Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> По ту сторону Гималаев…


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

По ту сторону Гималаев…

Китай

Тибет… Как много в этом звуке для сердца моего слилось! Уж не знаю, для кого как, а для меня земля эта всегда была символом last frontier, последним бастионом толкиено-кастанедовского магического мира. Не то что бы я хотел увидеть там всеведущих шаманов — просто сам мир, сами декорации к прозаическому бытию там неземные. Не место там буйному торжеству человеческого разума, заплутавшего в самом себе, не выносят духи безбрежных пространств муравьиной суеты смертных, увязших в «делании бизнеса»… Край этот — дворец вечных, надмирных сил, величавый памятник Бесконечности! Так думалось мне — и вот наконец я решился нарушить покой тибетских бескрайних степей, величественных горных кряжей и могучих бурных рек. Давно уж ходил я вокруг да около Гималаев, преимущественно с индийской их стороны, но вот пересечь их с юга на север не решался. Да и сейчас не осмелился, если уж быть до конца честным — еще на стадии планирования я откинул вариант переезда в Тибет из Непала — через Большой Гималайский Хребет на джипе — и решил, что весь мой трип должен пройти «по ту сторону Гималаев…»

На самом деле таким путем — через материковый Китай — в Тибет въехать легче всего… И вот мы с моим лучшим другом сделали визы и взяли билеты в КНР, он на «Air China» (700$) до Ченгду с пересадкой в Пекине, а я на «Аэрофлот» (575$) только до Пекина (обе компании держат на маршруте Москва-Пекин здоровенные Боинги-777). Чем хорош «Air China», так это скидками около 50% на внутрикитайские перелеты с любыми стоповерами, но «Аэрофлот» зато летает каждый день — и я выбрал пусть и более дорогое, но удобное для меня расписание. Мои любимые «O'zbekiston havo yo'llari» туда совсем неудачно летят… Выехали по отдельности — Коляныч (мой друг) вылетел на несколько дней раньше, успел плотно зависнуть в Пекине и даже сгонять на один день в Шанхай. Но вот наконец жарким субботним утром мы встретились в пекинском аэропорту. Пекин я не мог пропустить мимо себя — великая азиатская столица! Поэтому в Ченгду мы вылетали только в воскресенье вечером, а пока на шаттл-бусе махнули в хостел, который Коляныч нашел где-то в самом центре — он даже в ЛП не обозначен! Ну что… заселились довольно мило, если не считать того, что в комнате на 15 квадратных метрах кроме нас двоих спало еще 8 или 10 человек на двухъярусных нарах. Зато всего 10 баксов с рыла и чистенько все очень. Мы все равно там не планировали задерживаться — переоделись и махнули в город!

Пекин лично для меня стал некоторым шоком. Я считал себя довольно продвинутым в плане азиатских городов — но Пекин не азиатский город! Москва показалась мне более азиатской… Везде совершенно убойные небоскребы (я позавчера вернулся из Нью-Йорка и поэтому могу сравнивать), улицы вымощены гранитом, кое-где даже и полированным, широченные автодороги, четырехэтажные развязки. И при этом дешево всё так!!! Транспорт копейки стоит, еда тоже недорогая… Но это так — общие, самые первые впечатления. Сам Пекин, как город, мне очень понравился. Искренне завидую китайцам… Пошли смотреть Запретный город, бывший дворец бывшего императора, фасадом своим выходящий на площадь Тяньаньмэнь. Что сказать? — я бы не назвал это бомбой… Народу везде дофига, а смотреть особо нечего — бесконечные скучноватые дворы, переходящие один в другой и… всё! У-у-упс — а дворец-то и закончился! Ну, можно еще через мутные стекла посмотреть на некие артефакты из не столь давнего прошлого, типа сломанных кукол какой-нибудь дочки какой-нибудь дворцовой дамы. Не для меня, пожалуй… «-Да неужели нечем больше заняться в Пекине, помимо этого культурного насилия над собой?!» — возопили мы и через бескрайнюю площадь Тяньаньмэнь, мимо мавзолея товарища Мао потянулись хавать в анонсированный ЛП аутентичный ресторанчик, в котором с 1864 года подают утку по-пекински и почти достигли в этом деле совершенства. Утка и вправду была на высоте — узкоглазый парень в поварском колпаке виртуозно разделал её огромным ножом на столике-тележке прямо перед нами, тётка притащила рисовые блинчики и острый соус, подоспело студёное пивцо… «-Ну, за удачный трип!!!» — сдвинули мы бокалы. Потом ещё и ещё… Что порадовало в конце — так это счет. В очень популярном (все столики заняты, причем китайцами) и весьма приличном в плане сервиса и интерьера месте двухчасовой богатый ужин обошелся всего в 30 баксов на двоих. Еще и дали богатую открытку с номером невинно убиенной утки — что-то типа «УТКА № 10.864.327 с 1864 года». Короче, очень впечатлило нас, парочку простых и молодых ребят…

Вечерком, когда уже стемнело, мы долго слонялись в эйфории от окружающей обстановки по очаровательному парку Бэйхай — луна светила сквозь легкую туманную дымку, плакучие ивы свешивали плети своих ветвей до самой воды, со столбов лилась китайская старинная музыка, огромная подсвеченная ступа на острове сияла в ночном небе. Китайские пенсионеры от подножия ступы запускали воздушных змеев -таких красивых причём, с фонариками даже! В самом воздухе чувствовалось что-то китайское, с каждым его глотком я все полнее проникался мыслью — я в Китае! В Китае!! Уж не знаю, что чувствовал Коляныч, пробывший тут уже неделю, но меня откровенно пёрло — со мной всегда так бывает, в самом начале трипа, после всей суматохи дорог и эти моменты я очень ценю, ради них, отчасти, я и мотаюсь по Земле… Песня БГ — «Туман над Янцзы» — пришлась очень кстати, и мы ее весь вечер пели вполголоса — один затягивал, другой подхватывал: «над рисовым полем …я выбросил компас …и вышел плясать в туман над Янцзы!» Подорвавшись назавтра в шесть утра, мы решили махнуть в Старый Императорский Летний Дворец (точнее, парк на месте разрушенного дворца). Коляныч, побывавший уже во всех пекинских аттракциях, зачморил Новый Императорский Летний Дворец и Храм Неба — типа они, мол, не стоят той шумихи, которая вокруг них поднята. Ну и ладно — сели на метро, потом на автобус и где-то уже в пригороде сошли на ничем не примечательной остановке… Прошли ничем не примечательный вход… Я уже начал волноваться — а вдруг нас ждет ничем не примечательный парк? Но парк оказался очень достойным, очень китайским — с прудиками, островками, каналами, беседками, лабиринтами и зарослями лотоса. Мы бродили по нему до полудня, так понравилось! А потом поехали на метро в Ламаистский Храм — самый большой тибетский монастырь в Китае за пределами Тибета. Если честно, то он не произвел особого впечатления — ну монастырь и монастырь… Только тибетский — но я лично перевидал их больше, чем монастырей всех других религий, вместе взятых. Зато там я купил обалденные сандаловые благовония, которые теперь жгу в комнате долгими осенними вечерами!

Последний храм, который нужно было обязательно посетить — Даосский, посвящённый Лао-цзы, истовыми поклонниками которого мы с Колянычем и являемся. Вот это тема! — там есть кое-что, что я еще нигде не видел! Конечно, в Храме есть и знаменитый бронзовый осел, у которого надо кое-что потереть и потом загадать желание, но это прозаично и пошло. Главное не это… Все внутренние стены храма, квадратного в проекции, усеяны небольшими комнатками-нишами, в которых размещены очень живописные скульптурные композиции в человеческий рост — каждая олицетворяет какую-либо сторону человеческого бытия, от удачной беременности до мучительной смерти от обжорства, и содержит в себе демонов с жуткими головами, могущих на это дело дурно повлиять, а также грозного вида «смотрящего» дядьку с усами, призванного этих демонов приструнить, если что… Дядьку перед мольбой о снисхождении к тебе, грешному, можно подогреть баблом (для чего перед каждой комнаткой висит спец.ящичек) и ещё оставить ему на память дощечку со своим именем, чтобы не забывал о твоей просьбе. Перед некоторыми комнатами весь забор увешан дощечками на шелковых шнурах, а ящики забиты деньгами — больше всего почтения выказывается скульптурной композиции «Удача в Бизнесе»… Видимо, вложения денег сюда рассматриваются пекинцами как удачные инвестиции, сравнимые с банковским вкладом. Воистину, реальное бабло побеждает Зло!!! Что еще меня очаровало в Пекине? Дешёвый и уже очищенный от кожуры дуриан, продающийся на развес в супермаркетах! Я отношусь к безусловным поклонникам этого неоднозначного фрукта и просто таю от одного его запаха, не говоря уже о вкусе. За два неполных дня я успел сожрать несколько килограмм этого райского лакомства и таил надежды насчет Ченгду, который вроде бы расположен гораздо ближе к районам произрастания дуриана. Скажу сразу, я обломался — видимо, китайской столицей развесного очищенного дуриана является Пекин!

Ладно, шутки в сторону — мы уже в аэропорту и бьемся обреченно в лапах китайской службы безопасности!!! Фишка в том, что мы супермаркете прикупили бутылочку сливового винца, дабы скоротать за ней свой двухчасовой полет на Боинге-737 до Ченгду, столицы провинции Сычуань. Естественно, взяли ее в рюкзачке с собой в самолет, но на спецконтроле нас остановили и объяснили, что мы можем сделать из нее «розочку» и порезать ею тщедушных китайских пилотов! Короче, с бутылкой в самолет нельзя… Ну, хрен с Вами, товарищи китайцы — пришлось прямо на спецконтроле выпить бутылочку из горла в два глотка, раскрутив винтом… Китайские бойцы побросали свой досмотр и воззрились на нас, раскрыв рты — для большинства из них эта доза летальна. А нам-то что? — рыгнули и проследовали в зал ожидания… И вот там-то нас и ожидал взрыв негодования, смешанного с недоумением — в многочисленных магазинах стояли сотни стеклянных бутылок со спиртным!!! Спишем это на «загадочную китайскую душу», хотя на самом деле это был маразм обобщённой инструкции, я думаю… Пекину я как-то еще простил его «неазиатскость» — все-таки столица Поднебесной Империи, но от Ченгду такого удара в спину я не ожидал… Из аэропорта мы мчались на шаттл-бусе по двухэтажной!!! автостраде, а потом, когда мы уже въехали в город, обнаружилось, что аккуратно подстриженная трава на широких бульварах подсвечивается зелеными фонариками!!! А по бокам бульваров стоят стеклянные небоскребы, увешанные неоновой рекламой телекоммуникационных компаний!!! Высадили нас на красивой современной площади, окруженной офисными зданиями, и по усаженной плакучими ивами гранитной набережной мы пошли искать свой отель, обходя многочисленные кованые скамеечки с отдыхающими на них молодыми китайцами… Приехали в глухую провинцию, называется… Чегой-то не ходит пипл в соломенных шляпах, а? 

Провинциальность Ченгду проявилась в уровне цен — за 10 баксов на двоих мы вписались в номер, где нам полагались даже одноразовые тапочки, не говоря уже о мыльно-пузырных принадлежностях!! В этом же отеле, «Traffic Hotel», на первом этаже располагались турагентства, предлагающие самый простой, быстрый и дешевый способ получения разрешения на посещение Тибета. Дело в том, что в Тибет ниоткуда нельзя въехать по простой китайской визе — это что-то вроде нашей погранзоны, нужен специальный пермит! Его можно открыть и в любом китайском посольстве, но это потребует предоставления полностью предоплаченной брони на весь период пребывания, причем все должно быть подробно расписано уполномоченным турагентством — кто, с кем, куда и зачем. Хорошо для тех, кто едет организованно по жесткому маршруту… В Непале все чуть проще, там всем желающим продают фиктивные бэкпэкерские туры типа тех, что у нас оформляют для получения шенгенской «просто визы». Ну а в Ченгду… В Ченгду в ходу такая услуга — вы заказываете у турагентства билет в один конец до Лхасы, столицы Тибета, он обходится вам в 213 баксов при номинальной цене 160, но в эту цену входит и бакшиш Большому Боссу, выдающему пермит, без которого билет не продадут и в самолет не посадят. И всё!!! — можно находиться в Тибете до истечения срока своей китайской визы, при этом обладая полной свободой передвижения в рамках «открытых» для иностранцев районов. В самом Тибете пермит не нужен, считается, что без него ты туда просто не въедешь (хотя Вова Динец смог… правда, он вошёл!). Итак, прилетели мы в Ченгду поздно вечером в воскресенье, в десять утра понедельника отдали деньги, сказав при этом лишь фамилии и номера наших паспортов, а в семь утра вторника уже сидели в самолете на Лхасу… Все быстро и дёшево, но это будет позже, а пока — Ченгду! У нас был целый день на исследование этого города — ЛП утверждает, что это один из самых приятных крупных городов в Китае. Из уважения к создателю «Дао Дэ Цзин» мы решили начать с даосского храма, который был воздвигнут много столетий назад на месте эпохальной «стрелки», некогда забитой здесь благородными мужами древности, патриархами Дао. По пути зашли в парочку милейших чайных магазинчиков на набережной и устроили переполох среди девочек-продавщиц, ведь большие (2х190см) белые чуваки — редкие гости в таких местах! Ченгду — одна из столиц чая и поэтому именно здесь мы сделали основные запасы соответствующих гостинцев и сувениров. А как же даосский храм? — well, лично мне из всех виденных китайских культовых сооружений больше всего понравился именно он — расположенный на небольших холмах, в тени густой, тропического вида растительности, храм этот весь наполнен ароматом благовоний, дымящихся в огромных бронзовых курильницах. Народу там немного, можно спокойно посидеть и подумать о вечном перед статуями Лао-Цзы. Все очень аутентично, по-настоящему, с благородным налетом Времени — эдакий оазис Старого Китая в стеклянно-бетонных джунглях Новой Китайской Эры. Очень гармоничное место — в плане «фэн-шуй» тут явно всё в порядке!

Напротив храма есть одна лавочка, в которой уже лет сто пятьдесят готовят знаменитый местный деликатес — соевый сыр «мапо-доуфу», тушёный в масле и пряностях. Как пройти мимо такого места? Слегка волновало только то, что сычуаньская кухня считается самой острой в Китае, но я острое люблю, а Коляныч вообще на моей памяти всегда амбициозно заявлял, что он любит не просто острое, а ОЧЕНЬ острое!!! Ладно… Сели на хлипкие пластиковые стульчики, заказали мисочку сыру этого, пивцо открыли, ждём… Принесли! — здоровую типа супницу, заполненную пузырящимся еще огненно-красным маслом, в котором плавали порезанный соевый сыр, настолько нежный, что расползался под палочками, и ещё — не вру — стакана полтора крупно смолотых специй!!! Причем специй этих был целый коктейль, коктейль уникальный — вкус был не просто остро-горький, как у чили, а какой-то солёно-остро-холодный. Сложно передать, но, после удавшейся попытки выловить палочками в масле кубический сантиметр сыра с налипшими на него пряностями, у меня сначала онемели губы, как от холодной морской воды, потом чувствительность пропала во всей носоглотке и на верхнюю губу начали непроизвольно стекать сопли, как у престарелого дауна… Коляныч отвалился после третьей попытки и сказал, что с него и пивка достаточно. Я же упрямо пытался воткнуться в тему и потом все-таки понял, в чем соль!!! — первый вкусовой шок минут через десять проходит и ты начинаешь различать оттенки остроты, нюансы разных специй. Под конец я втянулся и установил некий оптимальный ритм — по паре кусочков сыра раз в минуту. Так и съел почти всё! Но все равно — очень-очень остро!!! Сычуань, мать её… После столь знатного обеда, наполнившего все тело чувством удовлетворения — спасибо, мы уже сыты! не надо больше сычуаньской кухни! — решено было сходить в Храм Веншу, самый большой буддистский храм в этой части Китая. Пришли мы туда уже поздно, поэтому толпы прихожан не застали, а без них место смотрелось слегка покинутым. В целом, конечно, смотрится неплохо, но Даосский храм меня больше зацепил. Храм Веншу знаменит своим вегетарианским рестораном, в котором поели и мы — баклажанчики были весьма неплохи. И совсем не остро… У Коляныча была мечта детства — захавать жареных муравьев, а городской рынок-толкучка находился как раз по пути от храма к нашему отелю. Вроде как самое лучшее место для аутентичной народной пищи, правда? Первые признаки беспокойства начали проявляться, когда мы всё ещё шли и шли, вот уже полчаса, вдоль нескончаемой широченной авеню с плотным потоком машин и сияющими супермаркетами по бокам — а где же прирыночные кварталы? Где приют бедноты и грошовые лавки? Судя по карте, мы уже совсем близко от места — и вот мы нашли темный проход и нырнули туда! М-да-а-а… Все деревянные дома, окружавшие некогда шумный рынок, были расселены и готовились под снос — через четыре года здесь будет город-сад! Редкие захиревшие лавчонки торговцев всякой мелочью светились в пятидесяти метрах одна от другой… Жареными муравьями и не пахло. Мы опоздали на десяток лет…

Это впечатление преследовало меня всю поездку — я опоздал в тот Китай, который мне грезился. Мы все живём стереотипами и смеемся над анекдотами про «китайского космонавта и десять тысяч его кочегаров» и про китайскую авиацию, которая «не полетит, потому что лётчик заболел» — но сейчас время китайцев смеяться над нами! Китай давно обогнал Россию в общем техническом развитии, а если мы ещё в чем-то и превосходим китайцев, то это только потому, что китайские товарищи верно рассудили, решив не заморачиваться в этой области — ведь всё это проще и дешевле купить за шапку сухарей у вечно голодных русских! Проявляющиеся в материальном мире следствия их «Генеральной Линии Партии» наповал убивают своей точностью исполнения и безусловной последовательностью, неумолимым намерением двигаться вперед, чтобы побить западных врагов их же оружием на их же поле. Китай спрятал свою «восточность» про запас, как последний патрон — на крайний случай, и бьется теперь в западных доспехах. И бьётся успешно. Наверное, самой шоковой для меня оказалась именно китайская, а не тибетская часть впечатлений и я теперь на работе гружу коллег — топ-менеджеров апокалиптическими прогнозами о новых глобальных тенденциях и следующей сверхдержаве… С такими вот мыслями мы приехали наутро в сверхсовременный «провинциальный» аэропорт Ченгду (на 40—50 гейтов, сравнимый по навороченности с Франкфуртом и Гонконгом) и уселись в современный сверхдальнобой А-340, который в западных странах летает только на дальних маршрутах типа Мюнхен-Токио и Стамбул-Нью-Йорк, потому что стоит слишком дорого! А здесь его гоняют на местных рейсах — всего два часа полета. А чё? — бабло-то есть! За весь полёт под крылом всего один раз мелькнула заснеженная гора, высунувшаяся из плотного облачного покрова — уходящий уже индийский юго-западный муссон вовсю изливался на несчастные Восточные Гималаи. Кстати, это одно из самых дождливых мест на Земле — что-то около десяти метров осадков в год! При снижении, когда наконец-то вынырнули из облачности, мы обнаружили, что летим уже в долине — вершины гор мы прошли в облаках!!! Вот он, Тибет — мокрые горы. Мутная река. Редкие домишки по склонам…

Когда открыли дверь салона, у меня первым делом в рюкзаке громко взорвалась пачка печенья в герметичной полипропиленовой упаковке — разница давления! В Ченгду высота над уровнем моря 500 метров, в самолете эквивалентная 1700 метрам, а в аэропорту — 3600 метров… Давление — две трети от привычного нам. Аэропорт в Лхасе пока еще старый, похожий на наши региональные, но рядом вовсю уже строят новую стеклянную громадину — к следующему сезону откроют. Мы скорешились с американской парочкой из Сан-Франциско и взяли такси до города за 20 баксов — неплохо, если учесть, что город в ста километрах! Первое впечатление от Тибета — отличная асфальтированная дорога, вьющаяся по берегу широченной мутной Брахмапутры (потом, правда, оказалось, что это одна из немногих действительно хороших дорог). Вот и Лхаса… Вот Потала — бывшая резиденция Далай-Ламы, сейчас живущего в изгнании в Северной Индии… На фотографиях она смотрится эдаким одиноким горным дворцом-дзонгом, но на самом деле она стоит на холмике на краю оживленной площади с фонтанами и многоэтажными супермаркетами, а по площади несется плотный поток машин, в основном новых «Паджеро» и «Лэндкрузеров». Потала, несомненно, очень красивое здание — реально, одно из самых грандиозных и впечатляющих из виденных мною, но вот только весьма сложно найти такой ракурс для ее созерцания, в котором у тебя на краю сознания не мельтешила бы мысль о том, что в ста метрах от нее сияет огнями огромный трехэтажный супермаркет с бутиками французских дизайнеров и эскалаторами между этажами!!! Во всяком случае, мне это в первый день не удалось — слишком еще резало глаза несоответствие между реальностью и ожидаемым её образом… Один из основных ударов по моим ожиданиям — Лхаса абсолютно плоская! Расположена она в широкой долине и на ее территории есть всего два небольших, под сотню метров, холмика — на одном стоит Потала, на другом телевышка. Почему-то мне казалось, что столица Тибета, мистического горного государства, должна быть полна карабкающихся в гору узеньких улочек и вьющихся серпантином дорожек для повозок, запряженных ленивыми осликами… Видимо, я спутал Тибет с Индией.

Мы вписались в отель «Banak Shol» в тибетском квартале — там всё как-то более по-азиатски, что ли… хотя средневековьем и там уже давно не пахнет — интернет-кафе на каждом углу, сувенирные магазины, европеизированные ресторанчики, лавочки со всяким альпинистским барахлом — словом, типичная бэкпэкерская атмосфера! В китайской части города в своем выцветшем армейском камуфляже ощущаешь себя лишним на этом празднике жизни, слишком там все помпезно, блестяще, с позолотой… Отель этот для меня лично был примечателен ещё и тем, что в нём некогда останавливался Вова Динец и не поленился, посвятил-таки ему несколько восторженных строк — а он вообще редко чем, кроме живой природы, восхищается… Так что налицо все «рекомендации лучших собаководов»! Отельчик и вправду хорош, хотя и недёшев — комната на двоих в тибетском стиле, но с ванной стоит 20 баксов. Ресторан отеля очень нахваливает Лонли Плэнет — типа одно из лучших мест для обеда во всей Лхасе! Мы неоднократно проверяли делом это голословное утверждение — что ж, не такое уж оно и голословное! Кормят и вправду хорошо, а главное, всегда есть холодное пивко «Lhasa. Beer from the Roof of the World»! В Лхасе есть две основных типично тибетских аттракции — это Потала, упомянутая выше, и Джоканг, главный тибетский храм. Последний не столь примечателен сам по себе как архитектурное сооружение, сколь пленительна атмосфера вокруг него! Широкая кольцевая дорога, мощёная камнем, вьется вокруг утыканных мелкими лавчонками каменных стен монастыря и от нее разбегаются частые радиальные улочки, заполненные двух-трёхэтажными домами с белёными стенами и коричневыми наличниками на окнах. Это самое святое для религиозных тибетцев место и ритуальный обход храма по часовой стрелке — кора — превращается в красочное шествие. Везде стоят огромные курильницы для возжигания благовоний — частенько густые клубы ароматного дыма застилают все вокруг, аж глаза слезятся! Естественно, как и во всех буддийских религиозных центрах, менялы и торгаши цветут здесь пышным цветом — вокруг бормочущих мантры пилигримов толкутся стаи продавцов всего на свете, а еще больше барыг приплясывает от нетерпения за своими столиками и тележками, желая продать тебе втридорога какую-нибудь ерунду. Но белых людей здесь мало — не больше процента, я думаю, и поэтому основная торговля идёт в расчёте на китайских туристов и богатых тибетцев, приехавших сюда поправить карму.

Самые колоритные из местных завсегдатаев — пилигримы из дальних областей Тибета, пришедшие сюда пешком, прося подаяние по дороге. О-о-о, что это за типажи! — Коляныч, не чуждый фотографии, утверждал, что здесь просто рай для жанра «социальный портрет» (сам он, правда, так и не попробовал себя в этом жанре, спрятавшись за фактом отсутствия нужного для этого объектива). Большинство этих парней (а иногда и барышень!) замотаны в шкуры животных, вывернутые мехом вовнутрь, причем выделка этих шкур отнюдь не фабричная — кое-где с них и сушеное мясцо свисает. Запах соответствующий, опять же — врагов отгонять… Сразу вспоминается Красная Шапочка из сказки, знаменитая шапка которой на самом-то деле была серая, из волчьего меха — просто носила она её мясом наружу! Ладно, Бог с ней… Для пилигримов, пройдя такой долгий путь к святыне, было бы глупо выказывать ей почтение без должного рвения, с прохладцей — и вот они уже надевают на ладони и колени деревянные колодки, дабы не поранить руки-ноги, раз за разом простираясь ниц в религиозном экстазе! Многие так и проходят кору — с глухим деревянным стуком падают ниц прямо посреди улицы, головой к храму, утыкаясь лицом в заплёванный камень мостовой, встают, делают короткий приставной шажок влево, снова падают ниц, бормоча заветную мантру — и так круг за кругом, каждый по полтора-два километра! Десятки, а то и сотни кругов с отсутствующим взглядом, не обращая внимания на окружающую толпу, не считаясь с погодой… Я нигде ещё не сталкивался с такой самоотверженностью, с таким отрицанием плотского мира ради религиозных идеалов. Я думаю, если когда-нибудь объявят тибето-буддийский джихад, то мир будет с тоской вспоминать великодушных и человеколюбивых исламских террористов… К счастью, буддизм — вроде как самая мирная из основных религий!Мы в тот вечер раза три прошли кору, вращая головой туда-сюда, чтобы ничего не упустить. Покрутили огромный молитвенный барабан в полутемной крохотной часовенке — мне там особенно понравилось, я забился в темный уголок и смотрел на бесконечный поток бормочущих пилигримов, заходивших сюда на своём священном пути вокруг Джоканга, проходивших один оборот, держась за рукоять барабана и выныривающих на улицу, под слепящее закатное солнце, из освещенной лишь несколькими подслеповатыми лампадками церквушки. Курились благовония, заволакивая все помещение синеватым дымом, у низенького дверного проёма древний тибетский дед стучал в засаленный бубен, выбивая из него какой-то древний, вводящий в транс шаманский ритм, в мерцающем свете масляных лампад на стенах едва угадывались старинные тибетские иконы — здесь мне уже, наоборот, сложно было поверить в Китай XXI-го века, растущий всего в полукилометре отсюда! Ощущение путешествия во времени было полным. Именно здесь, впервые в этой поездке, меня зацепил средневековый Тибет, его архаичная, но богатая культура… Круто!

Буддизм снисходительно относится к употреблению алкоголя и поэтому тибетцы никогда не отказывают себе в кружечке чанга — местного ячменного пива. Ни я, ни Коляныч раньше чанг не пили, поэтому мы не смогли себе отказать в удовольствии пропустить пяток кружечек этой home-made браги в местной кафешке неподалёку от Джоканга, закусывая «мо-мо», местными пельменями. Коляныч сразу же припомнил цитату из какого-то тарантиновского фильма: «Пива нет! Есть только чанга — тёплая, как моча!» — она-то и стала лучшим описанием нашего алкогольного local experience. Более того, добравшись до кишок, чанга залезла там на броневичок и устроила маленькую революцию, так что все последующие дни мы, уже обжегшись раз на чанге, утоляли жажду более традиционным бутылочным пивом «Lhasa. Beer from the Roof of the World»… С утра мы проснулись под шум дождя — сильный ливень начался в пять часов и шёл практически до полудня. Так было и все последующие дни, с 9-го по 20-е сентября, лишь с небольшими отличиями — иногда дождь шёл шесть часов подряд, иногда всего три. Что поделаешь, муссон… Правда, к обеду над долинами всегда проглядывало солнце и становилось довольно жарко — градусов двадцать даже в горах, но ветерок все равно дул прохладный… Вершины хребтов почти всегда были увенчаны кучевыми облаками — иногда они окутывали их сплошным одеялом, иногда воздушными замками парили в полукилометре над горой. Вечером же практически всегда были видны звезды — тучи начинали сползать в долины лишь после полуночи.

Этот день мы решили посвятить акклиматизации — погуляли по городу, посмотрели еще раз Поталу, даже прошли кору вокруг неё… Что сказать, красивое сооружение — ассиметричная, белоснежно-бордово-желтая, Потала возвышается на фоне гор над парком с прудами и вековыми деревьями и с этой стороны она смотрится гораздо уместнее, чем со стороны насквозь китайской «площади супермаркетов»! Хотя тот фасад, что обращен к площади, гораздо более живописен — и в итоге мы нашли-таки место, откуда его можно рассмотреть во всей красе. Оказывается, надо лишь забраться на небольшую горку с установленной на ней белой ступой и курильницами, сесть на землю, и тогда в клубах благоуханного дыма можно лицезреть Поталу чуть сбоку, но зато на фоне высоких гор и оставляя за полем зрения Лэндкрузеры и супермаркеты!!! Такой вот технический прием в духе рекламы пива «Старый Мельник»… Акклиматизация на высоте 3700 метров проходила успешно и после обеда мы решили усугубить это дело — слазить на горку, столь заманчиво возвышавшуюся на другой стороне реки, километрах в четырех от нашего отеля. Сказано — сделано, перешли длинный мост через реку Кьичу и прямо от полицейского блок-поста полезли вверх! Хорошо утоптанная тропа поднималась не очень круто, а виды с каждым шагом лишь хорошели — и всё бы ничего, да вот только силы мы слегка переоценили… Воздуха не хватало конкретно, кровь бешено стучала в висках — но за полтора часа мы всё равно долезли до увитой молитвенными флагами вершины, по пути встретив шумную ораву школьников, уже спускавшихся вниз. Это у них экскурсии такие после школы — набор и сброс 450 метров высоты! И все они были в костюмчиках с галстуками, а девочки в платьицах…

На вершине мы одни. Коляныч безуспешно пытается прикурить сигарету — кислорода мало. Высота 4150 метров — в Альпах, на Алтае и Западном Кавказе этот пик вызывал бы законное уважение, а здесь это так, холмик придорожный… Это одна из вершин, обрамляющих широкую долину, в которой стоит город Лхаса и, соответственно, виды отсюда открываются шикарные! Город как на ладони — вот Потала на своём холмике, кажущаяся крошечной с такой высоты, вот путаница крыш тибетского квартала, вон сверкают тонированными стеклами «новокитайские» административные здания. Взгляд притягивается другим — наш холм лишь первый снизу на боковом хребтике, поднимающемся ступенчато к водораздельному хребту, отделяющему реку Кьичу от Брахмапутры! Главный хребет частично скрыт облаками, вдоль него мутно-серыми полотнищами бродят локальные грозы, но всё равно в рваные прорехи тумана видно снега на его ледяных вершинах-шеститысячниках и очень хочется туда… ну хотя бы на следующий гранитный холм, ведь туда же и убегает изрядно истончившееся продолжение нашей тропы! Ветер шумно полощет молитвенные флаги, свистит в их растяжках, доносит из долины едва слышный звон колокольчиков пасущихся овец — музыка гор уже захватила меня и ласково зовёт за собой… И забыта неоконченная акклиматизация с её раскалывающейся от боли головой, и забыт неумолимо надвигающийся вечер, и забыта подозрительно приближающаяся гроза, метущая косым шлейфом ливня склон в паре километров от нас… Только опустившееся сумерки оправдывают, пусть и слабо, это изнасилование собственной души — наше решение уйти вниз. Когда на Тибете идет дождь, то кажется, что он никогда не кончится — во всяком случае, в то пасмурное утро мои прогнозы на этот счёт были весьма пессимистичны… Полседьмого утра мы забрались в уже заполненный локалами минибус с запотевшими стеклами, чтобы долго-долго ехать сквозь тучи в Шигацзе — второй по величине город в Тибете. Транспорт на Тибете находится в зачаточном состоянии — во всем регионе размером с Западную Европу нет ни одного внутреннего авиарейса, не ходят поезда, да и регулярные автобусные маршруты на расстояние больше 50 км можно пересчитать по пальцам… Групповые туристы передвигаются на арендованных джипах, китайские чиновники летают на камуфлированных «Паджеро» и «Лэндкрузерах» с мигалками, а бэкпэкеры и тибетцы ездят на так называемых piligrim bus, частных автобусиках Toyota размером с наш ПАЗик. Место в этих автобусиках стоит от 2 до 10 баксов в зависимости от расстояния (наш стоил 5$ за 250 км) и ходят они раз в день от крупного города до какого-нибудь значимого монастыря — утром туда, а вечером (или следующим утром) обратно, чтобы паломники успели быстренько поклониться святыне и уехать домой. Для бэкпэкеров же это двойное удовольствие — не только авантюрный способ добраться до мест весьма отдалённых, но и возможность вдосталь поглазеть на колоритных локалов (кстати, локалы и сами никогда не обламывались в плане выпялиться на нас с раскрытым ртом).

Автор Роман

| 23.01.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий