Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> Китайский дневник


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

Китайский дневник

Китай

Китайский дневник

Я ступил на землю Поднебесной пасмурным утром сезона дождей 22.06.02. Этому предшествовали годы ожиданий, подготовки, переписки и изучения языка. Визу я получил в срок, а вот с билетами возникли некоторые проблемы. Оказалось, что «Air China» стоит дороже «Аэрофлота», и я сделал выбор в пользу российской авиакомпании. Вначале не было мест на нужную дату «туда». От предложенного мне бизнес-класса ($ 2000) я вежливо отказался и решил лететь двумя днями позже. Но снова не было билетов, теперь уже на обратный рейс. В итоге пришлось сдвинуть поездку еще на несколько дней, чтобы я смог пробыть в Китае столько, сколько хотел. В довершение всего (а до закрытия «лавочки» оставались считанные минуты) у меня не приняли доллары, хотя неделей раньше, когда я оформлял визу, с этим все было в порядке. Поэтому мне пришлось выкупать билет на другой день, предварительно обменяв валюту. Но я стоически воспринял возникшие на пути препятствия, даже то, что ноги мои, обутые в летние сандалии, промокли насквозь, пока я добирался до агентства под проливным дождем, прыгая через лужи и загребая внутрь песок и мелкие камешки. На другой день снова шел дождь, но я благоразумно надел закрытые ботинки. А билеты я взял такие, что ни поменять, ни сдать их было нельзя. Так что теперь обратной дороги не было…

21.06.02.

Успев побывать на защите одной докторской диссертации и даже на банкете по поводу успешного завершения этого мероприятия, я в легком волнении прибыл в аэропорт. В маршрутном такси я был свидетелем обсуждения названия Китай-город между китайцем и парнем, свободно говорившем на языке, который использует четверть населения земного шара. Правда и китаец неплохо говорил по-русски, но тот факт, что я понял процентов тридцать из их разговора по-китайски несказанно обрадовал и вдохновил меня. Забыв, что можно миновать таможенный контроль по зеленой линии, я зачем-то довольно долго простоял в очереди, где проходили таможню заполнившие декларацию граждане КНР. Было от чего растеряться — такой толпы китайцев я еще не видел. Со своим небольшим рюкзаком я смотрелся довольно скромно на фоне огромного числа вещей, перевозимых китайцами (один даже вез клетку с собакой, надеюсь, не предназначенной для съедения). Но вот, наконец, все формальности были закончены, я пересек границу, позвонил домой и провел последние минуты на родной земле с бутылкой «Старого мельника» и кедровыми орешками в руках.

Культурный уровень китайцев (а именно их было большинство в самолете) произвел на меня тягостное впечатление. Сосед-китаец вел себя несколько нагловато. Несмотря на мои неоднократные требования сказать, что ему нужно словами, изъяснялся жестами. И даже таким образом выклянчил у меня авторучку для заполнения въездных бумаг (анкеты и санитарной карты), хотя я и пытался в отместку проигнорировать его просьбу. Бесцеремонно свешивался на мою сторону, чтобы лучше было видно экран телевизора. Показывали, кстати, «Гарри Поттера» на английском с параллельным русским переводом. Но большинство китайцев вряд ли чего понимало. Когда разносили ужин, то стюардесса, предложив мне на выбор курицу и мясо, печально кивнула в сторону китайцев: «А им все равно, они не понимают!». Китаец (опять жестами) предлагал мне кусок своей красной рыбы (ну не любят они подобную пищу), но я, естественно, отказался. Не дожидаясь, пока соберут подносы, он зачем-то сам их уносил, заставляя меня вставать и выпускать его. В один момент я вдруг почувствовал запах дыма — это сосед через проход закурил вонючую китайскую сигарету (и это несмотря на неоднократные предупреждения о запрете курения). Я погрозил ему пальцем, он тут же затушил сигарету. Надо бы было его заложить, хотя что толку — ведь не высадили же бы его, в самом-то деле!

Полет (длительностью около 8 часов) прошел без приключений, если не считать того, что мы попали в зону турбулентности — потрясло довольно чувствительно. Понравилось, что на экран периодически выводилась информация о параметрах и маршруте полета.

22.06.02.

И вот я в Пекине! Пограничный контроль представлял собой чистую формальность. Кажется, на меня даже и не посмотрели, поэтому я так и остался стоять в очках и бейсболке. Кстати, визу можно получить прямо в аэропорту по прилету, но это обычно групповая виза для челноков (стоит, кажется, $150), и нужно, чтобы тебя встречали плюс наличие переводчика. Впервые столкнулся с навязчивым китайским сервисом. В туалетах аэропорта за линией пограничного контроля можно встретить услужливых китайцев, которые покажут, как воду включить (во многих местах достаточно просто поднести руки к крану, и вода сама потечет), краник с жидким мылом откроют, салфетку для рук дадут, но потом будут выпрашивать деньги. Я, конечно же, не дал, поскольку мелочи у меня тогда совсем не было, а появилась она только после того, как я обменял 10 долларов в отделении Bank of China (официально валюту можно менять только в нескольких банках, да еще в некоторых, подчас неожиданных, местах). Но, прежде всего, я отыскал стеллажи с бесплатными картами Пекина и путеводителями, которых набрал про запас по несколько штук. Отыскав нужный автобус-экспресс, я за 16 юаней добрался до центрального вокзала Пекина, откуда и начался осмотр достопримечательностей Северной столицы.

Погода мне в тот момент показалась так себе — нудный моросящий дождик, все в серой дымке, но как оказалось позднее, это гораздо лучше изнуряющей жары, когда столбик термометра переваливает за тридцатиградусную отметку. Сандалии мои сразу же стали промокать и потемнели от влаги.

При входе на вокзалы производится сканирование вещей, но я всегда проходил без досмотра, пользуясь своим статусом иностранца, которых в Китае окружает почет и уважение. Существует даже специальная касса для иностранцев с роскошным VIP залом ожидания, которым, правда, большей частью пользуются умные китайцы — зачем сидеть в душном, битком забитом зале на пластмассовом стульчике, когда можно отдохнуть, наслаждаясь прохладой и развалившись в мягком кожаном кресле? Знание английского языка у кассиров здесь весьма условное, поэтому немногим сложнее купить билет в обычной кассе, например, написав пункт назначения на бумажке. И пусть вас не пугает огромная очередь, стоящая туда. Во-первых, проход к окошку образован металлическим ограждением, так что даже наглым китайцам пробиться без очереди затруднительно. А во-вторых, обслуживание в вокзальных кассах поразительно скоростное — без преувеличения, в несколько раз быстрее, чем в наших, видно только, как руки кассира мелькают — и вот, пожалуйста, получите билет. Общение с кассирами мне еще предстояло, а пока я изучил расписания и приобрел книжечку с оными.

Сориентировавшись по карте, я решил пешком пройтись до «сердца» Пекина — площади Tian`anmen (некоторые названия даю в транскрипции, что-бы точнее передать произношение). Но оказалось, что трехмерное изображение вокзала на карте помещено неправильно — с другой стороны от железнодорожных путей, поэтому я пошел в противоположном направлении. Люди, будьте бдительны! Первой исторической достопримечательностью, повстречавшейся мне, были реставрирующиеся ворота Dongbianmen. Я, конечно же, принялся их фотографировать. Вообще, поначалу я снимал подобные сооружения все подряд, но потом перестал, поскольку выяснилось, что это самый типичный стиль в китайской архитектуре — с характерной цветовой гаммой и многоярусными крышами.

Через некоторое время не без помощи местного населения я вышел к станции метро. Пекинская подземка состоит из кольцевой и радиальной линий (последняя тянется через весь город). Чисто, цивильно, народу немного (наверное, из-за относительной дороговизны поездки — за 3 юаня в кассе покупается бумажный билетик), но поезда ходят довольно редко.

Площадь Tian`anmen не настолько большая, как принято об этом говорить. Конечно, если считать прилегающие проспекты и территорию Запретного города, то она очень велика, но если ограничиться пространством между воротами Tian`anmen и мавзолеем Мао, то ничего необыкновенного. А вот здание Всекитайского Собрания Народных представителей поистине чудовищно огромное — яркий образец тоталитарной архитектуры.

Несмотря на усиливающийся дождь, я обошел площадь, отбиваясь от продавцов зонтов, цитатников Мао и просто желающих пообщаться с иностранцем. Две каких-то «обезьянки» заявили, что я похож на печального японца (!), но это как-то не особенно меня развеселило. Успешно применил на практике свои познания в китайском — попросил гуляющих китайцев сфотографировать меня на фоне памятника Народным героям. Кстати говоря, все без исключения кадры, сделанные китайцами за время моей поездки, выполнены на высоком идейно-художественном уровне — ничего не обрезано, не смазано и пальцы в объектив не попадали.

Осмотр Запретного города я решил отложить «на потом», а пока поднялся на ворота Tian`anmen, где приобрел значок с гербом КНР и посмотрел демонстрирующуюся на большом экране телевизора хронику военных парадов на площади. Еще там можно приобрести сертификат (очень распространенная в Китае вещь, на Великой китайской стене я тоже видел подобные), свидетельствующий о том, что ты поднимался на ворота. Но загвоздка в том, что имя твое они могут написать только иероглифами, а как его изобразить по-китайски, я не знал. В свое время мой преподаватель китайского предложил вариант Fei для фамилии. А в интернете я нашел генератор китайских имен, где по латинской транскрипции имени можно выбрать различные варианты в зависимости от года рождения, характера и проч. Мне понравилось имя Feng You Fu . Но я о нем забыл, а в памяти у меня почему-то осталось Fei You Fu. Короче говоря, я решил, что в данных обстоятельствах вполне обойдусь без сертификата.

Гуляя между воротами Tian`anmen и входом в Gugong (Запретный город), я на себе испытал, как неопытный иностранец может попасть на денежный «развод». Таких ситуаций легко можно избежать, приобретя опыт нескольких дней пребывания в стране. К вам очень приветливо обращается по-английски пара молодых китайцев (чаще девушки):
 — Добро пожаловать в Пекин! Откуда вы? Сколько уже дней в Пекине?
После ответа, что вы только прибыли в Китай, вас берут в оборот:
 — Мы студенты, изучаем английский язык и искусство (каллиграфию и т.п. — возможны варианты). Здесь недалеко есть арт-галерея, бесплатная для входа. Не хотите пойти посмотреть?
 — Отчего же нет? Пойдемте.
Начинают показывать картины:
 — Это картина в традиционном китайском стиле, а вот на рисовой бумаге, а это на шелке. Какая вам нравится? Всего 100 юаней. Это хороший подарок для вашей семьи, вы можете купить это для ваших друзей.
 — Я только приехал и не хочу таскать картину с собой много дней, мне и положить-то ее некуда.
Тут мне предложили для переноски картины специальный тубус, на что я ответил, что если бы даже они мне подарили картину, то я все равно бы не взял ее. Кажется, именно эта фраза действует лучше всего, а вот если начать торговаться, то не отстанут точно. Я сказал, чтобы ребята не теряли время зря, мы попрощались, я двинулся в сторону ворот Qianmen, пытаясь по карте подыскать себе дешевую гостиницу. Напротив ворот — здание старой железнодорожной станции, когда-то располагавшейся в самом центре Пекина. Сейчас здесь расположены многочисленные магазины…

Теперь самое время перейти к теме хелперства. Чего не отнимешь, китайцы всегда искренне и самозабвенно готовы помочь иностранцу, особенно, если ты их об этом просишь. Парень, которого я остановил на улице, спросив, где остановка автобуса, которым можно добраться до парка Ихэюань, добрых минут 20 ходил со мной по окрестностям, пока не нашел нужное место. Потом еще визитку дал, наказав звонить, если возникнут другие проблемы. И это при том, что языковой барьер был довольно серьезным. На вокзале Xizhan, когда я встал в очередь, то обратился с вопросом к совсем юной девушке, можно ли здесь купить билет до Сианя на сегодняшний день. Получил исчерпывающий комментарий и помощь в общении с кассиром. Кроме того, Сеселин (это ее английское имя) сопроводила меня до самого поезда (она ехала им же, но в другом вагоне и не очень далеко), терпеливо ожидая, пока я куплю продукты в дорогу, хотя время нас уже поджимало. Я искренне благодарен всем этим людям за помощь! Как благодарен и первым девчонкам-хелперам, одну из которых звали Шерри (когда я усомнился в этом, она назвала свое китайское имя — Hui Hui, на что я сказал: «OK, буду называть тебя Шерри»). Даже несмотря на то, что это были «добровольные» хелперы, к тому же преследующие свои корыстные цели.

…Я шел по улице Qianmen, разглядывая карту, когда меня нагнали две девчонки и спросили, чего я ищу? Одна из них и была Шерри, вполне симпатичная и сносно говорящая по-английски. Я ответил, что ищу место, где мог бы обменять валюту.
 — Мы Вас проводим!
 — Сколько вы хотите за это? — на всякий случай спросил я, памятуя, что для большинства китайцев самое первое дело содрать с иностранца деньги.
Искренняя обида:
 — Мы просто так хотим помочь!

Привели меня в огромную аптеку, где имелась еще кроме всего прочего и меняльная контора. Деньги принимают «мамзели» в белых халатах. Получив желанные юани, я снова стал разглядывать карту.
 — А где Ваш отель?
 — У меня нет отеля, я как раз его ищу.
 — А где же Ваши вещи?
Я указал на свой рюкзак к немалому удивлению китаянок — видимо им трудно было воспринять, что иностранец вот так запросто путешествует по Китаю.
 — Мы знаем здесь недалеко очень хороший отель.
 — А сколько звездочек у отеля?
 — А Вам нужно со звездочками?
 — Да нет, ладно, ведите.
К этому времени ориентацию в лабиринте улочек я давно потерял. Понял только, что мы где-то на втором уровне ответвлений от центральной улицы Qianmen Dajie. В гостинице мои проводницы что-то долго и быстро объясняли консьержке. Наконец меня повели показывать комнату. Расхваливали ее на все лады: вид из окна (выглянул я туда — плотно прижавшиеся друг к другу кирпичные крыши и стены), ванная (на это я по-китайски сказал, что это не ванная, а туалет — действительно, обычный туалет со сливным отверстием в полу, а под потолком электрический бак для подогрева воды и душ). Но чему нужно отдать должное так это тому, что даже в самой паршивой китайской гостинице есть цветной телевизор и кондиционер. Но цена меня совсем не устроила, я решил, что больше 20 долларов за такое платить не следует, хотя фактически, гостиница была в самом центре, в 10 минутах ходьбы от Tian`anmen. Тогда мне предложили двухместный номер (подразумевая, что я там буду жить один), но без окна. Я сбил цену еще на 10 юаней, заплатив 150, и пошел устраиваться. Но моим надеждам отдохнуть не суждено было осуществиться, поскольку «хелперы» увязались за мной, желая общаться. Сказали, что я им нравлюсь.
 — Да ладно, знаю я, что вы всех иностранцев называете «большеносые люди».
 — Нет, правда-правда. А мы Вам нравимся?
Пришлось сделать ответный комплимент, заодно спросив про возраст. Никогда бы не дал им больше 13, а они сказали, что им по 19 (вообще, многие китайцы выглядят моложе своих лет). Стали спрашивать, что я ел сегодня, на что я расписал им прелести аэрофлотовского питания. В конце концов, оказалось, что в соседнем здании их «дядя» держит арт-галерею. Ну, дальше можно не продолжать. Я решил прогуляться с ними, на всякий случай, захватив с собой все ценные вещи, поскольку ключ от номера мне не выдали, сказав, что откроют его, когда я приду. В арт-галерее я долго не задержался, почти один в один повторив предыдущий диалог. Мы обменялись с «профессором» визитками (почти каждый китаец норовит всучить свою визитку, и все через одного имеют какие-то пышные звания), и я пообещал, что возможно к концу своего путешествия я зайду что-нибудь купить. Мы покинули галерею (еще одна китаянка присоединилась к компании) и вскоре оказались в каких-то ужасных трущобах. Мне продемонстрировали возможность дешевых телефонных звонков. Перед многими лавочками на улице выставлены телефонные аппараты, откуда можно позвонить за небольшие деньги. Отсчет времени ведется на электронном табло. Думаю, это не совсем законно, как и многое в Китае. Например, в таких же вот лавочках можно купить поддельные телефонные карты. Потом меня привели в подпольный центр продажи CD/DVD. В его окрестностях иностранцев атакуют с криками «Hello! CD! DVD!» и чуть ли не за руки хватают. За железной дверью без вывески стоит охранник с мобильным телефоном, который по условному стуку открывает дверь. Внутри в больших коробках россыпью свалены диски в простых бумажных обертках и запечатанные в пленку. Мне пытались что-то «впарить» по явно завышенной цене, но я, конечно, ничего не купил. В последний день, когда я имел на руках бумажку с названиями популярных китайских исполнителей (заставил написать подсаживающихся ко мне в поезде китайцев), то тщетно пытался снова найти этот салон — то ли улицей ошибся, то ли дверь была не та. Тогда я пошел в легальный магазин, где и купил несколько дисков (аудио-диски, кстати, дороже видео). Вскоре «хелперы» стали настойчиво советовать мне попробовать китайскую кухню (видимо, самим девчонкам захотелось поесть). Ну, я согласился с ними, выбрав самое нейтральное блюдо — пельмени и пиво (пиво в Китае есть очень неплохое). Зашли в какую-то грязную забегаловку с мухами, китайцы все время на меня пялились, но я не обращал на это внимание. По спецзаказу мне подали неострый соус, который мне таковым не показался. Шерри (остальные «хелперы» куда-то удалились) учила меня есть палочками. Вдруг она заявляет, что ей срочно нужно уйти. Ну, думаю, завели, а теперь бросят. Нет, милая, говорю, сначала проводи меня до гостиницы, а потом иди себе. И счет попроси, чтобы принесли. Когда официантка принесла счет на экране калькулятора, я иронично посмотрел на нее, и она тут же убрала нолик в конце суммы, но все равно получилось прилично, но учитывая, что это был первый опыт, я возражать не стал. Шерри стала предлагать, чтобы мне недоеденное завернули с собой (обычно приносят столько, что у нас троих накормить можно, как в тщедушных китайцев столько влезает?), но я, конечно, отказался. Тут появились остальные красавицы, явно голодные, и мы, оставив их доедать ужин, пошли в гостиницу. От волнения, что заблужусь и не найду гостиницу, я даже забыл на столе купленную бутылку минеральной воды. Шерри пообещала, что они еще зайдут, но я заперся в номере и сразу улегся спать. Подушка была набита какой-то сыпучей субстанцией, то ли рисом, то ли песком, но спать на такой на удивление удобно. Включение всех электрических приборов в номере осуществляется с прикроватной тумбочки, где расположены кнопочки и регуляторы.

Через несколько дней я сам пытался найти Шерри, когда возникли некоторые сложности с гостиницей, но этой компании и след простыл, «дядя» сказал, что они «работают» в другом месте. А проблема была в том, что, когда я пытался сменить гостиницу, меня нигде не хотели селить, говоря, что иностранцам не положено. Вообще, иностранцам предписано жить в отелях не ниже 4-х звездочных. Пришлось идти в старую гостиницу, где меня приняли чуть ли не с распростертыми объятиями. Еще одной особенностью китайских гостиниц является то, что оплата берется только за сутки вперед (расчетный час полдень), а заплатить, например, за полдня, как у нас, нельзя. Я пытался выторговать такое право, но безуспешно.

Поспав несколько часов, я пошел прогуляться по вечернему Пекину и отужинал в ресторанчике на старинной улице Dazhalan недалеко от своей гостиницы, где клиентов встречают и провожают громкими криками (как мне объяснили, это старая традиция). Вообще в первые дни я старался не пробовать ничего экзотического. Первым делом спрашивал, есть ли пиво (Yanjing, на мой взгляд, вполне приличное, а главное дешевое, в больших 0.64 л стеклянных бутылках), потом интересовался пельменями и курятиной. Ну и рис, конечно. Несмотря на некоторые эксперименты над собственным желудком, проведенными позднее, за все время пребывания в Китае он (желудок) ни разу не возмутился, или же просто вида не показал. О том, что такое салаты, китайцы имеют собственное представление. Уже в самом конце поездки во время одного обеда мы заказали помидоры и огурцы. Их подали политыми чем-то приторно-сладким. Мы попросили принести салат без этого соуса (или майонеза), так они «исправились», подав то же самое, но жутко соленое.

Итак, в первый вечер я не заказал ничего необычного. Зато сделал кое-какие наблюдения. Атмосфера в зале была явно ориентирована на западных туристов: по TV все время крутили клипы Майкла Джексона. Но и китайцы заходят — следы их пребывания отмечены костями и мусором, валяющимися под столом. Севшему за столик посетителю, обязательно ставят чайник и маленькую чашку. Чай в подобных заведениях исключительно цветочный (mo-lihua) и не первой свежести. Во второй раз в этом заведении я заказал мясо, но съесть много не смог из-за того же приторно-сладкого вкуса. Зелень обязательный атрибут многих блюд, но выбирать что-либо можно только на основе личного опыта. На стенах — фото «знаменитостей». Узнав, что я из России, мне показали фотографию двух русских теток-челночниц. Я испуганно отшатнулся, сказав, что не знаю их.

23.06.02.

С утра лил сильный дождь, и я уже перестал жалеть, что взял с собой зонт, а вот мои сандалии стали вызывать все большее беспокойство, вскоре совсем промокнув, но даже снятые носки не вернули чувство комфорта. Выйдя из гостиницы, я где-то за полчаса дошел пешком до парка Храма Неба (Tian Tan). Храм Неба поражает некоторой бессмысленностью ритуалов давно минувших дней. Длинные коридоры, по которым шествовали императоры (для одного из них, когда он стал слишком дряхлым, специально создали укороченный путь) от жертвенных павильонов, где забивали несчастных животных, до храма, где возносились молитвы об урожае и т.п. Свод Храм Неба подпирается огромными колоннами из дерева, привезенными с юга Китая. Об этом я услышал от экскурсовода-китаянки, которая водила группу русских туристов. То, на что у меня ушел почти весь день (я даже заблудился в парке — китайская пара, занимающаяся под дождем гимнастикой, указала мне путь), они осмотрели буквально за полчаса. Вот некоторые места парка, достойные упоминания. Стена эха — кольцевая стена, подойдя к которой, можно услышать тихо сказанные слова на противоположной стороне. Сад камней — зеленая лужайка с семью камнями различной формы и размеров. Поднимался на башню, где ударил в колокол — табличка извещает, что это просьба Небу о благополучии. Под навесом коридора услышал, как поют народные песни — жуткие скрипучие завывания под аккомпанемент струнного инструмента, издающего не менее ужасные звуки. После этого идти в пекинскую оперу мне расхотелось — увидел по TV представление с точно таким же пением. Зато вечером направил туда обратившуюся ко мне на улице с вопросом по этому поводу парочку (девушку из Израиля, немного говорившую по-русски, и парня откуда-то из Скандинавии), показав им картинку в своем путеводителе.

В парке Храма Неба я нашел кафе, в котором долго просил подать мне какой-нибудь салат. Наконец, мне вынесли на подносе несколько блюд, и я выбрал одно из них, а потом попросил девчонку-официантку записать мне названия ингредиентов, используя иероглифы и транскрипцию. Что она и проделала к моему изумлению — повальная грамотность!

Закончив осмотр парка, я поймал такси и приказал ехать к историческому музею. Хотя я демонстративно рассматривал карту, таксист поехал вокруг, чтобы намотать лишние 2 юаня, а высадил меня, слегка не доезжая до места. При посадке на счетчике высвечивается 10 юаней, и если проделанное расстояние превысит эту сумму нужно доплатить еще. В Китае существует, по меньшей мере, три вида такси. На самом дешевом мы ехали в Tianjine — крошечный желтый микроавтобус. Те, что подороже — «Фиаты» красного цвета. Средние по цене — желтые. Оплата — строго по счетчику, но если договориться, таксист охотно возьмет фиксированную сумму, конечно, не в убыток себе. Под колоннадой Исторического музея, где прятались от дождя немногочисленные китайцы, ко мне на встречу бросилась молодая китаянка с приветствием на английском. Оказалось, что это студентка, работающая в музее, а сегодня пришедшая сюда по случаю выходного дня, чтобы изучать язык по какой-то книге, читая вслух. Поражает старательность и усидчивость китайских студентов, которые в буквальном смысле смотрят преподавателям в рот и используют малейшую возможность для зубрежки. Известны случаи, когда они читали книги, повторяя что-то, даже при лунном свете. Есть мнение, что просто их способности в совокупности равны способностям народонаселения какой-нибудь европейской страны. Хотя, скорее всего, такое отношение к учебе обусловлено огромной конкуренцией среди китайцев.

В музее немного затруднительно ориентироваться, так как в основу экспозиции положены исторические периоды, соответствующие многочисленным китайским династиям. Сфотографировал интересную каменную плиту с рельефным изображением воина.

Из музея я пешком отправился в сторону парка Бэйхай по неширокой улице, оставив Запретный город справа. По дороге зашел в другой, небольшой парк, который отделял от Запретного города широкий канал. Вскоре передо мной открылся вид на гору в парке Бэйхай с белой пагодой на вершине, правее расположена гора Цзиншань, на которой когда-то повесился император Чунчжень. Вход во все парки в Китае платный, хотя сумма зачастую чисто символическая. Но в дождливую погоду гулять по паркам — удовольствие сомнительное, поэтому я пока прошел мимо. Заглянул в аптеку, где показал фармацевту упаковку «фосфалюгеля», на что, к моему удивлению, она протянула мне таким же образом оформленный пакетик. Но все лекарства в Китае местного производства, западных препаратов не найти. Дошел до католического костела, в котором обнаружил довольно много прихожан, свободно исповедующих свою религию. Вошедшие в костел, берут с полочек молитвенники и Евангелия, никто этому не препятствует, как в былые времена, когда даже ввоз Библии в Китай был под запретом. В сианьском поезде я спросил девушку, которая села напротив меня, чтобы пообщаться, христианка ли она, когда увидел у нее на шее крестик. Да, оказалось, что у нее в семье все католики, и таких семей немало.

Автобусы в Пекине, бывает, выезжают сразу кучей по 2—3 с одинаковыми номерами. Поэтому долго ждать на остановке мне не пришлось. Единственным неудобством были кошмарные звуки бесконечно повторяющейся рекламы из газетного киоска. Во многих автобусах работают телевизоры, по которым крутят какието клипы. Скоро я был в районе своей гостиницы, и стал подыскивать себе кроссовки, а то ноги в промокших сандалиях совсем замерзли. Понятно, что найти 45 размер было непросто. Ко всему прочему в продаже был такой же низкокачественный ширпотреб, какой можно найти в Москве, но по гораздо большей цене. Забавно, но в одном магазине вновь встретил старательную студентку. Наконец, нашел то, что надо. Повертел, посмотрел на цену и пошел, но продавцы меня остановили. Оказалось, что даже в большом супермаркете (кажется, отделы арендуются мелкими торговцами) можно торговаться, что я и делал до упора. Сбил цену почти вдвое, но все равно переплатил. Кроссовки оказались очень удобными, но уже в России у них очень быстро треснула подошва.

Интересно, что в этот день я фактически совершил прогулку по местам Хуберта и Бланки, героев учебника, по которому изучал китайский язык.

24.06.02.

С утра я намеревался заглянуть в мавзолей Мао, а потом сразу поехать в Tianjin, чтобы встретиться с Ингой, девушкой, с которой мы познакомились в интернете, когда я начал всерьез заниматься китайским языком, и изучающей в Китае традиционную китайскую медицину. Но то обстоятельство, что по понедельникам (вопреки утверждению путеводителя) мавзолей закрыт, скорректировало мои планы. Я замахнулся на посещение Запретного города (Императорского дворца), а это, доложу вам, занимает, по меньшей мере, несколько часов. Именно здесь я узнал, что такое «бремя белого человека». В первый день, когда я поднимался на ворота Tian`anmen, мне удалось сдать рюкзак в камеру хранения. Меня спросили только, нет ли внутри документов и дорогой аппаратуры. При входе в Запретный город я пытался проделать то же самое, но мне отвечали, что поскольку я иностранец, то могу идти вместе с рюкзаком.
 — Но я хочу его оставить!
 — Нет, Вы можете взять его с собой, Вы — иностранец, — суета, обмен репликами между служителями. И я понимаю, что китайцы боятся ответственности и поэтому рюкзак не возьмут. Пришлось мне вновь закинуть его на плечи, которые он мне уже изрядно оттянул, и идти на «штурм». Потом я даже был этому рад, потому что мне не понадобилось возвращаться назад — я прошел Gugong насквозь и вышел с другой стороны. Но прежде мне предстояло пройти через бесчисленные павильоны, на пути встречались огромные бронзовые котлы, львы, черепахи, драконы, сады с искусственными каменными нагромождениями причудливой формы, бассейны с кишащими на поверхности золотыми рыбками. Для входа в один из музеев внутри Дворца (павильон драгоценностей, напротив которого интересная стена, покрытая керамическими плитками, с изображением драконов — Стена Девяти Драконов) мало того, что нужно покупать дополнительный билет, но еще за свой счет приобретать тапочки. В другом павильоне большое собрание часов (все западные — 17—19 вв). На выходе из дворца был атакован рикшей, который назойливо предлагал свои услуги, но я ими не воспользовался (как и ни разу позднее), поскольку есть в этом что-то такое, унижающее человеческое достоинство. Однако рикша так привязался, что пришлось его послать по-китайски, и он сразу «отлез», удивленно повторив мои слова. На уже упоминавшейся мной горе с белой пагодой в парке Бэйхай я приобрел аляповатый стеклянный брелок с изображением быка (один из двенадцати годов китайского цикла). На внутренней стороне брелка на моих глазах мастер кисточкой через маленькое отверстие в «донышке» виртуозно написал «мое» имя. Я надеялся, что по транскрипции имени он выберет какие-нибудь иероглифы, но, увы, все свершилось очень быстро, и я даже не успел ничего возразить. Дальше я заглянул во двор Пекинской библиотеки, располагающейся в небольшом старинном здании. Видел тренировку бегущих по улице солдат в зеленых беретах, а утром солдаты гарнизона в Gugong`е, сидя на стульях в специально огороженном пространстве, занимались морально-политической подготовкой и пели песни. Воспользоваться многочисленными телефонами, выставленными на улице, для звонка в Тяньцзин не удалось, и через некоторое время я нашел почту. Но Ингу я не застал и решил ехать в гости без звонка. При посадке в экспресс девушка-проводница поклонилась мне, сложив ладони вместе. Внутри поезда чистота и комфорт, но излишне сильно включены кондиционеры (я даже замерз). Китаец напротив всю дорогу болтал по мобильному — тарифы в Китае на порядок дешевле, чем у нас.

В Tianjin`е (это третий по величине город центрального подчинения с интенсивным велосипедным движением) был поражен силуэтами небоскребов на фоне неба (все, правда, было в дымке из-за пасмурной погоды и сильного смога в городе). Рассказывают, что на месте рыбных рынков, существовавших в городе еще пару лет назад, теперь, как грибы после дождя, вырастают небоскребы. Поймав такси, я доехал до студенческого городка Медицинского института и скоро стоял в холле общежития для иностранных студентов. Инги снова не было, и я, не долго думая, начал процедуру заселения. Во многих китайских общежитиях при изрядной доле умения можно поселиться как в гостинице, я даже взял у своего преподавателя несколько визиток с координатами китайских профессоров, надеясь, в крайнем случае, просить их содействия, но этого не понадобилось. Кое-как объяснившись, я получил квитанцию и уже пошел к лифту, как лицом к лицу столкнулся с Ингой, которую каким-то образом нашли и вызвали вниз. Оказалось, что она ждала меня с самого утра, и мое долгое отсутствие заставило ее поволноваться, о чем я, конечно, сожалел. Инга дала мне на сборы пять минут, сказав, что поступило приглашение на ужин от какого-то китайского врача, и мы должны идти прямо сейчас. С корабля на бал… Я даже не успел отдышаться, как ко мне в номер буквально ворвалась импульсивная дама, гречанка Мария, сообщившая ту же информацию об ужине. Но когда мы пришли в больницу, выяснилось, что врач занят и встреча откладывается. И мы с Ингой отправились в корейский ресторанчик пить кофе (довольно дорогой, между прочим) и общаться. Корейцев в Китае немало, интересно, что на TV очень популярны корейские сериалы. Очень слезливые, трагические, прямо-таки со шекспировскими страстями.

Поздним вечером испытал на своей шкуре, что такое акупунктура. Благодаря суперпрофессионализму Инги моя давнишняя мечта пройти через сеанс иглоукалывания осуществилась в наилучшем виде.

25.06.02.

Несмотря на четырехчасовую разницу с Москвой акклиматизация у меня прошла легко, поэтому ранний подъем (в российской столице было только 2 часа ночи) не вызвал больших трудностей. Взяв велосипеды на стоянке около общежития (мне досталась одолженная у Марии двухколесная машина), мы поехали в парк, чтобы посмотреть, как китайцы занимаются гимнастикой tai-jiquan. Через несколько минут я уже освоил тактику передвижения по китайским улицам. Сплошные потоки велосипедов, машин, мотоциклов, которые переплетаются на перекрестках, где еще вклиниваются пешеходы — все это слегка ошарашивает. При этом отсутствуют какие-либо видимые правила уличного движения. Но на самом деле такая поездка, если приноровиться, вполне безопасна, поскольку скорости относительно маленькие и даже в случае столкновения, если повезет, можно отделаться только испугом. Возвращаясь назад, на одном из перекрестков я «потерялся», но вскоре заметил машущую мне рукой Ингу.

Из-за дождя выполняющих упражнения китайцев было немного, и мы скоро нашли более занятное зрелище, оказавшись под навесом, где старики китайцы играли в какую-то игру, напоминающую домино. Суть игры я не понял (как для меня остались тайной правила карточной игры, которую я наблюдал в поезде — знаю только, что китайские карты отличаются от наших, европейских), зато Инга срежессировала постановочный кадр, где я «играю» за столом в обществе китайцев. По пути назад мы остановились около уличной палатки, где Инга купила для меня первое «экзотическое» блюдо. Китайские завтраки qian bin guo zi представляют собой что-то вроде блина из теста, над которым разбивается яйцо, а потом все это бросается на сковородку. После того, как яичная масса слегка поджарится, внутрь заворачивается различная мелкопокрошенная зелень.

Дальнейшим пунктом программы, подготовленной Ингой, было посещение китайской больницы. Ей нужно было идти на практическое занятие, и Инга договорилась, чтобы мне разрешили присутствовать на приеме. Я ожидал увидеть грязь, всякие ужасы, а обнаружил цивил, да такой, до которого нам еще далеко. Прежде всего, запах, совсем не ассоциирующийся с больницей — в качестве дезинфицирующего средства используется какая-то трава со специфическим, но не неприятным запахом. Обычно пациенты заходят в кабинет к врачу вместе с родственниками, которые часто и описывают историю болезни. Я сидел в углу на стуле, с интересом наблюдая за происходящим. Прием вел знаменитый китайский специалист, который чуть ли не основную часть своего времени проводит на Западе. Ассистировала ему группа студентов (конечно, очень старательных), которые с восторгом внимали ему, когда он на память перечислял названия акупунктурных точек, загибая пальцы. Честно говоря, я был настроен по отношению к акупунктуре несколько скептически, но то, что я увидел, развеяло всякие сомнения. Когда от одного укола иглой разгибаются парализованные после инсульта конечности пациентов — это впечатляет. Я даже начал готовить в голове небольшую речь с комплиментами искусству врача, но постеснялся «блеснуть» своими языковыми познаниями.

Во второй половине дня после «свободного времени» Инга повела меня на Старую антикварную улицу (Gu Wen Hua Jie). Заглянули в салон татуировки. Но напрасно я ожидал увидеть в предложенных нам альбомах с образцами что-то специфическое — совершенно ординарные картинки, такие и в Москве сделать можно. Под конец появился запыленный альбом с традиционными китайским рисунками и орнаментами, но мне уже расхотелось украшать свою кожу татуировкой, тем более в таких антисанитарных условиях (нам была продемонстрирована весьма подозрительная машинка для нанесения рисунка). На антикварной улице бесчисленные магазины и лотки с сувенирами, фарфором, шелком, предметами для отправления буддийского культа. Встреченный нами буддистский монах поразил меня своим истинным смирением. Инга попросила его сфотографироваться со мной, а он, казалось, был даже этому рад и терпеливо ждал, пока мы несколько минут выбирали лучшее место для съемки. Потом он сложил ладони вместе, поклонился и промолвил: «Амидофо». Продавец чайных сервизов, когда мы прикола ради стали торговаться, уговорил меня встать ногой на чайник, чтобы я проверил его прочность — чайник выдержал. По дороге назад в небольшом магазинчике купили «левую» карточку для таксофона. Тут же ее и испробовали, и сразу же она начала сбоить, но в последующем я неоднократно успешно ей пользовался. Вечером Инга приготовила великолепное суши (потом я это еще больше оценил, когда появилась возможность сравнить с тем, что попробовал в России), а мне было доверено разрезать эти палочки с рисом и рыбой на части.

26.06.02.

Утром даже не удалось толком попрощаться, потому что неожиданно подошел нужный мне автобус, и сразу пришлось ехать. Хотя Tianjin и считается портовым городом, но до моря еще добираться часа два. Я решил пожертвовать временем, нашел рядом с вокзалом нужный автобус и поехал в аванпорт Tanggu, чтобы увидеть Желтое море. В центре городка я выходить не стал, а доплатил еще один юань, и меня привезли прямо к административным зданиям порта. Дальше я попытался пешком проникнуть на территорию порта вдоль пыльной дороги, по которой непрерывно двигался автотранспорт. Целая толпа дорожных рабочих в оранжевых жилетах с лопатами, закинутыми на плечо, пересекла дорогу, некоторые с подозрением начали на меня поглядывать. Тут я выбросил руку, поймал такси (за рулем была женщина) и через несколько минут был у входа в порт. Водитель начала что-то быстро-быстро говорить, я понял только, что она предлагает меня подождать. Я категорично отказался, сказав, что не нужно — я буду долго гулять, но она все равно осталась, зная, что никуда я не денусь. Чумазые дети, сидящие на бетонном парапете, как мне показалось, поедали сырых мидий. Один из них, какой-то нацмен по виду, привязался ко мне, сначала спрашивая, который час, а потом откуда я и т.п. Еле-еле отвязался, но на обратном пути он снова пристал, причем явно говорил какие-то гадости (его даже друзья одернули, один из которых, очень вежливый, сфотографировал меня) — у меня возникло желание покрыть его по-русски, но я решил быть выше этого и остаться другом китайских детей. Погулял по порту, у китайца, разглядывавшего корабли на рейде в бинокль, попросил оптику и оглядел горизонт. Видел стоящее под погрузкой судно «Шанхай». Желтое море — мутное и грязное, купаться в такой воде невозможно. У китайцев вообще не принято купаться, если только на курортах. Когда я появился на стоянке, между таксистами началась склока, но я подтвердил, что «договаривался» с женщиной. Дверца машины не захлопнулась, и мне пришлось придерживать ее рукой во время поездки. Вдруг женщина достала мобильный телефон и начала кричать в трубку что-то типа того, что «у меня такой клиент, давай быстрее!». Резко затормозив, машина остановилась напротив каких-то ворот, откуда выбежал китаец с отверткой в руках и буквально за несколько секунд починил замок дверцы. Оказалось, что это был муж женщины-водителя, которая в итоге содрала с меня по счетчику приличную сумму, отвезя в самый центр на остановку автобуса, хотя я и просил доставить себя в то место, куда меня привез автобус от вокзала в Tianjin`е.

По дороге в Пекин я всю дорогу проговорил с молодым плотным китайцем на довольно приличном с его стороны английском об истории и о мировой политике. На мои вопросы о причине его хорошего отношения к Америке и даже о каком-то благоговении перед Западом (ведь Китай, сказал я, тоже великая держава), он ответил, что США единственная страна, которая не воевала с Китаем, в этом и причина. А вернуть Тайвань силой они не хотят потому, что насилие над «братьями» вызовет боль в сердца многих китайцев. Поговорили о событиях на площади Tian`anmen в 1989 г. Он охарактеризовал их как «резню» и также прошелся по адресу тех китайцев, которые истово поддерживали режим, участвовали в «культурной революции», ничему не учились, а к новым условиям приспособиться не смогли. Сейчас они не у дел и не в состоянии заработать на жизнь. Еще сказал, что в России всегда была сильной тяжелая промышленность, а вот легкая нет. Его отец еще в бытность СССР поставлял советским морякам дефицитные в Союзе полотенца.

В Пекине я погулял по пешеходной зоне на улице Wangfujing (здесь на перекрестке мне встретилась целая толпа молодежи из «арт-галерей»), сфотографировал огромную стоянку велосипедов, обратил внимание на троллейбусы, которые опускают «рога» на некоторых участках маршрута, двигаясь на аккумуляторе, зашел в большой книжный магазин, где приобрел карту Китая. Заночевал в уже знакомой мне гостинице.

27.06.02.

Этот день я решил посвятить поездке на Великую Китайскую Стену, ибо одно китайское изречение гласит, что тот, кто не поднялся на Стену, прожил жизнь зря. Экскурсионные автобусы отправляются с остановки напротив Maidanglou (так по-китайски называется McDonald`s) рядом с площадью Tian`anmen. У китайцев довольно хитрая система — за небольшую плату вас возят целый день по популярным туристическим маршрутам, а уж при входе в музеи, парки и т.п. приходиться раскошеливаться, потому что цены не божеские.

Здесь нужно сделать небольшое отступление, чтобы рассказать о тех не совсем приятных неожиданностях, которые подстерегают в Китае иностранца. Ну, конечно, неловкость вызывает реакция некоторых китайцев (таких, правда, с каждым годом становится все меньше) на «белого человека». Чем-то напоминает поведение советской детворы по отношению к идущему по улице негру (пардон, африканцу). Слегка напрягает, когда тебя откровенно разглядывают, достают бесконечными «hello!» (такое впечатление, что других слов они по-английски вовсе не знают) и, наконец, пытаются общаться. Ладно, когда молодые китайцы, прилично говорящие по-английски, заводят разговор в поезде, чтобы поупражняться в языке — это даже интересно. Но когда китаец, знающий буквально два слова (из них одно то самое «hello»), начинает беспардонно приставать, то поначалу это вызывает смех, а потом раздражение…

В полной мере я испытал все это во время моей поездки на Великую Китайскую Стену (в автобусе я был единственным европейцем). Через какое-то время ко мне подсел китаец и попытался поговорить. Он был из какой-то провинции и его речь, так разительно отличающуюся от четкого произношения девушки-экскурсовода, я совсем не понимал. Так же, как и он не понимал меня. (Вообще, если китаец хоть немного говорит по-английски, то серьезных проблем с общением не возникает). Тогда он вытащил листок бумаги, на котором стал изображать иероглифы, но настолько коряво, что это не очень помогло взаимопониманию. После многократных повторений с моей стороны и рисунков и жестов с его, он все-таки выяснил обо мне, что хотел. На ближайшей остановке он со своим приятелем (этот вообще наглец какой-то!) просто затерроризировали меня. Измеряли у кого нога больше (думаю, ответ на вопрос ясен), кто выше. Хлопали по плечу, чуть ли не силком угощали сигаретой. Когда я высказал мнение, что много курить вредно, первый китаец предложил мне пробежать наперегонки стометровку (курение, мол, не помеха), от чего я благоразумно отказался (после восхождения на Стену ноги еще подрагивали). Второй все время фотографировал меня из засады, а когда он попытался пристроиться третьим в кадр, где я стоял с экскурсоводом, я его отогнал, на что он, кажется, искренне обиделся. Потом они приглашали меня на утку по-пекински, но я сделал вид, что не понимаю. Всячески опекали: проверяли, уяснил ли я, когда отходит автобус, провели «на халяву» в парк развлечений (куда я и идти-то не хотел и даже билет не стал покупать), создав искусственную толчею у турникета. В конце концов, мне это надоело, я сделал суровое лицо, и на обратном пути они уже меня не беспокоили. Но самое интересное случилось на другой день. Рано утром я встретил на улице китайца-фотографа (Пекин-то город маленький!). Мы чуть не обнялись, а он мне даже подарил 2 фотки с моим изображением. Несколькими днями позже я встретил и другого китайца. На мой вопрос, где же его товарищ, он показал мне его на другой стороне улицы. Я попросил передать ему привет и улизнул…

Вначале нас привезли к участку Стены Juyongguan, раздали сине-белые значки с номером группы, чтобы не потеряться, назначили время сбора и отправили на покорение Стены. Все было в тумане — в некоторых местах видимость не превышала нескольких метров. Но в разрывах густого белого тумана проступала величественная картина Стены, украшенной цветными флагами. Конечно, мнение о циклопичности размеров самой Стены (ее высоты и ширины) является некоторым преувеличением, но вот то, что она тянется на огромное расстояние по самой вершине горного кряжа, ловко используя природный ландшафт — факт бесспорный. А версия, будто Стена была построена чуть ли не в 17 в. или даже во времена Мао, предстает полнейшим бредом, стоит только увидеть ее воочию. На этом участке довольно крутой подъем со множеством ступенек, я поднимался до упора, пока не задрожали ноги — там уже и других-то туристов не было. Миновал табличку «Настоящий китаец» — считается, что тот, кто поднялся до этой отметки, покорил стену. Спустившись вниз, я обнаружил огромный хор, наверное, американцев, которые у подножия Стены пели какие-то гимны. И не обнаружил свой автобус, но благодаря значку с номером, я вскоре отыскал свою группу. Потом я купил набор открыток с видами и майку с надписью «Я поднимался на Великую Китайскую Стену». Вскоре автобус отбыл к участку стены Badalin, наиболее посещаемому туристами. Мемориальная табличка при входе извещает, что восстановительные работы велись на средства Пакистана. Вот так Китай дружит с Пакистаном против Индии. Стена здесь более пологая и, кажется, пошире. В общем-то, я не хотел на нее подниматься, но купил довольно дорогой билет (в виде магнитной карточки для турникета), когда узнал, что он нужен для входа в музей. Оказалось, что можно было просочиться и без билета. А музей довольно интересный — история постройки Стены, всевозможные макеты и кинозал, где панорама, снятая с разных точек, проецируется на экраны, расположенные на стенах круглого зала, создавая иллюзию присутствия зрителя в центре событий. Потрясают съемки различных (в том числе и полуразрушенных) участков стены с высоты птичьего полета. Из-за того, что времени было не очень много, в парк панд я не попал, а сфотографировал только конную статую какого-то китайского императора, держащего панду на руках. Долина Тринадцати Минских могил (место погребения императоров) — следующий пункт нашего тура. Перед этим нас завели на нефритовую фабрику, где через стеклянные перегородки можно наблюдать, как происходит процесс обработки изделий из нефрита, которые потом можно купить в торговом зале. Минские могилы разбросаны по огромной территории в очень красивом месте, расположенном у подножия поросших кипарисами гор. В глубине парка — вход в подземный дворец-усыпальницу. Глубоко под землю ведет роскошная мраморная лестница со множеством пролетов. Но внутри абсолютно пусто, в буквальном смысле не на что смотреть — лишь горы бумажек — мелких китайских денег, которые зачем-то оставляют туристы.

Затем нас привезли в парк развлечений на берегу большого озера, которое терялось в тумане. Аттракционы меня не заинтересовали, а вот выставка-продажа бабочек с большим выбором и невысокими ценами занятна. В детстве я тоже убивал бабочек и насаживал их на иголки, но потом пересмотрел свое отношение к «мертвой эстетике» — гораздо приятнее наблюдать за летающими бабочками в естественной среде. Конечно, возможность увидеть экзотические виды есть не у каждого, но покупать часы, где в качестве стрелки используется засушенная непрерывно вращающаяся бабочка, слишком жестоко. Здесь же в парке можно было купить корм для голубей, целая стая которых буквально окружает человека, а некоторые птицы садятся ему прямо на руки.

Вечером в Пекине я отправился попробовать утку по-пекински (kao ya). Подали миску с мелко нарезанными ломтиками жаренной утки (по настоящему приготовленное блюдо должно готовиться около суток, а я был в fast-food, поэтому может быть, пробовал не совсем то, но вообще не фонтан, суховато как-то). Кроме того, еще принесли нарезанный лук, блинчики и соус черного цвета (соевый, наверное). Кусочек утки макается в соус и заворачивается в блинчик вместе с луком. Как это делать, я постиг, наблюдая за китайцами за соседним столиком, которые, в свою очередь, с интересом наблюдали за мной. Еще принесли в стакане какой-то мучнистый отвар, «болтушку», приятную на вкус, для запивки.

28.06.02.

На рассвете около четырех утра по пекинскому времени я отправился на площадь Tian`anmen, чтобы увидеть церемонию подъема государственного флага. В темноте я пересек проезжую часть и ступил на площадь, как вдруг раздался грозный оклик китайского солдата, которого я вначале не заметил.Он дернулся в мою сторону, показывая, чтобы я поскорее убрался. Оказалось, что весь периметр площади оцеплен.

Вообще, все важные государственные объекты охраняются солдатами Народно-Освободительной Армии Китая (есть и полицейские, но они какие-то неприметные). Все китайские солдаты очень щуплые, с узкими талиями. На поясе два ремня, один поверх другого — первый поддерживает брюки, а на втором болтаются дубинка, кобура, рация и т.п. Каждый вечер солдаты маршируют строем по окружающим площадь тротуарам. В конце колонны не совсем в ногу идут новобранцы еще в гражданской одежде и бейсболках.

Многочисленная толпа китайцев столпилась у ограждения площади. Через несколько минут оцепление сняли, и китайцы наперегонки устремились к площадке с флагштоком, чтобы занять лучшие места (при моем росте никаких проблем с обозрением происходящего из задних рядов не было). Вскоре из ворот Tian`anmen вышел, чеканя шаг, внушительный отряд солдат. Из динамиков громко полилась мелодия государственного гимна. Пара минут — и флаг, откинутый в сторону рукой солдата, медленно и торжественно пополз на вершину флагштока. Очень впечатляет, хорошо для воспитания китайских патриотических чувств. Надо бы и нам нечто подобное учредить. Жалко, что было недостаточно светло, и фотографии не получились.

Потом я вернулся в гостиницу, поспал несколько часов и пошел в мавзолей Мао, посещение которого было не таким приятным. Был поражен бездушием китайцев, взиравших с интересом на упавшую без сознания женщину перед поворотом к гробнице Мао. Я метнулся было к охране, но понял, что со своим языком не смогу объясниться за несколько секунд. Так она и осталась лежать. А сам Мао желтый и сморщенный — противно. Очередь перед пантеоном движется довольно быстро, здесь же продают буклетики и цветы, являющиеся обязательным атрибутом при посещении мавзолея для китайцев старой закваски. Цветы возлагаются к подножию памятника при входе. (Через два года А. Кротов рассказывал, что цветы пластиковые, и их по мере накопления снова вывозят на продажу в специальных тележках — в ковровом покрытии даже борозды образовались. Но я помню, что цветы были живыми). В нос бьет неприятный запах — так пахнет несвежая мокрая половая тряпка. На выходе вообще — все на продажу, можно купить что угодно: от сувениров до обуви и продуктов.

Снова я поспал, оставил часть вещей в гостинице на хранение, дав консьержу 10 юаней, и поехал в парк Ихэюань. Из всего виденного в Пекине он произвел на меня наибольшее впечатление. Многочисленные пагоды, дворцы, павильоны, сады, пруды, дорожки, лестницы, много зелени. Запомнился храм с несколькими статуями Будд, имеющими разные выражения лиц, от гневных до умиротворенных. На вершине горы Wanshou Shan находится пагода Благоухания Будды высотой 41 м.

Парк расположен на берегу озера Kunminghu искусственного происхождения, вдоль берега у подножия холмов тянется Chang Lang (длинная Галерея)- крытый коридор длиной 728 м с росписями на потолке, которых около 14 тыс. с сюжетами из «Троецарствия». В 1860 г. Ихэюань был сожжен силами англо-французского альянса, а в самом начале XX в. произошло его второе уничтожение и последовавшее за этим восстановление.

Около пяти вечера я прибыл на Западный вокзал Пекина, но билеты до Сианя (центра провинции Шэнси в центральном Китае) были только в сидячем вагоне (все мягкие места были раскуплены иностранцами, что я отметил про себя, проходя по перрону и видя, кто сидит в вагонах). А я опять оказался единственным европейцем среди китайцев, с некоторыми из которых пришлось общаться. Один даже что-то говорил по-русски. Поезд шел около 12 часов, а я так и не смог заснуть. Напрягали звуки смачных плевков, которые китайцы самозабвенно производили каждые несколько секунд, выходя в тамбур покурить. Наблюдал, как полицейские собирают с пассажиров мзду. Подходят проверить документы и, ни слова не говоря, забирают удостоверение личности и удаляются. Через какое-то время китаец на полусогнутых ногах бежит следом, и видимо, улаживает дело вдали от посторонних глаз. Ко мне, естественно, никаких вопросов не было.

29.06.02.

Страницы: 1 2 Следующая

| 02.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий