Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> ДИКАРЁМ по КИТАЮ.Гора Хуанщань и другие


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

ДИКАРЁМ по КИТАЮ.Гора Хуанщань и другие

Китай

30 ОКТЯБРЯ------------------ ХУАНШАНЬ

Часто говорят: гора Тайшань, гора Хуаншань и т.д. Однако, никакой «горы» Хуаншань не существует. Есть горы Хуаншань. Городишко, живущий обдираловкой туристов, лежит у самого их подножия. Пока идем по улице, ведущей из отеля, и решаем, где бы позавтракать, нас берут в оборот зазывалы и предлагают доехать до фуникулера за 30 юаней. На малюсеньком микроавтобусе довозят по серпантину. Путь не очень далекий, минут на 15. У фуникулера оживление. Продают небольшие посохи, видно для того, чтобы облегчить восхождение. Их обломки потом мы встречали в разных частях заповедника. Мы их покупать не стали. Во-первых, здесь посохи нужны как собаке пятая нога, а во-вторых, китайское «качество»… Толпы желтых, синих, красных кепок. Они уже прибыли. Они готовы разлиться по склонам гор, оставив нетронутыми только их макушки над бескрайним человеческим морем.

Вход недешев: 80 юаней + 56 за фуникулер. Самый дорогой объект посещения на нашем нелегком пути. Поднимаемся на фуникулере до площадки у пика Лотоса. Удивительно, но здесь еще есть отели! Панорама изумительная; захватывает дух. Внизу — облака. Наверху, по контуру пика Лотоса, по невидимым ступенькам карабкаются маленькие люди. Мы решаем обойти весь национальный парк, даже если нам весь день придется лазить вверх и вниз по этим горам. Оделись мы тепло, в расчете на то, что будет холодно. Но поначалу нам даже становится жарковато. Чем выше поднимаемся, тем становится холоднее, а на душе — жутче. Мой альпийско-швейцарский недолгий опыт уже забыт. Ступеньки на вершину узенькие и чрезвычайно крутые. Один локоть скребет отвесную стену, другой зависает над бездной. Из густых облаков выступают вершины, покрытые редкими соснами причудливых очертаний. Пейзажи в точности повторяют сюжеты китайской живописи «шаньшуй». Впечатления такие, будто поднялись дествительно в обиталище духов.

День чудесный. Преодолеваем сотни ступенек вверх и вниз. К середине дня народу становится больше. На узких подъемах, где и двоим не разойтись, образуется давка. Группа «белокепочников» лезет вверх, группе «желтокепочников» надо обратно. Воистину, хождение по горам табунами рано или поздно должно закончиться трагически.

Постепенно погода меняется. Начинает покрапывать дождик. Выходим к восточному фуникулеру, но решаем спускаться пешком. Во-первых, это экономно, во-вторых, еще одна возможность подышать свежим и ароматным горным воздухом. Пейзажи все время разные, но всегда — сказочные. Единственные люди, которым этот пейзаж не в радость — хуаншанские носильщики, поднимающие грузы на своих плечах из города на тысячи ступенек вверх. Для них вся эта окружающая красота полита их собственным горьким потом.

По дороге вниз встречаем европейца, груженного вещами и фототехникой. Бедняга еще не знал, что еще ему суждено преодолеть, чтобы попасть туда, куда нормальных людей поднимает фуникулер. Даже на самые вершины можно подняться на бамбуковых носилках — эксплуатация чужой мускульной силы в личных целях в Китайской Народной Республике не возбраняется.

Внизу на спуске людей уже почти нет. Можно насладиться тишиной и покоем, то есть теми двумя вещами, которых в Китае явный дефицит.

Вечером в городке набредаем на закусочную, хозяин которой говорит по-английски и предлагает гостям меню на ангийском. Узнает, что мы из Москвы, но не знает где это. Неужели из Южной Америки мы приехали на Хуаншань? В раскрытом атласе показываем ему, где находится Россия. Век живи — век учись!

Кстати, у него мы в первый раз ели пищу, нормально приготовленную. Пригласил позавтракать.

В нашу гостиницу, на наш этаж заселили экскурсантов. Шумят допоздна. Потом, часа в 4 утра, начинают шумно куда-то собираться. Стучат, орут, громко запускают радио или магнитофон. Через час эта орда куда-то сваливает к нашей огромной радости. Можно продолжать спать.

31 ОКТЯБРЯ---Город Хуаншань или «Вы никогда не уедете из этого города!…»

Вчера вечером какой-то торговец назойливо предлагал купить целлофановую дождевую накидку. Я удивился. Сегодня выглянул в окно и все понял.

Нам повезло. Прибыли бы мы сюда на день раньше — не видать нам гор как своих ушей. Сейчас они затянуты плотным ватником облаков, и дождит яростно. Нужно собираться и выбираться отсюда.

Пока идем по размокшей улице, нас догоняет вчерашний хозяин харчевни и вызывается нам помочь в отправке из этого местечка. Надевает сапоги, берет зонт и окольными дворами выводит нас на большую дорогу. Там сначала «ловит» микроавтобусы, затем «стопит» легковую иномарку. За 30 юаней нас довезут до вокзала. Расплачиваемся сразу. Краем глаза вижу, как наш друг получает от водителя комиссионные. Уж не позавтракали у него, так хоть так заработает.

На вокзале узнаем, что поезда до Гуйлиня идут с 2 часов ночи. Сейчас — 11 утра. Перспектива безрадостная. Бегу на автовокзал. Еще больше закручинился: все автобусы либо местные, либо идут не в том направлении. Единственный приемлемый вариант — автобус до Ухани — ушел в 7.50 утра. Следующий — завтра утром. Весь вымок, пока бежал обратно на вокзал. Сердобольные китаянки уже успели здесь «утешить» Веру, что отсюда мы никак не уедем, кроме как на поезде, идущем ночью. Зал ожидания закрывают. Деваться некуда. Осень нас догнала как назло именно здесь, в последний день октября, обрушивая на нас потоки воды. Понуро бреду искать гостиницу. Нахожу ее за 10 минут в двух шагах от вокзала. Бегу на автостанцию, покупаю билеты на завтра до Ухани. Забираю Веру с вокзала. Бежим в отель. Слава Богу, есть горячая вода и кипяток в неизменном термосе.

Что Бог не делает, все к лучшему. У Веры начался озноб, всю выворачивает наизнанку. «Вот она — китайская жратва!»- думаю  я. Скорее всего, желудок,ко всему прочему, не справился с лекарствами от простуды местного производства, рекомендованными в аптеке в Ханчжоу. Весь день наперекосяк. За окном — дождливая тоска. Уедем ли мы от гор Хуаншань или же они не отпустят нас?

1 НОЯБРЯ-------------------Дорога в УХАНЬ

Нам был обещан комфортабельный автобус с кондиционером. В принципе, мы его получили, правда, автобус был маленький, но с видеосистемой. В общем, в этой дороге ничего экстраординарного не происходило. Интересна была лишь паромная переправа через Янцзы. После нее дорога пошла хорошая. По новому автобану шли со скоростью 100 км/час. Крутили тупой китайский фильм про борьбу китайца-конфуиста с наглыми американцами. Победили наши (китайцы).

Но под конец система разладилась. Дальше ехали в относительной тишине.

Приехали в Ухань уже затемно. Несколько раз проезжали по мостам через широкие реки, разделяющие город на несколько частей. Приехали в ту его часть, которая некогда была городом Ханькоу. Добрались на такси до вокзала. Какой-то корреспондент местной прессы заснял Веру на фотопленку. Так что скоро выйдет ее фото. Жаль, что не увидим.

Билеты до Гуйлиня были в общий вагон. Мы подумали: если в том свинарнике на колесах, в котором ехали в Цюфу, нашлось место, где можно было вытянуть ноги для сна, то и здесь таковые найдутся. Не тут то было! Народу в вагоне — как сельди в бочке. Не то что лечь, присесть негде. А на каждой станции народ все прибывает. Даже среди стоячих пассажиров намечается давка. Ситуация критическая.

Через 3 вагона протискиваюсь, нахожу проводника в будке, который продает билеты в спальные вагоны. Расталкивая китайцев, нагло лезущих без очереди, беру 2 билета в СВ. С таким идиотизмом не сталкивался еще нигде. В поезде полно свободных мест, но такая крупная станция, как Ухань, билетов на них не продает, заставляя людей проходить через испытания «общим вагоном». Мало того, «сквозной» билет на весь маршрут тоже купить нельзя. Покупка билетов превращается в некую лотерею, в которой нам все реже везет…

Попутчики у нас в купе опять попались интересные: молодые ребята-христиане, один из которых очень хорошо говорит по-английски. Они тоже едут до Гуйлиня, тоже проходят через чистилище общего вагона. Вместе сетуем на странные порядки продажи билетов, но самих китайцев стараюсь не ругать из чувства такта. Нам рассказывают, как тяжко в Китае религиозным меньшинствам (а уж как сексуальным — не передать!). Удивляются, что у нас свободно можно купить Библию. На всякий случай обмениваемся координатами.

2 НОЯБРЯ----------------------ГУЙЛИНЬ

Поезд приходит в 10 утра. На вокзале нас приглашает в свой маленький офис средних лет китаец, который оказывается менеджером Гуйлиньского офиса одной из крупнейших турфирм КНР — «CITS». Выбираем отель по вкусу, покупаем билет на завтрашний круиз по реке Лицзян. Для иностранцев это удовольствие дорогое — 460 юаней, но мы решаем попробовать вариант «цивилизованного» туризма по Китаю. Европейцы мы, в самом деле, или кто? Немного отдыхаем и отстирываемся в отеле, идем знакомиться с городом, благо отлеь — рядом с вокзалом и центральной осью города, так что с автобусами проблем нет. С обменом валюты тоже: тот же менеджер поменял нам юани на доллары по курсу черного рынка, который выше, чем в банках. Вообще здесь с турагентствами — полная «труба». С одной стороны, их довольно много. С другой — их специализация ограничивается продажей а/б. Вывески и надписи на английском, естественно, со множеством ошибок, не означают, что персонал говорит по-английски. Найти меню на английском тоже проблематично. Выходит, туристический Гуйлинь именно так подготовлен к приему туристов из-за рубежа? Похоже, это просто обычная восточная лень. Неужели они думают, что достаточно ограничиться «хэлло», чтобы привлечь к себе внимание, ну а дальше что?

Тем временем ощущаем на себе, что осень пришла и сюда. Пригождаются целофановые накидки. По пешеходному мосту переходим на другой берег Лицзяна. На всем его протяжении строится набережная. Вообще, весь Гуйлинь обстраивается; весь город напоминает огромную стройку. Лет через пять его будет не узнать.

Мы направляемся к парку Цисин, крупнейшему городскому парку Гуйлиня. Расположенный среди характерных сопок, он по своему живописен. Интерес представляет пещера Дракона, на извилистом «потолке» которой будто отпечатался скелет огромного ящера. Пещера Семи Звезд более скромная, в ней умещается маленькая статуя Будды. Развешаны предупреждения об осторожном обращении с обезьянами, но никого здесь не встречаем. Вообще, парк очень скромен, но примечателен своим ландшафтом.

Возвращаясь в отель, проезжаем мимо скалы Хобот Слона, спускающейся к реке и являющейся символом города.

3 НОЯБРЯ--------------------Река ЛИЦЗЯН

В 8.15 утра за нами приезжает мини-автобус, в котором сидит еще десяток европеоидов. Едем за 30 км к так называемой Бамбуковой пристани, откуда в основном отправляются суда с иностранцами на борту. Пристань превращена в шикарный терминал, полный сувенирной дребедени по смехотворной для нас цене. Смехотворной, потому что мы теперь уже отчетливо представляем, каковы реальные цены на китайские сувениры и какова разница между той ценой, которую первоначально запрашивают и той, за которую могут отдать товар. Вообще, в таких дешевых странах, как Китай, покупать сувениры в таких торговых центрах для иностранцев или даже в «duty-free» может только очнь сбитый с толку человек. Если в Пекине выгравировать свое имя на нефритовой печати (в Гугуне) стоит 50 юаней, то, к примеру, в Цюфу — это уже 5 юаней. Торговаться можно везде и всегда, другое дело, что вдали от скоплений иностранцев цены раз в 10 ниже, а товар тот же самый.

Наши попутчики — в основном американцы и одна дама из Швейцарии. Круиз на самом деле длится гораздо меньше, чем представлялось (около 3 часов). Описывать красоты нет смысла, лучше смотреть фотографии, чтобы узреть красоту этих мест. Быть может, долина этой реки — самая красивая в Китае, а может, и во всем мире.

В Яншо, конечной точке нашего круиза, нам предложили за доплату посетить этнографическую деревню чжуанов. Место оказалось действительно живописным. Нас возили на лодке по речным протокам, провезли под сводами пещеры, показали небольшое этно-шоу с участием переодетых в национальные костюмы мальчиков и девочек, начинающих свою часть представления тогда, когда подплывает очередная партия туристов.

Похоже, мы здесь первые русские. Девушка-гид говорит, что тоже видит русских на Лицзяне впервые. Нас это наполняет гордостью за самих себя.

В общем и целом, круиз удался, хотя он дороговат для Китая. Красная цена ему — половина уплаченной суммы. Река Лицзян с менее шикарного суденышка выглядела бы не менее красивой. Такой круиз для китайцев, проплывавших на небольших кораблях, обходится юаней в 200—250. Еще раз убеждаюсь, что быть европейцем в Азии не всегда выгодно.

Вечером, в назначенное еще вчера время, нас встречает на автостанции наш вчерашний заботливый друг. Поскольку приемлемых по времени отправления поездов на сегодня не было, чтобы не терять драгоценного времени, решаем ехать вечерним автобусом в Наньин, столицу Гуанси-Чжуанского АР, где сейчас находимся, чтобы оттуда отправиться первым удобным транспортом в Куньмин.

Автобус оказывается так называемым «спальным»: вместо кресел — лежанки на двоих в два яруса. Раньше я слышал о существовании таких автобусов, но путешествовать на них приходится впервые. Публика — самая разношерстная. Особенно колоритен водитель, обладающий столь бандитско-злодейским голосом, что становится жутко. Как ни странно, спим хорошо.

4 НОЯБРЯ------------------Дорога в Юннань

Рано утром приехали в какой-то город. Народ в автобусе мирно спит. Мы следуем его примеру. Когда становится совсем светло, замечаю, что вокруг собралось достаточно много других автобусов. Вроде, никуда больше двигаться не собираемся. Кругом многоэтажные дома, но слышится блеяние коз и кукареканье. Выхожу. Действительно, конечная. Узнаю, что ближайший автобус до Куньмина — через час. Беру билет до Шилиня (Каменный Лес), местечка в 100 км к востоку от Куньмина, нам как раз по пути.

Весь день проводим в лежачем положении, изредка останавливаясь для принятия пищи и отправления прочих нужд. Солнышко, однако, припекает. Местность напоминает тропики. По карте определяю, что северный тропик пересекаем уже второй раз. Фактически, Наньин был самой южной точкой нашего путешествия. Фрукты здесь стоят так дешево, что не с чем сравнить. Покупаем бананы (местные), мандарины и яблоки. Едим все это целый день. Рядом едет парень с накрашенными ногтями; видно, и среди нацменьшинств имеются свои меньшинства. Бросает, скотина, мандариновые корки прямо в проход на пол, хотя рядом окно, куда все можно выбросить. Для китайцев общественный транспорт, видно, что-то вроде мусорного ведра на колесах.

Устал от комментариев.

Дождались темноты, укладываемся спать. Мы вообще в Китае привыкли ложиться рано, в отличие от Москвы.

5 НОЯБРЯ--------------- ДЕБРИ КАМЕННОЙ ТАЙГИ…

В 6 часов нас разбудили и объявили: Шилинь. Быстро собираемся, вываливаемся из автобуса в кромешную темноту. Моросит мелкий дождик. Вроде бы в городе, но огней не видно. Уже начинаем жалеть, что решили здесь сойти. Прогуливаемся вдоль дороги. Из сумерек начинают выползать какие-то люди. В темноте набредаю на рекламный плакат; на нем причудливые скалы и иероглифы Ши Линь. Слава Богу, хоть высадили там, где надо. С нами часто в Китае бывало наоборот.

Тем временем начинает светать. Открываются первые лавки. Надо поесть. Подходим к первой забегаловке. Молоденькая китаянка не обращает на нас никакого внимания. С таким обращением нам еще не приходилось сталкиваться. Обиженные, переходим через дорогу и идем к другой закусочной. Такая же молоденькая стряпуха готовит пельмени. На нас смотрит испуганно, ни «хэлло», ни «ни хао». Как будто у нас за спиной парашюты, а в руках — автоматы. К счастью, появляется ее мамаша, которая оказывается более сообразительной. В результате завтракаем за низеньким столиком супом с пельменями.

Когда совсем рассветает, по улице начинают ездить машины, такси и микроавтобусы. Садимся в один из них. Плата — 2 юаня с человека. Замечаем, что наша попутчица — очень колоритна, одета в национальный костюм народности сани. Как оказалось, в такие костюмы одет весь многочисленный персонал национального парка Шилинь. Сегодня мы здесь одни из первых посетителей.

Как ни странно, Каменный Лес пахнет грибами, причем настоящими. С утра здесь довольно сыро и мрачновато. Здесь раньше было море; видно, влага осталась здесь по сей день. Поднимаемся к беседке, откуда открывается чудесный вид. Выглядывает солнце, туман развеивается. Мы гуляем по дорожкам парка часа три, то поднимаясь по лестницам, то спускаясь к озерам или в темные и мрачные ущелья. Место фантасмагорическое. В одном из глубоких и сырых ущелий, куда мы спустились с залитой солнцем площадки, стоит камень причудливой формы, напоминающий собою черепаху. Появляются к полудню и тургруппы, ведомые симпатичными девушками-гидами в ярких костюмах; они охотно позируют перед фотокамерой.

Рекламные плакаты зазывают на традиционные развлечения народности Йи — бои быков и козлов (по отдельности). Решаем сходить. Крытые трибуны отнюдь не переполнены зрителями. На арену, полную грязной жижи, выходит разношерстная процессия: двое «церемонимейстеров» в характерных костюмах «a-la Незнайка», окестранты в поношенной форме защитной масти и кое-кто в национальных костюмах из массовки. Выносят свиную голову с какой-то дымящейся лучиной во рту, совершают окропление и без того сырой арены. Но несмотря на этот ритуал, бои сегодня явно не удались. Козлы дрались кое-как, а быки вообще драться не хотели. По непонятному критерию определили победителя, повязали на рога красную тряпку, провели круг по арене и увели восвояси. В промежутке между «боями» выступали музыканты на верхней площадке. Музыка народа Йи очень своеобразна, носит несколько приблатненный характер, сопровождается нестерпимым свистом и танцами самих музыкантов с накладными усами на лицах, в коротких штанишках и жилетках на голое тело. Всласть оборжав это зрелище, уходим с трибуны доволные тем обстоятельством, что денег за это шоу не брали.

На одной из аллей парка из зарослей можжевельника вынырнула беззубая старуха и предложила окаменелости, но не свои, а те, что собрала на склонах гор: ракушки, отпечатки древних цветов и т.д. Просила недорого, но нам неохота было все это тащить с собой. Предложил ей попозировать перед фотокамерой. Она согласилась. Дал ей 2 юаня, взял окамнелелую ракушку.

Нам удалось попасть и на представление фольк-группы народности сани, чья музыка и пение ближе к традиционно китайским, а поэтому приятнее на слух, чем та какофония на арене с быками. Любопытно также местечко, где над озерцом возвышается скала, чей контур напоминает девушку-сани с корзиной за спиной, так называемая Ашима. В центральном озере самые тучные стаи жирных-прежирных золотых и красных рыб. Корм для них продают в пакетиках тут же. Вера подумала, что это китайский рисовый поп-корн. Я вовремя сообразил, что это такое, тем самым избежал казуса с поеданием корма для рыб.

Выполнив культурную программу, на автобусе едем в Куньмин. Неожиданно нас завозят в какой-то медицинский центр и ведут на демострацию методики «хуалонг». Нам на нее наплевать, скорее бы на вокзал и в отель. Промаялись минут 40. Наконец, довозят до вокзала.

Опять облом. На привокзальной площади не видно «ходячих турагентств». Шатаемся туда-сюда — на нас ноль внимания. Наконец, останавливаем выбор на уже замеченном ранее отеле «Golden Bridge» **. Цену за номер, очень приличный, скидывают со 180 до 144 юаней. Очень довольны. Последнюю ночь в Китае в отеле проведем по-человечески (есть даже лифт).

Вечером гуляем по городу. Сразу чувствуется, что здесь недавно проходило ЕХРО. В городе повсюду много красивых современных зданий, даже таблички есть с названием улиц на китайском и английском языках. Многие куньминцы говорят по-английски. Пожалуй, наряду с Пекином это наиболее чистый и красивый город из тех, что мы видели.

Набредаем на лавку, где продают рюкзаки. Цены очень дешевые; товар кажется неплохим. Эх, забыли мы, что в Китае что ни товар, то «липа». Конечно, мы не верим этикетке «Adidas», но цена уж очень привлекательна. Завтра обязательно зайдем. Ужинаем и возвращаемся в отель.

6 НОЯБРЯ-------------------КУНЬМИН

С утра покупаю молоко и пирожки на завтрак и «фирменный» рюкзак. Укладываем вещи, относим багаж в камеру хранения и едем смотреть памятники Куньмина и окрестностей. Это прежде всего парк и одноименный павильон Да Гуан Лоу. Парк очень маленький, но насыщен растительностью, южной и бурной. С самого павильона открывается не очень живописный вид на озеро Дянчи. Слышим, как кто-то в мегафон куда-то зазывает. Наверное, на прогулку по озеру. Идем к источнику звука, и точно — есть пристань. Всего за 6 юаней довезут до горы Сишань. До поезда еще 4 часа, так что еще успеем прокатиться.

Берега озера красотой не блещут. Банальный промышленный пейзаж. Озеро очень заросшее; на поверхности много разной травы. Тут же сетями ловят рыбу. Вот и гора Сишань. После Хуаншани она кажется очень скромной. Тем не менее, она успела к нашему прибытию собрать вокруг себя тучи. Недалеко от пристани — станция канатной дороги, но в такую погоду подниматься на гору бессмысленно. Указатель показывает направление к этнографическому парку 25 национальностей Юннани. С радостью идем туда. Парк представляет собой собрание реплик типичных поселений народов Юннани, от уже знакомых нам сани до тибетцев. Хоть и новодел, но смотрится очень интересно, особенно современные телефоны-автоматы на фоне какого-нибудь свайного дома. Единственное, что нам мешает — дождь. Время поджимает, и мы спешим к главному входу, откуда можно доехать до города на автобусе.

В центре Куньмина успеваем пообедать. Встречаем диковатого вида людей в звериных шкурах, которые они тут же продают. Наверное, браконьеры. Я их в шутку прозываю «юннаньскими юннатами». Садимся в поезд до Ченду. Места, слава Богу, плацкартные. Наблюдаем в окно удивительно красивый прощальный закат…

7 НОЯБРЯ--------------------Поезд в Баоцзы

Сегодня весь день едем. Оказывается, поезд идет до Сианя. Думаем, что делать дальше. Ровно месяц мы в пути. Виза дается на месяц, срок ее действия уже истекает. Дорога в поездах занимает много времени. В Ченду прибываем в 15 часов. Хотелось бы посмотреть питомник больших панд, но это значит, что в Ченду придется задержаться на сутки. Риск просрочить визу и нарваться на крупный штраф — слишком велик. Денег у нас осталось немного, на штраф не наберем — в тюрьму засадят. О бесцеремонном обращении китайской полиции с провинившимися иностранцами я уже наслышан. Не один путешественник побывал в китайских тюрьмах. Нет уж. Китай — не Швейцария, где неплохо было бы и в каталажке посидеть. Лучше не испытывать судьбу. Решаем брать билеты до Баоцзы, который лежит на прямой ветке железной дороги до Урумчи. Пока наслаждаемся природой Сычуанской впадины, тянущейся за окном

Проводник в вагоне очень вредный и тупой. Мы уже привыкли к нашим местам, а он хочет нас переселить на другие, на которых уже кто-то лежал. Ну уж нет, отбрыкиваемся до последнего. Уж до чего мы бродяги, но нам не все равно, на чем спать. В конце концов, победа досталась нам. Так то! Не сломить вам Россию, не запугать!

8 НОЯБРЯ----------------------БАОЦЗЫ

Прибываем в 7 утра. Берем билеты на 69-й поезд до Урумчи. Билеты только «сидячие», но зато с местами. Ехать две ночи и один день, но ехать все-таки надо, хоть как-то. Платим за 2 билета чуть больше 500 юаней; экономим около 800 юаней за счет сидячих мест. Решаем потратить время в ожидании поезда на покупки — Вере нужна зимняя одежда. Бродим по городу несколько часов, заходим в лавки, большие магазины, бутики — такое впечатление, что в Китае «зимнего» не носят. Сплошь все осенне-весеннее в лучшем случае, в худшем — летнее. Наш «шопинг» ни к чему не приводит. Решаем купить теплые штаны, перчатки обоим; находим какую-то фуфайку-телогрейку, которую можно использовать как поддевку под легкую куртку. Греет хорошо, и стоит недорого — 50 юаней. На иную одежду тратить денег жалко — и фасон, и качество оставляют желать лучшего.

Кстати, о качестве. Обе лямки у моего нового рюкзака оторвались — были пришиты «на соплях». С трудом Вера выторговывает на вокзале у лотошницы иголку — одну из набора. Прошила несколько швов. Вроде держится. Клянемся больше китайского производителя не поддерживать.

В вагоне поезда довольно свободно. Кое-как устраиваемся и кое-как спим.

9 НОЯБРЯ--------------------«Мчится поезд»

Ночью проехали Ланчжоу, едем сейчас по провинции Ганьсу. Как изменилась природа всего за сутки дороги! Пустынные, песчано-глиняные ландшафты, пожухлая, редкая растительность. Из человеческого жилья — мазанки пепельного цвета, который вообще преобладает в этой местности. Из достопримечательностей здесь — пещеры Могао, которые в начале путешествия мы планировали посетить и которые лежат к югу от железной дороги на 120 км. Конечно, нам сейчас не до них, да и холодно уже. Весь день режемся в шахматы, привлекая всеобщее внимание. Сами китайцы предпочитают почти исключительно карты. Проводник в этом вагоне заботливый и строгий; ходит и поправляет всем полотенца, развешанные для сушки. Постоянно подметает пол. Народ уже «рассосался», и к середине дня мы занимаем, наконец, самые удобные для сна сиденья — по 3 кресла в ряд, до этого вечно занятые. Вот и на нашей улице праздник!

10 НОЯБРЯ---------------------УРУМЧИ

К 10 утра подъезжаем к столице Синцзян-Уйгурского Автономного Района. Проезжаем мимо кварталов ужасающих трущоб, просто жутко становится. Вокзал находится недалеко от них, тоже какой-то зачуханный. В принципе, это уже не Китай, а Средняя Азия. Этнический и антропологический тип уйгуров сходен со среднеазиатским. Монголоиды есть, но заметно не преобладают. Идем в кассы. Там — полный кошмар. Вавилонское столпотворение. Похоже, весь Автономный Район собрался сегодня ехать на поездах в разных направлениях. Ставлю Веру в одну из длиннющих очередей, сам начинаю рыскать по вокзалу в поисках касс для иностранцев, какими пользовался в Шанхае. Кассы есть в зале ожидания, даже объявления и расписание — на русском языке, но сегодня они закрыты — все билеты проданы на вечерний поезд до Дружбы. Наша тающая виза ждать не может. Единственный выход — двигаться на автобусе или машине. Автобусы не ходят до Алашанькоу (погранпереход на границе с Казахстаном). Таксисты просят баснословные суммы. На автостанции договариваемся о поездке на автомобиле за 800 юаней (какое счастье, что сэкономили на билетах на поезд!). Машина стоит во дворе одного из отелей. Пока в багажник грузят мандарины, прошу девушку-портье позволить мне побриться, чтобы своим видом не распугать пограничников. В холле розетка не работает. Меня провожают в какой-то номер, дверь которого открывает европеец. Я смущенно объясняю ему суть проблемы; он улыбается и пускает в свой номер побриться. Из окна — вид на трущобы. Бедняга, что его побудило приехать в Урумчи, каким ветром его сюда занесло?

Думаю поменять оставшиеся юани на доллары. Объезжаем 3 банка и я узнаю государственную систему облапошивания иностранных гостей: обменял деньги в Пекине, так обратный обмен неистраченной суммы там же и производи. Как любезно объяснил менеджер одного из банков, такова китайская валютная политика. Высказав, что я обо всем этом думаю, пошел прочь, благодаря Небо за то, что муки мои сегодня закончатся.

Ехали мы долго. В одном из городов к водителю подсел еще один человек в очках, назвался его братом. Нам уже все равно, брат он его или сестра, лишь бы отвез скорей на Родину.

Поужинав в харчевне бородатого уйгура, продолжаем свой путь по ухабисто разбитой дороге к границе. Редкий транспорт проходит по ней. Нас это тревожит. Неожиданно фары высвечивают деревянный шлагбаум и каких-то странных субъектов в длинных тулупах. Нет, на пограничников не похожи. Едем дальше. Еле находим злосчастный Алашанькоу. Уже поздно и темно. Едем в гостиницу. Сначала обещают, что будет номер к 10 вечера, потом говорят, что он занят. Едем в другой отель. Номер стоит 80 юаней — самый дешевый за все путешествие. Узнаем от двух наших соотечественников, что погранпереход работает с 12 часов. У нас есть время отдохнуть.

11 НОЯБРЯ-----------------«Буранный полустанок»

Как нам и советовали, на такси едем до погранперехода. Погода дышит на нас зимой. По ту сторону границы — черное небо, которое движется на нас с угрожающей быстротой. Пока только капает дождик, но чувствуется, что все это — только «цветочки». На погранпереходе пустынно. Стоит одна машина. Нам советуют сразу идти на китайскую погранзаставу, иначе отсюда не выберемся. Пограничники с нами приветливы и любезны, восхищаются маршрутом проделанного нами путешествия и за 200 юаней сажают в наш «Камаз», следующий в Новосибирск с грузом лапши. Какую услугу они нам оказали, осознаем потом. Пересекаем границу с Казахстаном. Дежурный пограничник с нами очень доброжелателен, расспрашивает о поездке, выписывает даже дубликат декларации, чтобы при выезде из Ка

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий