Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Куба >> It's only for you. (Начало)


Забронируй отель на Кубе по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

It's only for you. (Начало)

Куба

Начну с того, что пару дней назад решил посмотреть в инете что-нибудь об отдыхе за рубежом. Сам первый и последний раз ОТДЫХАЛ в 1997. Посмотрел сайты: кругом Турция, Египет и т.д., описание отелей и всякая хрень, а покруче? И тут попал на сайт Сергея Винского.

Читал его два дня. Получил удовольствие близкое к половому. Особенно тот раздел, который посвящен Кубе. Сразу нахлынули воспоминания почти пятилетней давности: бирюзовые волны океана, белоснежный песок, мучачи…Конечно, прошло уже много времени, какие-то детали стерлись в памяти, но в целом, — все было как будто бы вчера.

1997 год. Деноминация. За доллар — меньше 6 рублей, не жизнь- малина. На фирме какие-то деловые завязки с Кубинской компанией в Москве. В Гаване в ноябре открывается Международная ярмарка.
 — Кто хочет на Кубу?
 — Конечно я!!!

Потому что два года назад там был мой приятель Григорий, и после его рассказов двух мнений быть не могло. Со мной собирался в поездку еще один товарищ, но у него кончился срок действия паспорта. Пришлось все брать на себя. Кубинские партнеры в Москве выправляют мне билеты на 28 октября и тур: Варадеро, отель «Барловенто» — 10 дней; Гавана, отель «Тритон» — 3 дня, для посещения ярмарки.

Накануне вылета грандиозная пьянка по поводу дня рождения друга, ему, как и мне стукнуло 34. Рейс в 10—30 утра из Ш-2 Кубаной на ИЛ-62. Водитель с нашей фирмы заезжает утром за мной и доставляет мое тело в аэропорт. В Москве выпал первый мокрый снег.

Прохожу на регистрацию. Народу на Гавану много. Встал в очередь. И тут подходит ко мне девчонка (где-то моего возраста, очень себе ничего) и говорит:
 — Молодой человек, я тоже лечу этим рейсом, но у меня перегруз по багажу, возьмите мою сумочку, please.
 — No problem, — отвечаю, если только без наркотиков, оружия и прочей контры.
 — Да нет там подарки для Российского консула. Меня зовут Валентина, я работаю в Российском посольстве переводчиком.
 — Это very good!.

Получили посадочный талон. Прошли погранцов. Я пошел в дьюти-фри, купил за 10 американских рублей бутылку Смирнова 0,75, на всякий случай. Остальное время до посадки на рейс просидел в баре — реанимировался.

Ну, вот и посадка в лайнер. И что-то я прошляпил, потерял свою попутчицу, пришлось сесть строго по посадочному талону. Занял место возле иллюминатора (сдуру), рядом со мной села женщина-кубинка лет около 60 интеллигентного вида, и третье кресло заняла женщина-русская средних лет, которая замужем за кубинцем. Такая вот компания, не выпить, не покурить. Чтобы пойти покурить в хвост, надо было поднимать всех своих соседей. А так как в основном всю дорогу они спали, пришлось курить прямо на месте, что свело «на нет» все приятные знакомства. Рейс был у нас с посадкой не в Шенноне, а на Канарах в Лас-Пальмасе. Но это сути не меняет. В любом случае полет туда сильных впечатлений не оставил.

И вот наконец-то на ломаном английском и на кубинском испанском:
 — Пристегните ремни, температура в аэропорту Хосе Марти 22 градуса.

Местное время-полночь. Гуськом идем на выход из обрыдшего за почти 17 часовой перелет лайнера (включая 2 часа на Канарах). Первый шаг на трап, и тебя с ног до головы пробивает то ли пот, то ли… короче, становишься весь липкий (кто играл в большой футбол в закрытом манеже «Спартак» или «Динамо» тот меня хорошо поймет).

Выходим через погранзону в зал прилета. Встречают много людей с разными табличками. Нахожу свою Sol & Son, сверяемся с трансферными листами, все ОК, проходите к микроавтобусу. Залезаю в микроавтобус Мицубиси, бросаю сумку, сидения просто мокрые, т. к. влажность около 100%. Оказывается, минут за 20 до нашего приземления прошел дождь, и на улице была русская баня. Больше за все 2 недели ни одной капли не упало с неба.

Стою, курю, подтягиваются попутчики, один парень едет в Санта-Марию в отель «Тропикоко» он уже едет на Кубу в пятый раз (как я его сейчас понимаю!!!). Остальные трое в Варадеро: Витек, лет 23-х (клоун еще тот) в трех звездный отель Sol и еще что-то в названии, сейчас уже не помню. В мой отель: Игорь, лет 25 по профессии модельер одежды (соответственный имидж и непонятная ориентация, но парень неплохой, назовем его Кутюрье). И, по-моему, Слава лет на 5 постарше меня. Едет не первый раз, как бывалый полностью затарен мануфактурой и парфюмом. Причем, отель у него оплачен на три недели. Но заметно, что если я все- таки больше предпочитаю все то, что шевелит ся, то он больше то, что горит. Вот вроде все в сборе.

Русскоязычный гид с нами. Поехали. Кондиционер в микрике работает, так что ехать комфортно. Просим водителя через гида, чтобы проехать через центр Гаваны, т. к. он собирался ехать окраинами. Без проблем. Время как раз час пик ночной жизни. Гид поясняет: где и что проезжаем, но из окна машины много не увидишь, а так — народ тусуется, мучачи косяками, все в порядке.

Проезжаем город, первая остановка Санта-Мария, отель «Тропикоко», прощаемся с одним из попутчиков (забыл имя, сколько воды утекло…), он желает нам удачи, мы ему. На вопрос: «Почему Санта-Мария?» отвечает, что здесь все то же что и в Варадеро, но доступней и дешевле. Возразить нечего.

Поехали дальше. По пути просим гида остановить, чтобы купить попить. Тормозим у какой-то кафешки, Слава, как самый опытный, советует нам взять по Кубелибре. Берем, этот один из самых популярных коктейлей: ром, кока-кола со льдом. Вроде ничего, потянет, правда я все же предпочитаю неразбавленные напитки. Полчасика посидели, покурили. Двинули дальше. По пути стараемся что-нибудь рассмотреть, но темно как у негра… Проезжаем Матанзас, гид говорит, что скоро Варадеро.

Показался шлагбаум. Оказывается, буквально накануне Фидель объявил войну проституции, и Варадеро закрыли для местного населения, только обслуга и аборигены, но об этом мы еще пока не знали.

Наш отель Iberostar Barlovento находится прямо на въезде на полуостров на левой стороне (сторона океана) а отель Витька в метрах 300 дальше, но справа. Слава, Кутюрье и я выходим. С Витьком договариваемся встретиться утром в нашем отеле. Проходим на ресепшн, получаем ключи, бросаем вещи, обустраиваемся, встречаемся внизу. Время часа 4 утра по-местному. Пошли на берег. Посмотрели на океан. Волна была около метра. Вернулись обратно, искупались в бассейне. Заказали в баре по коктейлю. Время уже почти 6, в течение 10—15 минут рассвело, такое ощущение, что кто-то включил свет (экватор близко, однако), этот же кто-то так же исправно его выключал в 18—00.

Барменша обаятельная белая кубинка невысокого роста на вид лет 30-ти. По-русски не говорит. Только испанский и американский английский (с персоналом проводятся регулярные занятия). У нас: Кутюрье учил в школе французский, Слава — немецкий (если вообще он что-то учил) хотя работает в каком-то министерстве. Я учил английский, но со времен госэкзамена в МАМИ, 15 лет не было никакой практики, еще у меня был русско-испанский разговорник, так что я был за переводчика.

Так вот сидим, потихоньку пьем. В очередной раз барменша подходит к нашему столику и спрашивает, не желаем ли мы еще чего. Я говорю ей на английском, чтобы она принесла мне стаканчик чистого рома и апельсиновый сок. После этой фразы ее глаза стали квадратными. Она произнесла:
 — Wha-a-a-a-a-t?

Я повторил свою просьбу. Она посмотрела на меня таким выразительным взглядом, как будто я попросил ее выстрелить мне в затылок (потом она еще не раз на меня так смотрела, но об этом ниже). Но, однако, пошла за стойку и вернулась, с чем бы вы думали, правильно — с Кубойлиброй! Тут я взорвался! Ну и что, что 6 утра! Да, не люблю я коктейли, я плачу и хочу получить то, что хочу! После этого я подумал, что, может, она плохо знает инглиш. Я показал ей жестами — в один стакан только ром, в другой орандж джус. Она кивнула и удалилась. Мою Кубулибру взял себе Слава. Через минуту барменша принесла два стакана — то, что я заказывал. Как я понял, кубинцы не смешивают ром с апельсиновым соком, хотя почему, не понятно, да и я вроде смешивать его не просил.

После этого случая, как только я появлялся в баре, барменша (ее звали Нюрис) всегда приветливо мне улыбалась и одновременно со словами на русском:
 — Привет, Владимир! — (это уже моя школа), наливала чистый ром и апельсиновый сок. — It's only for you.

Позже, в этот же день пошли на завтрак. Шведский стол, все пристойно, есть можно. После завтрака объявили собрание всех русских, кто вчера приехал в наш отель. Пришла женщина по имени Идания от турфирмы. Всем выдали по бесплатному коктейлю. Расселись за столиками. Кто же с нами приехал? Со Славой, Кутюрье, мы уже знакомы, а кто еще? Итак, семейная пара лет около 50-ти (они уже на Кубе не первый раз, сказали, что все здесь видели, на экскурсии не поедут, попрощались и удалились). Еще пара такого же возраста — очень приятные: женщина Наташа и ее спутник, мой тезка. На вопрос к Наташе:
 — Это Ваш муж? Был получен ответ: — Кошелек.

У Наташи в Гаване жила родная сестра, она была замужем за работником посольства Конго на Кубе. Два летчика того же поколения. Два друга детства Костя и Сергей тех же годов. Костя работник киноиндустрии, Сергей бывший водитель посольства Кубы в СССР. И девушка Надя 22-х лет. Кстати, она в самолете сидела позади меня, но я думал, что ей лет 18 и она летит с мамой и папой. Вот и весь десант.

Пока Идания рассказывала нам об экскурсиях, о том, как и где снимать баксы с пластика, где поесть черепахового супа или русских щей, я с тоской думал о том кого бы взять в компаньоны для ночных приключений. Получался полный облом. Кутюрье был непонятной ориентации или слишком богемного воспитания, Слава тихий алканавт, мужики все по двое, им и без меня нормально. Надя?!
 — Я что 8000 км пролетел, чтобы познакомиться с девочкой из Москвы?

Короче, надежда была только на Витька.

Закончились посиделки, я заказал вместе со всеми экскурсию на Карибское море в Плайя Хирон с заездом в Индейскую деревню и на крокодилью ферму за 100 долл. И стал ждать Витька, т. к. он обещал вскоре подтянуться к нам. Кажется, я вспомнил название его отеля — Sol Melia.

В ожидании взял холодного местного пива «Кристалл» по 2,15 доллара за банку в баре, лег возле бассейна на лежак. Отдыхаю. Вдруг подходит ко мне наша Надя и предлагает вместе с ней сходить на пляж, т. к. она одна, ей скучно и т.д. Но я кремень. Говорю ей, что у меня очень важная встреча и что как-нибудь в другой раз — обязательно. Она пошла одна.

Тут как раз появился Витек. Стали обсуждать с ним дальнейшую нашу культурную программу, он пошел в бар взять себе что-то выпить. Смотрю, Надя идет уже с пляжа (до него от отеля метров 200). Ë-мое, не прошло и 15 минут, а она уже назагоралась. Подходит ко мне и говорит, что по пути на пляж к ней начали приставать все окрестные негры, ну в смысле познакомиться, а в ее планы это совсем не входит. Если честно, негров я очень даже в этой ситуации понимаю. Потому как Надежда конечно, достойно представляла нашу державу, как страну где живут самые красивые женщины в мире (Куба — второе место). Хотя она была не красавица модельного типа, но очень даже: среднего роста, фигурка — полный порядок, обаятельное лицо, длинные волосы…
 — Кто же тебя отпустил сюда одну, Надюша?
 — А что, я уже взрослая, у меня есть жених в Москве, и вообще я уже в Тунисе отдыхала с мамой.
 — Ладно, кто там тебя обижает?

Берем Витька, выдвигаемся на пляж втроем. Берем по доллару лежаки, устраиваемся под грибком из пальмовых листьев. Когда мы ходили накануне на пляж ночью, мне не понравилось, океан штормил, темно, весь пляж в водорослях. А днем работники пляжа убрали все водоросли, выброшенные на берег. Песок-это что-то нечто — белоснежный, мелкий как манная крупа. Океан-сказка, волны нет совсем. А цвет? Не жалко 1500 долларов, отданных за путевку, только чтобы это один раз увидеть.

Дело в том, что у берега достаточно мелко, не более 2-х — 3-х метров, причем на расстояние от берега метров 100—150. А так как песок белый и просвечивает через чистейшую воду, то цвет воды — бирюза, не описываемая словами. Дальше, где глубоко — насыщенный синий, переходящий в голубое небо. Кто это видел, тот никогда не забудет. Вдоль воды, куда хватает взгляда — белоснежный бесконечный пляж, пальмы с кокосами — Баунти и Чунга-Чанга в одном флаконе! Вода 27 градусов, очень соленая, после купания покрываешься соленым налетом. Температура воздуха 30, на небе два — три облачка. Если где-то есть рай, то это точно там.

Мой приятель Григорий говорил мне об этом, я был готов ко всему, но то, что увидел живьем, потрясло. На пляже кроме нас практически никого нет, на 100 кв. м по паре человек, недалеко от нас загорают две дамы средних лет top-less. По виду приехали недавно, такие же «загоревшие» как и мы.

Время к обеду. А у нас только завтрак- ужин. Но есть и не хочется. Пошли в прибрежный бар, посидели, перекусили, 10—15 долл. Все удовольствие. Жарковато, да и не спали. Пошли отдыхать. Витек пошел к себе в отель, а мы с Надеждой к себе.

Приходим на территорию. Отель испанский очень уютный одно- трехэтажные корпуса, ресторан, два бара, два бассейна. Один для детей и волейбола. Вдруг слышим, на всю территорию раздается песня «Катюша». Поют человек 6—7, плавая в бассейне по кругу вокруг здорового мужика (глубина 1,55 м, он стоит, вода до подмышек не доходит). Поют с акцентом, но довольно мелодично. Громче всех с серьезным лицом поет мужик, правда со слухом у него проблемы, зато без акцента.

Подныриваю, всплываю возле мужика, и тихо говорю:
 — Зëма, ты русский?

Хотя вопрос, конечно, был риторический. Почему русского можно различить сразу в любой самой пестрой толпе — это тема отдельной диссертации. Вы бы видели, как изменилось его лицо! От серьезной сосредоточенности (песня давалась тяжело) до детского восторга.
 — Братан!!! — заорал он так, что все сразу перестали петь, — Ты откуда взялся?
 — Да вот, ночью прилетели, — отвечаю.

Тут и Надюха подплывает. Познакомились. Он говорит, что с Питера, зовут Игорем, что он тут уже неделю один парится, прилетел с Доминиканы, родной язык забывать начал, вот и несет родную культуру в массы.

В отеле жили: испанцы, итальянцы, немцы, аргентинцы, колумбийцы, две канадки (что на пляже top-less), пара австрийцев. Ну и мы, да, еще один швед. Поговорили с Игорем как тут и что. Пошли отдыхать  т. к. нужно было хоть немного восстановиться.

Номера в отеле стандартные, две двуспальные кровати, сдвинутые вместе, телевизор со спутниковым ТВ, мини холодильник, кондишн, сейф, ванная комната, лоджия, как везде. С Витьком договорились встретиться после ужина. Включил ТВ, идут кубинские новости, Фидель говорит, что Россия их бросила, но они все равно не сдадутся. Показали сюжет из Европы, по-моему, это была Бельгия, Брюссель. Где они отыскали там такие трущобы, я не знаю, какие-то наркоманы ширяются в подворотне. Следующая картинка — уборка сахарного тростника на Кубе, бодрый председатель местного колхоза. Я почувствовал, что подобное я где-то уже видел, и это было не так давно. Совок он и в Африке…

Проснулся, пошел на ужин. Опять шведский стол. Очень всего много и все очень съедобно. Чего не хватало — нашего черного хлеба. И картошка у них не картошка, а потато — сладкая. Ну и напитки за отдельную плату, но это вроде везде так.

После ужина с Витьком пошли в магазин за территорией отеля. Я взял пару пузырей золотого рома, он был там самый дорогой по 9 долларов, а так был трехлетний по 3, пятилетний по 5 (как потом выяснилось он самый хороший), затарился местным пивом «Кристалл» по 0,75 доллара за банку, забил весь свой холодильник, чтобы остывало.

В баре при отеле втридорога, но зато когда тебе достают банку холодного пива и замороженный в морозилке бокал, наливают и подают с улыбкой, это наверно стоит денег.

После ужина в отеле выступают аниматоры — программы достаточно интересные, различные представления, конкурсы, обучения латинским танцам и т.д. все это представление заканчивается примерно в 22. К этому времени мы с Витьком уговорили бутылочку рома, и решили, что пора приступать к десерту.

По рассказам моего приятеля Григория, который был в том же отеле в 1995 году, ты выходишь из отеля на улицу, а там … мучачи просто вешаются на тебя гроздьями, ты говоришь им что-то вроде:
 — Руссо туристо — облико морале, но если вы так настаиваете, то, конечно, буду!

Короче, выходим мы с Витьком на авениду …
 — Ау! Мучачи!

Голый вассер!!! На улице ни души, как в родной деревне моей покойной бабушки в Тульской губернии. Только стрекот цикад. Оказалось, в 1995 году было все нормально, а теперь Варадеро — закрытая зона (блин, слово-то, какое).

Но вдруг до нашего слуха доносится далекая музыка, причем с территории за шлагбаумом. Там плавучая дискотека. Пошли туда. Вход 5 баксов (за коктейль). Заходим. С нами на дискотеке получилось 5 человек: мы с Витьком, бармен и две путаны. Путаны белые, профи, сносно общаются на инглише. Заряжают по 40 баксов и 20 за касу партикуляр (частная комната, квартира). It's only for you.

Какие 40+20? Григорий говорил, что 30 — это all inclusive. Но, может, у них тоже инфляция?

Тут я заметил, что моего напарника хорошо развезло, коктейль был лишним, потому что когда я перевел ему сумму за услуги, его стошнило прямо на танцпол (в натуре) под ноги изумленных путан. Пришлось брать его в охапку и тащить обратно, ближе к цивилизации. Пока доковыляли до отеля, он вроде оклемался, но стал не очень вменяем. Натуральный зомби. Во взгляде пусто-пусто (домино). Но вроде передвигается своим ходом. Ладно, решили двигать в глубь полуострова, в сторону более фешенебельных отелей.

Прошли километра два, никакой бурной жизни. Так, туристы бродят, кафешки полупустые светятся, ничего особенного. Кто же знал, что, во-первых, 22—30 это еще рановато, а во- вторых, это сейчас я знаю, что такое Ла-Румба или Ла-Вамба (дискотеки Варадеро), а тогда — откуда? Григорий об этом не говорил, да он и не знал, что теперь все попрятались по различным дискотекам. Такие вот дела.

Ну, идем дальше. Вдруг на противоположной стороне авениды Витек замечает одиноко дефилирующую негритянку неопределенного возраста и форм. С низкого старта срывается к ней и заводит с ней беседу. Правда, языков никаких он не знал. Я остался наблюдать. Через минут пять красноречивой пантомимы в исполнении Витька, он радостно заорал:
 — Вован! Я щас, подожди не уходи, всего 10 баксов!

Обнял свою спутницу, и свернул в переулок, в сторону океана.

Ну, я стою, закурил. Сделал пару затяжек, слышу с той стороны, куда удалился мой друган, звук мотора, торможение, хлопанье дверями, и через секунду частый стук каблуков убегающего со всех ног Витька в ту сторону, откуда мы пришли. Причем, он промчался мимо меня как ужаленная электричка. В голове промелькнуло:
 — Может быть, его застукал ревнивый муж негритянки с топором за пазухой? Постоял еще несколько секунд, — погони не было. Пошел в сторону своего отеля. Вечер был испорчен. Первый блин комом. В голове крутится мысль:
 — А, что? Надюха не самый плохой вариант (шутка).

Прихожу в бар в отеле. Нюрис наливает ром и сок. Спрашивает, почему так рано вернулся. Рассказываю. И тут узнаю про все в полном объеме и про дискотеки, и что с Витьком ничего особенного не случилось, просто местная полиция пресекла несанкционированное общение негритянки и Витька, причем Витек зря убегал, а вот негритянку он подставил (вроде за занятие проституцией можно словить 4 года, а за сутенерство все 8).

Заодно познакомился с барменшей поплотнее. Оказалось, мы с ней ровесники, она живет в Матанзасе, замужем, двое детей, очень приятная девушка. Когда знакомились, я спросил:
 — Не от русского ли имени Нюра происходит ее?

Она сначала не поняла. Пришлось объяснять, что есть такое имя Анна, она закивала головой. Что есть производная от этого имени — Нюра. Она опять изобразила непонимание.
 — Вот смотри, — пишу ей на бумаге «VLADIMIR». Она кивает.
 — А это производная от моего имени, — пишу «VOVA».

Тут ее глаза снова стали квадратными, как в первые минуты нашей с ней встречи.
 — What happened? — это я уже удивился.

Со скорбным выражением лица она говорит, что это слово, произносится как БОБА. У испанцев звуки «бэ» и «вэ» произносятся всякий раз по-разному по какой-то непостижимой системе. Например, Havana звучит как Хабана, а Barlovento — как Варловенто, без стакана не разберешься. И на испанском это слово означает что-то вроде Foolish woman, и то, я думаю, что это еще самый мягкий вариант. Тут уже мои глаза попытались выпрыгнуть с насиженных мест. Вот такие пирог  и.

Тут появился Игорь. Тоже где-то обломался, пришел не в духе. Немного о нем. Габаритами и внешним видом — вылитый «браток», правда, без голды и распальцовок. Не курит, пьет очень мало. Усилено старается увеличить свои познания в инглише, набрал с собой учебников и словарей. Видно высшее у него есть. Участвует во всех всевозможных конкурсах и соревнованиях в отеле. Дело в том, что за победу в каждом конкурсе аниматоры дают диплом. Если набираешь 10 дипломов, то получаешь приз — бутыль самого дорогого рома и корзину экзотических фруктов. У Игорька к этому моменту было уже 6 дипломов.

Еще он усиленно занимался латинскими танцами. Его любимой учительницей была аниматорша по имени Кети. Кети — симпатяга мулаточка росточком 1,55 м, танцевала так, что я очень жалел, что не взял с собой видеокамеру. Это — супер! Прикольно было наблюдать, как Игорек со своим центнером и ростом около 1,9 пытался попасть в такт ее сногсшибательных движений.

Вообще об аниматорах нужно сказать отдельно. Среди них был лучший танцор Варадеро по имени Лассеро. Девушка Дениз, которая в свое время училась в Москве в институте физкультуры, бывшая гимнастка, хорошо говорящая на русском. Негритяночка Лиза. Два голубых артиста один, по-моему, Джозеф, а другого я не помню, и еще пара ребят и девчонок, про Кети я уже сказал. Аниматоры старались, скучать в отеле никому не давали, работали от души.

На следующий день с утра звонок в номер по телефону:
 — Володь, ты идешь на завтрак?

Это Надюха. После завтрака она потащила меня на осмотр близлежащих окрестностей. Отказаться было невозможно. Да и девчонку жалко, просидит две недели в отеле, так ничего и не посмотрит. Пошли пешком в сторону центра Варадеро. Ушли достаточно далеко, свернули в сторону океана. Обратно пошли по пляжу. Как на первом свидании, блин.

Не доходя до своего пляжа метров 500, встречаем местного, похожего на Техасского Рейнджера. Как обычно, вопрос к нам типа, — который час. Слово за слово. Он говорит:
 — Как вы смотрите на то чтобы поесть лобстеров?
 — Мучо грасияс, — это уже мы, — давай наливай.

Он говорит, чтобы мы подтягивались вон к той кафешке, которая виднеется вдалеке. ОК, это как раз между нашим отелем и пляжем. Пришли, сели за столик, взял по коктейлю Мохито. Чувак с маской отправился за лобстерами, Минут через 15, озираясь по сторонам, возвращается с двумя могучими ракообразными. Ловить лобстеров без лицензии на Кубе строго запрещено. О цене договорились. По 20 баксов за порцию. Я знал, что это официальная ресторанная цена, что в таких кафешках цена как минимум вдвое меньше. Но торговаться не стал потому что: во-первых, — с девушкой, а во- вторых, — я практически никогда не торгуюсь, если меня что-то не устраивает, просто отказываюсь.

Через некоторое время подали приготовленных лобстеров. Съедобно, порция огромная. Разговорились с хозяином, если можно так назвать тот диалог, который происходил между нами. Говорила мне мама: — Учи языки!

Он оказался итальянцем, живет на Кубе уже давно, вот содержит кафешку. Итальянец!!! Ë-п-р-с-т, смотрю на часы, мысленно перевожу время на московское. Сейчас же Россия-Италия, отборочный на ЧМ-98, второй тайм на исходе. Спросил у итальяшки: — Как у вас тут с ТВ? Отвечает, что с ТВ хорошо, вот без ТВ — хреново. Но в отеле по спутнику наверняка можно отсмотреть. Быстро расплачиваюсь. Напоследок говорю итальянцу, что сейчас наши уже наверняка рвут макаронников как обезьяна газету. На что он философски замечает:
 — May be, may be, but…
 — Никаких «но».

Хватаю Надюху, и пулей лечу в отель.

Прибегаю в номер, включаю ТВ, пролистал каналы. Есть! Евроспорт, трансляция из Москвы. Идет снег. 1:1. Конец второго тайма, облом, нам ничего не светит. Надежда умирает последней. Это я не про Надюху. Это была вторая и последняя телепередача, которую я смотрел на Острове Свободы. Телевизор там смотреть совершенно некогда. Сейчас вспоминаю — был ли у меня телевизор в отеле «Тритон» в Гаване? Наверно был, но, что я его ни разу не включал — это точно.

Спустился вниз к бассейну. Игорек купается с двумя молодыми немками Яной и Мартиной.Они из Восточной Германии, из города Гали. Мартина 150% немка. Сухая как вобла, длинное лицо, очки, блондинка — чистая арийка. Яна с формами. Поинтересней будет, темненькая. Если слово «поинтересней» здесь уместно. Третий сорт — не брак. Одно слово — немки.

Игорь говорит, что до нашего приезда тусовался с этими фрау. Водил их по дискотекам, кабакам и хотел приговорить Яну. Но она его обломила.
 — Наверно они лесбиянки? — это дошло до моего сообразительного друга только через неделю, хорошо, что не через две.

О гомосексуалистах и лесбиянках. На Кубу их приезжает великое множество. В основном итальянцы, немцы. Даже наш собрат Константин — большой оригинал, который из мира кино, на полном серьезе говорил нам о том, что он бисексуал. Может, конечно, рисовался. Его друг Серега вроде нормальной ориентации.

Об этой парочке нужно обязательно сказать несколько слов. Как я уже говорил в самом начале, это два друга чуть ли не с детства. Костя — интеллектуал, закончил, по-моему, МГУ, в совершенстве владеет испанским, хорошо английским и португальским. На Кубе был в 70 годах. Серега — тот попроще. (Витек, после того как мы скорешились с Игорем, примкнул к их веселой компании). Эти отрывались по полной программе. На третий день нашего пребывания в Варадеро у этих клоунов кончились деньги. Брали они с собой по 1500 американских рублей. 3 штуки за три дня — это очень сильно на Кубе. Разругались в пух и прах — дружбе конец, без денег 10 дней протянуть не реально. Пришлось Косте звонить домой жене, чтобы она взяла 2000, привезла их домой жене одного из наших (который из бывших летчиков), а тот снял с пластика 2 штукаря и отдал Косте. Вот такая комбинация. Скромнее надо.

Конечно, если кидать в кабаке сдачу со сто долларовой бумажки, которую тебе дали после покупки двух Мохито, в ошалевшую толпу аборигенов со словами:
 — Все козлы!

Покупать трансвеститов, — то может три штуки и ничего. А именно так друзья и развлекались. Как- то Витек говорит мне, что они с Костей и Серегой так здорово отрывались! Такие телки!!! Потом спрашиваю у Кости:
 — Кого это ты Витьку подкатил, он довольный как паровоз?
 — Да, это мы с трансами шалили.

Вот хочешь, верь, хочешь — нет. Витек — тоже фрукт, пьянеет с шестнадцати капель, потом переходит в зомбическое состояние и начинает «мочить корки». Но обо всем по порядку, а то цепляется одно за другое.

На чем я остановился? Да, встретились мы с Игорем у бассейна.
 — Так и так, — говорю, — давай что-нибудь вечером замутим, поехали в ла-Румбу?

Он двумя руками «за». После ужина и анимации берем с собой Лассеро проводником, и двигаемся из отеля.
 — А вы куда? — это Надюха.
 — Здрасьте, тебя то нам только и не хватало, — подумали синхронно мы с Игорем.

Но ответили честно, что собрались на дискотеку. Пришлось сажать на хвост. Прихватили еще и Витька. Поймали тачку. Впятером поехали. Мотор стоит долларов 5—6, не дорого. Приехали в дискотеку. За вход ничего не платили. Только сейчас не помню то ли там бесплатно, то ли Лассеро нас провел — он там, в большом авторитете.

Дискотека как дискотека, в основном танцуют аборигены, туристы смотрят. Снимать на видео нельзя. Жаль, конечно, — пляшут от души. Музыка в основном латинская, европейская мелодия — одна из десяти. В это время и туристы попами двигают.

Потихоньку с Игорем отодвигаемся от Надюхи и Витька в сторону стойки бара. Решили снять телок и рвать когти, рассудив, что Надюхе с Витьком будет не страшно, одну мы ее, конечно, не бросили бы. (Когда Витек обнаружил, что нас нет — напился, Надюха «попала», — пришлось кантовать его в отель). Отошли к стойке, сказали Лассеро, чтобы позаботился о мучачах. Он исчез. Взяли по коктейлю. Как бы невзначай, перед нами выстроились в ряд штук 12 мучач. Разного калибра и цвета, но все примерно одного возраста лет 18—22. Ткнули пальцем в двух шоколадных мулаток, остальные тут же растворились. Пошли на выход.

О цене договорились заранее с Лассеро — по 25 с носа. Как потом удалось выяснить у мучачи — по петушку причиталось нашему проводнику. Вышли, сели в такси, поехали в отель. Вообще то в отель проводить мучач не очень то разрешается, но по 10 американских рубликов мы передали Лассеро для кустодио (секьюрити) на входе, и let's go, please! It's only for you.

Кустодио через пять минут проведет вашу избранницу к вам в апартаменты. Но строго только до 5-ти утра, пока не рассвело. Ровно в 5 тот же кустодио — «тук — тук» в вашу дверь. Game over.

Что? Вы не успели еще подробно расспросить свою пассию о здоровье ее матушки и семерых ее братьев и сестер? В следующий раз она обязательно захватит с собой два семейных фотоальбома и автобиографию на русском языке. Время — деньги. И то и другое тает на Кубе со страшной силой, и если второе можно восполнить, то первое — уходит безвозвратно.

Но ближе к телу. Немного о мучачах, чиках, чикитах, что, впрочем, одно и то же. Население острова разноцветное: белые, черные, потомки индейцев, китайцев и всевозможные комбинации различных оттенков. Гремучая смесь кровей создает неповторимые шедевры женского населения. Поэтому мулатки в своем большинстве очень красивы. Слышал байку про негритянок, которые бреют ноги снизу только до обреза юбки. Но если честно, мне такие не попадались.

Еще о темпераменте местных прелестниц. Все конечно субъективно и очень индивидуально, но по первому разу показалось, что наши ни в чем не уступают. Конечно секс за деньги — вещь специфическая. Если партнерша не профи — то она, кажется, думает только о том, чтобы ее не обманули с расчетом, и не повязали на выходе из отеля. Как правило, кроме своего родного — никакого другого языка не знает. Поэтому пообщаться хотя бы минимально — очень большая проблема. Но это на любителя. Механическое пианино тоже играет. Профи — эти артистки сыграют за 20 баксов вам такую Кармен, закачаешься! Но, не хуже вам сыграют и на Тверской, правда, дороже, если не считать авиаперелета. А так как секса на Кубе нет, есть только любовь, пойдем дальше.

На следующий день, с утра, сели в микроавтобус и поехали на юг через весь остров в Плайя Хирон. Экскурсия заняла весь день. Искупались в Карибском море, посетили крокодилью ферму, поели крокодильего мяса. Посмотрели индейскую деревню. В общем, познавательно, но сильно не впечатляет. Единственное, что когда ехали туда мимо апельсиновых плантаций и попросили гида, чтобы остановиться, сорвать немного апельсинов, он отказал. Сказал, что это все достояние трудового народа, и что ни-ни. Однако, когда ехали обратно, гид попросил отклониться от маршрута, заехать в Матанзас домой к водителю. Согласились. Водитель около дома выгрузил из микрика огромную гроздь зеленых бананов, килограммов сорок. Потащил в дом. Видно, что время даром не терял, пока мы пялились на крокодилов. Все вокруг колхозное…

После ужина, как обычно пошли смотреть аниматоров. Но я захрапел прямо на лежаке возле бассейна. Сказывалась акклиматизация, организм отказывался работать в таком напряженном ритме, ведь в Москве раннее утро — самый сон.

После представления ребята растолкали меня, и мы большой компанией отправились вместе с Лассеро, на микроавтобусе, на очередную дискотеку. Дискотека находилась в пятизвездочном отеле, (названия не помню) на другом конце Варадеро. Вход — 10 долларов, на входе видео, фото сдаешь в камеру хранения, получаешь пластиковый браслет на руку. Внутри два бара: напитки, коктейли — all inclusive. На дискотеке только интуристы, хотя две чики все же были, но это, вероятно — суперпрофи. Они усиленно окучивали каких то бюргеров. Народу не очень много. Все очень рафинированно, и поэтому — скучновато. Перепробовали все имеющиеся в арсенале барменов коктейли. Потом выпили по 100 грамм водки. Действительно, не врут — идет она родимая здесь тяжеловато.

Вышли на улицу, начали оживленную беседу между собой. Игорь обучал Лассеро русскому мату. Сидящий недалеко, на капоте своего автомобиля, негр — таксист, слушал наши разговоры и покатывался со смеху. На вопрос к нему: — Чего ты так развеселился? Негр ответил на русском, что в свое время был военным и учился в Союзе, что давненько не слышал настоящей русской речи, и сейчас просто тащится от удовольствия.

Все кубинцы, знающие русский, учившиеся у нас ранее, относятся к россиянам очень тепло и дружелюбно. Остальные — скорее нейтрально, и, хотя в то время как раз пропаганда Фиделя работала не в нашу пользу, открытой враждебности в свой адрес я там никогда не встречал.

Продолжение следует…

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий