Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Германия >> Романтическая Германия


Забронируй отель в Германии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Романтическая Германия

Германия

«Романтический» экспромт.

Я вчера закончил ковку
И два плана залудил
И в загранкомандировку
От завода угодил.

(В. Высоцкий)

Интернет — враг семейного бюджета.
(Вместо предисловия)

Интернет — враг семейного бюджета.
Это говорю я — человек, испытавший это явление на своей шкуре.
Как приличные люди в совсем еще недалекие времена собирались за рубеж? Разговоры о летнем отдыхе начинались обычно загодя, когда за окном сыпал снег или проливной дождь барабанил по стеклам, а холодный зимний ветер стремился сдуть с лица земли всякое уютное человеческое жилище. Идея летнего маршрута зрела постепенно. Ее вынашивали, лелеяли, пестовали. Все члены семьи были активными участниками дебатов за вечерним чаем. Фантазия буйствовала, воображение работало «на всю катушку». У любого человека всегда есть тот заветный уголок на глобусе, который ему хотелось бы посетить в первую очередь. Эти вожделенные места изымались из закоулков памяти и вываливались на скатерть, как баранки из бумажного кулька, на всеобщее обозрение и обсуждение. На семейных советах каждый имел равное право голоса. Но главный и решающий голос был не у главы семьи, не у представителей прекрасной половины и даже не у молодого поколения — надежды клана. Последнее слово здесь принадлежало сухим цифрам. Цифры не просили слова. Они, эти мертвые, лишенные всяческих эмоций закорючки, до поры до времени оставались в тени, терпеливо ожидая момента, когда без их благословения невозможно будет ни на миллиметр приблизиться к заветной цели. И такой момент рано или поздно, но неизбежно наступал. Планы, вскормленные бурным воображением, скукоживались как-то сами по себе и ретировались со стола дебатов до лучших времен. Осколки семейных фантазий наталкивались на неумолимую реальность, выраженную в этих математических символах.
Когда финансовый рубикон, наконец, кое-как, удавалось преодолеть, начинался процесс активной подготовки к летнему отдыху. Всем известно, как просто в сезон отпусков оказаться без места в вагоне поезда дальнего следования, без каюты на пароходе или кресла в салоне воздушного лайнера, если не позаботиться об этом своевременно. Каждый, кто хоть раз побывал за рубежом, прекрасно знает, как неуютно чувствует себя путешественник, оставшийся с наступлением темноты в чужой стране без крыши над головой. Несравненно лучше и спокойнее для туриста, когда номер в отеле забронирован для него заранее солидным агенством, и на руках имеется соответствующий документ, подтверждающий его право на комфортную ночевку. Если у среднестатистического туриста (и совершенно неважно, из какой страны он выезжает и в какую направляется) нет уверенности хотя бы в минимальном комфорте во время отпуска, он предпочтет отменить поездку, нежели рискнуть застрять где-нибудь на краю света без надежных средств передвижения и удобоваримых условий быта.
Но за каждое удовольствие в жизни, как известно, надо платить. Турагенства, большие и маленькие, зная это порочное стремление большинства путешествующего населения Земли к уверенности и комфорту, непременно включат такие услуги в стоимость авиабилета и цену гостиничного номера. Ведь они тоже хотят быть уверены, что товар, которым они торгуют, не залежится, а дойдет до потребителя вовремя, принеся им самим максимальные дивиденты.
Но что делать, если наступает момент, когда предложение превышает спрос? Когда конкурирующие авиакомпании беспрерывно гоняют самолеты из конца в конец планеты, не считаясь с убытками турагенств? Заполненные всего лишь на две трети (а иногда и того меньше) лайнеры, тем не менее, взмывают в воздух и ложатся на курс, стремясь доставить пассажиров к месту назначения вовремя и с комфортом.
Любой здравомыслящий предприниматель знает, что лучше не заработать вовсе, нежели потерять. Никого из бизнесменов не нужно убеждать, что даже при неудачной сделке все-таки предпочтительнее потерять только часть, чем целое. Не нужно быть финансовым гением, чтобы догадаться, что при любой денежной операции в первую очередь желательно вернуть затраченное, а уж потом, если получится, снимать пенку. Исходя из этой нехитрой логики и возникли в мире международного туризма фирмы, которые обслуживают тех, кто готов положиться на волю случая, кто верит в удачу и не очень расстраивается, когда его планы либо отодвигаются, либо вообще в корне меняются. Для таких «игроков» и существует интернет со всеми вытекающими отсюда последствиями.
У господина Кислярского, одного из героев бессмертного романа И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев», всегда была под рукой «допровская корзинка». В ней были аккуратно уложены предметы первой необходимости на случай неожиданного ареста. Так же и у автора этих строк в течение многих лет работы в тюремном ведомстве в рабочем портфеле рядом с деловыми бумагами умещался «малый джентельменский набор», позволяющий ему, когда такое случалось (а бывало это неоднократно и по независящим от него причинам), продержаться на внутренних ресурсах, как минимум, в течение первых 48 часов. Турист, готовый подняться на борт самолета уже через несколько часов после заказа билета, должен всегда иметь маленький удобный чемоданчик со всем необходимым, терпеливо ожидающий своего часа в углу комнаты.
Открывая страничку Интернета, где бегут, сменяя друг дружку, строчки с предложениями дешевых, «моментальных» полетов, нужно быть морально готовым к тому, что с друзьями и родственниками ты попрощаешься (а, вернее, поздороваешься) не перед отлетом, а уже по возвращении домой из такого путешествия. Никто не гарантирует, что попытка заказать два места на фигурировавший на экране компьютера еще несколько минут назад полет, увенчается успехом. Ведь таких «умников», как ты, немало. И тем не менее, нередко бывает, что такая операция заканчивается успешно.
Казалось, все хорошо, лучше и быть не может. Но в чем же парадокс? Где тут собака зарыта? Ведь купить дешевый билет выгоднее, чем дорогой. Это, конечно, так, но не покупать билет вовсе еще выгоднее. Ведь если бы не было в мире современной технологии интернетовских услуг для путешественников, потраченные на незапланированную поездку деньги не пробили бы брешь в семейном бюджете. Более того, любой, даже самый короткий и, казалось бы, финансово необременительный выезд за рубеж неизбежно влечет за собой цепь дополнительных расходов. Эти траты начинаются еще до того, как нога путешественника ступила на чужую землю. Улетая за кордон, грех не запастись хорошим коньяком, сигаретами, парфюмерией и прочими приятными, но мало полезными вещами в магазине беспошлинной торговли в аэропорту. А если еще глаз упадет на какую-нибудь новую электронную игрушку, то тут уж точно жди беды.
Невозможно, находясь в чужой стране, не испытать удовольствия от калорита местной кухни. А какое же удовольствие от еды всухомятку? Ведь можно ненароком и подавиться куском мяса, если его не запить хорошим вином. И так до бесконечности. А не было бы этого «дешевого» билета, сидел бы наш путешественник у себя на завалинке и наслаждался бы картинками из «Клуба кинопутешествий», как это делали мы в ту тихую, мирную доинтернетовскую эпоху.

* * *

Глава первая. Куда на этот раз нас вывезет кривая?

Честно говоря, в этом году мы не имели никакого морального права претендовать на летний отдых за рубежом. Лимит ежегодных семейных поездок был исчерпан еще в первом полугодии. 5-ти недельное путешествие двух мучилеров по Центральной Америке в январе 2005 должно было полностью удовлетворить туристический голод мужской половины семьи как минимум на год вперед, а то и больше. «В отместку» за это приключение наши прекрасные дамы провели пасхальные каникулы в Лондоне.
Но вот наступило лето. Как можно два месяца кряду толкаться в изнуряющей жаре средиземноморья, тем более, когда эта жара сочетается с постоянной 70-ти процентной влажностью? Рефлекс «павловской собачки» беспрерывно тянет к главным воздушным воротам страны. Собственно, куда ехать не суть важно. Хочется убежать куда-нибудь, где вне зависимости от дневной жары к вечеру становится прохладно. Днем же иногда неожиданно может разразиться летняя гроза, после которой воздух наполняется озоном и дышать становится легко и свободно.
Таким местом для нас, жителей Ближнего Востока, всегда была и остается Европа, а особенно, расположенная в ее сердце Германия.
Мюнхен, который остается бессменной столицей Баварии с 1503 года, достиг своего наивысшего расцвета в 19-м веке. Однако за годы своего существования город пережил и немало трагедий, которые выпали на его долю, в основном, в 20-м столетии. В период Первой мировой войны мюнхенцы сильно страдали от голода. В конце Второй мировой войны столица Баварии подверглась жестоким бомбардировкам, что обошлось городу в 200 тысяч жизней. Сейчас город полностью восстановлен и с радостью принимает гостей со всего света, от души подчуя их пенистым пивом и самыми вкусными в мире баварскими сосисками.
Из Мюнхена во все концы Европы бегут прекрасные автострады, по которым можно с комфортом добраться до любой деревушки как в Германии, так и за ее пределами. Поэтому-то здесь и приземляется большинство европейских авиарейсов.

* * *

День, который предшествовал первому дню путешествия. Мучилер без мучилы.

Мучила (исп.) — сумка. Под этим словом в испаноговорящих странах подразумевается любое изделие, предназначенное для переноса, хранения или перевозки личных вещей, от миниатюрной женской сумочки до объемистого чемодана

Мучилер (производное от мучила) — стилистическое новообразование, изобретение израильской молодежи, месяцами путешествующей по свету, носящей на спине свой передвижной дом, мучилу, подобно улитке.

На экране компьютера высветилась надпись, информирующая всех желающих о том, что в наличии осталось еще несколько мест до Мюнхена по бросовой цене. Сейчас три часа с минутами по полудню. Билеты продаются на рейс, вылетающий из страны завтра в 8 утра. Времени до отлета — хоть отбавляй. Чтобы попасть на борт самолета, следует всего лишь заказать билет, получить подтверждение, что никто тебя не опередил (не тащиться же в аэропорт в такую рань зазря), арендовать машину на 10 дней (тоже по интернету), собрать вещи и сделать некоторые мелкие, но необходимые покупки. Вот, кажется, и все. К 5-ти утра желательно уже быть в аэропорту, дабы успеть получить свой билет, сдать багаж, пройти все необходимые проверки службы безопасности и таможни. Уладив все формальности, связанные с неожиданным отпуском, можно и отдохнуть перед дорогой.
К 5-ти вечера получено подтверждение о том, что на наше имя забронировано два места на рейс Тель-Авив — Мюнхен. Примерно в это же время поступило письменное заверение, что заказанный автомобиль готов доставить нас из мюнхенского аэропорта в любую точку Европы по нашему желанию. На такую короткую, всего лишь десятидневную поездку не стоит заводиться с мучилой. Мучила необходима, когда разговор идет о путешествии, продолжительность которого исчисляется месяцами, а маршрут пролегает через малоцивилизованные страны. Тогда возникает необходимость таскать на спине этот «домик» из одного конца планеты в другой, пересекая по пути не приспособленные к массовому туризму страны и континенты. В Европе можно вполне обойтись небольшим чемоданчиком и сумкой средних размеров в качестве ручной клади. Главное, как всегда, не забыть захватить с собой в дорогу фотоаппарат и блокнот для заметок (не всем выпадает счастье полагаться на свою память). К 12-ти ночи все необходимое аккуратно упаковано. До выхода из дому осталось еще более четырех часов. Это время с чувством выполненного долга можно посвятить заслуженному отдыху. Желательно ведь хоть немного и отдохнуть перед отпуском!

* * *

Мучилерская династия.

(Лирическое отступление, являющееся в то же время необходимым пояснением для описания последующих событий.)

Династия (как трактует это понятие Энциклопедический словарь необходимых знаний) — ряд поколений, передающих из рода в род профессиональное мастерство, традиции и т.п. Во все времена в любой семье династические навыки и обычаи передавались от старшего поколения к младшему. В нашей семье впервые в истории человечества родился обратный феномен: опыт младшего поколения перенимается старшими представителями династии, которые с успехом используют его в разных отраслях повседневной жизни, особенно когда речь идет о путешествиях.
Основу мучилерской династии в нашей семье заложила дочка. Сбросив армейскую форму с офицерскими погонами, она облачилась в легкую, удобную для путешествий одежду, и двинулась в путь. Ее поездка была спланирована так, что первой остановкой на пути следования стал ежегодный карнавал в Рио де Жанейро. Затем, медленно двигаясь вперед «на перекладных» из Бразилии в сторону Южного полюса, она добралась до Огненной Земли, останавливаясь по дороге в приглянувшихся местах. При этом не спеша, никуда не торопясь, не будучи скованной временными рамками, она спокойно наслаждалась красотами тех мест, куда заносили ее случай, интуиция, простое любопытство, либо обычное желание путешественника посетить незнакомые места. Ее фотографии, рассказы, впечатления не оставили ни у кого сомнений, что этот регион заслуживает пристального внимания и остальных членов семьи. Однако в то время мы с женой еще не были готовы рискнуть и отправиться в такую даль без «няньки». За что и заплатили не только немалыми деньгами, но и далеко не всегда положительными эмоциями. Послушались бы умного человека, спокойно объездили бы все самое интересное на южно-американском континенте без того, чтобы нас торопили, подстегивали, требовали бы наслаждаться сказочными видами побыстрее, дабы не задерживать других. Если бы мы рискнули отправиться в путешествие самостоятельно, не пришлось бы нам иногда любоваться прекрасными пейзажами лишь через немытое окно автобуса, когда тот скачет, как перепуганный заяц, по разбитым дорогам на предельной скорости. Истратив значительно больше, чем дочка, мы за свои деньги получили несравненно меньше.
Сын оказался умнее нас. Отслужив армию, он, как и дочка, взвалил на спину мучилу и двинулся покорять Южную Америку. Тем же независимым ни от кого темпом, без четко спланированного маршрута, в компании друзей, он медленно двигался с севера на юг, порой «застревая» надолго в полюбившемся месте. «Легкая» прогулка по Южной Америке у «нормального» мучилера занимает в среднем около 5-ти месяцев.
Поскольку мучилерская история нашей династии не является темой нашего повествования, ограничимся лишь этим кратким экскурсом в недалекое семейное прошлое. Чтобы картина была полной, упомяну лишь о мучилерском паломничестве к ацтекам, которое совершили мы с сыном в январе текущего года. Результатом этого незабываемого приключения стали путевые заметки «Улитка», снабженные большой серией фотографий.
Сейчас, когда раскрыта вся мучилерская подноготная семьи, думаю, понятно почему поездка-экспромт в Европу в нашем доме не может считаться чем-то из ряда вон выходящим. Ведь если мучилерская психология присутствует в семье уже не первый год и удачно сочетается с логикой взрослых представителей клана, нет никакой причины, чтобы мучилерский принцип путешествий, так хорошо зарекомендовавший себя в экзотических, малоцивилизованных странах, не работал бы с успехом и в комфортабельной Европе. Главная задача мучилера -наслаждаться текущим моментом. Его основной способ передвижения — медленно плыть по течению, не прилагая к этому усилий. Двигаться вперед с широко открытыми глазами, стремясь каждую наступающую минуту прожить в удовольствие. Лишь тогда можно говорить об истинном духовном отдыхе и пополнении физических сил организма.

* * *

День первый (11.07. 05). Когда идет карта.

На табло над креслом высветились привычные надписи, призывающие пассажиров не курить и пристегнуть ремни во время взлета. Разбежавшись, самолет легко оторвался от земли и стал быстро набирать высоту. Лайнер взял курс на Мюнхен. Наше путешествие началось. Как только предупреждающая надпись потухла, я встал и отправился на прогулку по салону самолета.
Когда мой живой портрет вновь навис над креслом жены, она была настолько увлечена беседой с незнакомцем, что, казалось, даже не заметила моего появления. Пока я сидел рядом с ней, жена листала справочник по Германии, отыскивая в нем интересные места, внимательно вчитываясь в рекомендации относительно поездок по Романтической дороге и по окрестностям Мюнхена, решая, что посетить в первую очередь, а от чего можно и вовсе отказаться. Как только жизненное пространство рядом с ней на минуту освободилось, в него тут же вклинился чужой мужчина, который до этого молча сидел в кресле рядом. Увлеченная разговором с соседом, жена никак не отреагировала на ярко выраженные на моем лице признаки недовольства при виде этой «идиллии» общения с незнакомцем. Я плюхнулся в кресло согласно купленному билету и демонстративно уткнулся в книгу. Из глубины души быстро стала подниматься волна ревности. «И это при живом-то муже» — всплыла в памяти сказанная когда-то кем-то мудрая фраза. Попытка углубиться в содержание написанного должна была, по моему мнению, продемонстрировать жене, что я не желаю быть помехой в развитии ее отношений с новым знакомым. С другой стороны, меня нисколько не привлекала роль третьего в классическом треугольнике. Я готов быть первым, в крайнем случае, вторым, но ни в коем случае не третьим. Жена же продолжала бодро общаться с соседом, как со старым добрым знакомым. Казалось, ее нисколько не интересовало мое душевное состояние. Их отношения развивались стремительно. Вскоре на столике уже появились географические карты, а затем на свет был извлечен и маленький блокнот с авторучкой. Я следил одним глазом за развитием событий, мысленно решая для себя, в какой момент лучше всего вклиниться, дабы прервать это опасное знакомство. Нельзя ведь так молча созерцать, как твоя семейная жизнь катится под откос.
Однако, сделать решительный шаг я так и не успел. В какой-то момент жена оторвалась от беседы с «чужаком», отложила в сторону блокнот, куда всего минуту назад тщательно записывала то, что он вещал, водя толстым пальцем по карте, и, обращаясь ко мне с лучезарной улыбкой, предложила:
«Познакомься, пожалуйста.»
Я выдавил из себя какие-то звуки, должные, при большом желании и богатой фантазии означать приветствие, и внутренне напрягся.
Развязка оказалась, как в детективном романе, совершенно неожиданной, даже несколько банальной. Молодой человек (на вид лет 60-ти с небольшим), что по воле случая оказался нашим соседом в полете, был профессиональным гидом и сопровождал группу туристов в поездке по Европе. Разговорившись с моей женой и выяснив, что мы собираемся отдыхать «дикарями», он предложил свои услуги. Оттуда и появились карта и блокнот с авторучкой. На карте его рукой были отмечены городки на Романтической дороге, которые никак нельзя пропустить, а блокнот наполнился рядом полезных советов, имеющих прямое отношение к нашему маршруту.
И все это при живом-то муже!

* * *

 В означенный в расписании час наш «боинг» благополучно приземлился в аэропорту столицы Баварии. Огромный город-аэропорт, который ежедневно принимает сотни самолетов, и сегодня жил полной жизнью. В воздухе аэровокзала стоял легкий ненавязчивый шум от голосов дикторов, информирующих пассажиров о времени и месте посадки, а встречающих — о приземлении лайнеров, совершающих международные рейсы. Тем не менее, в аэропорту было относительно тихо. Люди не перекрикивались из одного конца зала в другой, мобильные телефоны не сотрясали воздух душераздирающими трелями. Прибывшие молча стояли у конвейеров, терпеливо ожидая, когда на ленте появится их багаж, а получив, также молча двигались к выходу.
Катя перед собой тачку, на которую были погружены наши вещи, мы двинулись к агенству по прокату автомобилей. Еще перед выездом было решено, что нет никакого смысла заказывать для нас двоих большой шикарный автомобиль. Наши скромные дорожно-транспортные потребности вполне могла удовлетворить и маленькая машина.
 В агенстве по прокату в это утро работали двое служащих. У одного из них стояли трое прибывших, у другого — единственный клиент заканчивал оформление документов, уже имея на руках ключи от машины. Я, естественно, пристроился туда, где очереди не было. Хотелось побыстрее выполнить необходимые формальности и двинуться в путь.
Молодой человек за конторкой, взглянув на мой заказ, вежливо «поставил мне на вид», что к этому элитарному сервису я, собственно, не имею никакого отношения.
«Здесь обслуживают бизнес-класс» — вежливо пояснил он. Попытка (хотя и без задней мысли) оказаться умнее других не удалась.
Не знаю, то ли моя безропотность в принятии «приговора», то ли просто его хорошее настроение в то утро (а возможно и не то и не другое, либо и то и другое вместе), но когда я уже собрался отойти от стойки, служащий, обслуживающий бизнесменов, неожиданно сменил «гнев на милость».
«Оставайтесь, я вас сейчас обслужу» — великодушно предложил он. 
Когда мы спустились на стоянку, имея в кармане ключ от машины, обнаружилось, что здесь, вместо обещанной «Опель Корсы», комфортно устроилась шикарная «Нисан Альмера» 2005 года. По привычке я попытался открыть машину ключом, но успеха не добился: размер замочной скважины не соответствовал диаметру ключа. После нескольких неудачных попыток проникнуть внутрь стало ясно, что здесь какая-то ошибка и это не наша машина. Нужно было возвращаться обратно и менять ключи. Уже направляясь к лифту, я (очевидно случайно) нажал на кнопку на брелке, на котором висел ключ. Послышался легкий щелчок, затем замигали задние фары, и двери открылись. Зачем кукожиться, искать в темноте замочную скважину и прилаживать к ней ключ, когда можно издалека дать электронную команду «Сезам, откройся!» и этим решить «проблему».
Если верить показаниям спидометра, «наша» машина проделала с момента рождения путь в 450 километров, т. е. по всем законам автосервиса она еще даже не закончила обкатку. Очевидно, ее совсем недавно перегнали сюда с парохода, и мы были ее первыми «хозяевами» и первыми пассажирами. В салоне стоял приятный, очень специфический запах. Такой запах бывает только у новой вещи, еще не побывавшей в употреблении.
Не стану описывать все технические достоинства автомобиля «Нисан Альмера», их можно найти в любом справочнике автомобилиста. Скажу лишь, что за десять дней путешествия мы накатали 1300 километров по узким, с трудом различимым даже на крупной карте сельским дорогам, и каждый проделанный километр доставил нам неописуемое удовольствие. В этом немалая заслуга и «нашей» Альмеры.

* * *

Когда шины нового автомобиля ласково шуршат о бетонку автострады, яркое, но не палящее солнце с прозрачно-голубого небосвода приятно заглядывает в окно, а в салоне прохладно и уютно от настроенного по твоему желанию кондиционера, создающего микроклимат, хочется непрерывно двигаться вперед, не останавливаясь и не задерживаясь нигде ради таких мелочей, как поиски ночлега. Что же все-таки может принудить путешественника добровольно съехать с накатанного тракта, свернуть в сторону и заглушить мотор, работающий четко, как швейцарские часы? Не знаю, как в других местах, в Баварии причиной такой спонтанной остановки всегда были и будут кружка холодного пива вкупе с порцией горячих сосисок.

* * *

С кружкой пива сквозь века.
(Отступление, претендующее на научное).

Первое письменное упоминание о пиве относится ко временам шумеров. (Шумер — страна на территории нынешнего Ирака, существовавшая в IV-II веках до нашей эры). Их пиво называлось «сикару». Уже в те далекие времена в основе производства этого напитка лежал ячмень.
Позже вавилоняне продолжили традиции пивоварения. До нас дошло множество письменных упоминаний о социальной значимости пива в Вавилоне. В ту древнюю эпоху злаки обычно перемалывались в муку, образовавшейся же в результате помола массе придавалась форма хлебных батонов, что облегчало их хранение и перевозку. Для получения пива было необходимо мелко размельчить такой хлебный батон и погрузить образовавшуюся массу в воду, подвергнув ее тем самым процессу брожения в течение нескольких дней.
 В эпоху расцвета Древней Греции и Рима у пива появился серьезный конкурент — вино. Но несмотря на это, на средиземноморском побережье пиво оставалось по-прежнему очень популярным напитком.
 В средние века ячмень стал одной из самых популярных зерновых культур. Каждая семья варила свое, «домашнее» пиво.С годами семейное производство уступило место промышленному пивоварению.
Технология изготовления пива в мире постоянно совершенствовалась. В конце XI века в пиво стали добавлять хмель. Эта, казалось бы, незначительная добавка придала напитку тот вкус, с которым мы знакомы сегодня. Фактически, до начала промышленной революции технология пивоварения в мире оставалась неизменной.
 В дальнейшем, благодаря технологическим и научным открытиям, совершенствование процесса изготовления пива пошло вперед семимильными шагами. Особо следует отметить в этой сфере работы Луи Пастера (1822—1895 г.г.) о брожении и пивных дрожжах.
Процесс производства пива не претерпел серьезных изменений со времен античности. На основе настойки из пророщенного зерна, обычно ячменя, с добавлением воды, дрожжей, хмеля путем брожения образуется натуральный пенящийся напиток с небольшим содержанием алкоголя.
От компонентов, входящих в состав напитка (вода, зерно, дрожжи, хмель) и их соотношения зависит сорт и качество полученного пива. Брожение пивной массы проходит две стадии: главное брожение и дображивание. Различия в технологии главного брожения служат основой для получения различных сортов пива. От продолжительности дображивания зависит крепость полученного пива. Дображивание может длиться от 3-х до 13-ти недель, а в особых случаях даже больше. Готовое пиво фильтруется, затем разливается по бочкам, банкам и бутылкам. В зависимости от сорта пива и места изготовления эта схема варьируется, претерпевая те или иные изменения.

* * *

Кто придумал сосиски?

Впервые сосиски упоминаются в «Одиссее» Гомера в IX-м веке  д. н.э. В Германии и Австрии сосиски — основа национальной кухни. В 1987 году Франкфурт-на-Майне торжественно отметил 500-летие изобретения современных сосисок, известных в мире под названием «Хот Дог» («Горячие собаки»). Патриоты немецких сосисок нашли доказательства, что впервые это блюдо было изготовлено в 1487 году, за 5 лет до того, как Христофор Колумб открыл Америку. В начале 19-го века немецкие эмигранты привезли технологию изготовления сосисок в США. Термин «Хот Дог» («Горячие собаки»), очевидно, пришел в мир из студенческого фольклора конца 19-го века. Студенты Йельского университета называли фургоны, торговавшие горячими сосисками «горячими фургонами», потому что вокруг них постоянно вертелись собаки, привлеченные соблазнительным запахом. В 1895 году в одном из студенческих журналов Америки сосиски были названы «горячими собаками». Это название привилось и широко бытует в мире и по сей день.

* * *

На обочине дороги появился указатель, извещающий путника, что справа по курсу через километр автозаправка. Возможно, мы бы и не обратили на него внимания (машина залита бензином под завязку), если бы дополнительный небольшой значок не информировал бы всех заинтересованных лиц, что здесь можно заправить не только машину, но и желудок. Когда через минуту справа от нас выросли очертания придорожного комплекса, я стал медленно снижать скорость. Еще 2—3 минуты, и машина плавно вкатила на территорию заправочной станции. Осмотревшись, мы двинулись в сторону того объекта, ради которого и сделали нашу первую в этом путешествии остановку.
 В просторном обеденном зале было тихо и прохладно. Игнорировав стойки с вкусно пахнущей свежеприготовленной едой, мы двинулись прямиком туда, где еще издалека просматривались краны с пивом и специальный прилавок с горячими сосисками. К последним на выбор предлагалось несколько сортов гарнира, в основном картофель. Отварной, жареный, запеченный, да разве все упомнишь! Получив тарелку с парой сосисок длиной в полметра каждая и толщиной с указательный палец взрослого мужчины с непременной добавкой жареного картофеля и горчицы, водрузив на поднос два больших бокала свежего светлого пива, мы заняли свободный столик и приступили к трапезе. Не могу описать гастрономическое наслаждение от первой порции немецких сосисок в сочетании с фирменным баварским напитком, ибо для воспроизведения на бумаге этой вкусовой гаммы у меня лично не хватает эпитетов. Заимствовать же слова у классиков не позволяет совесть, врожденная застенчивость и скромность. За десять дней путешествия практически не было дня, чтобы мы не промочили горло холодным пивком, но сейчас это был наш первый контакт с национальной баварской кухней, потому он и запротоколирован так подробно.
Стрелки часов неумолимо бежали вперед. Приближался вечер первого дня путешествия. Пришло время подумать и о ночлеге. Если верить карте, ближайшая точка, где можно попытаться устроиться на ночь — небольшой городок Пиен. Место для ночевки мы отыскали относительно быстро и без особых проблем. Германия и Австрия, в отличии от других европейских стран, тем и хороши для дикаря-путешественника (если хотите, для цивилизованного мучилера), что здесь нет необходимости бронировать на ночь номер в дорогом отеле. Бавария располагает широкой сетью пансионов, которые содержит «частный сектор». (Это словосочетание осталось в моем лексиконе еще со времен торжества социалистической экономики в СССР. Тогда понятие «частный сектор» считалось почти неприличным, ругательным, пережитком далекого отмирающего несоциалистического прошлого.)
Что может быть лучше и романтичнее, чем провести ночь в небольшом местечке, вдали от городского шума и широкой междугородней автотрассы, по которой день и ночь грохочут нагруженные под завязку тяжелые грузовики? Именно так мы и поступили.
Провинциальный немецкий городок живет своей спокойной, размеренной жизнью. Эта жизнь «бьет ключом» примерно с 10-ти утра до 7-ми вечера. Чисто вымытые тротуары уставлены столиками, между которыми бесшумно скользят официанты маленьких кафе, облаченные поверх джинсов в длинные до пола, темные, немаркие фартуки. Над дверями небольших сувенирных лавок, магазинчиков одежды, обуви, парфюмерии и прочих необходимых гостям и жителям этих городков товаров слегка трезвонит колокольчик, как только нога покупателя переступает порог магазина. Сверкающие на солнце витрины булочных и кондитерских привлекают не только внешним видом свежих изделий, но, главное, ароматами свежей выпечки. В центре городка чинно прогуливаются по пешеходной улице парочки, дети плещутся в фонтане или гоняют машинки по тротуару, а старички принимают на скамейках в парке солнечные ванны.
Как только закрываются эти маленькие магазинчики, жизнь в городе замирает. Немногие оставшиеся посетители кафе и баров перебираются внутрь. С улицы можно разглядеть лишь людские силуэты в мерцающем отблеске свечей и табачном дыму. Бродячие артисты и уличные музыканты, которые еще несколько минут назад веселили гуляющую публику, сворачивают свой бизнес и спешат устроиться в баре, где с удовольствием спустят свой дневной заработок за кружкой холодного пива и порцией горячих сосискок с тушеной капустой. Еще какое-то время по улицам слоняются беспризорные туристы, но и они вскоре исчезают. Улицы города пустеют до следующего утра. Открытыми остаются лишь большие супермаркеты. Но и это ненадолго.
Когда прогулочная магистраль Пиена опустела, мы медленно двинулись к месту ночевки. По дороге заглянули в большой еще открытый магазин, где и совершили нашу первую в этот визит в Германию покупку: за пол-юро был приобретен большой блокнот в клетку. В него будут записываться наши ежедневные впечатления, дабы в дальнейшем превратиться в путевые заметки по Баварии.

* * *

Сегодня ужинаем «дома». Странное это свойство человеческой натуры — называть «домом» любое место, где тебе предстоит провести ближайшую ночь, даже если ты получил ключ от комнаты всего час назад и не собираешься задерживаться здесь более чем на сутки. Очевидно, человеком подсознательно движет желание к устойчивости, безопасности, порядку и уюту. А что может дать человеку это ощущение спокойствия и защищенности от внешних катаклизмов, как не стены родного дома?

* * *

День второй (12.07.05).

О климате, погоде и прочих нюансах природы.

Перелистывая страницы справочника в поисках необходимых научных формулировок, я наткнулся на трактовку термина «климат». Лично для меня было новостью, что слово «климат» происходит от греческого слова «клима» — наклон (имеется в виду наклон земной поверхности относительно солнечных лучей). Несомненно, климат является одной из основных географических характеристик любой местности. Земной шар условно разделен на климатические зоны, а год на четыре периода. Однако далеко не везде границы между этими периодами и климатическими поясами выражены четко. Думаю, что наиболее яркое и четкое разделение между временами года наблюдается в Европе. Если вы хотите почувствовать ядреный зимний морозец и скрип снега под ногами, полюбоваться листопадом, ощутить на коже прелесть легкого моросящего осеннего дождика, порадовать глаз распускающимися цветочными бутонами и лопающимися на деревьях почками, услышать, как журчит ручеек, родившийся из тающего под весенним солнцем снега, впустить в легкие струю свежего воздуха, насыщенного озоном после внезапно налетевшей летней грозы, — отправляйтесь в Европу. Даже дневная 30-ти градусная летняя жара переносится в Европе легче, нежели на ближневосточном побережье Средиземного моря. Летняя ночь, хоть и коротка, зато свежа и прохладна.
На Ближнем Востоке жара «удачно» сочетается с 70-ти процентной влажностью, что создает у человека ощущение лягушки, выбравшейся погреться на берег из болота. Ночью же здесь, как ни парадоксально, дышать еще тяжелее, чем при нестерпимом дневном пекле. Нагретые за длинный летний день земная поверхность и морская вода отдают атмосфере накопленный жар, обильно разбавленный морскими испарениями. Даже если вечером температура немного падает, влажность повышается настолько, что никакой прохладный душ не приносит облегчения. Хочется вывернуть на изнанку кожу и прислониться к ее прохладной стороне, чтобы хоть на минуту почувствовать облегчение. На самом деле от влажности ничего не спасает. Вот так и бродишь, как привидение, ночами по квартире в поисках «пятого угла», или еще лучше и вовсе другого глобуса.
Но сейчас мы, слава богу, в Европе. Здесь все выглядит иначе. Как только солнце ушло за горизонт, в воздухе стала ощущаться вечерняя свежесть. Вдохнув полной грудью, ты впускаешь в легкие струи прохладного воздуха. Эта проникшая внутрь свежесть бодрит, поднимает настроение, вызывает новый прилив сил. Хочется, несмотря на опустившуюся на землю темноту, снова встать и отправиться на прогулку. Усталость исчезает как-то сама собой.
От длинного туристического дня остается лишь легкое гудение в натруженных ногах. Эта приятная боль в икроножных мышцах добавляет чувство покоя и радости от дневных прогулок.
Проснувшись утром следующего дня, я с удивлением обнаружил, что всю ночь проспал без движения. Как взгромоздился вечером на перину, укрылся пуховым одеялом, так и провел в полной неподвижности всю ночь и пробудился утром в той же позе, что и заснул. Дома такого никогда не случается. Пока пристроишься, найдешь не пылающий жаром и не мокрый от влаги угол подушки, простыня уже скомкалась, нагрелась и стала влажной от пота. А сон тем временем убегает. Порой так и бродишь, как лунатик, по квартире, ждешь, пока усталость сморит вконец, чтобы задремать, уже не обращая внимания ни на влажную подушку, ни на скомканную в борьбе с «мокрой» ночью постель.

* * *

Ласковый луч нежаркого утреннего баварского солнца заглянул в окно, тем самым оповещая нас, что наступил новый день. Сбросив с себя остатки прекрасно проведенной ночи и умывшись, мы отправляемся завтракать.
Вчера, когда мы получали ключи от комнаты, хозяйка поинтересовалась, что мы предпочитаем к завтраку: чай или кофе. Как только мы заняли место за столом, соответственно нашему желанию на нем появился кофейник с горячим, только что приготовленным кофе. Не стану акцентировать внимание на утреннем меню: оно известно и более менее стандартно во всех маленьких частных пансионах Германии. Привлекло меня совсем иное. Против каждого едока гордо восседал на скатерти связанный вручную яркий петушок. Петух, как известно, яиц не несет и цыплят не высиживает. Целый день он важно разгуливает по двору, наблюдая за своими «женами». Время от времени откуда-нибудь раздается его призывный клич, и тогда курочки бросают свои дела и сломя голову несутся на зов «пахана». Получив новые инструкции, куры вновь разбредаются, а петух продолжает горделиво мерить своими лапами со шпорами территорию двора. Ведь он самый важный, самый красивый, самый сильный и, соответственно, самый уважаемый в этой куриной семье.
На столе в баварском пансионе петуху уготована иная роль. Как истинный патриот своего племени и настоящий мужчина, он закрывает своим телом куриные яйца, что так опрометчиво выставлены на стол хозяйкой. Яркая окраска вязаного петушка должна, по его разумению, отпугнуть тех, кто решил посягнуть на «продолжателей петушиного рода». Вот и стоит он на страже, зорко наблюдая, чтобы никто из этих странных существ, которые называются людьми, не лишил бы его петушино-куриное племя наследников. Но «наследники» уже давно сварены вкрутую или всмятку. Несостоявшиеся петушки и курочки лишь ждут момента, чтобы отправиться прямиком в желудки гостей. Пока же этот момент не наступил, горделиво восседающий вязаный петушок делает свое дело, стараясь, чтобы свежесваренные к завтраку яйца подольше оставались теплыми. (Мне очень понравилась эта идея и я попытался приобрести парочку таких петушков. Но тщетно. Оказалось, что в каждой семье их вяжет сама хозяйка исключительно для домашних нужд и ни о какой торговле «птицей» не может быть и речи. А жалко. Согласитесь, и красиво, и удобно, и оригинально).
Пока мы завтракали, за окном неожиданно потемнело. Налетевший откуда-то ветер принес свинцовые тучи, которые в считанные минуты затянули небо. Захватив с собой кофейник, мы поднялись в комнату и устроились на балконе. Не прошло и пяти минут, как первые вспышки молнии озарили небо, а раскаты грома попытались прогнать нас с веранды в комнату. В одну минуту с небес на землю устремились потоки дождя. Невозможно описать это наслаждение, когда все вокруг очищается от пыли струями чистой дождевой воды. Прекрасно сидеть на балконе с чашечкой кофе и наблюдать, как яркие цветы поднимают головки и тянутся к небесной влаге, дабы уталить жажду. Зелень, еще минуту назад покрытая слоем придорожной пыли, встряхнулась, помолодела и заблестела богатством ярких оттенков. Внезапно начавшийся дождь несколько нарушал наши планы, но нас это нисколько не расстроило. Ведь для нас, жителей Ближнего Востока, такой летний дождь это не меньшая аттракция, чем для северянина теплая, солнечная погода под Рождество. Вскоре дождь прекратился так же неожиданно, как и начался. Сквозь поредевшие тучи стали вновь пробиваться солнечные лучи. Еще один порыв ветра, и тучи унеслись куда-то дальше, оставив нам аромат пьянящего свежего воздуха и одурманивающий запах чисто вымытых травы и цветов, голубое небо с теплым, но не палящим солнцем и лужи на асфальте, в которых купается солнце.

* * *

С романтикой по касательной.

Следуя совету нашего самолетного знакомого, мы двинулись к озеру Кимзее, где на острове король Людвиг Второй построил свою первую резиденцию — замок Херренкимзее — баварскую копию Версальского дворца.
Кем же был этот странный по тем временам правитель Баварии, король Людвиг Второй? Почему вокруг его короткой жизни и по сей день витают призраки, а его смерть так и остается загадкой?
Людвиг Второй, король Баварский, появился на свет 25 августа 1845 года в столице Баварии Мюнхене. В 1861 году возрасте 16 лет он, после смерти отца Максимилиана Второго, унаследовал трон. Воспитанный в деревенской глуши в родовом замке Хохеншвангау в обществе матери, Людвиг рос романтическим, мечтательным юношей, обожавшим музыку, природу и поэзию. К моменту смерти отца он оказался совсем не готов управлять страной. Писаный красавец почти двухметрового роста с черными вьющимися волосами и голубыми глазами, этот юный и одинокий монарх вошел в историю под именем «Сказочного короля».
 В 16-летнем возрасте Людвиг впервые услышал музыку Вагнера и до конца своих дней так и остался восторженным поклонником его творчества и патроном композитора.
За годы своего правления король Людвиг Второй попытался превратить Мюнхен в музыкальную столицу Германии. По его указанию в городе была основана музыкальная школа и возведено здание оперного театра. Театр был оборудован в соответствии с требованиями постановок вагнеровских опер. Однако все проекты Людвига Второго постоянно наталкивались на яростное сопротивление со стороны парламента Баварии, членов его собственной семьи и жителей Мюнхена, в основном, из-за высокой стоимости работ и неприязни жителей Мюнхена к личности Вагнера. Полтора года король противостоял возмущению парламента и народа, однако, в конце концов, был вынужден уступить и попросить Вагнера покинуть Мюнхен. Начавшееся в те дни отчуждение короля и парламента из года в год неуклонно росло, пока не привело к катастрофе.
 В самой королевской семье отношения тоже складывались неблагополучно. Помолвка Людвига Второго с его кузиной принцессой Софией была им неожиданно расторгнута через 8 месяцев после ее объявления. При этом не было дано никакого, даже формального объяснения случившемуся. Королевской родне стало ясно, что наследника престола от Людвига им не дождаться.
1866 год. Против желания короля начались военные действия между Баварией и Пруссией. В этой войне, продолжавшейся всего три недели, Бавария была наголову разбита, понесла большие потери и вынуждена была выплатить Пруссии репарации в размере 154-х миллионов марок. На фоне этой разразившейся катастрофы, как бы в пику своему парламенту и народу, в отместку за принуждение вступить в войну, Людвиг Второй стал воплощать в жизнь свою романтическую мечту: строительство грандиозных замков в Баварских Альпах. За свою короткую жизнь он успел построить три замка, но полностью завершенным оказался лишь один -Линдерхоф. Людвиг Второй был без ума от Франции и во всем подражал своему кумиру — французскому королю Людовику ХIV. Даже спальня Людвига в замке Линдерхоф, как и спальня «Короля-Солнце», была устроена так, что в ее окна никогда не попадало солнце, ибо, по мнению «Короля-Солнце», каким считал себя Людовик ХIV, в одном месте не могут одновременно присутствовать два солнца.
 В 1870-м году грянула новая война, которую Людвиг Второй очень хотел избежать, как и первую, но по условиям договора вынужден был принять в ней участие на стороне Пруссии. Война закончилась поражением Франции. Прусский король Вильгельм Первый был объявлен императором объединенной германской империи.
Безудержное строительство, стоившее Баварии огромных денег, нисколько не способствовало популярности некогда обожаемого монарха. К моменту смерти Людвига Второго его долг государственной казне составил 21 млн. марок. Богатства страны, нажитые за 800 лет поколениями баварских монархов были, по мнению парламента, пущены на ветер за какие-то 20 лет.
 В результате заговора, во главе которого стоял премьер-министр Лутц, король был объявлен не способным управлять страной. Правителем был назначен его дядя принц Леопольд. Людвиг Второй был отстранен от власти и поселен в замке Берг возле озера Штарнберг. При нем неотлучно находился придворный врач фон Гудден.
13 июня 1886 года в 6 часов вечера Людвиг Второй в сопровождении врача вышел на короткую прогулку по парку. Они были вдвоем: в последнюю минуту врач отказался от услуг телохранителей. Через несколько часов их тела нашли в озере без признаков жизни. Было ли это убийство или самоубийство, так и не установлено по сей день. Оба были в сюртуках, шляпах и с зонтиками, что исключает их намерение «просто искупаться». По свидетельству современников, король Людвиг Второй был отличным пловцом, что сводит на «нет» версию несчастного случая. Вскрытие не пролило свет на причину гибели короля, ибо официальным источникам было выгодно поддерживать версию о безумии и самоубийстве монарха.
После смерти Людвига Второго правление Баварии перешло к его умственно неполноценному брату Отто, опекуном которого стал его дядя Леопольд. От «сказочного короля» остались его замки, которые и по сей день говорят о красоте души, романтизме и полной государственной бесполезности этой странной исторической особы.
Во дворец Линдерхоф мы добрались лишь во второй половине дня. И вовсе не потому, что путь был долгий и мучительный, а разбитая дорога петляла между скалами по краю обрыва. И не потому, что все свободное население Баварии в этот день решило посетить именно это прекрасное место. И даже не из-за того, что у всех туристов именно на это утро было намечено посещение дворца Линдерхоф. Просто дорогу в этот дворец нам преградил замок Херренкимзее.
Воздвигнутый на острове площадью в 230 гектаров посреди озера Кимзее, замок Херренкимзее по замыслу Людвига Второго должен был стать храмом славы в память Людовика ХIV. За время своих двух поездок в Париж в 1867 × 1874 годах, Людвиг Второй в деталях изучил строительный стиль «Короля-Солнце». По замыслу баварского монарха здесь, на острове Херренверт, в центре озера Кимзее, должен был возникнуть «Новый Версаль». (На мой некомпетентный взгляд замок-дворец на озере Кимзее не только сумел стать «новым Версалем», но по богатству, вкусу и изяществу с легкостью «обошел» свой французский оригинал).
21 мая 1878 года был заложен первый камень в основание замка. Тремя годами позже это масштабное сооружение было уже вчерне готово. В 1884 году король Людвиг Второй распорядился продемонстрировать ему дворец и парк. Это происходило ночью при включенных прожекторах и бьющих фонтанах. Король остался доволен увиденным.
Дворцовый парк является точной копией парка Версальского дворца. Липовые аллеи, высаженные к востоку и западу от замка, спускаются к берегу озера, создавая тенистый терренкур. У подножья главной баллюстрады разбит большой французский парк свободной планировки с цветочными клумбами, дорожками, покрытыми гравием, и яркими коврами из парковых насаждений. Среди живых изгородей, окаймляющих клумбы, возвышаются два мраморных фонтана, каждый из которых архитектор украсил фигурами Дианы и Венеры, Афродиты и Флоры. В центре парка прекрасно смотрится фонтан «Источник Латоны» — точная копия версальского центрального фонтана. Украсившие фонтан фигуры лягушек, черепах и амфибий первоначально были позолочены. Однако и сегодня, по прошествии стольких лет, когда позолота давно стерлась, эти фигурки смотрятся очень экзотично.
Пройдя через парк, попадаешь во дворец. Роскошная парадная лестница представляет собой копию знаменитой Лестницы Посланников, сооруженной в Версальском дворце для «Короля-Солнце». Стены облицованы цветным мрамором. В нишах «поселились» две мраморные нимфы и Богиня Диана. Промежутки между нишами заполнены прекрасными картинами. Хрустальные люстры над Лестницей Посланников — работа мастеров венской фирмы Любмейера.
С лестницы просматривается анфилада нарядных покоев в стиле Людовика ХIV-го, так называемые «Парадные аппартаменты». Эти помещения открываются «Гвардейским залом», где выставлены алебарды королевской стражи.
Образ Людовика ХIV, «Корля-Солнце», превалирует и во второй прихожей, которую из-за окон овальной формы называют «Залом бычьего глаза».
Поражает своей роскошью парадная королевская опочивальня. Согласно этикету тех времен, эти аппартаменты являлись местом утренних и вечерних аудиенций. По изобилию и богатству отделки королевская спальня дворца Херренкимзее превосходит свой версальский подлинник. Господствующее место в комнате занимает роскошная кровать размером 3 на 2,6 метра.
С северной стороны к парадной опочивальне примыкает Зал Совета. Роспись на потолке изображает Меркурия, дающего людям совет из олимпийской обители богов. На портьерах из голубого бархата вышиты лилии Бурбонов, что еще раз подчеркивает присутствие здесь духа Людовика ХIV-го. Астрономические (так называемые Каменные) часы с изображениями Земли, Солнца, Луны и знаков Зодиака относятся к числу уникальных исторических часов, изготовленных по заказу Людвига Второго мюнхенским часовых дел мастером Карлом Швейтцером.
Зеркальный зал дворца Херренкимзее был сооружен в 1879 — 1881 годах, как точная копия «Галери де Глясе» в Версале. Кое в чем он даже превзошел свой французский образец. Это волшебное помещение, состоящее из анфилады 17-ти арочных окон, занимает почти всю западную часть дворца. Особенно роскошно зал выглядит в конце недели, когда здесь сверкают 33 люстры и 44 канделябра, в которых горят две тысячи свечей.
По версальскому образцу оформлены и два других помещения: Зал войны и Зал мира, которые украшены большими многофигурными композициями в виде аллегорий, представляющих Мир и Войну.
К большим официальным аппартаментам примыкают жилые покои короля Людвига Второго. Отделка помещений выполнена в подражание покоям Людовика ХV в стиле рококо.
 В спальне господствует голубой цвет — любимый цвет монарха. Роскошная позолоченная кровать украшена жанровыми сценами, изображающими Венеру и Адониса. Туалетный гарнитур изготовлен из драгоценного мейсенского фарфора.
 В рабочем кабинете Людвига Второго основное место занимает письменный стол, который является точной копией знаменитого королевского письменного стола на колесиках, изготовленного для Лувра. Как и оригинал, этот рабочий стол изготовлен французскими мастерами-краснодеревщиками. Тонким золотым шитьем окаймлены зеленые бархатные портьеры. Каминные вазы изготовлены по особому заказу на фарфоровой мануфактуре в Севре.
Столовая в личных покоях Людвига Второго, выполненная в форме большого овала, скопирована с салона в стиле рококо парижского отеля Субиз. Людвиг Второй велел оборудовать столовую убирающимся обеденным столом. Стол сервировался на первом этаже и поднимался на лифте. Чуравшийся людей король мог таким образом соблюдать одиночество во время трапезы и не прибегать к помощи слуг.
Винтовая лестница из королевской опочивальни ведет на первый этаж, в комнату для одевания и купальню. На стенах комнаты для одевания живописные изображения купания Дианы, Венеры и Нептуна. В самой же купальне вокруг глубокого овального бассейна на стенах «резвится» Венера со своей веселой свитой. Абсолютно не готовый принять мир реальных людей, этот король-романтик прекрасно уживался с окружающими его образами из греческой и римской мифологии. Всю жизнь они были его единственными друзьями, которых он мог не опасаться. К сожалению, история его короткой жизни показала, что страхи Людвига Второго относительно живых людей были более чем обоснованы.

* * *

Когда мы завершили осмотр дворца и парка, время уже давно перевалило за полдень. Давно пришла пора «заморить червячка». Уединенность Людвига Второго во время трапезы подействовала и на нас, гостей его замка. Останавливаться где-нибудь в придорожном ресторане и тратить время на то, чтобы набить желудок, не хотелось. Было решено довольствоваться «чем бог послал».
Плавно съехав со скоростной трассы, мы удобно устроились за столиком на одной из стоянок. Еще в мой первый приезд в Германию много лет назад, я обратил внимание на эти комфортабельные места придорожного отдыха. Здесь можно спокойно припарковать машину, не опасаясь, что какой-нибудь лихач врежется в нее сзади на полном ходу, превратив тем самым твое транспортное средство в груду бесполезного металла. Оставленный здесь автомобиль не привлечет внимание дорожной полиции. На этих небольших площадках для короткого отдыха устроены столики с неоторванными от столешницы досками, невыкорчеванными из земли скамейками, проточная вода струится из неполоманного крана и чистый туалет функционирует исправно. Что еще нужно неприхотливому путешественнику, чтобы перекусить и немного отдохнуть?
На столе появилась «скатерть-самобранка». Возможно по меркам Людвига Второго трапеза была и небогата, нас же это вполне устраивало. Бутерброды с колбасой, сыром и бутылка холодной воды вполне утолили голод и жажду На десерт были поданы фрукты и кофе. Обед под девизом: «Все свое ношу с собой» получился на славу. Летнее европейское солнышко улыбалось нам, приятно грело, но не пекло. А налетавший время от времени свежий ветерок осушал мелкие капельки пота на лице.
Мучилеры (даже если они продвигаются вперед по столбовым дорогам страны и в комфортабельном автомобиле) всегда стремятся парить свободно во времени и пространстве, не нагружая свою память избыточной информацией, а чувственную сферу лишними, пусть даже положительными эмоциями. Их поездки — это не организованный тур, где даются строго отмеренные отрезки времени на любование красотами природы и выражение восторгов. Приемы пищи, сон и отправление физиологических потребностей в группе туристов могут происходить в строго отведенных для этого местах, исключительно в указанное время и только с благословения гида. Мучилеры не вскакивают с постели по телефонному звонку портье, не появляются стройными рядами в гостиничном ресторане, на ходу поправляя завернувшийся в спешке ворот рубашки. Для мучилера время, отведенное на прием пищи и сон, не ограничено стрелками часов. Последний глоток утреннего кофе не заливается в глотку впопыхах, а сигарета не тушится на ступеньке уже сердито пыхтящего автобуса под укоризненные взгляды гида и согруппников. Мучилер в путешествии принадлежит сам себе, он подчинен исключительно своим желаниям, мимолетная мысль, которая, казалось, еще секунду назад не могла прийти в голову, способна в корне изменить его маршрут. Следуя мудрому принципу: «Если нельзя, но очень хочется, то можно», мучилер с легкостью меняет маршрут и добирается до тех мест, о которых еще вчера не имел ни малейшего представления. И в этом прелесть его свободных странствий по свету.
И тем не менее, несмотря на мучилерский дух поездки, в этом путешествии программа у нас все-таки была. Мы приехали в Баварию с целью осмотреть замки и дворцы, что стоят вдоль Романтической дороги, и насладиться пассивным отдыхом в тиши Черного леса. Чтобы успеть выполнить хотя бы часть намеченного, следовало все-таки, пусть медленно, но методично продвигаться вперед, не задерживаясь без особой надобности у каждого кустика.
Убрав следы пиршества в мусорный бак, мы погрузились в походный домик и двинулись туда, куда, как помнит читатель, собирались отправиться еще рано по утру.
* * *

Замок Линдерхоф, самый маленький, но самый любимый замок Людвига Второго, возник среди сурового горного ландшафта в долине Грасвангталь во второй половине девятнадцатого века.

Страницы: 1 2 3 4 Следующая

| 21.02.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий