Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Китай >> Турне по городам Китая — субъективные заметки


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Китае!

Турне по городам Китая — субъективные заметки

Китай

Турне по городам Китая. Субъективные заметки.

Рассказы о том, как бурно развивается в последние 10 лет Китай невольно будоражили моё воображение. Когда-то давным-давно я жил недалеко от границы с Китаем, в Чите. Тогда, в 70-е годы дружба СССР с КНР переродилась во вражду, связей не было почти никаких, а образ Китая представлялся как ещё более бедный и ещё более уродливый двойник страны развитого социализма.
Потом разошлись пути-дорожки. Я покинул СССР, который вскоре развалился и подпал под правление якобы демократов. В Китае же компартия удержалась у власти и продолжала направлять развитие страны. Постперестроечную Россию я посещал несколько раз. А что же происходит с Китаем? Изглоданный любопытством я решился отправиться в дальний путь.
Из всех возможных вариантов я выбрал организованный тур. Причин тому несколько: потогонная система капиталистического труда не позволяет брать длинные отпуска, а посмотреть много городов за короткое время можно только организованно. Да и комфортом поступаться не хотелось. Понятно, что при таком способе путешествия многое остаётся «за кадром», но я и не претендую на «всеобъемлющесть». То есть заранее признаю, что все мои впечатления поверхностны и субъективны.
Итак, я отправился знакомиться с Китаем в составе группы израильских туристов, говоривших на иврите и первым городом, в который мы прибыли после 9-часового перелёта из Тель-Авива был Пекин. Впрочем правильнее называть этот город так, как его называют местные жители, то есть Бейджин.
Уже первые впечатления были весьма благоприятны. Аэропорт современный, чистый, удобный. Представитель китайского интуриста ждал у выхода и сразу провёл к автобусу.
Забавная деталь: китайские автобусы неприспособлены для перевозки туристов с багажом. Они приземисты, а багажные камеры очень маленькие. Китайцы выходят из данной ситуации очень просто: вместе с автобусом подаётся маленький грузовичок. Все чемоданы грузятся туда и едут в отель отдельно. Невольно вспоминается Мишка Япончик. Когда он ехал по Одессе на извозчике, другой извозчих вёз за ним на отдельной пролётке тросточку, шляпу и саквояж.
Дороги в основном платные и поддерживаются в очень приличном состоянии. Можно сказать: «Конечно, это ж Пекин»… Впоследствии оказалось что и в провинции дороги достаточно хороши. Ещё большим удивлением было то что дороги забиты знакомыми западными марками машин — Фольксвагены, Ситроены, Бьюики, Судзуки. Немало крутых моделей типа БМВ, Мерседес, Лексус. В осносвном все машины новые, в хорошем состоянии. Собраны как правило на заводах в самом Китае. Дрека типа Москвичей или стареньких Жигулей на дорогах нет вообще.
Справедливости ради надо отметить, что внутри города немало людей передвигается на велосипедах и мопедах. Для них даже отведены отдельные полосы движения. В Пекине подавляющее большинство мопедов скользит по дороге совершенно бесшумно. Пригляделся к этой машине поближе. Оказалось что все они на электрическом ходу. На раме установлен съёмный аккумулятор, который можно унести домой и зарядить. Опрошенный мной китаец рассказал, что заряда хватает в среднем на день езды, примерно на 30—40 км. Крейсерская скорость 20—30 км\ч. Для города вполне подходяще. Главное достоинство — чисто и тихо. К тому же электрический заряд стоит дешевле, чем бензин.
Так, разглядывая дороги, машины и рекламные щиты, добрались мы до отеля.
Все отели по маршруту были 4-звёздочной категории. Весьма удобны для проживания. Комнаты просторные. Всегда есть одноразовые тапки, банные халаты, одноразовые расчёски и зубные щётки. Т.е. всю эту мелочь можно спокойно оставить дома и не таскать с собой. Как правило в комнате есть возможность подключения к интернету. Недорогая и эффективная служба стирки и глажки. Всегда есть чайник с набором для приготовления зелёного чая и бутылки с водой для питья. Питание в отелях тоже всегда было на уровне. Ну вот, после этой преамбулы можно перейти к впечатлениям от собственно Пекина.

1. Пекин

Не буду оригинален если скажу, что город огромен. В основном застройка современная с массой высотных домов и широкими многополосными проспектами, напоминающими московские. Город равнинный. Красивых панорам мало. К тому же большую часть времени над городом висит какая-то дымка (или смог?), так что очертания высоток лишь нечётко проступают в тумане. Современная архитектура в лучших её проявлениях весьма симпатична и оригинальна. Говоря о современной архитектуре, я имею в виду не коробки эпохи социалистического строительства, а здания возведённые за последние 10—15 лет.
Центр города — площадь небесного спокойствия Тяньаньмэнь. Площадь действительно большая. При её строительстве разрушили часть Запретного города, использовав его территорию. Поэтому посреди площади одиноко торчат неразрушенные ворота старого города. Сразу за ними мавзолей председателя Мао, а сбоку всекитайское собрание народных представителей построенное в лучших традициях соцреализма. Не сказать, что всё это сильно гармонирует. То есть архитектурно есть ансамбли и покрасивее. Всё же главный посыл площади — имперское государственное величие, вполне понятен простому туристу.
На площади толпится масса народу. Одни торчат в очереди на созерцание мумии Мао, другие фотографируются, третьи запускают змеев, просто тусуются или пристают к туристам.
Здесь уместно сделать маленькое отступление по поводу попрошаек и приставал. Их в Китае, к сожалению, великое множество. И площадь Тяньаньмэнь не является местом их максимальной концентрации. Там их всё-таки периодически гоняют стражи порядка. Эти люди бесстрашны. Как только страж отвернулся или отошёл, они выползают из всех углов и щелей. Им неведомо чувство гордости, т. е. ваш отказ от их товаров и услуг вовсе не является для них причиной прекратить приставания. Короче в любом людном месте толпится большое количество мужчин, женщин и детей, которые безошибочно определят вас как некитайца и тут же кинутся с воплями: купи открытки, купи марки, купи значки, шапки, статуэтки Будды, зажигалки с Мао (ничего святого нет у подлецов) и т.д. и т.п. Ваш отказ и вежливое отворачивание в сторону их только раззадорят. Они тут же забегают со стороны отворота и предлагают то же самое на 5 юаней дешевле. Очень много пройдох с чемоданчиками, в которых часы. 95% часов носят гордое имя «Ролекс».
Но поскольку у китайцев «р» произносится невнятно, над толпой летит: «Купи Лёлекс, Купи Лёлекс…» Есть и откровенно цыганоподобные китайцы, которые не затрудняют себя тасканием чемоданчиков с Лёлексами, а просто подходят к вам налегке и бормочут что-то типа: деньги давай, деньги хочу, очень кушать хоцца… Опять-таки ваш отказ их немало не смущает и они вполне способны тащиться за вами целый квартал монотонно бормоча: «Ну дай деньги, дай, дай деньги, ну что тебе стоит, дай деньги…» Есть попрошайки-инвалиды, выставляющие напоказ культи и парализованные члены. Есть матери с грудничками, бегущие за вами, причём грудничок уже научен тянуть лапу в поисках вожделенного Юаня. В общем, если честно, то иногда эти типы доставали выше крыши. Один из немногих отрицательных моментов за всю поездку, но момент весьма чувствительный.
Но давайте лучше о приятном. На площади масса цветов, которые создают некие формы, фигуры и надписи. Вероятно количество цветов было выше среднего ибо я толкался на площади в преддверие 1 октября (китайский аналог 7 ноября для тех, кто ещё помнит советские праздники). Присмотревшись я обнаружил, что китайские садовники не утруждают себя втыканием стебельков в грунт, а просто расставляют на клумбах великое множество цветочных горшочков стандартного размера. Видимо по окончании дня революции их можно так же быстро убрать.
Северная часть площади упирается в стену Запретного Города, или же большого императорского дворца. На стене этого подобия Кремля, прямо над воротами висит огромный портрет председателя Мао. Надо заметить, что это было единственное место в Китае, где мне попался на глаза официальный портрет Великого Кормчего. Стены китайских домов в основном свободны от политической коммунистической пропаганды и единственный портрет красного цвета, растиражированный налево и направо — это портрет ухмыляющегося бородатого старичка с вывески фаст-фуда «Кентакки Фри Чикен».

Итак, направляемся внутрь запретного императорского города. Речь идёт об огромном комплексе дворцов, храмов и жилых помещений, который использовали императоры с чадами, домочадцами, министрами, обслугой и охраной. Всего проживало там до 50—70 тыс. человек. А для прочих смертных город таки был запретным. Теперь, правда, народная власть разогнала евнухов с наложницами и открыла Запретный город для всех желающих заплатить деньги за его осмотр.
Запретный город вытянут по оси Север-Юг с главными воротами на юге. Это у китайцев принцип: добрые духи залетают с юга, а мерзкие — с севера. В начале вас ждёт долгая прогулка через дворы и дворцы-павильоны по схеме: двор — дворец — двор — дворец и т.д.
Смотрится достаточно однообразно. Огромные павильоны с громкими названиями типа «Павильон Высшей Гармонии» и огромные дворы для церемоний и ритуалов. Огромные крыши с загнутыми кверху углами, покоящиеся на огромных же столбах. Никаких архитектурных излишеств.
После очередного павильона-двора начинается жилая зона Запретного города. Здесь немного веселее. Есть боковые переулочки и маленькие квартальчики-субъединицы. Кое-где можно даже разглядеть остатки меблировки, хотя говорят, что Чан Кайши отступая из Пекина сильно пограбил Запретный город. В конце этого комплекса есть сад, далеко не самый красивый в Китае. В общем кажется, что в европейских дворцах жили куда как лучше.
Выход из Запретного города с северной стороны. Почти сразу за стеной начинается зона хутунов, традиционных кварталов старого Пекина, вернее того, что от них осталось. Там дежурит целая стая велорикш, которые готовы за умеренную плату покатать вас по этим хутунам (слово монгольское, означающее «колодец»). Хутуны не являются трущобами. Это просто такой образ жизни: на узкие улицы выходят глухие стены с дверями, а жизнь проистекает во внутренних двориках. В эти дворики открываются окна-веранды 3—4 маленьких домов в 1—2 этажа. Часто двор занимают члены одной семьи, но могут быть и просто коммуналки. В семейном дворике обязательно есть клетки с певчими птицами, которых через систему блоков поднимают на деревья, чтобы песня слышалась естественно. Есть в квартале хутунов своё озеро с кафешками на берегу. Есть и маленький полудеревенский рынок. И всё это в центре Пекина. Исчезающий мир, законсервированный скорее всего именно для туристов. Смотрится впрочем уютно и даже как-то сентиментально.
После хутунов едем на окраину Пекина, в Летний дворец циньских императоров. Это тоже не конкретное здание, а целый комплекс в парке у озера. Нечто вроде дачи императорской. Когда-то озеро летнего дворца было соединено с основным дворцом Запретного города системой каналов и императорская семья заезжала латом на дачу по воде. Багажа было по-видимому немало. Выглядит летний дворец намного более уютно и живописно чем зимний. Там присутствуют все компоненты традиционной китайской эстетики. Вода, зелень, скалы, пагоды и холм. Павильоны живописно разбросаны среди этой красоты. Есть даже летняя оперная площадка на которой разыгрывались представления для последней императрицы Цыси. А чайный домик сделан в виде огромной мраморной ладьи, стоящей на воде возле променада. Этот променад создан для прогулок вдоль озера и перекрыт длинной расписной крышей на случай дождя. В озере возле набережной дворца точат огромные лопухи — листья лотоса. Сам лотос в сентябре уже отцвел. Но китайцы не дают пропадать добру. Они выкапывают из воды клубни лотоса и тушат их с овощами. Я как-то попробовал. Ничего так, съедобно.
Остальные впечатления от Пекина и окрестностей лучше изложить бессвязно в виде калейдоскопа:
 — Великая Стена. Действительно великий национальный проект который могли осуществить только китайцы, очень рано создавшие централизованное государство. На самом деле речь идёт о целой системе стен идущих параллельно и перпендикулярно и защищающих Китай с севера. Стена на разных участках сохранилась по-разному. Ближайший к Пекину участок (90 км. от города) называется горный проход Бадалин.
Там сохранились ворота в горном ущелье с предворотными укреплениями. А по обе стороны ворот карабкается по склонам горной гряды широкая и приземистая Стена.
Этот участок последний раз перестраивался при династии Минг (в XVI веке). Народная власть тоже занималась реставрацией стены, осознав её гигантский туристско-денежный потенциал. В общем стена выглядит как новая. К этому можно относиться двояко. С одной стороны реставрированное кажется, конечно менее аутентично, зато с другой стороны ближе к реальной, функционирующей стене. Так она вероятно и выглядела в те времена, когда на ней ещё стояли пограничные гарнизоны. Можно конечно поехать на другие участки и посмотреть Стену в состоянии руины. В любом случае впечатляет само зрелище гигантской змеи, вьющейся по гребню гор на труднодоступных склонах и уходящей в никуда, в перспективу застланную голубой дымкой. Грандиозное воплощение национальной идеи: помимо собственно оборонительного значения (весьма впрочем спорного с военной точки зрения), Стена это некая грань отделяющая Китай от некитая, Цивилизацию от мира варваров. Так она и функционировала вплоть до воцарения династии Цин в середине XVII века. Цины были чужаками, маньчжурами. Сами пришли с Севера, то есть с варварской стороны от Стены. Естественно, что они не придавали Стене большого значения и с 17в. Она была заброшена. Если же отвлечься от вечного и сфокусировать взор на ближнее расстояние, то вы тут же обнаружите на Стене великое множество продавцов сувениров, фотографов, художников и просто гуляющих китайцев. Помедитировать в одиночестве вам вряд ли удастся. Проход к воротам Бадалин тоже густо застроен сувенирными магазинчиками, иногда предлагающими вполне приличные вещи. Так что если сочетать прогулку овеянную историей с небольшим шоппингом, то и пол-дня окажется мало.
 — Пекинская опера. Сразу следует уяснить, что слово «опера» применимо к этому действу весьма условно. На самом деле на сцене разыгрываюся сцены из фольклорных эпосов, малознакомых европейскому туристу. Ну например похождения Царя Обезьян в мире каких-то духов. Впечатляющей музыки и красивого пения вы не услышите. Герои переговариваются громко-писклявыми голосами, напоминающими вой страдающей кошки. Видимо именно такие голоса были лучше всего слышны в балаганах на площадях, откуда собственно и пришло это искусство. То что действительно красиво, так это костюмы героев, украшенные перьями и расшитые всеми цветами радуги. Созерцание костюмов захватило меня минут на 10—15, а потом я заснул. Каюсь. Может быть это и великое искусство, но я его явно не понял.
 — Утка по-пекински. Гвоздь местной кухни, всенепременнейше вбиваемый в каждого организованного туриста. Ресторанов разыгрывающих этот номер в Пекине видимо чуть меньше миллиона, поэтому трудно сказать куда именно вас занесёт, но побывать в Пекине не попробовав утки как-то даже неловко. Действительность как обычно оказывается беднее идеала. После поедания разнообразных закусок, повар торжественно выносит из кухни тельце утки, запечённое до коричнево-чёрного состояния. Предъявив тело толпе, повар начинает быстро-быстро нарезать мясо утки тонкими пластиками, чуть ли не до 100 пластиков с одной уточки! После срезания мяса костные останки птицы уносятся обратно на кухню и используются для приготовления супа, который подаётся в конце трапезы. Китайцы вообще почему-то любят подавать суп на десерт. Впрочем наш обычай открывать трапезу супом кажется им наверное не менее диким.
Да, а что же с мелко нарезанной утиной плотью? Тут есть определённый ритуал. На стол подаются тонюсенькие лепёшки-блинчики. Их полагается мазать густым соевым соусом, заворачивать в них зелёные листики, стрелки лука и собственно утиные ломтики, а затем уже отправлять всё это в рот.
Не сказал бы, что дико вкусно. Но не забывайте, что заметки субъективные. Может кто со мной и не согласится. Ничего не поделаешь, о вкусах не спорят.
 — Ночной пекинский рынок еды. Расположен в центре города, но название улицы напрочь стёрлось из памяти. Представляет собой довольно длинный ряд прилавков за которыми стоят довольно чисто одетые продавцы в форменных фартуках. На прилавках лежит масса продуктов, в основном шампурчики, на которые нанизана живность разной степени съедобности. К безусловно съедобным я бы отнёс креветки, кальмаров, мясо, почки и прочие потрошки. Есть немало лягушачьих лапок и осьминожиьх щупалец. Далее идут условно съедобные дары природы: саранча, скорпионы, змеи, личинки крупных жуков, морские звёзды и ещё какие-то твари не поддающиеся классификации. Некоторые продавцы предлагают лапшу, китайскую разновидность пельменей и фрукты. Толпа (в основном туристы) бродит вдоль прилавков выбирая приглянувшиеся товары. Если какой-то шампурчик показался вам аппетитным, вы просто тыкаете в него пальцем и произносите стандартную фразу доступную пониманию продавца «Хау Матч?» Продавец пишет вам цифру 15—20 (юаней, естественно). Вы зачёркиваете и пишете «10». Для справки 1 доллар США = 8 юаням. В 90% случаев продавец кричит ОК! И тут же суёт ваш шампурчик в котёл с кипящим пережаренным маслом. Через пару минут продукт извлекается, посыпается специями и выдаётся вам. При таком способе приготовления мясо получается резиновой консистенции, масло течёт по рукам и по одежде, а во рту остаётся жгучий вкус непривычных специй. В общем, если вы уже попали на этот рынок мой совет таков: кушайте фрукты и фотографируйте неимоверных тварей на прилавках. Есть их не рекомендуется. Неэстетично и просто невкусно.
 — Шёлковый рынок. Когда-то говорят в том квартале (Chaoyang) действительно были ряды по продаже шёлка, обуви, сумок, украшений и т.п. В последние годы власти упорядочили квартал, построив довольно крупный крытый рынок в 5 торговых этажей. Все уличные ряды были ликвидированы, а в крытом рынке открылось великое множество духанов с самой разнообразной продукцией. Рай для любителя недорогого шоппинга. Причём при желании можно найти вполне качественный товар: одежда, шёлк, кожа, украшения, сувениры, музыка. Даже если при поверхностном знакомстве цены покажутся вам высокими, не стоит отчаиваться. Надо просто торговаться до посинения и от первоначальной цены останется от 1\3 до 10%. В общем запланируйте 3 часа на шоппинг и вы уйдёте с рынка с полным баулом (который там же и купите за копейки). В прилегающем квартале море общепита, так что и голодными не останетесь.
 — Государственные фабрики-магазины. Посещение этих точек, как оказалось является обязаловом для организованных туристов. Впрочем не стоит отчаиваться. Всё не так плохо. Дело в том, что вниманию туристов предлагаются как правило действительно качественные товары с гарантией от подделки. Минус в том, что гос. цены являются фиксированными и торговаться почти не приходится (хотя иногда таки можно выторговать процентов 10 от заявленной цены). Кроме того на каждой такой фабрике обязательно имеется 1—2 китайца сносно говорящих по-английски, объясняющих вам суть производственного процесса, показывающих цеха и отвечающих на вопросы. Если возникло-таки желание что-либо купить с этими же китайцами можно обсудить условия платежа и попробовать немного поторговаться. Все подобные заведения безусловно принимают кредитные карточки, так что если нет в достатке наличности, это не проблема. Главное, чтобы деньги были на счету в банке :) В Пекине и окрестностях мы посетили три таких предприятия. Одно предлагало изделия из нефрита (Джед по-английски). Этот камень в Китае очень любят и делают из него самые разнообразные статуэтки и украшения. Вначале показали типы камней. Оказывается нефрит бывает не только зелёным, но и белым, розоватым и рыжеватым. Потом показали цеха, где идёт обработка камня. Торговый зал оказался огромным. Витрины тянутся на километр. Есть действительно красивые вещи на любой вкус. Беда в том, что цена на все сколь-нибудь красивые статуэтки начинается где-то от 1000$. Украшения типа браслетов, медальонов и серёжек можно купить, конечно дешевле. Но даже если не получается купить ничего, всё-равно приятно побродить по залам этого гигантского магазина, разглядывая продукцию как в музее.
Другое предприятие занималось производством и сбытом медных изделий с перегородчатой эмалью (т.н. клозонне). Такие кувшины, вазы, тарелки и фигурки. Тоже достаточно красиво и достойно если не покупки, то разглядывания.
Ещё одна фабрика разводила пресноводные ракушки с целью получения жемчуга. Опять-таки показали как стимулируют моллюска на производство жемчужин (до 30 в одной раковине), ну а потом снова большой зал, забитый жемчугом всех видов и размеров. Цена не самая низкая и не самая высокая. Зато полная гарантия от подделок из пластика. Жемчуг они получают трёх цветов: белый, розовый и чёрный. Делают так же какой-то крем для ухода за кожей лица из жемчужного порошка.
Кстати, для туристических групп на большинстве подобнях предприятий предусмотрены рестораны, чтобы совмещать остановку на еду между экскурсиями с шоппингом.
 — Храм Неба. Большой императорский храмовый комплекс, отражающий традиционно китайские, добуддийские верования Даосизма и Конфуцианства. Небо — это некая абстракция, которую при известном напряжении фантазии можно трактовать как вселенскую творческую силу или как единую божественную суть. Вообще уходить глубоко в разбор китайских верований не стоит, всё равно запутаетесь. Данный комплекс имел прикладное практическое значение. Император молился там об обильном урожае, а Небо, соответственно решало, давать такой урожай или нет. По длинной оси Юг-Север вытянуты два павильонa и алтарь. Архитектура несколько отличается от традиционной с её загнутыми кверху углами крыш. Крыши в этом храме круглые, незагнутые и покрыты голубой черепицей, символизирующей как нетрудно догадаться само Небо. Отдельно стоит поглядеть на то что творится в огромном храмовом парке. Китайский народ расслабляется там в полный рост. Одни занимаются групповыми упражнениями типа Тай-чи под управлением какого нибудь самодеятельного тренера. Другие, в основном пенсионеры, режутся в карты или в китайские шашки. Третьи поют хором народные песенки, четвёртые танцуют, пятые играют в мячик и т.д. и т.п. Зрелище прикольное, достойное спокойного созерцания часок-другой.
Итак, познакомившись с Пекином (конечно же весьма поверхностно), мы отправились в аэропорт и полетели на юго-восток в город Ханчжоу.

2. Ханчжоу и Сучжоу.

Расцвет этих городов пришёлся на 12—13 вв. В Европе они стали известны благодаря мемуарам Марко Поло, прожившего в тех краях чуть ли не 17 лет. Запомнилась крылалая фраза Марко Поло: «На небе есть рай, а на земле — Ханчжоу и Сучжоу». Насчёт последнего не скажу. Видимо со времён Марко Поло он сильно изменился. А вот Ханчжоу (или Хан-Цзу) на титул райского города пожалуй потянет. То есть город то он конечно и есть город: улицы, площади и дома. Неповторимое очарование Ханчжоу придают окружающие невысокие горы с очень живописным силуэтом и конечно же озеро. Город стоит на озере Сиху (Западное озеро). Восточный берег озера — это городская набережная. А вся западная часть озера представляет собой огромный зелёный парк с многочисленными каналами, островками, прудами и прогулочными лодками. Там и сям торчат пагоды, оживляющие пейзаж. В общем красивое место, навевающее спокойствие и расслабуху. По набережной шатается большое количество праздного народа. По спокойной воде скользят лодки. У набережной качаются листья лотоса. Словом, если посетите это место, оно вас почти наверняка очарует и умиротворит.
Современная же часть города производит впечатление большой стройки. Растут этажи высоток. Ряды хороших магазинов, отелей. Современные трассы пересекают город в разных направлениях. Развивается Китай, ничего не скажешь. И не только в Пекине но и в провинции.
Вечером мои израильские сотоварищи отправились смотреть пердставление. Вернувшись они поведали мне о действе, показавшемся мне поучительным и иллюстрирующим быстрое стирание граней и границ в нашем мире. Только прикиньте: ансамбль, состоявший в основном из украинских артистов, отплясывал в провинциальном китайском городе ирландские народные танцы, а наблюдали за этой пляской израильтяне.
Я же с удовольствием бродил по ночному Ханчжоу. Периодически ко мне подходили китайцы, а так же китаянки и пытались завести разговор. Все они были спокойны и дружелюбны. Беда только в одном: граждане совершенно не знают английский язык. Даже если учили его в школе. Понять произношение китайца с улицы практически невозможно.Да и он не понимает вашего произношения. Иногда китаянки заявляли, что просто так хотят попрактиковаться в языке. Иногда же произносили фразы типа «Чайниз леди, массаз, секс…». Договориться ни о чём невозможно за полным отсутствием средств общения. Слепо же вверить себя воле загадочных восточных дам я не решился ограничившись общими фразами улыбками и дружеским похлопыванием.
Как только я пресытился этой прогулкой, я тут же тормознул такси и вернулся в гостиницу. Такси в Китае поразительно дешевы и предпочтительны любому другому виду транспорта. Обычная поездка внутри города на 3—5 километров обойдётся вам в 10—20 юаней. Единственное условие успешного возвращения в отель — наличие визитки этого отеля с названием и адресом по-китайски. Суёте её с важным видом под нос таксисту и вперёд. Иначе дело плохо. Вы можете произносить название отеля хоть до утра, таксист вашу транскрипцию всё равно не расшифрует.
Утром посетили ферму производящую чай. Китайцы пьют почти исключительно зелёный чай или чай оолунг. Чёрного чая в обиходе нет. Живописные холмы густо обсажены чайным кустом. Молодые зелёные листики собирают вручную и сушат тут же на ферме в таких металлических котлах при постоянном помешивании. Котёл обмазывается маслом полученным из плодов того же чайного куста. Живут эти фермеры совсем не хило. И продают свой чай туристам по твёрдым мировым ценам.
Покинув гостеприимный и красивый Ханчжоу, мы двинулись на автобусе в соседний город Сучжоу. Всё это некрупные китайские городки с населением примерно по миллиончику.
Сучжоу стоит на Великом Китайском Канале. Ещё один крутой национальный проект древних китайцев. Вместо железных дорог они построили в стране сеть каналов, соединяющую основные экономические центры в бассейнах рек Янцзы и Хуанхэ. Этой сети уже более 2 тысяч лет. Не все каналы функционируют сегодня, но вот этот Великий Канал от Пекина до Сучжоу открыт на большей части участков. По нему до сих пор ходят баржи с товарами. Внутри города от канала отходило много разных ответвлений, что дало Марко Поло основания окрестить Сучжоу «Венецией Востока». Сегодня глядя на узенькие каналы обстроеные маленькими домиками или хрущовского типа пятиэтажками, вам потребуется максимальное напряжение фантазии, чтобы уловить сходство с Царицей Адриатики. Ещё город славился садами. В Сучжоу когда-то концентрировалась китайская знать, а проблем с водой не было никаких. Вот и понастроили сады. Сегодня эти сады одиноко разбросаны внутри современного города и смотрятся как драгоценные камни вытащенные из оправы и брошенные на кухонный стол. Впрочем если абстрагироваться от окружающей современности, то можно ощутить остатки былого очарования. Мне запомнолось посещение сада называемого «Сад Мастера Сетей». Почему именно так, непонятно. Имя уходит корнями в средние века. Сад маленький по площади но совершенно прекрасный. Сад разбит не сам по себе. Это единый комплекс с жилой виллой какого-то китайского вельможи не самого высокого звания (потому и маленький). Зато с чувством эстетики у китайца было всё в порядке. В небольшую площадь он вписал все элементы китайского сада (зелень, скалы, ручей, пруд, мостик, рыбки, беседки-павильоны) с идеальной гармонией. Этот сад занесен в список культурного наследия ЮНЕСКО и возможно является самым красивым в Сучжоу. Я более красивого не видел, хотя посетил, конечно далеко не все сады.
Поплавали мы на катере по Великому Каналу. Ничего особенного. Берега обстроены зданиями эпохи развивающегося социализма и сильно напоминают хрущобы любого советского города. Вообще, Сучжоу как город далеко не так красив как скажем Ханчжоу.
Зато потом мы посетили большую фабрику по производству шёлка. Сучжоу исторически один из основных центров шелкоткачества. Отсюда когда-то отправлялись товары в длиннющее путешествие по Великому Шёлковому пути. Нам показали весь цикл от откладывания бабочкой яиц и выкармливания гусениц, до вытягивания нитки из кокона.
Естественно при фабрике есть огромный магазин, предлагающий все возможные товары из шёлка по стабильным гос. ценам. Шелк, конечно ткань на любителя, но кроме одежды и платков китайцы продают удивительно красивые картины вышитые шёлковыми нитками. Делают они так же интересные одеяла,набитые шёлком. То есть распушают коконы, не вытягивая из них нитки и набивают этим шёлковым пухом обычный чехол из хлопка. Получается очень лёгкое и тёплое одеяло. Покинув Сучжоу под вечер мы продолжили на автобусе путь в Шанхай, расположенный неподалеку.

3. Шанхай.

Шанхай это город-гигант даже по китайским меркам. Давно перевалил за 15 миллионов, а сколько там точно обитает китайцев сказать трудно. Не все учитываются официально. Первое впечатление от Шанхая «Вау!» — сплошной восторг. Вечером, уже в темноте автобус на полной скорости влетел в Шанхай по скоростному шоссе. В городе есть несколько скоростных шоссе, пересекающих Шанхай с севера на юг и с запада на восток. Все эти шоссе проложены на столбах в виде мостов, тянущихся на десятки километров. Автобус мчался по дороге без светофоров на уровне 3—4 этажей соседних домов. Там, где несколько шоссе пересекаются под разными углами, построены развязки на 4—5 уровнях. Чтобы заехать на новый мост через реку Хуанпу, дорога на столбах поднимается до уровня 10—12 этажей.
Итак, автобус мчался по скоростной дороге, а вокруг сверкал огнями огромный город. Дома по 30—50 этажей теснились вдоль шоссе и у каждого была своя декоративная подсветка. Огни подсветки и рекламы создают дивное впечатление. По стенам одного небоскрёба ползут какие-то радужные разводы. У другого на крыше распускается большой светящийся цветок лотоса, с крыши третьего уходят в небо лучи мощных прожекторов. Этот лес небоскребов надо видеть. Слова не могут передать те ощущения, которые наполняли меня при виде этой мощи. Но вот лес небоскребов расступился и автобус плавно вырулил по эстакаде на набережную Хуанпу. Этот приток Янцзы внутри Шанхая достаточно полноводен. Шириной примерно с Неву.
Вывалившись из автобуса и продираясь через толпу приставал, тыкающих в лицо своим нехитрым товаром, мы быстро загрузились на прогулочный пароходик и отправились в ночной круиз по реке. Пароходик отправлялся от парадной шанхайской набережной «Бонд», известной всем по фильмам о Шанхае 30-х годов. Первая линия домов на этой набережной создаёт полное ощущение Европы. Дома, которые могли бы украсить Лондон и Париж, были отстроены во время первого Шанхайского экономического бума в начале 20-го века. Строили в основном англичане и французы. Немалые капиталы держали там и богатые евреи, в основном иракского происхождения. Этот бум закончился с Японской оккупацией и последовавшими за ней гражданской войной и маоистской диктатурой.
Новый бум начался после осуществления дэнсяопиновских реформ, разрешивших частный бизнес, совместные предприятия и внешнюю торговлю. За последние 15 лет Шанхай изменился неузнаваемо и похоже обогнал по «крутости» Гонконг. Напротив европейски-колониальной набережной «Бонд» река Хуанпу делает большую излучину. На другом берегу реки, на мысу за время нынешнего бума вырос полностью новый район Пудонг. Главным высотным акцентом Пудонга являются шикарная телебашня «Жемчужина Востока» и 88-этажное здание гостиницы «Хайат» высотой 440 метров. Вокруг густо теснятся домишки пониже, этажей так по 40—60. Всё это сверкает и переливается всеми цветами радуги в ночи. Колониальные дома на «Бонд» тоже подсвечены весьма элегантно. Словом, когда кораблик выплывает на середину Хуанпу и движется среди этих сверкающих берегов, ощущение ещё круче чем при езде по скоростному шоссе на столбах. Совершенно не будучи китайцем, я испытал невольную гордость за этот толковый трудолюбивый народ, сумевший так быстро изжить последствия левацкой диктатуры.
На другой день мы отправились на более близкое знакомство с городом. Небоскрёбы при свете солнышка, конечно никуда не делись, зато под их сенью обнаружились остатки городской застройки прошлого, словно перенесённой сюда из Европы. В принципе бурный расцвет Шанхая начался именно с его захвата европейцами. В середине-конце 19 века европейские державы предпринимали активные действия для проникновения на китайский рынок. Китайское императорское правительство пыталось этому проникновению препятствовать. Такое противоречие вылилось в серию локальных конфликтов, получивших название «опиумных войн». И вот тут-то отставание в технологиях дало себя знать. Китай с завидным постоянством проиграл все опиумные войны, расплачиваясь за поражения бесконтрольными правами на эксплуатацию того или иного порта. Так португальцы заняли Макао, англичане — Гонконг. Немцы обосновались в Цингдао. Русские в Даляни. Французы в партнерстве с англичанами имели права на Кантон и Шанхай. Так старый центр Шанхая стал застраиваться европейцами. А рядом, параллельно, существовал автономный чайна-таун. Отдельный китайский район в китайском городе. Селиться в европейской части китайцы не могли.
Про парадную набережную «Бонд» я уже писал. А чуть в стороне сохранились гораздо более скромные кварталы, напоминающие окраины викторианского Лондона. Эти кварталы застроены в сплошную линию небольшими коттеджами с крошечными палисадниками и отдельными входами. Многое уже снесено или сносится, но кое-что ещё можно увидеть. Надеюсь китайские власти сохранят часть этих старых кварталов хотя бы для туристов. Кстати в одном из таких кварталов во время Второй Мировой войны существовало нечто вроде гетто — место концентрации евреев со всего Китая. Японцы свезли туда евреев из Харбина, Цингдао, Кантона в ответ на просьбу немцев. Лично к евреям у японцев ничего не было, они больше специализировались на истреблении китайцев. А немцам скоро стало не до Дальнего Востока. Так и прожили несколько тысяч евреев в Шанхае до конца войны, а потом разъехались по разным углам света. И еврейское присутствие в Китае таким образом в общем-то закончилось. В бывшем еврейском квартале до сих пор можно видеть синагогу, переделанную китайцами в музей.
Вот ещё некоторые обрывочные впечатления из Шанхая:
 — Шанхайский музей. Расположен на центральной Народной площади рядом с оперным театром. Музей относительно небольшой и содержит тематические коллекции (живопись, скульптура, керамика и фарфор, бронза, мебель, костюмы). В общем его можно обойти достаточно быстро и получить представление об основных формах китайского быта и искусства.
 — Башня Oriental Pearl или же Жемчужина Востока. Как я уже писал, расположена на другом берегу реки Хуанпу, напротив старого центра. Можно проехать на метро, но мы переправились через реку по туристическому тоннелю, прорытому под водой. По туннелю движутся вагончики, перевозящие туристов туда-обратно. Стены туннеля очень красиво подсвечены с использованием лазерных эффектов и космической музыки. Скрашивает скуку подземного путешествия, весьма впрочем короткого. Сама башня высится недалеко от выхода из тоннеля. При башне есть ещё музей города Шанхая, но туда я не ходил. Башня сделана в виде трёх огромных труб, стоящих вертикально. На эти трубы как-бы нанизаны три больших шарообразных помещения, символизирующих очевидно жемчужины. Мы поднялись на скоростном лифте в среднюю «жемчужину», на высоту 270 метров. Там есть круговая обзорная площадка с обалденным видом на город. Подниматься до третьей жемчужины, мне кажется уже нет смысла. Увидишь то же самое, только мельче и за большие деньги.
 — Старый Китайский квартал. Некогда прибежище персонала, обслуживавшего европейский город. То что сохраняют для туристов — это стильные торговые ряды, концентрирующиеся вокруг садов ююань. Сады напоминают все другие, китайские сады, но сами по себе весьма красивы. Как водится прилегают к дому какого-то китайского вельможи. Торговые же ряды очень живописны, но дороги и годятся скорее для созерцательного осмотра нежели для шоппинга. Всё то же самое в нецентровых местах Шанхая, а особенно в других китайских городах, можно купить в 2—3 раза дешевле.
 — Храм нефритового будды. Довольно позднее сооружение, построенное прямо перед началом китайской революции в 1911 году. Соорудили этот буддийский храм с монастырём, как хранилище ценной статуи Будды Шакьямуни, вывезенной каким-то известным монахом из Бирмы. Статуя эта действительно изваяна из цельной глыбы нефрита высотой в пару метров и весом в пару тонн. Нефрит белый с глубоким синеватым отливом. Красиво. Только фотографировать почему-то запрещают. На примере храма видно, что религия в Китае постепенно возрождается после десятилетий коммунистических гонений. Простые китайцы уставшие от коммунистической бездуховности наивно тянутся к «опиуму для народа». При нас один новый китаец пригнал свой не менее новый джип Черроки и заплатив что-то попросил как видно освятить машину, или может быть наслать на неё добрых духов. Машину поставили посреди двора, двери все пооткрывали, а монахи как солдаты выстроились кругом, воскурили какие-то палочки и запели песенки. Не знаю снижает ли такая церемония аварийность езды, но выглядит весьма трогательно в своей наивной бессмысленности.
 — Шанхайские такси. Не то чтобы они были дороже чем в других городах, но расстояния большие, поэтому и платить приходится чуть больше. Но дело не в этом. В Шанхае, в отличие от большинства других мест в Китае, поймать такси не так уж легко. Я столкнулся с этой проблемой, когда возвращался в отель после очень славного ужина в ресторане неподалёку от Нанкинской улицы (одна из центральных торговых улиц, перпендикулярная набережной). Вдруг оказалось, что 10 вечера — своеобразный час пик, когда народ разъезжается из центра в перерферийные районы. В общем я простоял с четверть часа и не увидел ни одной свободной машины. Прошёл по улице до стоянки такси, простоял ещё минут 20 — тот же результат. Я уже стал потихоньку тосковать, когда внезапно из-за угла вынырнула машина и остановилась на стоянке, высаживая пассажиров. Не менее внезапно из под моей правой подмышки вынырнул приличный с виду китаец и преспокойно уселся на переднее сидение. Перспектива простоять так ещё пол-часа очень отрицательно сказалась на всех устоях моего воспитания. Я рефлекторно, не задумываясь взял китайца за плечи. Нежно, но твёрдо. И вынул его из машины, поясняя знаками, что типа ты не видишь? Я же тут первый, пришёл раньше тебя, следовательно машина моя…
К счастью китаец не стал демонстрировать приёмы ушу, а спокойно подчинился и отошёл в сторонку. Я это к тому пишу, что лучше всего было бы наверно заказать такси из ресторана или из фойе отеля.
Время, отведенное на Шанхай пролетело очень быстро и вот мы снова в аэропорте. Летим довольно далеко на северо-запад в Сиань.

4. Сиань.

Когда-то этот город был столицей китайской империи и одним из крупнейших городов средневекового мира. Можно даже сказать, что китайская империя началась как единое целое из района Сианя. Неподалеку от современного города была ставка и столица первого общекитайского императора, знаменитого Цина Шихуанди, который впервые объединил разрозненные китайские царства в великую империю. И сделал он это очень давно, в 230-е годы до нашей эры. В Европе Рим тогда ещё только воевал с Карфагеном за право построить средиземноморскую империю.
Как большинство великих деспотов, Шихуанди любил помпезность и был параноиком. Соответственно этим чертам он и обставил свои похороны. Сам император похоронен в огромном кургане, который, говорят достигал высоты пирамид. За пару тысячелетий курган просел, но до сих пор выглядит внушительно. А вокруг кургана, как оказалось, покойный император расставил (в закопанном виде) целую армию глинянных солдат. Вероятно он ожидал, что это терракотовое войско оживёт на том свете и будет ему верно служить. Основная гробница императора, кстати до сих пор стоит нераскопанная. А окружающих солдат нашли случайно где-то в середине 70-х годов. Некий крестьянин копал яму для колодца и внезапно в яме показалась голова, а потом и тело воина в натуральную величину. Естественно, начались раскопки уже под предводительством профессиональных археологов и выяснилось, что в глубоких траншеях, окружавших когда-то курган на расстоянии километра от него, расставлены тысячи воинов в боевом порядке. Настоящая армия того времени, только терракотовая. Есть пехотинцы, есть лучники, есть офицеры и колесничие с лошадьми. Тела воинов, защищенные панцирями, отливались по-видимому в стандартных формах. Есть несколько типов тел: солдат стоящий в строю, солдат присевший на одно колено (видимо лучник), колесничий, правящий лошадьми, офицер. А вот головы у этих удивительных статуй изготовлялись отдельно и имели индивидуальные, портретные черты. Много статуй поверженно и разбито на кусочки, но очень много сохранилось почти идеально. Только раскраска практически исчезла. Найдены так же две прекрасно сохранившиеся бронзовые колесницы с запряженными лошадями и кучерами. Качество этих вещей, сделанных более 2 тысяч лет назад изумляет.
Китайское правительство извлекло выгоду по максимуму. Раскопы теперь перекрыты гигантскими ангарами. Терракотовые воины оставлены стоять в своих траншеях, а само место (километрах в 30 от Сианя) превратилось в центр туристического паломничества. Несомненно, осмотр терракотового войска есть главная побудительная причина посетить Сиань.
Хотя на самом деле город Сиань достаточно интересен сам по себе. Находясь в верхней части бассейна Хуанхэ, в северо-западном углу плодородной и обитаемой части Китая, Сиань издавна был перевалочным пунктом на пути Восток-Запад. Отсюда начинался Великий Шёлковый Путь и караваны, груженные шёлком отправлялись в путешествие через горы и пустыни в сторону Средней Азии. Естественно, что город был космополитичен. В нём проживали купцы и другие представители стран внешнего мира. Через Сиань в Китай проникли Ислам и Буддизм. Город переживал взлёты и падения и в последний раз был обнесен высокой стеной уже при династии Минг в 16 веке.
Но вот с осмотром старого города нам не повезло. Сиань встретил нас проливным дождём, который шёл не переставая все три дня нашего пребывания в этом городе. Прямо как у Стругацких в «Гадких Лебедях». До терракотового войска мы ещё как-то дошлёпали по лужам. Внутри ангаров-раскопов было сухо и можно было спокойно рассматривать ряды древних воинов. У входа в один из ангаров сидел старый китаец, безучастно взиравший на толпы туристов и напоминавший рыбу из аквариума. Это оказался тот самый крестьянин, который когда-то обнаружил глинянное войско, копая колодец. Теперь у него государственная работа — сидеть в вестибюле музея и подписывать желающим фотоальбомы (естественно за денежки). Не знаю, доволен ли он такой долей. По его безучастному восточному лицу ничего сказать нельзя.
А по старому городу Сианя, до сих пор окружённому высокой и широкой кирпичной стеной, нам пришлось поездить на автобусе. Гулять под дождём как-то не хотелось. Собственно внутри стен уже давно всё перестроено и старые здания стоят окружённые универмагами и ресторанами. Как во всяком приличном китайском городе в Сиане доминируют две массивные башни: Башня Колокола и Башня Барабана. Когда-то это были функциональные единицы. По звуку колокола ворота города закрывали на ночь, а по звуку барабана открывали утром.
Единственное место, которое удалось посетить пешком (изрядно замочив ноги), это большая сианьская мечеть. Надо заметить, что мусульмане в Китае неотличимы от прочих китайцев. Разве что наденут белую шапочку. Соответственно и мечеть неотличима от буддийского храма по архитектуре. Разве что нет статуй из буддийского пантеона, да по стенам есть немного арабской вязи.
Дорога к мечети пролегает через рынок, весьма оживлённый несмотря на потоки дождя. Продают как обычно всякие сувениры, включая прежнюю революционную символику и нынешнюю продукцию, эксплуатирующую образ Мао: игральные карты, бюсты, брелки и зажигалки. Всё-таки китайцы тоже перестроились, несмотря на сохранившуюся компартию. Советская компартия, я думаю, никогда не согласилась бы, чтобы на улице продавались карты, описывающие жизненный путь Ленина. Ну например: маленький Володя, изучающий букварь — джокер, а Надя Крупская — дама треф…
Поскольку много под проливным дождём не погуляешь, мы коротали время в крытых помещениях. Например в массажных салонах. Вообще в Китае массажных салонов будет побольше, чем в Москве булочных. Любят китайцы расслабляться на массажных процедурах. Речь идёт именно о массаже, а не о сексе. Впрочем, если есть желание, получить скажем так, сексуальные услуги, это вполне осуществимо в некоторых массажных заведениях. Основные же виды массажа как такового это массаж стоп и массаж тела. Почему китайцы выделяют отдельно именно стопы я судить не берусь, но обставленно всё достаточно солидно. Ноги моют и парят в специальной ванночке с разными мылами и маслами, а потом тщательнейшим образом массируют и растирают, не забывая ни об одной косточке или связке. Я, как человек боящийся щекотки поначалу страдал невыразимо, но где-то в середине процедуры расслабился и… да получил удовольствие. Массажистки трудятся на совесть и занимает процедура не менее часа. Цена такого часа в разных местах колеблется от 30 до 100 юаней. Массаж тела вообще ввёл меня в состояние близкое к нирване и тоже продолжался час.
Другое неизбывное развлечение, это конечно еда. Поскольку Сиань была единственным местом на маршруте, где было прохладно, именно там мы пробовали ужин по типу «Хот Пот». На жаре такой стиль не катит. Здесь можно остановиться чуть подробнее на основных разновидностях туристического питания. Про пекинскую утку я уже писал. Но подавляющая часть групповых трапез проходила немного иначе — по типу круглого стола. Происходит это так: в ресторане установлены круглые столы с большим крутящимся диском посередине. Немного напоминает стол для знатоков «Что Где Когда?». Пирующие садятся кругом. А на крутящуюся часть стола вместо писем телезрителей выносят блюда со свежей горячей едой. Несколько сортов мелко порезанного мяся и птицы, 1—2 рыбины, овощи, фрукты, рис, лапша, суп — всё вместе. Едоки в отличие от знатоков подкручивают к себе то или иное понравившееся блюда и вместо пищи духовной накладывают в маленькие индивидуальные тарелочки пищу телесную, плотскую. Так за одну трапезу можно перепробовать понемножку дюжину блюд и не обожраться. Запивается всё это зелёным чаем и вполне пристойным китайским пивом. Лучший рекомендуемый сорт «Цингдао» производится в пивоварнях, основанных в начале ХХ века немцами. Кушая незнакомые блюда надо помнить, что часть из них имеет остроту выше среднедопустимой для европейца. А так в основном всё очень вкусно. Суперэкзотику вроде червей и насекомых не подают. Свинину, учитывая израильское происхождение группы на общий стол тоже не ставили.
 В некоторых ресторанах еду предлагали в виде буфета или шведского стола. Один раз мы ели обед в монгольском стиле. Это когда в буфете разложено много-много сырых ингредиентов: ломтики мяса разных сортов, овощи, приправы и соусы. Каждый набирает в миску полюбившееся сочетание продуктов в любой комбинации и несёт всё это к раскалённому металлическому столу, вокруг которого трудятся «монголы», вооружённые деревянными лопаточками. Содержимое миски вываливается на стол-плиту и быстро перемешивается лопаточками. Через пару минут получаете миску обратно, наполненную дымящейся смесью прямо с плиты. Съев одну миску можно пойти и наполнить ещё одну и так пока не надоест.
Ну и наконец то с чего начал — горячий горшочек или «Хот Пот». Бывает общий или индивидуальный. На стол ставится горящая спиртовка или газовая горелка, на которой кипит маленькая кострюлька. В случае общего стола посередине кипит приличного размера котелок. По столу раскладываются тонко нарезанные пластики сырого мяса разных сортов, рисовая лапша, овощи, зелень, грибы. Всё это берётся палочками и суётся в кострюльку или котёл. Тонко нарезанное мясо варится моментально, за 1 минуту. Тонкая лапша — минуты за 2—3. Там же варятся все остальные ингредиенты. По мере готовности пластики мяса и гарнир вытаскиваются из кострюльки, кладутся в миску, сдабриваются соусами и съедаются. В кострюльку, соответственно надо подкладывать новые компоненты и так пока не насытишься. В итоге в кострюльке остаётся весьма наваристый и вкусный мясной суп, который тоже можно съесть с удовольствием. Такая наваристая еда с пылу с жару лучше всего идёт, как я уже писал, в прохладную погоду.
О китайской еде можно говорить и писать очень долго. Китайцы общепризнанные гурманы Востока. Вроде французов в Европе.
Но вернёмся к путешествию. На третий день пребывания под непрерывным проливным дождём, мы вновь загрузились в самолёт и вылетели в город Ченгду, столицу провинции Сычуань.

5. Ченгду и Сычуань

Ченгду — город не столь известный в широких кругах жителей России или, скажем Израиля.Тем не менее городок не такой уж и маленький, миллиончиков на шесть с половиной жителей. В нём присутствуют все атрибуты быстроразвивающихся китайских городов: высотные дома и шикарные магазины в центре. Макдональдсы на каждом углу. Скоростные магистрали на столбах. Интересно, что в попавшемся мне путеводителе, выпущенном всего-то лет 15 назад, Ченгду упоминался как безликий индустриальный центр патриархального района Китая с огромным памятником Мао Цзедуну на центральной площади. Статуя вождя с рукой застывшей в жесте голосующего на дороге действительно сохранилась на площади. Кстати это был единственный памятник Мао, виденный мной за всё время. Сама же площадь, закрытая строительным забором подвергается сейчас генеральной реконструкции и приехавшие через год наверняка её не узнают.
Знакомство с Ченгду началось с центра по сохранению и разведению панды, который расположен в зелёном парке на окраине города. Почему панду разводят именно в Ченгду? Да потому что провинция Сычуань, столицей которой является Ченгду, это последнее место естественного обитания панды. В западной части провинции сохранились бамбуковые леса в горах на высоте более 2000 метров. Там и обитают на свободе последние несколько сотен чёрно-белых мишек. Остальные, тоже впрочем немногочисленные панды, топчут зону в разных зоопарках и центрах вроде этого. При устройстве центра предприимчивые китайцы продумали планировку так, чтобы создать максимальные удобства одновременно для панд и для туристов. На самом деле получилось неплохо. Около 30 взрослых зверей размещены в нескольких больших вольерах, а по кругу идёт туристическая дорожка с максимально хорошим обзором. Ленивые животные большую часть времени валяются в теньке, напоминая издали тряпочки или коврики. Иногда, впрочем то один, то другой медведь встаёт и берёт в руку зелёный побег бамбука (эти побеги изобильно валяются в вольерах). Рука у них действительно способна производить хватательные движения. Так вот, схватит панда зелёную палочку и быстро-быстро перемалывает её зубами. Все же остальные движения у панды — медленные. На еду уходит очень много времени, поскольку пища весьма малокалорийная, а тело у животного весьма упитанное.
Одна из сотрудниц центра с явно некитайской внешностью неожиданно обратилась к нам на иврите. Оказалось, что она из тель-авивского университета, выпольняет при центре в Ченгду что-то вроде аспирантуры. Посетовала на то, что бамбуковые медведи в зоопарке начисто утрачивают либидо и размножаться не хотят. Но люди всё же хитрее простоватых животных. На отказ мишек размножаться сотрудники отвечают разными видами искусственного оплодотворения. Так что молодняк на свет пусть и нехотя, но всё же появляется. Одну новорожденную панду нам показали. Поражает несоответствие размеров тела взрослого животного-медведя и новорожденного напоминающего розового крольчонка.
Есть в этом центре ещё один зверь, называющийся «малая красная панда». На большую белую панду он совсем не похож. Действительно имеет красно-коричневый окрас. Мордой и размером напоминает енота, а большой полосатый хвост как-будто взят напрокат от лемура. Довольно бойко лазит по деревьям. Ручные панды охотно садятся к человеку на колени в надежде получить яблочко. Вернее сказать, китайцы охотно садят красную панду вам на колени и дают ей яблочко в награду. А вы в ответ даёте китайцам в награду за общение со зверьком 50 юаней.
 В общем если вы уже добрались до Ченгду, то не посетить центр панды было бы обидно.
Был в Ченгду ещё один любопытный эпизод. Проезжая по центру города я увидел неожиданно среди новых высоких домов желтое здание с колоннами в стиле псевдоклассицизма. Здание вполне могло бы сойти за дворец культуры какого-нибудь советского завода 50-х годов типа «Серп и Молот». Но удивительным было другое: на фасаде здания большими золотыми буквами было написано «Русский Театр Волга» и ещё помельче: «Ночной Клуб Катюша». На фронтоне красовалось так же изображение собора Василия Блаженного. В гостинице я взял велорикшу и снедаемый любопытством вернулся к этому зданию. На стоянке стояло несколько машин — БМВ, Мерседесы и Ягуары. Ого, подумал я, театр пользуется популярностью у новых китайцев. У дверей стоял человек в белом. Что-то среднее между лакеем и швейцаром. На мой вопрос, что это за театр и где здесь водятся русские он беспомощно залопотал на своём языке и провёл меня в холл. Туда сбежалась ещё дюжина китайцев, но ни один не говорил ни по-русски ни по-английски. Отчаявшись найти общий язык, они потащили меня вглубь строения по мраморным лестницам, устланным коврами. Внезапно я оказался в большом зале, напоминавшем римские термы с огромным несимметричным бассейном посередине, с ваннами-джакузи по бокам и какими-то боковыми кабинетами. В бассейне нежились немногочисленные китайцы и их дамы. Будучи совершенно не готов к такому повороту событий я раскланялся и ушёл. А происхождение русского антуража так и осталось для меня загадкой.

Страницы: 1 2 Следующая

| 02.12.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий