Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> ДИКАРЁМ по КИТАЮ. Приключения продолжаются!


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

ДИКАРЁМ по КИТАЮ. Приключения продолжаются!

Китай

11 ОКТЯБРЯ-------------ЗАБАЙКАЛЬСК-МАНЧЖУРИЯ

Компания из трех «челноков», в составе двух парней и девицы, чье мнение о Чите я подслушал давече утром, оказалась с нами в одном вагоне. У них узнаю, что погранпереход работает вполне удовлетворительно; китайцы не работали только несколько дней после 1 октября. С визами туда мало кто едет: жители приграничных районов въезжают по т.н. «туристическим спискам» куда вносят себя прямо на погранпереходе за умеренную плату. Предупреждают, что если нет знакомых или встречающих на «той стороне», придется туго. О перспективах движения дальше Манчжурии (города на китайской стороне границы) у попутчиков самые смутные представления. Еще одна монголка или китаянка интересуется, куда едем и какой товар хотим привезти. Говорит, что надо найти «кэмела». Высказываю непонимание данного термина. Она смеется и поясняет, что так называют тех, кто пересекает границу обратно налегке, но берет с собой часть чужого товара (без пошлины разрешен вывоз 300 кг). Отсюда прозвище, в переводе с английского — «верблюд». Перспектива самим стать «верблюдами» у нас только через месяц, поэтому особого значения ее словам не придаю. Все запугивают трудностями, которых мы, по молодости, не боимся.

Прибываем в Забайкальск в 10 утра. На соседнем пути стоит поезд «Иркутск-Пекин». Вот она — удача! В кассе ж/д билетов в Иркутске я спрашивал, идет ли поезд через Манчжурию; ответ был отрицательным. А здесь вот он, стоит! Выбегаем на перрон. Нас сразу обдает холодным, пронизывающим ветром. Яблоневый хребет, который мы пересекли ночью, защищал Забайкалье от холодных воздушных масс, господствовавших над Монголией. Там — еще «золотая осень», здесь — настоящая зима. Земля покрыта инеем, по перрону метет снежная поземка.
Температура явно минусовая. Та же компания из трех челноков предлагает объединить усилия и взять на пятерых машину для переезда границы — ее у нас, согласно странным законам, пешком пересекать нельзя. Перед нами дилемма: поезд или их предложение. «Рожи у них бандитские», — засомневалась Вера, и мы остановили выбор на поезде, как на более цивилизованном средстве передвижения по неизвестным районам.

В кассах уже выстроилась очередь. Узнаю цену на билет до Пекина — около 45 долларов. Оплата в рублях. Поиски обменного пункта приводят к запертым дверям последнего. Я в отчаянии, но сердобольная женщина выражает готовность обменять рубли на доллары. Еще раз пытаюсь протолкнуться к кассе и вдруг узнаю, что поезд сегодня идет не туда, а оттуда! Слава Богу, не успел поменять валюту! Становится обидно, что не воспользовался предложением «челноков». Решаем выйти на оживленную улицу и оотуда доехать до погранперехода. Надо сказать, что Забайкальск не столько город, сколько, в лучшем случае, поселок городского типа. У прохожих узнаем, что до границы — рукой подать, но лучше взять машину. Останавливаем частника. За 40 рублей согласен довезти до перехода.

Привыкший к цивильным КПП на европейских автобанах, испытываю легкий шок от того, что приходится видеть. Машина сворачивает с улицы и выруливает на степные просторы, испещренные колеями, расходящимися в разные стороны, по которым беспорядочно снуют автомобили. Дороги нет, правил тоже. То, что на карте обозначено как «Забайкальск» исчезает, и мы оказываемся посреди ухабистой равнины, предоставленные самим себе. Подозрения закрадываются в душу. А везут ли нас вообще на КПП или?… Неужели наше грандиозное путешествие закончится вот здесь, в продуваемой всеми ветрами, пожухлой степи? Шедшая впереди иномарка чуть притормаживает. «Ну, все,- подумалось.- Будут грабить». Но все оказалось не так трагично, как ожидалось. Иномарка оказалась ни при чем, а наш водитель подвез нас прямо к КПП, расположившимуся в чистом поле. Погранпереход представлял собой некое подобие табора, состоявшего из каких-то вагончиков и павильончиков. В одном из них расположился офис «Спутника». Захожу, пытаюсь узнать правила перехода. Сдуру даю свою визитку на ангийском языке. Менеджер звонит коллеге и узнает правила перехода границы для иностранных граждан. «Почему для иностранных?»- спрашиваю ее недоуменно. Говорю вроде бы без акцента, на чистом русском. Бедняжку сбила с толку моя визитка, которую от греха подальше забираю обратно.

Все разрешилось благополучно. Если есть туристическая виза — путь открыт, можно подсаживаться в любую машину и ехать через границу. Находим микроавтобус с двумя китайцами, которые за 100 юаней готовы подбросить до Манчжурии. Тратим последние русские деньги на оплату погранперехода (по 50 рублей с носа). Водители на границе берут на себя основные формальности по оформлению пассажиров, поэтому от выяснения многих вопросов мы освобождены.

Ветрило стоит жуткий. Как назло, попадаем в перерыв с 13 до 15 часов, когда переход закрыт. Водитель-китаец куда-то ушел. Бедный микроавтобус шатает ветром из стороны в сторону, продувает насквозь. Не выдерживаем, идем греться в шикарное здание таможни, оставляя машину пустой во власти стихии.

Когда открывают ворота, проезжаем в нейтральную зону. Пограничные и таможенные формальности на российской стороне занимают минимум времени. Подъезжаем к китайской стороне. Здание КПП поражает своей помпезностью (как мы потом убедились, стремление напустить побольше пыли в глаза — характерная черта китайцев на всех уровнях). Все сверкает новизной и чистотой. Пограничники одеты по-зимнему; уши добротных шапок-ушанок широко раздаются в стороны. Рожи удивительно важные и самодовольные.

Грубыми окриками молодой пограничник заставляет очередь перед иммиграционной стойкой выстроиться строго в ряд. Подходит наша очередь. Иду первым. Пухлый офицер долго и с крайне серьезным видом изучает паспорт. Особенно интересуют его другие иностранные визы в моем паспорте. Просит рассказать, что это за виза, а что это и т.д. Объясняю, что эта — иранская, эта — лаосская, эта — шенгенская. Глаза у офицера округляются. Наконец, ему надоедает общение со мной и он ставит нужный штамп в паспорте. После общения с Верой уважения ко мне в его глазах еще больше прибавилось.

Мы выходим из здания КПП. Погода явно улучшилась. Ветер стих. Настроение поднялось. Перед нами лежала дорога, уходящая в степь, уже не нашу, а китайскую, дорога, таящая в себе полную неизвестность и неопределенность. Первая наша дорога в Китае, начало пути длиною в несколько тысяч километров, по которому нам надо неустанно двигаться целый месяц.

Первым делом надо было выяснить, как выбраться из Манчжурии, чтобы не терять здесь лишнего дня. У русскоговорящей китаянки, встречавшей группу забайкальских шопников, узнаю, что через полтора часа идет поезд на Харбин. Прошу водителя подвезти нас к обменному пункту (т.к. мы еще не расплатились с ним за его услуги за неимением юаней), а затем — к вокзалу. Он все понимает, и мы отправляемся в Манчжурию.

Водитель привозит нас к крытому рынку. Оставляю Веру в машине, сам иду с водителем. Вижу большую вывеску на русском языке: «Бездымный рынок». Пытаюсь сообразить, что это может значить. Вижу рядом значок с перечеркнутой сигаретой и все понимаю. Просто это мое первое знакомство с традиционным китайским небрежением к иностранным языкам, которое будет проявляться на каждом шагу и принимать самые забавные формы. Правда, русским устным местные торговцы владеют гораздо лучше, чем письменным. Владелец одной из лавок на втором этаже занимается нелегальным обменом валюты. Решаю обменять долларов 200. Спрашивают удивленно, почесу так мало, ведь курс хороший — 8.80 за доллар. Мои колебания прерывает визит шумной соотечественницы, которая кричит и со слезами на глазах обвиняет нашего менялу в том, что вчера, дескать, он ее обманул. Спешу ретироваться от греха подальше, тем более, что скандал перерастает в потасовку.

Теперь мы с местной валютой. Едем на вокзал, по дороге осматривая город. Дома новые, красивые; повсюду идет торговля. Подъезжаем к вокзалу, который также сияет новизной и чистотой. Водитель получает наконец свое вознаграждение, и мы идем на вокзал. В кассах практикуюсь в китайском. В награду получаю 2 билета в мягком спальном вагоне до Харбина. В просторном зале ожидания обедаем первый раз заварной китайской лапшой, отмечая, что ее вкус раз в десять острее, чем у той, что продается в Москве.

На перрон выпускают только по билетам. Мы сможем оценить все преимущества этой системы на переполненных китайских вокзалах позже. Железная дорогоа в КНР вообще отличается просто железными порядками, поддерживаемыми многочисленным персоналом. Садимся в вагон, проходим в купе. Белоснежное белье, кружевные покрывала, голубая обивка создают у нас праздничное настроение. Правда, когда поезд тронулся, оказалось, что оконная рама подогнана неплотно, образуя большую щель, которую мы заделываем туалетной бумагой. В купе есть неизменный термос с кипятком и мягкие тапочки. При помощи термоса хотим вымыть голову, но уж слишком прохладно в вагоне; оставляем эту затею на потом.

Темнеет рано, около 6 часов вечера. Укладываемся спать на верхних полках под мерный стук колес, отсчитывающих первые километры пути по стране моей мечты.

12 ОКТЯБРЯ---------------ХАРБИН

Сегодняшний день можно считать первым днем настоящего путешествия по Китаю. Купив билеты на вечерний поезд до Пекина (21 час), выходим на привокзальную площадь. Сразу окунаемся в мир незнакомых запахов, доносящихся из закусочных и с лотков уличных продавцов съестного. Яйца в черной воде доверия нам не внушают (хотя потом выяснится, что есть их вполне можно, к тому же они уже посолены). Кругом высятся небоскребы. Город мало напоминиает Харбин времен строительства КВЖД. До пекинского поезда у нас масса времени, неспеша идем гулять по городу. Сейчас для нас все интересно и немного экзотично, хотя особой эйфории не ощущается. Как ожидалось, полно велосипедистов и велорикш. Сворачиваем на боковую улицу, направляясь в исторический «русский» центр города.

Вот и православная церковь. Вывеска гласит, что это «Art Center». Вокруг огромными метлами дворничихи подметают улицы. По периметру площади высятся громады супермаркетов и торговых центров, но одна сторона ее все-таки напоминает русский город начала века. Идем к набережной Сунгари. По дороге заходим в «McDonalds». Не только поели и отдохнули, но сделали еще одно большое дело: я сумел побриться. Увы, произвести эту процедуру где-либо вне отеля в КНР очень проблематично: розеток нет даже на вокзалах и в поездах. При кочевом образе жизни, который мы намереваемся вести, это обстоятельство сулид большие неудобства. Сами китайцы пользуются бритвами на батарейках и аккумуляторах, имеющихся в продаже в широком ассортименте, качественная сторона которого вызывает у меня сомнения, поэтому решаю держаться до конца и не изменять своей «родной» бритве, сделанной в Голландии.

Мало-помалу двигаясь по городу, выходим на набережную, где приставучие зазывалы приглашают нас переправиться на другой берег Сунгари, где расположены городской парк и зоопарк. За 10 юаней садимся в лодку. Вода, очень мутная, вот-вот поглотит это жалкое суденышко, в которое набилось еще с десяток китайцев: ватерлиния примерно идет вровень с бортом. Добираемся до берега быстро. На песчаной отмели нас встречают другие зазывалы, сующие под нос проспекты какого-то питомника уссурийских тигров. Одна из зазывал следует за нами неотступно, так же как и микроавтобус, на котором она предлагает отправиться на «сафари». Зная об имеющих место в Китае жестоких кровавых аттракционах со зверьми, решаем не поощрять сомнительные мероприятия. Назойливая дама лопочет что-то по-китайски; приходится стремительно скрываться в тенистом переулке, ведущем в парк. Сам парк не представляет из себя ничего особенного, хоть и самый большой в Харбине. Видно, эти места еще недавно были дикими. Есть в парке «японский уголок», символизирующий японо-китайскую дружбу, а также довольно симпатичный исусственный остров на озере, который венчает беседка с неплохим видом на небоскребы Харбина на том берегу Сунгари, откуда мы приехали. После вчерашнего испытания холодом, отогреваемся на солнышке, играя в шахматы. Парк пустынен; лотосы в прудах уже пожухли и представляют собой грустное зрелище. На тот берег едем по мосту на автобусе. Сразу оказываемся в престижном районе, прилегающем к Сунгари, застроенном фешенебельными отелями. Погружаемся в мир китайских контрастов: тут же по улице едет повозка, чем-то груженая, будто вынырнувшая из прошлого века. Сворачиваем на боковую улицу, более простую. Быт китайцев представляется непритязательным; на тротуаре довольно грязно. Тут же разложена какая-то ботва, готовится пища, царят непонятные запахи. Заходим в магазин, покупаем кое-какие продукты, напитки; пробуем оригинальную настойку, которую потом мы уже нигде не встречали. Немного поплутав по вечернему Харбину, выходим к вокзалу. Хотим пройти к поездам, но нас зачем-то посылают в зал ожидания для иностранцев; вход — 10 юаней с человека. Мы объясняем, что нам не нужно ничего ждать, мы хотим сразу в вагон, но ответ тот же: 10 юаней. Услышавший наши препирательства (за 20 юаней можно вдвоем 3 раза поесть) русскоязычный китаец, провожавший группу туристов, посоветовал идти в общий зал, что мы и сделали, немного постояв в очереди, но совершенно бесплатно сев на наш законный поезд.

Здесь посчастливилось встретить группу русских «челноков» из Владивостока, едущих в Пекин в соседнем плацкартном вагоне, который оказался совсем не таким плохим, как ожидалось (впоследствии я условно разделил все китайские поезда на несколько категорий; тот, в котором мы ехали, скорый «К» Харбин-Пекин, относился к лучшей категории, к тому же, мы ехали в мягком спальном вагоне за 400 юаней/чел). Плацкарт стоил порядка 300 юаней, поэтому решил в следующий раз брать только плацкарт. Так вот, самый старший из группы представился Николаем Михайловичем. Пошло угощение, завязался разговор. Люди были достаточно интеллигентные и приличные для средних «челноков», многим интересующииеся. Почерпнул некоторую полезную информацию для себя. В этом же поезде удалось даже голову помыть в комнате для умывания. Китайцы на эту процедуру смотрели безучастно: в быту они также неприхотливы, как и «дикие» русские туристы в нашем лице.

13 ОКТЯБРЯ------------------ПЕКИН

Прибываем в Пекин в 10 утра на восточный, или «Пекинский» вокзал. Возникает идея присоединиться к вчерашней группе «челноков» с тем, чтобы решить вопрос с проживанием. Кругом жуткая сутолока. Сквозь привокзальную площадь протискиваемся, ориентируясь по самому долговязому нашему соотечественнику. Любезно приглашают к себе в автобус. Привозят в отель категории 2*. Говорят, цены здесь нормальные — $50 за номер, но для нас они неприемлемы. Китай — не Франция, поэтому просим русскоговорящего гида-китайца, назвавшегося почему-то Лешей, подобрать что-нибудь поскромнее. Звонит на фирму, договаривается, отправляет в офис на такси. Не без труда его находим. Нас радушно встречает сотрудница со странным именем Марша, также говорящая хорошо по-русски. Пьем чай, разговариваем на узкопрофессиональные темы. Предлагают отель за $30 за ночь, т.н. «люкс», «но не люкс на самом деле», — предупреждает Марша. И офис, и гостиница, и вокзал оказываются сосредоточенными на одном «пятачке» у главной улицы Пекина, часто меняющей название на своем многокилометровом протяжении, а в данном месте именуемой Цзянгомэньнейдадзе. Отель снаружи и внутри скромен и обшарпан, но номер ничего: двухкомнатный, с горячей водой. Приводим себя в порядок, впервые с 7 октября, пьем жасминовый чай, приготовленный тут же из пакетика, который прилагается к термосу, и трогаемся в путь.

Наиболее удобно к нам расположен Храм Неба, куда решаем ехать на недорогом такси (1,2 юаня/км). Первый вечер в Пекине проводим чудесно. От Храма Неба до площади Тянанмэнь решаем идти пешком. Похоже, выходим с территории Храма последними, уже в глубоких сумерках. Примерно час уходит на пешую дорогу. Наконец, наши ноги ступают на самую большую площадь мира, еще не избавившуюся от убранства по случаю 5-летия КНР. Проходим мимо мемориала Мао, монумента Народных Героев. Всюду продают воздушных змеев. Полно народу. Пешочком доходим до отеля и впервые ложимся спать не на вагонную полку, а в нормальную кровать.

14 ОКТЯБРЯ------------------ПЕКИН

Сегодняшний день полностью посвятили Гугуну. В комментариях нет нужды. Правда, из-за визита некоей делегации высоких гостей из Африки, часть экспозиции была на время закрыта, но, думаю, мы все равно смогли посмотреть процентов девяносто. Вечером прошли по вечернему Пекину. Район, в котором мы живем — просто шикарный, хотя та улица, на которой стоит наш отельчик, таковой не назовешь. Все-таки Китай — страна потрясающих контрастов, когда от роскоши до нищеты не шаг, а полшага. Центральные улицы сверкают неоном, а на боковых в темноте шею свернешь. Фасад китайцы обстроят похлеще князя Потемкина. Но все равно, здорово! Особенно замечателен был музыкальный фонтан. Забрели также в настоящее царство еды: своеобразная вечерняя улица-едальня. Десятки, если не сотни мини-закусочныз предлагают всевозможный нехитрый Fast-food по-китайски: лапша, лягушки, саранча, каракатицы, воробьи и прочее, так сказать, «дерьмо на палочках». Масла и соли при готовке не жалеют; в одном и том же масле могут готовить по десять раз. Тем не менее желающих заработать гастрит или язву желудка хоть отбавляй; едят быстро, громко чавкая, харкая и плюясь, с большим аппетитом. К иным лоткам не протолкнешся. Вера лягушачьих лапок попробовала, я вежливо отказался от этого лакомства. От увиденного и унюханного начинает мутить, также как и от невообразимого шума вокруг. Замечаю, что посуда, в основном, неодноразовая; складывают ее в тазы для мойки (где и как моют, неизвестно). Спешим выйти на более цивильную улицу с нормальной едой.

С почтамта звоним домой (звонок стоит около $2 за минуту). На вокзале берем билеты на завтра в Чендэ. Чтобы не проспать поезд, покупаю будильник за $1. Ложимся спать с чувством глубокого удовлетворения.

15 ОКТЯБРЯ------------ЧЕНДЭ. Большой «дубак».
Воистину, будь проклят тот день, когда мы решили поехать в этот город!

Не надо верить китайским путеводителям, и без того бездарно составленным. Громкие названия и эпитеты типа «жемчужина летних императорских резиденций» ничего не значат. А погода! Конечно, время для посещения Чендэ, быть может, выбрано не совсем удачное, но все равно, такого всего в двухстах километрах к северу от Пекина нельзя было предвидеть.

Сначало ничто не предвещало беды. Утро было ясное, прохладное, но не холодное. Мы бодренько шли к вокзалу, купаясь в лучах восходящего солнца, сопровождаемые пением редких городских птиц, громким сморканьем и харканьем пробуждающегося окрестного люда. Поезд выходил в 7 утра, дороги — 4 часа. Нашими попутчиками оказались милые муж с женой, чуть старше нас. Немного побеседовали с ними по-английски. Они ехали в Чендэ на 2 дня: помимо императорской резиденции с гигантским парком будут осматривать еще 8 буддистских монастырей вокруг него, выстроенных в 18 веке. В поезде покупаем карту. Выходим на перрон — холод собачий. Одеты мы, как назло, легко. На такси доезжаем до парка. Поражает нас летний дворец своей скромностью. После Гугуна, похоже, нам все будет казаться слишком скромным. Дворцовые павильоны в основном деревянные; преобладают коричневые тона. Много хвойных деревьев. Можно посмотреть внутреннюю обстановку и экспозицию часов.

Тем временем холодный ветер нас окончательно достал. Прогулялись на берегу озера, посмотрели несколько павильонов, сфотографировались с пионерами и совсем «задубели». Как издевательство, продают только прохладительные напитки. Какие уж там 8 монастырей! Проклиная все на свете, спешим на вокзал, по дороге пытаясь согреться принятием 55-градусной рисовой водки. По сравнению с ней даже ракы — «микстура»- кажется божественным напитком. На микроавтобусе доезжаем до Пекина. По дороге водка протекает, и наши одежды источают непередаваемый аромат. Впервые прибегаем к услугам пекинского метро. Вечером окончательно разболелся.

16 ОКТЯБРЯ---------------------ПЕКИН — ИХЭЮАНЬ

После вчерашнего испытания к погоде стали относиться более осторожно. Ехать на север, в Бадалин, к Великой Китайской стене уже не хотелось, тем более, что из окна поезда вчера мы ее уже видели. Решаем ехать в Ихэюань, в ближайшую летнюю императорскую резиденцию. Надеемся, что не разочарует, как Чендэ. Едем на метро до нужной станции, далее ищем, как советует путеводитель, автобус № 375. Его поиски сталкивают нас с двумя итальянскими студентками, изучающими в Пекине китайский. Они также в отчаянии, поскольку этот автобус туда, куда нам надо, не идет. Доезжаем неимоверно долго до промежуточной остановки, берем вскладчину такси и добираемся до парка. Здесь уж мы отвели душу по полной программе! Упоительная красота этого места, которое мы по своему обыкновению покинули в числе последних посетителей, заставила забыть и про вчерашний кошмар, и про сегодняшнюю хворь. Возвращаемся в отель немного уставшие, но довольные.

17 ОКТЯБРЯ------------------ПЕКИН

На Бадалин уехать не удается, группа не набирается (посещение 13 минских могил и стены обходится в 120 юаней на чел.), но таксисты запрашивают безумные деньги, и от этой идеи отказываемся. Едем на метро в крупнейший в Пекине буддистский монастырь Юнхэгун и не жалеем о потраченном времени. Воскурения благотворно влияют на привязавшийся насморк. Затем пешком доходим до парка Цзиншань; любуемся Гугуном с верхнего павильона, слушаем пение самодеятельных хоров. Где еще могут отдохнуть китайцы, как не в парках? Живут скученно, даже в сортире не могут уединиться (тем более, что во многих домах таковых вообще не имеется). При общей неустроенности китайского быта именно парки являются своеобразной отдушиной для тех китайцев, которые еще сохранили понятия о национальной культуре. В общем, безветренный вечер под мелодичное хоровое пение (а музыкальность у китайцев в крови, хотя бы из-за своеобразного фонетического строения китайского языка) явился хорошим завершением интересно проведенного дня.

18 ОКТЯБРЯ--------------Прощание с ПЕКИНОМ.

Последний день посвящаем парку Бэйхай, с его знаменитой белой ступой. К сожалению, времени в запасе не очень много (поезд уходит в 15.10), да и большая часть парка подвергается пересройке и благоустройству: кругом траншеи, как на войне. Доходим до площади Тянаньмэнь, делаем последние снимки, берем такси и едем на Западный Пекинский вокзал, который гораздо грандиознее того, на который мы прибывали. Еще позавчера взял билет на скорый поезд до города Сиань в плацкартный вагон. Заметил одну нехорошую черту у китайцев: полное пренебрежение таким понятием, как «очередь», где бы то ни было, в билетной кассе или при покупке мороженого. При таком количестве народа отсутствие культуры общения и элементарной вежливости, хотя бы по отношению к иностранцам, — просто катастрофа.

На верхних полках, где мы едем, странный температурный режим: то жарко, то холодно. После этой поездки, в общем-то, в очень хорошем поезде, я совсем «расклеился»…

19 ОКТЯБРЯ-----------------------СИАНЬ

Сразу чувствуется, что приехали в провинцию, хоть и с блестящим прошлым. Еще не рассвело. Выхожу на разведку. Огней большого города пока не видно из-за утреннего тумана. Вокруг толчется разный сброд; какие-то бомжи спят прямо на асфальте. Рожи в зале ожидания тоже не лучше, при этом смотрят на нас в упор. Рассматривают, как обезьян в зоопарке. Слышатся смешки. Звучит «хэлло» — по-видимому, единственное слово, доступное памяти среднего китайца, а также привычное утреннее харканье. Под этот аккомпанемент пытаюсь немного вздремнуть.

При выходе с вокзала нас окружают таксисты и наперебой предлагают свои услуги. Говорю, что надо ехать к гробнице Цинь Ши Хуана; называют цену от 40 до 100 юаней. Из путеводителя, также как по карте, узнать, где точно расположен комплекс, невозможно; отсюда и неясно, сколько реально платить за дорогу. Отбившись от таксистов-зазывал, садимся в первую машину с таксой 1,20 юаней. Опять ловушка! Через некоторое время, пока таксист намеренно кружил по городу, такса увеличивается до 1,80 юаней за км. До комплекса, состоящего из собственно гробницы императора и его «Терракотовой армии» — порядка 40 км, так что проезд обходится в 90 юаней (80 — по таксометру, и 10 наглец взял за платную дорогу). Всласть отматерив китайцев и их прародителей, идем к павильонам, которые покрывают раскопы с глиняными фигурами. Все сделано «на широкую ногу». Эксплуатация своего прошлого идет с тем же размахом, как и в Египте. Фото и видеосъемка запрещены.Фотография, сделанная аккредитованным фотографом, стоит 150 юаней. Туристы снимаются «вскладчину»: европейцы фотографируются по несколько человек, китайцы — человек по 50 за раз.

Вообще, их тяга к коллективному времяпрепровождению просто убивает. Неужели простое человеческое желание тишины и уединения у них отсутствует? Табуны китайцев ходят быстрым шагом по музеям и паркам страны, одетые экскурсоводами в разноцветные панамки с эмблемами турфирм. Общение с ними зачастую происходит при помощи мегафона. Группы — громадные, минимум по 50—60 человек. Из-за них постоянно попадаешь в дурацкие «пробки». Из-за них Лувр или Галерея Уффиций должны казаться пустынными. Похоже, коллективизм у китайцев неистребим. При этом он удивительным образом сочетается с хамством и неуважением к окружающим. Воистину, культ коллектива, гегемония толпы в Китае ведет, на мой взгляд, к пренебрежению интересами отдельной личности, к обесцениванию ее как таковой. А может быть, в глубине души китайцы друг другу настолько опостылили, что всем свои поведением они стараются это подчеркнуть. Культура общения сохраняется, пожалуй, только в среде интеллигенции, чей слой, как и в любой стране, в Китае не очень существенен. К счастью, такие люди нам постоянно попадались, иначе наше впечатление о китайцах было бы не очень положительным. Но это, так сказать, было «лирическое отступление».

Погода стоит очень теплая, чуть душноватая. Воздух абсолютно неподвижен. В павильонах попрохладнее. Здесь можно даже понаблюдать за работой археологов и реставраторов, причем как «вживую», так и через мониторы, передающие «прямую трансляцию». Все это жутко интересно, но запечатлеть не разрешают. Тем не менее, на выходе фотографируемся на фоне копий терракотовых воинов всего за 5 юаней (разница — 30 раз). Наперебой предлагают нам аляповатые глиняные фигурки, естественно, в сильно уменьшенном размере, причем за смешные деньги. Нам с этой ношей бродить по свету еще не меньше месяца, поэтому приходится отказаться.

На рейсовом автобусе всего за 11 юаней возвращаемся в город. Городище Баньпо решаем не смотреть, зато проезжаем через термальный курорт Хуацинчи. Вот где надо размещать туристов, когда они приезжают в Сиань! Доезжаем до вокзала, берем такси и едем к Историческому музею провинции Шэньси. По пути проезжаем Пагоду Диких Гусей, символ Сианя. Справа от нас простирается великолепно сохранившаяся городская стена со рвом у ее подножия.

Вот и музей. Прекрасное здание в национальном стиле. Великолепная обширная коллекция предметов со времени Западного Чжоу до 18 века. Все, о чем читалось и о чем мечталось, все, что представлялось Древним Китаем, проходит перед глазами.

Выходим с чувством глубочайшего удовлетворения. Идем пешком через центр города, который, в общем, похож на фешенебельные центры других городов Китая. Интересна, пожалуй, только Колокольная Башня в самом центре города. Неспеша доходим до вокзала. Нас ждет поезд до Лояна. Неожиданно нас вместо плацкартного вагона сажают в купейный. Но радоваться нечему. Сам вагон и купе в нем старые и очень грязные. На белье спали пассажиры со времен культурной революции, настолько оно было грязным и вонючим. В китае вообще не принято менять белье в поездах на промежуточных станциях; здесь же оно не менялось с самого начала, наверное, с того времени, когда вагон только был пущен на рельсы. Ложимся, не раздеваясь; не только из-за антисанитарных условий, но еще из-за холода. Но в чем-то нам повезло и здесь, а именно — с замечательными попутчиками, едущими в Чжэнчжоу. Семейная пара средних лет. Жена — Чжоу Бо — полночи беседовала с Верой на разные темы, дав много полезных советов и рекомендаций. Я мирно спал. В четвертом часу прибыли в Лоян.

20 ОКТЯБРЯ-------------------Л О Я Н.

Немножко поспав на вокзале, купив карту со схемой движения общественного транспорта (хватит с нас сианьского такси), выходим на привокзальную площадь. Здесь сталкиваемся с одной очень хорошей и удобной реалией китайской жизни. Привокзальные приставалы могут быть людьми полезными. Я их прозвал «ходячими турагентствами». Они могут предложить всевозможный транспорт, недорогой ночлег и экскурсии. Замое замечательное то, что с ними можно торговаться! Бойкая женщина предложила ночлег в отеле недалеко от вокзала за 120 юаней за двоих, а на завтра за скромную сумму в 30 юаней/чел поездку в Шаолинь. Отель вполне приличный. Устраиваемся и едем смотреть достопримечательности, которые, как мы уже поняли, все за городом.

Продолжение следует…

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий