Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Швейцария >> Цюрих >> Швейцарские каникулы, или в гостях все же хорошо >> Страница 2


Забронируй отель в Цюрихе по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Швейцарские каникулы, или в гостях все же хорошо

ШвейцарияЦюрих

Поэтому мы съели наши сарделечки на скамейке рядом с каким-то маленьким замком, который очень походил на базилику, то есть церковь, только без больших витражных окон и без креста. Сосиски продаются уже готовыми и запечатанными в герметичную упаковку — варить и жарить их не надо. Мы хотели их покоптить над костром и отложили это мероприятие на следующий день. В термосе у нас был чай, в пакете — хлеб. Получился скромный полдник. С одной сторон перед нами простиралось озеро, по которому плавали корабли и парусные лодки. С другой стороны мы видели деревеньку с однотипными двухэтажными деревянными домами, где на каждом балкончике цвела герань. В четырехстах метрах от берега, где мы сидели, круто поднимался к небу склон, покрытый лесом. Где-то наверху в прогалине виднелся домик пастуха.

Когда мы вернулись домой, Г. устроил самый настоящий пир — приготовил фондю. Это национальная швейцарская еда, для которой нужна специальная глиняная миска с ручкой, горелка со специальным спиртом без запаха, специальный сыр и специальное вино. Поскольку все это можно найти только в Швейцарии, фондю, сделанное в другом мести и из других ингредиентов, неправильное. Швейцарцы признают только сырное фондю, но есть еще разновидности такие как мясное или даже шоколадное, когда в расплавленный шоколад опускаются кусочки фруктов.

Глиняную миску натирают чесноком, чтобы сыр не прилипал, кладут сыр только специального сорта и расплавляют его. К еде надо приступать сразу же и кушать быстро. Каждому выдается длинная вилка, на которую насаживается кусочек хлеба. Этим кусочком надо водить по дну миски, чтобы сыр не подгорел, и пропитывать его сыром. Тот, кто потерял свой кусочек в миске, ставит бутылку. Я задолжала одну :). К фондю обязательно подаются маринованные продукты, хоть огурцы, хоть что угодно. Мы ели маринованный лук. Все это нужно для лучшей усвояемости сыра. К столу подается особое белое вино. Когда весь сыр съеден, начинается борьба за корочку, неизбежно образующуюся на дне миски.

После фондю мы были что тот полосатый кот («Таити, Таити, ик! Нас и здесь неплохо кормят!»). однако когда стемнело мы пошли в какое-то модное кафе на крыше дорогой гостиницы, где был камин и кожаные кресла. Мы заказали себе коктейли и, тихонечко попивая их, наслаждались прохладой и видом ночного города. Завтра мой последний день в этой стране, где мне так понравилось, где так хорошо. Как не хочется уезжать!

День 9

Утром после вчерашней насыщенной гастрономической программы мы еле встали и долго раскачивались. Я отправилась в художественный музей Люцерна, знаменитый собранием картин Пикассо. За высокое искусство пришлось заплатить 15 франков. Ну, я вам скажу, я не поклонник Пикассо! Совсем! Раннее творчество еще ничего, но кубизм и сюрреализм позднего периода оставляют меня равнодушными. Или лучше сказать, просто пугают. Так что я скоренько пробежалась по залам с Пикассо и задержалась в паре залов, где затесался Ренуар, Сезанн и даже Модильяни. В исполнении Модильяни там был рисунок обнаженной натурщицы, выполненный в поразительно скульптурной манере. Мне очень понравился.

Получив пищу духовную, мы поехали вкушать пищу телесную. Г. повез нас на гору Бюргеншток примерно в получасе езды от центра Люцерна, где можно было устроить пикничок. Оставив машину на стоянке, мы стали подниматься по пологой тропинке, специально предназначенной для неутомительной ходьбы. Мы дошли до смотровой площадки, устроенной как балкончик над пропастью.Меня всё пытались поставить прямо к перилам, чтобы сфотографировать, но эта идея мне не улыбалась. С этой площадки мы увидели лифт на самую вершину. Лифт был совершенно «новый» — всего столетней давности, о чем с гордостью сообщал плакат перед ним. Лифт представлял собой ажурную железную конструкцию, внутри которой двигалась стеклянная кабина. Высота этой конструкции 115 метров. И за все это безобразие надо было заплатить 9 франков. Одна туристка, только увидев этот лифт издали, сразу заявила, что туда она не пойдет. Я криво усмехнулась и приготовилась к испытанию. Заплатив за вход, мы смело направились к дверям лифта. Людей было мало, и я обрадовалась, что можно будет смотреть на просторы из глубины кабины. Однако когда мы вошли и я встала на почтительном расстоянии от стекла кабины, откуда ни возьмись набежал народ и придавил меня прямо к перилам («замуровали, демоны!»). Я конечно понимаю, что никакой опасности для жизни не было, но нервы, сами понимаете! Тем не менее я оказалась не самым трусливым пассажиром. Здесь же оказалась та туристка, которая наотрез отказалась подниматься. Ее товарищи долго уламывали и наконец уговорили. Она уткнулась лицом в плечо какому-то гражданину в штатском и громко охала. Я бы охала чуть потише, если бы Р. не пыталась перевести мой взгляд от несчастной женщины на гладь озера, стремительно удалявшуюся от нас. Для меня это было сомнительное наслаждение, поэтому я не последовала ее совету. Зато когда мы наконец вышли из лифта («вот, что творит крест животворящий!»), я по достоинству оценила панораму.

С одной стороны вид открывался на Пилатус, на Люцерн, лежащий у подножия, на озеро, имеющее замысловатую форму, похожее на лежащий на боку кактус со множеством «деток», на горы и холмы; с другой — на долину, где поляны перемежались с рощицами и где паслись коровки. Мы стали спускаться по отлогому холму в долину в поисках подходящего места для нашего пикника. Г. все говорил о костре, но я никак не могла понять, как он собирается его разводить, не имея ни топора, ни жидкости для разжигания. Кострище мы нашли быстро, палок вокруг валялось много, но после дождя они были конечно же мокрые. Вся затея мне казалась бессмысленной. Не так наши люди выезжают на шашлыки. Г. оправдывался, что если бы вчера попали в музей под открытым небом, там бы мы не столкнулись с проблемами, поскольку сухие дрова там лежат под навесом. Я в очередной раз подумала, что эта страна серьезно загнивает. Мы принялись складывать влажные палки шалашиком. Нам не хватало мелких веточек и щепочек. Бумага, которую мы положили, прогорала быстро, не успевая ничего высушить. Рядом на холме был какой-то сарай неизвестного назначения, в котором Г. нашел железную скобу, с помощью которой ему удалось расщепить пару палок. Мы извели порядочное количество бумаги, пока наконец одна доска нехотя начала гореть. Мы с Р. ее холили и лелеяли, как женщины каменного века. В итоге минут через 40 после начала наш костерок разошелся и обещал нам приятный пикничок.

Для пикничка были припасены сарделечки. Они надрезаются с двух сторон крестообразно и натыкаются на палку в средней части. Над огнем эти пальчики заворачиваются и становятся похожи на лепестки лилии. Толстая сарделька выглядит очень аппетитно. Такой способ готовки очень популярен среди тех, кто занимается пешими прогулками по горам. К прокопченным сосискам прилагался мягкий хлеб со злаками и кофе. А на десерт — марципановые уточки. Это крошечное печение в виде уточки продается в булочных поштучно и стоит недешево. Но ничего вкуснее я не ела. Еще в магазинах у них продается шоколад с марципановой начинкой — вот уж шоколад так шоколад! Вкуснотища!!

Метрах в 50 за оградой паслись коровы. Одна из них подошла прямо к забору и сосредоточенно поедала траву, тряся головой, отчего ее, мягко скажем, колокольчик размером в пол ее головы отчаянно бренчал. Звук этих колокольчиков настолько громкий, что с вершины Пилатуса я слышала их глухое бряцание, причем коровы находились почти у подножия горы. Перед уходом мы сфотографировали корову, которая на протяжение нашего пикника обеспечивала нам музыкальное сопровождение. Нас заинтересовал вопрос коровьих прав: наверное это безумно раздражает ходить изо дня в день с колокольчиком на шее не в силах избавиться от него? Но мы решили, что возможно для коровы это повод для гордости — чем больше колокольчик, тем более высокое положение занимает корова в стаде.

Вниз мы спускались пешком, не прибегнув к помощи лифта. Прогулка помогла нам лучше усвоить наш обед, а также дала возможность насладиться лесом и горами, которые манили остаться. Неужели завтра я буду за тысячи километров отсюда в городе, где 70-метровый холм зовется горой?! Вы не подумайте — я очень люблю свой город. Но что может сравниться с чистым воздухом, с влажным запахом летнего леса, с еловыми иголками под ногами? На следующий день я глядела через иллюминатор самолета на поля и деревеньки, пока земля не скрылась от меня за облаками, и прощалась со страной, где меня так радушно принимали. Я увозила с собой самые радостные впечатления в своем сердце и запах костра в своей джинсовой куртке.

Комментарий автора:Хотя мы выехали с опозданием, приехали мы как раз вовремя, чтобы застать прибытие невесты с отцом к церкви. Приехали они на открытой машине красного цвета с никелированными деталями. День был жаркий и платье невесты соответствовало погоде. Оно было из струящейся мягкой ткани наподобие туники с небольшим шлейфом. В Европе подавляющее большинство платьев со шлейфом, так как в церкви пара стоит на возвышении и шлейф красиво лежит на ступенях. В руках был не букет, а всего один цветок коал, и это смотрелось очень стильно. Подобный цветок был прикреплен к костюму жениха. Невеста входила в церковь под звуки саксофона. Это было более чем странно.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 28.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий