Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Чешская Республика >> Прага >> 4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 3


Забронируй отель в Праге по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 3

Чешская РеспубликаПрага

В одном из домиков находится ресторан «Швейк». Возле входа за столиком восседает восковой Швейк с кружкой пива.

А на заднем плане, над домами и отелями, нависает скала, живописно поросшая соснами. На ее пике установлен деревянный крест с распятием. Вообще таких крестов и часовен можно встретить множество в окрестностях Карловых Вар. Они возведены верующими пациентами в благодарность за излечение.

По другую сторону Теплы на склоне холма раскинулось кладбище. Здесь похоронен сын Моцарта, тоже пианист, дававший в Карловых Варах концерты. А перед входом на кладбище стоит очень интересный монумент, посвященный кошке. История его такова. Жила в городе одна графиня. У нее была кошка. Женщина была очень привязана к своей питомице. Когда кошка умерла, графиня попросила у властей разрешения похоронить ее на кладбище, но получила отказ. Тогда графиня выкупила участок земли рядом с кладбищем, закопала там кошку и возвела над могилой шикарный мемориал со скульптурным портретом покойной. В отместку властям она посадила кошку спиной к городу.

Неподалеку на площади высится чумной столб — памятник Святой Троице. Он возведен на средства горожан в благодарность за то, что эпидемия чумы обошла Карловы Вары стороной. Этому чуду имеется вполне реальное объяснение. Власти Карловых Вар прилагали все усилия для сохранения благоприятной санитарной обстановки в городе. Они внимательно следили за своевременным вывозом мусора и отходов, требовали от жителей соблюдения гигиены. Например, если женщина выходила на улицу, одетая неопрятно, ее наказывали. А если на людях появлялся неаккуратно одетый мужчина, то опять-таки наказывали его жену. Пьедестал украшает золотая звезда Давида. Этот символ имеет двоякое значение. Во-первых, он выражает благодарность Богу, в том числе, и от еврейского населения города. А во-вторых, это знак того, что в Карловых Варах лечат всех, независимо от национальности и вероисповедания.

Площадь, где стоит чумной столб образована двумя колоннадами, под сенью которых расположились минеральные источники. Одна из колоннад — Рыночная — представляет собой кружевное деревянное сооружение в лучших традициях конца XIX века. Колоннаду возводили как временную на месте городской ратуши, но она так хорошо вписалась в окружающий пейзаж, что стоит здесь уже более 100 лет. Под колоннадой можно отведать воду из одноименного «Рыночного» источника с температурой 58,7 градуса. Также здесь расположен самый древний источник, носящий имя Карла IV с температурой 63,4 градуса. Именно его водой король лечил свою больную ногу. Над источником висит барельеф, изображающий сцену охоты с собаками и оленем, во время которой была открыта целебная сила минеральной воды.

Вторая колоннада — Вржидельная — современное здание из стекла и бетона, явно выпадающее из архитектурного стиля города. Зато здесь находится самый мощный и самый горячий источник в Карловых Варах — Вржидло. Именно ему была посвящена знаменитая ода, в свое время способствующая рекламе и развитию курорта. Температура этого чуда природы — 72,7 градуса.

Для Вржидло построено отдельное помещение со стеклянными стенами и стеклянным куполом. Внутри него жарко и влажно, как в бане. В центре зала — бассейн с фонтаном. Фонтан имеет естественное происхождение, поэтому он бьет не непрерывно, а толчками. Струя то совсем не высокая, то вдруг взмывает до самого потолка. Атмосфера, царящая в помещении, сама по себе является целительной. Это своего рода ингаляция. Если человек простужен, у него насморк, кашель, болит горло, достаточно побыть возле Вржидло минут 15—20 — и все пройдет.

Однажды гейзер пропал. Видимо, что-то в земных недрах произошло, и горячая вода перестала фонтанировать. Карловарцы очень опечалились по этому поводу и на коленях молили Бога, чтобы гейзер вернулся. И молитвы были услышаны — Вржидло вновь появился.

Стенки бассейна покрыты как бы оранжевой ржавчиной. Это отложение солей — минералов, которыми богата карловарская вода. Если в минеральную воду поместить, к примеру, розу, то дней через 15—20 она окаменеет. Карловарские невесты поступают подобным образом со своими свадебными букетами, увековечивая их на память. А предприимчивые ремесленники делают сувениры, опуская в воду бумажные розы. Получаются очень оригинальные каменные цветки цвета ржавчины.

Попробовать воду из Вржидло на вкус можно в холле Вржидельной колоннады, куда выведено несколько фонтанчиков с водой, охлажденной до разных температур.

Нам крупно повезло — как только мы дошли до Вржидельной колоннады, полил дождь, а к моменту нашего выхода оттуда выглянуло солнышко. Теперь наш путь лежал к, пожалуй, самой известной, Мельничной колоннаде. Это массивное сооружение желтоватого песчаника было построено во второй половине XIX века и поистине является лицом Карловых Вар. Колоннада состоит из 124 колонн. Крышу здания украшают 12 статуй, символизирующих 12 месяцев — знак того, что курорт открыт для отдыха круглый год. Здесь сосредоточено 6 источников: Мельничный, Либушин, князя Вацлава, Русалкин, Скальный и источник без названия — № 6.

В источнике № 6 вода нейтральная и подходит на все случаи жизни. А вот источник княгини Либуше, говорят, способствует омоложению. Над Мельничным источником находится доска с первоначальным латинским текстом «Оды на Вржидло» Богуслава Гасиштейнского.

Напротив Мельничной колоннады, по ту сторону Теплы, нам показали небольшое темно-красное здание в стиле фахверк. Оказывается, в его строительстве принимал участие великий русский государь Петр I. Царь отдыхал в Карловых Варах и однажды, гуляя, увидел, как рабочие строят дом. Будучи искусным плотником, Петр I предложил строителям свою помощь и обтесал пару досок. Лишь потом мастеровые узнали, кем был их добровольный помощник. Яркая личность, Петр I оставил свой след не только здесь. Верхом на коне он покорил один из пиков, окружающих город. На том месте возведен памятник русскому царю.

Рядом с Мельничной колоннадой, в небольшой деревянной беседке, находится источник Свобода. Еще его называют Чашей любви. Согласно старому поверью, если супруги по очереди выпьют воду из этого источника, то их навсегда ждет счастливая семейная жизнь. А девушки, которые мечтают выйти замуж, должны подержать под струей безымянный палец правой руки — тот, на который суженый им наденет обручальное кольцо. Чем дольше девушка продержит под струей свой палец, тем скорее она выйдет замуж. Но слишком долго, говорят, выдержать невозможно — температура воды в этом источнике 58,1 градуса — горячо.

Еще одна колоннада укрывает под своей крышей источник «У гада». Над ним — скульптурное изображение чаши со змеей. Рядом с этой колоннадой раскинулся парк Дворжака. Знаменитый чешский композитор любил отдыхать здесь, как, впрочем, и многие его коллеги по музыкальному цеху — Бетховен, Моцарт и др.

Минуя парк, мы оказались лицом к лицу с темно-серым бетонным монстром — отелем Термал. Это подарок карловарцам от еще одного благодарного курортника — Леонида Ильича Брежнева. Чехи нарочно не красят гостиницу в яркий цвет под стать остальным зданиям города. Это памятник советской диктатуры. Он должен быть безобразным, должен пугать своим видом — как нелепы и безобразны были советские танки на улицах Праги. Тем не менее, в отеле Термал есть одна изюминка — бассейн с горячей минеральной водой под открытым небом. Температура воды в бассейне около 30 градусов, поэтому купаться здесь не холодно даже зимой. Из-за нехватки времени мне пришлось отказать себе в этом удовольствии.

Здесь, возле Термала, наша экскурсия подошла к концу. У нас в запасе оставалось часа три свободного времени. Гид сориентировала нас, как в той сказке: направо пойдешь — магазин косметики найдешь, налево пойдешь — в музей «Бехеровки» попадешь. Под косметикой подразумевались особые карловарские кремы, гели, маски и шампуни, в основе которых лежит соль и минеральная вода.

В первую очередь я решила идти за косметикой. Но улица, в конце которой находился магазин, была настолько некрасивой, безлюдной, с остовами покинутых торговых палаток в лохмотьях брезента, что мне стало неприятно на ней находиться. Я вернулась к исходной точке и около Главпочтамта свернула влево, на улицу имени Томаша Гарика Масарика, первого президента Чешской республики. Эта улица выглядела гораздо живописнее предыдущей. Она была пешеходной. Тротуар был вымощен нарядными желтыми плитами. По обеим сторонам призывно таращили окна витрин ювелирные, спортивные, обувные и одежные магазины. Было многолюдно, оживленно. Это была уже не курортная, а торговая часть города. Я проголодалась, но терять драгоценное время на ресторан не хотелось. Выход нашелся сразу — я заметила характерную желтую букву «М» «Макдональдса». Быстренько перекусив, я продолжила свое продвижение по улице Масарика.

И вот я увидела огромную зеленую бутылку, о которой предупреждала гид. Эта бутылка знаменовала собой вход в музей «Бехеровки» и ее фирменный магазин. Я подергала за ручку музея — оказалось заперто. Вошла в магазин. Кроме бутылок там продавались различные сувениры: футболки, стаканы и прочее. Я купила литровую бутыль «Бехеровки» и поинтересовалась у продавщицы насчет музея. Продавщица мне ответила, что как раз в 14—00 будет проводиться экскурсия на русском языке. Я посмотрела на часы — времени было 13—58. Продавщица, не дав мне опомниться, спросила в лоб, пойду ли я в музей. Я кивнула, и она тут же пробила мне билет за 100 крон. Деваться было некуда, пришлось идти.

Вскоре появилась девушка-гид. Ключом открыла музей, провела меня вовнутрь и снова заперла за собой дверь. Представилась — оказалось, мы тезки. В музее мы были вдвоем, за неимением других русскоговорящих желающих. Таким образом, я получила индивидуального гида по групповой цене — круто.

Экскурсия началась в главном зале, стены которого увешены фотографиями владельцев завода, рекламными плакатами и даже генеалогическим древом семьи Бехеров. В центре размещены фирменные бутылки разных времен от самых первых до современных. Во все времена «Бехеровка» была настолько популярна, что частенько ее подделывали. Поэтому производители издавна изобретали степени защиты своей продукции. Сейчас фирменный напиток от подделки можно отличить по пробке — она металлическая и доходит до середины горлышка бутылки.

Во время войны семья Бехеров сотрудничала с немцами, поэтому по закону реституции им было отказано в возвращении завода в собственность. Завод долгое время был государственным, а сейчас его купила французская фирма по производству алкоголя.

Всего 20% «Бехеровки» экспортируется, остальная продукция реализуется в Чехии. В основу напитка заложен экстракт из 20 трав. Лишь 4 из них произрастают в Чехии, остальные импортируются. Какие именно травы входят в состав экстракта, особо не афишируется. Моя остроумная проводница сказала, что ей известны всего 5 трав из 20, но мне она откроет только 3, чтобы я знала меньше нее. Это корица, гвоздика и ромашка.

Секрет рецепта «Бехеровки» знают всего 2 человека в мире — директор и главный технолог завода. Каждую неделю в тайной комнате они смешивают в только им одним известной пропорции 1000 кг трав — количество, обеспечивающее работу завода на неделю вперед. Смесь трав, опять же, в особой пропорции заливается карловарской водой, засыпается сахаром и настаивается в дубовых бочках в течение двух месяцев. От этих бочек «Бехеровка» получает свой благородный цвет.

Бочки с напитком хранятся в заводских подвалах, куда мы спустились. Все бочки ручной работы, поэтому нет ни одной одинаковой бочки. Размеры бочек тоже самые разнообразные: от 1,5 до 10 метров в высоту. Тем не менее, на заводе ведется строгий учет продукции — каждая бочка маркирована порядковым номером, и на ней обозначена ее вместимость. Снизу к бочке прикреплена железная скоба для сбора выделяемого сахара. По прошествии двух месяцев содержимое всех бочек смешивается и разливается по бутылкам.

Осмотрев подвалы, мы вновь поднялись наверх в дегустационный зал. Оказывается, вчера здесь побывал Жерар Депардье со своей съемочной группой. Он снимает в Карловых Варах кино. Гид усадила меня за столик перед большим экраном и включила фильм, рассказывающий о производстве «Бехеровки». Параллельно она наливала мне различные сорта этого напитка для дегустации. Всего существует 4 сорта «Бехеровки»: стандартная, с крепостью 38%, горькая с полынью — 40%, с лимоном — 30% и ликер с медом — 20%. Дегустацию гид провела неправильно — с понижением градуса. Сразу видно, что нерусская. Но все равно, я получила большое удовольствие, открыв для себя совсем другую «Бехеровку». До сих пор мне жутко не нравился этот напиток, и я пила его лишь изредка в чисто лечебных целях, неизменно морщась. Теперь же даже стандартная «Бехеровка» показалась мне вкусной и сладкой. Секрет оказался прост — напиток надо употреблять охлажденным. Полынная «Бехеровка» особо хороша для лечения проблем с желудком, а медовый ликер помогает от простуды. Мне он, кстати, больше всего понравился. Поскольку «Бехеровка» все-таки лечебный напиток, то и пить ее надо строго нормировано: натощак по 20 грамм. Для этих целей продаются фирменные 20-граммовые фарфоровые стаканчики.

В заключение, я получила в подарок книжку с рассказом об истории производства «Бехеровки», содержащую рецепты коктейлей на ее основе. Самый простой коктейль называется «Бетон» — «Бехеровка» плюс тоник в пропорции 50х50. Еще один интересный коктейль, очень подходящий для нашего климата, это «Бехеровка» плюс подогретое красное вино с добавлением лимона и корицы.

Кроме того, гид сказала, что, купив билет в музей, я получила право на покупку «Бехеровки» со скидкой в 30 сК. Но я приобрела литровую бутылку еще до экскурсии без всякой скидки. Пришлось снова идти в магазин и объяснять ситуацию. Деньги мне вернули без проблем, и я купила на них фирменный 20-граммовый стаканчик.

Экскурсией я осталась очень довольна. После дегустации настроение заметно поднялось. Времени оставалось крайне мало, а мне еще надо было многое купить и попробовать минеральную воду. Для начала я приобрела специальную плоскую кружку с носиком для питья воды. Плоская она для того, чтобы курортник мог носить ее в кармане, а узкий носик в ней служит для предохранения зубной эмали от налета минеральных солей. Помните стенки гейзерного бассейна оранжевого цвета?

Я прошла под Мельничную колоннаду и попробовала воду из нейтрального источника № 6 и из омолаживающего — княгини Либуше. Особо увлекаться минеральной водой я поостереглась, так как говорят, что она имеет эффект слабительного.

Все это время я присматривалась к витринам ювелирных магазинов, которых здесь тьма. Изделия, выставленные в них, потрясли мое воображение — великолепное качество в сочетании с оригинальным дизайном. Особенно интересными мне показались два одинаковых гарнитура — серьги и кольцо, один с бирюзой и бриллиантами, а другой — с кораллами и бриллиантами. Бирюза и кораллы были обработаны в виде узких полосок и уложены вдоль колец и полукольцевых серег. В двух местах эти пучки полосок были схвачены поперечными перемычками из бриллиантов. Каково? Я даже не приценивалась. И так было ясно, что это очень дорого. По крайней мере, в этой поездке я такие траты не планировала.

В данном случае, я искала себе кольцо с гранатами в серебре для комплекта с уже имеющейся у меня брошью из чешского граната. Еще в Праге я обратила внимание на кольцо необычного дизайна — плоский, немного вогнутый овал перстня был усыпан мелкими гранатами. Но там оно было в золоте. Здесь же, в Карловых Варах, я увидела эти кольца в серебре. Зашла в пару магазинов: в одном не было моего размера, но во втором нужный размер нашелся. На стене над прилавком я увидела молельную доску с арабской вязью. Подобную я привезла из Стамбула. Я поинтересовалась у продавщицы, не мусульманка ли она. Оказалось, что так оно и есть. Их семья — беженцы из Косово. Начали торговаться. Продавщица сразу дала приличную скидку, но на мое предложение расплатиться картой отказала, такс-фри тоже не дала. Я прикинула, что мне выгодней, такс-фри, с которого потом еще проценты снимут, или реальная скидка в 17%. Получалось, что скидка как-то надежней. Поскольку цена кольца практически полностью исчерпала бы мой запас крон, я заплатила долларами, тем более, что мусульманка пересчитала их по хорошему курсу. Довольные друг другом, мы распрощались, и я отправилась во Вржидельную колоннаду попробовать знаменитую воду из гейзера. Там же в холле колоннады я приобрела карловарскую косметику, каменную розу в вазе античного стиля, фарфоровую лопаточку для пирожных с видом города, чайную ложечку тоже с видом и статуэтку бравого солдата Швейка.

Время поджимало, пора было идти к автобусу. Жаль, конечно, что не удалось в полной мере насладиться этим замечательным курортом: искупаться в термальном бассейне, побродить по лесным тропинкам, внимательно осмотреть все достопримечательности, подняться в горы на фуникулере, от души напиться минеральной воды и многое, многое еще. Я твердо решила, что когда-нибудь обязательно приеду сюда отдыхать. А пока — до свидания, Карловы Вары! На обратном пути мы видели, как снимают кино. Вероятно, это и был фильм Жерара Депардье.

Между Прагой и Карловыми Варами расположен пивной завод «Крушовице». Завод очень старинный, он существует с XVI века. Основал завод король Рудольф II Габсбург. В 1588 году Рудольф переехал жить в Прагу, сделав ее столицей Священной Римской империи. Недалеко от города он построил замок Кривоклад. Как-то раз, гуляя в окрестностях замка, король забрел в деревню Крушовице. Жители угостили его местным пивом. Напиток настолько понравился Рудольфу, что он купил у крестьян пивоварню и основал целый завод по производству пива — «Краловский пивовар», что означает королевский пивовар. Неповторимый вкус пиву придает особый сорт хмеля — жатец. Интересно, что жатец, выращенный вне Чехии, утрачивает свои уникальные вкусовые свойства. До сих пор не выяснено почему. Возможно, причина в составе почвы, а может быть, в климатических условиях. Одним словом, чешский хмель очень ценится, и Чехия занимает третье место в мире по производству хмеля после США и Германии. В отличие от отечественного, чешское пиво вовсе не крепкое — всего 3,8—4,5 %. Завод «Крушовице» выпускает 4 сорта пива: 3 светлых и 1 темное. Как вы помните, мне довелось попробовать один из сортов светлой «Крушовицы» на нашем первом обеде в Праге. Впечатления благоприятные.

Вот и Прага. В 19—30 я была уже в отеле. Странно, но я вовсе не устала. То ли в Карловых Варах воздух такой свежий, то ли общая умиротворенная атмосфера так благотворно на меня подействовала, то ли вода там волшебная, но после долгого утомительного дня я была полна сил. Подумав, я решила, что причина такого необычного подъема жизненного тонуса заключается в моем сегодняшнем соприкосновении с мощнейшим источником энергии. Горы, леса, родники, моря, озера, пустыни, на мой взгляд, являются местами силы. И чем уникальнее природные явления, тем мощнее энергетика этих мест. Природа не случайно именно в Карловых Варах вывела на поверхность гейзер Вржидло. Она указала людям место, где можно заряжаться энергией, исцеляясь от болезней, восстанавливая силы и просто отдыхая. Именно посещение этого места силы так окрылило меня. Хотелось куда-нибудь идти, гулять, получать новые впечатления. Однако надо было разрабатывать маршрут на завтра, и я осталась в гостинице.

4 февраля.

Всю ночь гремели дверьми, стучали не то ко мне, не то в соседнюю комнату, кричали — я постоянно просыпалась. Утром за завтраком видела много молодежи с помятыми лицами — явно только что вернулись с дискотеки.

Сегодня до 16—30 у меня свободное время. Провести его я решила с умом, накануне составив план пешеходной прогулки по Старому Городу. Главной моей целью на сегодня являлось посещение еврейского квартала, воспетого знаменитым оккультным писателем Густавом Майринком. В основном, ради этого я и приехала в Прагу. Хотелось побродить по улицам, овеянным мистическими преданиями, по которым несколько веков назад ходил искусственный человек — Голем. Но еврейский музей открывался только в 10—00. У меня еще вагон времени, и я приступила к освоению составленного мною маршрута.

В 8—15 я вышла из гостиницы и двинулась по направлению к Вацлавской площади. Почти сразу мой первоначальный план пошел прахом, так как я вдруг неожиданно для себя начала действовать спонтанно. Заметив что-то интересное, я направлялась туда, блуждая по узким утренним улочкам, петляя, но, тем не менее, находя нужные мне объекты. Так было гораздо веселее и интереснее, и все же мой план служил канвой прогулки, время от времени я с ним сверялась.

Итак, завидев издали средневековую башню и ошибочно приняв ее за Прашну Брану, я вышла на Сеноважную площадь. Оттуда переулками я добралась до площади Республики, где находились уже виденные мною Прашна Брана и Общественный дом. Затем по улице Целетна я достигла Староместской площади.

По Тынской уличке обогнула храм Девы Марии перед Тыном — храм был закрыт. С этой улочки через арку я попала во двор Унгельт. Раньше здесь размещались постоялые дворы для купцов и таможня. Сейчас это тихая квадратная площадь, обрамленная красивыми старинными домами, в которых размещены дорогие магазины и элитные рестораны. Все здесь пронизано атмосферой избранности. Сфотографировав дом Грановских, отделанный в стиле сграффито, я вышла с противоположной стороны двора к собору святого Якуба. Он тоже оказался закрыт. Однако экстерьер собора заслуживал не меньшего внимания. Его фасад украшали три лепных барельефа со множеством ангелочков, трубящих в золотые трубы. К сожалению, собор стоял на столь узкой улочке, что сфотографировать его целиком не представлялось возможным.

Вернувшись на Староместскую площадь, я сделала ряд снимков и заглянула в собор святого Николая. Оттуда меня выгнали самым неприветливым образом, сказав, что храм открывается в 10—00. Я успела заметить лишь люстру, подаренную Николаем II, да беленькую овечку, сидящую в алтаре. Поскольку все происходило очень быстро, я даже не поверила своим глазам. Как это так, овца в алтаре?

За храмом находится площадь Франца Кафки: дом, где он родился, музей Кафки, одноименный ресторан, а угол здания украшает бюст писателя.

С утра падал пушистый снежок, но постепенно погода разгулялась, и выглянуло яркое солнышко, которое светило мне весь оставшийся день.

По небольшой улочке я попала на площадь Мале с ее знаменитым колодцем и домом Рота. Затем, следуя плану, я отправилась на улицу Гусова, изобилующую историческими зданиями. Многие из них построены на фундаментах романского периода. Романская архитектура характерна изображением людей и животных на углу цоколя. Сначала я подумала, что мне померещилось какое-то изображение. Может, это ветер, вода и время так причудливо выщербили камень. Но когда подобная картина встретилась мне еще, и еще раз, я поняла, что это не случайность, а дело рук человека. Помню, в Стокгольме в основу фундамента одного из домов был заложен рунный камень. Но это уже не римляне, а викинги.

В поисках дома «У аиста» я прошла из конца в конец улицу Ржетезова, но так его и не обнаружила. Улица Ржетезова довольно безлюдна. Примерно до середины она имеет относительно нормальную ширину, но потом резко сужается, превращаясь в тесный проход между домами. С улицы Ржетезова я попала на улицу Лилова, а оттуда на Вифлиемскую площадь, где находится одноименный храм. Здесь читал свои пламенные проповеди Ян Гус.

Снова дав волю своей интуиции, я оказалась в каком-то живописном дворике с абсолютно глухими стенами, с висящими на них фонарями и анфиладой арок между домами. Миновав двор, я попала на улицу Конвитска, а оттуда — на Бартоломейскую улицу.

Мне хотелось еще раз взглянуть на шоу апостолов в часах Орлой. До их появления оставалось 10 минут, надо было торопиться. Но вокруг было столько интересного. Хотелось многое сфотографировать. Например, висящего под крышей одного из домов бронзового человека.

Вновь вернувшись на улицу Гусова, я заглянула в костел святого Иржи. Именно заглянула, потому что вход преграждала решетка, и можно было лишь издали окинуть взглядом интерьер собора: прекрасную роспись на потолке, множество раскрашенных восковых фигур святых, картины, витые позолоченные столбы — богато, хоть и несколько аляповато. Здесь меня застал бой часов на Староместской ратуше. Значит, не судьба мне сегодня увидеть апостолов. Я продолжила изучение улицы Гусова, где мне встретилось множество интересных зданий. Например, фасад одного из них украшают королевские мушкетеры, скругленный угол другого — фигура дамы полусвета в пеньюаре.

Не переставая восхищаться на каждом шагу, я дошла до Марианской площади. Здесь расположились Новая мэрия, дворец Клам-Галлас и знаменитый Клементиум. Изначально это был монастырь святого Клементия, а теперь здесь разместилась библиотека Карлова университета.

Отсюда я вновь попала на Староместскую площадь, в третий раз за сегодняшний день. Не даром говорят, что здесь находится сердце Праги. На этот раз мне удалось войти в церковь святого Николая. Зрение меня не подвело — в алтаре, действительно, сидела самая настоящая овца.

Однако настало время отправляться в Йозефов квартал — гвоздь моей сегодняшней программы. Еврейское гетто окутано множеством загадочных преданий и тайн. Возможно, это связано с тем, что гетто всегда было так или иначе изолировано от остальной части города, и о том, что здесь происходило, можно было только догадываться.

Удивительно само по себе и то, как средиземноморский народ евреев оказался в Чехии. Об этом рассказывает легенда. В середине VIII века княгиня Либуше, умирая, позвала к себе своего сына Незамысла и предрекла: «Во времена, когда твой внук будет властелином моей страны, чужой, изгнанный и угнетенный маленький народ, верящий в одного-единственного бога, будет искать защиты в наших лесах. Пусть этих людей примут радушно, ибо они принесут плодородие на поля нашего отечества».

Более, чем через 100 лет после этого пророчества, в 870 году, на престол взошел правнук Либуше Гостевит. Незадолго до этого, в 850 году, славянские племена завоевали Московию и изгнали оттуда племя евреев, населявшее эти земли. Быть может, это были антропологически вовсе не евреи, а славяне, крещенные в иудаизм. Кто их сейчас разберет? После двадцатилетнего скитания еврейское племя достигло Чехии и попросило убежища у Гостевита. Князь, памятуя о пророчестве Либуше, принял евреев и выделил им место на левом берегу Влтавы, там, где сейчас находится улица Кармелитска.

При власти Борживоя, принявшего в конце IX века христианство, народ евреев уже заметно разросся; выделенное ему пространство стало слишком тесным, и евреи попросили у князя другое место. Князь предоставил им землю на правом берегу Влтавы, где еврейский квартал находится и по сей день. К ХVI веку еврейское поселение выросло в гетто — образование, имеющее собственные органы управления и полную политическую, религиозную и бытовую обособленность от остальной части населения.

Территориально гетто представляло собой треугольник. С двух сторон оно было огорожено каменными стенами, а с третьей его ограничивала река Влтава.

Позже гетто получило название Йозефова квартала, в честь императора Иосифа II, издавшего в 1781 году патент о веротерпимости, позволявший евреям открыто отправлять свой религиозный культ.

В начале ХХ века деревянные строения Йозефова квартала были снесены, и район был полностью реконструирован. Сейчас от средневекового гетто не осталось и следа. Просторные светлые улицы, застроенные высокими зданиями в стиле барокко, фешенебельные магазины и дорогие рестораны — вот теперешнее лицо бывшего еврейского города. Лишь здание Староновой синагоги да еврейская ратуша служат слабым напоминанием о тех странных событиях, которые описал в своем романе Густав Майринк.

Итак, по Парижской улице — самой престижной улице Праги, где сосредоточены самые шикарные магазины — я достигла улицы Широкой, а там свернула на Майзелову улицу. Вот и первая синагога — Майзелова. Хоть я и действовала по наитию, мне опять повезло — на доске висело объявление: «Экскурсия на русском языке начнется в 10—30». Я взглянула на часы — 10—25. Входной билет во все синагоги стоил 500 сК, обслуживание гида — 40 сК. Снова я оказалась единственной русской, желающей прослушать экскурсию. Гид — бабулька-«божий одуванчик», попросила меня подождать минут 5, вдруг еще кто-нибудь объявится. А пока я ознакомилась с содержимым сувенирного магазина. Здесь были и фигурки Голема, и серебряные магендовиды, и маленькие меноры с хрустальными подвесками, и еврейские часы, стрелки которых движутся в обратную сторону. В общем, много чего интересного, что хотелось бы купить. Но цены, откровенно говоря, кусались. Из русских так никто больше и не подошел, и мне опять достался индивидуальный гид по групповой цене.

Мы начали осмотр с Майзеловой синагоги. Она была построена в 1592 году как личная синагога старосты Еврейского города Мордехая Майзеля. Будучи богатым евреем, он прославился исключительной щедростью при основании многочисленных общественных построек в Еврейском городе. Он вымостил грязные улочки, построил ратушу, две синагоги — Майзелову и Высокую, баню для женщин, богадельню, сиротский дом. Откуда же у этого человека появилось такое богатство? Об этом рассказывает легенда.

Однажды ночью рабби Ицхак возвращался в Прагу через лес. Вдруг он увидел какое-то свечение. Присмотревшись, он заметил двух гномов, набивающих золотом мешки. Рабби поинтересовался, кому предназначены эти мешки. Гномы ответили, что, когда настанет срок, их получит один еврей из гетто. Внезапно гномы вместе с золотом исчезли, оставив Ицхаку только три золотых слитка.

Вернувшись в Прагу, рабби призадумался, как бы ему вычислить жителя гетто, которому достанется такое богатство. Несомненно, это должен быть очень везучий человек. Кроме того, он должен обладать щедрой и честной душой, чтобы быть достойным своего состояния и разумно им распорядиться.

И вот какой тест, в конце концов, придумал рабби Ицхак. Он завернул один из своих золотых слитков в бумагу и бросил сверток на улицу, наблюдая из окна, кто же его поднимет. Целый день слиток провалялся нетронутым. Рабби уже хотел забрать золото назад, как вдруг пробегавший мимо мальчуган поднял сверток. После этого еще дважды рабби повторял свой эксперимент, и всякий раз золото находил тот самый мальчик. Через некоторое время рабби объявил, что он потерял золотые слитки, и попросил вернуть пропажу. Мальчишка, а звали его Мордехай Майзель, тут же принес рабби все, что нашел. Ицхак был потрясен честностью и бескорыстием ребенка. Он взял юного Мордехая на воспитание, а когда тот вырос, отдал за него замуж свою дочь Суламиту.

Суламита и Мордехай стали жить отдельно. Мордехай занимался бизнесом жестянщика: скупал металлолом и торговал им. Как-то раз лавку Майзеля посетил один крестьянин. Он набрал инстументов, нужных ему для хозяйства, но денег расплатиться у него не было. Крестьянин попросил Мордехая дать ему эти инструменты в долг. Майзель согласился, и тогда крестьянин предложил ему в качестве расплаты свой сундук. Якобы этот сундук уже много лет пылится на чердаке, а открыть его никто не может. Майзель и тут пошел крестьянину навстречу. И вот громадный тяжеленный сундук доставили в лавку еврея. В ту же ночь Мордехай попытался открыть сундук. Замки поддались, и Майзель увидел, что сундук набит золотом. Целый год Майзель ждал, что крестьянин одумается и аннулирует сделку. Но крестьянин так больше и не появился.

Спустя год Мордехай почувствовал себя вправе распоряжаться дарованным Богом богатством. Большую его часть он решил потратить на благотворительность — строительство общественных зданий, храмов, помощь бедным. Часто он давал деньги на приданое неимущим невестам и совершал еще много добрых дел.

Сейчас в Майзеловой синагоге находится хранилище Еврейского музея, где собраны ритуальные предметы и произведения еврейского искусства со всей Чехии. Коллекцию начали собирать в начале ХХ века с целью сохранить ценные вещи из пражских синагог, которые закрывались при реконструкции еврейского квартала. В период фашистской оккупации нацисты пополнили собрание экспонатами, конфискованными из синагог Чехии и Моравии, и создали «Музей вымершей расы».

Итак, наша экскурсия началась с осмотра культовых тканей, многие из которых были подарены синагоге Мордехаем Майзелем и его женой. Ткани занимают особое место в иудейских литургических служениях. Из них изготавливают синагогальные занавесы, покрывала для Торы.

Тора представляет собой свиток, написанный на иврите. Она хранится в особом тайнике, находящемся в алтаре синагоги, обращенном на Иерусалим. Тайник скрыт от взоров посетителей занавесом. Сама Тора лежит в специальном ковчеге. Сверху его покрывают покрывалами и украшают серебряной короной. Несколько таких корон выставлены в качестве экспонатов музея.

Как я уже говорила, евреи издавна жили очень обособленно в своем гетто. Во многом это было связано с их религиозностью, в частности, с особым отношением к пище. Все, чем питались евреи, должно было быть кашерным, то есть приготовленным в соответствии с кашрутом — законом о ритуально чистой еде. Поэтому профессия мясника была весьма уважаемой в гетто. Ведь ягненка или бычка надо было правильно зарезать, правильно разделать, правильно хранить, чтобы, не дай Бог, не осквернить. В музее представлена кое-какая серебряная посуда, принадлежащая корпорации еврейских мясников. Например, серебряный сапог в натуральную величину, украшенный барельефами, который служил кувшином для вина.

Вследствие своей обособленности, непохожести на других к евреям всегда было весьма настороженное отношение со стороны властей и остальной части населения. Часто бывало, что в силу тех или иных причин эта настороженность перерастала в откровенную ненависть. Любопытно, что в периоды смуты, когда внимание властей было приковано к другим, более важным проблемам, для евреев наступало золотое время. Такими лучшими временами евреи считали для себя, например, Гуситские войны или период между Первой и Второй мировыми войнами.

С давних пор евреи испытывали на себе всевозможные притеснения со стороны власть имущих. Дискриминация то ослабевала, то усиливалась. Некоторые правители заставляли евреев носить определенные знаки отличия, выделяющие их из массы остальных людей. В разные времена эти знаки были различными. Например, желтая шляпа с загнутыми полями и с помпоном, наподобие тех, что носили английские моряки, или желтая нарукавная повязка, или желтая шестиконечная звезда, нашиваемая на одежду.

Нередко случались и погромы. Самый масштабный погром произошел в 1388 году при власти Вацлава Ленивого. Необузданная толпа горожан ворвалась в Еврейский город. Евреи не ожидали нападения и не имели сил оказать сопротивление врагу, имевшему численный перевес. Старцы, мужчины, женщины и дети укрылись под сенью Староновой синагоги. Разъяренная толпа выломала дверь и ворвалась в синагогу, беспощадно убивая всех — детей на глазах у матерей, отцов на глазах у сыновей, и кровь мучеников била брызгами по стенам молитвенного дома. Король Вацлав оставил это преступление без наказания и даже без суда. Свидетелем этого погрома оказался мальчик по имени Авигдор Кар. Позже он станет ученым и поэтом и сочинит поэму об этом ужасном событии. «Нет на свете ничего страшнее еврейского погрома», — напишет он.

Затем мы перешли в Пинкасову синагогу — небольшое коричневатое здание, вход в которое расположен ниже уровня земли. Синагога была построена в 1535 году на деньги бедного еврея Пинкаса, которому Бог помог разбогатеть. Легенда гласит: жил-был старьевщик по имени Пинкас. Он был очень беден. Однако ему повезло, в его судьбе принимал участие один богатый граф. Он подбрасывал Пинкасу деньги к праздникам. Пинкас, получая деньги, очень странно себя вел. Почему-то он благодарил не графа, а Бога. В конце концов, графу это надоело, и в один прекрасный день он отказал Пинкасу в субсидии. Расстроенный еврей, понурив голову, пошел к себе домой, заперся в своей подвальной комнатенке и принялся молиться.

Вдруг раздался страшный звон разбиваемого стекла, и в комнату влетело жуткое чудовище. Когда первый шок прошел, Пинкас признал в чудовище мертвую обезьяну. В те времена богачи, следуя моде, держали у себя во дворцах этих экзотических тварей. Пинкас испугался, что убийцы обезьяны подкинули ему мертвое животное, желая свалить вину на бедного обитателя гетто, и решил сжечь труп, чтобы уничтожить следы. Пока он вместе с женой тащил тело к камину, изо рта обезьяны вывалился золотой дукат, потом еще и еще. Вспоров брюхо животного, они увидели, что весь желудок обезьяны набит золотыми монетами.

Впоследствии оказалось, что графская обезьяна скоропостижно скончалась. Никто не знал отчего. Один из слуг графа решил подшутить над бедным евреем и подкинул ему труп. Одновременно с этим событием граф обнаружил, что из его письменного стола пропали золотые дукаты. Подозрение пало как раз на слугу-шутника, и граф отправил его в тюрьму. Никому и в голову не пришло, что монеты съела обезьяна.

Когда все выяснилось, Пинкас предложил графу вернуть деньги, но граф милостиво отказался. Разбогатев, Пинкас направил свои средства на строительство домов для бедных и основал синагогу.

Сейчас здесь находится мемориал жертвам нацизма. Стены синагоги исписаны именами и фамилиями евреев, погибших от рук фашистов. Причем там указаны имена только тех, кто не был похоронен по-человечески, то есть не имеет надгробия. Это жертвы, бесследно сгинувшие в лагерях смерти. Всего 80 тысяч имен, из них 15 тысяч — дети.

На втором этаже — выставка детских рисунков. Их авторы были узниками концлагеря Терезин. После войны сочувствующие евреям милиционеры достали рисунки из подвалов и передали их еврейской общине.

Рисунки страшные. Некоторые из них отражают бытность в лагере: вот детей раздевают догола и гонят под душ; вот трехэтажные нары в бараке; вот замкнутый двор казармы. Во всех рисунках преобладает черный цвет. Часто изображены закрытые двери. Как считают психологи, это нехарактерно для детского творчества. Закрытые двери — символ обреченности.

Другая группа рисунков — это воспоминания о прошлом, довоенном времени. Например, семья собралась за столом на празднике Песах. Рядом другой рисунок — накрытый стол, но вокруг пустые стулья, лишь одна девочка сидит за столом. Видимо, автор рисунка изобразила себя. Она тоже потом погибла.

Под рисунками обозначено имя автора и три даты: рождения, создания рисунка и смерти. Но кое-кто выжил в этой чудовищной мясорубке. Например, доподлинно известно, что одна девочка, чей рисунок висит здесь, сейчас живет в Израиле.

Из Пинкасовой синагоги мы попали на старое еврейское кладбище Бет-хаим. С эстетической точки зрения — совершенно необычное, не имеющее аналогов явление. Древние каменные надгробия, сплошь исписанные справа налево еврейскими письменами, громоздятся друг на друге, лепятся вплотную друг к другу, создавая причудливую, странную композицию. В Бет-хаиме своя особая аура. Начиная с того, что во всей Праге, не смотря на мороз и осадки, я не встретила ни одного участка гололеда. А здесь знакомая мне по Питеру наледь была сплошь и рядом — благо протекторы на моих ботинках были мощные. Кое-где плиты прикрывал выпавший накануне снег, придавая царящей здесь атмосфере покоя еще больше умиротворения.

На этом кладбище евреев хоронили с момента основания гетто. Время шло, население росло, люди рождались и умирали. Отведенной для кладбища территории стало недостаточно, но расширять ее власти не позволяли. По еврейской религии запрещено тревожить тела усопших. Поэтому евреи навезли свежий слой земли и стали хоронить новых покойников поверх старых, а надгробные плиты предыдущего поколения подняли наверх. За много веков существования образовалась целая гора с громадным скоплением надгробий разных времен. Всего их насчитывается 12 тысяч. Теперь это не просто кладбище — это музей под открытым небом, представляющий огромную культурно-историческую ценность.

Самое старое надгробие относится к началу ХV века и принадлежит еврейскому ученому и поэту Авигдору Кару, автору поэмы о погроме, очевидцем которого ему довелось быть в детстве. Покоится здесь и великий еврейский меценат Мордехай Майзель. Но самая знаменитая могила, к которой не прекращается поток паломников, это могила рабби Иегуды Лёва Бецалеля.

Этот ученейший муж, живший в период правления императора Рудольфа II (1588—1612гг.), достиг немалых высот в изучении каббалы и магии. Надо сказать, что Рудольф II, будучи не вполне нормальным психически, сам испытывал огромный интерес к оккультным наукам. Он пригласил в Прагу алхимиков, магов и астрологов со всей Европы. В мистической, болезненно-пышной атмосфере, царившей при дворе монарха, активно изучались древние тайные науки и устраивались эзотерические мистерии.

Итак, рабби Лёв постиг каббалу в совершенстве и понял секрет, как с помощью магических заклинаний можно из глины сотворить человека. Он решил создать Голема для охраны гетто. В назначенный срок рабби Лёв вместе со своим зятем Ицхаком Бен Симсоном и учеником, левием Якобом Бен Хайимом, ночью отправился на берег Влтавы. Перед началом священного ритуала рабби распределил между всеми обязанности. Ицхаку он поручил представлять стихию огня, Якобу — стихию воды, а сам рабби взялся представлять стихию воздуха. Из четвертой стихии — земли, они вылепили фигурку человека. Затем Ицхак, Якоб и рабби Лев по очереди семь раз обошли глиняную чурку и произнесли заруфим — магическое заклинание. После этого все трое поклонились четырем частям света, и рабби Лёв вложил в рот Голема шем — записку с именем Бога. Первые лучи солнца коснулись глиняного чурбана, и он ожил.

Кроме функций охранника, Голем нес обязанности прислужника в синагоге во время шаббата, когда евреям запрещено выполнять какой-либо труд. Поскольку Голем был создан исключительно для работы, единственным условием его нормального существования являлась его постоянная занятость. То есть Голем всегда должен был быть при деле. Но однажды рабби Лёв забыл дать задание своему подопечному. Будучи предоставлен сам себе, Голем схватил палку и побежал по улицам Еврейского города, круша всё и вся на своем пути. Испуганные жители кинулись на поиски раввина. Наконец, рабби удалось поймать взбесившегося Голема и утихомирить его. Не желая повторения подобных инцидентов, рабби Лёв принял решение лишить свое творение жизни и замуровать его на чердаке Староновой синагоги, что и было исполнено.

На могилку рабби Лёва принято класть монеты. На надгробном камне лежит множество монет из разных стран. Положила свой рубль и я. Говорят, что это предоплата ученому-магу за исполнение желания, которое можно загадать тут же.

Стены кладбища испещрены небольшими надгробными плитами. Там замурованы тела детей, не достигших одного года. Это жертвы чумы. Чума была частым гостем в домах средневековой Европы. Виной тому дикая антисанитария, весьма натуралистично воссозданная в одном из интерактивных лондонских музеев. Грязь, вонь, нечистоты, крысы — эту картину я запомню надолго.

Не миновали эпидемии чумы и еврейское гетто. Но однажды произошло что-то странное. Постигшая гетто очередная чума поражала только детей, не касаясь взрослых. Стало ясно, что это божья кара, но вот за какой грех? Раввины собрались на совет, но так ни к чему и не пришли.

Вернувшись с совета поздно вечером, рабби Лёв лег спать, и ему приснился сон, будто к нему явился пророк Илия и велел ему нынче ночью идти на кладбище Бет-хаим, где он увидит маленьких детей, кружащихся в хороводе. Надо сорвать с одного ребенка саван. Проснувшись, раввин отправился на кладбище. Там действительно младенцы в белых одеждах, танцуя, летали между могил. С одного из них раввин сорвал покрывало и пошел домой. Через некоторое время малыш прилетел под окно рабби и стал просить вернуть ему одежду. Мол, на рассвете ему надо возвращаться в загробный мир, а без савана его туда не пустят. Тогда раввин поставил условие: если ребенок расскажет ему о причинах божьего гнева, он получит свою одежду. И ребенок промолвил, что в гетто живут две семьи, ведущие аморальный образ жизни. За это Господь наслал на Еврейский город чуму. Наутро рабби отдал приказ наказать развратников, и эпидемия тут же сошла на нет.

Надгробие Иегуды Лёва Бецалеля украшено барельефом с фигуркой льва, по его имени. А вообще на могилах каганов — священнослужителей, изображались кисти рук в благославляющем жесте — растопыренные пальцы, указательный вплотную к среднему, а мизинец вплотную к безымянному. Мне даже так не сделать, но я же не каган. А вот могилы левитов, помощников каганов, можно отличить по изображениям кувшинов или умывальников. Если на могильном камне высечена шишка или виноградная гроздь, это значит, что здесь похоронен достойный, благородный человек. Если высечена книга, значит это могила учителя, если ножницы — портного, скрипка — музыканта, ступа с пестиком — аптекаря.

Гид показала мне необычную могилу, на которой едва читается барельеф с изображением молодой красивой девушки. Как же я могла различить, что она молода и красива, если барельеф едва виден? А вот различила, настолько мастерски он был сделан: тонкий гибкий стан, длинные распущенные волосы — с такой фигурой девушка просто не может быть некрасивой. Так вот, здесь похоронена невеста, которая умерла накануне свадьбы. Какая трагическая судьба!

Выйдя за пределы кладбища с противоположной стороны, мы отправились в Клаусову синагогу. Эта синагога получила название от немецкого «Кlause», означающего «маленькое здание». Термином «клаусы» были обозначены три небольших здания, возведенные в 1573 году по приказу Мордехая Майзеля. Спустя 100 лет они сгорели в результате пагубного пожара в гетто, и на их месте в 1694 году построили современное здание Клаусовой синагоги. Сейчас здесь размещается экспозиция, посвященная еврейским традициям, обычаям и праздникам.

1 часть

Автор Люба Губова

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 31.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий