Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Германия >> На "Волге" по Европе или особенности европейского автосервиса >> Страница 2


Забронируй отель в Германии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

На "Волге" по Европе или особенности европейского автосервиса

ПольшаЧешская РеспубликаГерманияАвстрия

Внешне небольшой, похожий на шкатулку, этот замок производит тем не менее ошеломляющее впечатление внутренним убранством, где плотность позолоты на один квадратный сантиметр превосходит все мыслимые размеры. Такого буйства красок и золота мы не видели еще нигде. Если Нойшванштайн поражает сказочным силуэтом, то Линдерхоф запомнился нам богатством интерьеров. Парк вокруг замка очень напоминает Петергоф. В парке также находятся искусственные пещеры, Арабский павильон и Охотничий домик, который Людвиг скопировал с декорации к опере все того же обожаемого Вагнера «Валькирия». Временами накрапывал мелкий дождик, но все фонтаны работали на полную мощь. Очереди у входа также делились по национальному признаку, но были гораздо скромнее, чем в Нойшвантайне. Если входа в Нойшванштайн мы ждали в общей сложности где-то минут 30, то в Линдерхоф мы попали всего лишь через 10 минут после того, как захотели это сделать. Итак, выполнив программу-минимум, мы отправились обратно в уже ставший таким близким Гармиш-Партенкирхен. Когда мы приехали, хозяйка сказала нам, что пока нас не было, приходили какие-то русские в поисках пристанища, но их было четверо, а у нее двухкомнатных апартаментов уже не осталось, поэтому они отправились искать дальше. Так что, мы оказались не одиноки на этом чужом празднике жизни. На наш вопрос, часто ли у нее останавливаются русскоязычные граждане, хозяйка ответила, что в год бывает минимум 5—6 заездов. Следующий день мы решили посвятить изучению Гармиша и его окрестностей, если позволит погода, и главное — посетить так называемый Альпийский волновой бассейн, благо его мы могли посетить бесплатно по карточке. Гулять по Гармишу и Партенкирхену можно целый день и не надоест. Расписные дома в баварском стиле являют собой художественную галерею под открытым небом. Причем, нет ни одного похожего. Темы росписи — любые, от религиозных до спортивных. Может кто-то назовет этот стиль аляповатым, но нам было очень интересно. Мы хотели посетить Курпарк в Партенкирхене — что-то вроде Парка культуры и отдыха. Но он оказался затоплен слоем жидкой грязи, т. к. за неделю до нашего приезда в этих местах было сильное наводнение. Поэтому мы решили не рисковать и отправились под железнодорожными путями на другую сторону — в Гармиш. В переходе обратили внимание на такую деталь. Вдоль лестниц, ведущих на платформы, расположены ленты-транспортеры для багажа с кнопочкой для включения-выключения. Это чтобы багаж наверх на себе не тащить. И это сделали не где-то в аэропорте, а на небольшой станции, расположенной в горах. В Гармише расположен большой ледовый дворец и водный комплекс, куда мы и направлялись. В бассейне нам выдали карточку-ключ для кабинки и сообщили, что плескаться можно хоть целый день. Комплекс включает себя несколько бассейнов — один открытый, остальные — закрытые — большой, детский, отдельно — с многоярусной вышкой для прыжков, отдельно — с теплой минеральной водой, а также за отдельную плату от 5 до 10 ДМ — сауну, паровую баню, тренажерные залы, солярии, массаж. Все полы и скамейки на территории комплекса — с подогревом. Тут же за стеклянной перегородкой — большой ресторан. Можно взять жезлонг и загорать на различных лужайках, окружающих открытый бассейн. В открытом, кроме нас и пожилой немецкой пары, никто не плавал — холодно, воздух — 21, вода — поменьше. Самый интересный аттракцион проводился в течение 15 минут в начале каждого часа. После объявления по радиотрансляции уровень в главном закрытом бассейне опускался на 0,5 метра и какая-то невидимая машина начинала гонять по бассейну волны. Впечатление — необыкновенное. Мы засняли этот процесс на видео. В конце мы посидели в специальном бассейне с теплой минеральной водой, над которым было написано: «Не больше 30 минут». И не случайно. Т.к. просидеть в этом бассейне можно целую вечность, одним словом полный «релакс». Посещение бассейна нам так понравилось, что мы решили задержаться еще на сутки в этом замечательном месте, о чем и сообщили нашей хозяйке по возвращении. Она, кстати, очень обрадовалась, и объявила нам в связи с этим «special price», которая составляла 65% от цены, заплаченной нами в Москве. Итак, мы могли рассчитывать на 2 ночи и один день в Гармише. Этот лишний день мы решили потратить на посещение Инсбрука, который хоть и находится в Австрии, расположен всего в 45 км от Гармиша. Часть 7. Марш-бросок в Австрию Выезжая утром следующего дня из Гармиша в сторону Австрии по шоссе 2, которое через 16 км соединяется с трассой Е533, мы знали об Австрии лишь то, что это страна гор, и что Австрийцы говорят на собственном диалекте немецкого и очень не жалуют немцев. Дорога проходила через горы со всеми прелестями крутых затяжных подъемов и спусков, но открывающаяся панорама с лихвой окупала все эти неприятности. Здесь первый раз за все время нашего путешествия мы ощутили недостатки отечественного автомобилестроения и последствия отсутствия 76-го бензина. На затяжном подъеме 95-сильный мотор «Волги» перегрелся, нам пришлось остановиться, благо стоянки и ловушки вдоль дороги были оборудованы через каждые 100—200 м. После подъема начался такой же долгий спуск и мы немного поостыли. Все эти неприятности с лихвой компенсировались великолепными видами гор и альпийских лугов, окружавших нас. Спустившись с гор к Инсбруку, мы поехали в центр и с удивлением заметили, что не наблюдаем ни одной парковки. Все стоянки ( по крайней мере в центре города ) расположены под землей. Деваться некуда — мы зарулили на одну из них. Честно сказать, до этого опыта пользования подземными стоянками у нас не было никакого. Въехав в арку, мы уперлись в шлагбаум, рядом с которым стоял какой-то столбик. Вокруг никого. Мы стоим, уставившись на шлагбаум, как тот баран. Подождав немного, мы вылезли из машины и отправились к небольшому помещению, находящемуся на площадке. Сидящий за перегородкой парень, выслушав нашу речь на смеси русского-немецкого-анлгийского языков с примесью языка жестов, вышел, подошел к шлагбауму и просто нажал на кнопочку на столбике. Столбик выплюнул талончик, на котором пробил текущее время, и открыл шлагбаум. Парень отдал талончик нам и сказал ( на чистом английском ), чтобы мы его позвали, когда будем уезжать. Спустившись вниз, мы поставили машину и отправились в центр. Инсбрук является столицей земли Тироль и расположен в долине, где пересекаются несколько альпийских перевалов. Куда не посмотришь — со всех сторон город стеной окружают горы. В XV-XVI веках здесь была резиденция австрийских императоров Габсбургов. Главная достопримечательность Инсбрука — королевский дворец Хофбург и старая часть города, примыкающая к нему. В этой части города находится так называемая золотая крыша — закрытый балкон, пристроенный к Новому дворцу, и покрытый плитками из позолоченной меди. Она служила ложей для представителей власти, наблюдавших за турнирами и представлениями, происходящими на площади. На нас она, впрочем, особого впечатления не произвела, возможно, мы все еще были под впечатлением великолепного убранства немецких замков. Погуляв по старому городу, мы поменяли деньги в автомате, и решили прокатиться на одном из конных экипажей, которые в большом количестве ждут клиентов у дворца Хофбург. Поездка запомнилась тем, что мы все время ехали по торгово-деловой части города в потоке машин, останавливаясь на всех светофорах. На одной из таких остановок наша лошадка решила справить малую нужду, и образовавшаяся лужа стекала прямо под колеса роскошного «Мерседеса», стоящего в соседнем ряду, а сидящий за рулем водитель «Мерса» с интересом наблюдал за этим процессом. Дальше в планах у нас был Королевский дворец Хофбург. Внешне он был настолько неприметен, что, пройдя несколько раз мимо, мы на него не обратили никакого внимания. Возможно, опять сработал стереотип королевского жилища, который выработался у нас ранее. Мы искали нечто, напоминающее, если не Кремлевсий дворец, то, по крайней мере, нечто средневеково-ренесансное. В результате, выяснив у местной жительницы, что мы стоим прямо у входа во дворец, мы зашли в арку серого здания и пошли искать кассу. Дело в том, что эту бывшую королевскую резиденцию местные власти используют для своих хозяйственных нужд, разместив там какие-то учреждения. Купив билеты, мы некоторое время шли по указателям по каким-то лестницам и коридорам. Вокруг перемещались деловые озабоченные граждане с бумажками и портфелями, периодически появляясь и исчезая за разными дверями. В одном из коридоров указатели кончились и мы остановились, озираясь, у какой-то лестницы. Сверху по лестнице спускалась очередная девушка, которая, увидев у нас в руках билеты, радостно залапотала что-то по-своему, достала из кармана ключ и открыла одну из дверей, выходивших в этот коридор. За дверью, к нашему удивлению, оказался большой зал, являющийся, как оказалось, частью большой экспозиции. В этом зале, как и в остальных, никого не было. Мы бродили по залам в полном одиночестве, рассматривая портреты императорской семьи, и лишь в последнем зале встретили еще одну девушку, которая и выпустила нас на свободу. Погуляв еще по парку, расположенному через дорогу от дворца, мы отправились обратно к подземной стоянке. Мы сели в машину и, поднявшись наверх, снова уперлись в шлагбаум. Затем мы отправились искать давешнего знакомого, но его, как на зло, на месте не оказалось. Побродив по пустому помещению, и вспомнив русскую классику: «Женщину вынули, автомат поставили», мы обнаружили в углу большой шкаф с надписью «Касса». Решив поэкспериментировать, мы сунули в автомат наш талончик, автомат скушал его и, переварив, высветил на табло сумму австрийских рублей, которую, судя по всему, мы были ему должны. Продолжая эксперимент, мы решили рискнуть купюрой в 100 австрийских рублей, протянули ее автомату и стали ждать. Автомат скушал купюру, задумался, и, сжалившись над нами, выплюнул обратно талончик, а потом — СДАЧУ! Окрыленные успехом, мы отправились обратно к шлагбауму и сунули талончик в зубы столбику, стоящему рядом. Столбик втянул талончик, и, о чудо, открыл шлагбаум. И вот мы на свободе, подтверждая истину, что «метод научного тыка» дает иногда очень неплохие результаты. За сим мы покинули благополучный Инсбрук, а заодно и веселую Австрию, с тем, чтобы на следующий день вернуться обратно. Мы провели последнюю ночь в Гармише, и попрощались с хозяйкой, которая ни в какую не хотела идти «принимать» оставленные нами апартаменты, утверждая, что там все хорошо. От отпуска у нас оставалось еще два дня свободного плавания и 3 дня мы отвели на путь домой с заездом на один день к друзьям в Остраву (Чехия). Выехав из Гармиша, мы направились по автобану в сторону Мюнхена, чтобы затем по трассе Е45, переходящей в Е52, отправиться в обратно в Австрию — в Зальцбург. На этой трассе расположены еще два объекта, которые мы собирались посетить. Первый — это еще один замок Людвига II, расположенный на острове на озеро Кимзе. Второй — резиденция Гитлера «Орлиное гнездо», расположенная в горах, недалеко от Зальцбурга. Миновав Мюнхен по окружной, мы через 1,5 часа свернули с трассы Е52 на выезде 106 на доргу, ведущую вдоль берега озера Кимзе — самого большого в Баварии. Проехав 6 км, мы оставили машину на стоянке в городке Пряйн, и пересели на небольшой теплоходик, который каждые 20—30 минут отправляется на остров Херрен (мужской) ( на самом деле теплоходов там несколько — пока плыли, мы встретили еще два ). На этом острове и расположен третий построенный Людвигом II замок, называемый Херренкимзе. Через 20 минут спокойного хода мы были на острове. Задумав постройку Херренкимзе, Людвиг II хотел, чтобы он был похож на большой дворец в Версале ( подобно дворцу Линдерхоф, который был задуман как подражание версальскому Трианону ). Но как и другие свои творения, закончить постройку не успел. Он прожил в этом замке всего 9 дней. Достраивать дворец пытаются и сейчас. Поэтому часть фасада закрыта лесами, а на скульптурах фонтанов нет никакой позолоты, хотя раньше она была. Мы прошли по дворцу опять вместе с англоязычной экскурсией, но при этом в руках у нас был замечательный путеводитель, в котором подробно описывался каждый зал. Внутреннее убранство залов восхищает так же, как и в Линдерхофе. Интересно, что этот остров был единственным местом в Германии ( из тех, что мы посетили ), где были комары. По возвращении на причале к нам обратился один гражданин, который по-немецки спросил: «Который час?». В ответ мы показали ему наручные часы, которые показывали московское время ( разница два часа ), комментируя этот факт по-русски. И тут он рассмеялся и на чистом русском произнес: «Да неужели?! Неужто и впрямь московское?». Забавно было встретить здесь на острове еще одного соотечественника, который из толпы выбрал именно нас, чтобы узнать время. Но этот был простым туристом, а посему к долгому общению расположен не был. Как уже многие заметили, наши соотечественники за рубежом при встрече стараются друг друга не замечать. Но это не распространяется на лиц, убывших на ПМЖ, те наоборот, очень даже склонны к общению. Вернувшись на теплоходе на материк, мы продолжили наш путь на запад. Была уже вторая половина дня, а мы еще не определились с ночлегом, поэтому мы решили сначала доехать до Зальцбурга и найти кемпинг, а потом уже решать — ехать нам сегодня в «Орлиное гнездо» или нет. Проехав еще 50 км по Е52, мы вновь въехали в Австрию. О границе напомнили лишь опустевшие пограничные терминалы, которые еще не успели сломать, т.к. Австрия вошла в Шенген лишь несколько месяцев назад. Сориентировавшись по карте, мы объехали Зальцбург с севера, и повернули по указателю на кемпинг ( выезд с окружной S-Nord). Проехав по дорожке еще пару км, мы въехали на территорию кемпинга «Панорама». Мы нашли хозяина, который предложил на выбор — либо снять номер в очень приличном пансионе, стоящем рядом, ~ 50$ за двухместный номер, либо за 27 $ — снять кемпер. Посмотрев кемпер, мы даже не пошли смотреть номер, т.к. в наличие были двуспальная кровать, плита, стол, сидения. Туалет ( а также душ, телевизор, прачечная и что-то еще ) находились рядом в большом двухэтажном доме, первый этаж которого занимал ресторан и небольшой магазин. Короче, нам понравилось. Хозяин предложил нам купить у него специальные карточки на посещение многочисленных объектов Зальцбурга. Покупая эту карточку за 200 австрийских рублей, вы имеете право бесплатно посетить порядка 20—30 объектов, либо получить скидку (проспект где-что-почем прилагался), плюс бесплатный проезд на всех видах общественного транспорта Зальцбурга. При том, что одноразовый проезд на автобусе стоит от 12 Sh, а подъем в крепость на фуникулере — 67 Sh, не считая билетов, мы эту карточку потом окупили. Вся хитрость заключается в том, что действует она всего 24 часа, и исход состязания с властями Зальцбурга на предмет — кто кому останется должен, — зависит лишь от вашей выносливости и скорости вашего передвижения. Итак, определившись с ночлегом, мы написали на карточке текущее время и сели на автобус, который через 20 минут привез нас в центр. Движение в городе очень оживленное, стоянок очень мало, да и те забиты. Так что мы сделали правильный выбор, купив карточки и оставив машину в кемпинге. Покупка карточки внесла коррективы в наши планы посещения гитлеровской резиденции «Орлиное гнездо», которая по нашим расчетам находилась не далее 20 км от Зальцбурга ( по горным дорогам ). Мы решили, что теперь должны полностью исчерпать лимит карточки, чтобы накататься, как говориться, на весь пятачок, и времени на посещение «Орлиного гнезда» у нас совсем не останется. После мы нашли киоск с экскурсиями, где узнали, что организованная экскурсия на автобусе туда стоит порядка 50$ с носа и занимает 8 часов. Ориентировались в городе мы по карте, которую нам выдал хозяин кемпинга. Естественно, кроме этого у нас был план того, что мы должны посмотреть, составленный еще в Москве ( так и хочется написать «долгими зимними вечерами»). Зальцбург расположен в северной части Альп и представляет в настоящее время тематический парк, посвященный одному богу — Моцарту. Моцарт там родился и прожил около 20 лет. Моцарт в Зальцбурге всюду — в витринах магазинов на конфетах, на тортах, на бутылках. По объему продаж знаменитых конфет «Моцарт» местные власти судят о том, удачным был год или нет. Магазины и кондитерские спорят о том — где продаются настоящие конфеты «Моцарт», а где — поддельные. Зимой и летом проводятся фестивали Моцарта. В доме, где он родился, устроен музей. Но почему-то замалчивается тот факт, что в 1778 г великого маэстро буквально выперли из города, и сам Моцарт писал, что «местный народ не уважает музыку». Теперь для всех он — гений, великие дирижеры съезжаются на фестивали в Зальцбург и спорят о том, как исполнять его музыку. Если в средние века князья-архиепископы, правившие в городе, торговали солью и медью, которые добывались здесь, то теперь все продают Моцарта. Нас Моцарт интересовал постольку — поскольку мы были в Зальцбурге и деваться нам от него было некуда. Конечно мы посетили музей-квартиру Моцарта ( на 4-м этаже желтого дома), но покупать конфеты мы не стали. Купили лишь сувениров для друзей и бутылку замечательного ликера «Моцарт» — себе. Правда, на следующий день мы получили-таки коробку этих конфет в виде подарка от хозяина кемпинга в обмен на банку красной икры, которую мы ему подарили. Прикинув для интереса выгоду, мы с удовольствием отметили, что коэффициент обмена был 10:1 в нашу пользу. Вообще, честно говоря, Австрия довольно дорогая страна. Цены на продукты и услуги там на 10%-20% выше, чем в той же Германии. Это заметно даже в Макдональдсе. Может это объясняется высокими налогами, т. к. основным богатством Австрии, как мы уже отмечали, являются ее пейзажи, а основным источником дохода — туризм. Нас в Зальцбурге интересовала в первую очередь гигантская крепость Хохонзальцбург, нависающая над городом, куда мы и отправились утром следующего дня. В крепость мы поднялись на подъемнике и отправились искать так называемого Зальцбургского быка — большой орган, который по сообщению путеводителей должен был в полдень издавать величественные звуки, слышимые по всей округе. Но, увы, органа мы не нашли, звуков никаких не услышали, и побродив по крепости и вдоволь наснимавшись, спустились вниз. У подножия холма располагается монастырь Св.Петра, построенный в X-X1 веке прямо в скале. Поползав по узким лестницам монастыря, выдолбленным в скале, мы спустились вниз и пошли через кладбище. Там нас заинтересовал такой факт. За аккуратными небольшими оградами были семейные захоронения родственников, самые ранние из которых относились, например, к 1500-какому-то году, а рядом — самые поздние 1996 г. Т.е. на протяжении 500 лет члены одной семьи хоронили друг друга в одном и том же месте… Потом мы посетили кафедральный собор, в котором в тот момент выступал хор разновозрастных американцев, одетых в желтые майки. Они шли мимо, зашли, встали перед алтарем и запели. Попев некоторое время веселые американские псалмы в католическом епископском соборе, жизнерадостные американцы побежали дальше. Мы же, посетив музей Моцарта, и погуляв по парку Мирабель, из которого открывается великолепный вид на крепость, сели на автобус и вернулись в кемпинг, благо действие нашей замечательной карточки уже закончилось и на автобусе мы уже ехали зайцами. Оставшуюся часть вечера мы посвятили общению с разношерстной компанией, состоящей из людей разных национальностей, собравшихся на ужин в ресторане кемпинга. Надо заметить, что хозяин готовил на гриле поросячьи ножки , гриль стоял на улице и по всему кемпингу разливался такой запах, что устоять было невозможно. Таких вкусных блюд мы не ели еще ни разу, и вспоминаем эти ножки до сих пор. За столом собралась компания, состоящая из деда-австрияка, нас и пары австралийцев. Дед постоянно угощал нас пивом, но при этом говорил только по-австрийски ( немецким этот язык можно назвать с большой натяжкой, как, например украинский — русским ), остальные говорили по-английски. Дед вслушивался в непонятную речь, радостно кивал и постоянно поправлял нас, услышав знакомое «дойч», — «Нихт Дойч, дас ист — Остерайх!». Как мы уже заметили, австрийцы не любят немцев и всякий раз пытаются подчеркнуть, что они другие, хотя официальным языком у них считается немецкий. Впрочем, мы повели себя аналогично, когда на сообщение хозяина о том, что у него недавно останавливались русские из России, а именно из Киева, мы точно также стали объяснять, что Украина — не Россия, а хохлы — не русские. Нам показалось, что он нам не поверил. На следующее утро, простившись с гостеприимным хозяином кемпинга «Панорама», мы повернули в сторону дома, а точнее — в сторону австрийско-чешской границы, которая находилась в 190 км от Зальцбурга, если ехать через Линц, или 400 км — если ехать через Вену. Быть в Австрии и не взглянуть на Вену — это преступление, — решили мы и выбрали второй путь. Но, как говориться, мы предполагаем, а кто-то там наверху располагает. Здесь начинается рассказ о самой захватывающей части нашего путешествия, хотя некоторые ее могут назвать и самой грустной. Короче говоря, мы, наконец, сломались. А случилось это так… Часть 8. Скакал Иван-Царевич три дня и три ночи, пока скакалка не сломалась Выехали мы из Зальцбурга и поехали в сторону Вены по автобану номер 60. Автобан, как говорят, он и в Африке автобан. Справа идут фуры и такие как мы. Все остальные идут по левой полосе. Обогнать впереди идущую фуру нам было довольно сложно, т. к. мало того, что она идет 100—110, кроме того, трудно выбрать подходящий момент для маневра, т. к. автомобиль, идущий по левому ряду со скоростью от 150 км и выше, и казавшийся в момент начала обгона точкой в зеркале заднего вида, к моменту, когда мы на своих 110 км выползаем на левую сторону и равняемся с фурой, превращается быстро приближающуюся торпеду, висящую у нас на хвосте. Совершая один из таких маневров, мы для большей эффективности увеличили скорость до 140, на что завод-изготовитель под названием ГАЗ явно не рассчитывал. Завершив обгон, мы с ужасом увидели за собой шлейф белого дыма. Остановившись тут же, мы открыли капот, из-под которого повалил густой белый дым. Помпа, которую мы поменяли 10 000 км назад, не выдержала испытания австрийским автобаном, и развалилась. Точнее, развалился подшипник, и шарики, разбив корпус помпы, разлетелись по всему мотору. Так как мы меняли ее не так давно, мы с собой запасной, естественно, не взяли ( хотя взяли массу других запчастей). Пока мужская половина экипажа, почесывая репу, пыталась сквозь пар разглядеть остатки помпы , женская часть, вспомнив уверения девиц, продавших нам в Москве «Карнет де Туризм», попыталась по мобильному телефону дозвониться до австрийского автоклуба. Но, увы. Телефон, верно служивший нам всю дорогу, начиная с Польши, предательски молчал. Решив, что и здесь весь кредит исчерпан, мы стали искать другие пути ( Интересно, что вечером того же дня, когда волнения были позади, телефон снова заработал, очевидно, кто-то там наверху проверял нас на прочность по полной программе).У нас был вариант — найти на дороге желтый телефон и позвонить в полицию, или искать другой путь. Решив, что в полицию мы всегда успеем, и что главное — добраться до какого-либо автосервиса и телефона, мы решили голосовать, слабо надеясь на успех, глядя на проносящиеся мимо иномарки последних моделей. Но не прошло и 10 минут, как перед нами остановился слегка потертый микроавтобус, и вылезший водитель на чистом английском спросил, что у нас случилось. Прояснив ситуацию, мы попросили отбуксировать нас до ближайшего автосервиса, который судя по карте находился не далее 20 км (столько км мы не доехали до поворота на Линц, от которого до Чехии было всего 60 км ). Австрияк к нашей радости согласился, что стоять на атобане нельзя, достал свой трос, отказавшись от нашего, зацепил нас и потащил. Через 20 км перед поворотом на Линц он свернул с трассы и подъехал к автосервису, который оказался закрыт. Он подъехал к полицейскому и объяснил ситуацию. Полицай посоветовал обратиться на сервис «Шкоды», который был через 100 м. Австрияк отбуксировал нас на небольшой пятачок перед закрытым автосервисом, где мы могли спокойно стоять, никому не мешая и совершенно бесплатно. После этого он долго извинялся, что ничем не может нам больше помочь. От наших денег он также отказался, попрощался и поехал дальше. С нами он потерял как минимум час. До сих пор мы не можем простить себе, что озабоченные своими проблемами, мы не догадались спросить ни его имени, ни его адреса, и что не дали на всякий случай свой московский адрес. Дойдя до «Шкоды», и выяснив, что они нам помочь не могут ( другого от Шкоды мы и не ожидали), мы попросили разрешения позвонить. Хозяин сервиса дал добро, и мы, наконец, смогли позвонить в австрийский автоклуб, помощь которого входила в перечень услуг «Корнета», т. к. оплачивая его в Москве, мы приобретали на самом деле страховку на случай аварии или поломки на время пребывания в Германии и Австрии. На второй странице «Карнета» написано, что «Карнет» «создает возможность оказания Вашему автомобилю БЕСПЛАТНОЙ технической помощи в рамках специального международного соглашения между автомобильными и туристическими организациями», в частности Австрийского автомобильного клуба. О чем мы и попросили. Девушка-диспетчер, выяснив какой у нас автомобиль, попросила перезвонить через полчаса. Тем временем мы своими силами сняли остатки искореженной помпы, и попросили мастеров на сервисе снять с вала подшипник, чтобы заменить его на другой, на что австрияки радостно заявили: «Найн, найн, помпа капут!». Очевидно, высококлассные австрийские мастера не представляют, каким образом, да и зачем нужно разбирать вышедшую из строя деталь, если можно поставить новую. Эх, их бы да в наше социалистическое прошлое. Затем хозяин сервиса предложил бросить нашего коня и купить у него старенькую «Ниву», невесть каким образом оказавшуюся у него на стоянке. Но коней на переправе, как известно, не меняют. Мы гордо отказались, не спросив даже цену. Перезвонив в автоклуб, мы получили вот такой ответ (переводим с английского дословно): «В НАШЕЙ СТРАНЕ ВАМ НИКТО НЕ ПОМОЖЕТ». К этому моменту мы это поняли и без них. Хотя бескорыстный пример водителя, вытащившего нас с автобана, несколько сглаживал это впечатление от Австрии. Обсудив ситуацию, мы решили, что теперь главное каким-то образом переправить машину в Чехию, т. к. наши шенгенские визы заканчивались через два дня, а тратить время и деньги на получение новых виз ну совсем не хотелось. Т.к. в Чехии у нас были друзья, до которых, правда, от ближайшей австрийской границы было около 450 км, то мы позвонили в первую очередь им, и заручившись финансовой поддержкой, пошли искать перевозчика. По совету все того же хозяина сервиса «Шкоды» мы позвонили в ближайшую фирму, которая занимается транспортировкой, где нам объявили 350 $ за доставку нашей машины до чешской границы, находящейся в 60 км. Мы попросили довезти хотя бы до Чешски-Будеевиче — еще лишних 38 км, нам объявили еще 100 $. Это уже превышало все наши финансовые возможности. В результате мы сторговались на 350 $ с доставкой в чешский г.Каплице, что находится в 11 км от границы. Через 30—40 минут за нами приехал «Мерс» с платформой, на которую мы загнали нашу Волжанку, а сами сели в «Мерс». Водитель по-английски не говорил, и как потом оказалось, был папой владельца фирмы. Мы поехали в офис, который находился в огромном «Рестхаусе» на автобане, откуда мы недавно свернули. До него мы не доехали 1 км. Заплатив лично владельцу фирмы, мы отправились в путь. Т.к. «папа» по-английски не шпрехал, с ним говорить было не о чем. Сначала он гордо молчал, лишь однажды проезжая по мосту через речку, которая была вдвое уже Москвы-реки в районе Капотни, он величественно произнес: «Донау!» (Дунай — то бишь). Следующий раз он оживился лишь, когда мы переехали границу, где о чем-то весело переговорил с австрийскими пограничниками, в результате они почему-то нашу «Волгу» обозвали «Чайкой». После пресечения границы вдоль трассы практически сразу выстроилась череда девушек нетяжелого поведения. Наш «папа» заметно оживился, заерзал, и даже пытался поддержать наш разговор на тему «фройляйн арбайтен». В Каплицу мы уже въезжали побратавшись, особенно он растаял когда мы спели ему первую строку из песенки, известной в наших краях со времен Великой Отечественной: «Дойчен солдатен унд дер офицерен..» Городок Каплице, куда он нас доставил, находится в 11 км от границы с Австрией, поэтому он живет преимущественно интересами Австрии. Население в 6000 жителей занимается исключительно тем, что продает все то, что покупают австрийцы, а также их обслуживанием. На выходные австрийцы целыми семьями и компаниями приезжают в город за дешевыми шмотками и удовольствиями. Поэтому в городе расположены несколько магазинов, набитых чешскими и польскими товарами, а также масса кафе, ресторанов, и что особенно нас порадовало — гостиниц, которые, правда, почти все оказались заполненными все теми же австрийцами. Выгрузив нас на одной приглянувшейся нам стоянке, австрияк уехал. Мы осмотрелись и обнаружили, что на столбе написано, что стоянка частная. Недалеко находилась пустая платная стоянка с паркоматом ( 10 крон/час). Но так как платить за стоянку мы не собирались, то остались на прежней, на которой кроме нашей стояли еще 5 машин и больше не было ни одного свободного места. Определить — кому принадлежит стоянка — было трудно, да мы этим и не занимались. Отсортировав вещи, закрыв машину и записав адрес, мы отправились в гостиницу. Через час мы сидели в баре и пили разливной «Будвайзер» ( благо завод по его производству находился в 25 км). То ли от перенесенных волнений, то ли на радостях, что нам удалось выбраться из Шенгена, пиво нам показалось особенно вкусным. Вообще все славянское, в частности чешское, казалось нам в этот вечер особенно близким, — надписи на указателях и магазинах, язык, безалаберность. Это был уже почти дом. И именно здесь у нас вновь заработал телефон. Встав рано утром, и бросив последний взгляд на машину, мы двинули на автобусную станцию. Ей богу, было такое чувство, словно оставляешь любимого пса у чужих людей. Хоть и на время, а все равно жалко. Добравшись на автобусе до автовокзала в Чешске-Будеевиче, мы через 2 часа уже ехали в полупустом вагоне в сторону Брно, где пересев в другой поезд, поехали в Остраву. Приехав около 19 часов, и проехав порядка 450 км, мы позвонили с вокзала Стасу, он приехал за нами и купил нам билеты до Москвы на проходящий из Вены поезд на 2 часа ночи. У нас было в запасе 6 часов, которые мы провели у Стаса дома, купив еды в дорогу. Через день мы были в Москве. Мы намеренно не стали искать запчасти в Чехии, т. к. дела срочно звали в Москву, а на поиски мог уйти не один день, да и деньги у нас почти все кончились. Через неделю, купив в Москве помпу и билеты на поезд, мы отправились обратно за машиной, продлив  т. о. себе отпуск на 1 неделю, и получив возможность лишний раз попить пива и покататься по любимой Чехии. Приехав в Прагу рано утром, мы пересели на поезд до Чешски-Будеевиче, а затем на автобус до Каплице. Трудно описать с каким чувством мы подходили к стоянке, на которой мы надеялись найти нашу «Волгу» целой и невредимой. Мы переживали не столько, что ее угонят ( кому она там нужна? — успокаивали мы себя), мы боялись, что ее просто изуродуют — либо по тому, что мы заняли чужое место на 10 дней, либо просто в отместку за 1968 год, например. Но мы напрасно переживали. Машина была на месте, цела и невредима, только на левом колесе был одет полицейский блокировочный «сапог», а на стекле висела бумажка из местного полицейского участка, появившаяся на нем судя по дате в тот же день, когда мы покинули славный город Каплице. Порадовавшись бдительности местных граждан и расторопности местной полиции, сильная половина экипажа приступила к монтажу многострадальной помпы, а слабая половина отправилась искать полицейский участок, отвергнув предложение решить проблему с помощью ломика и отвертки, высказанное командиром экипажа. Участок был найден через 30 минут. По причине воскресенья участок был закрыт. На 10-й звонок вышла полисвумен. Посмотрев квитанцию, она вызвала еще одного полисмена. После небольшого совещания они объявили, что мы должны заплатить штраф, т. к. стоянка частная. — Сколько? — спросила я, мысленно прикидывая, какой суммой мы можем пожертвовать, чтобы остались средства для возвращения на Родину. — Десять крон. — Сколько?!! — не поверила я, вспомнив, что эта сумма равняется цене одного часа на платной стоянке или половине стоимости нашего любимого бутерброда под названием «багет». Они переглянулись и, сообразив, наконец, что перед ними иностранка ( в Чехии для иностранцев все дороже), объявили страшную по их представлению сумму: — Пятьдесят. Заплатив т. о. меньше 2 $ за десять дней парковки на частной стоянке, я была доставлена на полицейской машине на место преступления. По дороге веселый полисмен рассказывал про жизнь в своем городке до и после разъединения со Словакией. Говорил он преимущественно на чешском, периодически вставляя почему-то немецкие слова, вспомнив, очевидно, что я иностранка. А мне все время хотелось рассказать ему анекдот про «нового русского», который заплатил 1$ за годовую парковку своего «600-го» в Германии, взяв на год кредит в 1 $ под залог машины. Но, трезво оценив свои скромные познания в чешском языке на уровне слов, похожих на русские, я не стала этого делать. По прибытии полисмен с помощью Славы снял «сапог», и, пожелав счастливого пути, удалился с чувством выполненного долга. Через два часа, залив в радиатор воды из протекающей мимо речки, мы ехали в сторону Праги. На этой воде, кстати, мы прокатались еще полгода. Сливая ее, мы не обнаружили ни единого намека на ржавчину, что говорит о высокой культуре экологии в окрестностях г. Каплице. В Праге мы поехали напрямую в частный пансион, в котором останавливались по дороге в Германию. Решив т. о. проблему с ночлегом, мы бросили машину, и на метро поехали в центр, посвятив оставшуюся часть вечера праздному шатанию и катанию на катере по Влтаве. На следующий день мы выехали в сторону Варшавы. Чтобы не ночевать на участке Варшава-Брест, мы решили остановиться где-нибудь не доезжая Варшавы. Двигаясь по Е67 через Вроцлав, мы свернули в г.Томашев-Мазовецкий. Согласно нашим данным, почерпнутым из путеводителя «Транзитом через Польшу», в 9 км от него на берегу озера находится центр отдыха Спала в окружении лесов. Мы миновали город и, ориентируясь по указателям на кемпинг, через 10 км приехали к огромной базе отдыха на краю соснового леса, состоящей из нескольких двухэтажных корпусов, автостоянкой и большого кемпинга с деревянными домиками и электофицированными оборудованными местами для палаток. Разместившись в двухместном номере за 20$ , мы пошли в лес и через 500 м вышли на берег огромного озера с песчаными пляжами. На берегу была оборудована лодочная станция с прокатом гидровелосипедов. Вода чистая и теплая. Так неожиданно для себя мы обнаружили идеальное место для ночлега и отдыха в стороне от криминальных дорог, в котором даже можно остановиться на несколько дней и неплохо отдохнуть. Единственный недостаток — большое количество отдыхающих, особенно детей пионерского возраста, занимающих отдельный корпус, и производящих много шума. Было бы лучше остановиться в отдельном домике, что оказалось дороже всего на 10$, которые были заняты процентов на 20. От этого места до Варшавы около 100 км по шоссе Е67. На следующий день мы прошли границу в Бресте, затратив на все-про-все меньше часа. На границе поляки спросили про грин-карту. Мы, честно глядя в глаза, ответили, что она у нас есть, не уточнив, правда, что ее срок истек неделю назад. Рассматривать дату они не стали и с тем отпустили. Утром следующего дня мы были в Москве. Так закончилось это наше большое космическое путешествие, в течение которого мы проехали Белоруссию, Польшу, Чехию, Германию и Австрию, намотав около 5500 км. В заключение — несколько общих соображений. 1. Деньги. Самый лучший вариант — купить в Москве немецкие марки, тем более справка о покупке валюты может понадобиться в посольстве при получении визы ( если будете это делать самостоятельно ). Неплохо было бы иметь с собой небольшие суммы в злотых и чешских кронах ( сборы на границе, платные туалеты на заправках и т.д.). У нас они остались от предыдущей поездки. 2. Визы. «Карнет де Турист» — один из недорогих способов получить визу. Кстати, приехав в Москву, мы не стали предъявлять претензий к ВОАМ, т. к. рассчитываем пользоваться их услугами и в дальнейшем. Интересно, а как на нашем месте поступили бы вы? Или, может, мы выбрали неправильную линию поведения при поломке в Австрии? 3. Гостиницы. Лучше устраиваться на месте, оплачивая на турфирме минимум ( например — одну ночь), чтобы иметь на руках хоть какой-то документ о том, где собираетесь останавливаться. О «Карнете» на границах пока имеют смутное представление, но на пожарный случай и он сойдет, т. к. это какая-никакая страховка. 4. Что брать с собой. Как в поход. Пригодиться может все. От канистры с бензином до спичек и компаса. Канистру могут не пропустить на границе, но нас пропускали, когда мы говорили, что везем 76-й бензин. Обязательно — карты ( можно купить на заправках а Польше — дешевле и качественнее, чем в Москве), нож и зонты. Очень советуем взять несколько русских сувениров или баночек с икрой — облегчает понимание. Мы взяли 4 банки, раздали все, что взяли, и было мало. Икра у них есть и красная и черная, но искусственная. Натуральная — очень дорогая. Не раз нас также выручал компас, особенно в городах. 5. Язык В Польше и Чехии достаточно русского. В Германии — желательно немецкий ( но в сфере услуг практически все говорят по-английски). В Австрии — английский без проблем, т. к. немецкий там очень своеобразный. Можно взять с собой разговорники, но от них, как правило, толку мало. Кроме этого желательно понимать названия числительных или иметь под рукой блокнот и ручку. 6. Транспорт И главный вопрос — на чем ехать. После всех приключений мы со всей ответственностью заявляем — поезжайте на чем хотите, но … лучше не на отечественной машине, особенно, если вы поехали одни и рассчитывать вам больше не на кого. И берите с собой НЗ — деньги, которые нельзя тратить ни при каких обстоятельствах, даже если завтра кончается отпуск и до дома осталось 5 км. Ну, вот вроде и все, что вспомнилось и написалось. Счастливых дорог. И как говорится, если любишь кататься — люби и катайся! Вячеслав и Светлана.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 15.01.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий