Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Чешская Республика >> Рожмберк. ПО ЮЖНОЙ ЧЕХИИ — ЗА БЕЛОЙ ПАНИ


Забронируй отель в Чехии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Рожмберк. ПО ЮЖНОЙ ЧЕХИИ — ЗА БЕЛОЙ ПАНИ

Чешская Республика

ПО ЮЖНОЙ ЧЕХИИ — ЗА БЕЛОЙ ПАНИ

Если Вы Чехии я не первый раз, и даже не во второй — пора бы поискать в своих разъездах хоть какой-то смысл.

По числу замков, крепостей и средневековых городов Южная Чехия не имеет себе равных в стране — концентрат, вытяжка из чешской и европейской истории, изо всех стилей архитектуры и… легенд о привидениях; и все это — на площади, лишь немногим превышающей московскую с ее пригородами.

Так и родилась идея проехать по местам, связанным с самым известным и, пожалуй, самым «живым» изо всех чешских привидений — Белой Пани.

…тут скорее подумаешь о старой доброй Англии, чем о Чехии — уж не потому ли, что Чехия и в самом деле добрее? А привидения — как сама страна: не чопорные и по-настоящему добрые?

А раз Белая Пани — значит: в Южную Чехию!

В отличие от большинства других привидений, Белая Пани имеет реальный прообраз: Перхту с Рожемберка, умершую в 1476 году; в чешских архивах и до сего дня хранятся ее письма отцу и братьям, а в южночешских замках — прижизненные портреты Перхты.

Катерина Рожембергская родилась в 1429 году в замке Чешский Крумлов в Южной Богемии; крестное имя получила — Перхта. Лучшие годы — именно здесь, в замке: женское воспитание проходило в то время во «фрауциморе» — некоем средневековом подобии института благородных девиц, где девочки и девушки всех возрастов под началом более старших женщин учились читать, писать, постигали секреты учета и ведения домашнего хозяйства. Такое обучение перемежалось играми. Судя по письмам, Перхта вспоминала эти годы как рай, потерянный в одночасье: ее отец — когда-то могущественный, а теперь вконец обедневший Олдржих Рожембергский — решил выдать дочь замуж.

* * *
Прямо над ними, на десятки метров вверх — замок Чешский Крумлов.

Он необычный, этот замок. Скала, протянувшаяся по внешнему берегу Влтавы, почти незаметно перерастает в такого же серо-палевого цвета стены. Те русские, что здесь побывали, обижаются: разве таким — больше похожим на тюрьму, с неровными рядами окошек, — должен быть настоящий замок? Наверное, так выглядела Бастилия. И невдомек наши людям, что иным в то время — XV век! — он и не мог быть: крепости только-только начали терять свое оборонительное значение, и собственно концепции замков еще не возникло. Да и достраивался он столетиями, безо всякого ясного плана — просто к одной из частей вдруг начинали пристраивать следующую, и вот уже летящая надо Влтавой и городом скала приросла очередными стенами… Расплата за возраст — внешняя непрезентабельность для поверхностного ума.

Такие города, как Чешский Крумлов, возникали одинаково: средоточие купеческих дорог-тропинок (прежде всего соляных), плюс удобный брод через реку — и вот уже поставил средневековый хитрец свою табуреточку на берегу у брода, натянул веревку, принялся собирать дань с проезжающих… Как тут не вспомнить Москву — через века доползли-таки и до нас табуреточки — пусть уже на автостоянках; однако засаленные веревки-то на въезде — все те же… Но отличие все же есть: табуреточка на берегу Влтавы привела к тому, что с того же XV века Чешский Крумлов становится одним из самых богатых городов Южной Чехии. Унаследовавшие все это богатство Рожемберки многократно его приумножили и на столетия определили пути развития не только Южной, но и всей Чехии в целом.

Именно к этому знатному роду и принадлежала Перхта — будущая Белая Пани. Умница, красавица, девица на выданьи — завидная партия для любого знатного европейца.

* * *

Чтобы поправить дела, Олдржих присмотрел и богатого будущего зятя — Яна, отпрыска богатого моравского рода Лихтенштейнов. Трагическая ошибка отца: именно в то время Лихтенштейны, спустя столетия ставшие одним из самых богатых семейств Европы, тоже переживали далеко не лучшие времена. Однако бедность искусно скрывали. Так что речь шла о взаимной ошибке: каждый думал о другом, что он — богат. И каждый питал надежды.

Жертвой оказалась Перхта.

Брожу по комнатам замка — именно комнатам, не залам! — и наконец вижу тот знаменитый портрет Перхты — Белой Пани: в бальном платье, с хлыстиком в руках, которым указывает на загадочные письмена, начерченные на земле вокруг нее. Поговаривают, что проклятие с несчастной снимет тот, кто эти знаки расшифрует…Этот портрет — лишь копия. А оригинал — в другом замке, в Рожемберке. Мне — туда, но уже не ради портрета: Рожемберк — место, где привидение Белой Пани видели чаще всего.

* * *

Все-таки хорошо путешествовать по Южной Чехии: катишься по утопающему в зелени горному серпантину и даже не заглядываешь в карту. Лишь бы не сорваться вниз. Лишь бы не потерять из вида неширокую еще Влтаву: извиваясь, она протекает через всю Южную Чехию, и с древних времен вся жизнь здесь сосредотачивалась вокруг нее. У замка Рожемберк — все та же привычная история возникновения: удобный брод на средневековом соляном пути в австрийский Линц.

Небольшая парковка, небольшой же ресторанчик внизу и — долгий путь по каменным ступеням наверх, к залитому солнцем белоснежному замку. Эти долгие ступени Рожемберка — повод понять очевидные в общем-то вещи: лишь сейчас средневековье спрессовалось в нашем сознании до обобщенного «времени замков и всяких там крепостей». Посудите: застывшая высоко вверху на скале Верхняя крепость — с XIII века, а расположенный чуть ниже под ней замок перестроен из Нижней крепости в лишь в XVI-м. Впрочем, от Верхней крепости осталась лишь башня Якобинка… Здесь Белую Пани видели в 1944 году.

Тогда в Рожемберке разместилась школа молодых нацисток «Союз немецких девушек». Фашиствующие девицы попытались было рядом с гербом Рожемберков поднять над замком еще и флаг со свастикой. И вдруг на ступенях башни увидели грозящую им белую фигуру. Скатились по ступеням, устроили переполох. Вожатая девиц и управляющий замка поначалу не поверили и — вдруг увидели белую фигуру тоже. Объявили военную тревогу и всеобщий сбор. Случай был предметом разбирательства силами гестапо, даже протоколы составили. Как ни комично звучит, но в результате расследования пришли к выводу, что появление привидения — более реально, чем уж по-настоящему мифические южночешские партизаны. Однако свастика над замком так и не взметнулась!

Едва закончилась свадьба — Перхта тут же окунулась в кошмар семейной жизни. Ян быстро сообразил, что так и не сумел поправить женитьбой свое финансовое положение, и все свои зло и обиду принялся вымещать на жене.

По сути, он превратил ее в нищенку-кухарку, жившую с простолюдинами и ходившую в лохмотьях. В сохранившихся письмах отцу и братьям Перхта умоляет ей помочь — например, прислать хоть что-то из бытовых вещей или немного денег. Те пытались хоть что-то сделать, но — тщетно. Даже специально организованная встреча Лихтенштейнов с королем Йиржи с Подебрад ничуть не изменила поведение злобного Яна… И именно тогда Перхта и решила заняться помощью бедным. Помимо каждодневной помощи, несчастная начала раз в год устраивать для бедноты «праздники живота» — на центральную площадь выносили огромный котел с кашей, раздавали хлеб, рыбу и пиво. И — негодовала, когда видела любую несправедливость… Отношения с мужем переросли в обоюдную плохо скрываемую ненависть, но теперь об этом знали уже все, даже простолюдины — и любовь народа к Перхте быстро переросла любые разумные пределы.

Только умирая, Ян — не из страха ли? — решил выпросить у Перхты прощения. Та ответила отказом, и тогда последними словами злобного мужа оказались: «Так будь же ты проклята!». Сама Перхта пережила Яна всего на 3 года. Но сразу после ее смерти во многочисленных замках Рожемберков по ночам вдруг стала появляться молчаливая женщина в белом!

* * *

Тржебонь формально — тоже Южная Чехия. Но на деле — словно другая страна: нет даже намека на горы, а дорога петляет по берегам многочисленных прудов — это «рыбники», в них разводят карпов, а история создания таких прудов берет начало все в том же чешском средневековьи… В XVI веке знаменитый Якуб Крчин уже устраивал прямо под стенами Тржебони пруды, которые больше походили на озера. Кстати, к ужасу горожан. Площадь зеркала одного из них — Рожемберка! — сейчас 500 га, а в то время была в два раза больше: представьте себе средневековое искуственное озеро, противоволожный берег которого едва виден на горизонте!

А еще Тржебонь — известный курорт для лечения нарушений опорно-двигательного аппарата. Впрочем, людей на костылях или даже с палочками в руках здесь почти не видно — неужели здешние грязевые ванны и вправду действуют? На небольшом мосту — толпа смеющихся стариков, показывают пальцами на реку: бетонная женщина с фигурой птичницы-доярки стоит по колено в воде, и какой-то шутник натянул на нее настоящее женское белье: белый бюстгальтер и трусики. Именно натянул — не каждый бюстгальтер подойдет к таким формам. Прекрасная идея оживления наших разбросанных по всей России и забытых женщин с веслами!

В Тржебони Белая Пани явилась трем подвыпившим и горячо спорившим о ее существовании студентам: будущим юристу, медику и инженеру. Впрочем, в такой компании вряд ли обсуждался сам факт существования привидения — фантазия повела молодых людей куда как дальше в их рассуждениях. Тут-то Белая Пани и случилась. Самый циничный и пошлый из троицы — студент-юрист — затем надолго потерял память.

Похоже, именно Белая Пани и хранила род Рожемберков. Когда Тржебонь была окружена войсками из Пассау, и вот-вот должны были лишиться своего любимого города, вдруг появилась Белая Пани и указала место, где зарыт клад; этими деньгами Рожемберки и откупились от захватчиков.

А вот лишились покровительства Белой Пани почти случайно. Когда один из Рожемберков, Петр Вок, был еще младенцем, Белая Пани часто появлялась возле его колыбели. Кормилицы к этому привыкли, и были даже рады: знали, что малыш в безопасности. Но вот у колыбели дежурила новая, еще ни о чем не знавшая, — проснувшись ночью и завидев склонившуюся над малышом белую женскую фигуру, принялась со страху вопить, креститься, зло отгонять привидение.

И та не выдержала: «Кто же позаботится о нем лучше, как я? Гонишь меня — так и воспитывайте впредь его сами!» — затем вдруг указала пальцем на одну из стен и исчезла. Кстати, уже подросший Петр Вок приказал разобрать ту стену, на которую указывала Белая Пани — и там обнаружили… клад.

Впрочем, даже клады Петру Воку не помогли: он оказался последним из Рожемберков — наследника не оставил, и знатный средневековый род вымер. Так что если кухарка и не может управлять государством, то уж из-за кормилицы государство уж точно может рухнуть.

Последнее сообщение о появлении Белой Пани — совсем недавнее: четыре года назад в Тржебони проводилась реконструкция замка. Строитель, работавший в замковых покоях Перхты на втором этаже, вдруг увидел белую фигуру за окном. Поначалу ему показалось, что некая случайная женщина медленно проходит снаружи по строительным лесам — работяга бросился было к окну, выглянул, но тут в изумлении припомнил, что леса с наружной стены были демонтированы еще неделю назад… Ни лесов, ни женщины.

| 10.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий