит сигарету-самокрутку одной рукой и почесывает затылок другой и это при том, что что дорога вся побитая. То тут, то там машина влетает в выбоины на асфальте, либо в песчанные наносы. Вокруг нас — ровная как стол пустыня, где-то вдали мелькают огни большого города. Промелькнул дорожный указатель «Ismailia — 50 км». Измаилия — это крупный город на Суэцком канале, с населением более 300 тысяч жителей. Во время войн с Израилем Измаилия была практически полностью превращена в руины, но за последние два десятилетия, после отступления Израиля с Синайского полуострова и подписания мирного договора, город был полностью восстановлен. Город не представляет ровным счетом никакого интереса для туриста и состоит из нагромождения серых 4—5 этажным домов, пересекаемых широкими проспектами, при полном отсутствии зелени и парков. Вскоре мы подьехали к Суэцкому каналу. Обычно переправа на Африканский берег осуществляется на пароме, но с наступлением темноты возводится пантонная переправа, ибо движение судов прекращается до утра. Сам канал не такой большой, каким его обычно представляют. Недалеко от переправы полным ходом шло строительство гиганского моста через канал и возможно уже следующим летом он будет достроен и свжет Азию с Африкой. Ровная как стрела полоска воды, шириной не более полукилометра, окруженная песчанными дюнами и вытянувшаяся на 164 километра от Красного моря до Средиземного. Переехав на противоположный берег, мы берем курс на Каир, до которого еще порядка 140 километров.
Таксист высадил нас на «Мидан Рамсес», площадь Рамсеса, где расположен одноименный железнодорожный вокзал, автовокзал, огромная стоянки такси и маршруток, а так же станция Каирского метрополитена. Народу — тьма. Мы довольно быстро соорентировались, нашли станцию метро, доехали до нужной нам станции «Ораби», где расположена наша извечная гостиница «Hamburg» в которой я обычно останавливаюсь в Каире. В эту гостиницу меня три года назад, во время первого посещения Египта, привез таксист, которого я просто попросил отвезти меня в «недорогой отель с кондиционером в центре города».
Отель мне понравился. За чистую и хорошую комнату на троих мы заплатили 50 долларов, что совсем не много для отеля подобного уровня. Большие светлые комнаты с кондиционером, огромными кроватями, телевизором, коврами. Плюс ко всему — завтрак, входящий в стоимость. Однако, чисто внешне отель отнюдь не вызывает желания в нем поселиться. Довольно мрачное угловой здание, расположенное возле бензоколонки с одной стороны и автомастерской с другой стороны. Впрочем, это уже частности!
Только-только расположившись в номере, мы с Аликом решили пойти погулять по ночному городу. Ирка, измученная дорогой, предпочла лечь спать, тем более, что время уже близилось к часу ночи. Мы закрыли ее в номере и пять минут спустя, поймав такси доехали до главной площади Каира — «Мидан эт-Тахрир», или Площади Независимости. Несмотря на поздний час, улицы были заполнены народом и автомобилями.
Мы вышли к набережной Нила в районе отеля «Ramses Hilton», перешли на противоположную сторону реки, на остров Джезира.
Никаких конкретных планов на этот вечер у нас небыло, но по ходу дела возникла идея сходить на шоу с танцами живота. Судя по привезенному мною путеводителю, основная часть подобного рода заведений располагалась вдоль улицы Шария Эль-Ахрам в Гизе, по дороге на пирамиды. С другой стороны сам я там никогда не бывал. В конце-концов мы решили отказаться от нашего намерения с танцами живота и решили просто порогуляться по набережной и вернуться в отель.
По прошлись до Каирской башни, красивого железобетонного строения высотой около 200 метров, на верхнем этаже которого действует ресторан и смотровая площадка. Окружают башню живописные аллеи и сады. На обратном пути мы познакомились с двумя египтянами лет тридцати, Ясиром и Абдулом. Сейчас, оглядываясь назад, я все более убеждаюсь в том, что встреча наша была отнюдь не случайна. Впрочем, обо всем по-порядку.
Они подошли к нам и на хорошем английском принялись расспрашивать о том откуда мы, на какое время приехали в Египет. Я как никто другой знал, что подобные знакомства имеют своей целью под любым предлогом завести вас в какую-нибудь лавку благовоний, или папирусный магазин. Мы очень приветливо и вежливо разговаривали с этими ребятами, зная, что никакие магазины нас не интересуют. Нас согревало сознание того, что мы знали, чего они хотят, а вот они не знали, что мы это знаем! Впрочем, получилось не совсем то, чего мы ожидали. Они не стали завлекать нас в лавчонки торговцев маслами и сувенирами, видимо после того, что мы рассказали, что оба неженаты и парфюмерия нас не интересует. А может быть еще и потому, что я рассказал, что я — из Израиля. После этого мы не менее получаса обсуждали хитросплетения ближневосточной политики. Под конец Абдул сказал, следующее: «-Я примерно понял, что вас интересует. И это совсем не сувениры!».
Он предложил нам поехать в Сафари на Джипе. У Алика загорелись глаза, да и у меня тоже! Абдул рассказал, что его приятель организует подобные путешествия из оазиса Бахария, что в Ливийской пустыне, в 450 километрах к юго-западу от Каира. При этом он попросил от нас в замен одолжение.
От нас требовалось поехать с ними в государственный валютные магазин (типа советских «Березок») и приобрести на его деньги водку и сигареты. Мы согласились.
На следующий день с утра мы рассказали Ире о том, что мы все едем в Бахарию, а также то, что в данный момент мы едем с Абдулом в валютный магазин. Бедную девушку несколько ошеломил поток новостей, но очень скоро мы убедили ее в том, что такой экзотики она нигде больше не найдет!

---------------------

С утра спускаемся вниз, где нас уже ожидает Абдул. Он же ловит такси, предлагая по ходу съездить на пирамиды, покататься там на верблюдах, а уже потом поехать по его делам в валютный магазин. Мы соглашаемся. На пирамидах Гизы я был уже трижды, поэтому лично для меня это путешествие не будет излишне экзотическим, но мои спутники само-собой в восторге!
Приехав на пирамиды мы видим, что нас ждали. На встречу выходит низкорослый бедуин в белом халате и тюрбане, приглашает войти в небольшой двух-этажный дом, где располагается его «офис». Он рассказал нам про свои услуги, точнее предложил осуществить выбор, между прогулкой на верблюде, на лошади, или на осле. Ребята выбрали прогулку на конях. Я предпочел прогуляться пешком, несмотря на уговоры со стороны как хозяина коней, так и Абдула. Понятно, от них плавно уплыла треть предполагаемой прибыли! После того, как ребята уехали, Абдул пригласил меня в соседнее кафе. Мы сели за столик, заказали холодный «Каркаде». Вновь углубились в дискуссию относительно отношений между Израилем и арабским миром. К разговору подключаются еще несколько человек. Очень приветливые. В определенный момент я правда пожалел о том, что рассказал им откуда я. Ну чем мне плохо было остаться для них «русским»? В конце-концов Израиль и все с ним связанное — это более, чем болезненный вопрос для любого араба. Столько копий сломано и слов высказано, что любое лишнее напоминание этой темы вызывает бурю разнообразных эмоций. Учитывая то, что любое упоминание Ближневосточной темы легко скатывается на их подозрительные вопросы, как-то : «А тебе нравится Израиль? Но ведь они убивают наших детей!», а вступать с ними в спор просто бессмысленно и даже опасно.
С учетом того, что почти весь арабский мир живет в условиях жестоких диктатур (Асад в Сирии, Хуссейн в Ираке и так далее) со всеми вытекающими отсюда последствиями, то эти добрые и приветливые люди просто-напросто настолько запуганы откровенно лживой анти-израильской пропагандой (по типу той, что была в отношении Запада во времена холодной войны) с одной стороны и непоколебимостью и святостью своего диктатора с другой, что любая здоровая дискуссия нереальна в принципе. Абдул мне как-то сказал, чуть ли не шопотом, что в народе полным-полно стукачей и провокаторов, что никто и никогда не скажет мне правды. Это не стало для меня откровением. Примерно так я себе и представлял истинную ситуацию в Египте.
….Спустя какое-то время вернулись ребята и мы поехали в валютный магазин. Это было просто великолепно.
Эдакое теплое местечко для избранных. Цены в долларах, товары иностранного производства. Трудно сказать определенно, кто именно, кроме туристов имеет право делать покупки в этих магазинах, но судя по всему следует искать ответ заглянув в прошлые, советские годы. Значит ответ следующий — государственные аппаратчики, бюрократия и чиновники среднего и высшего звена. На улице, как и полагается, прогуливаются перекупщики. Ничто не ново под луной!
Процесс покупки выглядит следующим образом : Вы выбираете то, что вам нужно на стендах. Один из продавцов постоянно следует за вами и складывает ваши покупки в мешок. Затем вы с продавцом идете к кассе, где вам дают бумагу, не глядя при этом на ваши покупки. Теперь вы проходите два метра до следующего продавца, который берет эту бумагу, ставит на нее жирную печать. Вы переходите к третьему продавцу, который на эту же бумагу ставит вторую печать. Четвертый продавец наконец-то вынимает содержимое вашего пакета, проставляет третью печать, после чего вас возвращают в кассу, где вы платите деньги и уходите восвояси. На улице мы ждем Абдула. Скоро он появляется, берет наши пакеты, благодарит нас и мы все уезжаем на уже поджидающем нас такси.
Сразу после этого мы едем в…Папирусный магазин! Нет, без этого никак!
Владелец магазинчика, мистер Таха, друг Абдула, низенький толстый человек с широкой улыбкой на лице. Он пожимает нам всем руки, усаживает на диванчик. Мальчишка приности на подносе каркаде. Все пошло по старой схеме, но не совсем! Я с укоризной взглянул на Абдула, типа, договорились же, что без папирусных магазинов! Он успокаивающе кивнул, что только одну минутку, может быть твои друзья захотят что-нибудь купить? Бросив пару слов хозяину магазина, Абдул объяснил мне, что Таха — это и есть тот самый человек, который организовывает Сафари в пустыне. Таха принес карту страны, пачку фотографий и пока Ира с Аликом рассматривали папирусы, мы принялись за изучение маршрута.
Вариантов было несколько. От двух дней и до двух недель. Я остановил выбор на трехдневных и четырехдневных заездах. Речь шла о районе Ливийской пустыни между оазисами Бахария (отправная точка), что в 450 километрах от Каира и Фарафра, что в 160 километрах к югу. По дороге мы посещаем Белую пустыню, Черную пустыню, несколько каньонов, небольших оазисов и так далее. Мы сговорились на цене в 300 долларов за всех троих, включая проезд до Бахарии, питание, все расходы по ходу сафари, а также дорогу назад. После этого вопрос был вынесен на обсуждение Ирки и Алика. Сказать по правде, меня самого мучали определенные сомнения относительно это мероприятия. Во-превых изначально мы планировали отправиться в Луксор, а во-вторых мы небыли вполне уверены в том, что все будет именно так, как нам пообещали. Восток, как известно дело тонкое. Заплатить деньги — это очень легко, а вот потом получить обещанное может быть трудно. Мы договорились встретиться на завтра с утра и уже сообщить им наше окончательное решение. В этот день мы еще погуляли по городу, сходили на рынок Хан Эль-Халили, посетили мечеть Эль-Азхара, поужинали в «Мак Доналдсе», что на Мидан эт-Тахрир и вернулись в гостиницу.
На следующий день мы первым делом отправились к Тахе, сообщили ему, что едем. Оставили у него наши вещи и пошли в Каирский музей. Наш автобус отправлялся через три часа и у нас оставалось некоторое время на беглый осмотр этой сокровищницы Древнеегипетской цивилизации. По дороге произошел следующий забавный эпизод, над которым мы долго еще смеялись. Спокойненько так идем, никого не трогаем, периодически вежливо кивая в ответ на традиционное «Welcome to Egypt!» как вдруг возникает какой-то тип, очень надо сказать цивилизованный по сравнению с другими аборигенами в «ночных рубашках» и начинает давать нам советы, с какой стороны лучше подойти к музею. Мы как раз остановились на очень оживленном перекрестке, рассуждая, какую дорогу все-таки переходить. Надо же, такой заботливый Египтянин оказался: увидел, что туристы в замешательстве и несмотря на свою жуткую занятость (он всего лишь выбежал на ланч), остановился, чтобы нам помочь. Оказалось, что время для похода в музей мы выбрали не самое подходящее, у них перерыв, который закончится через час. Но, как истинно готеприимный Каирец, он не мог без содрогания смотреть на грустные физиономии туристов и готовый пожертвовать своим ланчем, только бы мы были счастливы, согласился сопроводить нас в ближайший магазин. Нет-нет, вы не подумайте, что это была его лавка — это был государственный магазин, объявивший 50% скидки в связи с национальным праздником — Днем рождения президента Мубарака. Он проводил нас до дверей и испарился. Только благодаря тому, что папирусы и масла были закуплены накануне и мы устали попусту тратить время и торговаться — мы попали в тот день в Каирский музей. Впоследствие оказалось, что гостеприимный Каирец работает зазывалой на том перекрестке, а Каирский музей работает без перерывов.
Итак, в шесть часов вечера мы подошли к магазинчику Тахи, где нас уже ожидало такси. Непродолжительная поездка по каирским улицам и вот мы на автовокзале Эль-Атаба, откуда и отправляется наш автобус. Вокзал напоминает один большой замусоренный базар, но к такого рода экзотике мы уже успели привыкнуть! Наш автобус на удивление очень достаточно приличный, даже с работающим кондиционером.
Как я понял, все автобусы компании «Upper Egypt» довольно цивильные. Народу набивается тьма-тьмущая.
Свободных мест уже нет, а народ все набивается и набивается. Вот уже все проходы заняты лежащими и сидящими крестьянами. Они ругаются друг с другом, толкаются. Бардак полнейший.
Наконец автобус отъезжает. Но не тут-то было! На выезде из города скандал из-за мест вспыхивает с новой силой. Мы останавливаемся на обочине и начинается выяснение отношений. Какой-то египтянин утверждает, что его место заняли, а его оппонент отказывается уступать, ссылаясь на то, что он первый его занял, а кроме того, у него большой тюк, который некуда положить. Дело чуть было до драки не доходит. Водитель выбегает на улицу и зовет помошь. Появляется некий строгий мужик с усами, который протискивается к спорящим и пытается уладить дело. В конце-концов все потихоньку умолкают. Мы продолжаем свой путь.
Упрятав Иришку к окну, дабы не вызывать нескромных взглядов в сторону ее стройных ножек, мы попытались вздремнуть. Не тут-то было. Вокруг нас возникает дискуссия. Человек десять о чем-то оживленно спорят, отчаянно жестикулируя при этом. Чуть позднее нас в эту дискуссию втягивают. Для начала следуют стандартные вопросы «Откуда, куда, как?» и так далее, затем интересуются, как нам понравился Египет.
Потом совершенно неожидано водитель врубает на полную громкость трансляцию пятничной молитвы. По всему салону разносится «Алла у-Акбар!». При этом выключается свет и мы остаемся в полной темноте. ….Я чуть вздремнул — на часах уже около десяти вечера. Автобус мягко несется по пустыне, судя по всему, как минимум половина пути уже позади. И тут происходит следующее. Раздается громкий хлопок, автобус вздрагивает всем своим корпусом и на полной скорости вылетает с дороги прямо в кювет. В течении нескольких секунд мне казалось, что мы сейчас перевернемся, ибо автобус ежесекундно подскакивал на ухабинах и камнях, но… вот мы с грохотом уткнулись во что-то и народ полетел друг на друга. В передней части салона повылетали стекла, включая лобовое. Все заполнилось едкой пылью и запахом гари.
Мы натянули на лица футболки, чтобы не задохнуться. На удивление никакой паники небыло. Пассажиры очень стойко восприняли произошедшее и стали потихоньку выбираться из автобуса наружу. Несколько человек было ранено, но судя по всему не серьезно. Порезы от стекол, либо просто со сна кто-то ударился головой о перила, либо переднее кресло. Мы тоже наконец-то выбрались из салона. Ирка была напугана, но держалась молодцом, а Алик был просто в полном восторге, экзотика превосходила все границы!
Сам я достаточно спокойно воспринял произошедшее, в конце-концов главное, что никто не пострадал, а все остальное это уже мелочи жизни. Одно только меня угнетало — отсутствие питьевой воды. Судя по всему, нам предстояло провести в этом богом забытом месте еще немало времени, пока придет помощь, если придет вообще. Мы сделали круг вокруг автобуса. Немогло быть и речи о том, что этот автобус удастся отремонтировать. Передник колеса были выломаны вместе с подвесками, радиатор изогнут вдвое. Аккомулятор каким-то непонятным образом вылетел наружу, вместе с ворохом оторванных проводов. Теперь разговор мог идти только о том, как скоро придет помощь. Я подошел к интеллегентного вида полицейскому, который ехал в этом же автобусе. Он сообщил отнюдь не радостную новость — никаких средств связи в автобусе не предусмотрено, а мобильного телефона ни у кого не было. Вся надежда оставалась на то, что посреди ночи появится какой-нибудь автомобиль в этой глуши. Мы с Иркой и Аликом прошлись до того места, где автобус вылетел с дороги. Кругом валялись обрывки резины, куски пластмассы; длинный черный след от колес ведет в сторону от дороги. Все стало ясно — видимо водитель задремал за рулем, автобус съехал колесом на обочину, наскочил колесом на камень, колесо лопнуло и…вот мы здесь. Ту же мы обратили внимание на дорожный указатель, гласивший, что до Бахарии еще 178 километров. Я развернул карту — на всем протяжении пути не было ни одного населенного пункта, ровным счетом ничего, кроме прямой, как стрела дороги, посреди которой мы стояли. Тем временем пассажиры расселись в кружок и непринужденно болтая, принялись перебирать содержимое своих сумок и баулов. Мы вернулись к автобусу и сели рядом с остальными. Время шло. Помощь не шла. С каждой минутой все меньше шансов оставалось, что кто-нибудь появится на дороге. Время перевалило за полночью. Хотелось пить. Половина бутылки минералки, случайно завалявшейся в Иркином рюкзаке мы решили оставить на крайний случай… Часа полтора спустя, на горизонте появились огни автомобиля. Народ быстро поднялся с земли и бегом выбежал на шоссе, встречая машину. Старый обшарпанный грузовик ехал в Каир. В него сел водитель автобуса и парнишка с разбитым носом. Как мы поняли, водитель поехал за другим автобусом, что бы забрать нас отсюда. Да, невесело выходило. Туда часов пять на этой колымаге, обратно пусть 3—4, да еще неизвестно как долго они там будут выяснять что произошло и как поступить. Мне сразу вспомнились пять чиновников, по очереди принимавших участие в нашей покупке водки и сигарет в Каире. Да, если бы не проблема с водой, можно было бы принять нашу аварию как приключение! В конце-концов, часа два спустя, появился самосвал, двигавшийся в сторону Бахарии. Туда мы и залезли. В металлическом кузове, где до нас возили уголь, компактно разместилась половина пассажиров нашего автобуса. Самосвал разогнался, от холодного и сухого пустынного ветра раздувались наши футболки. Мы с Аликом подошли к борту. Вокруг, на сколько хватало глаз, простиралась причудливая пустыня, состоящая из низких черных сопок и дюн. Несмотря на поздний час, было достаточно светло. Полная луна освещала все вокруг. Потом мы сели назад. Иришка использовала меня как кресло, мне пришлось прислониться к борту, отчего моя футболка почернела, а руки стали темнее, чем у египтян! Алик воодушевленно разговаривал с египтянами, причем разговор этот скорее напоминал отчаяные попытки перекричать шум двигателя и ветра, при этом не сорвать горло. Часа потора спустя грузовик остановился. Мы все высунулись наружу и увидели, что нас затормозила дорожная полиция. Мы были на въезде в какой-то населенный пункт, дальше грузовик проехать не мог, действовали какие-то ограничения. Пришлось спуститься на асфальт. Наши спутники окружили полицейского и отчаянно жестикулируя что-то ему объясняли. Наконец нам объяснили, что полицейский просто не имеет право пропускать в поселок грузовик с людьми, так запрещено по правилам. Страж порядка был неумолим. Грузовик умчался дальше, а мы остались на дороге. До Бахарии осавалось еще 20 километров. Было решено идти по дороге, надеясь на попутный транспорт…..Топали мы долго. Может быть час, может быть и больше. Где-то очень далеко виднелись огоньки города. Наконец остановились на привал. Люди расселись по турецки. Все молчали, отрешенно глядя себе под ноги. Кто-то подстелил коврик и начал молитву. Мы достали остатки воды, первым делом предложили всем. Те вежливо отказались, показывая знаками, что они к подобному привыкшие, а вот нам-то стоит пить побольше. Мы попили, убрали бутылку в рюкзак. Откуда-то возникла кошка. Она остановилась на безопасном расстоянии от нас, села, не спуская с нас глаз. Старик в белой куфие поманил ее. Она подошла на пару шагов ближе.

…Сторож древностей, работающих в подчинении инспектора по древностям в оазисе Бахария, ехал на осле по дороге, ведущей в город Фарафра (Farafra), как вдруг в трех с половиной милях к югу от Bawiti, столицы Бахарии, нога животного провалилась в какую-то ямку. Когда сторож спешился, чтобы освободить животное и заглянул вовнутрь, то увидел там множество мумий в позолоченных саркофагах…
 В тот же вечер о находке узнал известный археолог Захи Хавасс, отвечающий за исторические памятники Эль-Гиза.
Вначале он воспринял историю с недоверием. Он знал, что древние египтяне хоронили покойных, украсив их мумии золотом. Но не мог предположить, что подобное захоронение могло остаться неразграбленным. Богатые древностями пустыни Египта издавна кишели мародерами-гробокопателями. Вот что он пишет: «Когда я прибыл на место, я и предположить не мог, что увижу такие прекрасные экземпляры. Глаза некоторых пристально смотрели на меня как живые. Другие мумии, обернутые в простое полотно, напомнили мне голливудские кадры. Большинство из них покрыто позолотой и роскошно окрашено религиозными сценами, это самое прекрасное из того, что находили в Египте. Мумии все еще пахнут смолой, использованной при бальзамировании тысячелетия назад.»
Процветание древних жителей Бахарии очевидно в обилии найденых позолоченных мумий и предметов, связанных с похоронами. Население Египта в римское время было около 7 миллионов человек. По мнению современных исследователей, население Бахарии в то время составляло где-то 30 тысяч человек, большинство из которых были романизированными египтянами, занимающимися производством вина из фиников и винограда и экспортировавшими его по всей долине Нила. На сегодняшний день население оазиса составляет примерно 45 тысяч человек. Да и контраст по сравнению с найденной роскошью налицо. Мне, городскому жителю, трудно представить как можно жить в такой глуши — низенькие хибарки, пара магазинчиков (лавчонок) и кругом песок, больше напоминающий серую пыль. Никто никуда не спешит, слабое подобие «жизни» начинается после захода солнца. А вот женщин на улице, почти не видно. Очень редко какая-нибудь бахарийка, по самую макушку завернутая в черную материю, быстренько прошмыгнет мимо — я уверен, что только очень важные дела заставили выйти ее за пределы дома. Даже свадебный обряд бедуинов строится по принципу: «мальчики-налево, девочки-направо!». ….Бавити — маленький городок, или скорее большая деревня, затерянная в песках Сахары. Глинобитные большей частью домишки, пыль, горячий воздух пустыни. Редкие мужчины в белых халатах и тюрбанах, неспеша бредущие по дороге. Ахмед Аль-Шеми, который принял нас у себя дома — коренастый мужчина лет сорока, с короткой аккуратной бородой и неизменной белой куфией на голове. Мы сидим по турецки на циновках у него дома. Его сын принес кувшин с водой и мыло. Полил нам на руки, мы торопливо намылись. Воду здесь берегут. Огромный алюминевый поднос с рисом и приправами стоит на маленьком столике перед нами. Рядом — горячие питы, зелень. Ахмед неторопливо скрутил цыгарку, сунул руку в карман, достал щепотку марихуаны, засыпал ее в самокрутку. Закурил, задумчиво глядя на пищу. Мы ждем, пока хозяин подаст знак к началу трапезы.
Пища очень специфическая, очень жирная и сытная. Мясо — баранина. Очень вкусно. Кушаем руками, из столовых пренадлежностей — только длинный острый нож и одна большая ложка, чтобы накладывать в свою тарелку. Пита складывается вчетверо, макается в хумус и другие приправы.
После еды Ахмед поинтересовался у нас, где мы пожелаем заночевать. На выбор представлялся с одной стороны отель, а с другой — ночь в пустыне. По-правде сказать мне захотелось заночевать в отеле, тем более, что после поездки в самосвале я был страшно грязный и вспотевший. Вторя причина заключалась в том, что через пару часов наступал рассвет и мы рисковали проснуться от ярких лучей горячего африканского солнца. Иришка тоже предпочла отель. Алик согласился со «скрипом» — ему не терпелось в полной мере насладиться экзотикой!
До отеля мы добирались с «ветерком». Ахмед глубоко затянулся марихуаной, сладостно закрыл глаза, после чего сел за руль своего джипа «Тойота Ландкрузер». Мы забрались назад. Только я успел захлопнуть заднюю дверь, как автомобиль резко рванул с места, от чего мы полетели друг на друга! Моментально разогнавшись по узенькой улочке, мы выехали на главный проспект деревни, пронеслись по нему со скоростью порядка ста километров в час, поднимая тучи пыли и выехали на шоссе. Проехав с полкилометра по дороге, мы вдруг резко свернули в сторону, подлетели на песчанных ухабинах, от чего зад машины занесло в сторону. Ахмед не останавливаясь врубил 4/4 и скинул передачу, отчего мотор дико взревел. Мы неслись по пустыне, подскакивая на камнях и влетая в ямы. Впереди мелькали песчанные барханы, освещаемые фарами. Машина на большой скорости круто входила в повороты, от чего на какой-то миг колеса оказывались в воздухе. Мы судорожно вцепились в сидения. Слишком силен был еще шок от сегодняшней поездки на автобусе! Ахмед меж тем сладко затягивался папироской, управляясь с рулем одной рукой и коленями. Был момент, когда мне показалось, что все, сейчас перевернемся, когда мы взлетели на каменистый выступ, взлетели, а затем на бешенной скорости плюхнулись на землю, точно как в американских боевиках с погонями по пересеченной местности! При этом я подлетел и хлопнулся головой о потолок. Да, впечатлений было чертовски много!
На лице Иришки было настоящее страдание, зато Алик был просто счастлив!
Меж тем, пустныня сменилась густыми зарослями. Узкий проезд с глубокими колеями от колес в песке, но скорости не сбавили. Потом мы затормозили.
Ахмед обернулся : «-Ахлан у сахлан!» (Добро пожаловать). Мы вылезли из Джипа, порядком потрепанные и усталые. Нас окружали пальмовые заросли. А прямо перед нами располагался прямоугольный бетонный бассейн, вода в который поступала из громадной трубы, торчавшей прямо из песка. Над бассейном поднимался пар. Это было ничто иное, как горячий источник с сероводородом (судя по резкому запаху). Ахмед быстро разделся догола и аккуратно спустившись по ступеньках погрузился в воду, знаком приглашая нас последовать его примеру.
….Вода — горячая, как в ванне! В бассейне очень мелко, от силы по пояс, так что принимать ванну приходится сидя на корточках. Ощущения очень странные и неоднозначные. Принимаем тут джакуззи, посреди Сахары, окружают нас песчанные барханы, а крышей нам служат небо и звезды!
Теперь, к вопросу о гостинице. После купания мы вернулись в Джип, проехали метров двести и оказались посреди странного виды турбазы, больше напоминающей военную базу. С десяток одноэтажных светло-коричневых бараков, выстроенных рядами и окруженных металлическим забором с колючей проволокой. Нам на встречу вышел бедуин в белом халате и тюрбане, перекинулся парой слов с Ахмедом. Мы подьехали к одному из бараков. Это был наш «фундук» (отель). Внутри находилсь небольшая комната с двумя застеленными кроватями, тумбочка и стул. Воды в кране небыло, ибо, как объяснил Ахмед, воду надо специально накачивать из скважины, а насос сломался. Туалеты располагались в соседнем бараке, но и там воды небыло. Этот момент смутил меня более всего, ведь для того, что бы помыть руки, пришлось бы вновь возвращаться к источнику! В самой комнате спать было невозможно — душно и множество мух, поэтому мы вынесли матрасы на улицу, под навес и легли там.
На следующий день мы вернулись в Бавити, где погрузили в машину наши вещи, матрасы, одеяла, ящики с провизией. Мы выезжали в сафари. К нам присоединился помошник Ахмеда, долговязый парень в белом халате, шлепанцах на босу ногу и желтыми от курева зубами. Отдельный вопрос был с водой. Бедуины пили воду прямо из источников, не брезгуя ее кисловатым привкусом и вязкостью. Но нам это делать не стоило, ибо подобное могло запросто обернуться проблемами с кишечником для не подготовленных. Это признавал и Ахмед. Поэтому мы купили в дорогу четыре ящика минеральной воды «Барака».
Поездка по улочкам городка напоминала скорее братание со всеми подряд. Ахмед постоянно сигналил прохожим, те махали ему рукой, что-то говорили. Переодически к нам в машину садился кто-нибудь, оживленно переговариваясь с Ахмедом и его помошником, на следующем перекрестке они выскакивали на ходу из машины и продолжали свой путь пешком. На главной площади случилось ЧП — с велосипеда упал шейх и расцарапал локоть. Мы тут же притормозили рядом и Ахмед пошел разбираться что к чему. Толпа местных жителей окружила пострадавшего. Уже через пару минут шейх тяжело кряхтя поднялся на ноги, с помощью Ахмеда сел на велосипед и продолжил свой путь.

----Продолжение следует! ----

Комментарий автора:Рассказ длинный (и это всего 1-я часть), но очень интересный. Саша рассказывает не о типовом отдыхе «кверху пузом» на пляже, а о настоящих приключениях…

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий