Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Кипр >> 4 недели на острове Кипр >> Страница 2


Забронируй отель на Кипре по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

4 недели на острове Кипр

Кипр

К тому времени мы так проголодались, что уговорили Валерия найти нам какую-нибудь точку общепита или магазин. Он привез нас на форелевую ферму Псило Дендро. Полюбовались мы на пляшущую в воде форель, посмотрели на механизмы, с помощью которых в бассейны запускается вода, и пошли вовнутрь. Нда, на ресторан это не сильно похоже. Скорее, на столовую при заводе. Правда, выдают меню. Но много чего из списка отсутствовало в наличии. Еще каждому выдали по бумажке — номер заказа, и потом мы по ней расплачивались! Ха-ха. Так вот, стоят длинные столы, человек на 10 каждый, скатертью застелены, но поверху — клеенка. Хлеб бесплатно дали, а из соусов — только уксус. Хлеб с уксусом в ожидании заказа — это ужасно! Правда, пиво сразу принесли. Вот так, пиво с уксусом и пили. Потом прибыл мой супчик (в горах к тому времени уже стало просто холодно, надели всю одежду, какая была запасена!), горячий, но такой скудный! То есть — такая крохотная тарелочка! Жуть. И за все это — 4 фунта (1,5 — пиво, 2,5 — плошка супа). Остальные заказывали форель — кажется, 6 фунтов за рыбку. С картошкой или макаронами. Мне там не понравилось. И эта система номерков на кассе…

Далее по плану была еще одна церковь в деревне Омодос. Но когда мы туда прибыли около 5 часов вечера, она оказалась закрытой! Нас не стали ждать… И мы пошли гулять по этому населенному пункту. Омодос оказался винной и кружевной вотчиной. Прямо на улицах над домами развешаны вышитые и вязаные скатерти, полотенца, рушники, салфетки. Кружево очень тонкое, сплетено интересно. Многие вещицы доказывают свое киприотское происхождение — украшены ракушками. Стоят столы, полные…нет, не яств, а всякой бижутерии — металлической, ракушечной, деревянной. Улочки узюсенькие, «в боках жмет», протискиваешься даже с трудом. Интересно покрытие на земле — плиты уложены под углом от дома к середине улочки таким образом, чтобы дождевая (или еще какая) вода не затапливала дом, а стекала посередине. Растут гранатовые деревья — с висящими плодами, мощная лоза с виноградными гроздьями, зеленые лимоны, апельсины, мандарины. И цветы… Просто буйные, яркие заросли над всеми домами и заборами.

А мы отправились в гости в дом-музей. Не В.И.Ленина, конечно, а вполне живого и здорового бодрого старичка Сократа Сократиса. Этот товарищ — потомственный винодел, его дом — действительно музей, ему лет под 200 точно. Правда, он нам сказал про 500 лет!!! На доме — табличка «Сократис. Традиционный дом виноделия». Внутри — винные прессы, которым больше 100 лет, фотографии 19 и начала 20 века, старомодные костюмы в старинном шкафу, древний, но не теряющий сути самогонный аппарат, хитрый погреб с дверью на защелке — если не знаешь, как открыть, то можно остаться внутри навеки…
Сократис угостил нас всем, чем мог. Вином «Коммандария» собственного изготовления. Много пить его нельзя — очень сильно влияет на сердце. Мы лишь продегустировали по капельке, купив, однако, по бутылке с именной наклейкой Сократиса по 2,5 фунта. Это очень дешево. В магазине подобное вино (только заводское) стоит 5—6 фунтов, а в Новосибирске — 800 рублей. Предложил он нам и самогончику своего — виноградного. Градусов 60 точно есть. Но мы хоть согрелись! Угостил пастилой, орехами, сиропом из плодов рожкового дерева. Про этот сироп (local carob syrup) я потом прочла на сайте www.greek.ru:

«Совсем не исключено, что название остров получил от рожкового дерева, которое на греческом именовалось „кератия“. Это вечнозеленое дерево семейства бобовых произрастало на Кипре в большом количестве. Чрезвычайно неприхотливое, оно могло приживаться на любой почве и считалось вполне обычным для Кипра растением. Плоды этого дерева, точнее семена, представляющие собой суррогат кофе, киприоты называли „черным золотом“. Эти семена, обладающие постоянной массой в 200 мг, использовали в древности в ювелирном деле как единицу веса — карат (сравните — „кератия“)».

Сироп этот обладает тонизирующим действием — сейчас я добавляю его в чай по утрам, и уже забыла, что такое утренняя сонливость из-за недосыпа! Вкус — терпкий, сладкий, при этом в нем нет ни капли сахара. Сладость — природная.

Обратный путь лежал через Лимассол. Проезжали плантации цитрусовых, аллею кипарисов, виноградники, где выращивают виноград для «Коммандарии». Сам Лимассол протянулся на 35 км, поэтому мы увидели практически весь город в вечернем свете. Замок Колосси, где тот самый Ричард Львиное сердце жил с той самой Беренгарией Наваррской (на самом деле, говорят, он ее взял силой, а не по доброй воле). Замок Кастелло — в центре города. Заезжали в огромную церковь Богородицы, что в центре города — там как раз шла служба. (Кстати, в этой церкви раньше хранился фрагмент перста Иисуса — потом, где-то в веках, стащили J) Не знаю почему, но эти службы по-гречески вызывают у меня воспоминания о фильме «Широко закрытые глаза» Стенли Кубрика. Примерно в том же духе там шла черная месса. (прости меня, господи, за такое сравнение, но это только на Кипре — даже в самой Греции не возникало такой мысли). Так вот, не выгонят ли меня, думала я, заходя в брюках в церковь (до этого все время я ходила в храмы в длинной юбке)? Не выгнали. Но когда мы присели послушать жутковатые мотивы службы, я забросила ногу на ногу. Проходящая мимо пожилая женщина одернула меня — нельзя так сидеть.

Из Лимассола мы направились в Ларнаку, домой. Проезжали мимо монастыря Ставровуни — «Церковь святого животворящего креста» («Ставро» — крест, «вуни» — гора). Мимо деревушки Хирокития — места, где на раскопках и нашли следы человека неолитического периода. Постройки — круглые дома диаметром 3 метра, более сейсмоустойчивые, чем прямоугольные. Людей той эпохи хоронили под порогом дома в позе эмбриона, сверху клали камень — вроде ты и с нами, но должен уйти. Рядом с Лимассолом — следы Аматуса, древнего города, от которого остались одни колонны.

Дорога от Лимассола до Ларнаки некоторое время исполняла роль взлетной полосы. Когда турки захватили полстраны, Кипр оказался отрезанным от воздуха — аэропорт был только в Никосии. С трассы взлетали транспортные самолеты с русскими пилотами… Лишь русские способны на такое! И сейчас, если убрать разделительный барьер с шоссе (это можно сделать быстро и просто), то дорога превращается во взлетную полосу.

Вернулись мы в 20—00. А уезжали — в 10—00. Вот такая мощная десятичасовая экскурсия через весь остров обошлась в 30 фунтов. Турагентства такого не предлагают. В этом мы убедились позже, когда съездили в Пафос. Поэтому — не рекламирую, просто даю совет: будете на Кипре — за полезной экскурсионной информацией обращайтесь в Русское Православное общество, к Валерию и Наталье Зыковым (мобильный телефон на Кипре 99831916).

20 октября, следующий день я провела, отдыхая от предыдущего дня — уж слишком много впечатлений надо было переварить, слишком много заметок записать.

Пафос: смазанные с помощью турбюро впечатления

21 октября. В этот день мы отправились в Пафос. Экскурсию брали в турбюро за 20 фунтов (включен билет в музей). Самое интересное — это дорога через весь остров. Увидели все города. По дороге гид Эмма — стройная обаятельная гречанка в джинсовом костюмчике, с легким акцентом и смешными ошибками в речи, за которые она заранее извинилась, попросив не смеяться над ее русским языком — рассказывала много интересных фактов о жизни киприотов.

О свадьбе. Девушка должна «быть готова» к свадьбе — иметь дом — полную чашу, полностью готовый к последующей жизни, стоимостью не менее 100 тысяч фунтов. Сейчас стоимость — около 1000 фунтов/кв.м. Будущая свекровь требует от снохи дом, если его нет — то в будущем — сплошные укоры. Откуда это пошло? Раньше женщины не работали, и родители были обязаны обеспечить ее приданое, то есть подготовить ей дом в качестве приданого и собственности.
На свадьбу приглашают 2000 человек. Вначале — венчание, потом ресторан. Самые близкие — 300—500 человек. Жених и невеста встречают гостей, угощают скромно — выпить-закусить, принимают подарки в виде конвертов с деньгами. После остаются самые близкие, идут в ресторан, отмечать, а жених и невеста в это время считают деньги, получается 15—25 тысяч фунтов.
Когда рождается мальчик, ему дают имя дедушки со стороны отца, девочка — бабушки со стороны матери. Если дают иное имя, то начинаются скандалы! Важно, чтобы продолжался род с помощью имени и фамилии.
О работе. Работодатель платит за госработника 6% от начисленной зарплаты, в эту сумму входит соцстрахование, пенсия, медстрахование. Частник платит сам за себя 11,5% и не имеет права на пособие по безработице. Пособие платится 6 месяцев. Пенсия — с 60—65 лет. На госпредприятии — с 60 лет. Частники идут в 63—65 лет. На госпредприятии получают больше. Средняя зарплата — 500—550 фунтов, минимальная зарплата — 350 фунтов (например, девушка в магазине начинает работать). Хорошая зарплата — от 1000 и выше. Средняя пенсия — 350 фунтов, социальная пенсия (тем, кто не работал) — 180 фунтов. Минимальная пенсия (тем, кто недоработал стаж) — 250 фунтов. Хорошая пенсия (учителя, врачи) — 1200—1300 фунтов.
О выборах. Если кто-то не идет голосовать — то он отправляется в суд и платит штраф. (ха-ха, у нас бы так!) Выборы президента — каждые 5 лет, парламента — каждые 4 года.

Была остановка в бухте Петра-ту-Ромиу, потом — в деревне Йероскипу. В бухте купались, фотографировались. Там из пены морской явилась миру Афродита. Поверье такое есть (или туристам просто это сообщают?), что кто искупается в бухте — будет вечно молодой и красивый! И весь автобус дружно нырнул в воду…
 В Йероскипу прошлись по магазинчику с керамикой и сладостями, цены естественно, выше, чем в супермаркете, ассортимент тот же. 
После был Пафос — но как-то так на скорую руку… «Вот здесь дом Соломонии, но мы останавливаться не будем, а вот это — особенное дерево, но мы проедем мимо». Прибыли на виллы Дионисия и прочих героев-богов.
Вначале полезли в катакомбы — спускаешься по крутой лестнице под землю. Там лазишь по пещерам, гротам, в дырки какие-то ползешь, как разведчик, и вылазишь уже из другой гробницы! Потом гуляли по залам с мозаиками. Мозаики — интересные, но блеклые. Как сказала Эмма, лучше всего на них смотреть, когда они мокрые, а бывает это раз в год, когда их моют. Чаще нельзя — все-таки сколько тысячелетий прошло… Потом Эмма дала нам свободное время, и мы с Мариной погуляли по этим виллам.
С моря дул сильный ветер, светило яркое солнце. Мы оторвались от общей толпы, пошли гулять по территории этого музея под открытым небом, обнаружили амфитеатр — действующий, там периодически проходят концерты и спектакли. Увидели Пафосский маяк. Город, который поделен на три части — Неа Пафос (новый) — где мы и были, где расположены достопримечательности, Като Пафос (нижний) — туристический район с отелями и ресторанами.
Район Ктима был виден где-то на горизонте — это уже современный район, где живут киприоты.
После прогулки хотели купить книгу об этом музее в магазинчике. Но цена — 3,35 фунта за тонкую брошюрку на русском языке с кратким и безграмотным, полным ошибок текстом, как-то не вдохновила. В итоге Марина приобрела книгу на английском (подробнее раз в 10), а я взяла лишь открытки — они, видать были сделаны в период помывки мозаик, иначе с чего бы им быть такими яркими…
После гуляли по набережной Пафоса — более приятная, чем в Ларнаке, красивая набережная. Но Ларнака — единый город, а Пафос разделен на три части, просто так из одного района в другой не пройдешь пешком. И после этой экскурсии — скудно и мало! — поехали обратно в Ларнаку.

Последний день на Кипре — так, чтоб запомнить навсегда!

22 октября. С утра получила смску от Марины с предложением встретиться на пляже, позагорать-поплавать. Поболтали о жизни, позагорали у дамбы яхт-порта, где не дует ветер. Познакомились с ловцами-подводниками — охотниками на осьминогов. Мужественные все такие, круто выглядят в гидрокостюмах. Но улов — фиговый. Всего один осьминог. Говорят, вода мутная. Я из этого осьминога (то есть, из его ног) сплела косичку. А с подводной братвой мы сфотографировались на память! Такое трио Бандерасов!
А вечером мы решили пойти на службу в церковь. Но кто-то перепутал время и нам сообщил неправильно, в результате чего вместо службы, прошедшей ранее, мы попали на крестины кипрского младенца. Вот это зрелище, я скажу!
Очень много народу. (Наверно, как на свадьбе — лишь близкие родственники J) Все очень строго и одновременно нарядно одеты. Мужчины в костюмах, галстуках, женщины почти все в черном — либо костюмы, либо платья, все очень красивые, ухоженные, с прическами.
Священники тоже в нарядных одеждах. Ребятеныш-кроха месяцев семи — в белом: белые штанишки, носочки, кофточка и панамка. У всех праздник — одним христианином станет больше. Младенца на руках держала девушка. Не мать ребенка — крестная мать. Мать вообще была где-то поодаль, в общей толпе. Носила и держала только крестная. Кстати, действо снимали на камеру!
Один священник читал молитву над ребенком тихо, осеняя его крестом. Второй читал молитву в микрофон, и вся церковь была наполнена гулким речитативом. Прямые участники обряда целовали то крест, то иконы. И вдруг во время одной из молитв детеныш, до этого бывший спокойным — как заорет! Как будто его напугали или сделали больно. Говорят, будто в этот момент он видит злых духов, которые летают вокруг. Ну и все в таком роде. Мое мнение — он просто напуган неизвестной, необычной обстановкой.
Его носили по церкви орущего, потом раздели, окунули в купель. Немного успокоился. Завернули в простыню, понесли переодевать в другие нарядные вещички. Для крещения был заготовлен целый чемоданчик: одежки, пеленки-распашонки, типа приданого невесты. Переодевали его сразу пятеро женщин! Он орал. Одели беленькое пышное платьице, белые тканевые башмачки, шапочку, и стал ребенок как ангелочек!
Обряд продолжился — его проносили мимо всех зрителей, снова осеняя крестом. И после этого все потихоньку стали выходить на улицу. Крещение состоялось. Одним христианином на земле стало больше.

А мы отправились вначале ко мне в гости, а после — к Марине в Aqua Sol hotel. И, скажу я, ее четыре звезды — как две в Северной Греции, в Паралии Катерини! Все те же условия, мебель, сантехника, обстановка, как были у меня в отеле 2* Avra. Здесь разве что холодильник заполнен спиртным и напитками, ключ — магнитная карточка да два ресторана на этажах. И швейцар постоянно улыбается, распахивая двери на входе.

Пошли гулять по яхт-клубу — как там классно! Яхты, яхты… Много, красивые, дорогие. Добрели до ресторана-таверны, где работает знакомый Марины — Андреас. Вроде как хозяин, но в то же время и официант, и еще пару должностей совмещает. И это неудивительно — все время на своем месте, контролирует процесс. Она спросила, можно ли принести вечером с собой вино — ей в Лимассоле греческая журналистка подарила бутылку хорошего вина «Xefoto» с частного завода с пожеланием выпить ее с хорошим человеком. Вначале хотела везти домой в Ригу, но тут попалась я такая же любознательная, и, видать, хорошая. Андреас разрешил. Вообще, скромный такой хозяин таверны! И симпатичный.
А место такое тихое, неприметное для туристов, приходят и приезжают сюда только свои, местные. Внутри все отделано деревянной рейкой, на стенах — картины с морской тематикой, в рамках морские узлы, какие-то схемы, штуки навигационные.
Мы были там единственными иностранками. Цены — не сравнить с людным побережьем. В два раза ниже. Например, рыбное мезе — 7 фунтов на две персоны против 12 фунтов на побережье. Почему еще мы туда отправились: вечером обещали музыкальную программу. Действительно, был музыкант, пел и играл отлично — но на синтезаторе. Без живой музыки  L. Но зато выкладывался он по полной программе. Началось выступление в 9 вечера, и когда мы уходили в час с лишним, он еще продолжал петь и играть! И пел очень хорошо. Музыка душевная… Чисто наша. Только слова непонятны.

Вот, а мы заказали греческий салат за 1,8 фунта — это маленькая порция, хотели большую, но Андреас говорит — вам хватит и маленькой. И действительно, принесли вот такенную миску! Еще заказали осьминогов и кальмаров в кляре, по 3,5 фунта. Хотели картошку — он говорит — не надо, там уже есть картошка. И правда. Приносят нам два огромных блюдища: на одном гора из картофеля фри и осьминогов, на другом — фри и кальмаров в кляре! Объесться! Кроме того — лимоны для сока и отварные овощи: цуккини, морковка, цветная капуста. Пировать со всеми этими яствами можно было и впятером. Но нас было мало. Пришлось справляться. Начали осваивать потихоньку.
А ресторан тем временем наполнялся исключительно местными жителями, огромными компаниями, человек по 6—8 минимум. Сдвигались и без того огромные столы. И заказывали всего и помногу. Что даже на столе места не оставалось. И пили не помалу! Вино, зиванию, пиво, сок, воду, узо, бренди.
Интересный момент: уже когда люди заканчивали свой ужин, то, что они не доели, официантки складывали им в мешочки и отдавали с собой! Для меня это было дико видеть, а Марина сказала, что и в Риге это сейчас обычная практика. Потому как все дорого, и если что-то осталось, то забирают с собой, чтобы доесть на другой день. Что-то я не представляю такого в России и в Новосибирске в частности, а в Москве и подавно!

Все пили-ели, помногу — не помалу, и как только вино и зивания ударили в голову, началось пение в микрофон — подпевание певцу. Звучало весьма хорошо. А танцы начались намного позже. Вначале вышли плясать две немолодые, но стройные, гибкие женщины, потом мы, посмотрев на них, тоже присоединились — потому что уже сидеть на месте было невозможно! Такая музыка требовала движения! И пошло… Постепенно вышли танцевать все! А в какой-то момент, когда вообще никто не плясал, а музыка была отличная, я вышла одна! Как мне аплодировали! И фотографировали!
Плясали и медленные, и быстрые танцы, и сиртаки, и под турецкие мотивы (ай-я-я-Мустафа-а-а), и даже под польку! Звучало даже нечто, похожее на нацистские марши. В кипрской обработке. Потом вышли плясать и мужчины! И мы все вместе выделывали — то сиртаки, то порознь, то попарно! Ух! 
Желающие еще и пели — либо подпевали музыканту, либо солировали. Для этого Андреас разнес по всему залу радиомикрофоны. Кроме того, желающим попасть в ритм выдавали барабан тамтам! И мне удалось постучать (это, кстати, довольно нелегко)! Пофотографировались на фоне этого великолепия, с вином и полными фужерами, с микрофоном, с тамтамом,

 В подарок от заведения (т.е. от Андреаса) принесли фрукты, чай, кофе. Потом, когда мы увидели счет — то жутко удивились. Всего 9 фунтов на двоих. Причем расписан счет по меню — что брали.
Когда закончилось наше вино, нам предложили вина из-за соседнего столика два богатых (это видно сразу) лысых гражданина с семьями, их было шестеро — две пары родителей и дети, похоже, свежеиспеченные молодожены. И мы выпили с ними за процветание Кипра и России. Ну и Латвии. Марина сказала, что видела их днем на одной яхте тысяч за 150 фунтов.
Были мы там примерно до полвторого ночи. На прощание прогулялись, распрощались, обнялись-расцеловались посреди Финикудеса и разошлись.
Вернувшись, начала собирать вещи — кучу всего надо было запихать в чемодан и сумку, часа в 4 легла спать, но не спалось — слушала морской прибой и думала о месяце, проведенном на волшебном острове.

Прощание с островом

23 октября. Около 7 часов утра встала и вновь начала утрамбовывать вещи. Пошла прогуляться, денег в море набросать. Напоследок на пляже пристали какие-то грузины, непременно желавшие познакомиться и ждать меня до следующего лета!
Было очень странным, что фирма Натали-турс хотя бы автобус прислала вовремя (это я к тому, что гида Ирину я так и не нашла, когда было очень нужно — мобильный телефон переключался на факс, а факс — на автоответчик!). Мои объемистые сумки и чемодан загрузили в автобус и — в аэропорт. А дальше — регистрация, таможня, duty-free, вожделенный аромат Trussardi Skin, по бутылке узо и рома, посадка в салон. Багаж — 24 кг, но, чтобы мне не доплачивать, работник аэропорта Сократис Никос указал 20! Спасибо ему, доброму человеку!

Летим… Скоро промозглая Москва, сырой Новосибирск, а я не хочу возвращаться. Люблю Кипр, он уже как часть меня. Обязательно вернусь сюда!

Юлия Кокурина

Автор Юля

Страницы: Предыдущая 1 2

| 21.03.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий