Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Германия >> Автобусный тур по Европе


Забронируй отель в Германии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Автобусный тур по Европе

ПольшаГерманияФранцияБельгияНидерланды

Автобусный тур «Классическая Европа».
Октябрь 2000г. Туроператор «Туртранс-Вояж»

Я много чего не знаю, но одно я знаю точно, сверхточно, супер-пупер-точно. Это то, что в путешествии нужно обязательно вести дневник. Это нужно, чтобы сохранить вроде бы незначительные детали, которые впоследствии выглядят наиболее симпатичными и интересными эпизодами, из которых и состоит большое событие, именуемое замечательным словом — путешествие. Благодаря моему дневнику, я сейчас, два года спустя, пишу этот рассказ. Пишу, потому что больше не могу не писать, потому что очень люблю путешествовать и делиться впечатлениями. Одним словом — накипело.

Стоя на перроне Белорусского вокзала перед посадкой в поезд, ощущаешь себя Семеном Семеновичем Горбунковым. Чувствуешь какую-то легкую необъяснимую грусть, осторожно присматриваешься к будущим попутчикам.

Ну вот и все. Все на своих местах, поезд, как всегда, плавно отходит от перрона, будто отплывает от причала. Итак, я еду в Париж. Странное чувство. Я знаю, что это так, но я не верю в это на 100%. Да, уже сотрудники турфирмы, которые отправляют нас пачками по этому и другим маршрутам, включили свой отлаженный механизм. Передают нас из рук в руки, говорят нам то, что надо сказать, ждут нас там, где мы будем через день. Даже сиденье в автобусе, который я еще никогда не видел, ждет меня, и в соответствующей бумажке, в нужном квадратике вписано мое имя. Не могу представить себе, что скоро я буду ходить по улицам, бульварам и площадям, названия которых прежде будоражили сознание своим шармом, своей недосягаемостью. Елисейские поля, Нотр-Дам де Пари, Лувр, Эйфелева башня… Рядом с именем этого города немножко меркнут названия других городов, которые нам предстоит посетить по пути в Париж, и поездка в которые сама по себе должна считаться Событием (с большой буквы). Варшава, Берлин, Амстердам, Брюссель. Но это только поначалу.

Пасмурным осенним утром поезд прибывает в Брест. На вокзале нас встречает наш гид Светлана, приятная во всех отношениях девушка. Мне кажется, она с успехом могла бы быть диктором телевидения или киноактрисой. Нам еще предстоит убедиться в ее великолепном профессионализме, в том числе в прекрасном владении языками посещаемых нами стран. Тот самый воображаемый автобус из предыдущего абзаца материализовался сквозь полумрак еще окончательно не наступившего утра и предстал перед нами в виде VOLVO с литовским номером, управляемым литовскими же водителями Донатасом и Стасом, которые также не упустили возможности продемонстрировать свой высокий профессионализм и зарекомендовать себя приятными и интересными людьми.

Подъезжаем непосредственно к границе. Очередь легковых машин неимоверная, ее движения не заметно (может пересменка какая-нибудь?), но для таких, как мы — автобусов — есть почти свободный проезд то справа, то слева, и мы с небольшими задержками проходим многоступенчатый контроль. Граница пройдена, погода улучшается вместе с настроением. Экипаж угощает нас горячим кофе и мы въезжаем в Польшу.

Сразу понимаешь, что попал в другую страну. Все чисто и красиво, нет даже пыли на обочине дороги, кончается асфальт и сразу начинается трава. Ни одна машина не стоит у обочины, машины останавливаются только на специальных паркингах. Практически не видно ихнего польского ГАИ, ни ментов в засаде, ни стационарных постов на перекрестках. Но все едут культурно. Дорога узкая, полторы полосы в одном направлении, полторы в другом. Все водители принимают вправо, когда обгоняют их или встречную машину. Вдоль дороги довольно часто встречается реклама на русском языке, редкий случай когда реклама порождает положительные эмоции. Правда, чем дальше от границы — тем меньше надписей на русском языке.

Наша первая остановка — Пьяная горка (похоже, это традиционное место остановки наших соотечественников, и название подозрительно русское). Завтракаем в кафе, продавщица хорошо понимает по-русски и принимает к оплате польские злотые, немецкие марки и русские … доллары. Еда у нее вкусная, но нас ждут новые приключения. Въезжаем в Варшаву, только здесь дорога становится шире, по две полосы в каждом направлении.

На осмотр Варшавы у нас был всего один час. Успели познакомиться с такими местами как Королевская дорога, Костел Св. Анны (Яны), Колонна Сигизмунд — III, Костел Иоанна (Яна) Крестителя, Рыночная площадь, Барбакан (оборонительное сооружение). Это все — центр города и традиционно туристические места. Там же в центре, но в таком месте, где проходит не каждая туристская тропа есть весьма интересное место — Площадь Канон, на которой установлен Колокол Зачарованный. Когда-то он упал с колокольни и разбился на мелкие кусочки, но добрые люди собрали его и склеили, и теперь он, стоя на площади, обладает чудесной способностью исполнять желания туристов, которые они загадывают, прикоснувшись к нему рукой. Конечно, это сказки для сентиментальных барышень, но не будем слишком придирчивыми занудами, тем более, что мое желание почти сбылось.

И снова в путь. Несмотря на узкие польские дороги, единственная пробка — около города Познань, говорят, она там всегда имеет место быть. Поздним вечером приезжаем в маленький городок Ржепин. Это место ночлега перед штурмом польско-немецкой границы. Гостиница «Ратушова» — маленькая и уютная. Из персонала видел только двух девушек в ресепшн, совмещенном с баром ресторана. В номере телевизор показывает много иностранных каналов.

На следующее утро легко, непринужденно прошли границу, а вот с соседнего эстонского автобуса высадили одну женщину с большими сумками, и автобус отправился без нее.

Следующая остановка — город Берлин. Начинаем с автобусной экскурсии по городу. Фрагмент бывшей Берлинской стены длиною примерно километр специально сохранен в качестве музея под открытым небом. Она теперь вся разрисована и раскрашена любителями настенной живописи. Один из сюжетов более других привлекает наше внимание — товарищ Брежнев и товарищ Хонеккер слились в страстном поцелуе. Этот поцелуй многократно растиражирован в многочисленных дешевых берлинских сувенирах: значках, брелоках, кружках и т.п. Автобус провозит нас мимо достопримечательностей бывшего восточного Берлина. Трептов-парк, Александр-платц, Унтер-ден-Линден. И через Бранденбургские ворота мы въезжаем в бывший Западный Берлин. Рейхстаг, Позолоченная Ника, зоопарк. Около зоопарка нас высаживают и дают девять часов свободного времени. Мне такая перспектива очень нравится, можно пойти куда твоей душе угодно: хочешь — делаешь набег на буржуйские магазины, хочешь — услаждаешь свой желудок в каком-нибудь кафе, хочешь — духовно обогащаешься в музеях. Можешь сочетать все это в любой пропорции. Но в последствии оказалось, что некоторые тетеньки, воспитанные в лучших советских традициях, были недовольны этим и говорили потом, что их «предоставили самим себе» (в смысле — бросили на произвол судьбы).

Наша группа разбилась на маленькие группки по интересам и двинула осваивать капиталистическую действительность. А со мной случился казус, стоило мне отлучиться от моей группки для поиска карты Берлина, как она потерялась (или я потерялся?). Ну что ж, оказался я один-одинешенек в незнакомом заграничном городе и долго еще испытывал странное чувство, похожее на сон, оттого что кругом люди, говорящие на чужом языке, оттого что никто не следит за мной — куда я пойду и что буду делать (я ведь тоже получил советское воспитание). Оказалось, что девять часов в Берлине это совсем немного. Погуляв по Курфюрстен-Дам и заглянув в кое-какие магазины, я зашел в торговый комплекс Европа-Центр (по-моему, туда же заезжал Мимино). Красота, все кругом из стекла, зеркал и электрического света и посередине всего этого странное сооружение из стеклянных сосудов и трубок, в котором человек со среднестатистическим интеллектом не сразу определит водяные часы.

Разве может наш соотечественник, впервые оказавшийся в Берлине, не посетить Рейхстаг? Вот я и направил свои стопы к автобусной станции, которая была неподалеку. Кое-как разобравшись с обстановкой на местности с помощью купленной карты и остатков немецкого языка в памяти, я таки добрался до Рейхстага. Для того чтобы подняться на крышу и под купол надо отстоять длинную очередь, но я увидел в середине очереди ребят из нашей группы. Пришлось с максимально возможной деликатностью пристроиться к ним. К нам потом еще пристраивались наши товарищи, но никто нам так и не сказал «вас тут не стояло», видимо никто из господ в этой очереди не получил советского воспитания. На входе всех очень тщательно проверяют на наличие недозволенных предметов. Затем проверенная партия посетителей отправляется на верхний этаж на большо-о-ом лифте. Там на крыше конечно хорошо и красиво, но не настолько, чтобы всю жизнь потом об этом вспоминать долгими зимними вечерами в подмосковном городке. Внутри стеклянного купола — винтовая лестница, которая ведет к высшей точке, откуда можно заглянуть внутрь здания и увидеть большой зал, где заседает парламент, то есть бундестаг.

Уже начинались сумерки, когда мы вышли из Рейхстага и решили идти пешком к месту сбора группы около зоопарка. Там дорога довольно простая, хотя и не короткая, но наши люди часто плохо ориентируются в незнакомых местах, так что я, взяв инициативу в свои руки и успешно приведя группу в назначенное место, легко заслужил славу надежного поводыря. Вечерний Берлин поразил большим количеством бегунов и велосипедистов, причем у каждого велосипедиста сзади моргает красный фонарик, чтобы обгоняющие его автомобили случайно его не задели.

Вообще, Берлин превзошел мои ожидания. Вместо серого, скучного, чрезмерно педантичного, каким я его почему-то себе представлял, он оказался ярким, солнечным, молодым, утопающим в цветах.

Случайно ли, умышленно ли, но после столь длительной прогулки по Берлину нас ожидал ночной переезд в Амстердам. Все были такими уставшими, что уснули бы не только в комфортабельном автобусе, но и в мотоциклетной коляске.

Проснулись мы уже в Голландии. Амстердам просыпается и катит на велосипедах на работу. Сказать, что велосипедистов очень много, это значит ничего не сказать, их видимо-невидимо, для них выделены специальные дорожки, поставлены специальные светофоры, предназначены места для стоянки. Город похож на декорации к фильму по сказкам Андерсена. Разноцветные домики будто сошли с картинок из детских книжек, узкие улицы, велосипедные дорожки и тротуары выложены цветными плитками. Да еще множество каналов, опутавших город своей невообразимой сетью. Как я понимаю Петра Алексеевича Первого, который захотел и у нас сделать нечто такое же.

После автобусной экскурсии по городу мы посетили алмазную фабрику (она же — музей). Затем — прогулка на катере по каналам. Красота неописуемая, хочется бесконечно фотографировать каждую улицу и каждый дом. Капитан катера дал порулить штурвалом одной нашей девушке, которая с этим успешно справилась и заслужила всеобщие аплодисменты.

Разве может наш соотечественник, впервые оказавшийся в Амстердаме … Правильно — Квартал Красных Фонарей. Мы попали туда, по-видимому, в неудачное время. Некоторые улицы были подпорчены производящимся ремонтом. К тому же был день, еще без всяких намеков на вечер. Кое-какие девушки скучали на своих рабочих местах и, честно говоря, своим обликом воображение не будоражили. Мужская часть обитателей этого квартала, большей частью, темнокожая, особого доверия не внушает. Таких ребят легко представить в роли отрицательных персонажей американских боевиков.

И все же город настолько прекрасен, что никакие подозрительные личности не в силах испортить впечатление о нем. Как много израсходовано фотопленки и как мало времени нам отпущено на него. Мне ничуть не жаль, что не удалось посетить кафе-шоп (заведение торгующее слабыми наркотиками), но жаль, что не было времени просто побродить по его улицам и площадям, узнать о нем что-нибудь такое, что я и сейчас не знаю. Уезжать из Амстердама не хочется, ты словно растворяешься в нем и отделить тебя от него может только что-то очень сильное и серьезное, такое как наш «родной дом» — шведский автобус с литовскими номерами. Уезжая из Амстердама думаешь о том, что ты должен в него вернуться.

При въезде в Брюссель мне показалось, что здесь не такая идеальная чистота, как в тех городах, где мы уже побывали. В Брюсселе много красивых зданий в разных архитектурных стилях, есть даже сооружения китайского и японского вида. Очень красивая центральная площадь, это та, на которой ежегодно делают огромный ковер из живых цветов. Да и весь город очень интересен и красив, но, находясь под впечатлением Амстердама, я в первое время несколько недооценивал его. Всем, конечно, хочется посмотреть на знаменитого писающего мальчика по имени Манекен Пис. С недавних пор в городе появилась и девочка, занимающаяся тем же нехитрым делом, но не каждый праздношатающийся отыщет ее в лабиринте узких улочек весьма колоритного квартала. Мы нашли (с помощью гида Светланы).

В Брюсселе у нас случилось ЧП. Одному пожилому дяденьке стало плохо, с ним случилось что-то похожее на эпилептический кризис. Вероятно из-за большой эмоциональной и физической нагрузки. Он упал на тротуар и потерял сознание. Светлана вызвала по телефону скорую помощь, а опытные товарищи, знающие, что надо делать в таких ситуациях пытались помочь ему до приезда врача. Меня поразило, сколько бельгийцев подходило к нам и предлагало свои мобильные телефоны, чтобы вызвать скорую. (Они же не знали, что мы ее уже вызвали). Скорая приехала через пять минут и увезла нашего товарища в госпиталь. Сказали, что в зависимости от его дальнейшего состояния, его либо отпустят к нам, либо оставят в госпитале. Мы продолжали экскурсию по городу без него.

В начале одной из улиц вблизи центральной площади — лежачая скульптура в нише стены. Это (по-моему, святой) Серкланс. Существует поверье, что если, задумав желание, провести по нему рукой от головы до ног, то оно непременно исполнится. Я загадал, чтобы наш товарищ поправился, и его бы отпустили. И хоть я и не сторонник разных суеверий, но мое желание сбылось. Правда, нам пришлось очень долго ждать около госпиталя принятия решения врачей.

И вот, преодолев временные трудности, мы продолжаем наше путешествие. Следующая остановка — Париж. В этом месте моего дневника написано «нет слов», а дальше — только топографические названия и глаголы «были», «ходили», «фотографировались». Здесь у тебя не то состояние, при котором ты, насмотревшись достопримечательностей, берешь ручку, блокнот и все аккуратненько записываешь. Здесь тебя охватывает желание все вдыхать и впитывать. К черту благоразумие и предусмотрительность!

После экскурсии по городу на автобусе высаживаемся на острове Ситэ около Собора Парижской Богоматери. Нотр-Дам ошарашивает тебя своим величием и торжественностью. Можно посмотреть тысячи фильмов и фотографий, можно досконально изучить архитектурное устройство собора, но это нельзя сравнить с ощущением, которое испытываешь находясь рядом с ним, внутри него. Примерно так же и с музыкой, никакая сверхкачественная запись не сравнится с эффектом присутствия. А архитектура это … правильно — «музыка, застывшая в камне».

На площади перед собором имеется так называемая «нулевая точка», от которой измеряются все расстояния от Парижа и до чего угодно. Она представляет собой металлический круг посреди булыжной мостовой. Конечно же, это тоже культовое место у туристов всех мастей. Но трактовки встречаются разные. Я придерживаюсь той, что дала нам наша Светлана. Нужно встать на это место и повернуться кругом вокруг собственной оси, это надо для того, чтобы вернуться сюда еще раз. Должен констатировать, что и этот предрассудок успешно работает, я вставал, крутился и на следующий год снова был там и повторил этот ритуал. Но я забегаю вперед. Если мой первый опыт написания путевых заметок окажется неплохим, то, пожалуй, напишу и о втором своем путешествии.

Следующим пунктом нашей экскурсии был современный район Дефанс. Это некоторое подобие Нью-Йорка, я там конечно не был, но об этом говорят все путеводители и гиды. Здесь, за непрозрачными стеклами многоэтажных домов, вершится большой бизнес. Это также и большой торговый центр. В целом все красиво и культурно, хотя, на мой взгляд, несколько дисгармонирует с остальным Парижем. Пожалуй, лучше бы считать Дефанс не районом Парижа, а его пригородом. И тогда критики, подобные мне, не могли бы ни к чему придраться.

Очень впечатляет прогулка на кораблике по Сене. Ни один гид в Париже не сможет не повторить в тысячный раз, что остров Ситэ — это то место, с которого начинал разрастаться Париж, что расположенный посередине реки, он своей формой напоминает корабль, плывущий по этой реке, и что на носу этого «корабля» — самое романтичное место для поцелуев.

«Париж это праздник, который всегда с тобой»,- сказал старина Хэмингуэй, а я позволю себе продолжить эту мысль: и центр этого праздника — Монмартр. Здесь на ступенях лестницы, ведущей к собору Сакре Кёр (Святое Сердце) звучат песни заезжих музыкантов, развлекает публику шарманщик, артисты в образе «живой скульптуры» и другие нехитрые искусства. И конечно, здесь знаменитое место парижских художников. С вершины холма открывается великолепный вид на город. Можно проверить себя, насколько хорошо ты узнал Париж. Если определишь вдалеке силуэты Лувра, Центра Помпиду, Башни Монпарнас, значит, можешь с гордостью заявить, что немножко знаешь Париж. Эйфелева башня не в счет.

В течение всего 2000-го года башня вела себя по особенному. В вечернее время в начале каждого часа в течение 10 минут она сверкала бегающими электрическими огнями. Зрелище, надо сказать, завораживающее. Вообще, башня настолько популярна во всем мире, что кажется, что ее образ чрезмерно затаскан, где только не увидишь ее изображение. Внутренний голос мне подсказывает, что правила хорошего тона рекомендуют относиться к ней равнодушно-пренебрежительно или уж, во всяком случае, без фанатизма.

Что я не сказал бы о Лувре. Это настоящий храм искусства. Очень большой храм. Затрудняюсь сказать, сколько нужно дней, чтобы обойти его весь, уделяя каждой картине, каждой скульптуре хотя бы несколько секунд. Понимая, что невозможно объять необъятное за то время, которым мы располагаем, Светлана объясняет нам обязательную программу: Венера Милосская, Ника Самофракийская, Мона Лиза, Мадонна в гроте. На входе можно взять довольно замысловатую схему музея, на которой картинками обозначены места расположения наикрутейших шедевров.

Поездка в Версаль. Дворец Трианон конечно богат и красив, особенно Зеркальный зал, но мне больше понравился парк, расположенный за дворцом. Великолепное сочетание скульптуры, растительности, водоемов. Все кругом в цветах, можно подолгу ходить и рассматривать одни только цветочные клумбы. Даже когда еще, проходя по залам дворца, мы видели в окнах этот чудный парк, уже тогда хотелось поскорее туда попасть.

Парижская туристская обязательная программа включает в себя также посещение парфюмерной фабрики «Фрагонар». Фабричные девушки рассказывают об истории создания и развития парфюмерного дела. Здесь же можно увидеть старинные медные «самогонные аппараты» для производства духов. В ходе экскурсии предоставляется возможность понюхать разные сорта духов. В конце экскурсии, на радость нашим женщинам, предоставляется возможность сравнительно дешево отовариться настоящими французскими духами. Это те же самые Шанели и Опиумы, но здесь они продаются в простых нефирменных флаконах и под рабочими названиями. Правда, иногда девушка-экскурсовод с помощью завуалированных словесных пассажей может намекнуть о том, какая торговая марка скрывается под тем или иным рабочим названием. А запах … Кстати, один запах, как мне показалось, постоянно сопровождал меня в Париже. Это я осознал, уже покинув его. Возможно, это была комбинация запахов женских духов в нашем автобусе, но теперь, случайно уловив его в утренней толкучке метрополитена, я отмечаю про себя: это запах Парижа.

О французских парфюмерных отделах остались самые лучшие впечатления. И дело не только в запахе, хотя он несравненный. В большом универмаге в районе Дефанс я с двумя женщинами купили несколько пузыречков духов. Очень любезная сотрудница отдела помогла отыскать нужные духи на необъятной витрине, а также подарила нам целую кучу пробных флакончиков (которые в Москве продаются рублей по 200), пакетиков и т.п. Не скажу, что мы были крупными покупателями, не знаю, может у них ко всем такое отношение или мы ей чем-то понравились. Может быть, помогло то, что я перед отъездом выучил несколько слов и выражений на французском языке?

Когда у нас было свободное время, я гулял в сопровождении двух барышень, которые видели во мне надежного поводыря и наивно полагали, что я якобы говорю по-французски. Мы так и не рискнули спуститься в метро, поэтому приходилось покрывать большие расстояния пешком. Один раз, уже на третий день пребывания освоили парижский автобус.

Предметом моей гордости стал поход в такое место, куда никто из нашей группы не ходил и куда, по-моему, и наши гиды не водят свои группы. Это русская православная церковь Александра Невского. Надо сказать, что туристические карты Парижа оставляют желать лучшего. Масштаб мелкий, не каждая улица обозначена и подписана. У меня была карта, на которой эта церковь обозначена маленькой картинкой, но трудно было понять, на какой улице она стоит. Точно выйдя по карте в заданный район, мы ничего похожего на православную церковь не обнаружили. Тогда мы стали спрашивать прохожих, но они либо не знали, либо не понимали, произнесенное на чистейшем русском языке, «пувэ ву мэ дир у э рюс ортодокс Алекандр Невский?». Тогда еще я не знал как по-французски будет «церковь», поэтому, вместо пропущенного слова, безнадежно добавлял в конце английское «church», чем, вероятно, окончательно убеждал бедного парижанина, что его хотят похитить инопланетяне. Наконец, попался один высокоинтеллектуальный мсье, который взял у нас небольшое интервью, сказал «следуйте за мной» и, мы едва успевали делать четыре шага, пока он делал два. На одном перекрестке он указал на нужную улицу и был таков. Приятно было в центре Парижа найти русский уголок, хоть и с французским акцентом. Посидев в церкви минут 10 — 15, мы хорошо отдохнули после долгого хождения.

А жили мы в отеле IBIS в парижском пригороде Эпинэ-сюр-Сэн. Собственно, там мы только ночевали и завтракали. Три дня пролетели незаметно, сколько осталось мест, куда нужно было сходить. Латинский квартал, Люксембургский сад, квартал Марэ, Музей д'Орсэ и многое другое. Уезжая из Парижа, я уже вынашивал дерзкую тайную мысль снова приехать сюда.

В последний наш день в Париже ко мне пришла неожиданная мысль: а где же знаменитые парижские красавицы? То ли я дошел до такого ужасного состояния, что уже перестал замечать красивых женщин, то ли они куда-то подевались. Больше склоняюсь ко второму. И в этот момент по улице Риволи мимо меня прошествовали две высокие, темнокожие, полные чувства собственного достоинства, обворожительные француженки. Они так и не узнали, что одному россиянину стало еще чуть грустнее покидать этот замечательный город.

Еще была обратная дорога, был замечательный, добрый и красивый город Дрезден, но лучше я на этом закончу свой рассказ. Да простит меня любезный читатель, что я не написал какой отель лучше или хуже другого, что не указал разницу цен на пиво и минеральную воду в разных странах и магазинах; я хотел ненавязчиво показать, что автобусные туры это замечательный вид туризма, что в Европе много чего хорошего, и нам неплохо бы у них кое-что перенять, кое-чему поучиться, не переставая при этом быть патриотами своей страны.

Блин! Испортил пафосом концовку!

| 21.08.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий