Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> Независимое путешествие по Китаю, Таиланду и Мьянме (часть V)


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

Независимое путешествие по Китаю, Таиланду и Мьянме (часть V)

Китай

Самолёт у «Emirates Airlines» просто потрясающий! В спинке каждого впереди стоящего кресла вмонтирован экран и на шнурке прилагается пульт дистанционного управления! Несколько фильмов, музыкальные клипы и компьютерные игры на выбор! У каждого пассажира плед, подушка, наушники, светозащитные очки. А перед обедом раздали «Меню»! Совершенно невиданный нами ранее сервис, несмотря на то, что летали мы много, часто и разными авиакомпаниями. Пришлось сожалеть, что полёт длился всего два с небольшим часа.

В бангкокский аэропорт «Дон Мыанг» прибыли поздней ночью. Первый рейс в Чиангмай в 6.40. Несколько оставшихся часов до посадки провели в зале ожидания за игрой в нарды. Чтобы не таскать за собой лишнего, решили воспользоваться услугами камеры хранения. Сложили в отдельный пакет игрушечных панд, сувениры, которые не поместились утром в посылку, и китайский фарфор. Необыкновенно красивые, невесомые, хрупкие вазочки и пиалу мы купили днём в Гонконге. Столь деликатные сувениры никак не подходят для путешествия в наших рюкзаках, и обычно мы не приобретаем подобные вещи, но в данном случае не удалось удержаться от покупки. Главным аргументом послужило предположение, что, наверное, мы больше никогда не поедем в Китай, и если сейчас не купим, то другого шанса не будет. А привезти домой такие замечательные китайские вазочки очень захотелось. И теперь вот сдали пакет на хранение за 70 батов в сутки ($1 — 44 бата). Спрашивается: зачем мы вчера отправили посылку за $95? Могли ведь и водку здесь оставить. Вот ведь какие потери бывают, когда на один шаг вперёд не подумаешь!

Чиангмай — главный город севера Таиланда, расположен в 713 км от Бангкока. Мы много раз были на юге Таиланде, но ни разу на севере, знаменитом историческими храмами, грандиозными горными пейзажами, народными праздниками, поселениями кочевых в прошлом народностей тибето-бирманского происхождения. Нас главным образом интересуют именно поселения племён красных каренов и палаунг. Фотография девушки с кольцами на шее из горного племени женщин — жирафов давно стала визитной карточкой Таиланда. Длинношеие и вислоухие красавицы! Мы должны это увидеть!

Путь к ним, разумеется, не лёгок. Мало добраться до Чиангмая. Теперь надо лететь до Мэхонгсона, а там уже либо на слонах, либо по реке на лодках. А Мэхонгсон до чего романтичный город! Возьмите в руки путеводитель «Ле Пти Фюте»! Вам пообещают всего две улицы в городе, одна из которых служит по совместительству взлетно-посадочной полосой, куда приземляются самолёты, билеты на которые стоят всего $8! Нам, например, сразу нарисовалась захватывающая дух картина: торговцы фруктами и сувенирами спешно растаскивают лавки в стороны, воздушный лайнер плавно скользит по раскалённому асфальту, а за ним бегут восторженные босые ребятишки! Уж, не хочешь — и то поедешь посмотреть на чудо такое!

Поэтому первым делом, прилетев в Чиангмай, мы отправились к билетной кассе. Оказалось, что слетать в Мэхонгсон и обратно можно за 3500 батов с двоих (уже не $8, а $ 20!). Билеты в Мандалай, куда мы собираемся после, не продаются, надо обращаться в мьянмарскую авиакомпанию или туристическое агентство. В итоге приобрели на послезавтра билеты в Мэхонгсон и обратно на следующий день. Рядом, у стойки туристической информации, выбрали по фотографиям отель «Riverside» за 800 батов за ночь с завтраком — буфетом. На такси добрались до места. Многоэтажный отель на берегу реки Кинг с бассейном у подножья. Номера приятные, а уж после гонконгского отеля за $150 можно сказать просто замечательные! Рядом со стойкой reception расположилась туристическая контора, у которой мы и провели пару первых часов. Оказалось, что в Мандалай самолёты летают только раз в неделю, и это — именно в тот день, когда мы возвращаемся из Мэхонгсона, но отправление на пару часов раньше, чем мы приземлимся. Следующий полёт ровно через неделю. Мы готовы были поменять билеты в Мэхонгсон на завтра, пожертвовав днём отдыха, но тут выяснилось, что свободных мест в Мандалай на ближайший рейс уже нет. Значит, либо застрять в Чиангмае на неделю, дожидаясь прямого рейса, либо, потратив немалые деньги, возвращаться в Бангкок, и оттуда лететь в Янгон — столицу Мьянмы, а там уж поездом или самолётом добираться до Мандалая — где летучим рыбам рай (Киплинг)! А-х-х! Что ж, не везёт так нам в этот раз на лишние расходы!

Наконец-то, на одиннадцатый день нашего отдыха мы добрались до бассейна! Открыли, можно сказать, купальный сезон! Так понравилось лежать, загорать, ничего не делать (да и так устали, по правде сказать, от отдыха по-китайски), что никуда решили больше не ходить! Целый день у бассейна и провалялись в одиночестве.

Вечером хозяин туристического агентства, у которого утром мы купили не только пакет авиабилетов, но и, вопреки всем нашим правилам, оплатили ещё и ночь в отеле в Мэхонгсоне, уговорил нас приобрести у него заодно и билеты в ресторан на ужин — спектакль. Нам понравилась идея попробовать кухню севера Таиланда в сопровождении колоритного представления северных народностей и национальных меньшинств. Из нашего отеля туда отправлялась пара западных туристов, и мы пристроились к ним в микроавтобус, любезно предоставленный отелем.

На входе нас попросили снять обувь. Это что-то новое. Разулись, зашли в зал и увидели, что сидеть придётся на полу по-турецки на подушках вокруг низкого пуфика с тарелками. Мы растерялись: неудобно же, да и не согнуться нам уже в три погибели! Но для неспортивных посетителей, оказалось, всё-таки придуманы специальные столы, замаскированные под общий стиль заведения, расположенные подальше от сцены. Сидишь то всё равно как бы на полу, но для ног под столом сделана специальная щель типа окопа, так что вполне удобно получается. Официанты в национальных костюмах разносят неимоверное количество разной еды в плетёных корзинках, и тут же меняют опустевшие корзинки на полные. А на столах глиняные крынки с клейким рисом и разными соусами. Не сказать, чтоб изысканы блюда, но всего много и вкусно. Напитки, правда, за отдельную плату. Весь ужин на сцене выступали традиционные тайские танцовщицы в золотых нарядах и с изогнутыми напальчниками. Только уже после десерта всех пригласили в сад, где в специально выстроенном шатре и выступили собственно представители горных племён. Взявшись за руки, притоптывая, прихлопывая и приседая в такт, затянув заунывную песню на одной ноте под барабан, бубенцы и дудочку, несколько старушек в мини-юбках и с повязками на щиколотках, ходили вокруг символического костра. Молодёжь показала танцы с корзинами риса, горящими факелами и кинжалами. Впрочем, представление было не долгим, поэтому и не утомительным. Затем последовал фейерверк в саду, фотографирование туристов с «туземцами», продажа сувениров ручной работы горных народов. Я купила себе чёрную шапочку, украшенную множеством металлических монеток и цветных ленточек.

Следующий день решили посвятить осмотру города. Карту прихватили ещё в аэропорту, но и без неё в Чиангмае легко ориентироваться. Старый город, прекрасно сохранившийся, представляет собой квадрат, обнесённой крепостной стеной, которая, правда сохранилась только местами. Из 121 монастыря Чиангмая в старом городе расположены 36. Мы решили, что они, по-видимому, самые старые, и, соответственно, наиболее интересны. Поэтому туда и направились. Мы не были уверены, что женщинам разрешён вход в монастыри, но опасения оказались напрасны: на территорию монастыря вход свободный для всех, а для храма необходимы лишь длинная юбка, прикрытые плечи и босые ноги. Хотя никто (и ни что) не останавливает некоторых туристов в шортах и туристок в майках на бретельках, входящих в храм — главное святилище Будды. Но тут уж ничего и не скажешь! Дикий Запад!

Почти все монастыри, которые мы посетили, были построены в XIII — XIV веках, то есть в период расцвета государства Ланна, и по стилю отличаются от тех тайских монастырских комплексов, где нам приходилось бывать раньше. Массивные двери покрыты лаком, окна — перламутром, на стенах чудесные фрески, рассказывающие не только о жизни Будды, но и о жизни и обычаях народов севера. Центральное место в храме отведено, безусловно, наиболее почитаемой и священной статуе Будды. Часто — в окружении других статуй. Их очень много. На алтаре молельные свечи, благовонные палочки и гирлянды цветов, — три вида подношений Будде. И в каждом храме есть большущий ящик для денег с восьмью секциями. Восемь фигурок Будды в разных позах медитации и таблички, указывающие на день недели у каждой щели для монет. В какой день родился прихожанин, — в ту секцию и бросать денежки. Для местной религии самое важное — не год рождения, не месяц и даже не число, а день недели. Каждый верующий точно знает, родился он во вторник или пятницу. А вот среда до полудня и среда после полудня — это два совершенно разных дня. Поэтому и дней в неделе не семь, а восемь. Поскольку мы с Галей не смогли точно вспомнить, в какой день появились на свет, то бросили пять имевшихся в наличии монет наугад. Поступили, прямо скажем, неразумно. Тут уж либо считай, либо монет заранее припаси побольше. А такая несерьёзность, как у нас вышла, неизвестно, чем и обернётся.

В очередном монастыре мы встретили наглую бабку, предлагающую туристам купить у неё за 100 батов крошечную плетёную клетку с птичками, и выпустить их на свободу «на счастье». Малолетние послушники в оранжевых тогах, подметающие монастырский двор, зорко отслеживали ситуацию. Стало совершенно очевидно, что стоит только выпустить несчастных птичек, как юные монахи тут же изловят их обратно для совместного с бабкой бизнеса. Птицы все были сильно измучены, измождены, и лететь не могли. Мы, конечно, купили пару клеток, но выпускать здесь птичек не стали. Ушли подальше. Половина упорхнула, остальные затравленно смотрели на нас своими глазками-бусинками, не в силах пошевелиться. Посадили несчастных в травку у большого куста. Настроение испортилось. До чего же подлый бизнес придумали: и покупать нельзя — способствовать торговле, обрекать новые жертвы, и не купить — не подарить свободу хотя бы десяти птичкам невозможно.

Мы вернулись в отель. Провели остаток дня у бассейна. Вечером сходили в ресторан. Затем отправились на ночной базар. «Ле Пти Фюте», как всегда, обещает, что только там можно купить, что душе угодно, и буквально «всё». На самом деле — самое обыденное, неинтересное, типично туристическое место. Единственное, что заслуживает внимания. — вырезанные на тиковом дереве картины. Потрясающее мастерство!

Вылетая на одну ночь в Мэхонгсон, мы решили не тащить с собой оба громоздких рюкзака. С утра договорились в отеле оставить лишние вещи на reception. Служащие обрадовались, что мы вернёмся опять в их отель, и не взяли с нас денег за хранение.

Собрав самое необходимое, отправились в аэропорт. Поверив путеводителю, что самолёт приземляется в Мэхонгсоне прямо на одну из двух улиц города, мы предполагали, что самолёт будет соответствовать ситуации: крошечный, не дай Бог, одномоторный, мест на 10 — 12. Но вопреки всем ожиданиям, самолёт оказался самым обычным. Огромным, можно сказать, по нашим представлениям. Весь полёт переживали, как бы он не промахнулся при посадке.

Через полчаса стало, наконец, ясно, что «Ле Пти Фюте» в очередной раз подкинул очередную «утку». Ладно хоть — безобидную. Не то, что в прошлом году, когда мы в сентябре искали цветущие Раффлезии на индонезийском острове Суматра, которые на самом деле цветут в феврале. На этот раз разочарование не столь трагично: наш самолёт приземлился на самую обычную взлётно-посадочную полосу достаточно современного и уютного аэропорта.

Большинство пассажиров прилетели группами на организованные экскурсии и вечером того же дня улетали обратно. Их встречали большие автобусы. Для индивидуальных туристов, желающих также сегодня вечером вернуться в Чиангмай, у туристической стойки аэропорта предлагались разные увлекательные маршруты одного дня. Но у нас был уже забронирован и оплачен отель «Mae Hong Son Riverside» и куплены обратные авиабилеты на завтра. Про этот отель мы читали много восторженных откликов в Интернете. И в живописнейшем месте на берегу реки расположен, и слоны гуськом на работы по утрам мимо проходят, и номера шикарные, и бассейн огромный. Всё — правда! Только не говорилось, что от города он расположен на недоступном расстоянии, транспорт туда не ходит, а такси в городе просто нет за ненадобностью! Но мы всего этого пока ещё не знали. С трудом договорились с лихим парнем на мотоколяске за 100 батов (однако, цены!), чтобы добраться до места. Город действительно оказался очень маленьким. Его мы проскочили меньше, чем за минуту, и потом очень долго тряслись по безлюдной лесной дороге. Когда прибыли на место, выяснилось, что отель закрыт из-за отсутствия постояльцев. Совершенно вымершее трёхэтажное здание нависло над изгибом ревущей горной реки в Богом забытом уголке. Но ярко светило солнце, и каково нам там будет тёмной ночью, мы не подумали. А сейчас даже нашли забавным, что ради нас открыли отель, прибыли и засуетились служащие, а завтра будут специально для нас готовить индивидуальный завтрак.

Поселившись и осмотревшись, купили на reception кепку и зонтик от солнца. Мы ожидали в горах прохладной погоды, но оказалось, что в Мэхонгсоне жара стоит просто нестерпимая, как нигде в Таиланде. У отеля есть собственная лодочная станция, где мы и договорились об аренде моторной лодки с двумя провожатыми для поездки к отдалённым поселениям длинношеих и длинноухих красавиц, а заодно и на границу с Мьянмой. Там у них очень прикольно считается нелегально пересечь границу и побывать несколько минут на мьянмарской стороне. У нас же, во-первых, имелись визы, во-вторых, авиабилеты в Янгон — столицу Мьянмы, поэтому второй пункт предложенной программы нас мало интересовал. Но стоимость (500 батов за лодку и по 250 батов обязательного сбора за посещение племени палаунг) не зависела от количества остановок, провожатые настаивали, и мы согласились и на границу. На нас одели спасательные жилеты, усадили на коврики в центре длинной узкой плоскодонки с «хвостатым» мотором, и мы двинулись в путь. Наши проводники сами явно принадлежали к окультуренным горцам и почти совсем не говорили по-английски. Поэтому, через двадцать минут путешествия вниз по бурной, извилистой реке, причалив на песчаную отмель среди каменных глыб, мы не сразу поняли, куда приехали. Наших провожатых радушно встретили несколько страшно подозрительных личностей. Были там и женщины, но с совершенно обычными шеями. Хитро прищурившись, цокнув языком, наш моторист махнул рукой в сторону тёмного, мрачного леса, куда нам следовало идти самостоятельно. Встречающие заулыбались нам, обнажив кровоточащие дёсна и красные гнилые зубы. Всё сразу стало ясно. Мы находимся уже на стороне Мьянмы, в удалённом от цивилизации поселении хмонгов, яо или каренов, традиционно выращивающих в горах опиумный мак — основной товарный продукт, испокон веков приносящий хорошую прибыль. Торговля наркотиками давно запрещена и в Таиланде и в Мьянме под страхом смертной казни или пожизненного заключения, однако в трудно контролируемых горных районах власть за всем уследить не успевает, а покупателей всё ещё находится достаточно. Этот район вместе с Северной Мьянмой и Лаосом составляет всемирно известный Золотой Треугольник.

Мы пошли осматривать местность. Тропа круто взбиралась вверх меж огромных деревьев и кустарников, непонятно как прицепившихся на склоне горы. Неизвестные птицы пронзительно гоготали, ухали, кричали. Со всех сторон неслись тревожные трели. Впечатление было такое, будто мы,- незваные гости, чем-то помешали лесным обитателям. Хотя очевидно, что мы совсем одни в этом глухом месте, переговариваемся меж собой шёпотом, идём осторожно, озираясь и прислушиваясь. В траве что-то бесшумно мелькнуло, и через секунду на тропинку вышел упитанный чёрный кот. Тьфу, напугал, зараза! Но, тем не менее, сразу на душе стало спокойнее. Через несколько шагов мы увидели в зарослях плетёную хижину на сваях. Заглянули, — внутри никого. Рогожки на полу, несколько глиняных мисок в сторонке, на стене потёртый временем плакат с изображением какого-то важного офицера с орденами. Пошли дальше. Рядом с тропинкой два высоких пня, на перекладине меж ними висит большой колокол, рядом дубина. Тихонько бьём дубиной по колоколу, и долгое-долгое эхо несётся по мрачному тёмному лесу не прекращаясь. А вот и до лесной пещеры дошли. Аккуратно выложены ступеньки на спуск, но мы зайти не рискнули. Фонариком посветили. В центре статуя деревянного идола установлена, разноцветными ленточками украшена. Мы знаем, что хмонги исповедуют анимизм, а их шаманы впадают в транс, что предположительно позволяет им общаться с духами умерших родственников. Видимо, эта пещера служит для некоторых анимистических церемоний.

На этом мы решили закончить прогулку по лесу, и вернулись к реке. Знакомый нам чёрный кот лихо уминал миску клейкого риса, а его хозяин, сморщенный годами беззубый старик, предлагал нам купить у него сувенирные куклы с длинными шеями. Не смотря на низкое качество изделий, мы не стали даже торговаться. Всё-таки ручная работа, а стоит и так меньше доллара.

Наши проводники к тому времени уже, видимо, закончили свои коммерческие дела с аборигенами, и теперь неторопливо беседовали за столом, лениво ковыряясь в мисках с угощениями, которые услужливо подавали им женщины. Совершенно очевидно, что они здесь желанные гости.

Погрузились в лодку и отправились обратно. Галя уже засомневалась, увидим ли сегодня длинношеих и длинноухих, но тут мы и причалили. Это место сильно отличалось от предыдущего. Лес был далеко, горы расступились, и вдоль большого ручья, впадающего в реку, протянулась самая настоящая улица. Справа и слева на куриных ножках стояли соломенные хибары. Перед каждой на столах выложены нехитрые сувениры: открытки, куклы, деревянные фигурки, кольца на шею, вышитые коврики. И, наконец, мы видим женщин — жирафов. Кто-то уже разнёс по деревне весть, что прибыли иностранцы, и женщины в красивых, нарядных, но совершенно одинаковых платьях, и с яркими лентами в волосах, вышли на улицу. Уселись на скамейки, ждут, когда мы к ним подойдём. Все очень приветливы, но чувствуется во взглядах явное гордое превосходство красавиц перед нами, уродинами.

Трудно точно сказать, когда впервые женщины этого племени заковали свои шеи в подобные ожерелья. Существует легенда, что повадился тигр-людоед нападать на деревни, и ночью, подкрадываясь к хижинам, нападал на спящих девочек и перегрызал им горло. Вот тогда матери, чтобы спасти своих дочерей, и одели им на шеи медные кольца — обручи.

У каждого народа свой взгляд на красоту. Палаунги убеждены, что чем длиннее шея, тем красивее женщина. Как минимум, она должна быть втрое длиннее обычной. Говорят, бывают красавицы с шеей до сорока сантиметров.

В пять лет девочкам одевают медную спираль, через двадцать четыре полных луны, то есть почти через два года, добавляют медный обруч, а потом уж каждый год, как на детскую пирамидку, одевают ещё по одному — два кольца. Конечный вес такого ожерелья достигает пятнадцати килограмм. Надевается оно на всю жизнь. Если обручи снять, то неминуемо наступит смерть. Шейные позвонки уже разошлись, и мышцы не в состоянии удержать голову. Искусственно вытянутая шея беспомощно повиснет, как у курёнка. По обычаям племени, снятием с шеи колец женщину наказывают на измену мужу, практически приговаривая её к смерти.

Такой воротник приносит массу неудобств женщинам. Каждая из них обычно имеет по восемь — десять детей и ни одного не может увидеть, когда кормит их грудью: обручи не дают наклонить ей голову. Если она хочет оглянуться, то поворачивается всем корпусом. А уж как неудобно спать в таком ожерелье! На наш взгляд, медная спираль больше походит на наказание, чем на украшение. Но, похоже, так считаем только мы. Сами хозяйки воротников вполне довольны жизнью. И даже, вроде, смотрят на нас с некоторым сочувствием.

Конечно, можно сказать, что этим женщинам повезло. Ведь ещё совсем недавно они жили в горах изолированно от цивилизованного общества, которое и не знало об их существовании. А теперь вот оказалось, что они — граждане Таиланда, у них есть свой флаг и гимн. Государство заботится, туристы платят. В итоге, жизнь их обеспечена. Были бы как все, — бедствовали и каторжно трудились бы. А вот большинство соседних сёл, расположенных всего в нескольких километрах, оказались на территории Мьянмы. Вот кого жалеть надо.

Мы останавливались у каждой хибары, фотографировались с женщинами. Зашли посмотреть школу, что построила христианская церковь в 2000 году — сарай, из ротанга сплетённый, и шесть скамеек внутри. Погуляли ещё по деревне, да пошли искать длинноухих красавиц из племени красных каренов. Согласно указателю, их селение было в пятистах метрах через лес. Мы шли, шли, но селенье не нашли. Забеспокоились, что потеряемся в глухих местах, и повернули обратно. Купили открытку с большеухой красавицей. Про это племя вообще очень мало информации. Известно лишь, что у них самыми красивыми считаются девушки с ушами, вытянутыми до плеч. Как у слонов. Но вот не представилось повидать воочию.

Проводники наши спали в тенёчке. Попробовали мы им объяснить, что не нашли длинноухих, но они руками замахали туда же, откуда мы только что пришли. А проводить не вызвались. Второй раз мы уж не пошли. Отправились в отель. По дороге видели, как слоны реку переплывают. Время обеденное, жара страшная, а водичка-то прохладная. Вот один слон вылезать и не хочет. Погонщик сверху уж весь извёлся, а слон — ни с места. Мы пожелали им обоим удачи.

Приняли душ, переоделись и двинулись в сторону города. Вот тут и выяснилось, что никакого транспорта в округе не водится. Пошли пешком. Долго шли, пока попутный грузовичок не взялся нас до города подбросить. Да, неудобство явное.

Городок нам очень понравился. Расположился он вокруг небольшого озера Чонгкхум. Там же, на берегу озера, раскинул свои владенья уникальный комплекс, состоящий из двух монастырей. Они совсем не похожи на тайские храмы, потому что построены под бирманским архитектурным влиянием. Золотые пагоды на фоне гор отражаются в воде! Выглядит потрясающе! А в самом озере немыслимое количество рыбы! Предприимчивые тайцы продают туристам пакетики с рисовыми шариками для подкормки. По мосткам можно пройти в романтическую беседку, что прямо на воде стоит, и оттуда рыб кормить. Стоит горсть кинуть, тысячи рыбин из воды выпрыгивают с открытыми ртами!

Но надо решить главную проблему: как нам завтра выбираться с нашего отеля? Зашли в туристическую контору. Хозяин удивился и обрадовался, узнав, что мы — русские. Говорит, что все русские едут только в Паттайю. Предложил поездку в Национальный парк на водопад и к пещерам с подземным озером, где в кристально чистой воде плавают «ручные» рыбы. 800 батов за полдня Договорились, что завтра утром он заберёт нас из отеля. Как здорово всё устроилось!

Побродили ещё немного по городу, и осели в ресторане на берегу озера. Поели с удовольствием, пива попили, и просим хозяина вызвать нам такси. Хозяин растерялся. Руками разводит — нет, мол, то ли телефона, то ли такси в городе, то ли услуги вызова по телефону, — мы даже не разобрали, чего нету. Но суть не меняется. До дома-то надо как-то доехать. Видя, как мы разволновались, хозяин ресторана поспешил нас успокоить, обещая что-нибудь придумать, и ушёл. Через некоторое время он вернулся на мотоцикле. Следом за ним подкатила и его жена. Наш с Галей опыт езды на мотоциклах был недолог, но крайне печален. В прошлом году именно в Таиланде на острове Самуй произошло нелепое падение, из-за которого мы обе чуть не лишись ног. А ещё мне приходилось однажды во Вьетнаме воспользоваться услугой мотобайкера. Но то был профессионал! В любом случае сейчас выбор нам не представлялся. Скрипя сердцем, предупредив, чтоб не сильно гнали, сели на мотоциклы. Меня повёз сам хозяин, Галю — его жена. Ехали долго. Особенно страшно — лесной ночной дорогой. Но ещё большее потрясение нас поджидало, когда мы, наконец, прибыли на место: ни одной живой души, никакого намёка на малейшее освещение. Наш отель выглядел чёрным мрачным склепом посреди дремучего леса на берегу ревущей реки. К тому же, дождь начался ещё когда мы ехали, а теперь уже гремел гром и сверкали молнии. Но, к счастью, откуда ни возьмись, вынырнул заспанный служащий, открыл ключом входную дверь отеля, включил свет в холле. Надо же нам было поселиться именно в этом отеле! Бесспорно, он прекрасный, но в Мэхонгсоне навалом симпатичных гостиниц! Никаких транспортных проблем. и всё-таки не в одиночестве! Тем не менее, мы потребовали включить ещё и подсветку бассейна, и отправились купаться под проливным дождём.

Утром, после завтрака (очень скромного для отеля за 1400 батов), за нами приехал на джипе хозяин турагенства, и мы поехали в Национальный парк.Не вижу смысла в описывании природных красот фразами типа: «великолепные пейзажи», «потрясающие виды», «грандиозные каскады». Мы любим Таиланд, и небо там нам кажется синее, и солнце светит ярче, и пальмы зеленее. Особенно понравилось, что и рыб кормили, и у водопада прыгали мы в полном одиночестве. Вот уж где не раз вспомнишь китайских экскурсантов, плотные ряды которых надо штурмом брать к любой достопримечательности!

Когда вернулись в Мэхонгсон, времени до отправления нашего самолёта ещё осталось предостаточно, и мы, оставив рюкзак в турагенстве, пошли к озеру. Сначала зашли в один из монастырей, и не смогли «сохранить хладнокровие», как призывает путеводитель относительно сувениров, — купили там огромные, по полметра, вырезанные из тика статуи тайских танцовщицы и воина. Невозможно было устоять перед ценой в 1200 батов! Про уникальное качество ручной работы уж и не упоминаю. Потом сели в баре на берегу озера пообедать. Понаблюдали оттуда за семейкой горцев племени лису, пытавшихся продать редким туристам свои поделки. И, то ли жара на нас так подействовала, то ли пива много выпили, но ведь таки купили совершенно ненужные нам аж три(!) тряпочные сумки с цветными ленточками и четвёртую — плетёную из какого-то тростника. В итоге, по возвращению в Чиангмай, наш багаж, вопреки всем нашим правилам, заметно увеличился. Но мы уже решили, что раз приходиться в Мьянму через Бангкок лететь, где в аэропорту у нас уже сдана одна котомка с игрушечными пандами и фарфором, то нам ничего не стоит добавить туда ещё и эти сувениры. Надо только сумку размером побольше купить, чтобы не платить за лишнее багажное место.

Забрали рюкзак, и пошли пешком в аэропорт. По дороге нас догнала мотоколяска, едущая туда же на встречу прилетающих туристов, и байкер любезно предложил подбросить нас. Потом взлёт. Посадка. И мы снова в Чиангмае. Вечером сходили в рыбный ресторан. Очень вкусно рыбу готовят в Таиланде, но есть один существенный минус: надо выбрать жертву в аквариуме, когда она ещё живая. Это просто невозможно. Мы всегда в подобных случаях доверяем повару или официанту сделать выбор без нашего участия.

Последний день в Таиланде провели у бассейна. Вечером мы будем уже в Мьянме — стране, где действие Конституции давно приостановлено, введён и продолжает здравствовать военный режим. Информации по стране мы нашли очень мало, хорошо хоть удалось купить в бангкокском аэропорту Lonely Planet «Myanmar». Вот, загорая, и изучали.

После регистрации на рейс нас направили платить обязательный для покидающих страну сбор по 500 батов. Как же так? Ведь мы летим в Бангкок! Оказывается, нас зарегистрировали сразу на рейс в Янгон, границу надо пройти здесь, а в Бангкоке мы — транзитом. От волнения аж в пот бросило! В этом случае мы не сможем сдать в камеру хранения наши сувениры, и придётся ехать в Мьянму с огромной, совершенно позорной базарно-клеёнчатой сумкой, что купили вчера на ночном рынке! Бегу обратно к стойке регистрации. Прошу служащего поменять нам посадочные талоны, немедленно перерегистрировать наши билеты. Для пущей убедительности приврала ещё что-то о нашей крайней необходимости побыть ещё немного в Таиланде. Служащий начал было объяснять, что времени у нас будет очень мало, и что можем не успеть на повторную регистрацию в Бангкоке, и всё такое. Но ничего не показалось нам страшнее, чем мысль о предстоящем путешествии с этой сумкой, и мы настояли на своём.

Довольные, прошли в зал ожидания. Взяли в кафе кофе с пирожными, нарды раскрыли. Партию сыграли, вторую. На посадку не зовут. Вот и время вылета уже, а мы всё сидим. Десять, двадцать минут. Тут уж мы занервничали. Наконец, объявили посадку. Народу немного, быстро упаковались, но самолёт теперь не торопится. Перед стартом ещё минут пятнадцать простоял. В итоге, приземлились в «Дон Мыанге» за десять минут до окончания регистрации на наш рейс. Кто бывал в бангкокском аэропорту, поймёт наше положение: между местным и международным терминалом расстояние там в километр. Хорошо хоть знаем его, как свои пять пальцев. Бегом в челночный автобус, потом бегом наверх, не дожидаясь лифта, а там на две группы делимся: я — в камеру хранения, Галя — на регистрацию. Успели…

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий