Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Беларусь >> Минск >> Минск – город героев


Забронируй отель в Минске по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Минск – город героев

БеларусьМинск

1. ЖИЗНЬ В СТИЛЕ «ЭКСПРЕСС»
6 – 10 ноября 2002 года.

В город Минск я планировала съездить давно, потому как в последний и единственный раз была там в нежном возрасте, и с тех самых пор перед моими светлыми очами вставали лишь воспоминания о его широких проспектах и некой загадочной стеле, устремленной шпилем в небо. Надо было обновить впечатления! Кроме того, назревали ноябрьские праздники, снега еще не выпали, и погоды для поездки стояли вполне сносные. Я решилась.
Окончательно согласившись и примирившись в родимой конторе в канун одноименного праздника со всеми, с кем было можно, я отправилась на Белорусский вокзал. Из Москвы мой поезд уезжал в восемь вечера, в Минск прибывал в 6.13 утра по местному времени (в 7.13 по московскому). Из примечательных моментов в нем оказалось лишь белье за 26 рублей — старосоветское с серыми штампами МПС размером с полподушки. Давно я такого не видела!

На следующее утро в Минск мы прибыли точно по расписанию. Несмотря на то, что народ здесь (как, собственно, и по всей Белоруссии) общался исключительно на русском языке, все надписи о приходе-уходе поездов и объявления по вокзальному радио велись на белорусском, то бишь на смеси русского с украинским. Весьма забавно получалось! На вокзале я долго и упорно искала обменный пункт. Долго и упорно – потому что вокзал в Минске, по слухам, совсем недавно отремонтировали и расширили (выглядел он действительно весьма объемно и живописно), но обменник в нем оставили только один. Точнее, два, расположенные друг от друга на расстоянии десяти метров. Их-то я и искала. Нашла, поменяла тысячу рублей на 57 тысяч зайцев (извиняюсь, белорусских рублей, зайцы на них теперь не нарисованы), купила карту города и отправилась выискивать себе гостиницу.
Взор мой сразу пал на высотное здание рядом с железнодорожным вокзалом – гостиницу «Экспресс». Во-первых, идти до нее с тяжелой сумкой было не так далеко. А во-вторых, вокзал в Минске, а значит, и сама гостинца, находились не на смертельном расстоянии от центра, а это меня полностью устраивало.

В принципе, за особыми отельными удобствами я не гналась – санузел, например, по моим представлениям, вполне мог бы располагаться и на этаже. Но в «Экспрессе» он был в номере, а еще в номере были холодильник, телевизор и… две посторонние спящие тетки, одна из которых громко храпела. Сия картина, надо сказать, сразу повергла меня в такое уныние, что отныне я дала себе зарок брать только одноместные номера, сколько бы они не стоили. Этот же вариант мне обошелся в 16700 зайцев, то есть в 294 российских рубля. При этом его реальная цена, как потом выяснилось, была в четыре раза ниже. А с меня взяли такую сумму, потому что посчитали иностранкой. Что интересно, для белорусов за точно такие же деньги предлагался, ни много ни мало, одноместный номер «люкс». Вот такие дела!

2. МИНСК ОТДЫХАЕТ

Естественно, оставаться в гостинице у меня не было никакого желания, и я решила осмотреть окрестности. Еще будучи в Москве, я запланировала себе культурную программу и даже предварительно созвонилась с несколькими минскими экскурсионными фирмами. Сначала в некоторых из них меня очень даже пожелали обслужить, пообещав присоединить к каким-то организованным группам, отправляющимся осматривать всякие околоминские достопримечательности. Но ближе к моему отъезду выяснилось, что почти все экскурсии в этих фирмах отменяются за неимением желающего народа. И в результате осталась только одна контора, планирующая 9 ноября экскурсию в замки Мира и Несвижа. Правда, ее проведение пока тоже висело в воздухе, и организаторы попросили меня перезвонить им накануне. Так что, гуляя по Минску, я еще исследовала его на предмет наличия таксофонов и способов ими пользоваться.

Таксофоны в городе были, звонить по ним предлагалось по карточке, а самая минимальная продавалась на 20 минут и стоила 880 зайцев. Каких-либо альтернатив для одного-единственного звонка не предусматривалось. В общем, загадочный город Минск! Но, как выяснилось, загадки только начинались. Прежде всего, гуляя, я решила направиться в центр города, вроде бы логично решив, что осматривать достопримечательности нужно начинать с него. Но даже изначально найти на карте то место, где я находилась, чтобы потом пойти в нужном направлении, я не смогла. И дело было совсем не в карте и не в моем пространственном кретинизме, а в том, что ни на одной улице в районе железнодорожного вокзала не было табличек с их названиями. И это еще не все. Ни чего не поняв на местности, я спустилась в метро, по моим расчетам, на станции «Площадь Независимости» и вдруг… оказалась на «Площади Ленина». «Ну, ладно, — решила я тогда, – может, чего перепутала», — направилась к висевшей на стене схеме минского метрополитена и, чуть было, совсем не грохнулась в обморок, когда поняла, что станции «Площадь Ленина» там нет. Но я-то находилась на «Площади Ленина»! В общем, почти не прикидываясь дурочкой-маразматичкой, я обратилась к народу с вопросом: «Простите, а где я нахожусь?!» Народ поглядел на меня ошарашено, но, в общем-то, доступно объяснил, что станцию «Площадь Ленина» уже давно переименовали в «Площадь Независимости», поэтому на схеме метро ее нет. А почему не поменяли название на самой станции, никого, собственно, не волновало. Ну, не поменяли, и все! Может, денег не хватило, может, желания, а, может, политические мировоззрения в стране изменились с вновь пришедшими к власти коммунистами!!! В общем, песня! Осмотр метрополитена я решила отложить.

Зато ни в коей мере я не планировала откладывать завтрак. Время было около десяти часов утра, и я надумала подыскать себе подходящее кафе. Ха-ха!!! Все пункты питания в центре Минска начинали работать только с 11—12, и мне, проголодавшейся на полтора часа раньше, опять не предлагалось никаких альтернатив. Нет, одну альтернативу я себе все-таки нашла. На улице Карла Маркса стояло кафе «Грюнвальд», открывающееся (ура!!!) в 10 утра. Без пяти минут десять я зашла внутрь и направилась к столикам. «Куда вы идете?» — вдруг окликнули меня. «Хочу у вас позавтракать. Можно?» — спросила  я. «Мы закрыты! Неужели не видите? Позже приходите!» — был ответ. Я аж обалдела! Постояла на улице под дверью, вошла через пять минут — ровно в 10.00. Впустили, накормили. Блинами с бананами и ананасами, за 4 000 зайцев… Мда…

А после завтрака я попыталась начать свое культурное просвещение, а именно – посетить Белорусский музей истории и культуры, тем более, что находился он как раз напротив этого странного кафе. Но, несмотря на то, что по расписанию он уже давно должен был работать, музей был закрыт. Не придумав ничего лучше, я позвонила в звоночек над дверью. Через пять минут из-за двери высунулась некая тетечка, поинтересовалась, что мне надо, сказала, что в праздник музей не работает и, не дав мне опомниться, тут же перед самым моим носом снова захлопнула дверь! Просто-таки город героев!

Впрочем, 7 ноября отдыхал не только музей истории и культуры, отдыхал весь Минск! Как я поняла чуть позже, в городе не работал ни один музей, практически ни один магазин (не считая продовольственных и минского ГУМа, куда я забрела под вечер и приобрела шкатулочку с отделкой из соломы – местный сувенир), а в театре оперы и балета народ себе, вообще, каникулы устроил! Попала я туда случайно, решив, что раз делать все равно нечего, то можно и в театр сходить. Тем более что Белорусский балет, как известно, на весь мир славится! Ну, очень наивной девушкой я оказалась: последний спектакль здесь был дан 5 ноября, а следующий планировался только десятого.
Оставалось гулять по улицам.

3. ГОРОД КОНТРАСТОВ

И я пошла.
Вообще, Минск – красивый город, с чистыми улицами, с широкими проспектами, с большим количеством зелени, с небольшим – транспорта и с на удивление прилежными пешеходами, соблюдающими всевозможные правила дорожного движения и переходящие улицы только в положенных местах и на положенный цвет светофора.
Очень мне понравилась площадь Победы – небольшой уютный скверик, в котором в любое время года, дня и ночи можно встретить трех «посетителей»: курящего мужчину, восседающую на лавочке элегантную даму и девочку-подростка с зонтиком. Не подумайте плохого, этот сквер в Минске — вовсе не место сборища полоумных. Эти трое — сделанные из чугуна в человеческий рост скульптуры. И хотя идея не новая, ее воплощение смотрится весьма оригинально!

А потом я опять пошла на площадь Независимости, только теперь не на станцию метро, а на самую настоящую площадь. Кроме зданий разных высоко чиновничьих структур здесь стоял красивейший католический собор святых Сымона и Алены. Построен он был совсем недавно, хотя производил впечатление старинного – краснокирпичный, в готическом стиле, со шпилями и изумительными витражами… А напротив этого собора минские коммунисты устроили митинг в честь 85-летия октябрьской революции – ведь 7 ноября же! И вывесили соответствующую растяжку шириной во всю улицу. Рядом с собором, надо сказать, она смотрелась весьма забавно! Кстати, насчет вывесок. В первое время я к ним, вообще, с трудом привыкала. Большинство из них, в том числе и магазинные, были написаны на белорусском языке, который, в принципе, немногим отличался от русского, но отличался. И у меня то и дело возникало ощущение, как у героя одного из рассказов Брэдбери, что что-то в мире не так, все правильно и в то же время изменилось – «ПрАдукты», например… Но самым писком оказалась все-таки «Мэбля»! Вне конкуренции!

4. ГЛАВНОЕ – ПАМЯТЬ…

В центре Минска все рядом. Вроде бы только что я стояла у костела святых Сымона и Алены и, вот, буквально через полчаса уже в Троицком предместье. Разумеется, к Троицкому предместью я шла пешком – сначала по прямым параллельно-перпендикулярным минским улицам, потом по мосту через Свислочь. Свислочь – вообще, река странная: вроде бы крупная, но на самом деле, крупное, а точнее, широкое, в ней только русло, а воды почти совсем нет – курица и та в брод перейдет.

Честно говоря, размеры Троицкого предместья предположить я не могла никак. Единственная, выжившая после войны, старинная часть города представляла собой крохотный, выложенный булыжником, «пятачок» с красивыми разноцветными домиками, кое-где заселенными местной богемой, а в основном арендованными владельцами ресторанчиков, магазинов и офисов, и чем-то напоминала центр Варшавы в миниатюре. А ведь жили здесь еще аж с 14 века! Я погуляла по предместью, пару раз дернулась в закрытые в честь революционного юбилея двери сувенирных лавочек, плюнула на местных «бизнесменов», непонимающих, что в выходные, за счет приезжих и праздно шатающихся, на сувенирах навару получается гораздо больше, чем в будни, и гордо пошла гулять дальше. Недалеко от Троицкого предместья на искусственном острове на реке Свислочь был мемориал, посвященный погибшим в Афганистане. Назывался мемориал Остров Мужества и скорби. К храму-памятнику через Свислочь вел маленький пешеходный мостик. Внутри храма среди икон в нишах было высечено 771 имя погибших воинов-афганцев. Горели свечи, на ветру трепетали ленты…

По Острову Мужества и скорби я ходила вместе с детской экскурсией из Слуцка, которую там встретила. Экскурсовод показала нам поминальный стол, за которым в праздники всегда собираются на поминки друзья и родственники воинов-афганцев, мы прошли к скульптуре мальчика-ангела, символизирующего терзания ангелов небесных за муки воинов, погибших в Афгане от физических и душевных ран…

А потом мы снова попали в Троицкое предместье. На сей раз экскурсовод провела нас по самым узким его улочкам, где до стен соседних домов можно было дотянуться руками. Ну, настоящая старая Прага!..

5. ПУТЬ В ПАРК ЧЕЛЮСКИНЦЕВ, ИЛИ 22 МИНУТЫ ПОД ЗЕМЛЕЙ

Вечерело. Делать было категорически нечего, моя гостиница вызывала у меня явную аллергию, и я решила съездить в парк Челюскинцев и погулять там, пока не стемнеет. Ехать я собралась на метро, а именно со станции «Немига», расположенной у Троицкого предместья. С этой станцией у минчан связаны печальные воспоминания. 30 мая 1999 года во время народных гуляний неожиданно полил дождь. В узком переходе метро произошла давка… Погибло 53 человека… Сейчас у этого перехода в память о погибших установлен мемориал – гранитные ступени и гирлянда роз на них. А рядом в нише стоит икона, к которой люди приносят живые цветы и поминальные яблоки…

Итак, я снова спустилась в метро. В кассе мне за 180 зайцев продали жетончик – пластмассовый, малиновый, круглый, с невнятной картинкой. Как вариант, для льготников предлагались еще бумажные билетики за 90 зайцев. Их у турникетов отбирали бабушки-«красные шапочки». Кстати, если говорить про минский общественный транспорт, то проезд в городских автобусах и троллейбусах стоил также 180 зайцев и 210 зайцев, если талончик покупать в салоне у водителя. Штраф – 5000.

Линий в минском метро две. Станции и поезда совершенно ничем не отличались от московских. Ну, разве, что вместо эскалаторов почти на всех станциях были ступеньки. А на тех, где все-таки стояли небольшие эскалаторы, они были оборудованы светофорами, трансформировавшимися в шлагбаумы, если эскалатор отключали. Да еще на станциях были установлены видеоэкраны, по которым беспрерывно показывали… нет, не рекламу,.. а мультики (может, в честь праздника?)! Правда, без звука! Ну, да ладно, все же лучше, чем стоять и ждать поезд молча и в тоске!

До парка Челюскинцев я ехала совсем недолго — минут 20, а, может, 22. Вообще, линии метро в Минске короткие, не в пример московским.

А, вот, сам парк не произвел на меня абсолютно никакого впечатления. Несмотря на праздничный день, в нем были закрыты все кафе, не считая киосков с хотдогами и сахарной ватой, а из аттракционов работала только парочка самых простых и при этом ржавых. Хотя аллеи в парке все же были очень даже хорошие – широкие и светлые.

6. ДРАНИКИ

Ужинать я ходила в кафе «Криница», что значит, «Колодец». Кстати, в этой «Кринице» я потом обедала и ужинала постоянно – заведение оказалось далеко не дурным. Сделано оно было по принципу «Му-му», правда, всю еду, кроме горячих блюд, то есть супы, закуски и напитки, надо было брать самостоятельно в рядах, как в супермаркете. А горячие блюда у стойки накладывали и подавали официанты. Антураж кафе – неплохой, блюда – вкусные, а главное, все они очень удачно укладывались в мою смету. Например, домашняя колбаска с картофелем фри, драники и сок мне обошлись всего в 7000 зайцев. А белорусские драники – это просто стон! Как оказалось, блюдо это явно не диетическое! По науке, драники жарятся на сале, посыпаются шкварками, а еще обычно фаршируются мясом. И вместо оладий получаются настоящие картофельные котлетки!..

Почти к ночи я вернулась в гостиницу. А перед этим зашла на железнодорожный вокзал. Как мне показалось, меня осенила гениальная мысль – я решила поискать там бабуль, сдающих комнаты, и перебраться к одной из них. Явление в виде таких бабуль присуще любому большому городу. Вечером они с соответствующими табличками появляются на всех вокзалах Москвы и Питера, они есть в Симферополе и в Киеве, и я решила, что Минск тоже не должен стать исключением. Проблема усугублялась еще и тем, что завтра мне нужно было в срочном порядке не позже семи часов утра выселяться из гостиницы. Дело в том, что гостиница «Экспресс» оказалась весьма оригинальной. Принадлежала она местной железной дороге, и в ней в основном останавливались железнодорожники-транзитники. Естественно, останавливались они редко когда больше, чем на одни сутки. В результате за первые сутки здесь расплачивались, как за сутки, вне зависимости от времени заселения. А, вот, дальше устанавливался расчетный час в 12.00. Мне же сие грозило следующим. Заселилась я в семь утра, значит, могла спокойно жить до семи утра завтрашнего дня. А потом за пять часов (с семи до 12 утра) должна была заплатить, как еще за целые сутки, и спокойно жить дальше. Или до семи утра выехать, заселиться после 12-ти и не платить за пять часов, как за целые сутки. В общем, система загадочная! И я решила не искушать судьбу и завтра утром съехать вообще.

Но Минск был исключением! На вокзале не было ни одной бабули с табличкой о сдаче комнаты. Конечно, можно было бы предположить, что всех бабуль разогнала милиция! Ничего подобного, милиции на вокзале тоже не было! Что скажешь? Деньги с неба падают — народ их не ловит!
Я вернулась в гостиницу с прочной мыслью уехать отсюда завтра до семи утра. Точнее, пойти по второму пути: уехать и вернуться в гостиницу после 12-ти. Радости, конечно, мало, но уж больно не хотелось терять время на поиски новой. Кроме того, оказалось, что мне очень выгодно заселиться в «Экспресс» завтра вечером, потому как тогда я могла бы спокойно и безболезненно жить в нем аж до самого отправления моего поезда.
На рецепции меня обрадовали – обе тетки из моего номера съехали, правда, тут же добавили, что ночью ко мне вполне могут подселить еще кого-нибудь.

…Но ночи мне дожидаться не пришлось: уже поздно вечером вернулась одна из прежних теток – как раз та, что храпела. Наверно, действовала по моей же системе. Мало того, эта мадам чуть ли не до утра решила смотреть телевизор, несмотря на мои просьбы его выключить, чередующиеся со ссылками на то, что мне завтра рано вставать и, несмотря на то, что я уже легла. На нее ничего не действовало! Сначала я даже подумала, что телевизор она по работе смотрит – мало ли, телемониторинг, может, какой? Но, как потом выяснилось, работа здесь была ни причем – смотрела эта дама концерт Петросяна и какой-то дурацкий боевик! Просто такие шикарные люди в стране советской есть!

7. ВМЕСТО ХАТЫНИ – В ГОРОД ШЛЯХТИЧЕЙ

На следующее утро в Минске выпал снег. Точнее, он шел всю ночь, а к утру на улицах появились большие пушистые сугробы. Снег не таял, его не посыпали, подобно московскому, солью, и он лежал, белый и чистый.
Я выселилась из гостиницы, за восемь рублей (вот, это я понимаю) сдала сумку в камеру хранения на железнодорожном вокзале и отправилась в другой конец города на автовокзал. Я собиралась поехать в Хатынь.
Еще вчера, гуляя по Троицкому предместью вместе с детьми из Слуцка, я спросила у их экскурсовода, как мне добраться до Хатыни. Она мне очень популярно все объяснила, но при этом удивилась – и что это меня туда так тянет? Как выяснилось, мемориальный комплекс, построенный на месте деревни, в которой во время войны фашисты согнали в сарай и заживо сожгли всех жителей, теперь в запустении. Несколько лет назад здесь еще работали экскурсоводы, следили за чистотой дворники, а сейчас из-за мизерной зарплаты все разбежались. Правда, экскурсии в Хатынь пока проводились, но настолько редко, что это удивляло даже самих экскурсоводов. Тем не менее, я хотела туда съездить.

До Московского автовокзала я добралась без происшествий. Автовокзал был шикарный – огромный, многоэтажный, внешне напоминающий одновременно летающую тарелку и станцию времени из милого сердцу каждого советского ребенка кинофильма «Гостья из будущего». Правда, при таких грандиозных размерах автовокзал был почти пуст, и у меня сложилось впечатление, что раньше, видимо, здесь планировали активно развивать автобусное сообщение, а потом планы вдруг почему-то резко изменились… На автовокзале меня ждало два удара. Удар первый: автобусов на Витебск, а значит и на Хатынь, в день было только два. Удар второй: как мне пояснила кассирша, продававшая билеты, все они шли только до поворота на Хатынь, от которого до самого мемориала было еще семь километров, и их за неимением там абсолютно никакого транспорта, в том числе, по словам кассирши, и частного, предстояло преодолевать пешком. По небольшому морозцу да выпавшему снежку в легких полусапожках на каблуках это в мои планы никак не входило. И я решила планы срочно менять. Еще в Москве я узнала про старый белорусский городок Заславль, находившийся в 37 километрах от Минска. Туда-то я и поехала.
Мой автобус отправился через сорок минут точно по расписанию. Это был настоящий шедевр, изготовленный в городе Львове еще в доисторическую эпоху (где только такой откопали?), и у меня прямо-таки разыгралась ностальгия о минувших днях моего светлого детства, когда, кроме таких вот монстров да венгерских «Икарусов», никаких вариантов для автопутешествий больше не предлагалось. Ехали мы на нем часа полтора, заезжая во все окрестные деревеньки. Пару раз автобус глох, еще раза три в его недрах что-то настойчиво звякало, грозя отвалиться и пугая тем самым всех наших немногих пассажиров, в основном местных пенсионеров. А мы проезжали мимо заснеженных полей, из-под сугробов на которых выглядывали края неубранных снопов, мимо еще кое-где колосившихся зерновых, мимо стада коз, выщипывающих что-то из-под нежданно выпавшего снега… В общем, все, почти как у нас…

Город Заславль появился на свет в 10 веке. В то время жила здесь некая Рогнеда с сыном Изяславом – жена киевского князя Владимира Святославовича, изгнавшего ее сюда после неудачной попытки отравить законного супруга в пользу милого ее сердцу нового кавалера. Женщина она была в округе известная, поэтому и решила оставить о себе память и назвать город в честь своего сыночка Изяславлем. Название прижилось, а с годами трансформировалось в Заславль. Сейчас Заславль представлял собой маленький городок, чистенький и местами уютный, обычный, ничем не отличающийся от других по устройству быта райцентр. Но раньше, в 12—14 веках, он процветал. С тех пор в нем остались лишь высоченные валы от города-крепости и церковь-бойница. Сейчас церковь стала действующей, а тогда в ней народ еще и от злобных врагов оборонялся. В ее бойницы вставлялись пушки, а на верхотуру забирался самый глазастый житель города и, как с обзорного маяка, осматривал окрестности на предмет вражеских войск. Впрочем, нападать на Заславль в то время было очень чревато. Вокруг него все было запружено водой – недаром рядом Свислочь протекает (раньше она, наверное, пополноводней была), и город находился на самом, что ни наесть, острове, на который вел подъемный мост.
Когда я ходила по старому городу и осматривала церковь-бойницу, из нее вдруг выкатилась целая группа детей-первоклассников какой-то минской школы. Малыши приехали сюда на экскурсию. Сначала я хотела оставить их в покое и уже пошла, было, как и собиралась, осматривать Заславльский историко-культурный музей-заповедник. Но дети шли туда же. В общем, к музею мы подошли одновременно, и у меня снова, как и в Троицком предместье, получилось какое-никакое экскурсионное обслуживание, а заодно окончательно сложилось мнение, что в Минск и окрестности на экскурсии ездят только дети.

Честно говоря, почему Заславльский музей – еще и заповедник, я не поняла. По-моему, ничего заповедного в нем не было. Но музей сам по себе оказался очень даже занимательным. На стенах в нем висели гобелены, вытканные еще якобы во времена Рогнеды и Изяслава. Якобы – это потому, что на самом деле выткали их уже в наше время и развесили исключительно ради антуража. Но все равно красиво! А основных залов в музее было два – рыцарский и музыкальный.

Вообще, Заславль с рыцарством связан напрямую. Три года назад здесь даже костюмированный рыцарский турнир проводился. Наряжался народ в доспехи, ходил строем, дрался на мечах и радовался жизни. А все потому, что раньше Заславль принадлежал Великому княжеству Литовскому, и воевать местному люду тогда приходилось часто. Правда, как таковых рыцарей здесь отродясь не было, хотя сейчас мне все очень и напоминало Шотландию или древнюю Англию, но зато были шляхтичи, что не сильно меняет сути дела. Так вот, в рыцарском зале музея были собраны оружие и доспехи этих самых шляхтичей. Но самое интересное то, что их доспехи здесь разрешали примерять всем желающим посетителям музея. И конечно, наши дети перемерили все, что им только под руку попалось, а я стояла и удивлялась, насколько средневековые шляхтичи были мелкие! Минским первоклассникам их доспехи практически впору пришлись!

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 17.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий