Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Чешская Республика >> Старое место и встреча с живым Големом — продолжение рассказа "Сказ о том, как Саратовец в Прагу по пиво ходил"


Забронируй отель в Чехии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Старое место и встреча с живым Големом — продолжение рассказа "Сказ о том, как Саратовец в Прагу по пиво ходил"

Чешская Республика

Глава 8. Старое место и встреча с живым Големом.

Анонс главы: Закончил осмотр Старого места. Великолепный обед в ресторане «У Рокитки». Долгожданная встреча с Големом. Вечерняя прогулка по Вацлаваку. Попробовал семь новых сортов пива.

Суббота, 7 августа. День для меня начался очень необычно — не с того, что я проснулся, а с того, что я по возвращении в Акат позавтракал, помылся и лёг спать. Спал примерно до десяти часов, затем встал — больше не спалось. Хотя я поспал всего пару часов, чувствую себя вполне отдохнувшим. Для повышения жизненного тонуса принял холодный душ и выпил бутылочку пива «Zlaty Bazant» — «Золотой фазан» по-нашему. Это пиво я помню ещё с советских времён, когда учился в Москве, и мы тогда довольно часто покупали чешское бутылочное пиво. Тогда и «фазана» мы считали чешским пивом, а оказывается, его производят в Словакии. Правда, в то время это была одна страна — Чехословакия. Пиво сейчас производит компания «Heineken Slovensko» из города Nitra. Алкоголя 4,3%; пиво, естественно, пастеризованное. «Zlaty Bazant» — это отличное бутылочное пиво, вполне заслуживающее 70 баллов. В дополнение к этому позволю себе небольшое отступление. По возвращении из Чехии уже дома, в Саратове, купил бутылку такого же пива, только написано не по-чешски, а по-английски «Golden Pheasant». Та же бутылка с «пузатым» горлышком, те же фазаны, отлитые как медальоны по всему периметру бутылки, тот же производитель и та же пивоварня, но алкоголя 4,5% и вкус препротивнейший. Или мне попалась такая бутылка, или действительно для экспорта в Россию изготавливают специальные партии не очень качественного пива.

Поехал осматривать Старое место. Подавляющее большинство туристов начинает прогулку по этому району со Староместской площади. Я же по совету путеводителя «Афиша» начал осмотр от Пороховой башни. Доехав от Аката по прямой до станции метро Namesti Republiky, вышел прямо около Общественного дома. Подошёл к Пороховой башне и пошёл по так называемому Королевскому пути, ведущему как раз через Староместскую на Пражский Град. С тех пор как в конце XIV века монаршая резиденция была перенесена с Града на Королевский двор, стоявший на месте нынешнего Общественного дома, все королевские особы проезжали отсюда короноваться в соборе Святого Вита по одному и тому же маршруту. Он начинается с Целетной улицы, пересекает Староместскую площадь, проходит Карловой улицей и через Карлов мост ведет на Град.

Пороховую башню (Prasna brana) высотой 65 метров начали возводить в 1475 году, но вскоре короли перебрались обратно на Град, а башня так и осталась недостроенной. В XVIII веке ее использовали под пороховой склад, но тогда она выглядела далеко не так внушительно, как сейчас: в 1886 году Моцкер достроил её в строгом готическом стиле. Мне очень понравились многочисленные скульптуры и лепные украшения, покрывающие башню снизу доверху. Пошёл по Целетной улице, левую часть которой до первого перекрестка занимает здание старого монетного двора. На перекрёстке с Овощным рынком стоит главная кубистская постройка Праги, дом «У Черной Богоматери», построенный Йозефом Гочаром в 1912 году на месте старого дома «У золотой решетки». Скульптура Богоматери за золотой решеткой на углу фасада перенесена со старого дома. Черная Богоматерь символизирует не что иное, как землю от оплодотворения до момента оживления солнечными лучами.

Пройдя почти до самого конца Целетной, поглядел на Сикстов дом (№ 2), который называется так по имени одного из хозяев, купивших его в 1567 году. После барочного обновления на фасаде разместились фигурки, сработанные в мастерской Брауна. В этом доме жили Франческо Петрарка и Иоганнес Фауст. В 1888—1889 годах здесь жил с семьей Кафка, а в 1896-м Кафка въехал во второй этаж дома «У трех королей» (Celetna 3) напротив. Этот дом перед самой Староместской площадью почти сохранил первозданный вид, включая крышу XIV века.

Первое, что видишь на площади прямо напротив выхода с Целетной улицы — внушительное здание Староместской ратуши и сотни туристов, которых, как магнит, притягивают главные часы Чехии — Орлой. Подойдя к часам, не удержался и решил ещё раз посмотреть на спектакль, благо до одиннадцати часов осталось всего несколько минут. А пока решил ещё раз полюбоваться на замечательный дом «У минуты», расписанным сграффито. По поводу названия есть две версии. В соответствии с первой, в доме когда-то был магазинчик, который торговал «минутовым», то есть мелким, товаром. По второй, этим магазинчиком владели потомки голландца Минута, того самого, который в свое время купил у индейцев остров Манхэттен.

Поаплодировав вместе с остальными туристами мастерству средневековых часовщиков, продолжаю осмотр площади. Перед ратушей нашёл то место, где в булыжной мостовой выложены белые кресты. Здесь в 1621 году были казнены после поражения у Белой Горы 27 чешских дворян и горожан. Их имена выбиты на висящей на стене ратуши доске. Там же — бронзовый бюст Яна Желивского, казненного в ратуше в 1422 году.

Напротив башни ратуши на Староместской стоит вторая доминанта площади, храм Девы Марии перед Тыном (Panny Marie pred Tynem). В отличие от большинства пражских церквей, эта сохранила готический облик XIV века и не подвергалась позднейшим барочным перестройкам. В начале XVI века гуситы сделали из него свой главный храм. На фасад водрузили статую гуситского короля Иржи из Подебрад и золотую чашу — символ борьбы за возможность для мирян причащаться не только хлебом, но и вином, как священники. После поражения гуситов на место Иржи поставили Деву Марию, а из чаши сделали ей нимб.

Вход в храм бесплатный. На первый взгляд, любой настоящий католический собор кажется аскетичным. Даже такой, как Тынский, а ведь он второй по значению в Праге после кафедрального Святого Вита. Никаких фресок: стены тщательно выбелены и почти нет икон — их всего несколько в алтарной части. Преобладающие цвета — белый и темно-коричневый: цвет бронзовой скульптуры и деревянной отделки. Все что в православном храме стараются выразить живописью, в католическом выражают барельефами и скульптурой. Поскольку многие из них размером в человеческий рост, эффект достигается колоссальный. Святые получают выражения лиц и перестают выглядеть созданиями бестелесными, погруженными исключительно в себя. Центральный зал любого католического собора занимает конструкция, больше всего напоминающая длинный школьные парты. Столешница, соединенная со скамейкой и доской в нескольких сантиметрах от пола. На нее удобно становиться на колени. Главный алтарь и интерьер собора просто бесподобны: это трудно описать, это надо видеть. Скульптуры для алтаря святого Вацлава справа от входа делал Бендл. В боковом нефе стоит готическая Мадонна с Иисусом, а в его конце есть ниша с консолями в виде голов короля и королевы. В храме были похоронены те дворянские головы, которые провисели десять лет на башне Карлова моста, и, по легенде, сердце Иржи с Подебрад (тело его лежит в соборе Святого Вита). За готическим амвоном под мраморным надгробием покоится придворный астроном Рудольфа II Тихо Браге.

Слева к фасаду от Тынской церкви прилеплена Тынская же школа, сохранившая свой вид с XVI века, бежевого цвета и с фронтонами в стиле венецианского ренессанса. Дом «У каменного колокола» (dum U Kamenneho zvonu) слева от школы построен тогда же, когда и Тынский храм. Об этом никто не подозревал до 1961 года, пока не начали ремонтировать более поздний дом, стоявший на этом месте. Барочная скорлупа раскололась, и из нее, как из киндер-сюрприза, появилась готика начала XIV века. Каменный колокол на углу фасада выглядит как настоящий.

Строительство соседнего очень красивого дворца Гольц-Кинских (palac Golz-Kinskych) 10 лет шло за большим забором. Когда над ним показался второй этаж, власти были неприятно удивлены: здание аж на несколько метров вылезало вперед из общего строя домов, решительно нарушая все градостроительные принципы. Архитектор тут же предъявил разрешение, выданное за очень немалую сумму тремя членами магистрата. Взяточников, в назидание потомству, повесили прямо перед строящимся дворцом. А архитектора, подумав, отпустили и даже разрешили продолжать все как есть. Заказчик, граф Гольц, умер, лишь чуть-чуть не дожив до окончания дворца, и вдова продала дворец графу Кинскому. После очистки фасада дома «У каменного колокола» он выпирает вперед еще больше, чем прежде.

Второй храм на площади — барочная церковь Святого Николая (sv. Mikulas). Закладывали ее немецкие купцы в XIII веке, перестраивал Динценхофер в 1702 году. В 1871 году Австрия, искавшая тогда союза с Россией, подарила храм Русской православной церкви. Сейчас церковь принадлежит чехословацким гуситам, но по большим праздникам там проводятся православные богослужения. Кстати, совершенно не вписывающаяся в интерьер огромная хрустальная люстра была подарена в конце XIX века русским царем. А купил ее царь у чехов, на стекольном заводе в Гаррахове.

Стоящий в центре площади памятник Яну Гусу работы Шалуна был открыт в 1915 году, к пятисотой годовщине сожжения проповедника.
Подойдя к изумительной медной стреле, положенную между площадных булыжников и обозначающую место прохождения земного меридиана, встретил большую группу русских туристов. Это было весьма кстати, так как хотелось сфотографироваться в «правильных» местах, а иностранцам, не знающим немецкий и русский ? языки, довольно-таки сложно объяснить, что мне хочется видеть в кадре. Пражский меридиан, по которому в средние века определяли время, считается ещё одним местом, где можно ( и нужно ! ? ) загадывать желания. Надо пройти по всей его длине, думая при этом о своём желании, и оно обязательно сбудется.

После площади я прошёл и осмотрел огороженный Тынский двор Унгельт (Ungelt) — ничего особенного. Он был сооружен для иностранных купцов, приезжающих торговать в Прагу. Караванам предлагали охрану, комнаты и склады, а за гостеприимство двор брал с купцов таможенный сбор. Пражане называли это место «Веселым двором»: кутили купцы на широкую ногу. Сейчас на территории Унгельта несколько магазинов с сувенирной продукцией, бары и очень дорогой рыбный ресторан «Rybi trh», где потенциальный обед плавает в большом аквариуме, ожидая, когда в него ткнут пальцем.

Cлева от выхода из Унгельта на Малой Штупартской улице (Mala Stupartska) темнеет барочная церковь Святого Иакова (sv. Jakuba), часть бывшего монастыря францисканцев-миноритов. Она интересна тем, что у входа в железной клети лежит иссохшая человеческая кисть. Согласно преданиям, это Дева Мария схватила за руку вора, посягнувшего на ее драгоценности. Подоспевшей охране пришлось конечность отрубить, так как вытащить было невозможно. На хорах церкви сохранился самый большой и старый чешский орган (1705): благодаря ему, а также особенностям акустики здания здесь проходят одни из лучших органных концертов. В свое время здесь играл и Антонин Дворжак. К огромному сожалению, церковь была закрыта и я не смог в неё попасть. И впоследствии я неоднократно проходил мимо неё, но так ни разу и не застал её открытой, а ко времени богослужений (расписание написано около входа в церковь) тоже ни разу не попал. Надеюсь, что в следующий приезд в Прагу я всё-таки смогу осмотреть её внутри.

Дальше для завершения осмотра Старого места мне пришлось вновь вернуться на Староместскую площадь и пойти по Карловой улице до Кржижовницкой площади. За домом «У трех ангелов», на углу которого вместо ангелов почему-то красуется какая-то девица весьма фривольного вида, улица поворачивает направо, открывая вид на дворец Клам-Галласов (Clam-Gallasuv palac). Хозяин его, дипломат Ян Вацлав Галлас, скупил все дома, стоявшие перед фасадом, чтобы снести их и одному красоваться на новообразованной площади. Но в магистрате ему разрешили сносить дома исключительно при условии, что он продолжит платить за них налоги. Подсчитав затраты, Клам-Галлас предпочел от своей идеи отказаться — и до сих пор на красивейший фасад дворца и украшающие его статуи Брауна можно смотреть только под острым углом.

Дом «У золотого колодца» (dum U Zlate studne) по легенде называется так из-за того, что в колодце его обнаружилось расплавленное золото — видимо, то самое, которое добывали алхимики Рудольфа II. По другой версии, одна любопытная девка пошла за водой и, пытаясь высмотреть что-то в колодце, свалилась в воду. Когда ее доставали, выломали камень, за которым нашли золотую жилу.

За Семинарской всю правую сторону Карловой до самого моста занимает боковой фасад иезуитского комплекса Клементинум. За церковью Святого Клемента (sv. Kliment) стоит крохотная, овальная в плане Влашская часовня (Vlasska kaple), построенная в XVI веке римским архитектором Маскарини для пражских итальянцев. И сегодня около неё толпа этих весёлых, но очень уж шумных туристов пыталась сфотографироваться, но пройти внутрь не давала закрытая (не знаю только сегодня, или постоянно) железная решётка, а фото перед решёткой их не устраивало. Не дождавшись, чем же закончатся их героические попытки запечатлеться на фоне «родных» стен, продолжаю путь.

Напротив храма Святого Климента, от Карловой влево, отходит улочка Лилиова (Liliova). Почти около пересечения улиц стоит неприметный с виду дом «У золотой змеи» (U Zlateho hada). В 1714 году он принадлежал армянину Деодату Дамаяну, основоположнику пражских кофеен. До того как Деодат накопил денег на собственную кофейню, он занимался пропагандой: ходил по улицам с кофейником на голове и предлагал напиток утомленным пражанам. Сейчас золотая змея украшает вход в престижный и дорогой французско-чешский ресторан.

Карлова улица заканчивается перед Карловым мостом Кржижовницкой площадью (Krizovnicke namesti). Чтобы попасть на неё, приходится несколько минут постоять на светофоре, т. к. движение по улице Krizovnickа очень оживлённое, то и дело «пролетают» трамваи. И вот для того, чтобы нетерпеливые туристы не попали в неприятности, на пересечении улицы с туристской тропой всегда стоит полицейский, следящий за порядком, а кому же захочется перебежать улицу с риском для жизни, да ещё заплатить за это штраф? ?

В правой части Кржижовницкой площади стоит церковь Святого Франциска Ассизского (sv. Frantisek z Assisi), принадлежавшая ордену рыцарей Креста с Красной Звездой; регалии ордена изображены над входом. Сначала церковь была скромной, нынешнее великолепие отстроили в XVII веке, когда магистры ордена стали одновременно и пражскими архиепископами. Столб со святым Вацлавом XVII века на углу храма, увитый каменной лозой, был перенесен сюда от здания Виноградарского управления на противоположной стороне площади. У его подножия сохранилась часть мостовой с самой старой пражской брусчаткой.

В 1378 году монастырь около храма занялся пожаром ровно в тот час, когда на Граде скончался Карл IV. Орден заботился о содержании Карлова моста и собирал плату за проход по нему. На месте, где сидели стражники моста, сейчас стоит памятник Карлу IV. Монумент поставлен в 1848 году в честь 500-летия основания Карлова университета.

Самое большое здание на площади — церковь Святого Спасителя, принадлежащая к комплексу бывшего иезуитского монастыря, а ныне Национальной библиотеки — Клементинума. Это самый большой комплекс в Праге после Града. Помимо Спасителя и еще нескольких церквей, он включал театр, начальную школу, гимназию и обсерваторию. Строительство всего комплекса начали в 1592 году как раз с церкви Святого Спасителя (sv. Salvator).

Обогнув Клементинум по улице Платнержска (Platnerska), я попал на Марианскую площадь (Marianske namesti). Сюда выходит фасадом занимающее целый квартал здание Новой ратуши (Nova radnice), построенное в 1911 году. С мая 1945 года в этом здании работают пражский магистрат и канцелярия губернатора. Напротив ратуши находится задний вход в Клементинум. В стену состоящего из двух кривых деревьев садика Клам-Галлусова дворца вмонтирован фонтанчик 1712 года с аллегорией Влтавы; эту грудастую каменную бабу в народе зовут попросту Терезкой. Посидев в тени около фонтанчика, выпив баночку купленного в магазинчике на углу пива Крушовице светлый лежак — 12 пивных градусов и 5% алкоголя и оценив его в 65 баллов, пошёл назад к Кржижовницкой площади.

Решив закончить сегодня осмотр основных достопримечательностей Старого места, направляюсь от Кржижовницкой площади по Кржижовницкой же улице в сторону первой пражской набережной как таковой, набережной Сметаны (Smetanovo nabrezi). Как только закончился «пешеходный тоннельчик», проложенный в одном из домов и битком набитый сувенирными лавками и различными магазинчиками, я повернул направо — в тупичок, упирающийся во Влтаву.

Первое здание, которое стоит на углу — это неоготическое здание Карловых бань (Karlovy lazne), построенное в 1848 году. Когда то рядом с мельницами стояли старые королевские бани, откуда, по легенде, бежал Вацлав IV, попавший в плен к собственной знати. Королю помогла банщица Сусанна, перевезшая его на лодке через Влтаву. Вернувшись, король построил новые бани и подарил их Сусанне. К слову, все, что в Праге называлось lazne, было не только банями. В лазнях шла бурная ночная жизнь. Сейчас в этом здании находится крупнейшая в Восточной Европе 4-этажная дискотека — Karlovy Lazne.

Над следующим домом, где сейчас клуб Lavka, возвышается Староместская водонапорная башня 1489 года. Верхушка её с часами хорошо видна с Карлова моста. Так романтично она выглядит после пожара и последней перестройки в 1885 году. Последний дом в этом «тупичке» и первый дом от реки — музей Бедржиха Сметаны, а перед ним памятник ему же.

Отсюда открывается потрясающий вид на Влтаву, Карлов мост, красивые аккуратные домики на левом берегу реки и возвышающийся далеко на холме Пражский Град — именно фотографии с этой точки часто встречаются на обложках путеводителей и познавательных книжек о Праге. Уже в который раз меня удивляет большое количество судов, рассекающих воды Влтавы. Туристов катают на пароходиках, катерах, лодочках, иногда даже на старинных ладьях, многие берут в прокат водные велосипеды и отправляются в самостоятельное плавание.

А особенно удивительны стаи белоснежных лебедей, плавающих по Влтаве. Где в любом крупном городе России вы сможете такое увидеть? А вот большие косяки огромных (не менее полуметра в длину) карпов, неспешно плавающих у самой поверхности воды прямо вдоль набережных, вызывают полное недоумение — почему на всём берегу нет ни одного рыбака? У нас бы их давно всех сачками переловили! ?

Плотина, которая примыкает к этому пятачку около музея Сметаны, была построена аж в 1178 году, чтобы легче было снабжать водой Старое Место, а заодно, чтобы вода быстрее крутила мельничные колеса. Бревна, торчащие из Влтавы рядом с набережной, защищали эти самые колеса ото льда. Сфоторгафировавшись на фоне Карлова моста и плотины, продолжаю идти по Сметановой набережной. Она не очень длинная и заканчивается как раз на границе Старого и Нового места — у Национального театра на углу с улицей Narodni.

Сразу слева почти напротив плотины громоздится красный дом «Бельвю» (Bellevue), редчайший в Праге образец нидерландского Ренессанса. Дальше в небольшом скверике на полпути между мостами Карловым и Легии стоит гигантская неоготическая башенка-сталагмит, богато украшенная скульптурами и лепниной. Это всё, что осталось от памятника Францу I, установленного здесь в 1846 году, через 11 лет после смерти императора, и отправленного в музей в революционном 1918 году.

Свернув с набережной и выйдя метров через сто на улицу Конвиктская нахожу часовню Святого Креста (sv. Krize) начала XII века — одну из трех сохранившихся в Праге романских ротонд. В 1860 году ее собирались снести, и только вмешательство Манеса сохранило ее для потомков. Манес даже на всякий случай огородил ее художественно выполненной решеткой. Часовня, в отличие от остальных домов Старого Места, стоит на своем изначальном уровне. Так что уровень асфальтового покрытия вокруг неё метра на полтора выше, чем порог входной двери. В нефе, как написано в путеводителе «Афиши», сохранились готические фрески XIV века. Но ротонда оказалась закрытой, и не было никаких надписей — когда она открывается и открывается ли вообще.

Далее путь мой был очень извилистым — очень уж «чудная» застройка Старого места — улицы соединяются и раздваиваются под совершенно немыслимыми углами — особенно, если смотреть по карте. Вначале я прошёл по улице Конвиктской до конца, повернул налево на узенькую улочку Проходную (Pruhodni), которая вывела меня на Бетлемскую площадь (Betlemska namesti). Главное здание на площади, Вифлеемская часовня (Betlemska kaple), было построено в 1391 году. В 1402 году здесь проповедовал Ян Гус.

С Бетлемской площади я пошёл по улице Лилиова (Liliova) в сторону Карловой улицы. В путеводителе «Афиши» написано, что здесь находится известнейший ирландский паб «James Joyce», но я его не нашёл. Или его перенесли, или вход в него не с улицы, а где-то в глубине двора. Затем я свернул направо на улицу Ржетезова (Retezova). Неприметный снаружи дом господ из Кунштата и Подебрад (dum Panu z Kunstatu a Podebrad, N3) был когда-то дворцом славного короля Иржи. Иржи, правда, в тот момент формально не был королем, а назывался земским управляющим, но страной уже управлял вовсю. Дворец он активно перестраивал, но не тронул первый этаж и подвалы. Их оригинальный (аж с XII века) вид можно оценить, зайдя в местную винотеку. Сам же дворец выглядит довольно непрезентабельно, даже фасад до конца не отреставрирован. Улица Ржетезова несмотря на то, что находится менее чем в ста метрах от Карловой улицы, довольно узкая, грязная и имеет довольно сильный «аромат» аммиака. Это доказывает, что пивбар всё-таки где-то рядом и ветераны ИРА после выхода из паба пользуются этой улочкой как бесплатным туалетом ?.

После пересечения с улицей Husova плавно начинается улица Jalovcova, которая выводит на Карлову улицу и Малую площадь. Я же пошёл в обратном направлении по улице Jilska. На углу Йильской и Воеводовой улиц есть примечательный дом «У Вейводу» (dum U Vejvodu), большой и белый. Он построен в XVI веке в стиле ренессанс. От сноса его в своё время спас художник Клуссачек — выкупил дом, что принесло ему огромные финансовые проблемы, пока он не открыл тут ресторан и кабаре. Ресторан здесь работает до сих пор. В путеводителе Афиши написано, что дом называют еще домом «У писаной мудрости», потому что Клуссачек расписал его в технике сграффито всякими глубокомысленными цитатами. Но я почему-то никаких цитат не увидел. Или их закрасили, или я не там глядел ?.

По улице Воеводовой вышел на улицу Михалску (Michalska), которая соединяет Малую площадь с Угольным рынком. Трехугольная площадь Угольный рынок (Uhelny trh) так называется из-за дома, стоявшего до 1807 года на месте теперешнего фонтана. В доме была кузница, литейная мастерская и склад угля для продажи. Легенды утверждают, что это вообще был самый первый дом на Старом Месте. Фонтан конца XVIII века, вокруг которого я почему-то увидел много мужиков явно бомжеватого вида, был подарен Якубом Виммером для украшения Национального проспекта, а сюда его перенесли в 1951 году.

За отелем Wolfgang Inn, где останавливался Моцарт, видно старую церковь Святого Мартина в Стене (sv. Martin ve zdi), заложенную еще в начале XII века княжной Адлетой и сохранившую сегодняшний вид с XV века.

Дом «У двух кошек» стоит на площади с VI века, ресторан в нем тоже открылся довольно давно. В 1981 году, когда повара пришли с утра на работу, они увидели плавающий на полу в луже крови труп своего коллеги. Руки у несчастного были отрублены по локоть. Не нашли ни рук, ни убийц. Невыясненной осталась и причина убийства. Известно лишь, что дом еще до того, как стал называться «У двух кошек», назывался «У руки».

Угольный рынок вместе с прилегающими улицами Скоржепкой и Перловой вечером превращается в квартал красных фонарей, где через каждую пару метров строят глазки крокодилоподобные дамочки. В интернете писали, что тут много дешевых секс-клубов и стриптиз-баров. К сожалению, в этот свой приезд в Чехию я так и не попал ни в одно из подобных заведений — в основном по причине отсутствия надёжного спутника.

От площади с фонтаном отходят три параллельные улицы: Гавельска, В Котцих и Рытиржска. На Гавельской улице на лотках продают всякую не очень дешёвую всячину — от сувениров и хрусталя до овощей и фруктов. Рыночек с майками, сумками и сувенирами на улочке В Котцих упирается в дом Чешской сберкассы (Ceska sporitelna), занимающий целый квартал по Мелантриховой. Улица Гавельская заканчивается кармелитской церковью Святого Галла (sv. Gavla), барочной снаружи, готической изнутри.

Улица Мелантрихова (Melantrichova), что идет от Мустека к Староместской площади, — главный маршрут, который соединяет Вацлавскую площадь со Староместской. В толпе туристов остается только смотреть под ноги и следить за вещами, а чтобы полюбоваться домами, лучше отойти в сторонку.По всей длине улицы полно различных кафешек и я не выдерживаю, ищу спокойное местечко, где можно было бы присесть немного отдохнуть и выпить пива. К сожалению, разливное пиво у всех Budweiser Budvar различной крепости, а мне хочется попробовать чего-нибудь нового. Сев за столик в первом же кафе, я взял баночку немецкого пива Spaten Munchen — алкоголя 5,2%, плотность 11,7%. Производитель — мюнхенская пивоварня Spaten-Franziskaner-Brau. Типичное немецкое пиво, немного горчащее, но ядрёное и с неплохим вкусом и ароматом. Ставлю 65 баллов и продолжаю движение по Мелантриховой улице.

При подходе к Староместской площади эта улица сужается так, что разойтись на ней смогут от силы три человека. Я по совету путеводителя «Афиши» свернул направо, на улицу Кожна (Kozna). Она также ведёт к площади, но при этом идти здесь можно не толкаясь. В доме N1 по Кожной, носящем имя «У двух золотых медведей» (dum U Dvou zlatych medvedu, 1555), родился пражский репортер Эгон Киш. Дом был сооружен в XVI веке, а в XVIII — перестроен в стиле барокко. В него ведет один из красивейших пражских порталов XVI века, над которым стоят два медведя. Весь портал вырезан из камня и, несмотря на прошедшие века, смотрится просто великолепно!

Кожна выводит на улицу Железны, которая вскоре вливается в Староместскую площадь. На углу Кожна и Железны расположился магазинчик «средневековых» рыцарских товаров, называющийся «У рыцаря Криштофа». Весь фронтон обвешан двуручными мечами, щитами с гербами, алебардами, флагами и многими другими «рыцарскими принадлежностями». А у входной двери стоит полный комплект рыцарских доспехов, собранный воедино так, что похоже на настоящего рыцаря. Он почему-то напомнил мне момент из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», когда в такой же манекен прятался в Средневековой Руси герой Леонида Куравлёва. Внутри в магазине — сотни вещиц — оружие, доспехи, сувениры, но всё довольно дорогое.

Пройдя по улице Железны в сторону от Староместской, я вышел на вытянутую площадь неправильной формы, Фруктовый рынок (Ovocny trh), к зданию главного корпуса Пражского университета, Каролинуму. 7 апреля 1348 года Карл IV повелел «заложить общество студентов и учеников в Праге и организовать теологический факультет». Однако собственное здание студенты получили уже от сына Карла, Вацлава IV, который купил в 1383 году готический дворец на Фруктовом рынке.

Напротив Каролинума посреди площади стоит Сословный театр (Stavovske divadlo), считающийся одним из самых красивых театральных зданий Европы. Театр был построен в 1783 году. В 1787 году на его сцене прошла премьера моцартовского «Дон Жуана», который до сих пор является хитом репертуара. Оказывается, поставленная несколько лет назад рядом с театром со стороны улицы Железной полая статуя, в народе прозванная «железной бабой», на самом деле изображает Каменного Гостя. Вообще-то надо обладать большим воображением, чтобы так воспринять это полое поржавевшее создание.

Ну вот и всё, Старое место пройдено полностью, по крайней мере все основные достопримечательности я поглядел и запечатлелся около них на фото. Время уже третий час. Теперь надо пообедать и можно готовиться встретить живого Голема. Не мудрствуя лукаво, я решил пообедать в понравившемся мне вчера ресторане «У Рокитки».

В ресторане для начала взял пиво Свияны «едэнацатка» разливное, чтобы утолить жажду и заказал обед. На первое взял луковую похлёбку с копчёностями. Я вообще-то лук не люблю, особенно в супе, но хотелось попробовать рекламируемое в интернете чешское национальное блюдо. Попробовав суп, поразился бесподобному вкусу. Того, что в нём много лука, не чувствуется вообще. Его, видимо, режут очень-очень мелко и при варке он полностью «растворяется». Зато в супе много копченостей: мяса, сала и сосисок, а также шампиньонов и картошки. Блюдо очень сытное: кто ест не очень много — полностью наестся.

На второе взял свичкову (тушёную говядину) на сметане с кнедликами и заказал пиво «Свиянская княжна» 13 градусов светлое разливное. Вкус у пива — бесподобный! Выше всяких похвал! Смело ставлю 88 баллов. Принесли говядину с «хоучкове» кнедликами. Она действительно тушёная в сметане, а соус к ней — из натуральной брусники. Сочетание вкусов весьма оригинальное, в целом очень вкусно, но на мой вкус свинина всё-таки вкуснее ?. Доедая второе, повторил «Княжну». Обед с тремя пол-литровыми кружками пива и чаевыми — всего 140 крон!

Объевшийся, спешу в Акат, чтобы отдохнуть, взять бутылку саратовской водки и ехать на встречу с Големом. Принял душ, часа полтора подремал, выпил пива Zlatopramen единадцатка баночное — алкоголя 4,7 об.%, приятное — 70 баллов.

Ну всё. Пора собираться на встречу с живым Големом. Немного предыстории. Во-первых, для тех, кто не знает, кто такой Голлем, вкратце объясню. Голем по древнееврейски означает «комок», «неготовое», «неоформленное». В европейском фольклоре и средневековой демонологии это глиняный великан, оживленный магическими средствами. Согласно древним рецептам чтобы сделать Голема, нужно вылепить из красной глины человеческую фигурку ростом с десятилетнего ребенка. Оживить фигурку можно, произнеся имя бога, либо начертав на ее лбу слово «zmet» — «истина». Если стереть букву z, получится «met», то есть «смерть»; таким образом можно уничтожить Голема. Впрочем, оживленный Голем не обладает даром речи и не имеет души, однако он быстро растет, приобретая нечеловеческую силу. Иногда Голем выходит из подчинения и может убить даже своего создателя. Наиболее известна легенда о Големе, созданном пражским евреем рабби Левом. Эту легенду изложил в романе «Голем» Густав Майринк.

Старое предание гласит, что евреи жили на месте сегодняшней Праги с незапамятных времен. Когда в Богемию пришли кельты, прекрасный еврейский город был разрушен, а жители изгнаны. В 730 году славянская княжна Либуше предрекла: однажды на берега Влтавы явится маленький угнетенный народ, верящий в одного — единственного бога. Будущий король должен принять этих людей благосклонно, ибо с ними в нашу страну придет благодать.

Не прошло и ста лет со дня предсказания, а в Чехию, устав от странствий, явились изможденные люди. Многочисленная еврейская община бежала на Запад от притеснений московитов. Помня о словах Либуше, тогдашний князь-язычник взял несчастных под защиту. Те же в свою очередь пообещали быть ему верными подданными. На левом берегу Влтавы евреям предоставили место для строительства города. Они много трудились, богатели, старались жить тихо, несмотря на бури, бушевавшие в Средние века. Тогда-то в Богемии и стали распускать сплетни о евреях. За сплетнями следовали кровавые погромы. Жители прятались от них в Староновой синагоге — старейшей в Европе. Ее стены выложены из камней иудейского молитвенного дома, который стоял на этом месте еще при кельтах. Говорят, во время первого пожара шпиль синагоги облюбовали два голубя, улетевшие только тогда, когда огонь был потушен. С тех пор за Староновой закрепилась репутация духовного центра евреев. В ней когда-то венчался Мордыхай Майзель, личный банкир императора, имеющий несметные богатства. На его средства вымостили грязные улочки, построили красивую ратушу, ритуальную баню, богадельню, сиротский дом и две синагоги, одну из которых назвали в его честь. Пожалуй, никто и никогда не сделал столько для своих единоверцев, сколько сделал Мордыхай Маркус Майзель.

В одно время с ним жил другой знаменитый еврей Праги — Егуда Лев бен Бецалель, потомок царя Давида. Сам император Рудольф II, покровитель алхимиков, назначил его верховным раввином еврейского города. Церемония проходила в королевском дворце при большом стечении лиц дворянского звания. Трудно было подобрать на эту должность человека более подходящего, ибо рабби Лев, как утверждают предания, «явился на свет защитить евреев от злой клеветы и подозрений со стороны христиан».

Когда в очередной раз над общиной нависла угроза изгнания, раввин отправился на Карлов мост. По нему в Старый город должен был проехать монарх. Егуда Лев находился в толпе зевак. Заметив императорский экипаж, рабби встал на его пути. Зрители начали бросать в него камни и поливать грязью, но камни и грязь превращались на лету в розы и фиалки. Пораженный император остановил карету и выслушал раввина. В тот же день Рудольф II приказал не причинять евреям зла. Отныне каждый их проступок рассматривался в суде. За преступление отдельного лица вся община ответственности уже не несла.

В 1580 г. некий священнослужитель по имени Тадеуш, ярый антисемит, вновь попытался превратить мир и покой в раздор и распри. Рабби Лев узнал о заговоре. Во сне он спросил небеса, какими средствами бороться с этой напастью. Небеса ответили: «Сотвори Голема из глины и уничтожь пошлую чернь, пожирающую евреев». В полночь Лев, взяв двух помощников, отправился к берегам Влтавы. При свете факелов они вылепили из глины мужскую фигуру. Каждый обошел ее семь раз против часовой стрелки, повторяя заклинание. После чего рабби вложил в рот монстру «шем», тайное имя Бога, написанное на пергаменте. Магическая записочка притягивала к чудовищу мощные силы Вселенной.

Оживленный с помощью каббалы ком глины одели, и стал он выглядеть, как обычный человек. Раввин назвал его Йозеф. Новый член общины выполнял все приказы своего господина. Каждый день безмолвный слуга получал от рабби какие-нибудь задания. Но однажды хозяин забыл дать работу глиняному монстру. Как только на улице стемнело, Голем начал бегать по еврейскому городу, уничтожая все живое. После этого случая раввин никогда уже не забывал о своем подопечном.

За тринадцать лет почти безупречной службы Голем расправился со всеми недругами евреев. Надобность в нем отпала. Общине уже не грозили изгнание, клевета и погромы. Верховный раввин решил уничтожить своего слугу. Для этого он вновь воспользовался знаниями древней каббалы. Ритуал был совершен на чердаке Староновой синагоги. Йозеф Голем, гроза антисемитов, превратился в ком глины. Ее прикрыли старыми книгами и одеждой, хранимой по еврейскому обычаю в верхней части дома. На следующий день раввин объявил о строгом запрете подниматься на чердак Староновой синагоги.

Когда легендарный раввин умер, его похоронили рядом с супругой. Надгробие рабби Лева окружают могилы 33 любимых учеников. Отыскать их весьма непросто, так как на небольшой территории захоронены несколько десятков тысяч человек.

Пражане говорят, что Голем остаётся простой легендой до тех пор, пока не начинают происходить события, которые снова оживляют его. Люди уверены: какое-то бессмертное существо присутствует в еврейской части города. Каждые 33 года здесь происходит событие, не имеющее в себе ничего волнующего, но которое все же распространяет необъяснимый тихий ужас. Безбородый человек с монгольским типом лица идет по улице еврейского квартала и на глазах у всех становится вдруг невидимым. Объясняют эту аномалию тем, что каждое поколение евреев силой мысли порождает облик мистического существа, которое жило здесь когда-то и теперь стремится к новому воплощению. Рассказывают, что нынешний Голем остановился в одном из старых домов еврейского города в комнате без входа. Беспокойные материалисты нашли эту комнату. Неоднократно в нее пытались проникнуть с крыши, но всякий раз веревка обрывалась, и человек разбивался насмерть.

Теперь вернёмся к современности. Когда я только начал готовиться к поездке в Чехию, первый форум по этой стране, который я посетил, был форум на сайте http://www.turizm.ru. Если пойти по ссылке «форум», попадёте на страницу http://forum.turizm.ru, где следует выбрать «Чехия» и попадёте на форум по Чехии — http://forum.turizm.ru/countries/chehia. Здесь я и познакомился виртуально с очень приятным человеком, скрывающимся под псевдонимом «Голем». Как следовало из переписки, он русский, но уже несколько лет живёт в Праге. Голем очень подробно и обстоятельно отвечал на все мои самые разнообразные вопросы, возникающие перед поездкой — от стоимости и места покупки двухнедельного проездного до местонахождения и маршрута поездки в городок Гумполец, где варят пиво «Бернард». К сожалению, этот форум мало посещаем и, когда я нашёл форумы на сайтах www.ILoveCZ.ru и www.prag.ru, я решил больше не мучить расспросами одного Голема ? и перестал заходить на форум на сайте www.turizm.ru. Однако перед самой поездкой я вспомнил про Голема, зашёл на форум и предложил встретиться с ним в Праге, чтобы в благодарность за неоценимые дельные советы и подсказки презентовать ему бутылку саратовской водки. Оказалось, что Голема на самом деле зовут Александр. Он написал мне номер своего мобильного телефона, и мы договорились созвониться уже здесь, в Чехии.

Все предыдущие дни у нас никак не получалось встретиться — то Саша, то я имели свои планы, но вчера вечером мы наконец-то договорились о встрече. Увидеться мы договорились в шесть часов вечера около бассейна в районе «Podoli». И вот я, взяв из холодильника мгновенно запотевшую бутылку водки, поехал на встречу. Александр дал мне адрес бассейна и описал его примерное месторасположение, но как проехать на общественном транспорте — не знал, поскольку сам постоянно ездит на машине. Я посмотрел по карте, определился, что мне удобнее вначале перейти на другую сторону Влтавы по железнодорожному мосту, находящемуся совсем рядом с пансионом, и там сесть на трамвай № 3.

Вышел из пансиона и уже через десять минут был на другой стороне реки. Железнодорожный мост примерно послевоенной постройки, очень похож на многочисленные мосты на российских реках. По обеим сторонам моста неширокие пешеходные дорожки, отделённые от рельсов практически сплошной стеной из металлоконструкций. Ступив на противоположный «Акату» берег, испытал небольшое разочарование: трамвайные пути были разобраны, и рабочие укладывали новые бетонные основания под рельсы. У одного из них узнал, что рядом по параллельной улице вместо трамвая ходит автобус под номером 3«Х». В Праге в случае ремонта трамвайных путей сразу же пускают по его маршруту автобус с номером трамвая с добавлением буквы «Х». Я сразу же нашёл место остановки, где стоял указатель с расписанием движения автобуса. Оказалось, что ходит он через каждые десять минут. Подождав немного, я сел на автобус и уже через пять минут вышел недалеко от бассейна. Позвонил со своего сотового телефона Александру. Он сказал, что подъедет минут через пятнадцать.

Я пошёл осматривать бассейн. Оказалось, что это целый комплекс, в котором один крытый и два открытых бассейна, множество саун, соляриев, массажных и косметических кабинетов, а также буфетов. Когда я поглядел на стоимость посещения, то ещё сильнее захотел жить в этом прекрасном городе. Целый день посещения (с 10 утра до 9 вечера) стоит всего 140 крон, а с трёх часов дня и до вечера — всего 100 крон!!! При этом если идут двое родителей, то один ребёнок — бесплатно! Вот это я понимаю забота о здоровье нации!!! Не мудрено, что Александр с женой и дочерью ходит сюда 2 раза в неделю: отдать 800 крон в месяц за походы в бассейн всей семьёй при средней зарплате по Праге 20 000 крон — вполне дозволительно за удовольствие восемь раз в месяц «бултыхаться» в воде практически неограниченное количество времени. А у нас в Саратове два часа в бассейне стоят более двухсот рублей! При этом в воду попадаешь минут через десять после начала «сеанса» — пока зайдёшь в раздевалку, пока примешь душ… А из воды «выгоняют» за 15 минут до окончания отведённого времени — опять таки надо успеть помыться, одеться и освободить раздевалку для следующей партии желающих поплавать. Итого полтора часа купания в бассейне стоят в два раза больше, чем шесть часов прекрасного отдыха в бассейне на Подоли ?. Я уж не сравниваю наши зарплаты…?

С такими грустными мыслями я зашёл в буфет у входа в бассейн и принялся заливать своё горе пивом «Гамбринус» — кружка здесь стоит всего 17 крон, а у нас в буфете бассейна цены — как на пешеходном проспекте в центре города. Пиво очень неплохое, вполне заслуживает тех 65 баллов, которые я ему ставил ранее. После кружки пива с неизменными фисташками, которые я, как белка из тайничка, достал из одного из многочисленных кармашков моего рюкзачка, настроение несколько улучшилось. Тут подъехал и Александр с семьёй и со своим другом. Теперь мы наконец познакомились очно, а не по интернету или мобильнику. Оказывается, все они глядели по спутниковому каналу трансляцию футбольного матча чемпионата России «Спартак» — «Локомотив» и поэтому немного задержались. Как ни уговаривали они пойти меня с ними в бассейн и совместно испробовать саратовской водочки, я всё-таки отказался. Конечно, хотелось бы посмотреть внутри на всё достоинства бассейнов, но в такой компании мы засиделись бы здесь до закрытия, а мне хотелось сегодня попасть ещё в несколько мест. Сфотографировавшись с моими новыми знакомыми, я распрощался с ними и поехал на улицу Водичкова дом № 20 в ресторан «Новоместский пивовар» («Novomests Pivovar») пробовать расхваленное в путеводителях и интернете пиво. Доехал на автобусе № 3Х до конечной — Карловой площади. Здесь можно было сесть на трамвай № 14 и проехать две остановки до «Vodickova», но я решил пройти пешком и посмотреть на те дома в Новом месте, которые я не видел при предыдущих прогулках.

Вначале я вышел на угол Карловой площади и Рессловой улицы. Здесь находится очень красивое неоренессансное здание североитальянского типа, построенное в 1873 г. В создании рельефной отделки и этого дома принял участие один из лучших чешских скульпторов Йозеф Мыслбек. Затем я прошёл до конца Карловой площади и вышел на улицу Спалена (Spalena), которая ведёт на север, к Народному проспекту. Имя такое она получила после пожара 1506 года, когда практически все постройки на ней выгорели до основания. Дом «Олимпик» (Spalena 16) — один из первых конструктивистских домов в Чехии, был построен в 1927 году архитектором Крейцаром. На доме есть мемориальная доска, где написано, что в 1871 году там скончался великий чешский художник Йозеф Манес. А дом «Диамант» (Diamant) на пересечении Спаленой с улицей Лазарской (Lazarska) — кубистская постройка 1913 года, — одна из самых причудливых в этом стиле. Внутри дома по описаниям висит на цепях светильник в виде огромного черного бриллианта, правда я туда не заходил.

Не спеша прошёл по улице Лазарской, затем по Водичковой и немного не доходя цели моей прогулки — культового туристского ресторана «Новоместский пивовар» — увидел вывеску-рекламу нового для меня пива «Branik». Для тех, кто захочет туда попасть, это на улице Водичкова дом № 26. В одном доме расположены ресторан и пивница, входные двери — почти что рядом. Так как есть пока не хочу — пошёл в пивницу. Интерьер выполнен очень интересно. В одном из закутков висят часы, цифры на которых, как и на часах еврейской ратуши расположены «против часовой стрелки», да и сами стрелки идут в обратную сторону, чем всегда. Очень прикольно! А вначале, когда я поглядел на них, то подумал, что они стоят. Маленькая стрелка была на том месте, на котором в нормальных часах находится цифра четыре, а большая — там, где обычно находится цифра два. Так что я подумал, что они остановились десять минут пятого, но через некоторое время я пригляделся и увидел, что они ходят и показывают без десяти восемь. Сверил по моим часам — точно! Взял для начала «дэситку»: пол-литра стоят 18 крон. Пиво «Branik» дэситка разливное хорошее, баллов 70 гарантировано. Закуска как и везде — одни утопенцы, «накладные хермелины» и т. п. Возьму ещё двенадцатку (лежак) и поеду дальше. Блин! Не взял! Пивница уже закрывается — обычно она работает до 21:00, а сегодня что-то типа санитарно-профилактического дня — в начале девятого всех выпроводили ?.

Пошёл на Вацлавскую площадь, благо до неё минуты три пешком или одна остановка на трамвае. Да! Вацлавак вечером — это всё-таки нечто особенное. Полно наркоманов и негров, торгующих наркотиками чуть ли не в открытую. На тротуаре сидели два укуренных нарка, пили пиво «Самсон» производства Будвайзер. На мою попытку выяснить (по-немецки), где они его купили — один вообще ничего уже не понимал, а другой — махнул рукой вокруг — где-то здесь, а где он естественно не помнит. Я долго искал, но всё-таки нашёл павильончик, торгующий этим пивом и различными колбасками, смаженным сыром и другим. Вообще на Вацлаваке таких закусочных огромное множество, но пиво Самсон есть далеко не везде. Взял часто упоминаемую в интернете на форумах и отзывах туристов «грилованную „вацлавскую“ клобасу» в булке — 30 крон и 0,5 литра Самсона дэситка в фирменном пластиковом стаканчике — 25 крон. От «фаст-фудовской сухомятки» я уже давно отвык. Когда я начал жевать колбасу с булкой, желудок удивился — что это? Но протестовать не стал. Все-таки, «клобаса»! ? «Клобаса» и булка с кунжутом довольно вкусные, нечто похожее постоянно ел, когда в начале девяностых был в Польше. Пиво Самсон дэситка разливное, несмотря на дикие восторги многих посетителей форума, весьма посредственное — от силы 60 баллов.

Побродив ещё немного по площади и выпив ещё кружку пива Budweiser Budvar «лежак», поглядел на часы — время уже десять вечера. Пора ехать домой в Акат — спать. Предыдущая бессонная ночь даёт о себе знать — навалилась усталость и одолевает зевота. Доехал на трамвае № 9 до «Андела», решил зайти в Carrefour купить чего-нибудь вкусненького. Взял к пиву копчёного сыра в виде спагетти, заплетённого косичкой — такой у нас раньше продавали на югах под названием «адыгейский», а теперь производят повсеместно. Взял также несколько бутылочек и баночек пива, минералки и апельсинового сока. Один литр 100%-го апельсинового сока стоит здесь всего 20 крон! Это при их-то уровне зарплаты — можно пить только сок!!! Хотя они в основном пьют пиво. ? Зайдя в отдел фруктов, взял с десяток так понравившихся мне итальянских нектаринов и пяток испанских персиков — на пробу. Потом не удержался и набрал разных экзотических фруктов, большинство из которых в Саратове ни разу не видел, да и в скором будущем они у нас вряд ли появятся. Взял за 59 крон какую-то гранадиллу, похожую на крупную мандаринку на ножке. На ценнике написано, что она выращена в Колумбии. Ещё положил в корзинку плод кактуса из Коста-Рики за 39 крон, манго из Эквадора (20крон) и папайю (из Бразилии — 45 крон). Затем немного подумал и взял ещё какую-то странную штучку с множеством лопастей, которую довольно часто показывают в крутых телепрограммах о приготовлении пищи, стоимость обеда в которых превышает мой месячный заработок, типа НТВ-шной «Готовим дома». Этикетка гласила, что это выращенная в Мексике карамбола, стоящая 40 крон. После этого доехал до Аката, убрал продукты в холодильник, принял душ и провалился в сон.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

часть 1

Автор Саратовец

| 22.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий