Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Чешская Республика >> Прага >> 4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 4


Забронируй отель в Праге по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 4

Чешская РеспубликаПрага

Ханука — веселый праздник в память о борьбе маккавеев против греческого владычества. Он отмечается в течение восьми дней. Каждый день праздника зажигается по одной свече восьмисвечника — ханукии. Любопытно, что на самом деле ханукия имеет 9 ветвей. Почему? 7 свечей здесь символизируют менору — ритуальный иудейский семисвечник. Восьмая свеча напоминает о чуде с кувшинчиком масла, а девятая — шамаш — служка — от нее зажигают остальные свечи. Что же это за таинственное чудо с кувшинчиком масла?

После того, как в 167 году до н.э. маккавеи изгнали греков из Иерусалима, они вошли в Храм Иерусалимский, чтобы освятить его, очистив от языческой скверны. Для этого нужно было зажечь менору. Но на беду в храме не оказалось ритуально чистого священного масла. После долгих поисков все же удалось обнаружить маленький кувшинчик с маслом. Его содержимого должно было хватить лишь на один день горения. Но свершилось чудо, и масло горело целых 8 дней — ровно столько, сколько потребовалось для изготовления нового масла.

Пасха (песах) — отмечается в память об исходе евреев из Египта — от рабства к свободе. Слово «песах» происходит от глагола «пасах» — «миновать». Бог пощадил еврейские дома, когда наслал на Египет последнюю из десяти казней — умерщвление первенцев всех египтян. До сих пор фараон отказывался отпустить евреев из страны, однако после этой страшной резни он уже больше не удерживал их в рабстве.

Существует целый ритуал по проведению пасхальной ночи. Он называется пасхальный седер. На праздничный стол ставится большое красивое блюдо — кеара, на котором разложены следующие продукты: маца, марор (горькие травы), бейца (крутое яйцо), зроа (обжаренный кусочек мяса с косточкой), харосет (смесь из тертых фруктов и перемолотых орехов), карпас (любой овощ — лук, вареная картошка, редис, петрушка или листья сельдерея) и хазерет (хрен). Каждый продукт, выложенный на кеару, имеет особый символический смысл.

Маца — это символ рабства и освобождения. Ее Бог велел приготовить евреям непосредственно перед исходом из Египта. Марор и хазерет — напоминание о горькой участи евреев в Египте. Бейца и зроа символизируют праздничную жертву, которую приносили в Храме Иерусалимском перед началом Пасхи. Харосет символизирует глину, из которой евреи делали кирпичи в египетском рабстве. Его смачивают красным вином — символом крови, и обмакивают в него марор — горечь. Карпас едят, обмакивая в соленую воду — символ слез. В пасхальный седер принято выпивать 4 бокала вина в знак того, что евреи больше не являются рабами.

Пурим — веселый праздник-маскарад. Его название происходит от слова «пур» — жребий. Легенда переносит нас на два с половиной тысячелетия назад в Персию. В те времена евреи уже были отпущены из вавилонского плена, но некоторые из них добровольно пожелали остаться в Персидском царстве. Страной тогда правил царь Артаксеркс. В жены себе он взял красавицу-еврейку по имени Есфирь. У царя был фаворит — вельможа Аман. Аман люто ненавидел евреев и замыслил их истребить. Он сказал царю, что евреи готовят заговор против него, и добился царского указа на уничтожение этого народа. Чтобы определить дату начала кровавой резни, Аман бросил жребий.

Однако слухи о готовящейся акции дошли до ушей Есфири. Она решила любой ценой спасти свой народ, подстроив так, чтобы царь заподозрил Амана в намерении изнасиловать царицу. В результате разгневанный Артаксеркс приказал повесить бывшего фаворита. Вместо злобного интригана к царю был приближен кузен Есфири — Мардохей Иудеянин.

На Пурим принято есть треугольные пирожки с маком, которые в насмешку называют ушами Амана. Также существует обычай, предписывающий взрослым евреям в день Пурима напиваться до такого состояния, чтобы не суметь отличить злодея Амана от праведника Мардохея.

А мы переходим к следующему объекту Еврейского квартала — к зданию бывшего церемониального дома и морга при Старом еврейском кладбище. В еврейских обычаях большое место уделяется похоронному ритуалу. По традиции все евреи обязаны были участвовать в похоронах члена своей общины. Но был способ обойти этот закон — создать специальное похоронное братство, члены которого совершали погребальный обряд по всем правилам. Такое братство было организовано на территории пражского гетто.

Люди, входившие в состав похоронного братства, были очень уважаемыми. Считалось очень почетным быть членами этого братства. Будучи весьма состоятельными, члены братства не брали себе ни копейки за оказанные ритуальные услуги. Все деньги, которые им платили родственники покойных, они отдавали на благотворительность.

Стены церемониального дома увешены гравюрами, рассказывающими о невеселых буднях членов похоронного братства: о том, как они омывают покойника, одевают его в саван, читают над ним молитву, идут за гробом и т.д.

Также в витринах выставлено кое-что из имущества братства, а именно, изготовленная по спецзаказу серебряная посуда. Вынужденные выполнять столь печальную миссию, члены братства умели и повеселиться. Правда, позволяли они себе это только раз в году, на своеобразном профессиональном празднике. Во время застолья они пользовались своей фирменной посудой. На ней были изображены сцены из их профессиональных будней. Например, похоронная процессия и т.д.

Староновая синагога — самая древняя в гетто. В начале ее строительства, когда рабочие вырыли котлован, они обнаружили какой-то старый фундамент. Тогда рабби Лёву приснился сон, что на этом месте в древние времена уже стояла синагога, и этот фундамент — остатки от нее. Решено было воспользоваться старым фундаментом, поэтому молитвенный зал синагоги расположен ниже уровня земли, в подвале. Поскольку новая синагога была возведена на старом фундаменте, она получила свое название — Староновая.

Синагога действует и поныне. Она очень строгих правил. Женщины молятся в тесном коридорчике, огибающем молитвенный зал по периметру. Они могут наблюдать за службой через узкие окошечки в стене. Мужчины, начиная с 13 лет, обязаны уметь читать Тору. Любого мужчину могут вызвать на биму — возвышение в центре синагоги, где происходит чтение Торы. Гид показала мне место вверху стены, где согласно легенде замурованы останки Голема.

Всего в Чехии до начала Второй мировой войны было 153 синагоги. Синагога — это своеобразный показатель численности мужского еврейского населения. Синагога имеет право проводить службу лишь при наличии кворума — не менее 10 евреев мужского пола. После войны число синагог сократилось на порядок.

Напротив Староновой стоит Высокая синагога. Ее строительство финансировал Мордехай Майзель. Эта синагога тоже действующая, но туристов туда не водят. Рядом находится Еврейская ратуша, также возведенная на деньги Майзеля. На ее башне красуются знаменитые часы. Вместо чисел на их циферблат нанесены буквы еврейского алфавита. В иврите они являются одновременно и цифрами. Подобно еврейской письменности, читающейся справа налево, стрелки часов также следуют в обратную сторону.

Далее мы прошли в Испанскую синагогу. Внутри она богато декорирована в мавританском стиле. От золотых инкрустаций рябит в глазах. Эта синагога относительно новая, ее построили в конце ХIХ века. Период между Первой и Второй мировыми войнами, как я уже говорила, евреи считали золотым веком. Это счастливое время резко оборвалось с приходом в Чехию фашистов. Многие евреи были истреблены. После войны огромное число евреев осталось без родных, без друзей. Некоторое время они еще верили, что их близкие живы и просто не имеют возможности сейчас подать о себе весточку. Но спустя год-два, стало ясно, что ждать нечего. Тогда встал вопрос — как жить дальше? Как раз в тот период образовалось новое государство Израиль, и многие евреи, которые потеряли все на этой войне, поехали туда, чтобы начать новую жизнь.

Рядом с Испанской синагогой — статуя Франца Кафки в сюрреалистичном стиле. Мне кажется, что действие его незаконченного сюрреалистического романа «Замок» происходит именно здесь, в еврейском квартале, хотя в романе он именуется просто Деревня.

За синагогой — галерея Гутмана. Это всего одна комната, в которой проходят выставки. В тот день здесь проходила выставка «Трех ворот» — полная ерунда с тремя фотографиями.

Я распрощалась с гидом и отправилась за сувенирами. Вдоль стены еврейского кладбища протянулся небольшой рынок. В мои планы входила покупка деревянной статуэтки, изображающей еврея-хасида. Но, к сожалению, дважды пройдя торговые ряды, я ничего подобного не обнаружила. Тогда я обратила свой взор на витрины магазинов, расположенных напротив рынка. В самом уголке одной из витрин я, наконец, нашла искомые статуэтки. Это были забавные изваяния музыкантов, талмудистов и представителей прочих профессий, распространенных в гетто. Я выбрала грустного трогательного еврейчика с талмудом в руках. Цена фигурок увеличивалась прямо пропорционально их размеру. За мою достаточно крупную статуэтку потребовали 1500 сК. Я долго торговалась, но удалось сбить цену всего на 100 сК. При этом у меня отказались принять к оплате карточку и оформить такс-фри. Якобы, мне и так дали хорошую скидку. В результате этой довольно-таки крупной покупки я осталась почти без крон. Идти в ресторан с картой я не решилась, вдруг не примут, что тогда делать. Пришлось к своим планам на ближайшие два часа добавить еще один пункт — поменять деньги.

Из Йозефова квартала я вышла на набережную Влтавы. Погода стояла замечательная, светило солнышко, что очень располагало к фотографированию. Влтаву пересекал мост, который уже давно привлекал мое внимание. Это был мост имени Святопулка Чеха, построенный в начале ХХ века в стиле сецессион. Богато декорированный пластикой, он напомнил мне один из мостов в Стокгольме, что ведет к острову Юргорден. На четырех столбах моста помещены скульптуры, символизирующие победу. Пилоны моста с одной стороны украшены фигурами факельщиц, а с другой — шестиголовыми гидрами, охраняющими городской герб. На противоположном берегу Влтавы высится горка. На ней установлен метроном. А раньше там стоял памятник товарищу Сталину, самый большой в мире.

Вскоре показалась широкая площадь, обрамленная величественными зданиями. Самым роскошным из них является Рудольфиум — дворец искусств. Внутри находятся выставочные галереи и концертный зал им. Дворжака с великолепной акустикой, где проводятся самые престижные концерты. Лестницу, ведущую к главному входу, стерегут две женские скульптуры — аллегории светской и духовной музыки.

Я намеревалась по набережной дойти до Карлова моста, но это оказалось невозможно — дальнейший путь был перегорожен пристанью. Пришлось сворачивать на параллельную улицу и идти по ней до пересечения с Карловой улицей — и вот он, мост.

Я сфотографировала площадь перед мостом, фигуры на мосту. На Малой Стране поменяла 50 $ и отправилась обедать. Надо было плотно перекусить перед предстоящей экскурсией «По стопам пражских пивоваров», которая предполагала посещение пары злачных мест. Я была не уверена, будет ли возможность поесть в этих злачных местах, и будет ли у меня на это время. Поэтому на всякий случай я решила пообедать заранее. Зашла в один из ресторанов, показавшийся мне недорогим. Заказала филе свинины с брусникой, сливками и картофельными кнедликами, и капуччино на десерт. Получилось вовсе не дешево — 260 крон.

По Карлову мосту я вновь вернулась в Старый город. До экскурсии оставалось еще около часа, и я продолжила освоение составленного мною накануне маршрута, ведь утром я прошла его не до конца. Нынче я отправилась на площадь под названием Фруктовый рынок. По-русски это звучит как Овощной торжок. Теперь здесь тоже находится рынок, но не фруктовый, а сувенирный. На многих лотках продаются бабки-ёжки на помеле. Гид сказала, что это традиционная игрушка в Чехии. Считается, что такие ведьмы охраняют дом от злых духов, поэтому почти в каждой чешской семье где-нибудь в углу обязательно висит эта кукла.

Рядом с этой площадью находилось древнее городище святого Гавла. Сейчас от него остались лишь романские фундаменты. На одном из них возведен собор святого Гавла, в который мне удалось заглянуть. Неподалеку расположен Каролинум — комплекс зданий Карлова университета. Самая старинная часть Каролинума — ажурный готический эркер с башенкой. Заслуживает внимания и Сословный театр — Ставовске дивадло, где в период правления Габсбургов ставились постановки на запрещенном чешском языке. Кроме того, здесь в 1787 году проходила премьера оперы «Дон-Жуан». Дирижировал сам автор, Вольфганг Амадей Моцарт. На углу театра установлена странная бронзовая скульптура женщины — под покрывалом вместо лица у нее пустота.

Площадь Фруктовый рынок плавно перетекает в площадь под названием Угольный рынок. Не смотря на свое неромантичное название, площадь весьма изящна, тиха и уютна. Посередине установлен симпатичный старинный фонтан. Милые домики, обрамляющие площадь, хранят память о многих великих людях. Например, в доме «У трех золотых гусей» жил Моцарт, а в доме «Платиж» давал концерт Ференц Лист.

С Угольного рынка я попала прямо на Конный рынок, ныне Вацлавскую площадь, где у меня назначена встреча с гидом. Вацлавская площадь — это самый центр Праги. Здесь сосредоточены самые дорогие отели, рестораны, универмаги, кинотеатры и ночные клубы. Площадь находится на границе со Старым городом, но принадлежит уже к Новому Месту. Вытянутая в длину на 750 метров вдоль склона холма, она скорее напоминает бульвар с пешеходной зоной в центре и оживленным движением по периметру.

Верхнюю часть площади венчает величественное здание Национального музея, построенное в 1890 году в неоренессансном стиле. Ко входу в музей ведет широкая каменная лестница. Перед ней — фонтан с аллегорическими скульптурами Чехии, Влтавы, Эльбы, Силезии и Моравии. Стены музея кое-где повреждены. Это следы обстрела из советских танков в августе 1968 года. Советские солдаты стреляли по музею, думая, что это парламент. Чехи намеренно не заделывают выбоины в память о драматических страницах истории своей страны.

В 1969 году на Вацлавской площади произошло еще одно трагическое событие — самосожжение студента Карлова университета Яна Палаха, протестовавшего против ввода в Чехословакию войск стран-участниц Варшавского договора. Этот способ публичного самоубийства вошел в моду у чешских студентов. Время от времени в различных городах Чехии происходят подобные акты суицида по политическим мотивам. На Вацлавской площади установлен мемориал двоим таким камикадзе: Яну Палаху и еще одному.

Напротив Национального музея стоит конный памятник святому Вацлаву — покровителю Чехии. У его подножия уже стояла гид. В ожидании остальной группы, мы наблюдали за происходящим вокруг. К памятнику подошла команда кришнаитов в оранжевых покрывалах — человек 15 молодых парней, пританцовывающих, играющих на музыкальных инструментах и поющих гимны. Высокие, красивые, светлые — глядя на них, у меня сложилось благоприятное впечатление о чешских мужчинах.

Сегодня мы отправляемся на веселую и необычную экскурсию «По стопам пражских пивоваров» с дегустацией пива. Она будет проходить по пивоварням Нового Места.

Новое Место на самом деле не такое уж и новое. Его строительство началось в 1347 году по указу Карла IV. Легенда гласит, что однажды король, беседуя со своим астрологом, задал ему вопрос о будущем Праги. Тот предсказал, что великий пожар превратит в пепел Малую Страну, а воды Влтавы разрушат Старый город. Монарх, не желая мириться с мрачным пророчеством, повелел создать Новый Город.

Здания, обрамляющие Вацлавскую площадь, представляют собой гармоничный разностилевой архитектурный ансамбль. Большинство сооружений было построено во второй половине ХIХ века. Здесь много, так называемых, пассажей, пройдя через которые, можно оказаться в совершенно другом квартале. В один из таких пассажей мы зашли. Он находится во дворце Люцерна, принадлежащем семье Гавелов. Я уже упоминала об этом.

В одной из рекреаций пассажа мы увидели странную статую. Она была подвешена к потолку на веревках. Это пародия из папье-маше на памятник святому Вацлаву, что стоит на одноименной площади. Пародия заключается в том, что памятник попросту перевернут вверх тормашками. Автор проекта современный скульптор Давид Черный. Это уже не первая его работа. Среди прочих его шедевров — фонтан «Писающие мальчики» и карапузы, карабкающиеся на телебашню. Администрация города одобряет творчество Давида Черного и позволяет ему украшать Прагу в юмористической манере.

Первая пивоварня, которую мы посетили, называлась «Новоместский пивовар». Традиция варить пиво существует в Чехии с давних пор. Многие чешские пивоваренные заводы производят пиво по 500—600 лет к ряду. Неудивительно, что они достигли в этом деле совершенства. В «Новоместском пивоваре» нам предложили светлое неочищенное пиво. Я очень хотела пить, поэтому осушила свой бокал почти залпом. И это уже говорит о многом. Отечественное пиво в подобной ситуации я бы пила целый вечер даже в случае крайней жажды. Ну, не идет оно у меня, ну, не вкусное оно, тяжелое какое-то. А тут — выпила и даже не заметила. Гид рекомендовала всем взять на закуску грибной суп в хлебе. По ее словам, это национальное чешское блюдо можно отведать только здесь. Но, к сожалению, я недавно перекусила и была не голодна.

Пивоварня «У Флеку» существует с 1499 года. Здесь варят пиво «Флековский лежак» — темное. Вот это пиво мне, действительно, понравилось. Очень ароматное, с ярким насыщенным вкусом, но в то же время легкое. Перед тем, как подать пиво, нам принесли по стопочке «Бехеровки». Я, честно говоря, подумала, что это типа «wellcom drink»-а, то есть бесплатно. А на халяву грех не выпить. Ну, вот, значит, махнули мы все по стопочке «Бехеровки» и стали запивать ее пивом. Атмосфера за столом мгновенно разрядилась, начался общий разговор, шутки, смех, обмен впечатлениями. Оказалось, что в нашей группе есть очень милые интеллигентные люди.

В огромном зале, декорированном под средневековье, мы были одни, то есть наша группа человек 40. Другие туристы веселились в соседнем зале, и для них играл гармонист. Мы попросили официантов пригласить гармониста в наш зал. Он пришел и исполнил несколько мелодий, в том числе и русскую «Катюшу», которую мы с удовольствием спели хором. В общем, повеселились на славу. Я, как человек практически не пьющий, давненько не испытывала подобных ощущений. Пожалуй, с Мексики, где на морской прогулке мне наливали «Маргариту» в неограниченных количествах. После этого, помню, мне тоже было страшно весело. Кстати, за «Бехеровку» в конце вечера пришлось заплатить 70 сК, оказалось, никакая это не халява, а навязанный сервис.

Распрощавшись со своими коллегами по застолью, я пешком направилась в отель, благо и пивная, и гостиница находились в Новом Месте — удобно, черт возьми. Я решила идти через Карлову площадь, в прошлом Скотный рынок. Сейчас она выглядит как небольшой парк, с одной стороны которого находится Новоместская Ратуша, а с противоположной — дом Фауста.

Строительство Новоместской Ратуши началось еще при Карле IV. В 1419 году здесь произошла первая пражская дефенестрация. Разъяренная толпа во главе с радикальным проповедником Яном Жилевским ворвалась в Новоместскую Ратушу и выбросила из окон католических советников, медливших с освобождением из тюрьмы арестованных гуситов. Внизу под окнами стояли люди с поднятыми копьями, и советники упали прямо на штыки. Напомню, что всего в Праге было три дефенестрации — это тоже своего рода национальная традиция, как и акт самосожжения. Вторая пражская дефенестрация, как я уже говорила, состоялась в Пражском Граде в 1618 году, когда из окон Королевского дворца 27 богемских дворян выкинули троих чиновников. На этот раз вышвырнутым повезло — они приземлились в навозную кучу и остались живы. А вот их палачам пришлось несладко — все они были казнены. Третья пражская дефенестрация произошла в середине ХХ века в Чернинском дворце, но об этом я расскажу позже.

Я пересекла парк и оказалась у легендарного дома Фауста. Этот ученый, заключивший сделку с дьяволом, в 1591 году переехал в Прагу, где купил себе домик на углу тогдашнего Скотного рынка. Там доктор Фауст приступил к изучению астрологии, пытаясь постичь тайны движения планет. Помогал ему в этом сам Сатана. И вот однажды Фауст почувствовал, что ему открылись все тайны Вселенной, и он постиг гармонию мироздания. Очарованный ученый воскликнул: «Остановись мгновенье, ты прекрасно!». Как только он произнес эту фразу, свод потолка над ним расступился, мощнейший вихрь подхватил ученого и вынес его через образовавшуюся дыру — прямо в Ад. Пришло время платить по счетам.

На этой мистической ноте закончился мой сегодняшний день.
5 февраля.

Сегодня у меня по плану экскурсия в Градчаны и Пражский Град. Автобус отходит от гостиницы в 10—00, а я встала как всегда в 6 утра. Времени было вагон, и я решила до начала экскурсии сбегать еще раз на Карлову площадь, чтобы сфотографировать Новоместскую Ратушу и дом Фауста при свете дня. Положившись на собственную память, я в самый ответственный момент поленилась заглянуть в карту, и вот результат: свернув не на ту улицу, я заблудилась.

Это было самое настоящее приключение. Я попала в зимнюю сказку. Только представьте: тихое субботнее утро, тишина, вокруг — ни души, мороз, светит солнышко, ветви деревьев покрыты белым инеем, и на каждом шагу — костелы, костелы, костелы… Очень живописные места, сплошная готика, но время поджимало, некогда было даже заснять на пленку всю эту красоту.

На экскурсию опаздывать не хотелось, и я достала карту, чтобы сообразить, как мне отсюда выбираться. Оказывается, я забрела в район Ботанического сада, и мне предстояло сделать большой крюк, чтобы попасть на Карлову площадь. Я занервничала и почти побежала по горбатым обледенелым мостовым вдоль глухих монастырских стен. Морозный воздух щипал мне щеки, дыхание сбилось. Наконец, я вышла к дому Фауста, сфотографировала его и пошла к гостинице. Подойти к Ратуше я, к сожалению, не успевала.

Возле отеля уже стоял автобус. На эту экскурсию люди собрались удивительно быстро, почти никто не опоздал. Сегодня очень холодно — -11 градусов, но солнечно. Доехав до гостиницы «Пирамида», в которой жили некоторые туристы из нашей группы, мы отпустили автобус и двинулись пешком к Страговскому монастырю.

Страговский монастырь был основан в 1140 году князем Владиславом II для монахов ордена премонстранцев. Статуя основателя этого ордена — святого Норберта — красуется на монастырских воротах. Монастырь находится на самой окраине Градчан, как бы на страже города, отсюда и название — Страговский.

В монастыре собрана уникальная библиотека, насчитывающая более 130 тысяч томов, включая старинные иллюстрированные манускрипты. Благодаря этой библиотеке монастырь уцелел во времена репрессий императора Иосифа II Габсбурга, приказавшего позакрывать все монастыри, которые не сумеют доказать свою необходимость обществу. Также монастырь имеет свой собственный пивоваренный завод, выпускающий пиво под названием «Святой Норберт». Складывается впечатление, что пиво в Чехии варят все, кому не лень, даже монахи. Такая вот славная у них традиция.

Но более всего меня поразил костел Вознесения Девы Марии. Он был построен одновременно с монастырем в 1143 году, и в нем хранятся мощи святого Норберта. Но не это главное. Сверху церковь украшена статуей барашка в лучистом кольце священного нимба. Как же это мне напомнило буддийские храмы, где над входом обычно помещаются две косули с колесом Сансары между ними. Может быть, правы те, кто проводит параллели между католицизмом и буддизмом, усматривая в их литургиях многие черты сходства. Возможно, верна теория, что учителем Дзонкапы, реформатора буддизма, являлся католический миссионер. Хотя, конечно, более правдоподобно обратное, ведь христианская доктрина пришла на Запад с Тибета. Научно доказанный исторический факт, что Иисус Христос прожил в Тибете около 15 лет, принял там учение, и явился в Иудею проповедовать его. После распятия он остался в живых и вернулся в Кашмир, где дожил до глубокой старости и был похоронен.

Я побывала во многих католических странах, но барашков в алтаре и на храме я встречаю здесь впервые в жизни. Да, действительно, существует объяснение и буддистским косулям, и католическим барашкам. Косули первыми пришли послушать проповедь Будды Гаутамы в Оленьем парке, а христианский барашек — это невинный агнец, символизирующий Христа, который пожертвовал собственной жизнью за наши грехи. И все же, все же…

С холма Петршин сбегает к Влтаве Голодная стена, берущая свое начало рядом со входом в Страговский монастырь. Эта стена не имеет абсолютно никакого стратегического значения. История ее создания такова. В середине XIV века в Чехии выпал неурожайный год. В стране начался голод. Крестьяне обратились к Карлу IV за помощью.Но мудрый монарх при всей своей доброте не желал давать своему народу милостыню. Он придумал работу, требующую привлечения огромного количества людей, за которую он готов был платить деньги. Этой работой являлось возведение стены. Таким образом, люди, участвуя в строительстве, спасли свои семьи от голодной смерти, а стена получила название Голодной.

С вершины холма Петршин открывается великолепный вид на Прагу. Мы вышли на смотровую площадку, чтобы им полюбоваться. Правда, мой новый зеркальный фотоаппарат отказался снимать эту красоту. Ему не на чем было сфокусироваться. Пришлось немного изменить композицию, включив в кадр собор святого Вита, что находится в Пражском граде. Его темная громада послужила камере ориентиром, и снимок удался.

Далее мы проследовали к отелю Савой. Раньше он являлся частью Страговского монастыря, там располагались монашеские кельи. Затем в здании устроили больницу, а теперь здесь пяти звездная гостиница.

Вскоре показалась обширная двухуровневая площадь. На ее верхнем уровне находится Чернинский дворец, а на нижнем — Лорета. Когда в 1697 году Чернинский дворец еще только начинал строиться, его хозяин, императорский посол в Венеции Ян Чернин, сказал, что заплатит строителям тем больше денег, чем больше бетона они израсходуют. И строители постарались на славу, возведя массивнейшее сооружение. Сейчас здесь находится министерство иностранных дел.

В 1948 году здесь произошла третья Пражская дефенестрация. Из окна третьего этажа неизвестные выкинули министра иностранных дел Яна Масарика, сына первого президента Чехословакии Томаша Гарика Масарика. Он был единственным беспартийным министром. Есть мнение, что к смерти Масарика причастны советские спецслужбы, однако официально считается, что это самоубийство. Но что могло послужить причиной суицида для такого молодого, здорового, успешного человека? Ответа нет.

Площадь перед Чернинским дворцом носит название Ворота в Ад. Дело в том, что раньше на месте министерства иностранных дел стояла ротонда — первый христианский костел. Его возвели по приказу князя Борживоя и его жены Людмилы. Невестка Людмилы, Драгомира, была язычницей. Однажды, проезжая в своей карете мимо ротонды, Драгомира стала насмехаться над верующими христианами. Вдруг земля под ней разверзлась, и Драгомира провалилась в Ад. Возможно и более прозаичное объяснение этого факта. Увлеченная насмешками, Драгомира не заметила, как лошади подошли к краю скалы, оступились и полетели с крутого обрыва вниз, туда, где сейчас стоит Лорета.

Лоретой называется назаретская хижина, в которой жила Дева Мария с младенцем Христом. Когда Святую землю захватили мусульмане, ангелы перенесли хижину в итальянское местечко Лорета, чтобы защитить ее от варварства безбожников. Пролетая над Европой, ангелы время от времени приземлялись для отдыха, оставляя на месте привалов частички хижины. Там, где были найдены эти священные артефакты, впоследствии построили так называемые Лореты, копии лоретанской хижины.

Пражскую Лорету окружает целый комплекс зданий, построенных с исключительной пышностью. Финансировала проект в 1627 году одна богатая и знатная католичка по имени Катержина из Лобковиц. В настоящее время здесь находится сокровищница с литургической утварью. Наиболее почитаемой святыней сокровищницы является крест с распятой на нем Святой Старостой — женщиной с усами и бородой.

Легенда гласит, что однажды девушку-христианку отец решил выдать замуж за язычника. Девушка плакала, просила, умоляла отца изменить свое решение, но никакие уговоры на него не действовали. И вот настал канун свадьбы. Всю ночь девушка не сомкнула глаз, моля Бога предотвратить этот брак. Когда наутро она вышла из своей спальни, все увидели, что у нее выросли усы и борода. Жених отказался брать такую невесту, и свадьба расстроилась. Но страдания несчастной девушки на этом не закончились. Ее обвинили в ведьмовстве и сожгли на костре. Много позже ее канонизировали в святые.

Лорета имеет 27 колоколов. Считается, что их звон символизирует плач детей. На этот счет тоже существует легенда. Жила-была женщина, и имела она 27 детей, в том числе и приемных. Во время эпидемии чумы ее дети один за другим начали умирать. После смерти каждого ребенка женщина дарила Лорете колокольчик. Постепенно умерли все ее дети, а Лорета получила в дар 27 колокольчиков. Тогда в Амстердаме заказали 27 больших колоколов и водрузили их на колокольню Лореты.

Русский солдат по фамилии Беляков, защищавший Прагу в 1945 году, будучи смертельно раненым, услышал волшебный звон лоретанских колоколов и попросил похоронить его где-нибудь поблизости. Последняя просьба солдата была исполнена. Его могила находится недалеко от Лореты.

Напротив могилы советского солдата стоит дом, некоторые окна которого нарисованы. По изначальному проекту окна в этом здании были расположены в произвольном порядке, несимметрично. Когда в моду вошел стиль барокко с его строгими пропорциями, владелец, отдавая дань моде, попросту пририсовал недостающие для симметрии окна.

Градчанская ратуша оформлена в стиле сграффито. На ее воротах прикреплена образцовая мера длины — локоть. Она равна расстоянию от локтевого сустава до конца вытянутого среднего пальца. Конечно, все люди разные, и локти у них тоже отличаются. Поэтому градчанский локоть несколько длиннее локтя обычного человека. Данная мера длины висела здесь в качестве контрольно-измерительного прибора. Например, люди, купившие отрез материи, могли перемерить тут свою ткань. И горе тому торговцу, который обманул покупателя.

И вот мы вышли на просторную Градчанскую площадь, обрамленную роскошными дворцами, принадлежавшими когда-то знати и духовенству. Самый шикарный из них — Шварценбергский дворец, построенный в 1563 году. Он декорирован в стиле сграффито. Напротив дворца возвышается Чумной столб, возведенный в 1726 году в честь избавления от чумы.

Я уже порядком замерзла и с трудом воспринимала рассказ гида. От долгого стояния и холода начала болеть спина, от голода и усталости — голова. Хотелось прерваться, сесть где-нибудь в ресторанчике, отдохнуть, перекусить. Но гид, как назло, предложила посмотреть смену караула у ворот Пражского Града, начинавшуюся через четверть часа. А пока нас предоставили самим себе, и мы бесцельно слонялись по огромной Градчанской площади. В одном месте площади находилась смотровая площадка, с которой открывался чудесный вид на Прагу. Сбоку широкая мощеная лестница вела вниз с горы. Неподалеку помещался памятник первому чешскому президенту Томашу Гарику Масарику. Непосредственно Пражский Град был обнесен решетчатой оградой с воротами, украшенными статуями борющихся Титанов. Я так плохо себя чувствовала, что уже не получала удовольствия от окружающей меня красоты. Я старалась встать на солнышко, которого, к счастью, тут было в избытке, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Но это было бесполезно. Зимнее солнце светило, но тепла не давало.

Вот и долгожданная смена караула, на которой я благополучно ничего не увидела. Все лучшие места были заняты толпами туристов. Я в своей жизни видела уже достаточное количество смен караула, поэтому не сильно расстроилась. Тем более, что это действо было не самым живописным. Единственно, кого мне удалось рассмотреть, это музыкантов, стоящих в оконных проемах второго этажа Президентского дворца.

Смена караула производилась в первом дворе Пражского Града. Когда она закончилась, мы проследовали во второй двор. В центре его расположен фонтан в стиле барокко, богато украшенный несколькими ярусами скульптуры. Двор находится внутри прямоугольника, образованного Президентским дворцом. Этот дворец занесен в Книгу Рекордов Гиннеса, как самая большая резиденция президента. Обычно президент Чехии входит во дворец через подъезд, над которым помещен золотой крылатый лев.

В третьем дворе Пражского Града вздымает ввысь свою готическую мощь шедевр Петра Парлержа — собор святого Вита — главный кафедральный собор Чехии. Собор строился на протяжении 584 лет, начиная с 1344 года. Он возведен на месте одноименной романской ротонды. С крыши собора устрашающе взирают зооморфные существа — химеры. Считается, что своим ужасным видом они отгоняют злых духов. Перед входом в храм необходимо немного постоять под химерой, чтобы очиститься от дурных мыслей. Но не стоит делать этого под дождем. Ведь одновременно химеры служат для стока воды. Химеры, кружевная каменная роза витража, башни и контрафорсы — дежавю, где-то я это все уже видела. Ах, да, в Париже — Нотр Дам.

Внутреннее убранство собора выполнено в смешанном стиле. Готические сводчатые потолки и стрельчатые арки переплелись здесь с модернистскими витражами. Автор одного из витражей — знаменитый чешский художник Альфонс Муха. Как это часто случается, его талант не сразу был признан. Муху не приняли в Пражскую академию художеств, и он уехал в Париж. Там художник влачил жалкое существование. Но однажды ему помог Его Величество Случай. Как-то раз в канун Рождества в мастерскую Мухи заглянула великая французская актриса Сара Бернар. Ей надо было, во что бы то ни стало, изготовить афишу, а ее постоянные художники отказывались брать срочный заказ, ссылаясь на праздник. Муха с радостью взялся за работу и сделал для актрисы шикарную афишу. Сара Бернар высоко оценила мастерство художника и сказала: «Эта афиша сделает Вас знаменитым». Так оно и вышло. Уехав непризнанным гением, Альфонс Муха вернулся на родину маститым художником. Его витраж в соборе святого Вита, навеянный славянскими преданиями, изображает сцены из жития святых Кирилла и Мефодия.

В главном соборе страны покоятся мощи покровителя Чехии — святого Вацлава. Они хранятся в капелле святого Вацлава — самой священной части храма, богато отделанной золотом и драгоценными камнями — аметистами, яшмой и халцедоном. Стены капеллы сплошь покрыты фресками ХV века на сюжеты Страстей Христовых и легенды о святом Вацлаве. Здесь же находится маленькая дверца, запертая на семь замков. Ключи от этих замков выданы семи должностным лицам, по одному ключу каждому. Лишь собравшись все вместе, они могут отпереть дверь, ведущую в сокровищницу, где хранятся королевские регалии. Главным достоянием сокровищницы является Святовацлавская корона, о которой я уже говорила.

На галереях хоров помещены готические скульптуры основателей и меценатов храма. Одна из фигур изображает святого Вита, именем которого назван собор. Святой Вит страдал эпилепсией. Во время припадков падучей болезни он изрекал пророчества. Эти приступы получили название «плясок святого Вита». Сии пляски сослужили святому Виту дурную службу. Его сочли колдуном и бросили в клетку со львами. Однако львы вдруг присмирели и стали ласкаться к нему, словно кошки. Тогда на святого Вита вылили кипящее масло. Ангелы подняли его и унесли в горы, где святой Вит умер от ожогов.

В алтарную часть собора пускают только по билетам. Я вернусь туда чуть позже. А пока мы вышли из храма и продолжили наше знакомство с Пражским Градом. К этому времени я уже окончательно вымоталась. Мне было жутко холодно, хотелось есть, ломило кости. Я еле-еле дождалась конца экскурсии и рванула в первый попавшийся ресторан. Хотя сказать в первый попавшийся, было бы не совсем правильно. Меня привлекла надпись на доске у входа, извещавшая о специальном предложении — чай плюс яблочный штрудель всего за 120 сК. Я вспомнила, сколько стоит отведать кофе с пирожным в питерских кондитерских — меньше, чем в 120 рублей точно не уложиться, и это обстоятельство придало мне решимости.

Кафе располагалось в Лобковицком дворце. Во внутренних помещениях едальни было шумно, многолюдно и не больно-таки чисто, поэтому, не взирая на холод, я предпочла сесть на открытой террасе. Я заняла столик возле балюстрады, на солнышке, с видом на Прагу. Рядом стоял грибовидный обогреватель, нагнетающий теплый воздух. На спинках стульев лежали пледы. Так как за столиком я была одна, все четыре пледа оказались в моем распоряжении. Я воспользовалась лишь двумя из них: один подложила под спину, а вторым накрыла колени. Не знаю, что на меня так благотворно повлияло, то ли обволакивающий теплый воздух, то ли удобное положение в мягких пледах. Но буквально за несколько минут я согрелась, у меня перестала болеть спина, и я почувствовала, что силы мои полностью восстановились. Теперь я могла получать удовольствие по полной программе: наслаждаться красивым видом, блаженствовать на солнышке и вкушать аппетитный штрудель с чаем. Причем в чай я добавила сливки, вспомнив о чудодейственном эффекте чая с молоком в Тибете. Тогда он здорово помогал мне от горной болезни. Напротив меня сидело четверо итальянцев, и я почувствовала себя в Италии — настолько яркое светило солнце, такая красота царила вокруг, и это открытое кафе, и красивые молодые люди за соседним столиком… Ну, чем не Италия?

Придя в себя и отдохнув, я купила билет за 350 сК, позволяющий посещать музеи Пражского Града. В принципе, при этом желательно было бы взять аудио-гида, но времени до закрытия музеев оставалось всего пара часов, и служители все в один голос твердили, что я не успею прослушать экскурсию.

Сначала я вернулась в собор святого Вита, где заглянула в алтарную, самую древнюю часть собора. Там находится усыпальница Яна Непомуцкого, выполненная из чистого серебра, а также королевская гробница из белого мрамора, где покоятся Фердинанд I, его жена Мария Ягеллонская и их сын Максимилиан II.

Затем я спустилась в подвал собора. Там устроен подземный музей, в котором сохранены следы поселений IX-XI веков, найденные в ходе археологических раскопок на территории Пражского Града — романский фундамент костела, остатки глиняных валов и укреплений, деревянные срубы, старые надгробные плиты. Следует отметить, что Пражский Град возник в 870 году, когда один из первых чешских князей возвел здесь примитивные фортификационные сооружения, а свой нынешний облик замок приобрел во времена правления эрцгерцогини Марии-Терезии.

Следующий объект, который я имею право посетить по своему билету, — это Владиславский зал в Старом Королевском дворце. Он был построен в 1502 году при Владиславе Ягеллоне. Этот зал заслуживает особого внимания. Размеры его поистине гигантские: 60 метров в длину, 16 метров в ширину и 13 метров в высоту. Таких огромных залов мне видеть еще не приходилось. Каменные стены метровой толщины поддерживают изящные своды потолка, выполненные в стиле «кружевной готики». Здесь проводились коронации, земские собрания и даже рыцарские турниры. Рыцари въезжали в зал верхом по специальной Кавалерийской лестнице — кирпичной, широкой и пологой.

Из Владиславского зала я прошла в небольшое помещение — зал заседаний сейма. Трон, скамьи, в углу — огромная изразцовая печь. Я приложила к ней свои окоченевшие руки — горячая. Именно здесь в 1618 году произошла вторая пражская дефенестрация, послужившая поводом к началу Тридцатилетней войны.

С Кавалерийской лестницы можно попасть в Национальный исторический музей. Там представлены археологические находки первых чешских поселений, старинная утварь, одежда, украшения, мебель и предметы культа с IX по XIX век. К сожалению, у меня было слишком мало времени для подробного осмотра экспозиции, и я буквально промчалась по залам музея.

Затем я посетила базилику святого Георгия. Это самый древний романский собор в Чехии. Он был построен при князе Вратиславе I, отце святого Вацлава. В 924 году сюда были перенесены мощи святой Людмилы. Также здесь покоится основатель храма Вратислав I и некоторые другие князья рода Пржемысловичей. Их гробницы находятся в подземной крипте. Надгробия украшают скелеты и черепа в коронах. Вообще у чехов странное отношение к человеческим костям. Например, существует традиция в определенный срок доставать череп святого Вацлава и обряжать его в Святовацлавскую корону. Не говоря уж о том, что в Кутна Горе находится целый храм, так называемая Костница, внутреннее убранство которой полностью выполнено из человеческих костей.

Следующий пункт программы — Пороховая башня, где выставлена военная форма разных времен: от XVIII века до наших дней. Костюмы демонстрируются восковыми фигурами. Некоторые из них инсталлированы в жанровых сценках.

На десерт я оставила себе легендарную Злату уличку, о которой много читала и на которой давно мечтала побывать. Крошечные домики, окрашенные в яркие цвета, лепились к крепостной стене, опоясывающий Пражский Град. Изначально здесь квартировали замковые стрельцы. Но когда их профессия стала уже не столь актуальна, сюда переселились ремесленники: ювелиры, портные, шинкари, а во времена правления Рудольфа II и алхимики. Сии достойные люди проводили исследования по добыванию золота из неблагородных металлов, поиску философского камня и составлению рецепта эликсира бессмертия. В начале ХХ века романтическая атмосфера этой улицы привлекла сюда представителей богемы. Например, в доме № 22 пару лет жил Франц Кафка. Я заглянула в этот милый домик голубого цвета. Сейчас там находится книжный магазин. Я приобрела там книжку «Пражский голем» на русском языке.

Через Белую башню, стоящую в начале Златы улички, я поднялась на стену, где сейчас находится крытая галерея. Здесь под звуки средневековой музыки я осмотрела выставку рыцарских доспехов и оружия. За 50 сК можно было пострелять из арбалета, но я не стала этого делать.

Дойдя до конца Златой улички, я спустилась по узкой лестнице и оказалась возле башни Далиборка. Свое название башня получила в честь первого узника, заключенного здесь в 1498 году, рыцаря Далибора из Козоед. Сидя в башне в ожидании суда, он научился играть на скрипке. Ежедневно из окон тюрьмы раздавались жалобные звуки музыки. Но в один прекрасный день музыка прекратилась — рыцаря казнили.

Условия содержания заключенных в этой башне были ужасными. В центре круглой камеры находится зарешеченный люк. Туда на веревке спускали узников, обреченных на голодную смерть. Но и в верхних камерах был далеко не курорт: в углу печка, за ней ниша — видимо, спальня узника, узкие окошки-бойницы, из которых зимой нещадно дуло. Осмотрев темницу, я покинула этот каменный мешок.

Мимо Черной башни я вновь вышла на одну из улиц Пражского Града. Эта улица вывела меня к широкой Королевской лестнице, вдоль которой расположились торговцы сувенирами. По ней я спустилась вниз, на Малую Страну. Вальдштейнский дворец на одноименной площади не произвел на меня особого впечатления. Гораздо симпатичнее выглядели здания, декорированные в стиле сграффито, которыми просто изобиловала Малая Страна. Видела я и знаменитый дом «У золотого оленя», который я сразу узнала по скульптуре над входом. Не спеша, я вышла на Малостранскую площадь, вновь обошла собор святого Микулаша, который, как и прежде, оказался закрыт.

Крон оставалось катастрофически мало, а мне еще предстоял ужин с дегустацией пива. Надежда на то, что у меня примут карточку, была минимальной, и поэтому я поменяла в уже знакомом мне обменнике на Малостранской 10$.

Пора было возвращаться на другой берег Влтавы, и я в последний раз ступила на Карлов мост. Вдруг я заметила какое-то оживление, происходящее внизу, на острове Кампа. Оказалось, там был карнавал. На эстраде играли музыканты, перед ней танцевали ряженые, повсюду стояли палатки, где продавалась горячая национальная еда. Я даже пожалела о том, что поменяла на ужин 10 баксов. Здесь можно было наесться гораздо дешевле. Я немного погуляла среди разгоряченной веселой толпы и отведала сосиски в булке с капустой. Кстати продала мне их русская. Потом я отправилась на Староместскую площадь. Хотелось еще раз увидеть бой знаменитых курантов. На этот раз мне повезло, я успела ровно к 17—00.

Вечерело. По плану у меня осталось лишь продегустировать несколько сортов пива в ресторане «Пивоварский дум», что находится в Новом Месте. «Пивоварский дум» — это ресторан при пивоварне. Здесь варят пиво весьма необычных сортов: кофейное, вишневое, банановое и пр., и пр. Любопытно было их попробовать. Сначала я заказала крапивное пиво, пахнущее ароматными травами. Затем за мой столик подсадили семью русских из Самары. Мать семейства посоветовала мне попробовать «резак». Это светлое и темное пиво вперемешку. По идее, оно должно было быть полосатым, но выглядело просто темным. Видать, бармен оказался недостаточно профессиональным. На ужин я заказала чешское национальное блюдо, состоящее из свинины, кнедликов и капусты. Как ни старалась, я так и не смогла осилить порцию до конца. Мило поболтав с соотечественниками, я попрощалась с ними. Выпитое пиво дало себя знать, а мне еще надо было укладывать чемодан — завтра рано утром отъезд.

6 февраля.

Около 6 утра мы выехали из отеля. Не удалось не то, что позавтракать, даже выпить чаю. К счастью, у меня осталось еще 50 сК, которые я благополучно пропила в кафе зоны дьюти-фри в аэропорту. Хватило их только на чашку горячего чая. Сидя за столиком, мы обменивались впечатлениями с товарищами по путешествию. И я, и они пришли к выводу, что мы сюда еще обязательно вернемся. Так что я не прощаюсь, я говорю, до свиданья, Чехия!

Ты — прекрасная страна!

1 часть

Автор Люба Губова

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 31.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий