Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Коста-Рика >> Дневник путешествия в Коста-Рику и Панаму — часть 1


Забронируй отель в Коста-Рике по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Дневник путешествия в Коста-Рику и Панаму — часть 1

Коста-Рика

30 сентября 2003 г., вторник
 В 6:20 по местному времени, после трехчасового перелета, приземлились в аэропорту города Хьюстон (штат Техас), где предстояла пересадка. До другого рейса было целых три часа, поэтому я успел побриться, выпить кофе и почитать свой путеводитель по Коста-Рике. Еще три часа полета — и я в экзотической Коста-Рике. Сверху сквозь разрывы в облаках сумел сориентироваться по карте и найти озеро Аренал, полуостров Де Никоя и другие заметные географические ориентиры. Иммиграционные формальности прошел без проблем, не пришлось даже платить за визу (просто поставили в паспорт штампик с отметкой о въезде в страну и приписали от руки разрешенную продолжительность пребывания — до 30 дней). В аэропорту обменял на коста-риканские колоны 300 долларов США (по курсу примерно 412 колонов за 1 доллар). Воспользовавшись сведениями из путеводителя, до центра столицы, города Сан-Хосе, доехал на пригородном автобусе (17 км, примерно 1 доллар), сэкономив с десяток долларов на такси. Устроился в первой же попавшейся гостинице, недалеко от конечной остановки автобуса (гостиница Аламеда, на углу улицы Калле 12 и Центральной Авеню). Плата за проживание оказалась несколько выше, чем я рассчитывал (12 долларов), но условия были вполне адекватными: телевизор, душ, горячая вода. Руководствуясь схемой из путеводителя, дошел до автовокзала и купил билет на завтра до города Пуэрто Хименез (около 7 долларов). В семь вечера вернулся в гостиницу и больше никуда не ходил.

Первые впечатления о Коста-Рике. Страна, конечно, заметно беднее, чем США (примерно на одном уровне с Россией). В столице — обшарпанные дома, узкие улочки, множество мелких не слишком опрятных закусочных. Улицы тоже грязные: на тротуарах лежат кучи сложенных картонных коробок и большие пластиковые мешки с мусором. Несколько раз попадались пьяницы, спящие прямо на тротуарах. Пару раз видел «бичей», которые рылись в мусорных мешках. На некоторых улицах прямо в центре столицы на пешеходных тротуарах расположены мини-рынки из крохотных лотков. Много фруктов. Экзотики пока встретилось не слишком много. Видел пару необычных видов птиц, в том числе стаю попугаев. С использованием английского языка — большая проблема: даже клерк за стойкой «моей» гостиницы (в самом центре столицы!) совсем не говорил по-английски. Заметил также, что коста-риканцы не прочь «нагреть» иностранных туристов на сдаче: например, водитель автобуса, подвозивший меня из аэропорта, не дал мне сдачи с купюры в 500 колонов, тогда как цена билета была почти в два раза меньше.

1 октября 2003 г., среда
 В 6:00 — отъезд на автобусе из Сан-Хосе. После почти 10 утомительных часов (с двумя-тремя небольшими остановками по пути) приехали в город Пуэрто Хименез, расположенный на юго-западе страны. В середине пути пересекли полосу сильного дождя, но в конечном пункте, к счастью, было сухо. Вместе со мной на автобусе приехало с десяток других иностранных туристов: канадец, голландец, группа молодежи из Израиля и др. В местном туристическом офисе, сотрудник которого отлично говорил по-английски, мы получили необходимую информацию о Национальном Парке Корковадо (из-за которого все сюда и приехали) и приобрели билеты по 6 долларов на завтрашнее «коллективо» (как здесь называют пассажирский пикап). Устроился на ночлег в примитивной гостинице (5 долларов) с вентилятором и гекконами на потолке. Прогулялся вечером по городку, затарился в магазине напитками, печеньем и жареной свининой.

2 октября 2003 г., четверг
Так как накануне лег рано (часов в восемь вечера), то утром встал уже в половине пятого. С 5 до 5:45 прошелся по селению Пуэрто Хименез, достиг берега морского залива Гольфо Дульче. Видел кучу новых для себя разноцветных птиц, в том числе розовую колпицу и белого ибиса. Высоко на кокосовой пальме заметил здоровенную зеленую игуану, не меньше метра длиной. Покинув гостиницу около шести утра, пошел на автобусную остановку. До отправления «коллективо» успел еще выпить в закусочной стакан кофе. В 6:20 отправился на другую сторону полуострова Де Оса, в селение Карате. Моими попутчиками в кузове пикапа были двое местных и трое туристов из Испании, два парня и девушка. Они были каталонцами (провинция в Испании) и говорили на каталонском языке, который я не мог идентифицировать, пока не спросил. Но по-испански они тоже говорили. Путь занял ровно два часа. В одном месте дорогу перегородила верхушка упавшего дерева, и водителям пикапов (следом шла еще одна машина) пришлось с четверть часа помахать мачете, чтобы убрать препятствие. От Карате предстояло пройти пешком 16 км вдоль берега Тихого океана до центрального кордона национального парка, местечка под названием Ла Сирена. Идти приходилось прямо по пляжу, по темному песку, уворачиваясь от накатывающих волн. В 9:00 я в числе других туристов (всего было 11—12 таких же «бродяг», все — иностранцы) достиг границы парка Корковадо. На «чек-пойнте» пришлось заплатить 20 долларов: по 8 долларов в день в виде платы за посещение парка плюс 4 доллара за ночевку в кемпинге. Получив бумажку-разрешение, я вырвался вперед, оставив других туристов далеко позади. До 13:00 шел почти без остановок.

Видел по дороге десятка три огромных ярких попугаев-ара (в том числе кормившуюся в кроне дерева стаю из двадцати штук), близко наблюдал носуху (White-nosed Coati, млекопитающее из семейства енотов), а также хорошо рассмотрел симпатичных паукообразных обезьян (spider monkeys). Добавил в свой список много новых видов птиц, встретил два-три новых для себя вида ящериц. Прошагав с десяток километров, решил не идти сегодня оставшиеся до кордона 5—6 км, а заночевать в диких джунглях на берегу горного ручья. Выбрав ровное место в паре сотен метров от океана, постелил в несколько слоев банановые листья (бананы, правда, без плодов, росли вдоль побережья) и поставил палатку. Вопреки предупреждению путеводителя, москитов в лесу почти не было: за весь день меня укусило всего 2—3 штуки. Так что с утра до вечера я был одет лишь в шорты, носки, сандалии и кепку-бейсболку. Поставив палатку, отдохнул пару часов, пропустив мимо себя шедших по берегу «попутчиков», определил по книге встреченных птиц (определить удалось не всех, но все равно это было рекордное количество видов, встреченных мной когда-либо за один день). Перед заходом солнца прогулялся по берегу океана, дошел до небольшой скалы с куртинкой кокосовых пальм на верхушке. Прямо на стволах пальм цвели белые орхидеи. Устроившись под пальмами, с аппетитом умял купленный вчера кусок жареной свинины. Вернувшись к палатке, развел костер, напился чаю и продолжил ужин. Сварил «на пробу» собранных с прибрежных скал конусовидных моллюсков. Проба показала: не деликатес, но при нужде есть можно. Запасы питьевой воды (1,5 л) я в течение дня прикончил, поэтому вечером несколько раз кипятил воду из ручья в своем мини-котелке (сделанном из консервной банки) и по частям наполнял ей пустые пластиковые бутылки. Перед сном при свете налобного фонарика заполнил дневник. «Залег в спячку» около десяти вечера. В отличие от вчерашнего и позавчерашнего вечеров, нынешний был сухим, без дождя.

3 октября 2003 г., пятница
Проснулся на рассвете, около пяти утра, от диких криков в джунглях. Орали обезьяны-ревуны. Раздув угли в костре, вскипятил воду для кофе. Пока кофе остывал, прогулялся до берега океана и обратно, добавил в список новых видов водяного дрозда. Утро выдалось пасмурным, в начале восьмого пошел дождик. К счастью, он поливал не сильно и через час кончился. Около полудня, собрав рюкзак и подчистую уничтожив следы кострища, двинулся дальше вдоль побережья. Через пару километров видел и даже фотографировал группу носух (около десяти особей), которые ловко лазили по деревьям. Не успел отойти от того места и сотни метров, как встретил очень интересную птицу размером примерно с гуся — хохлатого гуана (Crested Guan), новый для себя вид. Как я и планировал, уже через час я достиг центральной базы национального парка. На саму базу, расположенную немного в стороне от берега океана, я решил не заходить. По пути у меня созрело решение не идти напрямую через центр парка, как я планировал вначале (для этого пришлось бы пересекать много раз одну и ту же реку, разлившуюся после дождей), а продолжать движение на север вдоль побережья, чтобы через 23 км от центральной базы достичь северного кордона парка с выдающимся названием Сан Педрилло. Но перед этим я хотел найти хорошее местечко на берегу Рио Кларо, в районе центральной базы, чтобы поставить палатку, осмотреться и переночевать перед завтрашним «рывком». Однако из-за высокого уровня воды все речные косы оказались затоплены, и ни одного мало-мальски подходящего места для палатки я так и не обнаружил. Зато пока ходил туда-сюда по тропе вдоль реки, видел близко пару туканов (птицы с большими яркими клювами) и агути (грызуна размером с зайца), а на другом берегу хорошо рассмотрел в бинокль группу обезьян-ревунов (одна из них была с забавным детенышем, который прицепился к мамаше, как клещ). Вернувшись к устью Рио Кларо, прошел пару километров вдоль берега океана, оставив в стороне центральную базу парка, и уперся в другую реку — Рио Сирена. Эта река оказалась гораздо серьезней, чем предыдущая. С ходу форсировать ее в устье не удалось, несмотря на удачное время дня (самый низкий отлив в море). Хотя глубина реки в устье была всего по пояс, сильное течение сбивало с ног. Пришлось искать другое место для брода.

 В сотне метров выше по течению река выглядела вроде бы поспокойней. Но и глубина там оказалась приличной: сразу же у берега я попал в яму, где воды было как минимум по горло, и на несколько мгновений даже потерял опору под ногами. При этом я уронил в воду рюкзак, который держал на весу в руках. Хорошо, что я закутал его в брезентовую накидку от палатки, и вещи внутри не промокли. Погода к этому времени резко испортилась, начал моросить дождь. Тщательно укрыв оба рюкзака непромокаемыми накидками, а также спрятав под них свою одежду, кроме трусов и носков (все равно они уже были мокрые), я решил сделать последнюю, третью попытку. Для этого опять вернулся к устью, где было помельче, оставил оба рюкзака на берегу и нашел себе палку, чтобы упираться в дно реки. Я решил попробовать перейти туда и обратно налегке, и, если эта попытка окажется успешной, перенести потом на другой берег свои рюкзаки. Но сначала я достал из одного рюкзака кусок веревки и в несколько слоев обмотал ремешки на своих сандалиях («липучки» на ремешках во время брода разлипались от сильного течения, и во время первых попыток я едва не потерял свою обувь). За этим занятием меня застала сотрудница парка (похоже, не коста-риканка, а волонтерка или научная сотрудница откуда-то из Европы). Со стороны, наверное, выглядело забавно: кто-то сидит в одних трусах на корточках у бурлящей реки и под дождем заматывает белой веревкой ремешки на сандалиях. Девушка отлично говорила по-английски. Подойдя вплотную, она вежливо поинтересовалась, не собираюсь ли я перейти эту реку вброд. Узнав, что собираюсь, она перечислила кучу аргументов против этого: и что в устье реки заходят с моря акулы, и что до северного конца парка придется переходить еще две широких реки (даже еще более опасных, чем эта), что я не успею пройти до вечера 23 км, и что северный маршрут вообще закрыт парком на весь сезон дождей.

Все аргументы (кроме, пожалуй, акул) казались весьма весомыми. Но, самое главное, сотрудники парка имели полное право меня «завернуть», ведь установка палаток вне отведенных для этого мест здесь запрещена (за мной и так уже было одно нарушение — предыдущий ночлег). К тому же кроме этой незаметно появившейся сотрудницы вдалеке на берегу реки маячил мужик в белой рубашке: как объяснила девушка — рэйнджер парка. Ничего не поделаешь, пришлось сказать ей, что она меня убедила, и «поворачивать ласты». Рэйнджер так и не ушел со своего «наблюдательного пункта», пока я не развязал все узлы на веревке вокруг сандалий и не пошел назад от реки. Через десять минут я уже был на центральной базе Ла Сирена. Застал там группу израильтян, с которыми «стартовал» вчера утром (остальные «попутчики» вышли назад сегодня до обеда, пока я сидел в своей палатке у ручья). Палатку пришлось ставить на специально построенной для этого деревянной платформе, где уже стояло чуть ли не вплотную друг к другу с полдесятка других палаток. Уединением там и не пахло, зато были крыша от дождя и умывальники с туалетами поблизости. Один из молодых парней, сидевших на веранде главного здания Ла Сирены (немец), рассказал, что на маршруте, с которого он только что вернулся, видел тапира — самого большого наземного животного в Центральной и Южной Америке. Я взял «координаты» и прошелся до того места, где был тапир (около 20 минут хода). Увы, тапир оттуда уже смотался, я нашел только яму в грязи, где он отдыхал (похоже на «грязевую ванну» кабана, но гораздо больше, метра два в длину). Вернулся в «кэмпграунд» уже в сумерках и, пожевав вместо ужина картофельные чипсы и кусочки сушеной говядины, завалился в свою палатку спать.

4 октября 2003 г., суббота
Я не пожалел, что не смог перейти вчера реку Сирена: всю ночь без перерыва шел дождь, и две другие реки, впадающие в океан перед северным концом парка, наверняка явились бы для меня сегодня непреодолимой преградой. Благодаря крыше, все вещи, включая палатку, остались сухими. К рассвету дождь утих, и я с шести до восьми утра прошелся по одной из окрестных троп, кольцевому маршруту длиной 3—4 км (Sendero Rio Claro). Видел новый для себя вид обезьян (обезьяну-капуцина) и несколько новых видов птиц, включая фиолетово-зеленую колибри. Видел также большую, около полуметра длиной, ящерицу-василиска, у которой был гребень на голове, как у динозавра. Эти ящерицы настолько шустро передвигаются на задних лапах, что могут даже бегать по воде. Из-за дождя я отказался от «плана номер один» (то есть от того, чтобы пересечь парк по центру с запада на восток), так как с моей поклажей я вряд ли смог форсировать разлившуюся после дождя реку (причем тропа пересекает ее не в одном месте, а в полутора десятков мест). Поэтому, собрав рюкзаки, часов в девять утра я пошел туда же, откуда пришел — к южной границе национального парка, вдоль океанского побережья. Первые два часа пути моросил дождь. Хотя я укутался в брезентовую накидку от палатки, рюкзаки все равно за предыдущие дни пропитались влагой и заметно давили на плечи. Я не стремился попасть на последний автобус из Карате в Пуэрто Хименез, поэтому намеренно вышел с центральной базы самым последним из тех, кто покинул ее сегодня (четверо евреев, один француз, двое немцев и еще четверо человек, с которыми не успел познакомиться). В полдень, когда я уже отошел от центральной базы на десяток километров, дорогу перекрыл скалистый утес, о который разбивался морской прибой. Я попытался его обойти, но только намочил шорты и едва не замочил рюкзаки. Можно было попробовать обогнуть эту скалу, держа рюкзаки над головой, но я никуда не спешил и решил подождать отлива. Позавчера в Пуэрто Хименезе я переписал в блокнот таблицу приливов-отливов, потому знал, что максимальный отлив будет сегодня в половине четвертого дня. Но уже к двум часам море отступило настолько, что обойти утес не составило никакого труда. За те два часа, что я просидел в небольшом гроте на берегу, определяя по книге встреченных птиц и читая путеводитель по Коста-Рике, погода улучшилась, дождь стих. Оставшиеся до южной границы парка 5 км я со свежими силами прошагал без остановок. Недалеко от «чек-пойнта» (входа в парк) был кемпинг с гостиницей и отдельными домиками. Мне разрешили поставить там палатку за 6 долларов на уютной лужайке рядом с рестораном, под апельсиновым деревом. Купил банку пива (около 2 долларов) и вечером заказал ужин за 5 долларов.

5 октября 2003 г., воскресенье
Почти всю ночь моросил дождь, и палатка, несмотря на брезентовую накидку, к утру была мокрой и снаружи, и внутри. В семь утра покинул свое временное пристанище и прошагал 3 км до деревушки Карате. Оттуда на пассажирском пикапе за 6 долларов за два часа доехал до Пуэрто Хименеза. Ехал с теми же тремя каталонцами-испанцами, что были моими попутчиками пару дней назад. В 11:00 в Пуэрто Хименезе сел в автобус, следующий в Сан-Хосе, взяв билеты до городка с полным названием Сан Исидро Де Эль Генерал (40 тысяч жителей). До отправления автобуса попил кофе в местной закусочной, а заодно подкрепился оставшимся в рюкзаке печеньем. В Сан Исидро приехал где-то в половине пятого дня. Почти всю дорогу поливал дождь, но в Сан Исидро, на мое счастье, было сухо. Нашел себе гостиницу с помощью местного жителя — бичеватого типа, иммигранта из США (из Нью-Орлеана). Поскольку он говорил по-английски, мы с ним немного пообщались на разные темы, и напоследок бывший американец выклянчил у меня один доллар. Гостиница была весьма примитивная: номер — крохотная комнатушка без окон, с фанерными стенами, без санузла (на каждый из трех этажей гостиницы было по два общих душа и по два туалета). Зато цена меня устроила — 1500 колонов (меньше 4 долларов) в сутки. Пройдя по вечерним улочкам городка, выяснил, откуда отходят автобусы в национальный парк Чиррипо, купил на ужин жареной курятины и пива и, вернувшись в «номер», устроил себе небольшой «праздник живота».

6 октября 2003 г., понедельник
 В полшестого утра сел на автобус до поселка Сан Герардо Де Ривас, откуда начинается маршрут на гору Чиррипо. Хотя расстояние до поселка едва превышало 20 км, из-за очень крутых подъемов и многочисленных остановок путь занял не менее полутора часов. Моим попутчиком оказался тот молодой француз по имени Джереми, с которым я несколько раз пересекался в национальном парке Корковадо. Первым делом мы отметились в офисе парка Чиррипо и приобрели там билеты на посещение территории (16 долларов, по 8 долларов в день) и на размещение в гостинице парка в районе вершины (4 доллара). Кроме нам с французом, на том же автобусе приехали еще две девчонки из Швейцарии, но позднее на маршруте я их не видел: может, передумали подниматься на вершину, а может, повернули назад с полпути. До начала тропы, ведущей к вершине горы Чиррипо, нужно было пройти пару километров по дороге через весь поселок и набрать при этом метров 200 по высоте. В одном месте, где пышно цвел какой-то кустарник, наблюдал сразу три вида колибри, которые кормились нектаром. У начала тропы был в девять утра. До гостиницы национального парка, расположенной на высоте 3400 м над уровнем моря, предстояло преодолеть 14,5 км пути и подняться почти на 2000 м. На это ушло семь долгих часов. Первую половину пути прошагал сравнительно легко, почти без остановок, а потом приходилось переводить дыхание через каждые 5—10 минут. В самых трудных местах, на крутых подъемах, давал себе «норму» пройти до следующего привала 300 или 600 пар шагов, чтобы не было искушения отдыхать слишком часто. Несколько раз во время привалов «заправлялся» калорийной смесью из орешков и изюма, оставшейся после визита в США. Воду старался пить меньше: на весь подъем мне хватило поллитровой бутылки напитка «7 Up», Уже через час-другой после начала подъема я попал в зону облаков, а вскоре начал моросить дождь. Пришлось опять доставать накидку от палатки и укутываться в нее и спереди, и сзади, чтобы укрыть оба своих рюкзака.

Общий вес поклажи составлял килограммов 20, и под конец похода плечи уже заметно побаливали. К счастью, тропа была удобная: хорошо заметная и не скользкая даже под дождем. К тому же правильно распределять силы очень помогали указатели расстояния от начала маршрута и высоты над уровнем моря, которые были установлены вдоль тропы через каждый километр. Смотреть по сторонам возможности не было, в основном приходилось глядеть под ноги. Тем не менее, видел видов пять новых для себя птиц. Несколько раз попадались грибы, как две капли воды похожие на наши подосиновики. Осинами там, само собой, и не пахло, росли в основном тропические виды дубов и другие экзотические деревья. Около 16:00 добрался, наконец, до гостиницы парка — большого одноэтажного барака, рассчитанного на 60 человек. Соседом по комнате оказался француз Джереми, который подошел несколько раньше. Кроме нас, в гостинице остановилась большая (примерно 20 человек) смешанная группа из немцев и коста-риканцев, в основном коллег по работе. Они уже гостили здесь два дня и успели посетить вершину. На ужин я прикончил «натовский паек», который каждому из членов русской делегации презентовали в США (в заказнике «Озеро Агасси»). Паек состоял из равиоли (маленьких пельменей с говядиной), плоского кусочка хлеба, концентрата для приготовления вишневого напитка, разных приправ и соусов. Но самой интересной частью этого пайка была «химическая грелка» для разогревания основного блюда. Через пару минут после добавления в пакетик с этой грелкой воды она настолько разогревается, что вода закипает, и помещенный над грелкой пакет с консервированной едой быстро приобретает «съедобную» температуру. При этом появляется запах карбида кальция. Лег спать пораньше, до семи часов вечера.

7 октября 2003 г., вторник
Француз ушел на гору часа в четыре утра, еще по темноте, чтобы встретить рассвет на вершине. Кроме нас двоих, вчера снизу никто не пришел. Я начал свой подъем в начале шестого утра, когда уже рассвело. Дождь, поливавший всю ночь, под утро прекратился, и небо почти очистилось от туч. Пять километров пути и 420 м подъема проделал за два часа. Быстрее не получилось: сказывались вчерашняя усталость и дефицит кислорода. Ближе к вершине приходилось делать остановки через каждые 2—3 минуты. Хорошо еще, что с собой у меня был только один маленький рюкзачок, большой остался в гостинице. В 7:00 я уже стоял на самой высокой точке в Коста-Рике — пике Чиррипо (3820 м). При хороших условиях оттуда можно видеть сразу два океана — Тихий и Атлантический (Карибское море). Но сегодня прибрежные районы были укрыты облаками, и лишь на востоке едва просвечивал кусочек Карибского моря. Я еще успел полюбоваться панорамой перед тем, как на соседние вершины стали стремительно набегать облака. Когда одно небольшое облачко окутало и вершину Чиррипо, на которой я стоял, то возникло интересное оптическое явление, которое уже наблюдал однажды в Туве около 20 лет назад: на фоне этого полупрозрачного облака отпечаталась длинная, уходящая в бесконечность, моя тень, и вокруг нее была небольшая радуга. Сфотографировав себя на вершине при помощи автоспуска, оставил запись в «книге посетителей» (она лежала в специальной металлической коробке с крышкой) и, долго не задерживаясь, двинулся вниз. За час спустился к гостинице, а еще через пять часов был уже в поселке Сан Герардо Де Ривас. Снова половину пути пришлось топать под дождем, укутавшись в брезентовую накидку. Навстречу попалось только семь туристов (группами по 2—3 человека): туристический сезон в Коста-Рике еще не начался (до декабря здесь сезон дождей).

Хотя я закончил маршрут уже в 14:00 и вполне успевал на автобус до Сан Исидро, решил сегодня никуда не ехать и дать себе небольшой отдых. Устроившись в крохотной семейной гостиничке, прихватил бинокль и прогулялся с километр по горной дороге до горячих источников, о которых прочитал в путеводителе. Помогли сориентироваться и пара указателей с надписью «Aqua termales». Источники находятся на частной земле, и хозяйка брала за их посещение по 800 колонов (2 доллара) с человека. Зато я получил в свое распоряжение на неограниченное время целый живописный бассейн размером примерно 5х10 м с теплой (примерно 35 градусов) водой. Вода в бассейн поступала по шлангу откуда-то сверху. Как только я, оставив рюкзачок и одежду в специальной кабинке, расположился в бассейне, пошел сильный дождь. Но мне он уже был не страшен. Я отмокал в теплой воде после восхождения, время от времени принимая «массаж» под струей, падающей из шланга. С полчаса или час я был единственным «купальщиком», а затем подошел один испанец, хорошо говоривший по-английски — пилот пассажирской авиакомпании, которая делает рейсы из Майами (США) в разные страны Южной и Центральной Америки. Он собирался идти на вершину Чиррипо завтра утром. Мы поболтали на разные темы (от политики до фильмов Никиты Михалкова) с полчаса, пока не начало смеркаться. В Коста-Рике темнеет рано, уже к шести вечера. Дождь к тому времени немного утих, но совсем не прекратился, так что пришлось доставать из рюкзачка плащ-дождевик. Пожелав испанцу счастливого пути на завтра, я отправился в свою гостиницу, в которой кроме меня, похоже, других постояльцев не было. Поужинал в ресторанчике при гостинице в компании с американцем из штата Монтана. Меню в том ресторанчике не было, я просто знаками показал, что заказываю то же блюдо, которое в тот момент готовилось на газовой плите для американца. Оказался плов с курятиной и овощами. Хотя блюдо получилось неплохое, ел без особого удовольствия. Удивительно, но аппетита не было и к вечеру, хотя за весь день во рту не было ни крошки.Видимо, сказалась большая физическая нагрузка. Съев все же свой плов и запив его кофе с молоком, я пошел в свою комнатушку и сразу завалился спать.

8 октября 2003 г., среда
С 5:30 до 7:00 прогулялся с биноклем по дороге, ведущей от поселка вниз, добавил в свою «коллекцию» несколько новых видов птиц. В 7:00 сел на утренний автобус до Сан Исидро Де Эль Генерал и через пару часов, прибыв в этот город, устроился в относительно комфортной гостинице с телевизором и горячим электрическим душем в номере (около 9 долларов в сутки). День потратил на отдых и покупки. Вскоре после размещения в гостинице сделал одну за другой две «вылазки» в город. Купил новый маленький рюкзак за 15 долларов (у старого износился замок-молния), новые сандалии за 12 долларов (старые не выдержали подъема на гору Чиррипо и порвались), наручные часы за 9 долларов (старые пока не сломались, но уже сильно поистерлись), маленькое зеркальце за доллар (старое забыл в гостинице несколько дней назад). Купил также пива, напитков и половину зажаренной над огнем курицы (за 2,5 доллара). Взял на пробу какой-то незнакомый тропический плод размером с яблоко, с гладкой оранжевой кожурой. Вернувшись в гостиницу, устроил себе сразу и завтрак, и обед, и ужин. В незнакомом фрукте под толстой кожурой оказался комок слизистых семян, очень похожих на лягушачью икру, с кисло-сладким вкусом и хрустящими как чипсы ядрышками. Есть можно, но деликатесом не назовешь. Остаток дня провел в номере, валялся на кровати и смотрел телевизор. Телевизор принимал около ста каналов, в основном на испанском языке, но было также и несколько каналов на английском.

9 октября 2003 г., четверг
 В 7:30 сел на автобус до Сан Хосе, и часа через три был уже в столице Коста-Рики. Разыскал автобусный терминал, от которого отходят автобусы в город Фортуна, и в 11:30 отправился к вулкану Аренал, у подножия которого находится этот населенный пункт. Путь занял четыре с половиной часа, с получасовой остановкой в городе Сан Карлос. В Фортуне автобус встречали несколько «зазывал», предлагавших расселение в гостиницах. Предложение одного из них меня устроило, и через несколько минут я уже расположился в уютном номерке крохотной (всего на 4 номера) гостиницы в центре Фортуны (12 долларов в сутки). В номере был вентилятор и душ с горячей водой. Телевизор, правда, отсутствовал, зато из окна открывался вид на вулкан Аренал. К сожалению, этот один из самых активных на Земле вулканов сегодня «отдыхал», и светящейся лавы на его склонах не наблюдалось даже тогда, когда стемнело. Только над макушкой висело облачко пара. До сумерек прогулялся с биноклем по окраине городка, видел два новых для себя вида птиц. На обратном пути купил 200 г жареной свинины и грамм 300 местного сыра (по вкусу оказался как творог), а также хлеба и пива. Вернувшись в номер, не просто наелся, а нажрался. Перед сном читал взятую из России распечатку романа «Тихий Дон».

10 октября 2003 г., пятница
 В половине шестого утра, когда я встал, небо было ясное и чистое после ночного дождя. Облачко пара над вершиной Аренала хорошо подсвечивалось лучами восходящего солнца. Сделал снимок вулкана с балкона гостиницы. Захватив с собой маленький рюкзак и повесив на шею бинокль, я направился по шоссе, огибающему вулкан с севера. От Фортуны до кратера вулкана — всего 7 км, но к самому кратеру нет ни одной тропы (по крайней мере, официальной). Особого желания добраться до кратера любым способом у меня уже не было (38 лет — не 18). Останавливал не столько риск попасть под удар вулканических бомб и газов в случае извержения, сколько довольно высокий шанс нарваться на конфликт с рэйнджерами национального парка Аренал, на территории которого находится вулкан, или с хозяевами частных владений, растянувшихся сплошной полосой между шоссе и склонами Аренала (эти владения — пастбища и плантации — были отгорожены от шоссе забором из колючей проволоки). Прошагал по шоссе километров 5—7, делая остановки для наблюдений за птичками. Так как кольцевого маршрута не было, то на этом и остановился. Солнце к тому времени (в 9 утра) уже заметно пекло, и я решил позагорать. Через колючую проволоку перелезать не стал, нашел подходящее место на узкой полоске между изгородью и полотном шоссе, где микрорельеф скрывал меня от проезжавших мимо машин. Вулкан смотрелся оттуда уже в другом ракурсе, чем из городка Фортуна. Время от времени раздавались раскаты грома: это скатывались вниз по склону обломки скал, выбивая облака пыли. В бинокль хорошо были видны эти камнепады. Один раз после необычно громкого раската над жерлом вулкана взметнулось облачко серого пепла. Пожарившись на солнце с часок и основательно пропотев, вернулся тем же путем в Фортуну, принял душ, заполнил дневник за последнюю пару дней и в полдень покинул гостиницу вместе со своими двумя рюкзаками (вернее, уже с тремя: старый маленький рюкзачок я решил пока не выбрасывать, а свернул и положил на дно большого). До Сан Хосе ехал другим маршрутом, чем вчера, с пересадкой в городе Сан Рамон. Этот путь оказался дольше и занял ровно пять часов: с 13:00 до 18:00. Хотя я мог бы попытаться успеть в Сан Хосе на последний автобус (в 18:30) до города Пуэрто Лимон (моей цели на сегодняшний день), я решил не торопиться и ехать дальше завтра утром. Я опасался, что в Пуэрто Лимоне перед праздником, Днем Колумба, может быть проблема с местами в гостиницах. Найдя себе в Сан Хосе дешевую гостиницу с помощью путеводителя (за 5 долларов), остановился в ней до утра.

11 октября 2003 г., суббота
 В шесть утра разыскал в Сан Хосе автобусный Карибский терминал и в начале седьмого отправился на атлантическое побережье Коста-Рики, в город Пуэрто Лимон. Через три часа был уже там. Поселился в относительно дорогой, но комфортной гостинице «Hotel Miami» в самом центре города, с телевизором и кондиционером в номере (около 19 долларов в сутки). Отдохнув и приняв душ, прогулялся по окрестным улочкам, купил на центральном рынке еды — копченой свинины, колбасы и печеный банан, фаршированный чем-то вроде творога. После завтрака-обеда сделал более продолжительную «вылазку», пройдясь вдоль берега моря километра три. Пляжа в городе и на его окраинах не было, берег представлял собой в основном мертвые очень острые коралловые рифы, почему-то поднятые над уровнем моря. В одном месте у самой воды лежала большая коряга (бревно с корнями), и я облюбовал ее в качестве лежанки. Неподалеку от берега виднелся островок Увита, на который высаживался Христофор Колумб во время своего последнего, четвертого по счету, трансатлантического плавания. Отмокнув минут 15—20 в крохотном заливчике среди обломков кораллов, по соседству с маленькими крабиками и тропическими рыбками, я забрался на корягу и позагорал часа полтора под жаркими лучами солнца.

Пожалуй, это был первый день за время моего пребывания в Коста-Рике, когда после обеда не шел дождь. Температура воды в лагуне и температура воздуха были примерно одинаковы — градусов 30—32. Вернувшись в гостиницу, снова охладился под душем и повалялся перед телевизором с пару часов, включив кондиционер. Уже после захода солнца в последний раз за день прогулялся по центральным улочкам Пуэрто Лимона, которые к вечеру превратились в сплошной рынок, с разложенными прямо на тротуаре товарами, с рядами закусочных и баров. В барах оглушительно звучала музыка рэгги, так что даже воздух вибрировал. В отличие от других провинций Коста-Рики, где негров почти не встречается, здесь, в провинции Лимон, черные и мулаты составляют примерно одну пятую часть населения, если не больше. Хотя я и зарекался не покупать никаких сувениров, оставив это дело на последние дни путешествия, в одном месте все же не удержался. Окруженный толпой зевак, там творил свои мини-шедевры молодой художник. Причем вместо кисточек или карандашей он использовал аэрозольные баллончики с краской, а также кусочки бумаги и картона. За те 10—15 минут, что я наблюдал за его творчеством, он сделал две совершенно не похожие друг на друга картины размером 30х40 см каждая. Причем картины вовсе не казались нарисованными наспех и кое-как. Вторую из картин я приобрел на память за 2000 колонов (около 5 долларов). На обратном пути в гостиницу потратил еще 1000 колонов на оригинальное десертное блюдо: в ананас с удаленной мякотью, как в вазу, накладывается смесь из сиропа, кусочков фруктов (банана и ананаса) и двух сортов мороженого. «Оприходовал» этот кулинарный шедевр, разместившись в кресле на балкончике своей гостиницы и созерцая уличную суету внизу. Допоздна смотрел телевизор.

12 октября 2003 г., воскресенье
Утром прогулялся до городского парка, где, если верить моему путеводителю, на деревьях висят ленивцы (животные, не путать с лентяями). Ленивцев я там не заметил, сколько ни высматривал их в кронах деревьев. Зато, присев на лавочку, понаблюдал за очень шустрыми маленькими (10—15 см) геккончиками, которых было великое множество в зарослях кустарника. Они перескакивали с ветки на ветку, охотясь за насекомыми и гоняясь друг за другом. Иногда некоторые из них спускались на землю. Затаившись неподвижно, они забавно водили из стороны в сторону своими длинными хвостами, задрав их кверху. Я покрошил на землю оказавшуюся в рюкзаке булочку, и, к моему удивлению, по крайней мере пара гекконов на моих глазах пожевала крошки. В Пуэрто Лимон я приехал из-за карнавала, который (опять же, согласно путеводителю), ежегодно проводится здесь в День Колумба, 12 октября. Вернувшись в гостиницу, я доплатил еще за одни сутки, чтобы ехать дальше завтра, после карнавала. Но когда я часов в десять утра решил уточнить у говорившей по-английски сотрудницы гостиницы, когда начнется карнавал, то выяснилось, что в этом году он почему-то проводится не 12-го, а 18-го октября. Поэтому я зарезервировал номер в гостинице на 18-е, оставив в залог уплаченные сегодня деньги, и, повалявшись перед телевизором часа три, собрал свои рюкзаки и двинул в Панаму. Идея посетить эту страну возникла у меня дня три назад, когда я прикинул, что у меня еще остается достаточно времени после осмотра основных достопримечательностей Коста-Рики. В 13:00 я сел на автобус до селения Саксиола на границе с Панамой. Дорога заняла три часа. У меня не было особой уверенности в успехе своего предприятия. Путеводитель по Коста-Рике давал краткую информацию о правилах пересечения границы с Панамой. Согласно этим правилам, граждане некоторых стран должны иметь панамскую визу (которую можно получить только в Сан Хосе), граждане ряда других стран обходятся лишь туристической картой (которую можно получить на границе за 5 долларов). О гражданах России в книге не было упомянуто совсем. Зато было сказано, что по воскресеньям пограничный пункт в Саксиоле иногда не работает.

Но все прошло как нельзя лучше. Граница оказалась совсем рядом с конечной остановкой автобуса. На другой стороне реки была уже Панама. Из Коста-Рики меня выпустили без вопросов, поставили только штампик в паспорте. Перейдя по мосту, по которому шло много других людей, на панамскую сторону, я потратил всего минут десять, чтобы пройти миграционные формальности. Чиновник долго искал Россию в своих списках и, по-видимому, так и не обнаружив ее там, не стал требовать от меня ни визы, ни даже туристической карты. Единственный вопрос, который мне был задан, касался продолжительности моей поездки в Панаму. Таможни вообще не было как на коста-риканской, так и на панамской стороне. Так что я почти и не заметил, как оказался в Панаме. Во время всей процедуры перехода границы меня сопровождал панамец Мигель, бойкий парень примерно моего возраста, у которого не хватало одного переднего зуба. Он увязался за мной от самой автобусной остановки и без перерыва сыпал нужной и ненужной информацией (на английском, но с сильным карибским акцентом). Пришлось дать ему 2 доллара, чтобы отвязался. На микроавтобусе за 3 доллара доехал полтора десятка километров до города Чанквиола, там пересел на другой автобус, до города Алмиранте (30 км, 1 доллар). Прибыв туда уже в вечерних сумерках, остановился в первой же попавшейся гостинице, в убогом номере с явно завышенной оплатой (11 долларов за комнатушку с вентилятором и с умывальником без горячей воды). Название у гостиниц было, однако, звучное — «Отель Сан-Франциско». Городок состоял из одной или двух улиц, и смотреть там было не на что. Прогулявшись до ближайшей закусочной, купил на один доллар еды (жареной курятины) и, вернувшись в гостиницу, поужинал. Особой разницы в Панаме по сравнению с Коста-Рикой я не увидел. Люди одеты примерно так же, разговаривают тоже на испанском языке. Единственное заметное отличие — деньги. Хотя в Панаме имеется своя национальная валюта (бальбоа), оплата везде принимается в долларах США. Курс бальбоа привязан к курсу доллара (1:1). За сегодняшний день я так и не видел ни одной панамской купюры: и я, и все пассажиры автобуса расплачивались долларами.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 05.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий