Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Чешская Республика >> Прага >> 4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 1


Забронируй отель в Праге по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

4 мгновенья. Прага. Жерар Депардье или не мешайте пиво с бехеровкой. Часть 1

Чешская РеспубликаПрага

Четыре мгновенья зимы.
Прага, февраль 2005.

Пруха, удача, везение, маза. Называйте, как хотите, но с самого начала у меня в этой поездке все шло, как по маслу. А когда речь идет о таком мистическом городе, как Прага, поневоле начинаешь прислушиваться к знакам судьбы. На этот раз она мне явно благоволила. Без проблем договорилась на работе насчет отгулов. Районный ОВИР не подвел, выдав загранпаспорт точно в назначенное время. Получив паспорт, я в тот же день оформила страховой полис для выезжающих за рубеж и приобрела тур в Чехию. Это был крайний срок подачи документов на нужную мне дату. Спустя 10 дней я уже сидела в самолете, вылетающем рейсом Санкт-Петербург — Прага.

2 февраля.

То, что Чехия ранее принадлежала к социалистическому лагерю, я почувствовала с первых минут пребывания на чешской земле. Отношение к людям, как к скоту — это вполне в совковом духе. Гид опоздала, правда, не на много, но зато потом мы минут сорок стояли в ожидании прибытия следующего самолета со второй частью группы. Водитель автобуса не помог мне погрузить чемодан, чем вверг меня в шок. Но больше всего меня удивил наш трансфер.

Группу из 45 человек развозили по отелям. Происходило это следующим образом. Автобус подъезжал к гостинице, часть туристов выходила, заселялась и возвращалась в автобус. Вся эта процедура занимала, как минимум, полчаса. Остальная группа просто ждала. И так в каждом отеле, которых на нашем пути было штуки 4—5. Причем нам повезло меньше всего: нас к тому же не поселили. Объяснялось все просто: отель наш небольшой, недорогой, расположен вблизи от центра, и, как следствие, всегда переполнен. Расчетный час в гостинице 12—00, два часа отводится на уборку помещений, итого, номера бывают готовы лишь к 14—00. Пришлось сдать вещи в камеру хранения.

Собственно говоря, на этом отрицательные эмоции закончились, но осадок остался. Было очевидно, что на нас дико сэкономили. Ни в одной стране мира я не оказывалась в подобной ситуации. Например, в Париже для нас сначала провели четырехчасовую обзорную экскурсию (чемоданы все это время находились в автобусе), а потом уже развезли всех по отелям. Здесь могли бы поступить точно так же. Ан, нет. Автобус надо как можно раньше освободить, чтобы потом его можно было использовать для другой экскурсии. Но, как поется в песне, «так уж бывает, так уж выходит, кто-то теряет, кто-то находит». Мы потеряли 3 часа драгоценного времени, а турфирма получила сверхприбыль. Однако все издержки первых часов были скомпенсированы исключительной добросовестностью нашего гида по имени Светлана, кладезя сказаний и легенд, экскурсии которой ежедневно украшали наш тур.

Покончив, наконец, с трансфером, Светлана отвела нас в обменный пункт с хорошим курсом (1$=22,7сk), после чего началась наша первая пешеходная экскурсия по Праге.

Чтобы немножко сориентироваться, скажу два слова о географии города. Прага, подобно Риму и Москве, раскинулась на семи холмах. С севера на юг город пересекает река Влтава, как бы разделяя его на две половинки. На левом берегу Старо Место, Ново Место и Вышеград, а на правом — Мала Страна, Градчаны и Пражский град. До 1784 года эти исторические районы представляли собой 6 независимых городов.

В настоящее время в Праге проживает 1 млн. 300 тыс. жителей, а всего население Чехии насчитывает 11 млн., 95 % из которых составляют чехи. Оставшиеся 5 % приходятся на небольшие еврейскую и цыганскую диаспоры, а также на эмигрантов.

Как же возникла Чехия? Давным-давно славянские племена обитали на территории современной Хорватии. Они постоянно воевали между собой, были раздираемы враждой и междоусобицами. И вот вождь одного из племен по имени Чех решил увести свой народ в другие земли. Долго-долго вел он людей, устало племя и попросило вождя об отдыхе. Они сделали привал у подножия горы Ржип. На рассвете, пока люди спали, Чех встал и забрался на высокую гору, чтобы обозреть окрестности. То, что ему открылось, поразило воображение вождя. Леса, полные дикого зверья и птицы, реки и озера, полные рыбы, плодородные земли. Понял Чех, что в этом изобильном краю племя никогда не будет голодать. Спустился Чех в лагерь и предложил племени осесть в этом месте. Вот только названия у этой земли не было. И решил народ назвать этот край в честь своего вождя — Чехия. Произошло все это на рубеже VII-VIII веков. А за тысячу лет до описываемых событий, примерно с VII по II век до н.э., здесь обитало кельтское племя боев. Отсюда немецкое название Чехии — Богемия. Позже римские легионы и племена даков вытеснили кельтов во Францию. Одновременно с кельтами здесь жили евреи, которые вместе с ними покинули этот край.

После смерти Чеха племя избрало своим вождем его брата Леха, но тот отказался, так как у него был свой народ — шляхтичи, поляки. Тогда вождем чехов был избран воевода Крок. У Крока было три дочери. Самая младшая его дочь по имени Либуше славилась своей красотой, добротой и мудростью. К тому же она обладала редким даром пророчицы. Когда Крок умер, народ избрал Либуше своей княгиней.

Как-то раз, гуляя по Вышеградскому холму, Либуше предрекла: «Я вижу сияющий город, слава которого возносится до небес». Она велела своим старейшинам идти в деревню Стадице. Там они увидят дом, на крыльце которого сидит крестьянин и тешет порог. В том месте должны они будут основать город и назвать его Прага в честь порога. Крестьянина того звали Пржемысл. Он женился на Либуше, став основателем княжеского рода Пржемысловичей. Скептики утверждают, что Пржемысл и молодая княгиня давно симпатизировали друг другу, и Либуше просто сфальсифицировала свое пророчество. Однако, как бы там ни было, город был заложен, и слава его, действительно, пережила века.

Но вернемся к экскурсии. Она проходила по Старому городу и называлась «Дорогой чешских королей». Нам предстояло повторить коронационный путь чешских монархов. Начали мы с площади Республики — окраины Старого города.

Первые поселения возникли здесь еще в Х веке. Позднее они получили статус города. Тогда же Старое место было обнесено мощными крепостными стенами. Они проходили как раз через нынешнюю площадь Республики. Сейчас от этих стен уже ничего не осталось. Даже надвратную башню по прозвищу Одрана снесли по причине ее ободранности, и вместо нее в 1475 году построили Новую башню, впоследствии названную Пороховой (Прашна брана) из-за того, что одно время ее использовали в качестве порохового склада. Первый камень в основание башни заложил король Владислав II Ягеллон.

Прашна брана построена в готическом стиле и украшена скульптурами чешских королей и святых покровителей. Несмотря на свой довольно мрачный темно-коричневый цвет и 65-метровую высоту, башня производит впечатление легкой и изящной постройки. Возможно, такой эффект достигается благодаря стрельчатой арке, служащей воротами. Получается, будто башня стоит на двух ногах. А может быть, виной тому ажурная неоготическая лепнина и островерхая долотообразная крыша в окружении четырех небольших шпилей.

Пороховая башня соединена небольшой крытой галереей с роскошным зданием, принадлежащим к абсолютно другой эпохе — с Общественным домом. Раньше на этом месте располагалась резиденция чешских монархов. Король Вацлав IV переехал сюда из Пражского града по соображениям собственной безопасности, и лишь сто лет спустя, при Владиславе II Ягеллоне, королевский двор вновь вернулся в Пражский град.

Общественный дом был построен в начале ХХ века в стиле Сецессион, или модерн. Светло-желтого цвета, с лепниной, статуями, коваными ажурными балконами, со стеклянным куполом, он имеет главное украшение — полукруглую мозаику с аллегорическим смыслом под названием «Слава Праги». В центре композиции на троне восседает женщина, символизирующая Прагу. Справа от нее на фоне льющейся воды стоит обнаженная дева. Это река Влтава. Слева — всадник на коне. Это святой Вацлав — покровитель Чехии. На переднем плане сидят люди. Это чешский народ.

Далее наш путь лежал по улице Целетна, являющейся одной из древнейших улиц в Праге. Большинство ее зданий стоят на романских и готических фундаментах. Миновав бывший фруктовый рынок, где сейчас продаются сувениры, мы вышли к Староместской ратуше — наверное, самому известному зданию Праги. Свою популярность ратуша приобрела благодаря часам Орлой, великолепному творению средневекового мастера Микулаша из Кадани и астронома Яна Шинделя. Трагическая история часовщика известна всем. Создав в 1410 году свое механическое чудо, маэстро Микулаш снова заперся в мастерской. Прошел слух, будто он работает над новыми часами, которые превзойдут по красоте и выдумке предыдущие. Городской совет не желал, чтобы чудо повторилось, и принял решение ослепить мастера. Оскорбленный и обманутый часовщик, собрав последние силы, пришел в башню ратуши и сломал свой шедевр. Лишь, спустя несколько десятилетий, часы удалось починить.

Часы не простые, а астрономические. Центральную часть в них занимают два круга, показывающие движение Солнца и Луны относительно знаков Зодиака. При этом Земля расположена в центре циферблата, и Солнце вращается вокруг нее — в соответствии со средневековыми представлениями. Римскими цифрами обозначено реальное время, а арабскими — чешское время от восхода до заката Солнца.

В XIX веке под часами на здании ратуши была помещена календарная доска, расписанная Йозефом Манесом. На ней изображены знаки зодиака и сельскохозяйственные работы, проводимые в соответствующий период.

По обе стороны от часов Орлой установлены символические фигуры, которые раз в час приходят в движение. Скелет, символизирующий смерть, звонит в колокольчик, намекая на то, что час пробил. Стоящий рядом с ним турок, олицетворяющий Османскую империю, покорившую в XV веке Балканские страны, отрицательно качает головой — он не хочет умирать. Скупой стучит палкой и трясет мошной — когда есть деньги, смерть не страшна. А тщеславный глядится в зеркало — он занят только собой и не обращает внимания ни на что вокруг. Фигуры, стоящие по обе стороны от календарной доски, не двигаются. Это Архангел Михаил и поднятым мечом и три языческих волхва.

Кроме того, вверху над часами имеются окошечки, которые раз в час распахиваются, и в них по очереди появляются 12 апостолов. Я смогла точно идентифицировать лишь одного — апостола Петра с огромным ключом в руках. То, что апостолы находятся выше волхвов, символизирует победу христианства над язычеством.

Представление длится всего 20 секунд под перезвон курантов. Завершает шоу крик петуха, сидящего выше всех, и часы бьют очередной час. Мы пришли на Староместскую площадь без трех минут двенадцать. То есть как раз к началу шоу. Я заметила, что фигурки кто-то невидимый дергает за веревочки, словно марионеток. Пару лет назад скелет ко всему прочему еще и устрашающе щелкал челюстью. Но однажды в его раскрытую пасть залетел воробушек и целый час просидел в западне. Тут же сбежались журналисты, приехало телевидение. В общем, это событие получило широкий общественный резонанс, в результате чего было принято решение сделать челюсть скелета неподвижной.

Почти каждое здание на Староместской площади, да и не только на ней, таит в себе легенду. Кроме знаменитой башни с часами ратуша известна своим дворцом бракосочетания, действующим и по сей день. А вот другое здание, примыкающее к башне, почти полностью было разрушено в мае 1945 года при освобождении Праги от фашистов. Из семи стрельчатых арок уцелела всего одна. Здание решили не восстанавливать в память об этих героических днях.

Староместская площадь огромна. После узеньких и тесных средневековых улочек неожиданно оказываешься на необъятном просторе, вымощенном мозаичным базальтом, в обрамлении великолепных церквей и разностильных зданий. Раньше здесь находился рынок, куда стекались торговцы со всей страны. Двор, где купцы ночевали, был обнесен забором, по-чешски тыном. Поэтому и храм, построенный тут в 1380 году, носит имя Девы Марии перед Тыном. Тынский собор, несомненно, является архитектурной доминантой на площади, хотя и стоит позади нее, за домами. Взору открыты лишь две взметнувшиеся в небо башни, одна чуть ниже и тоньше другой, называемые Адам и Ева. Башенки увенчаны остроконечными шпилями, которые в свою очередь окружены восемью шпилями поменьше. Лично у меня этот храм вызвал ассоциации со сказочным замком, настолько он очарователен.

Зубчатый треугольный готический фронтон между башнями собора украшен золотым изображением Девы Марии. Но так было не всегда. Во времена гуситских войн собор стал главным храмом протестантов, и они водрузили на фронтон свой символ — золотую чашу. Но эту чашу облюбовали аисты и свили там гнездо. Своих птенцов аисты кормили червяками, лягушками, змеями. Иногда этот живой корм вываливался из гнезда и падал на головы прихожан. Тогда чашу сняли и на ее место поместили деревянный щит, а после победы Габсбургов в битве при Белой горе из этой чаши отлили образ Богоматери.

Кто же такие гуситы, и почему их символом была чаша? Для ответа на этот вопрос необходимо совершить небольшой экскурс в историю. На детях гениев природа отдыхает — гласит пословица. Насколько образованным и деятельным человеком был Карл IV, настолько его сын Вацлав IV был слабовольным и безынициативным. Активный отец так задергал мальчика в детстве, что, повзрослев, он потерял интерес ко всему окружающему. За это он получил прозвище Ленивого короля. Почувствовав отсутствие сильной руки, подданные мгновенно распоясались. Знать и духовенство погрязли в разврате, а низы взбунтовались.

А началось все с того, что в 1402 году образованнейший человек, ректор университета Ян Гус публично обличил пороки католической церкви. В частности, он считал несправедливой привилегию священнослужителей причащаться «под двумя видами», т.е. и хлебом, и вином, где хлеб олицетворяет тело Христово, а вино — его кровь. При этом мирянам была дозволена евхаристия только хлебом. Ян Гус боролся за отмену такой дискриминации, т. е. за право «причащения кровью» для всех. Поэтому символом гуситов стала чаша. Духовенство долго терпело пламенные проповеди Яна Гуса, но через 13 лет оно все же не выдержало. Яна Гуса арестовали и приговорили к высшей мере наказания. Его сожгли на костре 1415 году в швейцарском городе Констанца.

Казнь проповедника вызвала волну протеста у народных масс, вылившуюся в общенациональное восстание. Революция под предводительством Яна Жижки и Прокопа Голого продолжалась до 1437 года. Гуситы победили, добившись равных прав с католиками и получив право причащаться под обоими видами. Избранный в 1458 году, король Иржи из Подебрад, протестант, попытался положить конец гражданской войне и религиозному противостоянию. Сходную политику проводили короли польской династии Ягеллонов и первые Габсбурги.

Страна начала возрождаться, однако власть имущие католики не были до конца толерантны к гуситам. Недовольство масс росло, и в 1618 году вылилось во вторую пражскую дефенестрацию (о первой и третьей будет рассказано ниже). Из окон королевского дворца в Пражском Граде 27 богемских дворян выбросили двоих католических советников и секретаря императора. Жертвы дефенестрации остались в живых благодаря тому, что упали в кучу навоза. Этот инцидент развязал руки Габсбургам. Они вступили в открытое противостояние с гуситами и одержали победу в решающей битве при Белой горе в 1620 году. А в 1621 году 27 мятежных вождей были казнены на Староместской площади. В память о них на мостовой перед Ратушей выложено 27 крестов. С победой Габсбургов для Чехии началась темная эпоха, продлившаяся вплоть до 1918 года. Чешский язык отошел на второй план, уступив место немецкому. Все ключевые государственные посты также доставались немцам и австрийцам. Официальной религией в стране стало католичество. «Триста лет неволи, двадцать лет свободы», — писала о Чехии Марина Цветаева в 1938 году. За то недолгое время, что она провела здесь, поэтесса успела полюбить эту страну и посвятила ей немало стихов.

Однако вернемся на Староместскую площадь. Перед Тынским храмом выстроились в ряд три исторических здания. Это школа искусств, дом «У звону» и дворец Гольц-Кинских. В школе искусств учился Франц Кафка. Дом «У звону» получил свое название благодаря каменному колоколу на углу. Некоторое время здесь жил король Карл IV, вернувшийся в Прагу в 1333 году. Дворец Гольц-Кинских раньше принадлежал Гольцам. После смерти хозяина вдова продала дом Кинскому. Голливудская звезда Настасья Кински происходит из этой семьи. Во время войны Кинский сотрудничал с фашистами, поэтому по закону реституции, принятому чешским правительством, ему ничего не вернули. Он подал в суд, проиграл, но собирается судиться и дальше. Уж больно лакомым кусочком представляется этот дворец, расположенный в самом сердце Праги.

В западной части Староместской площади стоит памятник Яну Гусу. Он представляет собой позеленевшую от времени скульптурную композицию. Недалеко от памятника проходит Пражский меридиан, от которого в средние века чехи отсчитывали все расстояния. Если встать на меридиан обеими ногами, можно загадать желание.

Белая оштукатуренная церковь в углу площади — это собор святого Микулаша. Русский император Николай II, будучи в Праге, даровал этому храму хрустальную люстру, изготовленную богемскими мастерами. Позже я зашла внутрь собора. Люстра не произвела на меня особого впечатления: огромное кольцо серебристого металла с хрустальными подвесками. Я ожидала чего-то более пышного. Удивило другое — алтарь украшал белый барашек, не то из фарфора, не то из воска. Естественно, мне известно, что Христа сравнивают со священным агнцем, который пожертвовал собой, искупив своей кровью грехи человечества. Но чтобы образ агнца помещался в главной части храма — подобное я вижу впервые, хотя мне приходилось бывать во многих католических и протестантских соборах. Потом я поняла, что в Праге почитание образа агнца весьма и весьма распространено.

Еще одно здание, обращающее на себя внимание — это Шторховский дом. Его архитектура вобрала в себя четыре стиля. Подвал остался со времен романской эпохи. Из-за частых наводнений, затапливающих город, центральную часть Праги подняли на 2 метра, поэтому многие постройки романского периода оказались под землей. Эркер с каменной кружевной башенкой сделан в готическом стиле. Великолепная фреска в рыжеватых тонах, изображающая святого Вацлава на коне — в стиле ренессанс. А верхняя часть здания выполнена в стиле барокко.

Пришло время идти на обед — ресторан для нас был заказан на 13—30. Он находился невдалеке от Староместской площади. Нашей многочисленной группе отвели целый зал с двумя рядами небольших столиков. Я села за крайний стол, и ко мне присоединилась пара очень милых интеллигентных людей среднего возраста, на которых я обратила внимание еще в аэропорту. Позже выяснилось, что со столиком мы явно не угадали, так как нас постоянно обслуживали последними. Сначала я этого не знала и несколько раз выказывала нетерпение официантке, требуя своего пива. Наконец, принесли «Крушовице» — не очень светлое, и не темное, но вкусное и пьется легко. То ли мне пить очень хотелось, то ли пиво, действительно, хорошее, но со своим стаканом я справилась достаточно быстро, что для меня не характерно — я вообще-то не особая любительница пива. Сегодня я впервые пробовала национальную чешскую кухню: луковый суп и свинина с тушеной капустой и кнедликами. Да, к супу подали очень ароматный хлеб с тмином и другими специями. Ко второму хлеб был не уместен, так как его полностью заменяли кнедлики — тот же хлеб, но без корочки, размягченный, вымоченный в молоке. Лично мне кнедлики понравились. После в ресторанах я всегда их заказывала. Особенно полюбились мне картофельные кнедлики — они особенно хороши как гарнир к мясу.

Закончив трапезу, мы вновь вернулись на Староместскую площадь, чтобы продолжить прерванную экскурсию. Площадь окружают 30 зданий, и каждое из них достойно упоминания. На этот раз мы остановились возле дома «У минуты», фасад которого богато декорирован в стиле сграффито. Этот стиль широко распространен в Праге. Технология его такова: стена покрывается двумя слоями штукатурки контрастных цветов, после чего верхний слой процарапывается, обнажая нижний другого цвета. Дом «У минуты» украшен картинами на мифологические сюжеты. Некогда здесь располагалась табачная лавка, и покупатели заходили сюда на минутку покурить. Отсюда и название. Кроме того, в этом здании жила семья Франца Кафки. Близко ему было в школу ходить.

Практически каждый дом в центре Праги имеет свой домовой знак — какую-нибудь скульптуру, барельеф или фреску, по которым его можно отличить. Раньше даже в адресной части письма вместо улицы и номера дома указывали название здания, например, «Дом у звону» или «Дом у минуты». Далее по Карловой улице нам встретились «Дом у двух золотых звезд», «Дом у золотой лилии», «Дом у белого жеребенка» и т.д.

Извилистая Карлова улица ведет на знаменитый Карлов мост. По этой улице король Карл IV ежедневно ездил из «дома» на «работу» — в Пражский град. Это было в тот достаточно недолгий период времени, когда король квартировал в «Доме у звону». Тем не менее, иметь фасад, выходящий на Карлову улицу, было очень престижно, но и дорого. Владельцы таких домов должны были платить в казну повышенный налог, причем тем больше, чем большее количество окон смотрело на Карлову улицу. Отсюда можно сделать вывод, что «Дом у двух золотых звезд» — вытянутое здание голубой штукатурки — принадлежал очень состоятельному человеку.

Буквально в двух шагах от Староместской площади раскинулась маленькая и уютная площадь Мале. Главной достопримечательностью здесь является «Дом у Ротта», изумительно расписанный фресками в багряных тонах. Ротт, хозяин металлургической фирмы, выступал спонсором строительства этого здания в 1890 году. На первом этаже он разместил жестяную лавку. Фрески служили чисто рекламным целям, изображая аллегории ремесел и сельскохозяйственных работ, где использовался продающийся в лавке хозяйственный инвентарь. Посреди площади находится очень красивый фонтан, фактически колонка, окруженный ажурной решеткой в стиле ренессанс.

Мы продвигались все дальше, и дальше по Карловой улице. Она петляла, то расширяясь, то сужаясь. Вдоль нее выстроились магазинчики: богемское стекло, чешский гранат — все то, чем издавна славится Чехия. Помните у Цветаевой: «…жаркий, как гранат, чистый, как хрусталь». И еще, конечно же, всемирно известное чешское пиво. Но какое пиво без пивных кружек. Они здесь представлены в изобилии на любой вкус.

В том месте, где улица расширилась, мы вновь остановились. Во-первых, с балкона дома № 22 на нас сверху взирала родоначальница рода Пржемысловичей княгиня Либуше, изваянная в стиле барокко.

Во-вторых, гид обратила наше внимание на розоватое здание на углу — «Дом у золотого колодца». История его такова. Когда-то внутри этого дома находился колодец. Однажды молодая девушка пошла за водой и упала в него. Девушка закричала, стала звать на помощь. Ее, конечно, вытащили, но для этого пришлось сломать часть колодца. Видимо, девица была в теле. Но не в этом суть. Внутри одной из стен колодца оказался замурованным клад золотых монет. Вероятно, находку забрал себе владелец дома, потому что после этого случая дом стал объектом пристального внимания криминальных элементов. Однажды в дом забрались воры и убили хозяина. Но души тех, кто принял насильственную смерть, долго мучаются и не могут найти успокоения. Именно так произошло и с душой хозяина дома. Его приведение до сих пор ровно в полночь является на место преступления. Сейчас в этом здании размещается отель. Интересно, с постояльцев взимают дополнительную плату за привидение?

Фасад «Дома у золотого колодца» богато декорирован скульптурами святых. Здесь и Розалия, и Игнаций, и Франциск Ксаверский, и Себастьян, и Рох, защищающий от чумы, и, конечно же, покровители Чехии — святой Вацлав и Ян Непомуцкий. В центре композиции — золотая Дева Мария Болеславская, которую венчают короной ангелы.

Напротив «Дома у золотого колодца» расположилось кафе «У гада». Такое экзотическое название заведение приобрело, благодаря изображению змеи на стене здания, где оно находится. Змея по-чешски — это «гад». Об этом кафе также сложена легенда. В XVIII веке в Прагу эмигрировал предприимчивый армянин по фамилии Дамаян. В «Доме у гада» он открыл первое в Праге кафе, где стал варить настоящий армянский кофе. Но в те времена кофе еще не получил столь широкого распространения, как сейчас. Его не умели хорошо готовить и пили с солью, перцем и прочими специями. Получалась редкостная гадость, поэтому любителей этого напитка можно было во всей Европе пересчитать по пальцам. Кафе Дамаяна пустовало, не принося никакой прибыли. Но хитрый армянин не спешил сворачивать свой бизнес. Наоборот, он открыл второе кафе на противоположном берегу Влтавы под названием «Три страуса» и начал рекламную компанию.Дамаян ходил взад-вперед по Карлову мосту и угощал всех проходящих и проезжающих своим потрясающим горячим кофе, приглашая заглянуть в кафе на том или ином берегу, в зависимости от того, куда держал путь данный индивидуум. Рекламная акция быстро сработала, и оба кафе начали пользоваться успехом, популяризируя, в свою очередь, и дивный напиток — кофе.

Слово за слово, мы вышли на набережную Влтавы. Вход на Карлов мост предваряет мостовая башня. Этот готический шедевр создал в 1380 году любимый архитектор Карла IV Петр Парлерж, автор многих сооружений в Праге. Башня украшена гербами чешских земель и статуями Карла IV, его сына Вацлава IV и святого Вита — покровителя моста. По образу и подобию этой башни была спроектирована Прашна Брана на площади Республики.

Перед башней в небольшом скверике мы увидели памятник Карлу IV. Король держит в руках свиток — верительную грамоту университета, который он основал. Постамент окружен фигурами четырех женщин по количеству факультетов в Карловом университете: юридический, медицинский, артистический и теософский. Шутники утверждают, что эти четыре женщины олицетворяют не факультеты, а жен Карла IV, которых тоже было четыре.

Как я уже говорила, Карл IV был очень деятельным человеком. Он многое сделал для Чехии вообще и для Праги в частности. Помимо того, что он основал Пражский университет — первый в восточной Европе, по его указу были построены Карлов мост, собор святого Вита, Новое Место, Голодная стена, также он впервые открыл горячие источники Карловых Вар. Поскольку Карл IV являлся императором Священной Римской империи, он сделал Прагу столицей всего католического мира. При нем Прага стала третьим по значимости городом после Рима и Константинополя. Представляете, какие деньги здесь крутились в этот период?

Итак, пройдя под аркой мостовой башни, мы оказались на Карловой мосту и словно попали в галерею искусств — по обе стороны от нас высились статуи. На мосту меня посетило какое-то странное ощущение нереальности происходящего, оторванности от времени, как будто все это происходит не со мной. Представьте себе, хмурый зимний день близится к завершению, свинцовая Влтава пенится у порогов, а по обоим ее берегам, сколько хватает глаз — купола, шпили, башни… И старый готический мост, прочный и надежный, переживший века, пожары и наводнения, в обрамлении изящных барочных статуй, почерневших от времени, но от этого не менее прекрасных.

Всего на Карловом мосту установлено 30 скульптур. Долгое время Карлов мост служил единственной переправой через Влтаву. Поэтому он проектировался так, чтоб на нем спокойно могли разъехаться две встречные кареты — 9,5 метров в ширину. Длина моста составляет полкилометра.

Влтава — река с характером. Она никогда не баловала пражан, время от времени выходя из берегов и затопляя все вокруг. Единственный мост, сначала в деревянном, а потом и в каменном исполнении, постоянно разрушался под натиском стихии, и его приходилось все время восстанавливать.

Великий стратег и градостроитель Карл IV приказал построить каменный мост, да такой, чтоб ему было не страшно ни одно наводнение. Это ответственное дело он поручил 27-летнему архитектору Петру Парлержу. Тот долго искал состав скрепляющего раствора, способного удержать камни моста перед напором непокорной Влтавы, и, в конце концов, принял решение замешивать раствор на яичном белке. Был брошен клич по всему королевству, и со всей Чехии начали стекаться куриные яйца. Кое-кто недопонял и прислал вареные яйца, но они тоже пошли в дело — на завтрак рабочим.

Карл IV самолично заложил первый камень в основание моста. Произошло это 9 июля 1357 года в 5 часов 31 минуту. Эта дата магическая. Во-первых, она читается как слева направо, так и справа налево: 1357 9 7 5 31. А во-вторых, в этот день Солнце совпало с Сатурном, что по астрологическим прогнозам сулило благоприятный исход любого начинания.

Возведение моста продолжалось более 50 лет. Однажды во время строительства мост чуть было не разрушило наводнение. Архитектор очень испугался за свое творение и призвал на помощь все силы природы, чтобы они спасли мост. Его молитву услыхал дьявол. Он предложил архитектору сделку. Мост будет стоять вечно, но взамен дьявол заберет душу первого пересекшего мост живого существа. Сделка состоялась. И вот мост построен, близится торжественный момент открытия. Перед мостом многолюдно, оживленно, играет музыка, повсюду царит веселье. И вдруг происходит страшное, понятное лишь одному единственному человеку — создателю моста. Архитектор видит, что его маленький внук сломя голову мчится к мосту. Решение пришло мгновенно. Архитектор схватил гуляющего рядом петуха и бросился наперерез ребенку. В каком-то полуметре от моста ему удалось остановить малыша и пустить на мост петуха.

Любопытно, что в этой легенде имеется в виду явно не Петр Парлерж (1330—1399). За время строительства моста он успел состариться и умереть, так и не увидев свое творение в окончательном варианте. Тогда кто же заключил сделку с дьяволом? Он или его преемник? Это загадка. Душу петуха, кстати, тоже жалко. Вдруг это реинкарнация какого-нибудь грешника.

О мостовых скульптурах можно рассказывать очень долго. Светлана сказала, что если говорить о каждой из них хотя бы несколько минут, экскурсия только по одному Карлову мосту займет 3 часа. Мы уже порядком замерзли и устали, поэтому при всем своем желании не могли себе позволить роскошь прослушивания легенд о каждой статуе. Но с некоторыми мостовыми фигурами мы все-таки познакомились.

Вот бронзовая скульптура «Голгофа», изображающая Христа на кресте. Расположенные полукругом, на ней сверкают золотом еврейские письмена. Однажды проезжающий мимо еврей насмешливо отозвался о распятии. В наказание христиане заставили его изготовить надпись на иврите из чистого золота с оскорбительным для евреев содержанием: «Святой, святой, святой Бог». Ведь известно, что евреи исповедуют единобожие, почитая Бога Отца. Христа же они признают всего лишь пророком. «Голгофа» была установлена лишь в 1657 году. А до этого здесь находился простой деревянный крест. Напротив него, в мостовом выступе, производились казни. Прежде чем лишиться головы, осужденный вставал на колени перед крестом и в последний раз молился.

Следующая статуя изображает худого человека, голову которого окружает нимб из пяти звезд. Это Ян Непомуцкий — святой великомученик, который при жизни был священником, духовником жены Вацлава IV. Однажды король Вацлав IV, заподозрив супругу в измене, потребовал у ее духовника раскрыть тайну исповеди. Но Ян Непомуцкий отказался это сделать. Король разозлился и приказал сбросить священника во Влтаву с Карлова моста. В том месте, где он утонул, на воде появилось пять звездочек. С неверной супругой Вацлав IV поступил еще более жестоко — ее растерзали собаки. Подножие статуи украшают барельефы, иллюстрирующие сцены гибели святого и королевы. Оба барельефа отполированы до блеска. Существует поверье, что, если подержаться за фигурку Яна Непомуцкого, которого сбрасывают с моста, и загадать нематериальное желание, оно обязательно сбудется. А если мужчина дотронется до фигурки собаки, то он узнает самые сокровенные тайны своей жены. Рядом со статуей в перила моста вмонтирован металлический крест в окружении пяти звезд. Так обозначено место, с которого был сброшен в воду Ян Непомуцкий. Если расположить пальцы руки на пяти звездочках, можно снова загадать желание.

Любопытно, что приказ умертвить Яна Непомуцкого отдал Ленивый король Вацлав IV, при попустительстве которого начались гуситские войны. Может быть, долгие годы народной смуты и 300 лет пребывания под германским игом — это наказание за невинно убиенного святого человека? И ведь, заметьте, такая участь была уготована любой стране, где совершались подобные злодеяния. Израиль был стерт с лица земли, а то, что ныне искусственно создано, уже более полувека непрерывно колбасит от войн и терактов. И это плата за убийство Христа. В Римской империи было зверски уничтожено множество христиан, впоследствии канонизированных в святые. Где сейчас эта могущественная держава? А языческий Рим, словно в насмешку, стал теперь оплотом мирового христианства. Россия тоже была наказана и расплачивается до сих пор за цареубийство и за масштабные репрессии сталинского времени.

Еще одна скульптурная композиция, заслуживающая внимания, изображает святую Людмилу, обучающую чтению своего внука, святого Вацлава. Княгиня Людмила и ее супруг князь Борживой первыми из чехов приняли христианство. Их крестил сам Мефодий, прибывший из Греции вместе со своим братом Кириллом в 864 году, чтобы обратить славян в христианство. Как известно, эти легендарные братья-монахи изобрели славянскую письменность, нашу родную азбуку. После смерти Борживоя в 894 году к власти пришел сначала его старший сын Спытигнев, а затем младший — Вратислав. Вратислав и его жена Драгомира являлись родителями святого Вацлава и его брата Болеслава.

Драгомира была язычницей. Она жаждала власти и ненавидела христиан. Говорят, она приложила руку к смерти своего мужа Вратислава и стала править на пару со своей свекровью, Людмилой. Но злая язычница хотела единоличной власти. Она приказала убить свекровь. Людмилу задушили ее собственным шарфом во время молитвы. Тем временем сын Драгомиры, Вацлав, подрос и взял власть в свои руки. Это был добрый, мудрый и справедливый правитель. Всю свою энергию он обратил на насаждение христианства в стране. Однажды в честном бою с германским королем Генрихом I по прозвищу Птицелов Вацлав добыл для пражской церкви святые мощи. Однако после этого он каким-то образом попал в зависимость от немецкого короля и был вынужден ежегодно выплачивать ему дань. Воспользовавшись этим, Драгомира подговорила другого своего сына Болеслава убить брата. Тот, пригласив Вацлава на мнимые крестины, накинулся на него с ножом. Вацлав был сильнее Болеслава и легко бы справился с ним. Однако, будучи христианином, он не мог совершить братоубийство и просто оттолкнул Болеслава, желая спрятаться в церкви. Однако на пороге церкви его настигли двое убийц и пронзили копьем. Раскаявшийся Болеслав объявил Вацлава святым великомучеником и назначил его покровителем Чехии. Вот такая страшная история. А произошла она 935 году.

Ближе к Малой Стране размещена скульптурная композиция, называемая «Пражский турок». Центральное место в ней занимает турок, охраняющий зарешеченную темницу, в которой томятся христиане, взятые в плен османами. Вокруг — христианские святые, прославившиеся тем, что выкупали славян из турецкого плена. Это святой Иоанн из Мате, святой Феликс Валуа и святой Иван-отшельник. Об этой скульптурной группе нам рассказали легенду не столь древнюю. Пару лет назад перед Рождеством в русской эмигрантской газете появилась утка. В ней говорилось, что если в сочельник принести Пражскому турку еду, водку и другие дары, то можно весь будущий год безнаказанно не платить налоги. Естественно, газету на русском читают одни русские. То ли вдали от родины они стали чересчур суеверными, то ли столь сильно было нежелание платить налоги, но к Пражскому турку в канун Рождества началось настоящее паломничество. Водкой и закуской было заставлено все, что только можно: и подножие монумента, и парапеты моста — на радость пражским бомжам.

Бледно-лицый
Страж над плеском века -
Рыцарь, рыцарь,
Стерегущий реку.

Эти строки Марина Цветаева посвятила изваянию рыцаря Брюнсвика под Карловым мостом. Цветаева очень любила эту скульптуру, считая, что рыцарь похож на нее лицом. Постамент статуи вырастает непосредственно из воды Влтавы. Говорят, что здесь самая энергетически мощная точка в Праге — через пьедестал устремляется в космос могучий поток энергии, видимый даже невооруженным глазом. К сожалению, в дни моего пребывания в Праге как раз вокруг рыцаря велись какие-то строительные или реставрационные работы. К мосту нагнали всякой техники, установленной на баржи. Из-за этой суеты мне не удалось увидеть и прочувствовать чудесную энергетику, излучаемую рыцарем.

Рыцарь Брюнсвик — легендарный герой чешского народа и покровитель Праги. Имя его овеяно множеством преданий и необычайных приключений наподобие британского короля Артура. Некоторые исследователи отождествляют Брюнсвика с князем Пржемыслом II.

По легенде на третий год своего правления Брюнсвик снарядил дружину и отправился завоевывать право изображать льва на своем гербе. Дойдя до моря, дружинники построили корабль и пустились в плавание. Однажды ночью их внимание привлекло желтоватое сияние. То была волшебная Янтарная гора, расположенная на острове. Эта гора манила к себе путешественников и оставляла у себя навсегда. Околдовала она и дружину Брюнсвика. Все ратники умерли с голода. Только Брюнсвик выжил, завернувшись в конскую шкуру. Раз в год на остров прилетала птица Ног. Она схватила Брюнсвика и унесла в свое гнездо, откуда рыцарю удалось бежать. Брюнсвик оказался в лесу и не знал, куда идти. Вдруг он услышал дикий рев — это дрались лев и дракон. Вспомнив о цели своего похода, Брюнсвик кинулся на защиту льва. Вместе они одолели дракона. С тех пор лев стал преданным другом Брюнсвика и везде следовал за ним.

Странствуя, они очутились на Карбункульной горе — в фантастическом царстве короля Олибриуса. Король и его придворные выглядели очень необычно: кто с глазами на затылке, кто со звериными головами, кто красного, кто зеленого цвета, кто громадного роста, а кто крошечный, словно гном. Король попросил Брюнсвика освободить его дочь Африку, похищенную драконом Василиском. Когда рыцарь сделал это, король захотел, чтобы Брюнсвик женился на Африке. Пришлось рыцарю и здесь подчиниться. Однажды, гуляя по замку, Брюнсвик обнаружил одну комнатку. Там стоял стол, а на столе лежал волшебный меч. Рыцарь подменил мечи, положив на стол вместо волшебного меча свой собственный. Обманом он выведал у Африки магическое заклинание для обращения с мечом и тут же пустил его в ход, приказав снести головы королю, его дочери и всем придворным. После этого Брюнсвик со своим верным львом вернулся домой и стал править чешским княжеством. А изображение белого льва на красном фоне теперь по праву заняло свое место на чешском гербе.

Говорят, что волшебный меч Брюнсвика замурован в одной из опор Карлова моста. Долгое время статуя стояла без меча, с копьем. Считалось, что когда в руках рыцаря окажется меч, Чехия сбросит с себя гнет порабощения и обретет свободу. Все это время Чехии и, правда, не везло. Она находилась то под Габсбургами, то под фашистами, то под СССР. Но однажды утром после выборов президента Вацлава Гавела пражане увидели в руках у Брюнсвика золотой меч. Журналисты тут же осветили это чудесное событие в прессе, сразу вспомнив древнюю легенду, и объявили, что теперь Чехия, наконец, свободна. Что тут скажешь… Ай да Гавел, ай да сукин сын. Настоящий интеллигент, знающий народный эпос и сумевший обратить даже миф себе на пользу. Достойный ход достойного человека.

Вацлав Гавел происходит из весьма небедного рода. Например, его дедушке принадлежал один из пассажей на Вацлавской площади с концертным залом, кинотеатром и множеством магазинов и ресторанов внутри. По закону реституции этот пассаж в числе прочего был возвращен семье Гавелов. Сам Вацлав Гавел, драматург по специальности, много лет был диссидентом, боролся с коммунистическим режимом, сидел в тюрьме. С одной стороны, скажете вы, конечно, можно посвятить себя политической борьбе, когда у тебя на счету в иностранных банках такие средства. Но с другой стороны, именно такие люди и должны, на мой взгляд, заниматься большой политикой. Во-первых, тот, чья семья смогла построить свою маленькую финансовую империю, знает пути, как построить ее для всего народа. Во-вторых, богатый человек не в первом поколении, придя к власти, не будет воровать все, что можно, обеспечивая нормальный уровень жизни себе и своей семье, а, прежде всего, задумается о процветании страны.

Последние пролеты Карлова моста проходили не над водой, а над островом Кампа. Один из домиков с балкончиком на последнем этаже также заслуживает нашего внимания. Он называется «Дом Анны». Как я уже говорила, Влтава — река с непростым нравом. Как ее ни усмиряли мудрые инженеры, возводя искусственные плотины с порогами и шлюзами, все равно время от времени эта гордая красавица выходила из повиновения. Последнее крупное наводнение случилось совсем недавно — в 2002 году. Тогда вода затопила множество исторических зданий. В результате этого стихийного бедствия погиб слон из зоопарка. Бедное животное смыл нахлынувший поток воды и нес вниз по течению. Люди пытались помочь, но ничего не получилось — слон утонул.

Предыдущее наводнение соизмеримого масштаба произошло ровно 110 лет назад, в 1892 году. Влтава пришла тогда на Староместскую площадь. До сих пор на многих зданиях начертаны отметки, докуда доходила вода. Естественно, остров Кампа при этом был полностью затоплен. Вода поднялась до балкона последнего этажа дома, где жила женщина по имени Анна. В те страшные дни наводнения Анна вышла на свой балкон и увидела, как мимо проплывает икона с изображением Богоматери. Перегнувшись через перила, Анна поймала эту икону и стала молиться, чтобы вода спала. И действительно, через несколько часов наводнение пошло на убыль — Бог услышал молитву. В благодарность за чудо Анна повесила икону над своим балконом и зажгла возле нее лампадку, в которой всегда поддерживался огонь. Лампадка светит и по сей день, правда, сейчас там электрическая лампочка.

Остров Кампа отделен от Малой страны небольшим каналом под названием Чертовка. Набережная Чертовки очень живописна. Дома вдоль канала вырастают прямо из воды, как в Венеции. Не случайно это место прозвано Пражской Венецией. На Чертовке сохранилась старинная водяная мельница. А свое странное название Чертовка получила благодаря одной прачке. Издавна женщины облюбовали себе этот канал для стирки белья. Все бы было хорошо, если бы ни одна скандальная особа. Не обходилось ни одного дня, чтобы она с кем-нибудь не поругалась или не подралась. Женщины прозвали ее Чертовкой. Однажды Чертовка заказала одному художнику расписать свой дом, попросив изобразить на нем семерых чертей. Художник нарисовал шесть чертей, а когда Чертовка спросила, где седьмой, он ответил, что седьмой — это она сама. Но Чертовка и тут оказалась верна себе — она заплатила художнику меньше денег из-за недостающего черта.

В одном из зданий над Чертовкой приютилось кафе под названием «Морг» — там раньше был морг. Меню тоже под стать: например, мороженое «Зеленый труп» и т.п. А неподалеку расположилось кафе «Три страуса», то самое, которое открыл предприимчивый Дамаян. А еще раньше здесь находилась лавка страусовых перьев, отсюда и рисованные птицы, украшающие фасад здания.

Через Малостранскую мостовую арку, расположенную между двумя башнями, мы покинули Карлов мост. Об этих башнях тоже хочется сказать два слова. Та, что повыше, является копией Староместской мостовой башни Парлержа, через арку которой мы вошли на Карлов мост на противоположном берегу Влтавы. Та башня, что пониже, была построена на месте романского укрепления Х века. Именно тогда на территории Малой Страны появились первые поселения. Наша экскурсия подошла к концу.

Времени было 15—00. До темноты оставалось совсем немного. Поддавшись истерии первого дня, когда хочется объять необъятное, хотя бы поверхностно осмотрев весь город, я двинулась в Малу Страну. Миновав мостовую арку, я оказалась на очаровательной улочке Мостецка. И вновь я испытала чувство, будто попала в сказку. Башенки, старинные дома — все это выглядело каким-то игрушечным, напоминая театральные декорации. Пожалуй, этот пятачок стал моим любимым местом в Праге. Здесь царила особая непередаваемая атмосфера: толпы туристов, множество магазинов, ресторанов — жизнь кипела. Я шла вперед и с нетерпением ждала встречи со знаменитой Малостранской площадью. Но романтического свидания не получилось — площадь оказалась крупной транспортной развязкой. Расслабленные лица туристов куда-то вдруг испарились, сменившись угрюмыми лицами стоящих на остановке пражан.

Моей целью сегодня было посещение собора святого Микулаша. Он издалека манил своим огромным зеленым куполом и возвышающейся рядом колокольней с часами. К тому же мне было известно, что внутреннее убранство собора — это шедевр барокко. С трудом перейдя площадь, я подошла к храму, но входа нигде не было видно. Итальянская пара, испытывавшая те же затруднения, что и я, обратилась к прохожему, и тот подсказал, что надо обойти собор вокруг. Вслед за итальянцами я отправилась вверх по улице вдоль глухой стены храма. Когда я дошла до угла, моему взору открылась совсем другая картина — спокойная тихая абсолютно безлюдная площадь, мощеная брусчаткой. Это была верхняя часть той же Малостранской намести — собор делит площадь на две половинки. Здесь атмосфера располагала к восприятию прекрасного, и я заметила обрамляющие площадь красивые здания, фасад церкви святого Микулаша и очаровательный фонтан посредине. Позже выяснилось, что это никакой не фонтан, а чумной столб. Подобные столбы возводились по всей Чехии на средства верующих в ознаменование избавления от чумы.

Входная дверь в собор святого Микулаша была наглухо заперта. Обойдя храм с другой стороны, я свернула на улицу Кармелитска и отправилась на поиски храма Девы Марии Торжествующей. Этот храм знаменит тем, что в нем хранится восковая фигурка младенца Иисуса (Йезулатко). Статуэтка была подарена церкви испанцами в 1628 году и является одним из самых почитаемых чудотворных изображений Христа в католическом мире. На мое счастье, храм оказался открыт. Войдя, я была потрясена помпезностью внутреннего убранства. Часовни были украшены живописными полотнами, а потолок — гербами. Но самым роскошным был неф, где хранился Йезулатко. Он весь сверкал золотом. Младенец Иисус стоял в глубине, одетый в зеленую накидку. Стены нефа были испещрены записочками с просьбами и благодарностями за исполненные молитвы.

При храме имеется музей, где хранятся одежды Иисуса и различные культовые предметы. Во время литургии Йезулатко переодевают. Одежки все не простые, а драгоценные: из шелка, парчи, расшитые золотом и каменьями. Все они получены в дар от знаменитых личностей, например, от императрицы Марии-Терезии. Экспозиция музея небольшая — всего один зал. Я ходила в полумраке, осматривая разноцветные накидки. Несколько минут посмотрела фильм, где показывалось, как маленького Христа наряжают. В музей ведет винтовая лестница. Вдоль нее установлены восковые фигуры: младенец-ангелочек, Распятие и не то святая Варвара, не то Мария Магдалина — устроители музея сами не смогли идентифицировать, кого же все-таки изображает эта восковая статуя святой. Пройдя через сувенирный магазин с безумными ценами, я попала за главный алтарь — весь из резного дерева. Там расположилась современная выставка африканского искусства. Сразу вспомнились британские храмы, где также проводились всевозможные вернисажи. На мой взгляд, это говорит о том, что церковь в европейских странах является неотъемлемой частью жизни. Считается в порядке вещей, если по воскресеньям люди посещают службу, делают пожертвования, даже платят налоги той конфессии, к которой они принадлежат. Поэтому и церковь идет в массы, проявляя интерес к светской жизни, давая возможность прихожанам развиваться в разных направлениях.

Когда я вышла из храма, на Прагу уже спустились густые сумерки. Шел мокрый снег, сменившийся дождем. Я пересекла Влтаву по другому мосту — Легии, следующему после Карлова, и оказалась на Народной улице. Это одна из центральных улиц города, отделяющая Старое место от Нового. Там полно магазинов, в которые я заходила, спасаясь от дождя. Почти везде проводились распродажи. Юбки, брюки, пиджаки в молодежном стиле можно было купить за 600—900 крон, что совсем недорого. Мне особо ничего не надо было из одежды, поэтому я не стала ничего примерять, решив, что вернусь сюда, если останется свободное время и неистраченные кроны.

Вскоре я достигла Вацлавской площади, прошла ее всю и свернула на улицу, ведущую прямо к моему отелю. Но идти прямо вдоль по улице не получилось. Пешеходные переходы устроены таким образом, что приходится то и дело переходить на другую сторону. Ко всему прочему, мне вдруг почему-то показалось, что надо идти не по этой улице, а по параллельной, а карту доставать было лень. Поэтому я умудрилась еще и немного поплутать. К счастью, все закончилось благополучно, и я таки дошла до отеля.

Поселили меня без проблем, правда, в корпус, отдельно отстоящий от ресепшн. Это означало, что, идя на завтрак, мне надо было полностью одеваться. И уж, конечно, не могло быть и речи о том, чтобы спуститься к портье, например, за кипятком. Почему именно за кипятком? Да потому, что я взяла с собой кипятильник и, бродя по Праге, мечтала о том, как я приду домой и попью горячего чая. Но розетки оказались не просто евро, а еще и со штырем.То есть вилка должна была быть очень тоненькой. Короче, мой кипятильник оказался абсолютно бесполезным, и идея вечернего чаепития с треском провалилась.

А так, номер был просторным, заново отремонтированным, с приличной сантехникой. Единственно, как я уже говорила, из-за дешевизны и достаточно удачного расположения, гостиница пользовалась большой популярностью, особенно у европейской молодежи. А это значило, что всю ночь эта молодежь болталась туда-сюда, хлопала дверьми, одним словом, мешала спать. Но я человек в этом смысле толерантный, сама недавно такой была — все ночи на дискотеках проводила. Так что, в целом, гостиница меня устраивала. Я так устала, что просто валилась с ног. Позвонив мужу, я мирно уснула.

2 часть

Автор Люба Губова

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 31.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий