Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Египет >> Лучший сувенир — рукопожатие короля


Забронируй отель в Египте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Лучший сувенир — рукопожатие короля

Египет

До последней секунды мне казалось, что это сказка, что мы никуда не поедем, а если уж вдруг приедем куда-то, то окажемся в такой дыре, что лучше и вовсе не ехать. Без историй, конечно, не обошлось. Удивляться здесь нечему — у меня всегда что-то такое происходит. Загрузившись со всеми манатками в Ил-86, мы ждали отправления. Оно запаздывало на несколько минут. «Как обычно», — подумала я и ошиблась. Самолет покатил по взлетной полосе. Я закрыла глаза, надеясь уснуть — ночь до этого не спала, мужественно решив вовсе не ложиться, раз предстояло рано вставать — рейс у нас был в 9 часов утра. Миха, сидевший в соседнем кресле, уже давно спал, я тоже задремала. Сквозь дремоту я чувствовала, что мы куда-то движемся. «Летим! Скоро уже будем в Африке!.. Подумать только». Открыв глаза, я просто-напросто не поверила им — мы летели задом наперед! «Это сон», — подумала я и проснулась. Между тем, мы и в самом деле двигались хвостом самолета вперед! Сбросив с себя сонную одурь, я узнала, что нам не дали разрешения на вылет из-за сильной облачности. Мы всё катались и катались по взлетному полю… Потом облака вроде рассеялись, но тем временем наша полоса успела обледенеть (кто бы мог подумать?! Это в декабре-то…) и мы всё продолжали кататься, останавливаясь время от времени в различных концах аэродрома. В итоге мы вылетели с задержкой в 3,5 часа — то есть накатали мы по московской земле почти столько же, сколько занимает путь до Хургады вообще. В конце концов мы всё-таки долетели. Сойдя по трапу на землю, мы с Михой стали подшучивать друг над другом — мол, на самом деле мы в Шереметьево, только с аэродрома убрали снег, нарисовали декорации и всё такое прочее…

 В самом деле было очень странно видеть после московских морозов и черно-белого пейзажа желтую пустыню, синее-синее небо, пальмы, арабов в весьма живописных одеждах… Египет нас встретил летом! Это была просто сказка! Я вспомнила Яночку и Павлика Хабровичей, прибывших в Алжир. «… Яночка не ответила. Она вдруг умолкла, ибо волнение лишило ее дара речи. Только сейчас она осознала, что находится в Африке. Самолет катит по африканской земле, а в небе светит африканское солнце. Желтый неправильный треугольник, столько раз виденный на карте, находится сейчас под ее ногами. У нее перехватило дыхание, и она стала напряженно вглядываться во всё, что попадало в поле ее зрения. В поле зрения, кроме обычных, таких же, как в Польше, взлетных полос, появился автобус, ужасно широкий и с огромными окнами. Несомненно, африканский. Автобус мягко поплыл в сторону африканской таможни. В нем было не слишком жарко, снаружи дул легкий теплый ветерок. Огромная таможня выглядела вовсе не по-африкански. После солнечного света она казалась темной и мрачной. На постоянно освежаемом водой бетонном полу стояли большие лужи. Только где-то далеко впереди, за застекленной стеной, горело мощное, слепящее глаза сияние, и оно-то и было АФРИКОЙ. Туда следовало стремиться…»

Пройдя все таможенные процедуры и купив визу, мы еще зашли в дьюти-фри и добавили к нашим сумкам и рюкзакам ящик пива и несколько бутылок спиртного. В Египте принят сухой закон — на туристов он не так чтобы распространяется, в ресторанах и барах можно заказать что-то алкогольное, но выбор весьма невелик (в основном местное пиво, аперитивы и различные коктейли), плюс определенный объем можно привезти с собой, да в первые сутки приезда можно отовариться в местном дьюти-фри. И мы решили запастись напитками по максимуму — кто знает, что нас ждет?.. Нагруженные, словно вьючные ослы, которых мы еще только собирались здесь увидеть, мы с Михой отправились искать представителей встречающей фирмы «РТК-Панорама» — нас должны были довезти до отеля. Правда, до какого именно отеля, мы до сих пор не знали. Дело в том, что мы приехали по программе Фортуна-5, это означает, что нас должны поселить в пятизвездочном отеле, но в каком именно — решает принимающая сторона. Решали они долго. Часа два нас пересаживали из одного автобуса в другой, мы послушно доставили вещи и тащили их куда-то, нам называли разные названия гостиниц, мы уже и света белого не видели и приготовились встречать африканскую ночь на аэродроме (шел уже шестой час пополудни и солнце стало опускаться к горизонту), но в конце концов нас посадили в микроавтобус весьма потрепанного вида, а спустя еще каких-то полчаса к нам присоединились немолодая пара и мужчина лет сорока, а рядом с шофером уселся еще один араб, позже представившийся Абдуллой. По дороге немолодая пара всё сетовала на то, что кто-то в аэропорте взял их чемодан, видимо, после возлияний в самолете спутав его со своим. Мы тактично молчали, а я втихомолку радовалась, что наши-то вещи спокойно едут с нами…

Подъехали к отелю — Sea Star Beau Rivage (мне опять вспомнилась Хмелевская и приключения пани Иоанны на яхте с одноименным названием… Но пока я ничего не предчувствовала). Миха стал вытаскивать наши сумки из багажного отделения и вдруг обращается к паре: Извините, а Ваша фамилия не Ивановы? Я подумала, а что это с ним? Вроде, на солнце еще не мог перегреться… Те встрепенулись и закивали, видимо, уже понимая, что произошло. Я пока терялась в догадках. Тогда тот осёл, который взял Ваш чемодан — это я! Оказалось, что именно мы прихватили сумку Ивановых, оставив такую же Михину в недрах Хургадского аэропорта… В итоге мы всё-таки попали в свой номер в отеле — с опозданием часов на шесть, без Михиного чемодана со всей одеждой, а главное — купальными принадлежностями, усталые и голодные… Но — мы на месте! В Африке, в Египте, в Хургаде! После заката купаться в море запрещено, да и холодно, в бассейн мы тоже теперь окунуться не могли, так что после ужина мы накинули ветровки и пошли гулять к морю. Море… Красное море!.. Мы долго сидели в темноте, освещаемой лишь низкими торшерчиками. (Ими освещается пляж ночью.) Я курила и пила джин с тоником, Миха — пиво. Словами все наши ощущения трудно передать. Шелест волн, песок, сохранивший тепло дня, звездное небо… Этот вечер надолго останется в моей памяти…

Потом мы еще немного прошлись по окрестностям. Вокруг отеля много строек, да оно и понятно — Хургада город молодой, строящийся и бурно развивающийся. Так и не подумаешь, что этой стране несколько тысяч лет… Особенно приятно отношение к туристам. Многие говорят или пытаются говорить по-русски. Да и не это главное. Вот мы шли по новому городу. Вокруг пустыри или стройки, а тротуар любовно выложен керамической плиткой. Здесь думают о людях, и это главное. Набредя на телефонные будки, мы пытались понять, какие карточки к ним подходят. И тут из тишины ночного города к нам вышел египтянин и знаками показал нам, что и как следует делать. Нам оставалось лишь с благодарностью поклониться ему.

8 декабря 2002, воскресенье, 2-й день
Проснувшись утром, я долго не могла понять, где нахожусь. Сквозь шторы пробивалась полоса ослепительно яркого света, какой бывает только в кино. Египет! — пришло в голову. После завтрака «Панорама-РТК» прислала нам такси и менеджера с самым, пожалуй, распространенным здесь именем Мухаммед, и мы отправились в аэропорт. По дороге я всё смотрела в окно и любовалась местными достопримечательностями. «Неужели я в Африке?» — думалось мне. В аэропорте Миха с Мухаммедом ушли за кордоны, а я осталась одна в зале ожидания — без документов, без денег, без маломальского знания английского… А Миха тем временем, как я узнала позже, был проведен через три паспортных проверки, в ходе них был изучен с ног до головы, в конце концов ему поверили и привели в комнату, до потолка набитую сумками и чемоданами, забытыми пассажирами… «Ищите», — сказали таможенники. К счастью, Михина сумка лежала с самого краю, собственно, ничего странного — вряд ли было много рейсов после нашего прибытия. Таможенники повелели открыть сумку. Но ключ от нее со всеми остальными вещами лежал в номере отеля. «Ломайте замок!». А в сумке-то лежала двойная порция пива (Михина и моя), которую мы тащили из Москвы, не особенно понадеясь на местное пиво. Но вот как объяснить египетским таможенникам, что пиво мы везем не контрабандой, что в сумке лежит и моя доля?! Я-то осталась за кордонами… К счастью, пыл бравых стражей несколько остыл, они для вида помяли сумку и отпустили Миху с Аллахом…

Таксист довез нас до отеля и содрал за дорогу туда и обратно 65 фунтов — по местным меркам, сумма весьма приличная! Но мы были счастливы, что приключения остались позади, что все вещи с нами, что можно наконец идти на пляж, и без сожаления расстались с деньгами. А потом нас ждало море. Это было новое море — совсем не такое, как вчера вечером. Вчера мы в темноте видели, как пена бросается на песок, слушали шелест волн… А сегодня сверкающее, ласковое, переливающееся под солнцем всеми оттенками синего и зеленого, оно играло с берегом волнами прибоя, как дитя играется с любимой игрушкой. Мы плескались в нем, потом начали нырять с маской и трубкой и — о чудо! — нашим глазам открылся удивительный подводный мир! На глубине всего в один метр мы видели и кораллы различной формы, и рыб всех возможных цветов и размеров, и нечто такое, чему трудно подобрать определение… Часа в три пополудни стало немного холоднее и мы окончательно вылезли на берег. Здесь мы впервые познакомились с аниматорами — это специальная команда, главное занятие которой — развлекать гостей. Наши ребята были из Италии, и в дальнейшем мы с ними еще успеем подружиться. В этот раз мы попали на «boccia-game» — игру с разноцветными шариками, в которой нужно забросить свой шарик как можно ближе к белому. В дальнейшем Миха будет одерживать в этой игре крупные победы, а я буду играть лишь от случая к случая — когда не будет более интересных занятий.

После игры мы немного осмотрели отель и его ближайшие окрестности, а затем отправились в город — без особой цели, просто пошататься и посмотреть, что там делается. Дойдя до даун-тауна (это центр старого города, где сосредоточены все основные магазины для туристов, я назвала его местным Арбатом), мы убедились в истине, в которую трудно поверить, не зная местных нравов и обычаев: начальную цену можно сбросить без особого труда в несколько раз! Кстати, в накладе продавцы всё равно не остаются. Наше знакомство с торговцами началось с того, что я польстилась на медный кулончик ценой всего в полфунта (это порядка 10 центов), а в итоге мы накупили каких-то сувениров на 45 фунтов! Первоначально же за них просили 100 фунтов. Как оказалось, для того чтобы пройти по этому базару, постоянно приходится отбиваться от настырных продавцов, которые на всех европейских языках зазывают и буквально за руку затягивают в свои магазины… На обратном пути мы кое-как столковались с водителем маршрутки и он довез нас прямо до дверей отеля. Вечером мы снова пошли к морю и, очарованные, долго слушали музыку прибоя.

9 декабря 2002, понедельник, 3-й день
Утро море встретило нас сильным ветром и даже, как мне показалось, небольшим штормом. Этот ветер будет почти во все дни нашего отдыха и станет для нас неотделимой частью Хургады… Ветер нагнал к берегу мусор, которые служители сгребали граблями и уносили. Купаться не очень хотелось, а тут аниматоры стали созывать народ на волейбол. Было очень забавно с непривычки слушать смешанную немецко-английско-русскую речь. Зато все прекрасно друг друга понимали! Наверно, это и есть интернационализм, и ему не надо учиться, ты просто видишь, как люди различных национальностей, говорящие на разных языках, делают одно дело и никто никому не мешает… После купаний (я, правда, лишь пару раз окунулась в набегавшую волну, а потом быстро мчалась вытираться и согреваться, тоже в принципе своего рода спорт, а Миха долго и с удовольствием плавал с маской, любуясь морскими красотами) мы отправились на поиски развлечений. На двух маршрутках мы доехали до отеля «Синдбад», рядом с которым, как мы узнали от вчерашнего таксиста, должен был быть боулинг-центр. Пару часов мы блуждали по окрестностям, донимая египтян вопросами, но они, как выяснилось, в подобные игры не играют… Мы всё-таки нашли этот боулинг-центр, но он был закрыт. Мы еще побродили по окрестностям, заглянули в один из двух хургадских макдональдсов и решили вернуться в отель на ужин.

 В боулинг мы снова приехали уже на такси — и с тех пор стоило нам только выйти из отеля, наши друзья-таксисты кидались к нам и предлагали прокатиться. В боулинге первые полчаса мы кидали шары в полном одиночестве, но постепенно зал заполнялся. И что характерно, никого, кроме наших сограждан, в этот боулинг нелегкая не заносила. До сих пор не могу понять, как же коротают египетские ночи немцы. Классными игроками нас нельзя назвать, но боролись мы упорно, а уж эмоций выплескивалось — куда там футбольному чемпионату! В боулинге были и другие игровые развлечения: бильярд, дартс, игровые автоматы. После боулинга в отеле нас ждало «русское шоу» и празднование дня рождения главного менеджера отеля. Народу на шоу собралось прилично — и отдыхающие, и сотрудники отеля. Под калинку хлопали даже немцы…

10 декабря 2002, вторник, 4-й день
 В этот день мы отправились на Коралловые острова нырять с маской и трубкой. Автобус опоздал, но мы уже немного привыкли к местным обычаям и не удивились. На подобных экскурсиях машина ездит по отелям и забирает всех, наш отель, как правило, был последним в очереди и нас забирали в самом конце. Нас привезли на причал, расположенный на территории одной из гостиниц, выдали трубки, маски и ласты и пригласили на борт небольшой яхты. По обоим бортам у нее были прибиты старые автомобильные покрышки — как выяснилось чуть позже, здесь любят пришвартовывать корабли один рядом с другим, и покрышки амортизируют удары. А между тем море переливалось всеми цветами — от цвета морской волны до небесной синевы и искрилось под лучами солнца. Оно было таким чистым, что даже на глубине в несколько метров можно разглядеть дно. Да что дно — еще до отправления народ успел расположиться на бортах и начал разглядывать рыбешек и прочую живность, резвившуюся между стоявшими на причале яхтами и катерами. Солнце уже стояло высоко и освещало морскую воду на несколько метров вглубь. И вот первая остановка. Залезать в воду было страшновато — ветер до сих пор не утих и вода выглядела очень холодной. Свалившись с грехом пополам в море, я ничуть не пожалела об этом: на двух-трех метровой глубине можно наблюдать небольшие коралловые рифы, кораллы совершенно причудливых форм и цветов, а возле них плавают чудесные, сказочные рыбы: синие, желтые, белые, зеленые, черные, полосатые, все различных размеров: начиная от наперстка и заканчивая едва ли не метровой длиной…

Увидев, что несколько человек с нашей яхты направились к песчаному острову, я поплыла вслед за ними. Выбравшись на теплый песочек, я словно обрела потерянный рай — до того удивительно было после яхты, ветра и прохладной соленой воды оказаться на суше, да еще какой! Я улеглась под теплым солнышком и потихоньку балдела, просто наслаждаясь жизнью. Попозже ко мне приплыл Миха, но вскоре снова нырнул в пучину моря, а почти всё время до самого отправления нашей яхты провела на этом островке. Среди песка попадались обломки кораллов — и совсем крошечные, и размером с голову человека — и я долго боролась с искушением прихватить с собой парочку небольших кусочков, да благоразумие победило. Кораллы в любом виде вывозить из Египта строго запрещено — правда, чем это грозит нарушителю, неизвестно, я слышала разные версии, кто говорил о тюремном заключении, кто о большом штрафе. И я сама знаю нескольких человек, сумевших тайно вывезти эти самые кораллы. Но мне, честно говоря, было просто жалко увозить с собой даже эти мертвые обломки, не говоря уж о живых кораллах. Если каждый турист утащит с собой хотя бы по кусочку, что станет с Красным морем и его обитателями?.. Несмотря на то, что вода была всё-таки не очень теплой и ветер всё продолжал сдувать нас с яхты, трех остановок показалось мало. Последняя оказалась просто сказкой — кораллы тянутся там на несколько сот метров на глубине всего один-два метра. Я всё хотела потрогать их руками — до того они казались нереальными… Уже по дороге обратно я всё продолжала грезить о море…

11 декабря 2002, среда, 5-й день
Ветер всё продолжает дуть — я уже и не надеюсь на теплое-теплое море, каким оно было в первое утро нашего пребывания здесь. Я решила опробовать гидрокостюм — в местном серфинг-центре нам любезно предоставили его, сдав в аренду за какие-то гроши. А весь последующий день мы посвятили спортивным мероприятиям — растяжке (нечто вроде утренней зарядки), волейболу, аэробике, занятиям в тренажерном зале. Миха, позанимавшись раза два на тренажерах, решил, что это не для него и с тех пор манкировал занятия, а я, как только находилось свободное время, мчалась туда и под присмотром аж двух инструкторов упорно сгоняла лишние килограммы и подкачивала мышцы.

12 декабря 2002, четверг, 6-й день
Мы едем в Каир! По правде говоря, ехать в Каир мы должны были еще вчера, но во вторник вечером я с горя налимонилась и на следующий день никуда двигаться была не в состоянии, так мы уже распрощались с этой экскурсией и с заплаченными за нее деньгами. Но каково же было наше удивление, когда Абдулла, представитель нашей принимающей фирмы «Панорама-РТК», сказал, что мы можем ехать на следующий день! В Москве такой финт трудно себе даже вообразить! Встали мы в три часа ночи — автобус отходил в полчетвертого. Опоздал он всего на 15 минут — по местным меркам, всего ничего. Несколько огромных туристических автобусов собрали в караван под конвоем полицейских машин, и мы двинулись в путь. Абдулла, у которого мы покупали экскурсии, сказал нам, что конвой нужен для обеспечения мобильной связи — мол, только у полицейских есть рация, и в случае чего можно вызвать врача. Это прозвучало весьма забавно, учитывая, что у всех египтян, так или иначе связанных с турбизнесом, есть сотовые телефоны. Мы-то уже знали, что году в 96-м произошло нападение на туристов, и с тех пор наши арабы весьма трепетно заботятся о безопасности своих гостей — и не удивительно, кто же не будет беречь курочку, несущую золотые яйца… Дорога до Каира оказалась довольно утомительной, семь часов в пути, а я в придачу не очень хорошо себя чувствовала, хотя сам по себе автобус был достаточно комфортабелен, а виды за окном скрашивали все остальные неудобства.

По дороге мы сделали две остановки. Первая была на какой-то заправочной станции в пустыне, мы смогли там наконец сесть за столики и позавтракать сухим пайком, который нам любезно выдали в ресторане отеля. Я есть еще не могла, хотела спать и ужасно злилась на себя, но вскоре нечто заставило меня отвлечься от своего самочувствия и прочих переживаний. Было где-то часов семь утра, и в пустыне стал заниматься рассвет. Я вообще не любительница вставать с первыми пташками, поэтому рассветы я чаще всего наблюдаю зимой в Москве по дороге на работу, и не скажу, что это зрелище не стоит быть увиденным. Но рассвет в пустыне!.. Представьте себе, как из темноты по всему горизонту поднимается ярко-оранжевое солнце. Оно выходит из моря, которого не видно, но которое всегда присутствует в наших мыслях, оно медленно восходит всё выше и выше, просвечивая сквозь облака и освещая землю короткими всполохами… Вторую остановку мы сделали часа через два — на этот раз посреди голой пустыни. Оказалось, что в нескольких километрах от нас, где мы увидели синюю полосу и приняли ее за море, на самом деле находится Суэцкий канал — одно из немногочисленных достояний Египта и один из главных источников доходов государства. К сожалению, ближе подойти нам не дали.

И мы снова отправились в путь. Каир был уже близок. На подъезде к столице наконец очнулся наш сопровождающий и соизволил сообщить нам основные сведения из экономико-географического положения Египта. Египет имеет пять основных источников своего медленно растущего благосостояния: нефть, Суэцкий канал, Асуанскую плотину, туризм и сельское хозяйство. Также нам были сообщены основные постулаты ислама, которые только ленивый не знает, но тут мы въехали в Каир и к нам присоединилась молодая девушка-египтянка, ставшая нашем гидом до конца всего дня. Проезжая по улицам Каира, мы смогли вскользь насладиться достопримечательностями этого города. Первой нашей целью в Каире был Египетский музей — в нем выставлено всё, что было в свое время было вытащено из пирамид и что не успели увезти к себе англичане и французы. Организовано всё было из рук вон плохо — прежде чем войти на территорию музея, пришлось отстоять приличную очередь, в самом музее от бесчисленных толп туристов яблоку негде было упасть, экскурсовод еле-еле говорила по-русски, да и ничего нового лично для меня она не сказала. Вся экскурсия ограничилась тем, что нам в двух словах пересказали древнюю историю Египта, назвали нескольких самых известных богов и фараонов, быстренько провели по нескольким залам — всё это заняло едва ли больше получаса — и попросили на выход. Честно говоря, я ожидала большего. Тем не менее, мне понравилось! Хотя для первого знакомства с музеем посещение было очень скомканным и непродолжительным, мы все-таки увидели самое главное — маску Тутанхамона, его золотой саркофаг, мумии… Жаль только, что столько возможностей — узнать новое, увидеть, насладиться всеми богатствами музея — было упущено…

После музея нас повезли в так называемый «музей папируса» — на самом деле это просто обычная лавка, где делают и тут же продают современные папирусы. Говорят, что изготавливают их по древним технологиям, видимо, из-за этого к ценам просто не подступиться. Единственное, что понравилось там — это русская девушка-экскурсовод, рассказавшая и показавшая нам весь процесс производства этих папирусов. И вот наконец мы отправились в Гизу — к пирамидам. Когда я увидела их в первый раз в окно автобуса, подумала, что я в сказке, настолько чудно было в живую наблюдать это последнее оставшееся чудо света. Ради пирамид стоило ехать семь часов на автобусе, да и вообще лететь из Москвы. Ради пирамид стоило увидеть и всю остальную дребедень, которой нас стали потчевать позже. Поражает масштабность и рукотворность пирамид — неужто это чудо могли сделать люди бог знает когда?! Что-то поразительное… Я бы провела там целый день, любуясь геометрической законченностью и инопланетной красотой пирамид, их устремленностью в вечность…

А уж когда мы смогли спуститься в глубины пирамиды Хефрена — собственно, в сами погребальные камеры — я была просто изумлена, поражена, повержена ниц!.. Спускаться приходилось по наклонным шахтам высотой не более полутора метров, а то и ниже — это только усиливало ощущения. Это просто чудо. Рядом с пирамидами понимаешь, насколько короток миг человеческой жизни… Возле трех пирамид — Хеопса, Хефрена и Миккерина — крутилось много народу, не только туристы, но и бедуины на верблюдах, полицейские на верблюдах же, толпы египетских школьников, играющих в футбол и занимающихся своими делами, и пр. Нас предупредили, что с бедуинами лучше не связываться — они, к примеру, могут предложить сфотографироваться на верблюде, вроде как бесплатно, но спуститься на землю можно будет лишь за бакшиш, величина которого зависит только от фантазии самого бедуина. Эти бедуины, арабы постоянно приставали к нам, что-то предлагая купить, и в конце концов Миха не выдержал и стал посылать их к черту, а я, в свою очередь, стала ругаться с Михой.

Одному из продавцов удалось-таки обуть нас по полной программе: сначала он подарил нам арафатки, потом я с ним сфотографировалась, после он всучил нам набор открыток и несколько грошовых сувенирчиков, а в итоге стал требовать за всё это какие-то несусветные деньги, так что нам еле удалось от него откупиться. И вот нас повезли к Сфинксу — еще одно чудо египетской истории. Было так чудно видеть его живьем — после всех картин великих художников, размещенных на нашем сайте «„Мифы древней Греции“», я как-то привыкла считать Сфинкса просто художественным произведением… Ну а потом началась та самая дребедень, о которой я говорила раньше — нечто вроде нагрузки к пирамидам и Сфинксу. Накормив нас плохеньким обедом, наш организатор потащил нас по каирским магазинчикам — масел и духов, ювелирных изделий и т.п. После того, что мы увидели утром, всё это казалось ничего не стоящей ерундой. Обратно в Хургаду нас везли уже без конвоя — почему, я так и не поняла — но благодаря этому дорога сократилась почти на два часа, и к полуночи мы были дома.

13 декабря 2002, пятница, 7-й день
Утром и днем я играла в волейбол с немцами и поляками. Настолько уже привыкла к этому вавилонскому смешению языков (англо-немецко-итальянский с вариациями), что обычный русский наших соотечественников воспринимается как иностранный! А ветер всё продолжается, и море по-прежнему довольно холодное, я так и не рискнула окунуться. Зима всё-таки!..Хотя вот если подумать, в Москве-то сейчас и в самом деле на улицах лежит снег, температура почти на столько же меньше нуля, насколько у нас она выше нуля! (Мэри, наша аниматор-итальянка, когда узнала про московские морозы, воскликнула: «„Я бы там умерла!“»). Здесь рассказы о снеге нашим друзьям, да и вообще наши воспоминания о Москве воспринимаются слишком абстрактно, точно так же, как если б дома нам стали рассказывать о марсианских ветрах… Днем мы испытали погружение с аквалангом — в воскресенье вновь собираемся на Коралловые острова. А дело вышло так — на пляже мы познакомились с Ишамом, молодым египтянином из местного дайвинг-центра. Он немного изъясняется по-русски, употребляя при этом различные забавные словечки, вроде «зайка моя», «чебурашка» и пр. Он и меня пытался называть «зайкой», но мы с Михой резко этому воспротивились. Мы уже знали, что несколько лет назад он побывал в Москве и Петербурге — видимо, там он нахватался азов, а уж потом русскоговорящие туристы продолжили его обучение… Через пару дней Ишам выучил новое слово: «лас-точ-ка»…

И вот Ишам зазвал нас на дайвинг — ныряние с аквалангом. Для пробного раза он предложил нам попробовать свои силы в бассейне. Вначале было жутко страшно, я не могла понять, как нужно дышать и что вообще делать, но потом чуточку освоилась. Что-то будет в море?.. После ужина мы вновь поехали в боулинг — как какие-то баре, честное слово! Дело в том, что нам нужно было зайти в местный «супермаркет» купить воды, потом позвонить в Москву, а уж потом ехать катать шары. Представьте: садимся мы с Михой в такси, отъезжаем от отеля метров пятьдесят, заходим в магазин, потом едем еще метров двести или триста до телефонного аппарата, вновь выходим и звоним домой, а уж потом едем в боулинг-центр. Что думал о нас таксист, могу себе представить!.. А поздно вечером мы попали на очередное шоу в отеле — на этот раз его устроили сами аниматоры. Они показывали различные сценки либо вовсе без слов, либо на простейшем английском, так что всем всё было понятно. Может быть, на взгляд искушенного зрителя выступления и не отличались высоким художественным содержанием, но потрясающая артистичность и искренность аниматоров искупали всё! Я уже подозревала в наших аниматорах многие таланты, но такого артистизма, потрясающей пластичности, вокальных способностей и искрометного юмора я даже не ожидала. После этого выступления я еще больше прониклась к ним симпатией и начала всерьез подумывать о том, что бросить работу, Москву, всех и вся и остаться здесь, устроившись в команду аниматоров младшим помощником… После своего потрясающего выступления аниматоры вытащили почти всех зрителей на сцену и началось новое шоу-дискотека — уже и с нашим непосредственным участием. Зажигательные ритмы «Ла Бомбы» завели всех на полную катушку!

14 декабря 2002, суббота, 8-й день
Утром я, как обычно, пошла на спортивную программу — растяжку, потом волейбол, правда, с волейбольного поля пришлось уйти пораньше — в тот день мы должны были ехать на сафари к бедуинам, но оказалось, что мы перепутали день и уехать должны были еще вчера. Два часа мы проторчали в холле отеля, ожидая автобуса, но он, естественно, так и не пришел. Мы пытались связаться с Абдуллой, он обещал приехать, мы прождали еще час, а потом вернулись на пляж. По этому поводу мы с Михой разругались и весь оставшийся день провели по одиночке. Миха с горя решил накачаться пивом, а я во второй раз не стала наступать на те же грабли и решила найти отдохновение в спорте, что мне вполне удалось.

15 декабря 2002, воскресенье, 9-й день
Сразу после завтрака мы отправились с море нырять с аквалангом. Утром в отеле нас ждал Рома (друг Ишама) — кстати, несмотря на свое вроде бы русское имя, он самый настоящий египтянин. Что означает это имя у арабов, в Египте мне узнать так и не удалось, тем более, что Рома по-русски совсем не говорил, а с моим английским не стоило и пытаться что-то у него узнать. Но в Москве я все-таки выяснила, что на самом деле это имя Рами, весьма распространенное египетское мусульманское имя. Для русских они Ромы. Кстати, и многие русские, которые вышли замуж в Египте, называют сыновей Рами, а уж потом зовут их по-нашему — Ромками. Собралась в морской путь и молодая голландская пара — Миха по дороге разговаривал с ними, а я вставляла лишь отдельные слова (вроде «yes» и «no»…) Уселись мы в маршрутку и прикатили к отелю «Ройял Палас», где около пирса нас ждала яхта — такая же, как в первом нашем путешествии на острова. В море опять был сильный ветер, яхту бросало из стороны в сторону. Еще не добравшись до места первого погружения (а всего их предстояло аж две штуки — обычные экскурсионные погружения, без получения всяких сертификатов), я начала жалеть о своем несколько поспешном желании понырять с аквалангом. То ли дело с маской и трубкой — плавай себе на поверхности воды, сколько душа возжелает, а хочешь — и вовсе не плавай, валяйся себе на волнах пузом кверху и радуйся жизни!..

А тут — какой-то кошмар: цеплять себе на спину какой-то дурацкий неподъемный баллон (эти баллоны то и дело катались по палубе, и уже один их вид отбивал всякое желание иметь с ними дело… ), обвешаться какими-то непонятными трубками, дышать вообще неизвестно как, и всё это удовольствие на глубине 9 метров! Не такая уж я любительница рыбок и прочих кораллов, чтобы терпеть такие лишения… Тем не менее я позволила нарядить себя по полной программе, а потом меня поставили у края палубы и сказали — прыгай! Легко сказать! Я и в бассейн-то боюсь прыгать, а тут мне и ногой шевельнуть было тяжело — и от страха, и от неимоверной тяжести, крепившейся у меня на спине. На самом-то деле я всё это описываю гораздо дольше, чем это происходило на самом деле, но ой-ой-ой… И я прыгнула. Рома встретил меня в воде и помог справиться с трубкой, а потом потащил меня в пучину морскую… Поначалу было очень страшно — я еще не сообразила толком, как следует правильно дышать, уши начало закладывать, а между тем свет солнышка становился всё дальше и дальше… Держась одной рукой за трос, брошенный вниз, а второй уцепившись в Ромину руку, я начала свой спуск на дно. Где-то внизу двигалась голландка Помм (у нее это было уже далеко не первое погружение и она всю дорогу подстраховывала нас, кстати, ее друг так и не решился последовать за ней…), Рома опускался рядом со мной, а Миха был где-то сверху — головой крутить я еще не могла.

И вот мы на дне! Ощущения — как будто ты попал в фантастический фильм или стал героем «Голубой бездны». Воду как таковую я перестала бояться лет в семь или восемь, когда сама научилась плавать в Москва-реке, а потом уже никогда не опасалась в море заплывать далеко-далеко. Я привыкла чувствовать себя и в реке, и в море, что называется, как рыба в воде. Боязни утонуть я не испытываю, это мне, наверно, и помогает справляться со всеми непредвиденными ситуациями. Но одно дело — плавать по горизонтали и совсем, как выяснилось, другое — по вертикали. Стоишь ты на морском песчаном дне, над тобой девять метров воды, а вокруг… А вокруг такая красота, что невольно забудешь обо всех страхах, если они еще остались. И кораллов, и всевозможных морских жителей на глубине оказалось гораздо больше. Тут даже и сама вода, подсвеченная солнечным светом, казалась красивей. Всё первое погружение я почти не отпускала руку Ромы, который и нас троих контролировал, и сам любовался кораллами, и еще успевал снимать на свой фотоаппарат все эти красоты. Миха потом жаловался, что это за дайвинг, когда приходится постоянно держаться за ручку, но я была жутко довольна — вроде сама плывешь, всё видишь, а в то же время не страшно. Когда пришло время выплывать на поверхность, я даже немного расстроилась… Потом был обед, приготовленный из только что выловленной рыбы, и часа через два — второе погружение.

Естественно, не обошлось и без маленького приключения. Видимо, мне как-то не так отрегулировали жилет, и стоило нам опуститься на дно, как меня попросту вытолкнуло обратно, почти на самую поверхность, так что моя голова едва не касалась кромки воды. Было очень забавно — я смотрела сверху, как Миха, Рома и Помм ищут меня и не могут найти (только что была рядом с ними и вдруг нет!), а я сама не могла ни погрузиться, ни подать им знака, ни вынырнуть окончательно… В конце концов меня отыскали, подхватили под белы рученьки и сволокли вниз. Плавали в этот раз мы самостоятельно, но я всё равно старалась держаться возле Ромы. Мало ли что… Временами мы вставали ногами на дно и шли, словно по улице, а вокруг кишела подводная жизнь… После этой подводной экскурсии мне пришла в голову мысль, а ведь до чего же огромна наша земля! Города и деревни, бескрайние просторы лесов и полей, горы и пустыни! А если вспомнить, что есть еще подводное и воздушное царства! После этого так не хочется замыкать себя в четырех стенах… По возвращении в отель мы пошли на пляж — море здесь притягивает, как магнит, куда не пойдешь, всегда думаешь о нем, а не думаешь, так всё равно, знаешь, что оно тут, совсем рядышком, стоит рукой подать… Но на пляже уже никого не было, ветер разогнал всех, мы немного посидели на лежаках и пошли в город. После ужина мы по своему обыкновению посидели у моря, слушая музыку волн и шелест прибоя. Вечером мы немного покочевали по барам отеля, увидели, как кто-то, как и мы, ходит туда-сюда, мыкаясь и не зная, куда приткнуться. Аниматоры второй день не ловили мух и жизнь в отеле замерла.

16 декабря 2002, понедельник, 10-й день
Сафари на джипах. Эта поездка, как ни странно, у нас оказалась самой интересной и занимательной. С Каиром нам откровенно не повезло, ныряние на коралловых островах с маской и трубкой оказалось менее увлекательным, а к настоящему дайвингу с аквалангом всё-таки примешалось что-то… Сафари на джипах я изначально оценивала как просто-напросто катание на машине по пустыне. Собственно, больше мы хотели ехать на квадроциклах, но как-то не сложилось. Да и саму эту экскурсию мы купили скорее как нагрузку к Каиру и коралловым островам. Но всё сложилось совсем иначе… Итак, сафари на джипах по Аравийской пустыне. За нами, как обычно, заехали — только уже не на автобусе, а на джипе — потом по разным отелям собрали остальных участников пробега и мы подъехали к отелю «„Тысяча и одна ночь“», где несколько таких джипов собрали в караван (видимо, здесь вообще не принято выезжать из города по одиночке) и мы двинулись в путь. С самого начала нас сопровождал оператор с видеокамерой и снимал всё происходящее — дело в том, что в Египте существует нечто вроде государственной монополии на видеосъемки и при въезде в страну все камеры облагаются большой пошлиной. Оно и понятно — туризм здесь является одним из главных источников прибыли, и таким образом власти пытаются еще заработать.

Путь наш пролегал в Аравийскую пустыню, в деревню бедуинов под названием Омак Паш (если я правильно записала). Катили мы на наших джипах по песку, не разбирая дороги, подпрыгивая на ухабах — в общем, тоже развлечение!, но русских этим не особенно удивишь… По дороге мы сделали еще две остановки — первая из них была у миража. Представьте себе: пустыня, желтый песок, где-то на горизонте горы и вдруг невдалеке вы видите озеро! Это в краю, где вся основная жизнь связана с рекой (но Нил-то далеко-далеко!), где дожди идут раз в пять лет, где растения выживают в основном за счет утренней росы… И вдруг озеро! Естественно, это оказался мираж. Причем если забраться на крышу джипа, мираж исчезнет. Я, конечно, не преминула воспользоваться этой возможностью, залезла на машину и — точно! — миража как не бывало… Вторую остановку мы сделали у барханов — собственно, это не барханы в нашем понимании, а огромные кучи песка, нанесенные ветром на склоны гор. Дюна… Забраться на вершину было ой как нелегко! Зато сверху открылся просто удивительный вид. Черно-синие горы и желто-оранжевый песок… Сразу вспомнилось, что мы в Африке. И вот мы добрались до самой деревни бедуинов. К великому счастью, всю дорогу нас сопровождал очень хороший гид по имени Асад — русский, очень интеллигентный и образованный человек, да еще с хорошими организаторскими талантами и чувством юмора. Вот такого бы нам на экскурсии в Каир…

По прибытии нас собрали в хижине, специально построенной для туристов. Как и все строения в деревне, она была сооружена из деревянного каркаса, покрытого тростником или камышом. После рассказа Асада о бедуинах (а Миха во время этого рассказа, превращенного Асадом в некое шоу, умудрился выиграть приз) мы отправились кататься на верблюдах! Верблюд — главный друг бедуинов. Он не только переносит грузы на большие расстояния, он дает шерсть и молоко, он помогает находить воду в пустыне, он еще и деньги помогает зарабатывать, катая таких вот туристов, как мы… Когда-то давно я ездила несколько раз на лошадях, но тут впечатления были совершенно другие! Сидя на горбу верблюда, и вправду ощущаешь себя немножечко королевой пустыни… Скорость движения невелика — но она целиком зависит от той скорости, с какой движется погонщик верблюда… Едешь себе и едешь, мерно покачиваясь в такт движения, и думаешь о вечном. А вокруг горы и пустыня… Когда верблюд поднимается или опускается на песок, удержаться на нем довольно сложно, но случаев падения здесь никто не помнит. Миха так и не рискнул прокатиться, зато я использовала обе возможности!

Пока мы ездили на верблюдах, солнце уже почти опустилось. Здесь вообще солнце садится за горы очень быстро — несколько минут, когда ты видишь, что оно всё ниже и ниже, и вдруг наступает темнота. Тем временем бедуинки испекли нам лепешки из теста, они оказались очень вкусными! Пекут здесь обычно на верблюжьем навозе (вот, кстати, еще одно полезное его применение!), поскольку дерева или угля не отыщешь. А потом нас ожидал сюрприз, о котором Асад говорил еще в самом начале поездки. Мы подошли к загону, в котором был всего один-единственный верблюжонок. Еще до этого нам говорили, что в деревне держат одних самцов, иначе они становятся совершенно неуправляемыми. А тут оказалось, что этот верблюдик — девочка, да еще совсем маленькая, ей исполнился один год. И тут началось шоу под названием «поцелуй верблюда»: каждый брал в зубы кусок лепешки, свернутый в трубочку, и подходил к верблюдице, а она осторожна брала лепешку и ела. Все были в полном восторге! Вечером нас угостили ужином (правда, вполне европейским, а не бедуинским), а после него желающим предложили кальян. Я попробовала… А уж после ужина бедуины устроили нам шоу и пляску возле костров.

17 декабря 2002, вторник, 11-й день
На экскурсии мы больше решили не ездить. Слишком хорошим оказалось сафари, не хотелось портить после него впечатление. Да и такой превосходный гид вряд ли снова попадется. А самое главное — времени у нас оставалось всё меньше… Мы как-то стали ощущать это и после завтрака резво кинулись снимать отель и пляж, неосознанно стремясь остановить текущий бег времени, запечатлеть его навеки в кадрах фотопленки… Многие наши знакомые, с кем мы обычно играли в волейбол, уже разъехались, так что утром мы едва собрали команды. Поначалу были только наши друзья из Германии Ева с Альбертом, аниматор Оскар да я, лишь потом к нам подтянулись свежеприбывшие игроки. С Евой и Альбертом мы познакомились так: поначалу я несколько раз играла в волейбол вместе с Евой, бывало так, что мы с ней оказывались вдвоем среди мужчин. Но подойти к ней я почему-то не решалась. Как-то вечером мы с Михой сидели возле дискотеки в ожидании очередного шоу, последнее, как всегда, задерживалось, и тут к нам подошли эти двое и мы разговорились. Собственно, говорили только Ева и Миха, я могла вставлять только отдельные фразы, а Альберт и вовсе по-английски не бельмеса. Уж потом я немного освоилась и могла перемолвиться с Евой двумя словечками. Я почувствовала к ней сильную симпатию, родство душ, что ли, так что мы с ней прекрасно понимали друг дружку и вовсе без слов…

После волейбола и сокрушительной победы над новичками я собиралась было немного поваляться на лежаке, да не тут-то было! Аниматоры стали созывать народ на новое развлечение — «коктейль-гейм», но правила не объяснили, они, мол, сами не знают… Как выяснилось, «коктейль-гейм» — эта нечто вроде игр, что устраивают наши массовики-затейники в пионерских лагерях, на курортах и т.п. Только представьте это всё на желтом песочке под пальмами, когда над головой жарит африканское солнце, а в десяти метрах начинается прибой… Задания на «коктейль-геймах» и в самом деле были каждый раз разные, объединяет их лишь то, что трое победителей получают в качестве приза коктейль из соков. В этот раз на игру записались Ева с Альбертом, мы с Михой да еще одна итальянка. Видно, аниматоры уговорили свою соотечественницу… Сегодня игра состояла в том, что забросить два мяча в спасательный круг, который держал Оскар на расстоянии нескольких метров. Первый мой мяч ушел куда-то в сторону, зато второй попал точно в цель! Вторым победителем стала Ева, также забросившая один мяч в круг, а третий коктейль отдали итальянке, а наши мужья могли лишь позавидовать нам… Мы же с Евой с превеликим удовольствием насладились нашими призами!

Потом, сделав себе в отельском салоне красоты татуировки из хны (к слову сказать, мне клятвенно пообещали, что они продержатся недели три, а на деле в Москву я приехала уже без них. Правда, меня заверили, что перед отъездом можно будет подправить мои тату, но времени для этого не нашлось), я часа два промаялась без дела, а затем отправилась на аэробику с Луизой (никогда не занималась шейпингом. Оказалось здорово!). Луиза, пожалуй, вместе с Оскаром, была самым активным аниматором. Каждый день она проводила утреннюю растяжку (stretching, как они это называли), потом гимнастику, а после небольшого перерыва еще и аэробику. Некоторые упражнения повторялись во всех занятиях, но на stretching e главное внимание уделялось, как можно догадаться, растягиванию мышц, на аэробике — движениям под музыку, а на гимнастику я так ни разу и не попала, поскольку по времени она совпадала с волейболом (его устраивал Оскар). А Луиза еще и в волейбол иногда играла, и в коктейль-геймах участвовала. Мы с ней тоже очень подружились. После аэробики я отправилась на футбол — а со мной вместе еще Ева и Луиза. Мы продули, но набегались всласть! Три раза у меня был шанс ударить по воротам, но — увы и ах!.. Впрочем, эта была моя первая игра в футбол.. Вечером на диско снова проходило русское шоу — правда, была всего одна танцовщица. Мы так поняли, что многие русские работают в Египте — кто гидом, а кто, кочуя по отелям, выступает в подобных шоу…

18 декабря 2002, среда, 12-й день

Страницы: 1 2 Следующая

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий