Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Кипр >> Фамагуста. Город-призрак.


Забронируй отель на Кипре по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Фамагуста. Город-призрак.

Кипр

СЕВЕРНЫЙ КИПР.
Мы сидим в кабинете у начальника турецкого военного гарнизона. Мирно течет беседа о былом могуществе советской армии. Жарко. Пьем Кока-Колу ,принесенную молодым солдатом. Взгляд у солдата недоумевающий -Что делают эти гражданские в кабинете у моего начальника? Что они вообще делают в месте, куда гражданским вход строго воспрещен? Воспрещен уже почти 30 лет.
 — Я не хочу быть навязчивым, но мне вряд-ли еще когда-либо придется поговорить с глазу на глаз с русским о теме, которая меня очень волнует ,говорит начальник.
Я рассказываю о теперешнем состоянии российских войск. Вижу, что он мне не верит. Вернее не может поверить, в то, что случилось с одной из сильнейших армий мира. Я то же не могу поверить в реальность сегодняшнего дня. Что весь этот день-не сон. Что мечта, которую я лелеял в течение трех лет- осуществилась. Что в данный момент мы находимся в Фамагусте, в районе Вароша, на Серверном Кипре или Республике Северный Кипр. В стране не признанной ни одной державой мира. Что мы находимся в городе ,который до 1974 года являлся самым фешенебельным курортом Кипра. Тогда еще единого Кипра. Городе с ужасной судьбой. Городе-призраке. Городе, жители которого покинули свои дома в 1974 году.. Покинули, думая, что уходят максимум на неделю. Покинули и больше не вернулись…
Беседа переходит на советскую разведку, говорим о КГБ . Для начальника новость, что российский президент- бывший разведчик. Уважительно прищелкивает языком. Беседуем очень неспешно и я, параллельно начинаю вспоминать предшествующие этой беседе, события.
Первый раз я попал на Кипр в 1999 году. По случаю купил путевку , поехал отдохнуть на две недели. В автобусе гид дал толстую пачку рекламных буклетов- всякие экскурсии, аквапарки . Обычный набор курортных развлечений. Был среди этих буклетиков один, который привлек мое внимание. «Фамагуста-город призрак»- было написано по-английски. Не лучшего качества фотография изображала пустой пляж с покосившимися зонтиками и ряд безжизненных отелей. Предлагалось совершить однодневное морское путешествие в Фамагусту, город захваченный турками в 1974 году. Видимо, в детстве я излишне много читал приключенческих книг , разные «Острова сокровищ», «Таинственный остров» и т.п. Тяга ко всему загадочному и таинственному осталось до сих пор.
На следующий день , уже пытал одного русского-киприота о Фамагусте.
Из его рассказа узнал, о том, что в 1974 году турецкие войска захватили половину острова Кипр. Причем лучшую половину. С белоснежными песчаными пляжами и огромным количеством исторических архитектурных памятников. Для прекращения войны на Кипр были введены войска ООН. В последний день перед заключением перемирия, турки захватили самый богатый фешенебельный город-курорт — Фамагусту. Жителям города, было дано 24 часа на то, чтоб покинуть город. Разрешено было взять с собой только 2 небольшие сумки. Люди уходили из города, надеясь скоро вернуться. Как они ошибались! «Вот уже скоро 30 лет, как существуют две части Кипра. Процветающая греческая и турецкая, которую стараются не упоминать путеводители и гиды.. Скоро как 30 лет, Кипр и Турция реально находятся в состоянии войны. Истоки конфликта давно забыты. Но до сих пор столица Кипра -город Никосия разделена на две части. До сих пор гражданам запрещено переходить границу. Скоро 30 лет, как жители Фамагусты не видели своих домов.» — поведал мне новый знакомый. На мой вопрос, действительно ли в этот город проводятся экскурсии, киприот рассмеялся. «Корабль не может подойти к городу ближе чем на 1.5 километра, иначе его просто расстреляют. Максимум что ты сможешь на этой экскурсии- посмотреть в бинокль! „- сказал он.
После этого разговора, я на время охладел к Фамагусте. Понял, что побывать там нереально. Уже перед самым отъездом с Кипра, мне попался еще один рекламный буклет. Он рекламировал смотровую площадку, с которой можно было посмотреть на Фамагусту. На карте была указано место ее нахождения рядом с границей. С этой точки можно рассматривать закрытый город, в бинокль. Но времени на посещение этой площадки уже не было. Я покидал Кипр, но желание увидеть город-призрак осталось. Это желание появлялось перманентно вплоть до 2003 года. В начале этого годы, мы с женой все-таки решили сделать попытку проникнуть в Фамагусту.

ПОДГОТОВКА К ПОЕЗДКЕ.
Поиск информации в интернете дал очень немного- несколько расплывчатых фотографий и рассказы пары людей, побывавших на Северном Кипре, но близко не подходивших к „закрытому городу“. Зато я узнал ,что реально не вся Фамагуста закрыта. А только один, отдельно стоящий , ее район — Вароша. Остальной же город жилой. Затем я нашел сайт грека , которому удалось побывать в Вароше в 1977 году. Посмотрел несколько вполне приличного качества фотографий. Этот человек после посещения города, написал книгу о Фамагусте. Как-нибудь обязательно закажу ее у него на сайте. http://www.inhostage.com Я размещал вопросы о возможности посещения Фамагусты на кипрских сайтах. И получал предостережения южных киприотов.“ Куда ты собрался? На этой территории не существуют права человека. С этой страной нет дипломатических отношений ни у одной страны мира! Если с вами там что-то случиться, никто не сможет вам помочь» Была даже одна угроза-«Твои данные уже в иммиграционной службе, посмотрим, как тебе удастся пройти таможенный контроль в аэропорту»
Но и это не смогло нас остановить.
Реально на подготовку путешествия ушло около полугода. Мы нашли человека на Северном Кипре, который мог помочь в посещении Вароши. Его зовут Левент. Первым его вопросом был -«Ты журналист?» Только мой отрицательный ответ позволили продолжать беседу. Первым требованием для посещения Варошы было- ничего не снимать на фото или видео. Левент ничего не обещал, но сказал, что сделает все возможное, чтоб мы попали в «закрытый город» Поездка была запланирована на майские праздники. Я и моя жена Лена, отвели на посещение Северного Кипра только один день. У нас была информация, что турист перешедший границу с южной стороны, обязан вернуться в тот- же день, до 17 часов вечера. Иначе не пустят ,и возвращаться домой придется через Турцию. Мы планировали пересечь границу 4 мая ,в воскресенье. В конце апреля из Кипра пришло известие. Правительство разрешило жителям Cеверного Кипра пересекать границу Южного. В ответ на это , южанам было разрешено переходить на Север. В один день границу перешло 25 000 человек. Люди стояли в многочасовых очередях ,чтоб побывать в покинутых ими 30 лет назад ,местах. Левент предупреждал, что в выходной перейти границу просто нереально. Мы перенесли переход на понедельник-5 мая.

НА КИПРЕ.
Прилетели мы 3 мая, на один день остановились в отеле в Ларнаке. Немного привели себя в порядок с дороги. Особых планов на день не было. Созвонились с нашим проводником, сообщили , что нормально добрались до Кипра. Не знаю как у Лены, но у меня в голове была только Фамагуста. Мы нашли на карте смотровую площадку и рванули туда, благо, что машина у нас была арендована на неделю. По дороге заехали на мыс Капе-Греко,посмотрели на английскую военную базу. Вкусно пообедали в прибрежном ресторанчике в Агиа-Напе. На месте были к вечеру. View Point (смотровая площадка в вольном переводе) , представляет собой трехэтажный дом, вокруг которого размещен небольшой зоопарк (много разных птиц, ослики, страусы, еще кто-то). Но реально туристы едут смотреть Фамагусту. Рядом с домом проходит пограничная полоса, забранная колючей проволокой. В десяти метрах стоит пограничная вышка. Два военных пристально наблюдают за нами. Висит табличка-НЕ ФОТОГРАФИРОВАТЬ. Неужели пульнут , если достанешь фотик? На крышу дома ведет лестница, наверху площадка, с которой видно «закрытый город» Там же стоит платная стационарная подзорная труба.
Зоопарк нас не интересовал, мы сразу пошли наверх. Между смотровой точкой и началом Вароши около километра, может даже больше. Первое, что бросилось в глаза- большой строительный башенный кран. Издалека кажется ,что идет строительство здания. Достаем бинокль. Огромный пустой город. Деталей невидно — далеко. Кран стоит рядом с недостроенным отелем. Удивительно, за тридцать лет не упал ,не покосился.. Долго рассматриваем город. Не вериться ,что можно попасть внутрь. Начинает темнеть, спускаемся вниз. Внизу на первом этаже небольшой музей. Есть фотографии Фамагусты до 1974 года. Есть свежие фотографии. Но немного. Некоторые сняты дальнобойным объективом с крыши дома. Совсем немного снимков, снятых изнутри города. Значит, все-таки там кто-то иногда бывает! На фотографиях заросшие кустарником дома, потрескавшийся асфальт дорог, через который пробилась растительность. Обветшалые отели, остовы автомобилей. Ни одной живой души. Несколько фотографий отмеченных 1996 годом ,рассказывают об инциденте имевшем место на границе. Как я понял , активисты движения-освобождения Северного Кипра перешли границу и пытались снять турецкий флаг с флагштока на границе Фамагусты. Одна фотография изображала ,как человек в форме стреляет из пистолета в человека, залезающего на флагшток. Рядом фотография человека в военной форме с надписью — УБИЙЦА. На другом снимке военные избивают кого-то прикладами. Надо возвращаться в Ларнаку. На душе тревожно.. Завтра нам нужно переезжать ближе к границе.

НА СЕВЕР.
На следующий день мы переехали в столицу Кипра-Никосию и заселились в скромный отель . Нам нужно было только переночевать. Там же уточнили , где находиться переход на северную часть и в какое время он начинает работать. В 9 утра 5 мая, мы уже были возле перехода. Переход находиться в старом городе. Несколько улиц в непосредственной близости от границы, не жилые.. До сих пор в магазинах и домах заколочены двери, окна заложены мешками с песком. По дороге встречаются укреп-посты с узкими бойницами. Там-же находиться разрушенный блок-пост войск ООН. Показательно то, что перед переходом на Северную часть ,мы купили большую бутылку воды. Мы не были уверены, что будет такая возможность там. И что ждет нас на той стороне , мы не знали. Очереди не было. Мы насторожено шли между рядами колючей проволоки. В нескольких местах стояли кипрские военные и солдаты ООН, англичане, судя по нашивкам на рукавах.. Многое указывало на то, что недавно здесь стояла огромная очередь. Надписи на листах бумаги, приколотых к столбам -«Время ожидания- 3 часа«, „Время ожидания 2 часа“ Никто не спрашивал паспорт. Иди нужно было метров 400.Я все время наблюдал, работает ли телефон. Было подозрение, что руоминга с Северным Кипром может не быть.
Только уже на турецкой территории нам дали заполнить вкладыш, на который поставили печать о переходе границы. Печать в сам паспорт турки предусмотрительно не ставят. ООНовец сказал нам, что по новым правилам , мы можем находиться на территории Северного Кипра до 3 дней и что сегодня переход работает до 24—00. Мы обрадовались что времени у нас оказалось больше ,чем мы рассчитывали.
Переход границы занял у нас около 20 минут. Мы на Северном Кипре. Такие- же люди, такие- же дома, такие- же машины. Лавки, магазины. Несколько таксистов предлагают свои услуги. Тут же находиться прокат машин. Телефон работает. Звоню Левенту. Он обещает заехать за нами через 20 минут. Присаживаемся на бортик и ждем. Подходить пожилой турок. На плохом английском спрашивает- откуда мы. На таком- же английском отвечаем. Удивлен. Улыбается и предлагает угостить нас минеральной водой из бутылки.
Показательный момент. На Северном Кипре очень мало туристов. Да и вообще иностранцев. Поэтому отношение простых людей к иностранцам, напоминает отношение советских граждан к любым иностранным в период 80—90 годов. Очень живой интерес. Причем чаще всего просто бескорыстный интерес. Приезжает Левент. Знакомимся . Очень приятный человек, имеющий самую ,что ни на есть гражданскую профессию. У него есть знакомые-военные в Вароше.
Мы едем в Фамагусту. По дороге определяем, что сначала осмотрим исторический центр Фамагусты, а потом уже едем в Варошу. Приличного качества дорога через 40 минут приводит нас на место.

ФАМАГУСТА.
Исторический центр поражает своей строгой красотой. Укрепления старого города , рвы, башни. Внутри развалины церквей и действующие мечети. Все построено из желтоватого камня, похожего на песчаник. Внутрь можно проехать на машине. Площадь старого города довольно обширна, думаю в окружности километра четыре. Внутри находятся торговые улицы, банки, кафе. Еще в 16-ом веке турки первый раз захватили Фамагусту. Это была долгая осада. На крепостных стенах до сих пор зияют выбоины, напоминающие об данном периоде истории. Большинство разрушение старого города осталось с тех времен. После захвата турки начали перестраивать церкви в мечети.. Причем очень простым способом- сбивались купола и возводился минарет. Такой вот симбиоз религий. В таком виде эти сооружения дошли до наших дней. Есть просто разрушенные церкви. Видно не подошли для мечетей! Все виденные мной исторические памятники на Южной части Кипра выглядят какими-то выглаженными, отремонтированными и предназначенными только для привлечения туристов. Как-то гладенько выглажены камни у колон и арок. Все очень аккуратненько замазано цементом , отреставрированно . Иногда даже возникает ощущение, что все это недавно построено для того, чтоб турист нес сюда свои кровные еврики. От этого возникает ощущение надуманности исторических памятников Южного Кипра.
На северных территориях такого нет . Здесь за историческими памятниками следят, но как я понял , не реставрируют. Мечети действующие. Настоящая первозданная история видна в каждом камне Фамагусты. Ощущение истории реальной ,а не надуманной не покидает ни на секунду. Умиротворение разрушенных церквей, красота древних городских укреплений- это старая Фамагуста. Непередаваемое чувство. Поразило полное отсутствие туристов. Что всегда меня раздражало ,при посещении исторических памятников в разных странах- это толпы туристов ,обвешанных фотоаппаратами, дикие дети, снующие под ногами. Чего стоит Саграда Фамилия в Барселоне, даже в несезон , в январе там толпа. В Фамагусте полное ощущение, что история принадлежит только тебе. Мы подъехали к живописным развалинам церкви ,прямо в центре старого города. Желтые разрушающиеся стены с остатками настенной живописи, вместо крыши- голубое небо, вместо пола-зеленый настил травы. Поваленные остатки мощной колоннады. Тихо щебечут птицы. Тишина и умиротворение. Мы одни гуляем по развалинам. Сюда можно приходить просто подумать, почитать книгу. Если бы я жил в Фамагусте, приходил бы сюда отдохнуть от суеты. Можно часами смотреть на стены этих некогда величественных построек. Ощущение, что прикасаешься к вечности , а река времени протекает где-то рядом. Прямо возле исторических памятников течет неторопливая жизнь города. Работают кафе, магазины. Рядом с мечетью находится современное здание банка. Для жителей Фамагусты, это не туристических аттракцион, а обычный городской пейзаж, к которому все давно привыкли. То что мы видели в старом городе Фамагуста просто великолепно. Нетронуто цивилизацией. Превосходно в своей первозданной разрушенности.

ГОРОД-ПРИЗРАК.
После осмотра памятников древней истории, наш путь лежал в закрытый город, памятник истории новейшей . Мы ехали в Варошу. Этот район Фамагусты примыкает одной своей стороной к городу. Дорога петляет среди жилых домов и неожиданно появляется колючая проволока, путанка , заросшая дикой растительностью. Такая зелено-металлическая заградительная стена. Едем вдоль заграждений. Напряжение нарастает. Молчим и смотрим. Вдалеке виднеются отели. Вароша ограждена таким образом, что ее центр и прибрежная полоса невидна с места примыкания к Фамагусте. Реально, из-за колючей проволоки видны только несколько обветшалых коттеджей и одна церковь. Разломанные ставни, отсутствие окон, отвалившаяся краска. Мы едем вдоль заграждений, с одной стороны дороги стоят жилые дома, с другой уже 30 лет, как не жилые. Некогда прекрасные сады заросли дикими растениями, плодовые деревья под лучами палящего солнца без орошения ,превратились в обугленные остовы. Ощущение какой-то тревожности и настороженности. Первый пропускной пункт. Турок наставляет на машину автомат. Учащенно бьется сердце. В голове мысль- приехали, сейчас развернут. Наш проводник говорит с солдатом по-турецки. Военные связывается с кем-то по рации. Через пару минут поднимает шлагбаум. Левент говорит ,что контакт сработал. Нужно отметить ,что до последнего момента, я не знал с кем у нашего проводника договоренность в Вароше. Он до последнего момента говорил, что может случиться все, что угодно, и не гарантировал исход нашей поездки. Единственное, что он обещал- это что сделает все возможное, чтоб мы побывали в закрытом городе. Позже я узнал, что его „контакт“ — начальник военного гарнизона, расположенного в Вароше. И что сам Левент некогда служил здесь в армии и побывал в самых закрытых уголках этого загадочного города-призрака.
Мы едем дальше, таким- же образом проезжаем второй пропускной пункт, затем третий, я все время думаю, что нас вот-вот завернут обратно. Но связь работает, мы внутри. Город большой. Мы пока едем как- бы по его окраине. Обветшалые одно-двух этажные дома -бывшие некогда богатыми виллами, выжженные нещадным солнцем сады. Фантастическое ощущения одиночества. Горjд есть, жителей нет. Как в романе Стивина Кинга „Лангольеры“ В домах нет окон-дверей, видно ,что и внутри они пустые. Видны следы мародерства и разграблений. Надписи на турецком на стенах. Я спрашиваю у Левента, где все имущество. Он рассказывает ,что турки в течении нескольких лет грабили город. Вывозили имущество кораблями. Все дома ,отели были разграблены. Все ,что представляло хотя- бы маломальскую ценность было вывезено. Военные сделали себе миллиардные состояния на этом городе. Я задаю ему вопрос — ну пусть три года, пусть пять лет город подвергался разграблениям. Потом грабить было уже нечего. Зачем держать город закрытым почти 30 лет? Проводник сначала ответил, что турки хотели скрыть от мирового сообщества факт мародерства в таком размере. На что я возразил -скрыть это невозможно, есть космические спутники в конце концов, есть люди, которые служат здесь, и которые не будут молчать. На что Левент ответил, мне-» Юра, турки изначально знали ,что это город придется отдать, рано или поздно. Ведь отели ,которые находятся здесь принадлежат 16 странам, даже песок на пляж привозился из Египта. Как ты думаешь, проще отдать пустой город, или заселенный людьми, которые на эти дома и отели не имеют никаких прав. Ведь открыв город, турки спровоцировали -бы неконтролируемое заселение сюда своих граждан ,а у каждого клочка земли ,у каждого дома в этом городе есть хозяин» Мы подъехали к гарнизону, он находиться на окраине города. Денис попросил нас подождать в машине. Сам пошел внутрь. С опаской мы достали бинокли и стали смотреть на город. Отели,отели,отели…Их наверно штук 100. Стоят один к одному вдоль береговой линии, зияют пустыми глазницами выбитых окон, как немые свидетели произошедшей здесь трагедии. Один из пятизвездочных отелей был открыт за три дня до захвата города. Насколько люди были уверены, в том, что такого не может произойти, если открывали отели во время войны!? А может это только легенда? Чуть дальше от береговой линии начинается коттеджная территория. Разномастные, разного стиля строения. Но явно видно, что очень богатые постойки. Где-то нет крыш, где-то остались даже двери-окна.. Обветшалые, запущенные с потрескавшимися стенами. В нескольких местах стоят башенные краны. Видны недостроенные конструкции будущих отелей и вилл. Им так и не удалось увидеть своих первых гостей, и видно, уже не удастся. Бросается в глаза один огромный сероватый отель, у него на месте все окна, все двери. Странно как-то на фоне того, что находиться рядом. Но он очень далеко от нас, даже в бинокль плохо видно. Я боюсь достать фотоаппарат.
Выходит Левент с худощавым смуглым человеком в военной форме и военной выправкой. Нас представляют. Это начальник гарнизона. Его имя — Хасан. Он держит в руках рацию. Я задаю ему вопрос про отель ,который не выглядит разграбленным. Хасан, говорит, что к нему даже близко никто не посмел подойти, что в внутри в этом отеле, даже заполненные бланки резервации, лежат на своих местах. Я задаю резонный вопрос, кому же он принадлежит? Хасан пристально смотрит на меня и ничего не отвечает.. Мы садимся в машину , Левент очень тихо едет по пустынным улицам города. Они с Хасаном о чем-то говорят по-турецки. Мы с Леной смотрим по сторонам с открытыми ртами. Все протекает как- будто во сне. Я не могу поверить, что это явь. Вот фотомагазин, на полу разбросаны старые фотографии. Возле дома бадья с цементом, в которую воткнуты лопаты. Трудно же будет достать их оттуда через 30 лет. На полу в кухне валяются кастрюли. Ни одной живой души. Подъезжаем к береговой линии. Отели, отели, отели. Разные, длинные ,высокие, небольшие. В некоторых внутри нет даже обоев на стенах, голый бетон. Даже лифтов нет в шахтах. В некоторых остались окна, но внутри сохранилось очень мало, только то, что не представляло реальной ценности. Хасан простит Левента остановить машину. Мы выходим и идем к морю. Белоснежный песок , лазурное, чистейшее море. Покосившиеся зонтики, окисленные лежаки. Хасан говорит, что мы первые за 30 лет, гражданские ,которые стоят на этом пляже. Да еще и иностранцы к тому-же.. Я думаю, что если бы не изменения в политике двух государств, то мы никогда бы не попали внутрь Вароши. Видно Хасан понимает, что недолго осталось закрытому городу оставаться таковым. Что скоро каждый желающий сможет посетить это место. Поэтому мы и попали с место, куда доступ гражданских лиц категорически запрещен! Я не знаю, возможно ли будет восстановить разрушения, которые нанести городу военные и время. Мне кажется, что все эти строения проще снести и построить на их месте новые, чем восстановить то- что осталось. Ведь мародеры разрушили всю инфраструктуру , а время не пощадило коммуникации. Мы смотрим на море. Рядом с пляжем достаточно мелко. Чистейшее море, песок, ракушки , изгиб лагуны показывает нам все побережье. До горизонта стоят отели. Возле берега виднеется остов деревянной лодки, некогда оставленной здесь владельцем. Неожиданно Хасан дает разрешение фотографировать. Он говорит, что будет сообщать нам где можно снимать, а где нельзя.. Мы спрашиваем разрешения пройти вдоль берега. И получаем положительный ответ. Мы с Леной бредем по прибрежной полосе. Разговаривать не хочется.. С одной стороны прекраснейшее море, с другой запустение и разрушения.. Делаем несколько фотографий. На пляже стоят какие-то неуместные здесь мягкие стулья, вросшие в песок. Явно их приволокли из близлежащего отеля. Да так и бросили здесь. Жара не чувствуется. Садимся, смотрим на прибой.. Сзади раздается свист. Левент вдалеке машет руками. Пора возвращаться. Идем назад.

ДОМ ХУДОЖНИКА.
По дороге к машине, Левент рассказывает нам, что покажет нам один интересный дом. Что Хасан разрешил зайти внутрь и фотографировать там. Пока мы едем к этому дому, Левент рассказывает нам его историю. Жил в этом доме известный кипрский художник и скульптор Хантхос Хаджисотиру. Дом был построен по его проекту, и он очень любил его. В доме было много его произведений. И одно из них осталось там и сейчас, заинтриговал Левент. Во всяком случае было там, когда я служил здесь- поправился он. Это один из немногих домов, которые стоят прямо на береговой линии. Я думаю, что это связано с былой дороговизной земли в Вароше. Видно только очень богатый человек мог позволить себе купить здесь земельный участок с выходом к морю. Мы подъехали. Двухэтажный дом. Стены почти полностью заросшие разными дикими растениями. Из-за этого кое-где невозможно подойти к дому .Да же сейчас видно, что дом просто великолепен. Никакого модерна. Ничего кричащего, все очень органично и естественно, но в то же время очень стильно. Полукруглые арки, коричневая черепица, стены отделаны натуральным камнем. Невысокий каменный заборчик, сейчас полностью заросший. Заходим внутрь со стороны пляжа. Кое-где сохранились окна, вернее это были витражи, осталась только металлические прутья, стекол нет. Огромные окна зала, с высоченным потолком, выходят на море. Внутри остатки разрушенного камина. Красивая плитка на полу, бежевые стены. На одной из них барельеф. То произведение ,о котором говорил наш друг. Три женщины склонив голову набок, держат в руках сосуды с водой. Левент говорит, что барельеф изображает боль кипрского народа. Я думаю о том, что весь этот город — это боль кипрского народа. Как я уже писал, в доме было несколько произведений Хантхоса , но все их бесстыдно разграбили. Наш проводник говорит, что один из барельефов, сейчас висит на воротах дома премьер-министра. «Боль кипрского народа» оставили не из идейных соображений , просто выполнена она из гипса. Гипс ,как известно очень мягкий материал.На барельефе в нескольких местах видно, что его пытались оторвать, но он только крошился и отваливался кусками. Видно его можно вырезать только вместе со стеной. Странно, что это остановило мародеров. Стены дома исписаны различными надписями по-турецки. «Здесь был Махмед, военская часть 16.» Все в таком стиле. Выходим во внутренний дворик, следы большого костра или небольшого пожара. Красивые , отделанные натуральным камнем стены. Широкие арки. Мы с Леной разбредаемся по дому. Я нахожу галерею, с витражными окнами. Стекол опять нет. В одной комнате стоит металлический остов кровати. В ванной остался умывальник и бачек от унитаза. Встречаемся на террасе на втором этаже.
 — Ну как?
 — Обалдеть…
Дом находится прямо возле границы. Последний дом по пляжу, дальше только колючая проволока и через метров 500, территория Южного Кипра. С террасы вдалеке виднеется смотровая площадка, с которой мы вчера смотрели на Варошу. Смотрели и не верили, что сможем побывать здесь. Спускаемся вниз. Хасан рассказывает, что художник так сильно любил этот дом, что после оккупации поселился недалеко от границы и каждый день выходил на простой рыбацкой лодке в море, чтоб в бинокль любоваться своим произведением. Выходил каждый день, в любую погоду. Военные знали это. Когда один раз он не вышел в море, они поняли, что Хантхос Хаджисотироу умер. Дом действительно прекрасен. Прекрасное произведение архитектурного таланта с ужасной судьбой. Молча едем назад. Перед глазами проплывают отели, краны, виллы ,коттеджи. Сквозь асфальт и плитку на площадях прорости молодые деревья и кусты. Кое-где виднеются остовы машин .Почему турки не забрали машины -спрашиваю я. Забрали, видно эти уже не представляли ценности- отвечает Хасан. Я снимаю кадры прямо из окна машины. Хасан молчит. Ленка говорит мне- Имей совесть. Я прячу фотоаппарат. Хасан приглашает к нему кабинет.
-Выпьем что-нибудь холодное.
Действительно на улице больше 30,но ,видно от нервного напряжения, жара не чувствуется. Сидим в кабинете, пьем колу. Говорим. Хасан предлагает показать еще одно место, то, где находится флагшток. Именно там в 1996 году застрелили греческого активиста. Приезжаем туда. Два флагштока ,два флага-Северного Кипра и Турции, за ними уже нейтральная полоса, рядом пост, стоит два солдата с оружием. В десяти метрах трехэтажное здание, переоборудованное в наблюдательный пункт. Поднимаемся на крышу. Солдаты, дежурившие здесь, стоят по стойке смирно, отдают честь. На крыше стоит тренога и огромный стационарный бинокль. Здесь бесплатный, мелькает мысль в моей перегретой голове. Бинокль направлен на Южный Кипр. Смотрим на View Point на той стороне. Потом переворачиваем и смотрим на те места, где только что побывали. В душе тоска. Спускаемся. Хасан показывает на каком из флагштоков был убит грек. Рассказывает, что второй вместе с женой, запутался в колючей проволоке , и их убили прикладами…Я спрашиваю у Хасана, за что убили этих людей? Он отвечает- Они хотели снять наш флаг. Но глаза его показывают негативное отношение к этим убийствам. Прощаемся. Хасан смотрит нам в след.
Мы едем из Вароши. Левент предлагает покушать в ресторане. Он рассказывает, что вторая граница Фамагусты с Варошей проходит по пляжу. И что буквально недавно ее отодвинули так, что можно видеть отели, совсем рядом. Мы едем в ресторан, он находится на берегу. Левент жалуется на плохое обслуживание в ресторанах Северного Кипра . Говорит, что хозяева делаю красивый интерьер, вкусную еду, но нанимают официантами турков из деревень, которые ничего не умеют. Я рассказываю ему ,что на Южном Кипре в ресторанах то же плохо обслуживают и ужасно готовят .Hо принципу- на твое место все- равно завтра придут тысячи туристов. Левент удивлен. Мне не лезет кусок в горло. То ли от нервного истощения, то ли от жары, то ли от количества впечатлений. Пью сок и воду. Лена кушает суп, говорит, что вкусно.

НА ПЛЯЖЕ.
Выходим из ресторана, едем по пляжу. Граница закрытого города перенесена сейчас так, что можно увидеть несколько разрушенных отелей прямо с пляжа. Но людей практически нет. Несколько человек загорают на лежаках. Наш друг говорит, что это лежаки, простоявшие здесь 30 лет, и получившие возможность обслужить людей только пару недель назад. Проходим метров 100, дальше в море уходит колючая проволока. Предупреждающие надписи- «Не фотографировать, будут стрелять.» В непосредственной близости, находится пострадавший от войны отель. Один из немногих которые пострадали от войны, а не от военных. В него попала авиабомба . Отель как будто разрезало на две части. Половина устояла ,вторая была полностью разрушена. Искареженные перила, висящяя на тросах лифтовая кабина.. Рядом военный пост. Левент заговаривает с военным по-турецки. Просит разрешение сделать несколько снимков. Получает категорический отказ. Чуть позже мне все-таки удалось несколько раз щелкнуть затвором фотоаппарата. Выстрелов не последовало. Рядом с нами, возле колючей проволоки, стоит пожилая женщина. С ней две девушки. У одной на груди висит профессиональный цифровик , стоимостью несколько тысяч долларов.-журналистка.
Женщине на вид около 60. Я виду ,что из глаз ее текут слезы. Левент то же видит это и спрашивает у нее что-то по-турецки. Она не понимает. Тот же вопрос звучит по- английски.
 — Вы жили здесь?
Женщина смотрит на него, на нас и отвечает.
-Да, мой дом находиться вот за этим отелем, указывает она пальцем. Только по-моему этот отель раньше назывался не так.
 — Откуда вы приехали?
Продолжает разговор Левент. Девушки подходят ближе и внимательно слушают.
 — Я живу в Лимассоле,у меня там дом. Я приехала, чтоб увидеть свой прежний дом. Тот дом, который я очень люблю, в котором пережила столько всего хорошего! Но меня не пускают туда. Мы передаем женщине бинокль, она долго смотрит в него . По щекам бегут слезы. Возвращая бинокль, говорит, что все- равно дома не видно..
После паузы произносит:
 — Когда мы покидали свой дом ,я думала, что это максимум на неделю…
Прошло почти 30 лет.
Мы не стали говорить этой женщине, что были внутри города. Может это и к лучшему ,что она не увидела свой старый дом.

НА ЮГ.
С тяжелым чувством мы покидали Фамагусту. Уже темнело. Мы заехали в гости к Левенту в Никосию, познакомились с его замечательной женой и сыном. Выпили вкуснейшие национальный кофе и лимонад. Отдохнули. Побеседовали о политике, о будущем Северного Кипра. Поделились впечатлениями о поездке. Узнали о том, какие интереснейшие места мы не успели посетить- старинный город Киринею , горные монастыри. Очень интересный дом миллионера-юриста, по совместительству мафиози и торговца оружием. Жена Левента очень занимательно рассказала нам об этом доме, из которого бежал за границу владелец. А теперь он открыт для всеобщего посещения, со всеми сокровищами ,находящимися там. Мы поняли , что неминуемо еще вернемся на Северный Кипр, потому что не увидели даже 10-ой части того, что стоит посмотреть в этой стране. Было уже темно, когда Левент отвез нас на переход. Мы очень тепло попрощались. Быстро прошли ООНовский контроль. На южной части нас ждал не такой теплый прием. Очень долго проверяли наши паспорта, пролистывая буквально каждую страничку. Не дай бог где-нибудь стоит отметка Северного непризнанного Кипра. Потом проверяли ,сегодня ли мы переходили границу на север. Странно, ведь ООНовец говорил ,что мы можем находиться на Севере до 3-х дней? Видно южане не совсем с этим согласны. Затем проверили наши рюкзаки на предмет контрабанды сигарет и спиртного. Только после этого ,нас пустили на юг. Сев в свою машину, мы поняли насколько мы вымотаны. Физически и самое главное морально и эмоционально. А нам еще нужно было ехать в Лимассол…
Несколько дней понадобилось нам, что события 5 мая уложились у нас в голове. Посещение Северного Кипра и в особенности Вароши было настоящим эмоциональным потрясением для нас. Все остальное время на Кипре мы приходили в себя от переживаний этого дня. Левент просил не писать нигде о посещении Вароши, и тем- более не размещать фотографии в журналах, газетах, интернете. Это могло повредить Хасану. Только несколько дней назад, я получил от него разрешение на опубликование этого рассказа и размещения нескольких снимков.





| 02.06.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий